Ночь… Ночь нежна.


Ночь… Ночь нежна.
На город тихо опускался вечер. Вечер спал, окутывая своим цветным сном весь город. Он знал все. Он знал всех. Он проникал в каждый дом, в каждую жизнь – и всегда оставлял в каждой судьбе что-нибудь необыкновенное. Всегда незабываемое…
Вечер тихо летел по улицам города. Сегодня он был необычным. Не таким как всегда. Более тихим, более чудесным. И каждый ждал от него сегодня чего-нибудь такого же необычного, каким и был этот вечер. Вечер знал это, поэтому летел сегодня гораздо медленнее, чем всегда. Он – творит судьбы; он – создает судьбы; но никогда не было, чтобы он рушил судьбы. Никогда.
Вечер взвился в воздух, высоко в небо. Опустился вниз, расправив крылья и остановившись на уровне балконов одного из домов. Бесшумно подлетел к одному из балконов и замер у окон. Его взгляду предстала такая картина.
Большая комната. Посередине – празднично украшенный стол. За столом – большая веселая компания.
- Давай, Олег, за тебя, - подняв бокал, сказал один из сидевших за столом мужчине во главе стола. – Еще раз с днем рождения.
- Спасибо, Ваня, спасибо, - сердечно поблагодарил его именинник, отпив шампанского.
Снова за столом начались разговоры. Тут собралось много незнакомых друг другу людей, которые не видели друг друга ни разу в жизни. Но все они были так или иначе лучшими друзьями и родными Олега. Все были веселы, за столом не было места грусти. Только одна женщина деланно улыбалась, пряча за улыбкой глубокое душевное переживание. Она украдкой и изредка бросала взгляды, полные надежды и боли, на Олега.
Вечер все понял. Грустно улыбнувшись, он без малейших усилий прошел сквозь оконное стекло и оказался в комнате. Медленно подошел к женщине и глубоко вобрал в себя полную грудь воздуха, полного ее чувств. Затем он подошел к Олегу и тихо выдохнул в него ее чувства. Вечер ушел так же стремительно, как и пришел. Оказавшись снаружи, он снова прильнул к стеклу. Он увидел искры, которые проскакивали между Олегом и той женщиной, когда они смотрели друг на друга. Вскоре между ними вспыхнул легкий огонек. Женщина наконец улыбнулась. По-настоящему. Олег почувствовал то, чего раньше никогда не чувствовал, потому не мог это объяснить. Огонек раздувался все ярче и ярче.
Вечер, улыбнувшись, полетел дальше. Здесь его помощь больше не нужна.
Он остановился у окна, этажом выше. Здесь тоже стоял стол, только не праздничный, а траурный. За столом сидела одинокая старушка, которая смотрела на фотографию молодого и, кажется, веселого парня. Только эта фотография была украшена черной лентой. Сегодня было пять лет со дня смерти ее сына. Потому она оделась сегодня в черное, потому и стол был траурным. Потому не было гостей.
Вечер, бросив полный боли взгляд на нее, полетел дальше. Здесь он ничем не мог помочь, он не в силах вернуть умершего. Или… Остановившись, вечер на мгновение замер, затем решительно полетел в обратную сторону. Бесшумно войдя в комнату старушки, он подошел к столу и приложил свою теплую бестелесную ладонь к морщинистому лбу безутешной матери, потерявшей сына. Через миг старушка перестала плакать. Она неожиданно вспомнила те мгновения своей жизни, которые из-за своего горя успела забыть. Она вспомнила, как ее сын сказал первое слово; вспомнила, как он первый раз пошел в школу; как принес первую двойку; как первый раз влюбился и собирался жениться на девочке в 3 классе; вспомнила, как он подарил ей огромный букет цветов на 8 марта со словами «мама, ты у меня самая любимая!». Все эти воспоминания одновременно всплыли в ее памяти, и теперь уже слезы умиротворенной радости полились из ее глаз. Да, ее сын прожил хорошую, полную и правильную жизнь. Он – в лучшем из миров. Старушка успокоилась и поднялась со стула, чтобы открыть окно и вытереть слезы.
Через уже открытое окно вечер и вышел наружу, довольный результатом.
Вечер летел по улицам города. У него оставалось совсем немного времени, скоро он исчезнет. Исчезнет навсегда. И это навсегда будет длится очень долго, целые сутки. Вечер был молод, очень молод. И грустный. У его грусти не было причин, просто его грусть лечила людей. И творила их судьбы.
Вечер остановился у большого небоскреба. Посмотрел вверх, стремительно сорвался с места, поднявшись на крышу этого небоскреба.
На самом краю, засунув руки в карманы, стоял человек. Молодой парень. И его мысли были совершенно ясны: он собирался прыгать.
Вечер, бросив на него грустный взгляд, подлетел ближе и замер на уровне его лица. У него оставалось всего несколько мгновений, поэтому приходилось действовать очень быстро.
Парень расстался с любимой девушкой. Поэтому жизнь казалась ему теперь незначительной, ничего не стоящей. Такое бывает. Как это ни грустно, очень часто.
Вечер посмотрел ему в глаза и нашел то, что искал. Он увидел девушку. Но это была не та девушка, которая бросила этого парня. Это была та, которую он даже не замечает. Их судьбы очень похожи, готовы слиться в одну, только он – не знает, не чувствует этого. Он уже давно ничего не замечает, хотя не может понять, что его чувство – ложно. Вечер, снова грустно улыбнувшись, приложил свою теплую ладонь ко лбу парня. И показал ему ту, которая его любит.
Все. Его время кончилось. Он только успел увидеть, как парень поспешил прочь с крыши, всеми своими мыслями предаваясь девушке, которая его любит и которую он, кажется, уже любит, и все. Он упал вниз, подобно бескрылой птице, затормозив у самой земли и стремительно проносясь по улицам. Ему уже не было места в городе, на который тихо опускалась ночь. Нежная и молчаливая. Вечер, грустно улыбнувшись в последний раз, улетел прочь из города. Ночь долго смотрела ему вслед. Странно… Вечер столько сотворил судеб, столько жизней сделал лучше, но не может сотворить свою собственную судьбу…
Ночь тихо плыла по улицам. Ее мысли были нежными, обволакивающими. Ее чувства – скрытыми, мучительными, молчаливыми. Но ночь оставалась ночью – тихой и нежной. Ночь… Ночь нежна.

Приложенные файлы

  • docx 22704665
    Размер файла: 16 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий