4. Теоретические подходы к понятию международна..


Полити?ческая интегра?ция (англ. Political Integration) — процесс сближения двух или более политических структур, направленный в сторону взаимного сотрудничества, в более узком смысле это формирование некоторого целостного комплекса политических систем на межгосударственном уровне[1]. Одним из характерных результатов такой интеграции является объединение этих структур. При этом необходимо наличие как формальных, так и неформальных институтов для совместного решения каких-либо вопросов. Предполагается, что в интегрируемом сообществе повышается уровень трансакций между участниками интеграции и возрастание общности интересов и ценностей.
Виды политической интеграции[править]
Политическая интеграция имеет две основные формы: внутригосударственная и межгосударственная. При этом внутри каждой из этих форм могут происходить интеграции на более низких уровнях, например, межпартийная интеграция, обычно приводящая к созданию одной достаточно мощной и сплоченной партии.
---
Межгосударственная[править]
Интернационализация, происходящая в современном мире, является как бы толчком к началу межгосударственной интеграции. После распада социализма в мире меняется парадигма развития, и от двух враждебных макро-государств общество создает систему полицентричности. Проведенная таким образом перегруппировка политических сил позволяет государствам найти свои места в мировом сообществе[4].
Внутригосударственная[править]
--
Внутригосударственная интеграция похожа по форме на межгосударственную, но по содержанию существенно отличается. В постсоциалистических странах происходит дезинтеграция прежнего единства. Именно она и позволяет создавать принципиально новые политические субъекты, которые могут осознанно решать необходимые задачи, направленные на развития интеграции внутри своих регионов и субъектов.
=========
Существующие определения интеграции
Определения региональной интеграции, принятые в современной науке, можно разделить на два вида. В первом случае в формулировке обобщается фактический опыт и проводится его экстраполяция, во втором — определение вытекает из готовой теоретической модели или конструкции, которая во многом «живет собственной жизнью» и лишь частично связана с реальностью.
Определения первого типа имеют много общего. Они получили наибольшее распространение благодаря своей эмпирической природе, ясности и заложенному в них здравому смыслу. Причем данные формулировки особенно характерны для описания экономической интеграции, с которой начинались объединительные процессы в Европе и которую гораздо легче измерить в количественном отношении, нежели интеграцию политическую или научно-техническую. Так, Ю. Шишков понимает под международным интегрированием наивысшую ступень интернационализации, при которой происходит «сращивание национальных рынков товаров, услуг, капиталов, рабочей силы и формирование целостного рыночного пространства с единой валютно-финансовой системой, единой в основном правовой системой и теснейшей координацией внутри- и внешнеэкономической политики» [Шишков 2001: 17].
Близкое по смыслу определение предлагают ученые из МГИМО Н. Ливенцев и В. Харламова: «…под региональной экономической интеграцией в самом общем виде понимается процесс постепенного хозяйственного объединения ряда стран. В результате формируется новый целостный хозяйственный организм — международный региональный комплекс». Авторы обращают внимание на то, что вследствие интеграции «создается новое качество международных экономических отношений» [Ливенцев, Харламова 2001: 323].
Известный голландский экономист В. Молле трактует экономическую интеграцию как «постепенное устранение экономических барьеров между независимыми государствами, в результате чего хозяйства этих стран начинают функционировать как единое целое. Экономическая интеграция не является целью сама по себе, а служит более высоким целям, как экономического, так и политического порядка». К ним причисляются благосостояние, мир, демократия и права человека. Высшей стадией интеграции Молле называет «полный союз», при котором происходит полное объединение хозяйств стран-участниц, в результате чего они фактически начинают действовать как федерация или конфедерация [Molle 2001: 4, 18].
Данный подход характерен и для политических наук. «Политическая интеграция между государствами есть формирование некоторого целостного комплекса на уровне их политических систем — точно так же, как экономическая интеграция есть процесс, осуществляющийся на уровне экономических систем нескольких государств», — утверждает В. Барановский.
=========
ВТОРОЙ ВИД
В политической науке разработано несколько основных теоретических подходов к объяснению региональной интеграции. Среди них — межправительственный подход, функционализм и федерализм. Все эти теории складывались под приоритетным влиянием европейского интеграционного опыта.
=================
Межправительственный подход сводит интеграцию к серии сделок между главами государств и правительств интегрирующихся сторон. В своем классическом варианте он подчеркивает роль государственных лидеров в процессах интеграции, исходя из того, что руководители мотивированы главным образом «интересами» собственных стран. Интеграция возможна только при существенном совпадении интересов, и поэтому ее пределы весьма ограниченны и, что важнее, нестабильны. Согласно классической версии межправительственного подхода, в случае Европейского Союза речь идет всего лишь об одной, пусть и относительно успешной, форме международной организации, к которой применимы все законы и ограничения международных отношений.
Либеральная модификация межправительственного подхода фокусирует внимание на тех группах, которые непосредственно определяют политику государства по отношению к внешнеполитическим партнерам, подчеркивая при этом роль внутренней конкуренции за реальную возможность формулировать «интересы» государства. Интеграция, полагают сторонники этой версии, следует требованиям конкретных «специальных интересов» внутри каждой страны — таких как большой бизнес, транснациональные корпорации или профессиональные объединения. «Общий знаменатель», необходимый для интеграции, возникает лишь в том случае, если близкие по интересам группы оказываются способными влиять на политику своих национальных правительств и при этом находят общий интерес.
=============
В отличие от предыдущей концепции, функционализм подчеркивает непосредственную роль элит, заинтересованных в интеграции. Его первоначальная версия делала упор на необходимость любой ценой избегать политических конфликтов и сосредотачиваться на интеграции тех функций государственного управления, которые менее всего политизированы. Однако даже там, где интеграция, безусловно, взаимовыгодна, политики едва ли смогут найти общий язык и достичь компромисса, поэтому принятие объединительных решений необходимо, как предполагается, делегировать экспертам и профессионалам в конкретных областях интеграции.
По наблюдению функционалистов, в обеспечении непрерывного хода интеграции важнейшая роль принадлежит так называемому «эффекту переливания» (spillover effect). Как только общие институты начинают контролировать значимые властные функции, становится ясно, что для достижения более полной эффективности желательно затронуть интеграцией и смежные области. К примеру, совместная координация производства угля и стали невозможна без координации правил внешней торговли или, скажем, железнодорожных перевозок. В свою очередь, координация железнодорожного транспорта потребует координации правил автомобильных перевозок, и так далее. Как только пройден определенный рубеж, лидеры национальных государств — благодаря эффекту переливания - оказываются заложниками интеграции и вынужденно соглашаются на ее дальнейшее углубление.
Эрнст Хаас выдвинул модифицированную версию описанной концепции, названную «неофункционализмом». Если традиционный функционализм подчеркивал в интеграционных процессах технократическую составляющую, то неофункционализм настаивал на ведущей роли в ней национальных политиков. По мнению его сторонников, обеспечения экономической и технократической эффективности в деле объединения недостаточно: необходимо поставить национальных политиков в такое положение, при котором они будут вынуждены связывать свою политическую судьбу с достижениями интеграции.
============
Наконец, интеграционная роль федерализма изначально была обусловлена стремлением европейских политических деятелей к предотвращению войн. Ради решения этой проблемы федералисты уже давно предлагают сформировать наднациональную власть, которая регулировала бы поведение отдельных государств, присвоив себе многие из их суверенных прав. В отличие от функционалистов, они игнорируют роль, которую в процессе интеграции играют такие экономические факторы, как структура отраслей промышленности или особенности системы профсоюзов; их больше интересуют методы территориального распределения власти. По убеждению федералистов, обществом, состоящим из нескольких государств, можно управлять только с помощью совместных политических институтов, организованных по территориальному принципу. Образцами интеграции, на которые ориентируются представители этого направления, выступают «успешные» федерации - Швейцария, Соединенные Штаты Америки, Германия.

Приложенные файлы

  • docx 26758379
    Размер файла: 20 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий