орпоративного покрова

Статья : Концепция снятия корпоративного покрова : р еализация ее основных положений в действую щем законодательстве и проек... Документ предос тавлен КонсультантПлюс Дата сохранения : 20.11.2014 КонсультантПлюс надежная правовая поддержка www.consultant.ru Страница 2 из 20 Статья : Концепция снятия ко рпоративного покрова : реализация ее основных положений в действующем законодательстве и проек... Документ предос тавлен КонсультантПлюс Дата сохранения : 2 0.11.2014 КонсультантПлюс надежная правовая поддержка www.consultant.ru Страница 1 из 20 КОНЦЕПЦИЯ СНЯТИЯ КОРПОРАТИВНОГО ПОКРОВА : РЕАЛИЗАЦИЯ ЕЕ ОСНОВНЫХ ПОЛОЖЕНИЙ В ДЕЙСТВУЮЩЕМ З АКОНОДАТЕЛЬСТВЕ И ПРОЕКТЕ ИЗМЕНЕНИЙ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РФ <1> Д.В . ЛОМАКИН -------------------------------- <1> Статья написана с использованием мате риалов СПС "КонсультантПлюс " и "Гарант ". Ломакин Дмитрий Владимирович , доцент кафе дры гражданс кого права юридического факул ьтета МГУ им . М.В . Ломоносова , доктор юридич еских наук. В статье описаны суть и условия п рименения доктрины снятия корпоративного покрова в Англии и США . Автор исследует вопро с о том , как эта доктрина реализована в нормах действующего российского законодательст ва об основных и дочерних обществах и в нормах п роекта ГК РФ о контролирующих и подконтрольных юридических ли цах. Ключевые слова : снятие корпоративного пок рова , основное и дочерн ее общество , ко нтролирующее лицо , подконтрольное лицо. I. Не будет большим преувеличением утверж дение о том , что корпоративное право переж ивает в настоящий момент свое второе рожд ение . Причем сказанное справедливо в отношени и корпоративного права и как на уки , и как подотрасли гражданского права . В дореволюционный период , безусловно , был целый ряд выдающихся исследований в этой сфере . Достаточно сослаться на труды А.И . Каминки <2>, П.А . Писемского <3>, Л.И . Петражицкого <4>, И.Т . Тарасо ва <5> и многих друг и х ученых . По казательно , что российский опыт того времени стал предметом изучения и за рубежом <6>. -------------------------------- <2> Каминка А.И . Акционерные компании : юриди ческое исследование . Т . 1. СПб ., 1902; Он же . Основ ы предпринимательского права. Пг ., 1917; Он же . Очерки торгового права . М ., 2002. <3> Писемский П.А . Акционерные компании с точки зрения гражданского права . М ., 1876. <4> Петражицкий Л.И . Акционерная компания : а кционерные злоупотребления и роль акционерных компаний в народном хозяйств е . По п оводу предстоящей реформы акционерного права : экономическое исследование . СПб ., 1898. <5> Тарасов И.Т . Учение об акционерных компаниях . М ., 2000. <6> Подробнее об этом см .: Owen T.C. The Corporation under Russian Law, 1800 - 1917. A Study in Tsarist Economic Policy. N.Y., 1991. К сожалению , в последующем в связи с известными событиями накопленный опыт ок азался невостребованным . Краткий период НЭПа , которому наука корпоративного права обязана н есколькими интересными работами <7>, не в счет. -------------------------------- <7> См ., напр .: Вольф В.Ю . Основы учения о товариществах и акционерных обществах . М ., 1927; Израэлит М.Н . Акционерные общества . Правовые основания деятельности акционерных обществ ( с участием и без участия государственного капитала ) / Под ред . В.Ю . Вольфа , И.Я . Цейликмана . М ., 1927; Руднев П.А . Анализ прав и обязанностей акционеров . М ., 1927 и др. Перестройка и первое постперестроечное де сятилетие - это главным образом период накопле ния эмпирического знания . Теперь , когда уже даже в проекте Федерального закона N 47538-6 "О внесении изменений в части первую , вторую , третью и четвертую Гражданского код екса Рос сийской Федерации , а также в отдельные законодательные акты Российской Фе дерации " (далее - проект ) предлагается закрепить базовые категории корпоративного права , разработа нные ранее в научной литературе <8>, пришла п ора теоретического осмысления накопивши х ся проблем , которых , к сожалению , немал о. -------------------------------- <8> См ., напр .: Ломакин Д.В . Корпоративные правоотношения : общая теория и практика ее применения в хозяйственных обществах . М ., 2008. Эта задача не может быть решена б ез изучения богатого зарубежного опыта . Не случайно в Указе Президента РФ от 18.07.2008 N 1108 "О совершенствовании Гражданского кодекса Ро ссийской Федерации " ставится цель по сближени ю положений Гражданского кодекса РФ (далее - ГК РФ ) с правилами регулирования соответствующих отношений в праве Европейско го союза и использованию в гражданском за конодательстве РФ новейшего положительного опыта модернизации гражданских кодексо в ряда европейских стран. Обращение к европейскому опыту , прежде всего континентальному , оправдано исторически . Общеизвестно , что законодательство ведущих стран , входящих в романо-германскую правовую семью , главным образом Германии , оказывало существе нное влияние на развитие российской сис темы права. Очевидно , сказанное не означает , что с оответствующий опыт Англии и США должен и зучаться по остаточному принципу . Это утвержд ение особенно справедливо применительно к кор поративному праву или праву компаний (cor porate (company) law). В современном цивилизованном мире , где границы все чаще превращаются в условность , английское и американское корпоративное пра во занимают лидирующие позиции . Многие констр укции , в первую очередь в сфере корпоратив ного управления (co r porate governance), с успехом в недряются в системы права континентальных евр опейских государств. Наша страна здесь не исключение . Напри мер , в основе механизма защиты акционерами прав акционерного общества , нарушенных членами совета директоров или исполните льных органов общества , который предусмотрен абзацем первым п . 5 ст . 71 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных об ществах " (далее - Закон об АО ), лежит констру кция так называемого косвенного , или производ ного , иска (derivative suit). Получила отражение в российско м законодательстве и другая концепция английс кого и американског о корпоративного права , известная под наименованием piercing (lifting) the corporate veil. До статочно обратиться к положениям п . 2 ст . 105 ГК РФ , абзацев второго , третьего п . 3 ст . 6 Закона об АО , абзацев второго , третьего п . 3 ст . 6 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об общества х с ограниченной ответственностью " (далее - Закон об ООО ). На русский язык указанное словосочетание перево дится по-разному : "снятие корпоративной маски " <9>, "протыкание корпоративной вуали " (при использован ии термина piercing) <10>, "проникновение за кор п оративный занавес " <11>, "снятие покрова (маски )", "приподнятие вуали " и т.д . <12>. -------------------------------- <9> Гражданское право . В 4 т . Общая часть : Учеб . Т . 1 / Под ред . проф . Е.А . Суханова . 3-е изд ., перераб . и доп . М ., 2008. С . 305; Сырод оева О.Н . Акционерное право США и Рос сии (сравнительный анализ ). М ., 1996. С . 100. <10> Долинская В.В . К вопросу о защите прав акционерных обществ и акционеров п ри несостоятельности (банкротстве ) // Законы России : опыт , анализ , практика . 2011. N 7. С . 37 - 40. <11> Федчук В.Д . De facto зависимость de jure независимых юридических лиц : проникновение за корпоративный занавес в праве ведущих зарубежных стран . М ., 2008. С . X. <12> Полковников Г.В . Английское право о компаниях : закон и практика . М ., 2000. С . 22. О снятии корпоративного покрова речь идет и в Концепции развития гражданского законодательства Рос си йской Федерации , одобренной решением Со вета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009 (далее - Концепция ). В целом о реализации концепции снятия корпоративного покрова можн о говорить применительно к о т ветс твенности лиц , контролирующих юридическое лицо , предусмотренной ст . 53.4 проекта. Все варианты перевод а так или иначе выражают суть указанной концепции , за ключающуюся в том , что при наличии достато чных оснований правоприменитель может пренебречь фундаментальным признаком корпорации , ее сам остоятельностью и независимостью , в том числе и по отношению к свои м учас тникам (членам ). Поскольку он исключает ответст венность участников (членов ) корпорации по ее обязательствам , постольку игнорирование этого признака , наоборот , позволит возложить ответств енность на тех участников (членов ) корпорации , чей контроль над н ей по су ществу стал доминированием , превратившим юридичес кое лицо в "другое я " (alter ego) названных лиц . В этом случае корпоративная структура исполь зуется лишь в качестве некоего покрова , ма скирующего действия и интересы реальных субъе ктов . Совершенно я с но , что в це лях осуществления правосудия такой покров дол жен быть снят. Для некоторых отечественных субъектов пре дпринимательской деятельности , ведущих самостоятельно либо через свои аффилированные структуры бизнес за границей и устанавливающих подве домств енность споров со своим участием английским судам , уже сегодня необходимо зн ание концепции снятия корпоративного покрова . Наглядным примером может служить акт , приняты й Апелляционным судом Англии и Уэльса , кот орым была оставлена без удовлетворения апелля ц и онная жалоба VTB Capital PLC - дочерней компании ВТБ на отказ в рассмотрении ее иска к управляющему партнеру инвестиционного фонд а Marshall Capital Partners Константину Малофееву на сумму более 225 млн . долл . США . В 110-страничном решении суд подробно рас с мотрел все довод ы заявителя , среди которых особое место за нимали аргументы , опирающиеся на концепцию сн ятия корпоративного покрова , и не нашел до статочных оснований для ее применения по отношению к К . Малофееву <13>. -------------------------------- <13> С м .: www.bailii.org. Обращение к концепции piercing (lifting) the corporate veil и внедрен ие соответствующего зарубежного опыта , связанного с ее применением , предполагает учет особе нностей тех правопорядков , в которых она п оявилась и развивалась . В противн ом сл учае , как это уже не раз бывало <14>, ребе нок будет выплеснут вместе с водой . Важно выявить необходимые и достаточные условия , при наличии которых использование рассматривае мой концепции будет наиболее адекватно обеспе чивать интересы кредиторов корпо р ации за счет имущества контролирующих ее лиц. -------------------------------- <14> Достаточно вспомнить неловкие попытки внедрения конструкции доверительной собственности (см . Указ Президента РФ от 24.12.1993 N 2296 "О доверительной собс твенности (трасте )"). Вопрос не праздный . Реализация благих намере ний защиты интересов кредиторов кор порации посредством абсолютизации концепции снят ия корпоративного покрова повлечет за собой отрицательные последствия в виде размывания конструкции юридического лица как таковой , что в свою очередь никак не будет способс т вовать стабильности гражданского оборота . Снятие корпоративного покрова всегд а должно оставаться исключением из общего принципа самостоятельности и независимости кор порации , применяемым в особых случаях , когда продекларированная независимость представляет собой очевидную фикцию . Для выявления таких случаев разумно обратиться к первоисточ никам. II. Возникновение концепции снятия корпоратив ного покрова напрямую связано с формированием таких атрибутов корпорации , как самостоятель ность и независимость , в том чи сле по отношению к ее участникам (членам ). Пр инцип самостоятельности корпорации как юридическ ого лица (the separate legal entity principle) проявляется , в частности , в том , что с точки зрения закона она рассматривается в качестве полноценного субъек та пра в а , существующего наряду и независимо от участников (членов ). С целью образного выражения сущности этого принципа суды нередко обращаются к известному лат инскому изречению : Eripitor persona, manet res - "Человек погибает , дело остается " <15>. В этом смысле корпорац ия наделена "вечным " существованием (perpetual existence), поскольк у ее деятельность не прекращается в связи со сменой состава участников (членов ). -------------------------------- <15> Ramsay I.M., Noakes D.B. Piercing the Corporate Veil in Austra lia // Company and Securities Law Jornal. 2001. N 19. Р . 251. Независимость корпорации предполагает наличи е у нее самостоятельных интересов , которые далеко не всегда совпадают с интересами отдельных участников (членов ). Как отмечалось , следствием этого св ойства корпорации я вляется самостоятельная ответственность по своим обязательствам , которая по общему правилу не может быть возложена на ее участник ов (членов ), равно как и наоборот. Подчеркнем , что принцип самостоятельности корпорации возник не сразу . По замечанию В.Д . Федчука , еще в начале XVIII в . в СШ А согласно корпоративному законодательству отдел ьных штатов участники (члены ) корпорации несли полную имущественную ответственность по ее долгам <16>. В Великобритании компании долгое время отождествлялись с общими собр аниями участников (членов ) <17>. Во многом этому способствовал взгляд на природу корпорации (компании ) как на некий особый договор , з аключаемый ее участниками (членами ) в целях достижения общих целей . Показательно , что до настоящего времени у с тав компани и (the articles of association) рассматривается в английской доктрине в качестве статутного контракта. -------------------------------- <16> Федчук В.Д . Указ . соч . С . 17. <17> Gower L.C.B. The Principles of Modern Company Law. London, 1954. P. 1 23 - 125. Со временем между юридической личностью корпорации и ее отдельными участниками (ч ленами ) стали проводить четкое разграничение . В качестве демонстрации торжества принципа са мостоятельности и независимости корпорации почти все исследователи привод ят хрестоматийно е дело Salomon v. Salomon and Co. Ltd., рассмотренное палатой лордов в 1897 г ., в котором было обстоятельно обоснов ано правило о том , что компания как не зависимое с точки зрения закона лицо несе т самостоятельную ответственность по своим об я зательствам , следовательно , ее участн ики (члены ) не отвечают по долгам компании своим имуществом <18>. -------------------------------- <18> Подробнее об этом деле см .: Кибенко Е.Р . Корпоративное право Великобритании : Закон одательство . Прецеденты . Коммента рии . Киев , 2003. С . 103 - 107. Заинтересованность в выборе корпоративной формы организации бизнеса стимулировалась неки ми "привилегиями ", предоставляемыми в качестве исключения корпорациям , к которым , бесспорно , м ожно отнести ограниченную ответственность. О граничение ответственности участников (членов ) кор порации , выразившееся в возложении на них лишь риска утраты вкладов , сделанных в ее уставный капитал , получило признание основно го свойства данной организационно-правовой формы юридического лица <19>. Вм е сте с тем участники (члены ) стали рассматриваться по отношению к корпорации в качестве одной из групп , хотя и привилегированной , но существующей наряду с группами управляющих , кредиторов и наемных работников юридического лица <20>. -------------------------------- <19> Ribstein L. Deregulation of Limited Liability and the Death of Partnership // Washington Law Quarterly. 1992. Vol. 70. N 2. Р . 457 - 473. <20> Macmillan F. International Corporate Law. London, 2000. P. 21 - 22. Формир ование принципа самостоятельности и независимости корпорации не повлекло з а собой его абсолютизации . Уже сам судебны й акт , принятый по делу Salomon v. Salomon and Co. Ltd., вызвал да леко не однозначную реакцию английской юридич еской общественности . В адре с судебн ой инстанции посыпались упреки в том , что она приняла решение , создающее для мошенн иков предпосылки избегать посредством корпоратив ной структуры персональной ответственности за свои собственные действия <21>. -------------------------------- <21> Fa rrar's Company Law. London, 1998. P. 68. Вместе с тем сложно было отрицать и экономическую зависимость корпораций от своих участников (членов ), формирующих на перво начальном этапе имущественную основу юридическог о лица . Вопросы вызывали и ситуации , когда организационная структура юридического лиц а использовалась участниками (членами ) корпорации исключительно с целью прикрытия собственных мошеннических действий. Проблема стала еще более острой , когда от ее решения стали зависеть публичные интересы . Во время Первой мировой вой ны в странах Антанты были приняты законы о секвестировании имущества , принадлежавшего германским подданным . С формальной точки зрен ия многие корпорации (компании ), контролируемые немцами , не подпадали под сферу действия принятых актов , т ак как корпораци я (компания ) признавалась независимой от своих участников (членов ) и была полностью само стоятельным образованием <22>. Тогда английская палат а лордов и Верховный суд США , применяя нормы законов , регламентирующих торговлю с неприятелем (tra d ing-with-the-enemy statute (Great Britain), trading-with-the-enemy act (USA)), в целях определения подлинной "национальности " корпораций (компаний ) стали брать за основу не ме сто их государственной регистрации , а граждан ство (подданство ) контролирующих их уча стников (членов ), тем самым игнорируя формально- юридическую самостоятельность и независимость юр идических лиц <23>. -------------------------------- <22> Более подробно об этом см .: Ломакин Д.В . Акционерные общества - самостоятельные суб ъекты права как участники отношений зав исимости // Очерки теории акционерного права и практики применения акционерного законодательст ва . М ., 2005. С . 69 - 70. <23> Henn H.G. Handbook of the Law of Corporations and Other Business Enterprises. St. Paul, Minn., 1961. P. 204. Несмотря на все эти обстоятельства , во прос о полном отказе от статутного принци па самостоятельности и независимости корпорации (компании ) серьезно не рассматривался . В т о же время нужно было что-то делать дл я разрешения тех конфликтных ситуаций , когда ег о буквальное применение шло вразре з с интересами правосудия . Не применять зд есь статутный принцип , игнорируя корпоративную структуру , рассматривая ее лишь в качестве маски или покрова , означало нарушить зако н , а применять - создавать несправедливые судеб н ы е акты . Сочетание этих взаимоиск лючающих подходов заводило в тупик. Однако выход был найден . В исключитель ных случаях с учетом всех обстоятельств д ела суды могли не брать в расчет прин цип самостоятельности (независимости ) корпорации и отступать от правила о ее ограниче нной ответственности , возлагая ответственность по обязательствам юридического лица на контроли рующих его участников (членов ). Изначально эта возможность не могла быть реализована в полном объеме в рамках статутного права (statutory law). Но д л я ее осуществления вполне подходило право справедливости (equity law), благода ря которому у заинтересованных лиц , главным образом кредиторов корпорации , появились соотве тствующие средства судебной защиты (equitable remedy), как р аз и заключающиеся в сняти и кор поративного покрова <24>. -------------------------------- <24> Заметим , однако , что в вопросе об отнесении механизма снятия корпоративных покро вов к средствам судебной защиты по праву справедливости в англоязычной научной литера туре существуют разногл асия . Подробнее об этом см .: Bainbridge S.M. Corporate Law. 2nd ed. Foundation Press; Thomson West, 2009. P. 48. Применяя такие средства , суды в своих решениях дают разнообразные характеристики к орпорациям , которым отказано в признании свой ства самостояте льности и независимости по отношению к своим участникам (членам ). Это и "сухая оболочка " (dry shell), и "марионетка " (dummy), а также "фикция " (fiction), "кукла " (puppet), "подделка " (sham), "орудие " (tool), "увертка " (subterfuge) и другие подобные им наи м енования <25>. -------------------------------- <25> Henn H.G. Op. cit. P. 203. Сама процедура снятия корпоративного покр ова традиционно обозначается четырьмя основными терминами . Два из них уже упоминались : piercing the corporate veil и lifting the corpo rate veil. Третий термин - going behind the corporate veil - пер еводится обычно как проникновение за корпорат ивный покров (занавес ). Четвертый термин - looking behind the corporate veil - означает заглядывание за корпоративный покров (занавес ). Обычно все эти тер мины употребляются в качестве синонимов , выра жающих правовую природу одного и того же явления . Однако из этого правила встречаю тся исключения. Так , нередки случаи , когда , используя т ермин piercing the corporate veil, суд констатирует тот факт , что д анная корпорация в силу определенных фактических обстоятельств стала лишь орудием в руках отдельных лиц , главным образом своих участников (членов ), в связи с чем ее права , обязанности и деятельность не имеют самостоятельного значения и , соответст венно , яв л яются правами , обязанностями и деятельностью указанных лиц . В то ж е время остальные термины употребляются с целью выявления реальных субъектов , скрывающихс я за корпоративным покровом (занавесом ), чьи интересы реализуются посредством корпоративной структур ы . Такое проникновение за корпоративный покров (занавес ) может осуществлятьс я для достижения самых разных правовых це лей <26>. -------------------------------- <26> French D., Mayson S., Ryan C. Company Law. Oxford University Press, 1998. P. 140; Ramsay I.M ., Noakes D.B. Op. cit. P. 253. Вместе с тем встречается характеристика термина piercing the corporate veil как современного . Она была дана еще в 1973 г . Термин же lifting the corporate veil, напроти в , в 1987 г . был назван устаревшим <27>. -------------------------------- <27> Ramsay I.M., Noakes D.B. Op. cit. III. Порядок применения концепции снятия к орпоративного покрова еще менее определен , че м термины , используемые для ее характеристики . Одна из первых попыток ее обоснования и выявления закономерностей применения б ыла предпринята в 1912 г . на страницах ведуще го американского юридического издания Columbia Law Review, основ анного одиннадцатью годами ранее <28>. С тех пор было опубликовано немало исследований по этой теме . Почти в каждой м о нографии по корпоративному праву или праву компаний анализу рассматриваемой концепции уделяется пристальное внимание . Но единого понимания концепции снятия корпоративного покр ова , унифицированных условий для ее применени я на практике не выработано до сих п ор ни в Великобритании , ни в США . Это обстоятельство особенно важно уч итывать при проведении реформы отечественного корпоративного права , чтобы избежать соблазна запастись готовыми рецептами. -------------------------------- <28> Bainbridge S.M. Op. cit. P . 49. Сложившаяся ситуация обусловлена прежде в сего тем , что снятие корпоративного покрова никогда всерьез не рассматривалось ни веду щими учеными-правоведами , ни большинством представ ителей судейского корпуса в качестве некоего общего правила , имеющего че ткое опред еление и единый механизм реализации . Скорее наоборот , данная концепция изначально трактовал ась как набор исключений из принципа само стоятельности и независимости корпорации , призван ных объяснить случаи отказа от признака о граниченной ответственн о сти юридического лица <29>. Перечень таких исключений разнился существенным образом в зависимости от факт ических обстоятельств дела , рассматриваемых судом <30>. Специфика конкретных дел не добавляла определенности концепции снятия корпоративного п окрова , а , напротив , делала ее грани цы еще более размытыми. -------------------------------- <29> Подробнее об этом см .: Bevans N.R. Business Organizations and Corporate Law. Delmar Learning. N.Y., 2007. P. 275; Cahn A., Donald D. Comparative Company Law. Text and Cases on the Laws Governing Corporations in Germany, The UK and The USA. Cambridge University Press, 2010. P. 628 e.t.c. <30> Mann R.A., Roberts B.S. Business Law. 15th ed. South-Western; Gengage Learning, 2012. P. 686. Не удивительно , что сам термин "сня тие корпоративного покрова " нередко харак теризуется в научной литературе и даже в судебных актах в качестве своеобразного ярлыка , обозначающего нечто , известное лишь по священным (esoteric label) <31>. Отсутствие единого стандарта для применения рассматрив а емой концепции позволило Бенджамину Кардозо , судье Нью-Йоркс кого апелляционного суда , еще в 1926 г . назват ь ее доктриной , окутанной туманом из метаф ор <32>. С тех пор мало что изменилось. -------------------------------- <31> Ramsay I.M., Noakes D.B. Op. c it. P. 254. <32> Bainbridge S.M. Op. cit. P. 52. Однако сказанное не означает , что прак тическая реализация данной концепции никак не регламентирована и осуществляется хаотично . В Великобритании и США десятилетиями вырабаты вались типовые основания , при нал ичии которых можно было бы говорить о правомер ности отступления от принципа самостоятельности и независимости корпорации (компании ). Прежде чем подробнее на них остановит ься , целесообразно обратиться к фабуле ставше го хрестоматийным дела , в котором была об стоятельно обоснована необходимость применен ия концепции снятия корпоративного покрова <33>. Гражданин Валковский был сбит в Нью-Йорке такси , эксплуатируемым Seon Cab Corp. - одной из десяти ко рпораций , контролируемых мажоритарным акционером Карлтоном . От в етственность каждой кор порации была застрахована на требуемую законо м минимальную сумму 10 000 долл . США , кроме того , каждое юридическое лицо обладало двумя н едорогими автомобилями . Таким образом , даже им ущества всех десяти корпораций Карлтона , вклю чая су м мы страховых возмещений , ес ли бы на него могло быть обращено взы скание , было бы недостаточно для удовлетворен ия иска о возмещении вреда , заявленного Ва лковским на сумму 500 000 долл . США . Не удивител ьно , что требования Валковского были обращены непосредст в енно к Карлтону , имуще ство которого позволяло полностью рассчитаться с истцом. -------------------------------- <33> Bainbridge S.M. Op. cit. P. 50 - 52. Для удовлетворения иска Валковскому было необходимо доказать , что в его деле е сть достаточные основан ия для неприменени я принципа самостоятельности и независимости , исключающего возможность возложения на участнико в (членов ) корпорации ответственности по ее обязательствам . Иными словами , Валковский долже н был обосновать использование в отношении Seon Cab C orp. концепции снятия корпоративного покрова . В основу позиции Валковского был положен аргумент , заключающийся в том , что все корпорации Карлтона хотя и являются формально независимыми и самостоятельными юр идическими лицами , но в то же время пр едставляют с обой составные части ед иного предприятия , посредством которого Карлтон осуществляет оказание услуг по перевозке п ассажиров . Кроме того , Валковский утверждал , чт о Карлтон разделил свой единый бизнес меж ду различными юридическими лицами с целью умышленного в ведения потребителей ус луг в заблуждение относительно реального субъ екта , обеспечивающего их предоставление. Суд отверг доводы истца , указав , что осуществление единого бизнеса посредством множ ества корпораций само по себе еще не является достаточным основа нием для возло жения на акционера , контролирующего эти корпо рации , ответственности по их обязательствам . В дополнение к этому суд не нашел в действиях Карлтона признаков обмана потребител ей. Апелляционный суд в целом поддержал п озицию нижестоящего суда отно сительно оце нки доводов Валковского , однако возвратил дел о в первую инстанцию , не исключив при этом применение к Seon Cab Corp. концепции снятия корпор ативного покрова . Для этого Валковскому была предоставлена возможность подать дополнения к первоначально м у иску , содержащие иные доказательства , которые бы позволили с уду обратиться к этой концепции . Они должн ы были подтвердить тот факт , что Seon Cab Corp. не имеет ни собственных целей , ни собственных интересов и представляет собой "другое я " (alter ego) Кар л тона , в связи с чем используется последним лишь как инструмент для решения собственных задач . Валковский в оспользовался предоставленной возможностью , после чего Карлтон был вынужден пойти на уст упки и заключить с ним мировое соглашение. Таким образом , в да нном случае американский суд подтвердил позицию , высказанну ю еще в XIX в . в Англии по делу Salomon v. Salomon and Co. Ltd. <34>, согласно которой само по себе стрем ление участника (члена ) корпорации (компании ) во спользоваться в собственных целях привилеги я ми ограниченной ответственности еще не является достаточным основанием для с нятия корпоративного покрова . Для использования этой концепции требуется нечто большее , а именно доказательство того , что de jure самостоятельн ая и независимая корпорация (компани я ) de facto трансформировалась в инструмент , использ уемый исключительно в целях реализации интере сов иных лиц . Поэтому Карлтон правомерно д иверсифицировал свои предпринимательские риски п осредством разделения активов между разными ю ридическими лицами . Осно в анием для ответственности по обязательствам контролируемой им корпорации послужило совсем не это обстоятельство , а то , что Seon Cab Corp. фактически пре вратилась в его агента , лишенного самостоятел ьной воли и интересов , реализующего вовне волю и интересы п ринципала. -------------------------------- <34> Dine J. Company Law. 5th ed. Palgrave Macmillan, 2005. P. 33. Заметим , что субъектами ответственности п о обязательствам корпорации в рамках концепци и снятия корпоративного покрова выступают , ка к правило , ее участники (члены ), однако в таком качестве могут выступать и иные лица , контролирующие деятельность юридическо г о лица , например его директора . Особен но актуально расширение этого субъектного сос тава в делах о банкротстве . Вместе с т ем наиболее часто проблема применения концепц ии снятия корпоративного покрова встает в делах , где иск по обязательствам корпорации (ко м пании ) предъявляется именно к ее участникам (членам ). Залогом удовлетворения такого иска является доказанность факта использования корпоративной организации в качест ве инструмента , фактически не имеющего собств енных прав и обязанностей , отличных от пра в и обязанностей участников (членов ). В практике американских судов корпорация традиционно признается инструментом , если к ней применимы критерии , составляющие особый стандарт (правило ), характеризующий такой инст румент и известный как instrumentality rule. Не редко этот стандарт именуется доктриной "другого я " (alter ego doctrine). Обычно выделяются три таких критерия <35>. -------------------------------- <35> Bainbridge S.M. Op. cit. P. 53 - 54. Во-первых , корпорация должна находиться по д контролем лица , за счет имущества которого ее кредиторы намереваются удовлетворить свои исковые требования . В данном случае речь идет не просто о влиянии , которо е может быть оказано на корпорацию со стороны указанного лица , а о его полном доминировании над юридическим лицом, по зволяющем определять порядок получения доходов и осуществления расходов корпорации , а такж е основные направления ее деятельности <36>. Итог ом такого доминирования должно стать фактичес кое прекращение деятельности корпорации в кач естве самостоятельного с убъекта права , утрата собственной воли и интересов , отличн ых от воли и интересов контролирующих ее лиц . Корпорация становится своеобразным пров одником интересов таких субъектов и не бо лее того . Доминирование может быть обусловлен о различными обстоятельств а ми : преобл адающим участием в уставном капитале корпорац ии отдельных участников (членов ), объемом управ ленческих правомочий , принадлежащих директорам , и иными факторами. -------------------------------- <36> См .: Bainbridge S.M. Op. cit. P. 52; Gevurtz F.A. Corporation Law. 2nd ed. Thomson Reuters, 2010. P. 75 - 77. Во-вторых , осуществляя доминирование над к орпорацией , контролирующее лицо должно преследова ть цель достижения неправомерного результата , который может выражаться , например , в обмане кредиторов и ли ином нарушении их прав и охраняемых законом интересов. Наконец , в-третьих , необходимо фактическое достижение указанного результата , иными словами , доминирование контролирующего корпорацию лица должно привести к нарушению прав и интере сов ее кредиторов. Приведенные критерии не имеют абсолютного характера и могут несколько изменяться в разных штатах в процессе использования с удами концепции снятия корпоративного покрова <37>. Так , в Калифорнии и Иллинойсе суды при бегают к рассматриваемой концепции , если и с тцу удалось доказать следующие о бстоятельства : корпорация фактически является "дру гим я " (alter ego) контролирующего ее лица или аген том , реализующим его интересы вовне ; отказ в удовлетворении иска на основании принципа независимости и самостоятельности к о рпорации , обусловливающего ограниченный харак тер ответственности , приведет к вынесению неп равосудного решения , поскольку будет способствова ть одобрению обмана или иным образом буде т не соответствовать критерию справедливости. -------------------------------- <37> Bainbridge S.M. Op. cit. P. 54 - 56. В Вирджинии корпоративный покров снимаетс я при установлении факта доминирования со стороны контролирующего лица , которое влечет за собой утилитарное использование им корп орации в качестве инструмента для достиж ения собственных целей. Однако во всех случаях , в каком бы штате ни применялась alter ego doctrine, установления одног о лишь факта доминирования над корпорацией недостаточно для снятия корпоративного покрова . В дополнение как минимум требуется подтв ерждени е того , что доминирование повлекло за собой трансформацию корпорации в "друг ое я " контролирующего лица. Нетрудно убедиться , что названные критери и носят в основном оценочный характер и , конечно же , их применение требует от су дей высочайшей квалификации . Пр именяя ука занный стандарт , суды принимают во внимание дополнительные факторы , влияющие на возможность обращения к концепции снятия корпоративного покрова . Перечень их чрезвычайно длинный и разнообразный . Имеет смысл остановиться лиш ь на некоторых факторах, имеющих определ яющее значение при возложении ответственности по обязательствам корпорации на контролирующег о субъекта. 1. Прежде всего имеет значение разновидно сть корпорации , которую истец - ее кредитор квалифицирует в качестве инструмента для р еализации интересов контролирующих лиц . Очев идно , что закрытую корпорацию в силу особе нностей организационной структуры гораздо легче использовать в качестве инструмента , чем открытую (публичную ). Поэтому в подавляющем бол ьшинстве случаев суды применяют концепцию с нятия корпоративного покрова в о тношении закрытых корпораций <38>. Использование назв анной концепции применительно к открытым (пуб личным ) корпорациям - редкое исключение , встречающе еся в случаях , когда материнская корпорация привлекается к ответственности по о бязательствам дочерней корпорации <39>. -------------------------------- <38> Palmiter A.R. Corporations. Examples and Explanations. 5th ed. N.Y., 2006. P. 554. <39> Bainbridge S.M. Op. cit. P. 49 - 50. 2. При квалификации корпорации в качестве инстру мента важное значение имеет пр ирода исковых требований , предъявляемых к кон тролирующим ее лицам <40>. Так , в делах о возмещении вреда , причиненного деликтом (tort cases), одним из факторов , с которым связывается возмож ность применения концепции снятия кор п оративного покрова , является разумность и ли неразумность действий корпорации по страхо ванию своей деликтной ответственности . В посл еднем случае , когда корпорация неадекватно оц енивает страховые риски , в результате чего суммы полученного страхового возмеще н ия не хватает для удовлетворения треб ования кредитора , как в деле Валковского п ротив Карлтона , шансы на использование рассма триваемой концепции возрастают . Несомненно , здесь имеется в виду ситуация , когда собственно го имущества корпорации недостаточно для возмещения причиненного вреда <41>. -------------------------------- <40> См .: Gevurtz F.A. Op. cit. P. 72 - 74; O'Kelley Ch.R.T., Thompson R.B. Corporations and Other Business Associations. Cases and Materials. 5th ed. N.Y., 2006. P. 544 - 565. <41> Hamilton R.W. The Law of Corporations in a Nutshell. 5th ed. St. Paul, Minn., 2000. P. 139. В делах по спорам из договоров (contract cases), напротив , особое значение придается разумнос ти действий кредиторов корпорации . Суды исход ят из того , что , в о тличие от д еликтных правоотношений , в договорные правоотноше ния кредитор корпорации вступает по собственн ой воле , в связи с чем должен позаботи ться о надлежащей оценке ее имущественного состояния и в случае необходимости потребо вать применения обеспечител ь ных мер , например личных гарантий (договора поручител ьства ) участников (членов ) корпорации . Если этог о не происходит , то разумность действий кр едитора может быть поставлена под сомнение , что в свою очередь способно повлечь за собой отказ в удовлетворении е го требований к лицам , контролирующим корпора цию . Исключения составляют случаи , когда корпо рация , предоставляя информацию о своих актива х , действовала недобросовестно <42>. -------------------------------- <42> Ibid. P. 138. В свое время было проведено ст атистическое исследование применения концепц ии снятия корпоративного покрова в делах о возмещении вреда и нарушении договорных обязательств <43>. Снятие корпоративного покрова п роизошло в 42% дел по спорам из договоров и в 31% дел по спорам из деликтов . О д нако к такому результату следует относиться осторожно , поскольку он был по лучен исходя из анализа 779 дел по спорам из договоров и лишь 226 дел по спорам из деликтов . Тем более что некоторые автор ы , напротив , утверждают , что суды гораздо о хотнее обращаютс я к концепции сняти я корпоративного покрова , рассматривая споры о возмещении вреда , поскольку кредитор корпор ации по договору , как уже отмечалось , зара нее может побеспокоиться о гарантиях своих интересов , затребовав применения обеспечительных мер <44>. -------------------------------- <43> Hamilton R.W. Op. cit. P. 141 - 142. <44> Bainbridge S.M. Op. cit. P. 56. 3. Требование к правовому положению ответ чика , позволяющему ему осуществлять доминирование над корпорацией , изначально нивелирует возмо жность удовл етворения исковых требований в отношении отдельных субъектов . Так , шансы удовлетворения требований истца по обязательст вам корпорации за счет имущества миноритарног о акционера практически равны нулю <45>. -------------------------------- <45> Ibid. P. 57. 4. Следующим фактором является система те стов , представляющая собой так называемый дли нный список (laundry list), или подробный перечень , типов ых ситуаций , при наличии которых возможно снятие корпоративного покрова . Содержание этого списка зависит от особ енностей правопр именительной практики того или иного штата . Его применение актуально в делах по ис кам к контролирующим участникам (членам ) корпо рации , связанным с возложением на них отве тственности по ее обязательствам . Это утвержд ение особенно справедлив о в отношен ии дел по спорам об ответственности матер инских корпораций по долгам дочерних. Примерами указанных типовых ситуаций могу т быть следующие <46>: -------------------------------- <46> Hamilton R.W. Op. cit. P. 148 - 149. а ) при осуществлении управл енческих правомочий материнская корпорация действует во преки принципу добросовестности . Иллюстрацией мож ет служить случай , когда доходы от предпри нимательской деятельности аккумулируются в матер инской корпорации , а все расходы возлагаются на дочернюю стру к туру ; б ) в отношениях с третьими лицами дочерняя корпорация регулярно представляется в качестве филиала или представительства материн ской структуры , а не как самостоятельное ю ридическое лицо ; в ) в дочерней корпорации не соблюдаютс я корпоративные процедуры, без которых о бычная деятельность юридического лица невозможна . Например , дочерняя корпорация начинает свою деятельность без должного проведения регистр ационных процедур или не осуществляет созыв общего собрания участников (членов ), а так же не проводит за с едания совета директоров . Сюда же можно отнести случаи , когда участники (члены ) корпорации не разгр аничивают имущество юридического лица и собст венное , используют свои средства для покрытия расходов корпорации и наоборот без соотв етствующего оформления в р амках бух галтерского учета и т.д . <47>; -------------------------------- <47> Hamilton R.W. Op. cit. P. 145 - 147. г ) обе корпорации осуществляют связанную предпринимательскую деятельность , имеющую общие цели и задачи ; д ) невозможно определить , какие из з аключенных сделок были совершены к вы годе дочерней корпорации , а какие - к основ ной. В правоприменительной практике штата Кали форния насчитывается до 20 таких ситуаций , в рамках которых моделируются отдельные разновид ности поведения доминирующих участников (чле нов ) и подконтрольных корпораций <48>. -------------------------------- <48> Bainbridge S.M. Op. cit. P. 58 - 59. 5. Недостаточность активов корпорации или неадекватная капитализация (undercapitalization, inadequate capitaliza tion) <49>. Этот фактор заключается прежде всего в том , что собственного имущества корпорации недостат очно для удовлетворения всех требований креди торов . Однако этим дело не ограничивается . Основное назначение данного фактора - выявление несоответствия ст о имости активов к орпорации природе рисков , сопровождающих деятельн ость , которую она ведет . Разумеется , невозможно предусмотреть все риски , но речь должна идти о тех из них , которые мог бы разумно предвидеть обычный человек , обладающ ий уровнем знаний , необх о димым для осуществления соответствующего вида деятельност и , так называемый средний участник гражданско го оборота (reasonable man). -------------------------------- <49> См .: Hamilton R.W. Op. cit. P. 142 - 145; Gevurtz F.A. Op. cit. P. 90 - 101; Palmiter A .R. Op. cit. P. 558; Cox J.D., Hazen T.L. Corporations. 2nd ed. N.Y., 2003. P. 99 - 116. Таким образом , в определении этого фак тора особую роль играет судейское усмотрение . Исключение составляют случаи , когда законода тельство какого-нибудь штата устанавли вает минимальные требования к величине уставного капитала корпорации . Несоблюдение этих требован ий изначально рассматривается как недостаточност ь активов. В литературе нередко отмечается , что д ля использования этого фактора при обращении к концепции снятия корпоративного покр ова необходимо выявить причину недостаточности активов корпорации , которая должна быть обу словлена действиями контролирующего лица . Так , о неадекватной капитализации будет свидетельство вать систематическое выведение прибыли , получаемо й корпорацией , и распределение ее в виде дивидендов на основании решений , пр инятие которых было обеспечено мажоритарным а кционером <50>. -------------------------------- <50> Bainbridge S.M. Op. cit. P. 61 - 63. IV. Использование концепции снятия корпоратив ного покрова направлено на защиту инт ересов кредиторов корпорации , не способной ра ссчитаться собственным имуществом по принятым на себя обязательствам . Игнорирование судом юридической личности корпорации позволяет обес печить удовлетворение потребностей ее кредиторов за счет активов контролирующих корпорацию лиц , в качестве которых в подавляющем большинстве случаев выступают мажори тарные акционеры . Однако возможна противоположная ситуация , когда игнорирование судом юридичес кой личности корпорации происходит уж е в интересах ее участников (членов ). В данном случае происходит так называемое обра тное снятие корпоративного покрова (reverse veil piercing). Иллюстрацией к сказанному может служить дело Фрэнка Фармера - мажоритарного акционера корпорации Family Farms, Inc. <51>. Указанная корпорация п олучила кредит в банке на сумму 1 млн . долл . США под залог земельного участка и фермерского дома . Поскольку обязательство по возврату кредита не было исполнено своев ременно , банк попытался обратить взыскание на предмет за л ога . Однако по Зак ону штата Миннесота о приусадебных хозяйствах (Minnesota's Farm Homestead Act) земельные участки сельскохозяйственного назначения площадью до 80 акров (около 32,4 га ), принадлежащие физическим лицам , освобождались от обращения на них взы с кания . Неудивительно , что Фрэнк Фармер пытался док азать , что Family Farms, Inc. является инструментом в его руках , соответственно , все активы , в том числе и земельный участок , формально числящие ся за корпорацией , фактически являются его собственностью. -------------------------------- <51> Bainbridge S.M. Op. cit. P. 65 - 66. Было установлено , что он использовал и мущество корпорации как свое собственное , при сваивал всю полученную прибыль посредством вы платы дивидендов и не проводил необходимые корпоративны е процедуры . Суд признал Family Farms, Inc. инструментом , посредством которого мажоритарный акционер реализовывал свои интересы , его "другим я " (alter ego) и отказал в обращении взыска ния на земельный участок . Интересно , что с уд не усомнился в том , что , п р инимая такое решение , он не нарушает интересы банка. Говоря о противоположной концепции , следу ет заметить , что снятие корпоративного покров а может быть осуществлено в интересах не только контролирующих корпорацию участников (членов ), но и иных лиц . В качес тве таких субъектов обычно выступают кредиторы мажоритарных акционеров , стремящиеся к увели чению имущественной массы своих должников за счет активов юридического лица . Подобная практика , в частности , получила широкое распро странение в штате Вирджиния <52>. -------------------------------- <52> Ibid. P. 67. Стремление контролирующих корпорацию (компани ю ) участников (членов ) убедить суд в игнори ровании ее юридической личности в целях з ащиты собственных интересов нередко наблюдается и в Великобритании . Однако такой по дход не всегда находит поддержку у судов . Примером может служить дело Макауры <53>. -------------------------------- <53> Dine J. Op. cit. P. 30. Он продал компании строевой лес , предв арительно застраховав его на свое имя . Зам ена страхователя офо рмлена не была . Ма каура владел практически всеми акциями компан ии-покупателя и являлся ее основным кредиторо м по денежным обязательствам . Когда весь л ес был уничтожен пожаром , Макаура обратился к страховщику с требованием выплаты страхо вого возмещения , но получил отказ в связи с тем , что после продажи леса он утратил интерес в сохранности застрах ованного имущества . В судебной инстанции Мака ура пытался представить компанию - покупателя леса в качестве своего "другого я " (alter ego) или инструмента , но палат а лордов н е посчитала его доводы убедительными , отказал ась проигнорировать юридическую личность компани и и не признала за ним права на п олучение страхового возмещения. Существуют и иные концепции игнорирования юридической личности корпораций (компаний ), те сно связанные с процедурой снятия корпоративн ого покрова . Игнорирование юридической личности корпорации (компании ) имеет особое значение применительно к группе корпора ц ий (компаний ), занимающихся ведением общего бизнеса , в связи с чем в экономическом смысле они образуют единое предприятие (enterprise entity) <54>. В данном случае осуществление общего бизнеса п редполагает достижение неких унифицированных цел ей , требующих консолидации активов. -------------------------------- <54> Hamilton R.W. Op. cit. P. 151 - 152. Юридическое закрепление этих активов за различными корпорациями (компаниями ) представляет собой формальность , не соответствующую эконо мическим реалиям . В этой связи ответстве нность по обязательствам одной корпорации (ко мпании ) может быть возложена на все корпор ации (компании ), образующие единое предприятие . Здесь обычно говорят о так называемой отв етственности "предприятия " (enterprise liability), которое , стр о го говоря , не является правосубъектным образованием . Так , в упомянутом ранее деле Валковского против Карлтона речь могла и дти именно о такой ответственности , а не о снятии корпоративного покрова , если бы стоимость имущества всех корпораций , контрол ируемых Карлтоном , позволяла удовлетворить требования Валковского в полном объеме. Такая юридическая конструкция позволяет р ассматривать различные корпорации (компании ) в качестве единого целого , и , соответственно , иски кредиторов к отдельным юридическим лицам мог ут стать иском против единого "предприятия ". Происходит как бы слияние нез ависимых сущностей , представляющих собой самостоя тельные юридические лица , известное в англояз ычной литературе как substantive consolidation. Применение этого механизма широко распр о странено в делах о банкротстве корпораций (компаний ) <55>. -------------------------------- <55> Подробнее об этом см .: Packman S.M. Bankruptcy Law. Substantive Consolidation: When Two Become One. The Effect Upon Debtors and Creditors Can be Far-Reaching a nd Unanticipated // New Jersey Law Journal. Vol. 1. CLXXXIII - N 10 - INDEX 781. 2006. March 6. P. 1; Семикова Л.Е . Институт substantive consolidation в США как модель материальной консол идации в банкротстве // Вестник граждан ског о права . 2011. N 1. С . 160 - 198. Проводя различие между двумя рассматривае мыми концепциями , некоторые правоведы отмечают , что снятие корпоративного покрова позволяет использовать конструкцию так называемой вертик альной ответственности , возлагаемой на контр олирующее корпорацию лицо , поскольку юридическое лицо находится здесь в состоянии зависим ости . Об ответственности "предприятия ", напротив , можно говорить в случае применения мер "горизонтальной " ответственности к нескольким к орпорациям , ведущим общи й бизнес <56>. -------------------------------- <56> Bainbridge S.M. Op. cit. P. 68 - 69. Американские суды применяют много разных критериев , позволяющих обратиться к конструк ции ответственности "предприятия ". Например , по одному из дел Калифорнийский апел ляционны й суд , использовав упомянутую концепцию , указа л , что обе корпорации являлись частью един ого предприятия , имели одних и тех же акционеров , директоров и иных должностных лиц , занимали одно и то же помещение , где располагались одни и те же сотрудники, наконец , ни одна из корпораций не обладала достаточным имуществом для достижения поставленных перед ней целей <57>. -------------------------------- <57> Ibid. P. 69. Вместе с тем об ответственности "предп риятия " обычно говорят при наличии двух ос новных признаков . Во-первых , бизнес различных корпораций настолько консолидирован , что обу словлено единством их предпринимательских интере сов , что de facto из-за взаимозависимости они прекрат или свое самостоятельное существование . Во-вторых , признание таких корп о раций незав исимыми и самостоятельными субъектами фактически повлечет за собой для истца отказ в осуществлении правосудия <58>. Нетрудно убедиться , что к сходным аргументам суды обращаются и при использовании концепции снятия корпо ративного покрова , поэтом у на практи ке бывает затруднительно провести четкое разг раничение двух конструкций. -------------------------------- <58> Ibid. P. 69 - 71. В противоположность сказанному английские суды очень неохотно признают существование взаимосвязанных компаний , дейст вующих иначе , чем простая совокупность самостоятельных юр идических лиц . Во многом это обусловлено т ем , что английское прецедентное право не п ризнает существование групповых интересов . Правда , в публично-правовых целях , в частности пр и налогообложении , с п р изнанием гр уппы компаний проблем не возникает <59>. -------------------------------- <59> Dine J. Op. cit. P. 33 - 34. Попутно заметим , что наиболее полно от ношения , возникающие в рамках группы зависимы х акционерных обществ , регламентированы в Гер мании в рамках так называемого права концернов (Konzernrecht). Даже английские правоведы отдают должное немецкому опыту в этой сфере , который к тому же был положен в ос нову проекта Девятой Директивы ЕС по прав у компаний , посвященной правовому регулированию общест в енных отношений , складывающихся между различными компаниями , входящими в одну группу <60>. -------------------------------- <60> Ibid. P. 35 - 36. V. С учетом вышеизложенного богатый опыт , прежде всего американский , применения концеп ции снятия корпоративного покрова не должен оставаться без внимания в процессе прове дения реформы российского гражданского законодат ельства , коль скоро мы признали за не й право на существование . Поиск решения проблемы возложения ответственности на субъектов , контролирующих юридическое лицо , в целом характерен для стран с развивающейся экономикой . Ярким примером может служить Китай , где рассматриваемая концепция получила ш и рокое распространение в процессе правоприменения <61>. -------------------------------- <61> Более подробно см .: Галихайдаров Е.В . Применение доктрины "piercing the corporate veil" в гражданском прав е Китайской Народной Республики (ч . 1: Анализ законодате льства ) // Арбитражный и гражданский процесс . 2010. N 2. С . 27 - 30; Он же . При менение доктрины "piercing the corporate veil" в гражданском праве Китайской Народной Респу блики (ч . 2: Анализ судебной практики ) // Арбитражный и г ражданский процесс . 2010. N 5. С . 38 - 41. Анализируя данный опыт , следует заметить , что он складывался изначал ьно не в рамках статутного права , установившего пр инцип самостоятельности и независимости корпорац ии (компании ), а вопреки ему , как исключение , сформировавшееся в рамках права справедливо сти и необходимое в ряде дел для выне сения правосудных решений . Впос л едств ии , однако , стали приниматься законы , особенно в сфере охраны окружающей среды , где обозначенная конструкция предусматривалась уже н епосредственно правовой нормой . Ярким примером может служить американский Закон о всестор онней защите окружающей среды, компенсациях и ответственности при ее загрязнении (Comprehensive Environmental Response, Compensation, and Liability Act (CERCLA)) <62>. -------------------------------- <62> Bainbridge S.M. Op. cit. P. 57; Hamilton R.W. Op. cit. P. 154 - 156. Не секрет, что российской правовой системе неизвестно право справедливости , поэтом у механизм снятия корпоративного покрова долж ен быть четко зафиксирован в законе . Пока это сделано в самом общем виде и не без противоречий , о которых подробно г оворилось в юридическо й литературе <63>. Привлечение основного общества (товарищества ) к солидарной ответственности по сделкам , совер шенным дочерним обществом во исполнение указа ний основного общества (товарищества ) ( абзац второй п . 2 ст . 105 ГК РФ ), или применение мер субсидиарной ответственности в случаях , предусмотренных абзаце м вторым п . 3 ст . 56 ГК РФ , - большая ре дкость . Сложности связаны главным образом с процессом доказывания наличия достаточных осно ваний для возложения указанных видов гражданс ко-правовой ответственности. -------------------------------- <63> Ломакин Д.В . Акционерные общества - самостоятельные субъекты права как участники отношений зависимости . С . 67 - 91. Применительно к солидарной ответственности Высший Арбитражный Суд РФ (далее - ВАС РФ ) неоднократно указывал , что для возникновения у основного обществ а (товарищества ) с олидарной обязанности с дочерним обществом не обходимо наличие совокупности трех условий : д ва хозяйствующих субъекта должны находиться в отношениях основного и дочернего ; основное общество (товарищество ) должно иметь право д авать обязател ь ные указания для д очернего общества ; сделки должны быть заключе ны во исполнение таких указаний <64>. Неопределен ность возникает уже при выявлении первого условия , поскольку критерии определения экономи ко-правовой связи "основное общество (товарищество ) - д очернее " имеют размытое содержани е. -------------------------------- <64> См ., напр .: Определение ВАС РФ от 14.12.2011 N ВАС -16 604/11 по делу N А 76-24034/2010. Как следует из п . 1 ст . 105 ГК РФ , хозяйственное общество признается до черним , если другое (основное ) хозяйственное об щ ество или товарищество в силу преобл адающего участия в его уставном капитале , либо в соответствии с заключенным между н ими договором , либо иным образом имеет воз можность определять решения , принимаемые таким обществом . Это определение вызывает множество в о просов . Например , какой процент участия в уставном капитале дочернего об щества можно признать преобладающим ? Понятно , что решение этого вопроса будет зависеть от конкретных обстоятельств дела : от количест ва участников дочернего общества , степени рас пыленн о сти долей участия между ни ми и т.д . Тем не менее такой подход законодателя дает неоправданно широкие возможн ости для толкования приведенной нормы. В частности , в одном из дел суд посчитал , что доля в размере 15% от уставн ого капитала общества не может свид ет ельствовать о преобладающем участии <65>. При это м сделанный вывод не был обоснован - видим о , суд руководствовался широко распространенным мнением , что преобладающее участие в уставн ом капитале не может составлять менее 50% от его величины , хотя , еще ра з подчеркнем , фактор преобладающего участия не сводится к четко определенным числовым параме трам , а представляет собой переменную. -------------------------------- <65> См .: Постановлени е Федерального арбит ражного суда (далее - ФАС ) Поволжского округа от 09.03.2007 по делу N А 55-11613/2006-27. В другом деле , по мнению суда , о приобретении юридическим лицом статуса основно го общества не могло свидетельствовать то , что оно непродолжительное время владело долей в уставном капитале организации . Дале е суд отмечал следующее : "...однако это владе ние было основано на ничтожных сделках , ко торые в силу ст . 167 Гражд анского кодекса Российской Федерации были нед ействительны с момента их совершения и не влекли юридических последствий , за исключени ем тех , которые связаны с их недействитель ностью " <66>. -------------------------------- <66> См .: Постановление ФА С Северо-Западного округа от 19.01.2004 по делу N А 13-3164/03-16. С договором , являющимся основани ем возникновения экономико-правовой связи "основное общество (товарищество ) - дочернее ", тоже не вс е ясно . Какова должна быть природа такого договора ? Есть два варианта ответа на этот вопрос , и оба неудачные. Во-первых , это исключительно специальный д огово р , устанавливающий отношения зависимости между основным и дочерним обществом , свое образный аналог контракта о контроле , известн ого германскому праву <67>. Но такой договор неизвестен нашему законодательству и поэтому может претендовать лишь на квалификаци ю в качестве договора особого рода (sui generis) со всеми вытекающими проблемами , обусловленны ми его "особостью ", понимаемой каждым по-разному . -------------------------------- <67> Более подробно об этом см .: Федчук В.Д . Указ . соч . С . 146 - 159. Во-вторых , таким договором может быть признана и обычная гражданско-правовая сделка , условия которой позволяют одной стороне опре делять решения , принимаемые другой стороной . В пользу такого подхода говорит и давно высказанная позиция ВАС РФ , согласно кото р ой взаимоотношения двух хозяйственны х обществ могут рассматриваться как взаимоотн ошения основного и дочернего общества , в т ом числе и применительно к отдельной конк ретной сделке <68>. Но подобное понимание договор а , в результате заключения которого на неп р одолжительное время возникает эконом ико-правовая связь "основное общество (товарищество ) - дочернее ", неизменно заведет в тупик , пос кольку в Г К РФ существует м ножество договор ных конструкций , позволяющих одной стороне так или иначе определять решения контрагента . Если все эти конструкц ии рассматривать через призму положения п . 1 ст . 105 ГК РФ , то основные и дочерни е общества будут появляться как грибы пос ле дождя. -------------------------------- <68> См .: п . 31 Пос тановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах , связанных с пр именением части первой Гражданского кодекса Р оссийской Федерации ". Наконец , статусы основного и дочернего обществ могут породить иные основания , пере чень котор ых открыт , главное , чтобы он и предоставляли возможность одному хозяйственном у обществу определять решения , принимаемые др угим обществом . Не стоит удивляться , что п одобная неопределенность законодателя трансформирова лась в неопределенность судебной практик и . Так , в одном из дел суд решил , что статус управляющей компании , заключившей договор о передаче полномочий единоличного исполнительного органа хозяйственного общества , не делает ее основным обществом по отн ошению к управляемому обществу <69>. В другом де л е подход суда оказался прямо противоположным и управляющая компания была признана основным обществом по отношению к управляемой компании - дочернему обществу <70>. -------------------------------- <69> Здесь в качестве основания возникнове ния экономико-пра вовой связи "основное общ ество - дочернее " можно рассматривать и сам договор о передаче управляющей компании по лномочий единоличного исполнительного органа хоз яйственного общества (см . Постановление ФАС Уральского округа от 09.07.2008 N Ф 09-4806/08-С 4 по делу N А 47-7988/2006-33гк ; Определение ВАС РФ от 24.09.2008 N 12254/08 по делу N А 47-7988/2006-33гк ). <70> См .: Постановление ФАС Поволжского округа от 24 - 26.02.2004 по д елу N А 55-1066/03-42. Такая неопределенность еще как-то может быть оправдана в рамках англосаксонской пр авовой системы , поскольку размытость содержан ия нормы может быть компенсирована пр ецедентным правом . В России значение роли судебного прецедента возрастает , но даже в рамках цивилистической доктрины он до сих пор не признан источником права , поэтому существующее положение вещей недопустимо. В целях н адлежащего гражданско-правов ого регулирования само существование экономико-пр авовой конструкции "основное общество (товариществ о ) - дочернее " может быть оправдано лишь тог да , когда законодателем создан действенный ме ханизм привлечения основного общества ( т оварищества ) к ответственности по долгам дочернего общества . В противном случае по явление этой пары лишено смысла . К сожален ию , действующее законодательство не позволяет в полной мере решить эту задачу , что н аиболее ярко проявляется применительно к акци он е рным обществам. Солидарная ответственность основного обществ а (товарищества ) обусловлена возможностью давать дочернему обществу обязательные для него у казания . В свою очередь , такое право может возникнуть лишь тогда , когда оно предусмо трено в договоре с до черним обществом или его уставе ( абзац второй п . 3 ст . 6 Закона об АО ). Так им образом , даже 100-процентное участие в уст авном капитале дочернего общества не гарантир ует привлечения основного общества (товарищества ) к солидарной ответст венности по сдел кам , заключенным дочерним обществом во исполн ение указаний единственного акционера , если п раво давать такие указания не предусмотрено ни договором , ни уставом . Парадокс. Заметим , что в подавляющем большинстве случаев суды , отказывая в удовл етворени и иска о привлечении основного общества (т оварищества ) к солидарной ответственности по сделкам дочернего общества , указывают в решен иях , что истец не доказал наличия у от ветчика права давать обязательные для дочерне го общества указания или факт со в ершения сделки во исполнение этих ука заний <71>. -------------------------------- <71> См .: решение Арбитражного суда го рода Москвы от 10.08.2007 по делу N А 40-6344/07-7-33; Постановл ения Девятого арбитражного апелляционного суда от 31.10.2007 N 09АП -14336/2007-ГК п о делу N А 40-6344/07-7-33; ФАС Дальневосточного округа от 10.09.2004 N Ф 03-А 04/04-1/2351 ; ФАС Московског о округа от 03.06.2005, 19.05.2005 N КГ-А 40/3973-05 ; от 06.03.2008 N КГ-А 40/688-08 по делу N А 40-6344/07-7-33; от 04.05.2009 N КГ-А 40/3525-09 по делу N А 40-36507/08-5-345; Ф АС Уральского округа от 06.10.2009 N Ф 09-7577/09-С 4 по делу N А 71-12128/2008-Г 13; ФАС Северо-Кавказского округа от 21.01.2010 п о делу N А 63- 5465/2009 ; ФАС Восточно-Сибирского округа от 17.02.2010 по дел у N А 10-195/2009 ; ФАС Уральского округа о т 18.08.2011 N Ф 09-4942/11 по делу N А 76-24034/10; Определение ВАС РФ от 09.07.2008 N 8638/08 по делу N А 40-6344/07-7-33 и т.д. При решении вопроса о применении мер субсидиарной ответственно сти в порядке абзаца второго п . 3 ст . 56 ГК РФ основная сложность связана с доказательством вины основного общества (товарищества ) или иных л иц , имеющих право давать обязательные ук азания либо иным образом имеющих возможность определять действия юридического лица - банкр ота <72>. В отношении акционерных обществ форма вины фактически сведена к прямому умыслу , поскольку основное общество (товарищество ) долж н о было "заведомо знать " о нега тивных последствиях своего влияния на дочерне е общество в виде банкротства последнего ( абзац трет ий п . 3 ст . 6 Закон а об АО ), в результате чего возможность использования института субсидиарной ответственно сти нивелируется. -------------------------------- <72> См .: Постановления ФАС Северо-Западного округа от 20.02.2009 по делу N А 56-26180/2006 ; ФАС Западно-С ибирского округа от 18.01.2012 по делу N А 67-2366/2009 ; Опред еление ВАС РФ от 15.03.2012 N ВАС -2282/10 по делу N А 67-2366/2009 и т.д. Таким образом , помимо размытости содержан ия правовых норм еще одним недостатком является отсутствие унифицированного применения к основному обществу (товариществу ) мер с олидарной и субсидиарной ответственности . Стремле ние избавиться от них частично нашло свое отражение в тексте Концепции . Был сделан общий вывод о том , что положения ГК РФ об основных и дочерних обществах нуждаются в совершенс твовании ( п . 4.1.7 Концепции ). Предлагалось также унифицир овать основания ответственности основного общест ва (товарищества ) по долгам дочернего . Особо отмечалось , что указанная ответственность должна наступать во всех случаях , когда она вызвана исполнением дочерним обществом решений основного . Действительно , неясно , почему основное общество (товарищество ) должно освоб ождаться от солидарной ответственности только потому , что его контрольные пра в омочия не получили закрепления в дого воре , заключенном с дочерним обществом , или в уставе последнего , тем более что фикс ации таких правомочий можно легко избежать. VI. В проекте намечены способы разрешения обозначенных выше проблем . Прежде всего п ланируетс я заменить разрозненные правила об ответственности основного общества (товарищест ва ) по долгам дочернего на унифицированные положения , регламентирующие правовые статусы ко нтролирующего и подконтрольного лиц , которые не сводятся исключительно к хозяйственн ы м обществам (товариществам ). Как было п оказано выше , именно наличие контрольных прав омочий является предпосылкой для снятия корпо ративного покрова. Лицо признается контролирующим , если оно прямо или косвенно , самостоятельно или со вместно со своими аффилиро ванными лицами имеет возможность определять действия подкон трольного юридического лица ( п . 1 ст . 53.3 прое кта ). Предлагается изъять определение аффилированности из исключительной сферы антимонопольного закон одательства <73> и включить его в ст . 53.2 прое кта <74>. Косвенное воздействие на подконтрольное юридическое лицо предполагает опосредованное р егулирование его деятельности через третьих л иц . Таким образом , контролирующий субъект форм ирует модель поведения трет ьего лица , которое в свою очередь делает ее обязател ьной уже для подконтрольного юридического лиц а . В этом смысле для подконтрольного юриди ческого лица третье лицо также будет счит аться контролирующим ( абзац первый п . 2 ст . 53.3 проекта ). Механизм кос венного воздействия не является для нас н овым , он , например , известен законодательству о рынке ценных бумаг ( ст . 2 Федерального закона от 22.04.1996 N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг "), о бан ках и банковской деятельности ( ст . 4 , 36 , 43 Федерал ьного закона от 02.12. 1990 N 395-1 "О банках и б анковской деятельности "), о конкуренции ( ч . 8 ст . 11 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции "). Здесь мы можем гово рить о некоем "вертикальном " воздействии на подконтрольное юридическое лицо. -------------------------------- <73> См ., напр .: п . 1 ст . 93 Закона об АО и ст . 4 Закона РСФСР от 22.03.1991 N 948-1 "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рын ках ". <74> Следует подчеркнуть , что речь идет о тексте про екта , принятого в первом чтении Государственной Думой. Однако уже сейчас высказываются требования , в то м числе и на уровне Комитета Государствен ной Думы по гражданскому , уголовному , арбитраж ному и процессуальному законодательству , об и сключении из текста проекта унифицированных п равил об аффилированных и кон т рол ирующих лицах . В связи с этим , к сожале нию , нет полной уверенности в том , что соответствующие положения сохранятся в тексте проекта после его принятия во втором ч тении. Контролирующий субъект может определять д ействия подконтрольного юридического лица к ак самостоятельно , так и с помощью своих аффилированных лиц . В подобной ситуации в оздействия отдельного субъекта недостаточно для определения действий юридического лица , одна ко его неспособность выступить контролирующим лицом может быть исцелена совместн ы ми усилиями с аффилированными ему лиц ами . Обычно это происходит , когда несколько аффилированных лиц являются участниками одного и того же хозяйственного общества и величина их "консолидированной " доли позволяет квалифицировать совместное участие таких лиц в уставном капитале в качестве преобладающего . Для подконтрольного юридического лица аффилированные контролирующему лицу субъе кты также будут обладать контролирующим стату сом ( абзац первый п . 2 ст . 53.3 проекта ). Контролирующее лицо может определять дейс твия не одного , а сразу нескольких юридиче ских лиц , которые предполагается характеризовать в качестве лиц , н аходящихся под о бщим контролем ( абз ац второй п . 2 ст . 53.3 проекта ). Возможность определения действий подк онтрольного юридического лица предполагает как его понуждение к совершению определенных д ействий (активное поведение ), так и к возде ржанию от них (пассивное поведение ). Вне за висимости от выбранного типа поведения связан ные с ним процессы волеобразования и волеизъявления подконтрольного юридического лица обусловливаются влиянием контролирующего лица . Сами по себе действия , препятствующие процессам волеобразования или волеизъявления , н е охватываются конструкцией взаимоотношений , возн икающих между контролиру ю щим и по дконтрольным субъектами . Отсюда и норма п . 3 ст . 53.3 проекта , согласно которой лицо , имеющее возм ожность препятствовать принятию реше ния органом управления юридического лица , не может быть признано на этом основании контролирующим лицом такого субъекта . Примером может служить статус акционера , владеющего так называемым блокирующим пакетом акций , п озв о ляющим не допустить принятие решений по вопросам повестки дня общего с обрания акционеров , требующим квалифицированного большинства голосов. Перечень критериев , соответствие которым позволяет характеризовать субъекта в качестве контролирующего лица , приводи тся в п . 1 ст . 53.3 . проекта . О нем можно сказать следующее. Во-первых , его содержание схоже с набо ром осн ований , порождающих экономико-правовую связь "основное общество (товарищество ) - дочер нее " ( п . 1 ст . 105 ГК РФ ). Правда , есть определе нные отличия . Так , в проекте говорится , что преобладающее участие в уставном капит але подконтрольного юридического лица может б ыть не только прямым , но и косвенным . Т акже критерий возможности давать указания хар актеризует статус контролирующего лица , а не только условия его ответственности , как это имеет место быть сейчас примен ительно к ответственности основного общества (товарищества ) по долгам дочернего ( абзац второй п . 2 ст . 105 ГК РФ ). Наконец , по проекту лицо становится контролирующим в силу возможности определять избрание (назначени е ) единоличного исполнительного органа (управляюще й организации или управляющего ) и (или ) бол ее половины состава коллегиального органа упр а вления такого юридического лица . Данное положение , по существу , воспроизводит уже имеющиеся правила , применяемые в антимонопольном законодательстве при определении группы лиц <75>. -------------------------------- <75> См .: п . 5 , 6 ч . 1 ст . 9 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции ". Во-вторых , перечень рассматриваемых критериев является открытым , следовательно , в их ка честве могут выступать не поименованные в п . 1 ст . 53.3 проекта характеристики , наличие кот орых позволяет одному субъекту определять дей ствия другог о. В-третьих , перечень указанных критериев из ложен в форме презумпции , т.е . их наличие свидетельствует о возникновении особых правоот ношений между контролирующим и подконтрольным лицом , но лишь до того момента , пока не доказано иное , поскольку любое предпо ложение может быть опровергнуто. К сожалению , проект не лишен многих недостатков действующего законодательства , о ко торых упоминалось ранее . Представляется , что т ермин "преобладающее участие " в уставном капит але подконтрольного юридического лица целесообра зно было бы заменить на просто "уч астие ", поскольку смысл соответствующей нормы заключается не в характеристике самого участи я , а в установлении его последствий , заклю чающихся в приобретении возможности определять действия подконтрольного субъекта . Кроме т ого , в ряде случаев участие в уст авном капитале юридического лица может не являться преобладающим , но вместе с тем оно позволяет участнику обусловливать своей волей его действия. Возьмем классическую ситуацию с акционерн ым обществом , в котором два участник а : одному принадлежит 30% голосующих акций , другом у - 70%. Очевидно , что именно второй акционер б удет иметь преобладающее участие в уставном капитале акционерного общества . Но представи м , что проводится повторное общее собрание акционеров , в котором второ й акци онер не принимает участия . Тем не менее собрание будет правомочным , поскольку голосов первого акционера будет достаточно для н аличия кворума ( абзац второй п . 3 ст . 58 Закона об АО ). Все решения , принятые на таком собрании , буду т ц еликом и полностью определяться ми норитарным акционером , который в данной ситуа ции вполне может считаться контролирующим лиц ом. Помимо этого , проект не дает ответов на некоторые вопросы , возникшие ранее при менительно к ответственности основного общества (т оварищества ) по долгам дочернего . Об ответственности контролирующего лица говорится в п . 1 ст . 53.4 проект а . Она охарактеризована в качестве солидарной . Предполагается , что с олидарно с контролирующим лицом будут нести ответственность лица , через которых данное лицо осуществляет контроль , а также лица , совместно с которыми данное лицо осуществл яет контроль ( п . 4 ст . 53.4 про екта ). Заметим , что такая ответственность будет наступать теперь не только по обязательс твам из сделок , как это имеет место сейчас ( абзац второй п . 2 ст . 105 ГК РФ ), но и по обязательства м , порожденным действиями и даже бездействием подконтрольн ого юридического лица. Представим себе ситуацию , когда у конт ролирующего лица в силу чрезвычайных обстояте льств возникает риск утраты принадлежащего ем у имущества , причем этот риск не может быть устранен иначе , чем путем причинения вреда третьему лицу . Но если вред будет причинен действиями контролирующего лица , то оно будет обязано его возместить ( ч . 1 ст . 1067 ГК РФ ). Пользуясь своей возможностью определять действия подконтро льного юридического ли ца , оно посредством этих детерминированных де йствий зависимого субъекта опосредованно причиня ет вред третьему лицу , тем самым спасая свое имущество . Деликтную ответственность в данном случае будет нести подконтрольное ю ридическое лиц о как непосредственный причинитель вреда . Правда , суд может возложи ть такую ответственность на контролирующее ли цо , но это его право и настаивать на таком решении зависимый субъект не может ( ч . 2 ст . 1067 ГК РФ ). Согласно п оложениям проекта в подобной ситуации контрол ирующее и подконтрольное лица будут выступать солидарными должниками по обязательству из причинения вреда третьему лицу ( подп . 2 п . 1 ст . 53.4 проекта ). В целом проект устанавливает три осно вания для применения мер солидарной ответстве нности . В двух случаях речь идет о причинении вреда третьим лицам , чему с пособствовало пассивное поведение контролирующего лица. Так , в одной ситуации контролирующее л ицо не совершает определенных действий , стрем ясь избежать применения мер гражданско-правовой ответственности , обусловленного их совершение м ( подп . 2 п . 1 ст . 53.4 проекта ). Вместо этого указанные действия совершаются подконтрольны м юридическим лицом , что влечет за собой последствия двух видов : а ) ограничение ответственности контролирующего лица , которую оно бы понесло , если бы само совершило указанные действия ; б ) причинение данными действиями вреда третьим лицам. В другом случае н е совершаются действия , которые контролирующее лицо обязано было бы совершить в целях предотвращения вреда , причиненного третьему лицу действиями подконтрольного юридического лица ( подп . 3 п . 1 ст . 53.4 проекта ). Наконец , солидарная ответственность контролир ующего и подконтрольного субъектов наступает по обязательствам подконтрольного лица , возникшим из соверш енных им действий или б ездействия , если действия совершены или безде йствие допущено во исполнение указаний контро лирующего лица ( подп . 1 п . 1 ст . 53.4 проекта ). Заметим , что в действующей редакции абзаца второго п . 2 ст . 105 ГК РФ речь идет об исполне нии обяз ательных указаний . Исключение из проекта термина "обязательные " применительно к указаниям можно только приветствовать , поск ольку это избавит от ненужных споров , каки е указания следует считать обязательными , а какие - нет . Однако главный вопрос о том , что с читать указаниями , остался без ответа. Представляется , что норма о каких-то о собых указаниях во многом является искусствен ной и плохо вписывается в институт , реглам ентирующий отношения с участием контролирующих и подконтрольных лиц . Действительно , почему , выявив наличие связи "контролирующее - подк онтрольное лицо ", установив , например , что решен ие о заключении сделки последним было опр еделено контролирующим субъектом , для применения мер солидарной ответственности по обязательс твам из такой сделки нужно еще разбираться с наличием указаний на ее совершение. Очевидно , что , поскольку контролирующий су бъект определяет действия подконтрольного юридич еского лица , солидарная ответственность должна наступать по всем обязательствам , порожденным такими действиями . В да нном случае , обращаясь к терминологии концепции снятия корпоративного покрова , зависимый субъект выступа ет в качестве инструмента и не имеет значения , каким способом были предопределены его действия : указаниями доминирующего лица , ч ьим alter ego он выступ а ет , или как-то еще . Главное не это , а то , что соверш енные действия были детерминированы волей кон тролирующего субъекта , которая могла быть нав язана подконтрольному юридическому лицу различны ми способами , никак не влияющими на сущест во отношений зависимост и. Ответственность контролирующего лица может быть и субсидиарной , в том случае , когда оно , например , является единственным участник ом подконтрольного хозяйственного общества . Как следует из п . 2 ст . 66 проекта , единственный участник хозяйственного общества не сет субсидиарную ответственность по его обяза тельствам , возникшим в результате исполнения обществом дан ных им указаний . Очевидно , что положения п . 1 ст . 53.4 и п . 2 ст . 66 проекта плохо согласованы межд у собой . В соответствии с п . 1 ст . 53.4 проекта нормы о солидарной ответственности применяются , если Г К РФ или иным законом не установлено иное . Между те м иное как раз и установлено в п . 2 ст . 66 проекта . Получается , что к субъекту , наделен ному статусом контролирующего лица в си лу преобладающего участия в уставном капитале хозяйственного общества , но не являющемуся его единственным участником , будут применяться нормы о более обременительной ответственност и - солидарной , чем к единственному учас т нику - субсидиарному должнику <76>. -------------------------------- <76> На это обстоятельство уже обращалось внимание в юридической литературе (см ., на пр .: Шиткина И . Вопросы корпор ативного права в проекте федерального закон а о внесении изменений в Гражданский кодекс РФ // Хозяй ство и право . 2012. N 6. С . 16 - 17). От ответственности контролирующего лица п еред кредиторами подконтрольного субъекта в р амках реализации механизма снятия корпоративного покрова следует отличать пр едусмотренную ст . 53.1 проекта ответственность лица , уполномоченного в ыступать от имени юридического лица, чле нов его коллегиальных органов и лиц , опред еляющих его действия. Названные лица будут нести ответственност ь не перед кредиторами юридического лица , а непосредственно перед самим этим лицом за причиненные ему убытки . Истцами в делах о возмещении убытков может выступить как само юридическое лицо , так и его учре дители (уч а стники ) ( п . 1 ст . 53.1 проекта ). В последнем случае будет предъявляться так называемый косвенный , или прои зводный , и ск (derivative suit). VII. Изложенное выше позволяет обратить вн имание на следующие обстоятельства. 1. Развитие имущественного оборота предполаг ает создание надежных механизмов привлечения к ответственности лиц , определяющих действия подконтрольн ых им организаций , по обязате льствам последних . Поэтому целесообразно обратить ся к позитивному опыту применения концепции снятия корпоративного покрова . В этом смы сле можно только приветствовать появившуюся в проекте унификацию правового регулирования о тн о шений зависимости , далеко выходяще го за рамки существующих взаимоотношений межд у основным хозяйственным обществом (товариществом ) и дочерним , с созданием новых категорий контролирующего лица и подконтрольного юриди ческого лица . Установление отношений зави с имости , в силу которых контролирующее лицо доминирует над подконтрольным субъектом , определяя его решения , служит необходимой п редпосылкой для применения механизма снятия к орпоративного покрова. 2. Регламентация взаимоотношений между контр олирующим и подко нтрольным лицами позволя ет исключить или минимизировать отрицательный эффект использования контролирующим субъектом подконтрольной организации исключительно в своих интересах . Этот эффект наблюдается главным образом в двух сферах : в сфере управлен ия контр о лирующим лицом и в с фере ответственности по обязательствам подконтро льного юридического лица. Именно поэтому менеджмент контролирующего лица лишен возможности оказывать на него опосредованное влияние через подконтрольного с убъекта . Как следует из п . 3 ст . 67 проекта , юридическое лицо , подконтрольное контр олирующему хозяйственному обществу по признакам , указанн ым в ст . 53.3 проекта , не вправ е участвовать в управлении делами контролирую щего общества , в том числе гол осовать при принятии решений его органами. Что касается ответственности контролирующего лица по обязательствам подконтрольного , то ее механизм реализуется в рамках процедуры снятия корпоративного покрова. 3. Снятие корпоративного покрова - это не норма , а исключение из общего прави ла о самостоятельности и независимости юридич еского лица , в том числе и от своих участников (членов ). Оно оправдано в огранич енном числе случаев , когда подконтрольная орг анизационно-правовая структура используется контролир ующим л ицом в качестве инструмента для реализации своих собственных интересов без учета интересов зависимого субъекта. 4. Сам по себе факт контроля не я вляется достаточным основанием для снятия кор поративного покрова , поскольку это всего лишь предпосылка для игно рирования юридическо й личности подконтрольного субъекта . Еще прим енительно к дочерним обществам судебной практ икой было выработано следующее правило : "Исход я из нормы ст . 105 ГК , основное общество может влиять на д ела дочернего как путем дачи общего напра вления деятельности , не вмешиваясь в конкретн ые сделки , так и путем дачи обязательного указания по конкретным сделкам . Только в последнем случае основное общество отв ечает солидарно с дочерним по сделкам , зак люченным во исполнение таких указаний , соглас но п . 3 ст . 105 ГК " <77>. -------------------------------- <77> См ., напр .: Пост ановление ФАС Дальне восточного округа от 24.12.2002 N Ф 03-А 73/02-1/2760. Таким подходом обусловлено правило , согла сно которому контролиру ющее лицо несет солидарную ответственность по обязательствам п одконтрольного юридического лица не во всех случаях , а лишь при наличии оснований , изложенных в п . 1 ст . 53.4 проекта. 5. Данные основания неоправданно сужают в озможность применения к контролирующему лицу мер солидарной ответственности . Существу экономик о-правовой связи "контролирующее лицо - подкон трольное ", обеспечению защиты интересов кр едиторов зависимого субъекта в гораздо больше й мере соответствовала бы норма , в силу которой контролирующее лицо несло бы солид арную ответственность наряду с подконтрольным по обязательствам , возникающим из всех д е йствий (бездействия ), обусловленных во лей контролирующего лица . Вряд ли верно ув язывать факт влияния со способом его оказ ания , одним из которых как раз и может выступать исполнение подконтрольным юридическим лицом указаний контролирующего лица ( подп . 1 п . 1 ст . 53.4 проекта ). 6. В качестве критериев , определяющих , что действие (бездействие ) было совершено подк онтрольным субъектом под влиянием контрол ирующего лица , российский законодатель вполне мог бы использовать хорошо зарекомендовавшие себя основные тесты , применяемые американскими судами в рамках рассмотренной выше концепц ии "другого я " (alter ego): отсутс т вие необх одимых корпоративных процедур у подконтрольного юридического лица , его неадекватная капитали зация и т.д . Указанные тесты , подтверждая т от факт , что зависимый субъект представляет собой всего лишь инструмент , предназначенный исключительно для реал и зации интер есов контролирующего лица , тем самым позволяю т обосновать осуществление процедуры снятия к орпоративного покрова.

Приложенные файлы

  • rtf 26768962
    Размер файла: 766 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий