14.структурные параметры. doc

14. СТРУКТУРНЫЕ ПАРАМЕТРЫ СЕМЬИ
Понятие о структуре семьи

Термин структура (от лат. structura – строение) имеет ряд значений. Как наиболее общее можно привести следующее определение. Структура – это внутреннее устройство какого-либо материального или идеального объекта, описываемое категориями целого и его частей. Введение термина «структура» позволяет выявлять связи, изучать взаимодействия и соподчиненности составных частей различных объектов, выделять аналогии в их организации.

Структура семьи – одно из базовых понятий, используемых при описании семейного взаимодействия. Структурный подход к семье, ведущим представителем которого является С. Минухин, основан на «представлении о том, что семья есть нечто большее, чем индивидуальные биопсиходинамики ее членов» (С. Минухин, Ч. Фишман, 1998 (цит. по: А.В. Черников, 2001, с. 29)). Согласно положениям структурного подхода, семейные отношения подчиняются определенным закономерностям, которые управляют взаимодействием членов семьи. Эти закономерности, часто неосознаваемые, формируют целое – структуру семьи, свойства которой отличаются от свойств ее индивидуальных членов (А.В. Черников, 2001). Таким образом, представители структурного направления (С. Минухин, Т. Геринг, Д. Олсон и др.) при изучении семьи делают акцент на существующих в ней паттернах взаимодействия и связывают симптоматическое поведение членов семьи с дисфункциями семейных отношений, описываемых через нарушения структуры семьи. Поэтому условием устранения семейных проблем является изменение семейной структуры, а не коррекция симптома члена семьи.

Семейная структура представляет собой совокупность элементов семейной системы и взаимосвязей между ними. В качестве структурных элементов семьи как системы выступают подсистемы2) , представляющие собой локальные, дифференцированные совокупности семейных ролей, которые позволяют семье выполнять определенные функции и обеспечивать ее жизнедеятельность (С. Минухин, Ч. Фишман, 1998). Взаимоотношения между членами семьи зависят от характеристик подсистем, к которым они принадлежат. Выделяют три основных типа семейных подсистем:
Индивидуальная подсистема представлена отдельным членом семьи. В рамках семейной терапии она всегда рассматривается во взаимосвязи с другими подсистемами, то есть функционирование отдельного члена семьи анализируется в контексте его многочисленных семейных связей.
Подсистемы, где члены семьи принадлежат к одному поколению.
Супружеская подсистема. Эта подсистема является базисом нуклеарной семьи, определяя ее функционирование. Она включает в себя супругов, взаимодействие которых направлено на поддержание основной задачи данной подсистемы – удовлетворение личных потребностей брачных партнеров (в любви, близости, поддержке, заботе, внимании, а также материальных и сексуальных потребностей). Следовательно, взаимодействие супругов в рамках данной подсистемы строится по типу «взрослый – взрослый».
Родительская подсистема. Эта подсистема объединяет в себя членов семьи, взаимодействие которых связано с выполнением родительских функций, включающих в себя заботу о детях, их воспитание, развитие, социализацию и т.п. Таким образом, правила поведения в данной подсистеме определяются характером взаимодействий типа «родитель – родитель». Родительская подсистема не всегда состоит из отца и матери, как в традиционной модели семьи, но также может включать значимых других, которые в той или иной мере участвуют в воспитании детей. В случае появления ребенка вне брака, усыновления ребенка одним родителем, в ситуации неполной семьи единственный родитель может нуждаться в системе дополнительной поддержки. Такая система поддержки может включать членов расширенной семьи (дедушек и бабушек), представителей социальных систем (центры психологической помощи, центры социального обслуживания, церковь), друга (подругу), бывшего супруга и др. Родительская подсистема в такой семье может отличаться изменчивостью, что обусловлено конкретными потребностями единственного родителя, а также его способностью «разделять» родительские функции с временными членами родительской подсистемы.
Сиблинговая подсистема. Эта подсистема состоит из братьев и сестер нуклеарной семьи. Сюда также входят приемные и усыновленные дети. Правила поведения в сиблинговой подсистеме определяются взаимодействиями типа «брат – сестра» («брат – брат», «сестра – сестра»). Главная задача данной подсистемы – способствовать развитию навыков взаимодействия ребенка со сверстниками. Это своеобразная экспериментальная площадка, где ребенок имеет возможность исследовать других людей и строить с ними различные типы отношений. Умение отстаивать свою позицию, присоединяться к коалиции, уступать, договариваться – всему этому ребенок научается в группе сверстников. Если в семье только один ребенок, он обычно устанавливает дружеские отношения с детьми соседей и родственников при условии отсутствия препятствий для его общения за пределами семейной системы. Эти отношения позволяют заменить взаимодействие в подсистеме сиблингов.
Детско-родительская подсистема представлена членами семьи, относящимися к разным поколениям, а именно родителями и их еще не взрослыми детьми. Правила поведения в данной подсистеме определяются взаимодействиями типа «родитель – ребенок», направленными на реализацию задачи формирования у детей навыков саморегуляции, усвоения ими норм, ценностей и моделей взаимоотношений в иерархической социальной системе. Именно в рамках данных взаимоотношений ребенок выстраивает систему жизненных ценностей, приобретает опыт соблюдения правил и законов, выполнения обязательств, следования традициям и т.п.

Семейная структура представляет собой своеобразную топографию семьи, или квазипространственный срез семейной системы. Взаимоотношения между структурными элементами семейной системы можно описать через следующие параметры: сплоченность, иерархия, гибкость, внешние и внутренние границы, ролевая структура семьи. В качестве ключевых измерений структуры некоторые авторы (J. Birtchnell, 1987; M. Cierpka, 1988; M. Nichols, 1984; В.Н. Дружинин, 2006) называютсплоченность и иерархию.
Сплоченность



Сплоченность (связь, когезия, эмоциональная близость, эмоциональная дистанция) можно определить как психологическое расстояние между членами семьи. Критерием определения данного параметра семейной структуры является в большей степени интенсивность субъективных переживаний членами семьи характера их отношений, чем модальность этих переживаний (например, любовь, ненависть, обида и др.).

Пример. Отношения в семье, состоящей из отца, матери и дочери 11 лет, на первый взгляд нельзя назвать очень теплыми. В семье не очень приняты выражение ласки, нежности, признания в любви друг к другу. Однако все свободное время члены семьи стремятся проводить вместе: ездят на дачу, ходят в гости, в кино, убирают квартиру, делают покупки. Родители неохотно отпускают дочь на встречи с подругами и одноклассниками, тревожась о том, что может случиться что-нибудь плохое. Никто не может уснуть, пока вся семья не будет дома. Расставание членов семьи на некоторое время по причине командировки отца всегда проходит со слезами со стороны матери и тревожными ожиданиями его возвращения Описанный выше тип отношений является одним из примеров высокого уровня сплоченности между членами семьи.

Д. Олсон в рамках своей циркулярной или циркумплексной модели выделяет четыре уровня сплоченности (и, соответственно, четыре типа семей), которые можно представить в виде следующего континуума (А.В. Черников, 2001):

разобщенный
разделенный
связанный
запутанный

Разобщенный – низкая степень сплоченности членов семьи, отношения отчуждения. В таких системах члены семьи эмоционально разделены, имеют мало привязанностей друг к другу, демонстрируют несогласованное поведение. Они часто проводят свое время раздельно, имеют различные интересы и разных друзей. Им трудно оказывать поддержку друг другу и совместно решать жизненные проблемы. Было установлено, что супруги в таких семьях чаще проявляют депрессивную симптоматику (Н. Аккерман, 2000).

По мнению М. Боуэна, брачные партнеры посредством изолированности друг от друга и подчеркнутой независимости часто скрывают свою неспособность устанавливать близкие взаимоотношения, возрастание тревоги при сближении друг с другом (М. Боуэн, 2005). Подобного рода феномен был описан П. Куттером как «эмоциональная импотенция». В ее основе чаще всего лежат два фундаментальных человеческих страха – страх одиночества и страх быть поглощенным другим (П. Куттер, 1998).
Разделенный – некоторая эмоциональная дистанцированность членов семьи. Семьи с разделенным типом взаимоотношений характеризуются эмоциональной отделенностью членов семьи друг от друга, но она не является такой выраженной, как в разобщенной системе. Несмотря на то, что для членов семьи, прежде всего – супругов, более важно время, проводимое отдельно, они способны объединяться для обсуждения проблем, оказывать поддержку друг другу и принимать совместные решения.
Связанный – эмоциональная близость членов семьи, лояльность во взаимоотношениях. Связанный тип семьи характеризуется эмоциональной близостью, лояльностью во взаимоотношениях, не достигающей уровня запутанности. Члены семьи часто проводят время вместе, и оно более важно, чем время, посвященное друзьям и интересам.
Запутанный – уровень сплоченности слишком высок, низкая степень дифференцированности членов семьи. В таких семьях много энергии уходит на сохранение единства их членов, наблюдается крайность в требовании эмоциональной близости и лояльности. Члены семьи не могут действовать независимо друг от друга, имеют мало личного пространства для развития и проявления своей индивидуальности и характеризуются чрезмерной взаимной эмоциональной вовлеченностью.

Реакция на эмоциональное отдаление в таких семьях феноменологически может напоминать реакцию ребенка на потерю объекта привязанности. При этом ведущими по отношению к дистанцирующемуся члену семьи становятся амбивалентные чувства любви и ненависти (Дж. Боулби, 2006). Также могут присутствовать ощущения пустоты, одиночества, тревоги, уменьшения собственного «Я» (Н. Мак-Вильямс, 2001).

Д. Олсон считает, что центральные уровни сплоченности (разделенный и связанный) являются сбалансированными и обеспечивают оптимальное семейное функционирование, в то время как крайние значения (разобщенный, запутанный) являются проблематичными и приводят к развитию семейных дисфункций (А.В. Черников, 2001).

Таким образом, члены семей разделенного и связанного типов способны сочетать собственную независимость с тесными эмоциональными связями с другими членами семьи. Подобный тип взаимодействия, при котором между членами семьи устанавливаются тесные, эмоционально насыщенные связи и в то же время сохраняется уважение к индивидуальным границам, М. Уорден называет «интимностью» (М. Уорден, 2005).

Также как и в других аспектах семейных отношений, каждая семья проходит путь эволюции, выбирая наиболее приемлемую для ее членов эмоциональную дистанцию, позволяющую удовлетворить и потребность в слиянии, и потребность в отделенности.

Противоречие между указанными потребностями является одним из важных феноменов функционирования семьи, объясняющих нестабильность семейных отношений, прежде всего супружеских, по параметру сплоченности. Изменчивость эмоциональной связи в супружеской паре связана с определенной динамикой развития данных отношений. В жизни супругов вполне естественны периоды эмоционального сближения и дистанцирования, удовлетворенности и злости, разочарования. Они могут быть как ситуативно-обусловленными, так и закономерными, связанными с развитием брака во времени и специфичностью задач, стоящих перед семьей в разные периоды ее существования.

Нарушение супружеских отношений по параметру сплоченности представляет собой результат разрушения положительных эмоциональных связей между супругами. Он обозначается авторами как «эмоциональный разрыв», «эмоциональный развод», «изоляция», «эмоциональное неприятие» (А.В. Черников, 2001).
Иерархия

Иерархия характеризует отношения доминирования-подчинения в семье, а также включает в себя характеристики различных аспектов семейных отношений: авторитетность, главенство, доминирование, степень влияния одного члена семьи на других, власть принимать решения. Понятие «иерархия» используется также в изучении изменений в структуре ролей и правил внутри семьи (А.В. Черников, 2001).

Иерархия существует в любой социальной системе. Все семьи, в том числе, имеют определенную иерархическую структуру, где взрослые наделены определенной властью. Вместе с тем, идея иерархичности всегда контекстуальна. Например, в одной и той же семье в вопросах воспитания детей власть может принадлежать матери, в то время как распределением семейного бюджета занимается отец.

Можно выделить следующие типы семей, согласно установившейся в них системе семейной иерархии:
Авторитарная семья, иерархия в которойбазируется на главенстве одного из партнёров. Выделяют патриархальную семью, где главой является отец, и матриархальную семью, где власть принадлежит матери.Таким образом, в авторитарной семье главой является один из супругов, которому принадлежит основная власть и который несет основную ответственность за семью. Другой супруг обладаем меньшим объемом властных полномочий, чем первый, но большим, чем у детей. Отношения главы семьи с другим супругом и детьми строятся по принципу «доминирование – подчинение».
Эгалитарная семья – это семья, основанная на равенстве супругов. Как правило, в семьях с данным типом иерархии супруги могут как распределять сферы ответственности, как в примере, описанном выше, так и делить ответственность в рамках одной сферы (например, оба супруга несут равную ответственность за поддержание семейного бюджета, за воспитание детей и т.д.). Именно этот тип семьи занимает лидирующее положение в развитых западных странах. Он возник вследствие изменений социальных половых стереотипов, детерминирующих поведение и оказывающих влияние на развитие полоролевых установок. Изменения взглядов на традиционные женские и мужские профессии, экономическая нестабильность в социуме, растущая социальная и географическая мобильность и отдаленность от родственников сопровождается тенденцией к повышению эгалитарности браков. Однако сторонники биологизаторского подхода подвергают сомнению значимость этой тенденции, указывая, в частности, на то, что дифференциация мужских и женских ролей в семье и в общественно-производственной деятельности неустранима, так как основана на биологических особенностях представителей разных полов и их естественном взаимодополнении.

В различных семьях существуют разные основания, на которых базируется иерархия:
пол (например, «в нашей семье главные – женщины»);
возраст (например, «власть принимать решения принадлежит старшим»);
социально-психологические характеристики (например, «кто больше зарабатывает, тот главный», «кто умнее, у того и власть» и др.);
традиции (например, «в нашей семье власть всегда принадлежит мужчинам») и др.

В нормально функционирующей семье иерархия неразрывно связана с ответственностью. Вместе с тем, существуют ситуации, в которых власть и ответственность в одной и той же сфере принадлежат разным людям. В этом случае речь идет о дисфункциональной семье.

Пример. Семья с двумя детьми и отцом-алкоголиком много лет живет за счет матери. Отец не работает, хронически пьет, терроризирует всю семью. Старший сын собирается жениться. Всем было бы удобнее разменять квартиру, но это невозможно, так как отец против. Формально именно он обладает в семье самой большой властью, так как контролирует все процессы. Вместе с тем ответственность за принятие ежедневных решений несет мать.

Следующим и наиболее типичным видом нарушений структуры семьи по параметру иерархии является инверсия иерархии (перевернутая иерархия). При такой семейной дисфункции ребенок приобретает более высокий статус и соответственно большую власть, по сравнению, по крайней мере, с одним из родителей. Данная ситуация, как правило, имеет поддержку на макросистемном уровне через признание особого статуса ребенка прародителями и другими членами расширенной семьи.

Инверсия иерархии часто наблюдается при наличии:
межпоколенной коалиции;
химической зависимости одного или обоих родителей;
болезни или потери трудоспособности одного или обоих родителей;
болезни или симптоматического поведения у ребенка, благодаря которым он приобретает чрезмерное влияние в семье и регулирует внутрисемейные взаимоотношения.

Нарушение параметра «иерархия» также диагностируется в случае ее крайних проявлений: чрезмерной иерархизированности семейной системы и, наоборот, отсутствия в ней иерархической структуры. Это касается как семьи в целом, так и ее отдельных подсистем.

Пример. В семье двое детей: старшему сыну 15, младшему – 8. С одной стороны, родители требуют, чтобы старший сын присматривал и заботился о младшем: забирал из школы, делал с ним домашние задания, кормил его, когда родители на работе. С другой стороны, старший ребенок не имеет со стороны родителей никаких преференций по сравнению с младшим. Они оба должны идти спать в одно время, получают одинаковое количество карманных денег, родители требуют у обоих отчета о проведенном вне дома времени. Противоречивые воспитательные установки родителей по отношению к старшему ребенку приводят к размыванию индивидуальных границ в сиблинговой подсистеме и отсутствию в ней иерархической структуры, вследствие чего младший ребенок не подчиняется старшему, не выполняет его поручения, жалуется на него родителям. По принципу «младшим надо уступать» старший сын оказывается неподержанным родителями. Эта особенность семейного функционирования привела к тому, что младший ребенок испытывает трудности в школе в общении со сверстниками и учителями: он не умеет уступать, договариваться и не признает авторитетов.


Границы семьи



Понятие «границы семьи» используется для описания взаимоотношений между семьей и социальным окружением (внешние границы), а также между различными подсистемами внутри семьи (внутренние границы). Семейные границы представляют собой символические эмоциональные барьеры, которые защищают и поддерживают чувство целостности отдельных индивидов, подсистем и целых семей.

Семейные психотерапевты рассматривают границы как важную характеристику структуры семьи при ее комплексной диагностике. Границы поддерживаются, прежде всего, системой правил и договоренностей, существующих между членами семьи. Эти правила определяют, кто принадлежит к данной системе или подсистеме, и каков характер этой принадлежности.

В модели Д. Олсона параметр «границы семьи» описывается в виде континуума, на одном полюсе которого – жесткие, непроницаемые границы, на другом – размытые границы или их полное отсутствие (А.В. Черников, 2001):

жесткие
проницаемые
размытые


Таким образом, по степени проницаемости выделяют жесткие, проницаемые и размытые границы. Оптимальному способу функционирования семьи соответствуют ясно очерченные и проницаемые границы.

Внутренние границы описывают различия между подсистемами и определяются спецификой существующих в них правил взаимодействия. В случае, когда внутренние границы между родительской и детской подсистемами очень жесткие, в семье может не хватать тепла и близости. Если границы, например, между супружеской и родительской подсистемами размыты, то родители зачастую перестают функционировать как супруги, выполняя исключительно задачи, связанные с заботой о детях и их воспитанием. Подсистемы, в которых установлены недостаточно ясные границы, не способствуют развитию межличностных навыков внутри этих подсистем. Например, если родители вмешиваются в конфликты детей, последние никогда не научатся защищать себя, и это будет нарушать их отношения со сверстниками.

Особенности внутренних границ определяют количество и качество семейных коалиции – объединений, существующих между членами семьи. Понятие о коалициях является одним из центральных в структурном подходе С. Минухина. Можно выделить их два типа:
функциональные (между членами одной подсистемы)
дисфункциональные (между членами разных подсистем).

Например, недостаточно ясные внутренние границы приводят к возникновению межпоколенных коалиций, чем затрудняют развитие семьи. Такие объединения между членами различных подсистем, заключенные на основании гласных или негласных договоренностей, указывают на наличие проблем в семье, а также на нарушения семейной структуры.

А.В. Черников (А.В. Черников, 2001) описывает следующие варианты межпоколенных коалиций (все они являются признаками семейной дисфункции):
Коалиция одного из родителей с ребенком против другого, дистанцированного родителя. В такой ситуации родитель, не состоящий в коалиции, теряет свой статус и авторитет в глазах ребенка.
Коалиция одного из родителей с ребенком против другого родителя, также состоящего в коалиции с другим ребенком. В этой ситуации каждый из родителей оправдывает поведение «своего» ребенка и осуждает поведение другого.
Коалиция прародителя с ребенком против родителя. В ситуации, когда представители трех поколений живут вместе, бабушка (дедушка) нередко образуют такую коалицию с ребенком, направленную против воспитательных воздействий одного или обоих родителей.
Коалиция родителя с одним из детей (любимчиком), вызывающая зависть и ревность у других.
Коалиция одного из супругов со своими родителями против другого супруга и т.д.

Наличие межпоколенных коалиций свидетельствует о нарушениях границ и иерархии в семье. Дж. Хейли пишет о том, что «существует фундаментальное правило социальной организации: организация терпит бедствие, когда коалиции складываются поперёк уровней иерархии, особенно, когда эти коалиции секретные» (J. Haley, 1976). Коалиция, возникающая на основе совместного секрета, связанного с попыткой определённых членов семьи скрыть некоторую информацию от других, будет дестабилизировать всю семейную систему.

Особенности внешних границ отражают степень открытости семейной системы для контактов с внешним миром. Для слишком открытых семейных систем (при размытых внешних границах) характерны частые, неконтролируемые «вторжения» извне. Такая семья не обеспечивает необходимый уровень безопасности и комфорта для ее членов. Но не менее опасной является чрезмерная закрытость системы, являющаяся следствием ее жестких внешних границ. Члены семьи с жесткими внешними границами, как правило, отличаются повышенной тревожностью, испытывают страх перед внешним миром и могут иметь трудности при установлении контактов с другими людьми. Внешние границы также выполняют защитную функцию, ограждая семью и ее подсистемы от опасной информации, контактов и пр., а также способствуют сохранению семейной идентичности и стабилизации внутрисемейных отношений.

Пример. Семья беженцев-мусульман, оказавшись в большом городе с христианскими традициями, стремится сохранить свои национальные и культурные ценности. Для этого в семье принято правило, запрещающее детям иметь романтические отношения с ровесниками из немусульманской культуры. Родители тщательно следят за контактами своих детей, пресекая «опасные» связи.

Взаимосвязь между внешними и внутренними границами обычно описывается как обратно-пропорциональная: чем более диффузны и проницаемы внешние границы системы, тем более жёсткими и ригидными являются внутренние границы, и наоборот.

Например, в семье с размытыми внешними границами интересы ее членов обычно расположены за её пределами, отсутствует лояльность семейным правилам. Члены семьи редко и мало контактируют друг с другом, между ними нет близости. Такая семья может быть описана как группа автономных индивидов, чья независимость сочетается с отсутствием взаимной поддержки (S. Minuchin, 1974).

Наоборот, если семья устанавливает жёсткие и ригидные внешние границы, то ее внутренние границы, чаще всего, оказываются диффузными и проницаемыми. Такая система совершает небольшое количество обменов с внешней средой, а отсутствие или сверхпроницаемость внутренних границ обусловливает «слитость» членов семьи, утрату ими автономии (S. Minuchin, 1974).

Ряд авторов (например, H. Green, R. Verner) считает, что понятие «границы» нуждается в уточнении и дополнительной дифференциации и требует его рассмотрения по двум независимым друг от друга критериям: «близость – забота» и «интрузивность». Параметр «близость – забота» характеризуется вниманием, заботой членов семьи друг о друге, стремлением проводить время вместе. Интрузивность выражается в проявлении чувства собственности и ревности, при этом проявление индивидуальности рассматривается как угроза семейным отношениям. Данные авторы предлагают рассматривать границы не строго как разобщенные или как запутанные. Используя критерии «близость – забота» и «интрузивность», они рассматривают четыре возможных их сочетания: высокая близость – низкая интрузивность, низкая близость – низкая интрузивность, высокая близость – высокая интрузивность и низкая близость – низкая интрузивность (М. Уорден, 2005, с.42 – 43).

Частным видом внешних границ являются межпоколенные границы, описывающие отношения между супругами и их родительскими семьями. Понятие «межпоколенные границы» включает характеристики сплоченности и иерархии между членами семьи, относящимися к разным поколениям (А.В. Черников, 2001). Таким образом, можно говорить об эмоциональной и функциональной характеристике межпоколенных границ.

Эмоциональная характеристика межпоколенных границ определяется через параметр сплоченности. Эмоциональные межпоколенные границы определяются:
как размытые, если сплоченность членов нуклеарной семьи с членами расширенной семьи (например, одного из супругов с его родителями) соответствует высокому уровню;
как жесткие при низком уровне сплоченности или разобщенности между членами нуклеарной и расширенной семьи;
как проницаемые – при сбалансированности (умеренной близости) по параметру сплоченности между членами нуклеарной и расширенной семьи, сочетающей отделенность с сохранением эмоциональных связей.

Функциональная характеристика межпоколенных границ определяется через параметр иерархии между членами расширенной семьи, относящимися к разным поколениям (например, между супругами и их родителями). Функциональные межпоколенные границы характеризуются:
как размытые, если члены расширенной семьи обладают большей властью принимать решения, касающиеся функционирования нуклеарной семьи;
как проницаемые, если иерархический статус взрослых членов нуклеарной семьи при решении задач их семейной жизни превышает статус членов расширенной семьи. Однако при этом сохраняется возможность совещаться и учитывать мнение последних, несмотря на то, что приоритет в принятии решений принадлежит членам нуклеарной семьи;
как жесткие, если иерархический статус взрослых членов нуклеарной семьи при решении задач их семейной жизни превышает статус членов расширенной семьи. При этом мнение последних не учитывается, а их включенность в жизнь нуклеарной семьи минимальна (T. Gehring, 1998).

Показатель «межпоколенные границы» представляет особый интерес в психотерапии молодой семьи, поскольку позволяет выявлять характеристики взаимоотношений между супругами и их родителями и определять эмоциональную и функциональную отделенность брачных партнеров от родительских семей. При этом изучение межпоколенных границ целесообразно проводить через дифференцированный анализ их эмоциональной и функциональной характеристик.
Гибкость



Гибкость – способность семейной системы адаптироваться к изменениям внешней и внутрисемейной ситуации. Для эффективного функционирования семьи нуждаются в оптимальном сочетании внутрисемейных изменений со способностью сохранять свои характеристики стабильными.

В системной модели семейного функционирования R. Beavers способность семьи гибко реагировать и приспосабливаться к меняющимся условиям обозначается параметром «компетентность» (R. Beavers, 1990).

В циркулярной модели Д. Олсона гибкость семейной системы отражает «количество изменений в семейном руководстве, семейных ролях и правилах, регулирующих взаимоотношения» (А.В. Черников, 2001, с. 32). Автор предлагает данный параметр, как и предыдущие, также рассматривать в виде континуума, описывающего четыре уровня гибкости (А.В. Черников, 2001).

ригидный
структурированный
гибкий
хаотичный

Ригидный (очень низкий). Семейная система называется ригидной, если она характеризуется низкой способностью адаптироваться к изменяющимся условиям жизни, в силу чего перестает адекватно выполнять задачи, возникающие перед ней в связи с прохождением стадий жизненного цикла. То есть семья оказывается не способной изменяться и приспосабливаться к новой для нее ситуации. Появляется тенденция к ограничению переговоров, большинство решений навязывается наиболее статусным членом семьи. По Д. Олсону, система часто становится ригидной, когда она чрезмерно иерархизирована. Согласно ряду исследований (Ю.Б. Алешина, 1989), семья становится наиболее ригидной в период рождения и ухода за маленьким ребенком. В это время в супружеской паре наблюдается усиление значения полоролевых стереотипов в межличностных отношениях, что выражается в жесткой полоролевой дифференциации. Строгое распределение функций выступает способом семейной системы достичь определенного уровня гомеостаза. Достижение ребенком возраста самостоятельности снижает проблему распределения ролей в семье, становясь источником повышения гибкости семейной системы.
Структурированный (между низким и умеренным). При соответствии параметра гибкости структурированному уровню в семейной системе существует некоторая степень пластичности: например, члены семьи способны обсуждать общие проблемы и учитывать мнение детей. Роли и внутрисемейные правила стабильны, однако существует возможность их обсуждения.
Гибкий (умеренный). Гибкому типу семейной системы характерен демократический стиль семейного руководства, открытые переговоры, способность при необходимости менять семейные роли. Например, правила могут корректироваться в соответствии с изменением возраста или с появлением новых членов семьи. Иногда такой семье может не хватать руководства, основанного на принятии каким-либо членом семьи ответственности за изменения. Однако это не приводит к потере стабильности системы.
Хаотичный (очень высокий). Система в хаотичном состоянии имеет неустойчивое или ограниченное руководство. Решения, принимающиеся в семье, часто являются импульсивными и непродуманными. Роли неясны и часто смещаются от одного супруга к другому.

Согласно модели Д. Олсона, центральные уровни гибкости (структурированный и гибкий) являются сбалансированными и обеспечивают оптимальное семейное функционирование, в то время как крайние значения по шкале гибкости (ригидный и хаотичный уровни) ведут к нарушениям функционирования семьи.
Ролевая структура семьи

Роль – понятие, в котором отражены и социальные, и индивидуальные особенности личности, взаимодействие внешних и внутренних аспектов ее развития. По Э Томасу и Б. Биддлу, «роль – это набор предписаний, которые определяют, каким должно быть поведение человека, занимающего определенную социальную позицию. В разных контекстах роль определяет предписание, описание, оценку и действие; в идее роли находят отражение скрытые и явные процессы, собственное поведение и поведение других, поведение, которое инициирует индивид, и поведение, которое направлено на него» (B.J. Biddle, E.J. Thomas, 1966, с. 29)

Таким образом, роли представляют собой паттерны поведения, регулируемые долженствованиями и ожиданиями, которые определяют как собственные поступки человека, так и поступки окружающих его людей. Кроме актуального поведения в понятие «роль» включаются желания, цели, убеждения, чувства, социальные установки, ценности и действия, которые приписываются человеку. На характер распределения ролей в семье большое влияние оказывают семейные ценности и нормы.

Ролевая структура семьи является одним из наиболее изученных показателей семейных отношений. Исследовались ее различные аспекты: взаимосвязь полоролевой дифференциации и удовлетворенности супругами браком, роль ценностно-ролевой согласованности супругов в стабилизации брачно-семейных отношений, проблемы усвоения супругами ролей, ролевой конфликт карьероуспешных супругов и др.

Семейные роли – закрепленные за каждым из членов семейной системы наборы поведенческих паттернов, определяемые как индивидуальным (совокупность представлений о себе как носителе роли), так и микро-, макро- и мегасистемным уровнями функционирования семьи (Н.И. Олифирович, Т.А. Зинкевич-Куземкина, Т.Ф. Велента, 2005). Ролевая структура семьи предписывает ее членам что, как, когда и в какой последовательности они должны делать, взаимодействуя друг с другом (С. Минухин, Ч. Фишман, 1998).

Выделяют следующие семейные роли:
Роли, характеризующие взаимодействие членов семьи на индивидуальном уровне:
роли-обязанности,которые позволяют определить вклад каждого члена семьи в организацию совместной жизни и описываются через выполняемые функции: тот, кто готовит еду, зарабатывает деньги, убирает в квартире и т.п.
роли взаимодействия, отражающие типичные варианты поведения в различных ситуациях семейного общения. Например, в семье могут существовать такие роли, как козел отпущения, всеобщий утешитель, вечная жертва, любимчик и т.п.
Роли, описывающие взаимодействие членов семьи на микросистемном уровне:
супружеские роли: муж, жена;
роли, относящиеся к детско-родительской подсистеме: мать, отец, сын, дочь;
роли, относящиеся к сиблинговой подсистеме: брат, сестра.
Роли, описывающие взаимодействие членов семьи на макросистемном уровне:
роли, обусловленные кровным родством: бабушка, дедушка, внук, двоюродный брат и др.;
роли, возникновение которых обусловлено супружескими связями: свекор, теща, невестка, зять и др.
Роли, описывающие взаимодействие членов семьи на мегасистемном уровне, отражают те ролевые позиции, которые семья в целом и отдельные ее члены занимают в обществе.

Ролевое поведение членов семьи может быть связано с выполнением определенных обязанностей и с поддержанием внутрисемейного взаимодействия.

Роли-обязанности позволяют определить вклад каждого члена семьи в организацию совместной жизни и описываются через выполняемые функции: тот, кто готовит еду, зарабатывает деньги, убирает в квартире и т.п.

Роли взаимодействия позволяют выявить типичные варианты поведения в различных ситуациях семейного общения. Например, в семье могут существовать такие роли, как козел отпущения, всеобщий утешитель, вечная жертва и т.п.

Ролевая структура семейных отношений варьирует между полюсами «ригидная – гибкая», от строго распределенных ролей и жестких семейных правил до такого стиля семейного руководства, когда роли между членами семьи при необходимости могут изменяться. Например, в супружеской паре проявлением данных полярностей в ролевой структуре выступают, соответственно, традиционные и эгалитарные или равноправные браки.

В хорошо функционирующих семьях структура семейных ролей целостна, динамична, носит альтернативный характер и отвечает следующим требованиям:
непротиворечивость совокупности ролей, образующих целостную систему, как в отношении ролей, выполняемых одним человеком, так и семьей в целом;
выполнение роли должно обеспечивать удовлетворение потребностей всех членов семьи при соблюдении баланса индивидуальные потребности – потребности других;
соответствие принятых ролей возможностям личности;
способность членов семьи гибко функционировать в нескольких ролях.

Показателем дисфункциональности семейной системы служит появление патологизирующих ролей, которые позволяют семье как системе сохранять стабильность, однако в силу своей структуры и содержания оказывают психотравмирующее воздействие на ее членов (Э.Г. Эйдемиллер, В.В. Юстицкис, 1999). Одним из примеров ролевой дисфункциональности является делегирование роли взрослого ребенку, что весьма типично для семей с проблемой алкоголизации, где мать спасает отца и страдает, а ребенок оказывается перед необходимостью стать маминой «опорой» – поддерживает ее, не огорчает, скрывая свои детские трудности. Нередко при этом ребенок используется («триангулируется») матерью для решения супружеских конфликтов: выдвигается как щит во время пьяных скандалов, участвует в переговорах с отцом на следующее утро, например, пытаясь «вразумить» его и т.д.


Приложенные файлы

  • doc 26699082
    Размер файла: 105 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий