Искусство куклы в России и Германии конца XIX

Искусство куклы в России и Германии конца XIX - начала XX вв.: художественные и культурно-исторические смыслы
Автореферат
200 руб.
Начало формы

Конец формы
Диссертация
500 руб.
Начало формы

Конец формы
Артикул: 247123
Год: 
2006
Автор: 
Змеева, Екатерина Олеговна
Тема диссертации: 
Искусство куклы в России и Германии конца XIX - начала XX вв.: художественные и культурно-исторические смыслы
Ученая cтепень: 
кандидат искусствоведения
Место защиты диссертации: 
Ярославль
Код cпециальности ВАК: 
24.00.01
Специальность: 
Теория и история культуры
Количество cтраниц: 
168
Обратите внимание, представленные ниже научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов доставляемых из РГБ подобных ошибок нет.
Оглавление: 
Введение Глава I. Кукла как синтетический вид искусства 1.1. Феномен куклы в культуре. Функции куклы 1.2. Художественная специфика куклы-игрушки 1.3. Социально-художественные типы куклы 1.4. Формирование телесного образа куклы 1.5. Материал как фактор художественной характеристики куклы 1.6. Роль костюма в создании образа куклы Глава II. Кукла в Германии и России (конец XIX-начало XX вв.): общее и особенное 2.1. Кукла в межкультурном российско-германском диалоге 2.2. Фольклорная кукла 2.3. Кустарная кукла 2.4. Промышленная кукла 2.5. «Художественная» кукла
Введение: 
Предлагаемое исследование посвящено изучению феномена куклы в системе художественной культуры, особых факторов, влияющих на создание художественного образа куклы, и выявлению этих свойств на примере ярких локально-географических и временных воплощений этого феномена.
Актуальность исследования обусловлена прежде всего тем особым местом, которое кукла как универсальный культурный медиатор занимает в жизни человека. Дихотомия «кукла человек» связана с важнейшими основаниями культуры, ее константами. В оппозиции живое / мертвое, одухотворенное / бездушное куклу нельзя причислить ни к той, ни к другой стороне.
В современном гуманитарном знании не существует однозначной, четкой дефиниции понятия «кукла», также как не существует и определенности в отношении причисления куклы к сфере художественного творчества, ее вписанности в систему искусств.
До недавнего времени феномен куклы находился на периферии проблематики, разрабатывавшейся в рамках отечественной искусствоведческой традиции. В западной науке кукла также довольно редко попадает в поле зрения искусствоведов, являясь объектом изучения в антропологии, этнологии.
Наблюдаемая в постсоветской России актуализация феномена куклы в пространстве искусства, имея глубинную взаимосвязь с культурным контекстом, инспирирует осмысление куклы не только как социокультурного, но и как художественного явления. Открытие и активное функционирование кукольных музеев и галерей (например, «Музея уникальных кукол» в Москве, музея «Кукольный дом» в Москве, Санкт-Петербургского музея игрушки, Санкт-Петербургского музея кукол, Музея кукол в Петрозаводске, галереи «Вахтановъ» в Москве, галереи Карины Шаншиевой в Москве и многих других), популяризация феномена художественной», авторской куклы, возникновение рынка антикварной куклы, появление различного рода производств (небольших фирм, фабрик, мастерских), основным продуктом деятельности которых является кукла, выход в свет десятков книг и сотен статей, посвященных кукле, внедрение куклы в педагогический процесс, откровенная вестернизация и компьютеризация «игрушечного населения» нашей страны, интерес к фольклорной и «национальной» кукле, носящий художественный, педагогический и коммерческий характер, наводненность пространства массовой культуры кукольными персонажами, - все эти процессы, обозначаясь и переплетаясь в повседневности различными, порой эффектными, а порой и абсурдными способами, являются проявлениями одного комплексного феномена актуализации куклы. Современная ситуация может быть рассмотрена как своеобразная параллель той «повальной кукольной эпидемии» (И.П. Уварова), которая охватила европейскую культуру сто лет назад: на рубеже XIX-XX веков феномен куклы также оказался в центре общественного интереса.
В контексте сегодняшней «кукольной моды» особенно важным представляется исследование куклы как феномена искусства, выявление ее художественных качеств. Существенна необходимость изучения художественного языка куклы, изобразительно-выразительных средств, сложившихся в этом виде искусства, факторов и критериев эстетической оценки куклы. О художественной специфике куклы сказано не так много, наиболее изученной и признанной искусствоведами остается на сегодняшний день кукла театральная. Другие же типы куклы (кукла-игрушка, обрядовая, декоративная кукла) не часто попадают в поле зрения теоретиков и историков искусства.
Кукла как культурный феномен, обеспечивающий преемственность между поколениями, концентрирует в себе социально-культурный опыт народа, национальные особенности. Она может выступать как средство межкультурного диалога, и в процессе рассмотрения куклы в этом качестве высвечиваются и общие художественные особенности, и национально-культурные компоненты ее образа. Изучение эмпирических контактов немецкой и русской культур в сфере производства куклы и обмена теми или иными типами кукол актуально в свете активно развивающегося сегодня диалога культур России и Германии.
Целью работы является изучение куклы как синтетического вида искусства, как художественного феномена, ярко проявившегося в культурах двух стран, России и Германии, в период конца XIX - начала XX вв. Поставленная цель предполагала решение следующих задач:
обобщение и уточнение специфических свойств художественной природы куклы-игрушки;
построение типологии куклы в соответствии с критерием нормативной эстетики, характерной для социокультурной среды, порождающей куклу;
изучение механизма (способов производства) создания телесного образа куклы;
выявление роли материала в формировании образа куклы на примере нескольких конкретных, наиболее распространенных в изучаемый период материалов (дерево, глина, ткань, папье-маше, фарфор);
исследование функций, выполняемых костюмом в процессе создания художественного образа куклы;
сравнение немецких и русских кукол на четырех выделенных типологических уровнях с выделением общих тенденций их художественной эволюции и национально-культурной составляющей.
Объект данного исследования - искусство куклы.
Предмет изучения - русские и немецкие куклы конца XIX - начала XX вв.
Хронологические и географические параметры предмета изучения определяются следующим образом. Историческая ситуация конца XIX-начала XX вв. интересна как время сосуществования и активного игрового функционирования в рамках европейского культурного пространства различных социально-художественных типов куклы: народной, кустарной, промышленной и «художественной». Именно этим объясняется удивительное разнообразие кукольных образов, типажей, материалов, применявшихся для изготовления кукол и т.д. Кроме того, в этот период контакты между Германией и Россией в «кукольной области» становятся наиболее интенсивными и приобретают двусторонний характер. Именно в конце XIX века эти отношения становятся диалогом, который продолжается вплоть до Первой мировой войны.
Существование уникальных самобытных центров, традиций производства игрушки и куклы как в России, так и в Германии, исторически сложившиеся разносторонние (торгово-экономические, культурные) контакты между этими странами в данной области дают материал для анализа куклы как средства диалога русской и немецкой культур. Германию можно назвать родиной массового кукольного производства, появившегося в немецкой земле Тюрингии, множества технических изобретений и усовершенствований этого процесса, а также «местом прописки» успешных дизайнеров-кукольников.
Материал исследования. Материальными источниками, изученными в диссертации, послужили куклы, хранящиеся или экспонирующиеся в следующих собраниях: в Германии - Немецкого музея игрушки (г. Зоннеберг), Музея игрушки в г. Нюрнберге, Германского национального музея (г. Нюрнберг), Музея Саксонского народного искусства (г. Дрезден), Баварского национального музея (г. Мюнхен), Музея города Мюнхена, Кобургского музея кукол, Музея немецкой игрушечной промышленности с коллекцией кукол в национальных костюмах (г. Нойштад-бай-Кобург), Музея искусства стекла (г. Лауша); в России - Художественнопедагогического музея игрушки РАО (г. Сергиев Посад), Государственного исторического музея (г. Москва), Государственного Русского музея (г. Санкт-Петербург), Ярославского историко-архитектурного музея-заповедника, Музея уникальных кукол (г. Москва), музея «Детский народный календарь» (г. Хотьково Моск. обл.).
В диссертации использованы также фактологические источники, к которым относятся специальные исследования российских и зарубежных, прежде всего немецких, авторов, отдельные искусствоведческие, педагогические, этнографические труды, посвященные игрушке и кукле, фрагменты произведений художественной литературы, описывающие кукол.
Методология исследования, обусловленная его проблематикой, основывается на использовании традиционных методов искусствоведения, на анализе художественных произведений в рамках герменевтической парадигмы, принципах компаративистского анализа, морфологии искусства. Историко-типологический метод востребован при типологической классификации материала и типологическом сравнении кукол на разных уровнях и в разных аспектах. Основным методом при изучении конкретных немецких и русских кукол является искусствоведческий анализ, при этом учитывается общекультурный контекст и художественная специфика.
Степень научной разработанности проблемы.
Полифункциональность, многозначность и символическая наполненность куклы делают ее объектом изучения для целого спектра отраслей гуманитарного знания: искусствоведения, культурологии, философии, социологии, педагогики, психологии, этнографии, фольклористики и т.д.
Важными для теоретического обоснования отдельных положений диссертации являются работы Ю.М. Лотмана, «предсказавшего» вхождение куклы в центр современной художественной проблематики; М.С. Кагана, впервые в истории отечественной эстетики включившего игрушку в общую структуру видов искусства; П.А. Флоренского, Б.А. Успенского.
Осмыслению культурного контекста изучаемого феномена способствовало освоение историко-культурных исследований, посвященных ^ культуре и искусству России и (или) Германии XIX-XX вв. (К. Аймермахер,
Е.А. Борисова, Г.К. Вагнер, Г.Д. Гачев, Е.А. Ермолин, Т.С. Злотникова, Е.И. Кириченко, И.В. Кондаков, Д.С. Лихачев, Ю.М. Лотман, Д.В. Сарабьянов, Г.Ю. Стернин).
Среди трудов искусствоведов, размышлявших о художественной природе куклы, особенно важными представляются работы М. Бахмана, Г.Л. Дайн, Б. Крафт, Е.И. Ковычевой, А. Найдена, И.П. Уваровой, А.К. Чекалова.
Книги и статьи исследователей, занимавшихся изучением истории и игрушки, и куклы в первой трети XX в., то есть времени, максимально » приближенного к интересующему нас периоду, таких, как Н.Д. Бартрам, Л.Г.
Оршанский, Е.М. Белякова, К. Гребер, М. фон Бен, представляют интерес не только как «свидетельства очевидцев», как источники эмпирического материала, но и как источники теоретических суждений об искусстве куклы. Особой ценностью обладают наблюдения русских исследователей этого периода, посвященные немецкой игрушке и кукле (Н.Д. Бартрам, Л.Г. Оршанский), и немцев, пишущих о русской игрушке (В. Беньямин).
Существует научная литература, посвященная различным аспектам ^ генезиса и бытования народной игрушки, изучению отдельных локальных промыслов; часто подобные работы пересекаются с этнографическим изучением куклы. Разработкой этих проблем занимались Л. Байер, М. Бахман, И .Я. Богуславская, Н.Ф. Вяткина, А.У. Греков, Г.Л. Дайн, И.А. Колобкова, Э. Леман, И.А. Морозов, А. Найден, В.Я. Соловьев, Т.Г. Перевезенцева, А.К. Чекалов, Р. Штеблейн. Для понимания места фольклорной куклы в общей системе народного творчества имеют значение работы А.В. Бакушинского, B.C. Воронова, Б. Девеке, М.А. Некрасовой.
Полезным представляется обращение к трудам исследователей художественной природы искусства примитива, в частности - русского лубка
А.В. Лебедева, Т.А. Мозжухиной, Г.С. Островского, Н.А. Перевезенцевой, В.Н. Прокофьева, Б.М. Соколова.
Хотя театральная кукла и выведена за рамки нашего исследования, но в процессе рефлексии над куклой-игрушкой имеют значение соображения о театральной кукле, высказанные как теоретиками и историками кукольного театра, так и художниками-практиками, от Н.Я. Симонович-Ефимовой и И.С. Ефимова до наших современников.
Происходящая в настоящее время вспышка интереса к явлению куклы сопровождается появлением большого количества книг и статей, посвященных кукле. Однако публикации на русском языке являются в основном компиляциями западных изданий. В Европе же, в частности в Германии, подобная литература, обычно посвященная технологическим аспектам создания куклы (Г. Анка, Б. Бофингер, У. Гаудер, К. Грефниц, Д. Колеман, J1. Рихтер, Ю. и М. Цислик, А. и М. Эрнст), пользуется большой популярностью у коллекционеров. На фоне подобного мейнстрима особый интерес представляют практически не известные в России исследования на немецком языке, проблематизирующие явление куклы в самых разных аспектах (В. Брюкнер, И. Вебер-Келлерман, К. Зукора, Г. Ленерт, С. Регенер, В. Штолле).
Гипотеза исследования состоит в следующих положениях:
Искусство куклы содержит в себе специфические художественные и культурно-исторические смыслы.
Художественный образ куклы синтезирует ряд специфических эстетических и технологических факторов: скульптура головы, оформление лица, особенности конструкции, материал, из которого выполнена кукла, и кукольный костюм.
Немецкая и русская куклы конца XIX- начала XX вв. имеют общие тенденции художественного и технологического развития, но при этом обладают особенностями, обусловленными национальнокультурной спецификой.
Научная новизна исследования определяется тем, что в диссертации выделена и исследована на конкретных примерах роль значимых для формирования кукольного образа факторов: конструкции, материала, костюма. В работе впервые предпринято развернутое типологическое сравнение русской и немецкой куклы, до сих пор сопоставление двух этих феноменов имело сугубо фрагментарный характер. В научный оборот введен неизвестный эмпирический материал.
Теоретическая значимость исследования обусловлена тем, что в нем дано развернутое определение художественного феномена куклы, обобщена дефиниция куклы как синтетического вида искусства. Выявлены и определены ее разновидности. Произведено многоаспектное сравнение куклы в художественной культуре России и Германии в конце XIX - начале XX вв.
Практическая значимость заключается в возможности использования материалов и результатов исследования в учебном процессе в вузах на специальностях культуры и искусства, при подготовке студентов-дизайнеров, в работе галеристов и музейных специалистов. Результаты исследования могут быть полезными для художников, создающих кукол, а также востребованы в сфере образования и воспитания детей и подростков.
Личный вклад диссертанта состоит в выявлении и раскрытии специфических художественных и культурно-исторических смыслов искусства куклы, факторов актуализации художественного образа куклы, в исследовании художественного диалога России и Германии в конце XIX -начале XX вв. в сфере создания куклы.
Положения, выносимые на защиту:
Концептуально оформленная дефиниция куклы-игрушки как особого вида искусства с дополнительной функциональной и нагрузкой, обладающего рельефно выраженной эстетической спецификой, сосредоточенной в синтезе средств изобразительного, декоративно-прикладного и театрального искусств.
Обоснование факта оформления в конце XIX - начале XX вв. четырех социально-художественных типов куклы (фольклорной, кустарной, промышленной и «художественной») и их концептуализация с позиций существующей в порождающей их социальной среде эстетической нормы или практики.
Определение смыслообразующих (эстетической и символической) функций материала как основания художественной характеристики куклы и актуализация дерева, глины, ткани, папье-маше и фарфора, наиболее известных и распространенных в изготовлении кукол в период конца XIX - начале XX вв. материалов.
Выявление значения костюма в структуре художественного образа куклы, находящего проявления в характеристике типажа, создании сюжетности, занимательности образа, декоративной функции.
Сопоставление немецкой и русской кукол, осуществленное в соответствии с разработанной типологией на четырех уровнях и позволяющее выявить, что:
Уровень фольклорной куклы практически исключает возможность прямого заимствования иностранных образцов, но здесь параллельно существуют сходные в силу своей архаичной условности типажи.
Появление кустарной куклы связано с усвоением инокультурных явлений и внесением в них национально-культурных смыслов.
Откровенное заимствование определенных кукольных образов имеет место в промышленной кукле, здесь национальная специфика находит себя лишь во внешних проявлениях.
Для «художественной» куклы, ориентированной на язык фольклорного и кустарного творчества, характерно менее поверхностное постулирование национальных особенностей, чем у промышленной куклы.
Апробация. Работа выполнена на кафедре культурологии и журналистики Ярославского государственного педагогического университета им. К.Д. Ушинского и связана с деятельностью кафедральной научной школы. По теме диссертационного исследования были сделаны научные доклады на конференциях «Чтения Ушинского» факультета русской филологии и культуры ЯГПУ (Ярославль, 2003, 2004, 2005), научных конференциях «X научные чтения, посвященные памяти И.П. Болотцевой» (Ярославль, 2005), «Новое искусствознание как социальная экспертиза культуры общества потребления» (Екатеринбург, 2005), коллоквиумах (Бохум, 2003, 2004, 2005) и семинаре «Центр и периферия» (Берлин, 2004) в рамках Международного коллега для аспирантов «Восток-Запад» в Рурском университете г. Бохума (Германия) «Национально маркированные формы мышления и феномены культуры и их взаимодействие в контексте диалога культур в XIX-XX вв.». Основные положения диссертации отражены в пяти публикациях автора, из которых две осуществлены в Германии.
Структура работы. Предлагаемое диссертационное исследование состоит из введения, двух глав и заключения. Помимо этого в диссертацию входит список использованной литературы на русском, немецком и английском языках (206 наименований), и приложение, включающее иллюстративный материал.
Заключение: 
Выводы по главе II
Кукла не является прямым отражением реальности, и, следовательно, не может давать прямой характеристики порождающему ее национально-культурному космосу. Эта характеристика всегда опосредована различными факторами.
В результате сопоставления русской и немецкой фольклорной куклы, сознавая общие для любого народного искусства закономерности, мы выделили некоторые черты, отличающие русскую народную куклу от немецкой. Следует признать, что техничность исполнения, относительная строгость и четкость пропорционального, масштабного, объемного построения свойственны немецкой кукле в большей степени, чем русской. Безусловно, особенности культурно-исторического развития накладывали свой отпечаток на национальную специфику художественного образа куклы. На формирование игрушечного ремесла в Германии существенное влияние оказали цеховые уставы. Предписываемое ими техническое мастерство в исполнении строго определенного продукта отражалось в оформлении игрушки.
Например, роспись куклы, изготовленной одним мастером, довольно долго осуществлялась мастером из другого цеха. Немцам не было свойственно стремление заполнять орнаментальными мотивами поверхности игрушки, типичнейшие изделия германских мастеров (щелкунчик, куклы-доки) демонстрируют «функциональную» роспись, где распределение сплошных цветовых пятен и отдельных линейных вкраплений подчинено логике построения кукольного костюма. Русских народных деревянных кукол, наоборот, невозможно представить без орнаментальных «излишеств», а колористические отношения, демонстрируемые ими, несколько ярче и богаче.
Однако, несмотря на существенные различия, и в немецких, и русских куклах, созданных в рамках традиционной культуры, упорно проступают глубинные языческие черты, которые удачно характеризует термин В. Аристова «матриархаика».
Адаптация инокультурных явлений имманентна кустарному художеству, и здесь мы можем наблюдать активное заимствование кукольных конструкций и типажей, игрушечных механизмов и сюжетов. На этом уровне было возможна только одна направленность этих заимствований: из Европы в Россию.
Постепенно в Германии совершается переход от кустарного производства куклы к промышленному. Кукольный образ приобретает устойчивые инфантилизированные черты, транслируя эстетизированный и идеализированный стереотип детскости. Подобный тип куклы становится обязательным, повсеместным, интеркультурным образцом. В стремлении создать национальную модификацию куклу облачают в этнический костюм, существующий отдельно от куклы.
Художественная» кукла, с одной стороны, также была частью международной практики, но, с другой стороны, стремление заложить в нее «народные» смыслы диктовалось соображениями общественной идеологии.
Заключение
Настоящее исследование посвящено изучению феномена куклы, определению его параметров в системе художественной культуры. Кукла рассматривается нами как артефакт, отдельно взятое, конкретное культурное и художественное явление, как самодостаточный феномен, и вместе с тем соотносится с контекстом эпохи рубежа XIX-XX вв. и локальных географических миров Германии и России.
В результате проведенного исследования были получены следующие выводы.
Кукла «по праву рождения» сопряжена с архаическим сознанием и, эволюционируя параллельно с человеком, несет в себе эти архаические «воспоминания», которые порой неожиданно проявляются в современном контексте. Находящаяся в центре данного исследования кукла-игрушка, помимо своей прямой обязанности участвовать в детской игре, может выступать как подарок, участница обряда, украшение интерьера, объект коллекционирования и т.д., и во всех этих проявлениях возможны отзвуки связи с мифом и ритуалом.
Кукла являет собой синтетический вид искусства, амальгамируя изобразительную художественную форму, функциональную природу («духовную утилитарность»), воплощение в разных материалах (как это принято в декоративно-прикладном искусстве) и стремление к театрализации.
В процессе рассмотрения куклы как произведения искусства могут и должны учитываться свойства ее конструкции (статичность или подвижность, мягкость, пластичность или жесткость в случае обладания динамическими возможностями, степень уподобленности человеку, «анатомичность» и т.д.), иконология и эстетика материала или комбинации материалов, из которых выполнена кукла, семантические качества кукольного костюма.
С одной стороны, кукла есть сама по себе «код человека», типизация образа - неотъемлемая характеристика ее эстетической природы, с другой стороны, мера условности облика куклы, ее характер находится в зависимости от культурной парадигмы, в контексте которой рождается та или иная кукла. Для фольклорной культуры характерно понимание куклы как игрушки, содержание здесь кодируется в архетипических формах; аристократическую культуру отличает стремление заложить в куклу определенные смыслы в прямой, муляжной форме. Особый интерес представляют «промежуточные» типы, порожденные «третьей» и «интеллигентской» культурой. Типичная для первого типа эстетика примитива органически родственна художественной природе куклы. Второй тип порождает стремление обрести эту утерянную эстетику вновь. В структуре данного исследования подобное плюралистическое разнообразие подходов к созданию куклы нашло отражение в выделении четырех типов куклы: народной, кустарной, промышленной и «художественной».
Каждому из этих типов свойственно предпочтение определенных материалов, технологий и методов изготовления куклы. Фольклорной кукле присущи рукотворность и «простонародность» материалов, имеющих в контексте традиционной культуры символическое наполнение: дерева, глины, ткани. Один из излюбленных материалов мастеров-кустарей, занимавшихся куклами, - папье-маше, более пластичный, чем «народные» материал. Царственно-холодный фарфор соответствует претензиям промышленной куклы на аристократизм, а поточный метод изготовления -стремлению к массовости. Характерным представляется также реанимирование художниками, манифестировавшими «реформу куклы», дерева и ткани для изготовления куклы. Символический потенциал каждого из материалов раскрывается в процессе общения с куклой, ее восприятия посредством созерцания или игры.
Именно эстетической нормой, принятой в определенном сообществе, в котором или для которого создается кукла, опосредована укорененность того или иного кукольного образа в национальной культуре.
Априорные различия немецкой и русской куклы на момент конца XIX - начала XX вв. задаются разной степенью развития игрушечного производства. Этим прежде всего и определяется направленность векторов межкультурного диалога Германии и России в «кукольной сфере»: заимствования и адаптации иностранных типажей, конструкций, материалов и т.д. были в основном уделом русских изготовителей кукол.
Фольклорная кукла может иметь одинаковые в своей архетипичности проявления в разных этнических контекстах, сходство которых к тому же, может усиливаться единством материала и технологии, как, это, например, имеет место у немецких кукол-док и барынь нижегородского мастера.
Кустарная кукла есть продукт художественной и технологической мутации, и, следовательно, усвоение инокультурных явлений присуще ей изначально. Множество игрушек, делавшихся мастерами из Сергиев-Посада, было заимствовано у немцев, но почти все они подвергались корректировке и приобретали «русское своеобразие».
Промышленная кукла - порождение международного рынка, интеркультурное явление. Национальные приметы ее облика чисто внешние. Функция «указателя» народного характера куклы обычно возлагалась на костюм так появлялись манекеноподобные создания, в задачи которых входило «патриотическое воспитание». Об их популярности красноречиво говорит факт их наличия у царских детей. Кроме того, на этих кукол была возложена сувенирная функция.
Манифестация национального в «художественной» кукле была не менее идеологизированной, но более органичной: художники старались предложить вместо «мертвой», «скучной», «пошлой» куклы «условную», и одним из главных ориентиром для них было народное искусство. Тем не менее, эволюция куклы уже происходила в направлении, заданном четкими границами, и дизайнерские творения либо продолжали линию аристократической игрушки (текстильные немецкие куклы, «характерные» фарфоровые куклы), либо оставались в рамках кукол «для избранных» (немецкие и русские деревянные куклы в эстетике модерна).
Актуализация явления куклы на временном отрезке рубежа позапрошлого - прошлого веков в значительной мере корелирует с современным «кукольным бумом», что делает рассмотрение тогдашней ситуации и ее конкретных проявлений в игрушечной сфере особо интересным и актуальным.
Перспективы продолжения данной работы представляются достаточно широкими. Используя тот подход, который разработан в диссерации, возможно развернуть исследование в ином хронотопе. Также интересным может стать осмысление художественного феномена куклы в иных локально-географических контекстах.
Список литературы: 
1. Бакушинский А.А. Исследования и статьи. М., 1981. 350 с. 2. Барт Р. Игрушки // Барт Р. Мифологии. М., 1996. С. 102-104. 3. Бартрам Н.Д. Избранные статьи. Воспоминания о художнике. М., 1979. 173 с. 4. Бартрам Н.Д. Игрушечный промысел Московской губернии // Кустарная промышленность России. СПб, 1913. Т.1. С. 219-291. 5. Белякова Е.М., Штейнбах Е.Е. Игрушки Сергеева Посада // Панорама искусств 3. М., 1980. С. 52-73. 6. Беньямин В. Москва, http://wwh.nsys.by/klinamen/dunaev-benl.html 7. Бердяев Н.А. Судьба России. М., 1990. 348 с. 8. Библер B.C. Культура. Диалог культур (Опыт определения) // Вопросы философии. 1989. №6. С.31-42. 9. Блинов Г. Чудо-кони, чудо-птицы. Рассказы о русской народной игрушке. М., 1977. 190 с. 10. Богатырев П.Г. Вопросы теории народного искусства. М., 1971. 542 с. 11. Богуславская И.Я. Русская глиняная игрушка. Л., 1975. 142 с. 12. Богуславская И.Я. Русская народная вышивка. Л., 1972. 151с. 13. Бодрийяр Ж. Символический обмен и смерть. М., 2000 387 с. 14. Борисова Е.А., Стернин Г.Ю. Русский модерн. М., 1990. 359с. 15. Боровик О., Боровик О. Душа куклы, http://www.livejournal.com/users/ borovik/11336.html?view=844616#t844616 16. Булгаков С.Н. Сочинения. В 2-х тт. Т.2. М., 1993. 752 с. 17. Вагнер Г.К. От символа к реальности. Развитие пластического образа в русском искусстве XIV-XV веков. М., 1980. 267 с. 18. Василенко В.М. Народное искусство. Избранные труды о народном творчестве 10-20 вв. М., 1974. 294 с. 19. Василькова А.Н. Душа и тело куклы: Природа условности куклы в искусстве XX века: театр, кино, телевидение. М., 2003. 208 с.20


Приложенные файлы

  • doc 23336622
    Размер файла: 115 kB Загрузок: 1

Добавить комментарий