Род Вындомских (Н.Н.Кашкин Родословные разведки, СПб, 1912)

Н.Н.Кашкин. Родословныя разведки. С-Пб, 1912 (посмертное издание под ред.Б.Л.Модзалевского)

РОДЪ ВЫНДОМСКИХЪ
Вындомскіе! Самый звукъ этого родового прозвища не новость лишь для знатоковъ русскаго былого, но много ли могутъ и они сообщить объ этомъ род? Впрочемъ, сколько служилыхъ родовъ русскихъ, заслуживающихъ широкой извстности, не дождались еще вниманія даже ученыхъ изслдователей! A Вындомскіе имютъ право на вниманіе каждаго образованнаго русскаго не только по странности судьбы этого рода, но, въ особенности, по замчательыой личности одной изъ послднихъ его представительницъ. Каждому образованному русскому личность эта, конечно, извстна, знакома по озаряющимъ ее лучамъ славы ея друга величайшаго нашего поэта; только знакома, по послдней для Вындомскихъ ироніи судьбы, не подъ родовымъ ихъ прозвищемъ. Вс знаютъ имя Прасковьи Александровны Осиповой, но многіе ли помнятъ, что по себ она была Вындомская? И оказывается, что извстность пріобрла она не своему роду, a фамиліи своего мужа, человка безъ рода и племени и лично ничтожнаго.
Да, безспорно, странный рокъ тяготлъ надъ Вындомскими. Безвстыыя дти боярскія, о происхожденіи коихъ трудно представить даже сколько-нибудь обоснованную догадку, къ концу XYII вка всякими неправдами и преступленіями тогдашняго главы рода выбиваются они въ ряды богатыхъ Новгородскихъ вотчинниковъ, но за попытку поудить рыбы въ мутной вод стрлецкихъ безпорядковъ внезапно постигаетъ ихъ тяжкая бда ссылка цлою семьею въ Сибирь.
Жестоко проученные, съ трудомъ добиваются они возвращенія оттуда,іі потомки ихъ оказываются усерднйшими слугами всхъ правителей, смнявшихся на престол русскомъ въ XYIII столтіи: одинъ изъ нихъ длается приставомъ при «Брауншвейгской фамиліи», другой является надзирателемъ за сосланнымъ въ-Кончанское Суворовымъ! Старательная служба, едва ли по убжденію, a не по разсчету,и наслдственныя хозяйственныя дарованія доводятъ снова Вындомскихъ до значительнаго благосостоянія, но на этотъ разъ замчается въ нкоторыхъ изъ нихъ и привлекательная чертабезкорыстное стремленіе къ просвщенію; потомки хищниковъ XVII вка, чрезъ 100 150 лтъ являются Вындомскіе людьми любознательныыи и образованными, людьми настолько развитыми, что плнительныя свойства ума одной изъ послднихъ представительницъ этого рода пріобртаютъ ей уваженіе и дружбу самого Пушкина... И около того же времени родъ этотъ угасаетъ, и послдній изъ мужскихъ членовъ его, любовно изучавшій его прошлое, съ грустью прощался на бумаг, кончая долгую жизнь повидимому въ печальномъ одиночеств,со своимъ, обреченнымъ отнын на полную безвстность родомъ. Сказаннаго достаточно для объясненія побужденій его попытки уменьшить эту безвстность.
Данныя, съ этой цлью имъ собранныя, оказались не заключающими всего, нужнаго для составленія полной исторіи названнаго рода, но едва-ли это должно бы послужить препятствіемъ къ обнародованію предлагаемаго нын вниманію читат#лей очерка: естъ основаніе думать, что проблы сго касаются лицъ и обстоятельствъ ничмъ не замчательныхъ, a использованы для его составленія свднія хотя и отрывочныя, предмета неисчерпывающія, однако довольно разнообразныя. Извлечены они изъ нсколькихъ архивовъ, собраны изъ многихъ источниковъ печатныхъ, въ главной же части почерпнуты изъ богатйшаго рукописнаго наслдія, оставленнаго выш#упомянутымъ послднимъ Вындомскимъ. Неисповдимая судьба была милостивее къ этому наслдію, чмъ к наслдодателямъ: родъ угасъ, a дв части его архива сохранились, Богь всть какими путами доставшись ученымъ собирателямъ и очутившись: одна въ бумагахъ И.II.Сахарова, находящихся нын въ Румянцовскомъ Музе; а другая, весьма обширная, въ музе Императорскаго Археологическаго Общества въ ІІетербург, куда по-жертвована спасшимъ на своемъ вку такъ много цннаго A.Н.Неустроевымъ, неизвстно когда и y кого ее купившимъ.
Въ описяхъ названныхъ музеевъ бумаги Вындомскихъ не холько упомянуты, но составителемъ прекрасной «Описи древнихъ рукописей, хранящихся въ музе И.Р.Археологическаго Общества» (С.-Пб. 1879 г.), Д. И. Прозоровскимъ, многія изъ нихъ даже пересказаны Тмъ удивительне, что он до сихъ поръ не обратили на себя вниманіе изслдователей. Пишущій эти строки былъ едва ли не первымъ, ознакомившимся на мст съ этими рукописями обоихъ помянутыхъ музеевъ, при чемъ, къ прискорбію своему, нкоторыхъ описанныхъ Прозоровскимъ актовъ рода Вындомскихъ не нашелъ даже съ помощью библіот#каря. Остается надяться, что съ тхъ поръ, т.е. съ мая 1903 года, рукописи эти разысканы и расположены въ порядк.
Откуда заимствовано каждое свдніе, сообщаемое въ нижеслдующемъ оч#рк, везд въ немъ указано, за исключеніемъ данныхъ, извлеченныхъ изъ хранящихся въ музе Археологическаго Общества рукописей: ссылаться на послднія найдено излишнимъ, такъ какъ желающі# могутъ, при помощи «Описи» Прозоровскаго, легсо найти, въ какой изъ этихъ рукописей слдуетъ искать данное извстіе.
Въ заключеніе этого предисловія остается пожелатъ, чтобы лица, обладающія невошедшими въ настоящій очеркъ свдніями о всми забытыхъ Вындомскихъ, дополнили его сообщені#мъ въ печати всего, y нихъ имющагося.

I.

Какъ ни старался послдній Вындомскій, «гвардіи отставной давно прапоріцикъ» С#ргй "еодоровичъ, опредлить происхожденіе своего рода, это ему положительно не удалось.
Въ его семейныхъ бумагахъ былъ, между прочимъ, столпецъ,, читанный имъ въ 1817 году и помченный на оборот (кажется, праддомъ #го Вавилою Тихоновичемъ Вындомскимъ): «а се письмо выписывалъ изъ книги подьячей Семенъ, "оминъ сынъ, Травинъ; a книга за приписью дьяковъ Василья да Андря Щелкаловыхъ». Столпецъ этотъ, раньше принадлежавшій Роману "едоровичу Бутакову, содержитъ, какъ и другой нашедшійся въ томъ же собраніи, выписки изъ разрядовъ о лицахъ, начальствовавшихъ въ походахъ Грознаго: Казанскомъ 1544 года, Шведскомъ 1549 г. к Польскомъ 1550 г., походахъ, которыхъ никогда не было, чего Сергй "едоровичъ Вындомскій, по состоянію исторической науки въ его время, знать никакъ н# могъ. Найдя въ этихъ. столпцахъ, что въ поход на Казань былъ воеводою лвой руки думный дворянинъ Иванъ Васильевичъ Вындомской (или Вымдонской), въ поход противъ Шведовъвоеводою правой руки Михаилъ Васильевичъ Вымдонской и въ поход противъ Баторія воеводою большого полку, 28 сентября 1550 г. бояринъ "едоръ Ивановичъ Вымдонской, Сергй "едоровичъ приклеилъ къ первому столпцу листокъ съ припиской: «до меня въ такомъ подмоченномъ. виде и безъ начала дошла сия любезная бумага». По такому эпитету этой бумаги надо предпололшть, что въ высокое служебное положеніс трехъ помянутыхъ Вьмдонскихъ (повидимому и вовсе на свт не существовавшихъ) С#ргй "едоровичъ увровалъ вполн и счелъ ихъ, при томъ, своими предками. Надо, однако, замтить, что, какъ ему было извстно, въ родословной Вындомскихъ, раздобытой имъ ране 1817 года, въ которомъ онъ прочелъ помянутый столпецъ, именъ троихъ вышеупомянутыхъ апокрифическихъ лицъ не встрчается.
«Въ самый день Свтлаго Воскресенія получилъ я отъ Сергя Никитича родословную, присланную ко мн изъ Москвы; и я будучи тогда на Грузине»,безграмотно отмтилъ онъ объ ея полученіи, обрадовавшись ей настолько, что даже переложилъ ее въ вирши необычайной топорности.
«Родословная Вындомскихъ. Мною написана худо, но все-таки стихами», озаглавилъ онъ сво# произведеше. Справедлива въ этомъ отзыв лишь первая часть его: по отсутствію не только ри#мъ, но мстами и размра, признать рубленую прозу Вындомскаго за стихи никакъ нельзя. Гораздо досадне однако то, что въ тщетной погон за стихотворною формой авторъ принесъ ей въ жертву и смыслъ, добраться до коего мстами (за крайне досаднымъ исчезновеніемъ изъ его собранія бумагъ подлинной родословной, сообщенной ему помянутымъ (неизвстнымъ по фамиліи Сергемъ Никитичемъ) едва-ли возможно. Впрочемъ, да судитъ читатель по слдующему началу «Родословной»:
„Во Москв въ пыли лежало
Роду Вындомскихъ начало;
Я давно, давно искалъ,
Но никакъ того н# зналъ.
Но усердіе предолело,
Дружбу мн просить велело,
Чтобъ порылся, поискалъ
И мн правду-бъ написалъ.
Вдругъ, Апрля въ день великъ,
Получаю гір#дковъ ликъ
Анастасіи съ сыновьями;
Мн являются съ годами
Прохоръ, старый монахъ,
Что Мамая на поляхъ
Истребилъ татаръ тогда,
Co хоруговью стоя,
Поруча жъ ко званью Вынъ
Частъ удла земли Домской,
И его ужь первый сынъ
Нареченъ Захаръ Вындомской.
Книженъ, грамотенъ сей былъ,
Царю Тмному служилъ
Сановитый собою
To Василій съ сдиною,
Съ Греч#скимъ письмомъ въ рукахъ,
Толмачъ, знающій въ цыфрахъ.
Стефанъ съ Грознаго царя
М#чъ златой отъ б#дра
Получилъ за бой Казанской,
Лсъ великъза Астраханской,
За смиренье-жъ Новаграда
Землю многу отъ посада.
Храбрый, мочный, сильный Титъ
На войн тогда убитъ".
Вирши эти далеко не объясняютъ, что именно, какое и гд въ Москв хранившееся запыленное «начало», т.-е. разъясненіе происхожденія рода, получилъ ихъ авторъ отъ «дружбы» въ лиц Сергя Никитича; но на основаніи выраженія «ликъ предковъ» можно предположить, что рчь идетъ о родословномъ дерев съ лиц#выми изображеніями членовъ рода Вындомскихъ. Подтверждаютъ эту догадку и указанія Сергя "едоровича на Греческое письмо въ рукахъ Василія и хоругвь Прохора Вындомских, и описанія или намекд на наружность нкоторыхъ изъ нихъ (сановитаго, сдого Василья, мощнаго, сильнаго Тита и т. д.). Рисунковъ подобнаго содержанія дошло до нашего времени мало; тмъ не мене, упомянутый не единственный извстный. Нечего и говорить, что въ качеств историческаго источника такія лицевыя родословія никакой надежности не представляютъ, такъ какъ составители ихъ о соблюденіи соотвтствія дйствительности заботились всего мене. Но все-таки, какъ уже выше замчено, именъ трехъ апокрифическихъ Вымдонских в «начал роду» не встрчается, хотя древность его показана превышающей времена Мамая, и заслугъ и рдкихъ качествъ приписано всмъ его членамъ не мало.
Что касаехся до званья «Вынъ» и до «земли Домской», то врядъ ли въ этомъ извсхіи слдуетъ видхь чхо-либо, кром забавнаго образца генеалогическаго баснословія. На сомннія въ этомъ способна навести лишь одна, изданная въ начал XIX вка, мировая запись игумна Новгородскаго Аркажскаго монастыря Нафанаиломъ сыномъ боярскимъ Нечаемъ Харламовымъ отъ 7047 (1538) г. о пожняхъ и пашняхъ по Рыбит рк за озеромъ Ряпунды и въ Лапхъ (въ предлахъ ныншняго Тихвинскаго узда), гд въ числ послуховъ встрчаются «Ширяй Мики#оровъ сынъ Вымдомскаго, да Борисъ Григорьевичъ сынъ Домскаго» Сопоставляя это цнное извстіе съ родовыми прозвищами князей Андомскихъ, Новгородскихъ вотчинниковъ Едомскихъ, КостромскихъІІисемскихъ и нкоторыми подобными; вспоминая при томъ, что «ма» окончаніе названій множества ркъ сверной и средней полосы Руси (Кострома и Письмавъ Костромской губерніи, Клязьмавъ Московской и Владимірской губерніяхъ, Клютомавъ Калужской), можно скоре допустить предположеніе, что Домскими и Вымдом-скими были издревле прозваны роды Новгородцевъ, жившіе на рчк Дом и y заливовъ («выма») ея. Но и эта догадка крайне произвольна, тмъ боле, что существованіе рчки Домы лишь предположеніе пишущаго эти строки, быть можетъ, не боле удачное, чмъ открытіе «земли Домской» и натянутое изобртеніе прозвища «Вынъ» отца легендарнаго Захара Вындомскаго.
Ни Ширяя, ни Никифора «Родословная» не упоминаетъ: слдовательно, помимо неточностей, она еще и неполна, вроятно по неполнот ея источника, «начала». Впрочемъ, судить объ немъ по «стихамъ» Сергя "едоровича очень мудр#но, такъ неясно его изложеніе. Koro, напримръ, надо разумть подъ «сыновьями Анастасіи»? Очевидно Прохора, отца Захара, a еще кого? Или, можетъ быть, Анастасіяэто Настасья Пантелевна, бабка Тихона Андреевича Вындомскаго, вроятно, жена его родного дда Афанасія Степановича, о которой будетъ упомянуто въ дальнйшемъ изложеніи, a выраженіе: «съ годами» надо перевести: переходя въ глубину лтъ (отъ Анастасіи съ сыновьями, которыми «Родословная» кончается)? Дале: Захаръ, Василій, Степанъ, Титъ переименованы ли они въ порядк поколній, или же какъ-нибудь инач# доводились одинъ другому? На страниц 6-й «Родословной» имется примчаніе ея автора: «Но сего 1816-го года я получилъ изъ Москвы, что Степанъ былъ Васильевичъ»; изъ этой поправки можно заключить, что въ «начал», столь туманно излож#нномъ Серг#мъ "едоровичемъ, Степанъ не былъ показанъ сыномъ Василія.
«Я Сергй "едоровъ сынъ Вындомской, родившійся въ 1768 году и увы! теперъ остаюсь въ лтахъ преклонныхъ. Мною вся фамилія наша кончается. Прощай родъ Вындомскихъ, продолжавшійся боле 300 лтъ на Руси святой и въ Новгородчин»приписалъ владлецъ помянутыхъ столпцовъ на одномъ изъ нихъ около середины XIX столтія. Изъ этой, дышащей глубокою грустыо. приписки видно, что возникновеніе своего рода послдній изъ его представителей относилъ (въ то время, когда писалъ его) къ первой половин XVI столтія, a слдовательно разуврился въ бытіи нкогда восптыхъ имъ слугъ Василія ТемнагоЗахара Вындомскаго, отца его Прохора, истребителя татаръ Мамая (1380 г.?) и другихъ своихъ предковъ, «ликъ» коихъ столь обрадовалъ его въ бытность его въ Грузин, но существованіе которыхъ никакими документальными доказательствами не подтверждается. Нельзя не оцнить этого критическаго отношенія къ легендарнымъ даннымъ, столь льстившимъ родовому самосознанію послдняго Вындомскаго, отношенія, крайне рдко встрчавшагося въ его вр#мя среди не-спеціалистовъ и очевидно выработавшагося y Сергя "едоровича на почв #го усерднаго, вдумчиваго изученія всего такъ или иначе касавшагося родной ему старины.
Не отрицая возможности бытія героевъ «начала», но оставляя его на совсти неизвстнаго его автора, оказывается, что первымъ прямымъ предкомъ Сергя "едоровича, безспорно сущ#-ствовавшимъ, былъ СТЕПАНЪ (ВАСИЛЬЕВИЧЪ?) ВЫНДОМСКОЙ, документально извстный лишь изъ отчества его сыновейАфанасія, Якова, Гавріила и Михаила. Въ виршахъ С#ргя "едоровича послдній пропущенъ, что подтверждаетъ вышеуказанную неполноту «начала», a тремъ первымъ и потомству Афанасія посвящены слдующія строки:
Отъ Царя Грозна Ивана
Сыны храбраго Стефана,
Родны братья межъ собою,
На Крымъ ходили къ бою:
Аоанасіа, Гавріилъ;
Іаковъ тутъ же съ ними былъ.
Отъ Бориса Годунова
За Цар#вича младаго
Старый Іаковъ пострадалъ,
Въ заточ#ні# попалъ,
Что #го онъ пожалелъ;
Царство то вс# просиделъ.
Новаграда былъ на#мникъ,
Чтобъ Россіи помогалъ,
Делагардій,Шведъ изменникъ:
Но ее онъ разорялъ,
Подступая со полками,
Съ разной сзбродыо, съ поляками,
Что во Тихвин стоялъ,
Храмъ святый осаждалъ.
Князь Прозоровскій судьбою
Приготовился тутъ къ бою;
А#анасья жъ сынъ Андрей
Co дружиною своей
На выласку выходилъ,
Врага ІІІведа поб#дилъ.
Подъ Москвою съ Поляками,
Что съ Пожарскаго полками,
Семенъ грудью стоялъ,
Мать столицу защищалъ".
Этимъ и конча#тся «Родословная», приведенная здсь полностыо и, какъ вс прочія выписки изъ бумагъ Вындомскихъ, съ точнымъ сохраненіемъ ихъ правописанія; лишь знаки препинанія, совершенно въ ней отсутствующі#, пришлось разставить, дабы облегчить пониманіе этого своеобразнаго произведенія.
Изъ актовъ же выясняется о сыновьяхъ Степана Вындомскаго слдуюіц##.
А"АНАСІЙ СТЕПАНОВИЧЪ началъ службу въ 1559 (7067) году, хотя въ десятн по Обонжской пятин верстанья воеводы князя М. П. Катырева-Ростовскаго 1585 (7093) г. онъ почему-то показанъ уже «въ старикехъ». Служилъ онъ въ дтяхъ боярскихъ по названной пятин Новгородскаго «узда», приблизительно совпадавшей съ ныншними Новоладожскимъ, Олонецкимъ и Лодейнопольскимъ уздами. Выслуженный имъ помстный окладъ былъ для тогo разряда служилыхъ людей, къ каковому онъ принадлежалъ, довольно крупенъ, достигнув въ 1606 году при новомъ верстань князя Катырева-Ростовскаго 600 четвертей, но всего количества помстной земли, на которое окладъ этотъ давалъ ему право, онъ не пріобрлъ всего набралъ онъ въ Обонжской пятин 400 четвертей. Въ Пречистенскомъ Имоченицкомъ погост были за нимъ въ помсть: деревня Чангинъ островъ, Буяновъ тожъ, усадище, что была деревня Имоченской Наволокъ, пустошь по конецъ Малаго озерка подъ сосною, пустошь Братовщина, пустошь Таиболщина на Ояти, пустошь на Чук озер Безбяковщина, пустошь Межнино, Любаровщина тожъ, деревня, что была пустошь Темкачевщина, пустошь ГІахтовичи, пустошь въ Ерпеничахъ Семеновская, пустошь другая Семеновская, что была Телеговщина, Бурышевщина, въ Сяксеницахъ Патрухновщина, Липсаревщина, Еошелевская тожъ. Во Введенскомъ погост на Ояти онъ, какъ засвидтельствовала писцовая книга Андрея Плещеева 1582/3 года, имлъ помстныя пустоши Бобровщину на Ояти, Пенковичи, бывшую деревню Жихоревичи, бывшую деревню Васковскую, Лососкину тожъ, и пустошь подъ названіемъ «на Ояти». Въ погост Михайловскомъ Тервинскомъ владлъ онъ помстьемъ въ выставк Ребовичахъ, деревнею Чубуевъ Наволокъ и пустошью Теючевскою Въ 1590 году былъ онъ уже испомщенъ также въ Никольскомъ погост въ Ярославичахъ, и въ Никольскомъ погост на р. Сяси, и въ Петровскомъ и Никольскомъ погостахъ на Пчоуж. Въ 1601 году, при верстань новгородцевъ M. М. Салтыковымъ и дьякомъ Иваномъ Максимовымъ, онъ состоялъ окладчикомъ по Обонжской пятин. Въ походахъ пришлось ему побывать вроятно не разъ, такъ какъ отъ службы онъ былъ освобожд#нъ, по грамот царя Михаила "едоровича губнымъ старостамъ Заонжской половины Обонжской пятины 30 октября 1613 (7122) года, «за старостью и за многими ранами ». Несмотря на это освобожденье отъ службы, онъ и убитъ былъ на ней, какъ заявлялъ внукъ его Тихонъ Анреевичъ Вындомскій въ одной челобитной въ октябр 1689 года, равно какъ были убиты, по тому же заявленію, три брата Афанасвя Степановича«дды двоюродные» Тихона.
Имя жены его (Афанасия Степановича) Анастасья ІІантелевна (по крайней мр. такъ звали бабку Тихона). Сохранился отъ него и вещественный одинъ памятникъ икона (любопытно, гд она нын?), находившаяся въ Пречист#нскомъ Имоч#нскомъ погост Успенія Пресвятыя Богородицы, съ надписью назади ея: «Лта 7113 Іюля въ. 31 день поставилъ сію ікону в домъ Рожеству ІІресвятей Богородицы и Николаю Чудотворцу Афанасей Вындомской себ на память и своимъ родителемъ». Длиною эта икона была въ 2 аршина, шириною въ одинъ.
Братъ его ЯКОВЪ СТЕПАНОВИЧЪ въ службу вступилъ одновременно съ нимъ въ 1559 году, тоже записанъ въ десятн по Обонжской пятин 1585 года и испомщенъ вблизи брата. Нкоторыя: грамоты на данныя ему помстья дошли до Сергя "едоровича. Вындомскаго. Древнйшаяввозная грамота оть 24 Декабря 1585 (7094) г. на усадище Имоченской Наволокъ съ деревнями, въ Пречистенскомъ Имоченскомъ погост, данно# въ счетъ его помстнаго оклада, равнявшагося лишь 250 четвертямъ. «А за Яковомъ помстье », указываетъ между прочимъ этотъ актъ, « 10 обежъ. полъ-полъ-полъ-трети обжи; a не вошло (sic) его окладъ 15 обежъ. безъ полъ-полъ-полъ-трети обжи; a четв#ертные пашни 150 четвертей безъ полутрети четверти». Другое имвшееся y него тогда, же и тамъ же помстье, сданное ему по «перевёрстной» грамат, пустошь Телеговщина и пустошь, что была деревня Дуброшевщина. на Чук, надъ Малымъ озеромъ, были отписаны отъ него на Государя въ 1586 г., a 20 Сентября 1590 (7099) г. это же по-мсть#, 2 обжи съ получетью, пожаловано ему вмст съ братомъ. его А#анасіемъ. Затмъ, 21 Іюня 1591 г. дана ему ввозная грамата на пустошь въ Рюгин, на Ояти, въ томъ же Пречистенскомъ Имоченскомъ погост, вымненную y Ильи Карсаковаодну обжу безъ полчетверти, вошедшую въ его окладъ въ дополн#ні# къ имв-ишмся 16 обжамъ, a 13 Февраля 1593 г. дана такая же грамата на разныя земли и угодья тамъ же, нкогда отписанныя y брата его А#анасія, всего на 1Ѕ обжи. Упоминаются за нимъ также деревня на Рюгин гор съ его дворомъ поміциковымъ, пустошь Верхній Наволокъ Кузнецова, деревня на Шоткус рк, пустошь на той же рчк подъ горою, пустошь, что была деревня въ Часовничахъ, пустошь, что было Семеновско# усадище Кадыева, пустошь Заполье, пустошь Кутяновская Яковлева, пустошь Росляковская, пустошь на Сав-Озер. Наконецъ, въ 1 595 году была дана ему и вотчина,въ Пелужскомъ погост.
По поводу своихъ помстій Яковъ Степановичъ имлъ столкновені# съ Василіемъ Тихонович#мъ и Василіемъ Степановымъ Аврамовыми, которые самовольно пользовались рыбными ловлями въ общихъ съ нимъ водахъ на р.Ояти: обвинялъ онъ ихъ приказчиковъ въ насильств и требовалъ выдла означенныхъ угодій къ деревнямъ, отданнымъ ему въ помстье. Новгородскі# воеводы предписали по этому длу, 23 Апрля 1591 г., губному старост Никит Востинскому произвести дознаніе и выслать Аврамовскихъ приказчиковъ, для очной ставки съ жалобщикомъ, въ Новгородъ; чмъ кончилось длосвдній не сохранилось.
Въ десятн князя М. П. Катырева-Ростовскаго да И. Н. Салтыкова 1605/6 г. записанъ онъ, въ числ прочихъ дворянъ городовыхъ, такъ: «старой его помстной окладъ 300 четі, денги свер-шоны# 9 рублевъ, поверстанъ къ старому окладу на 100 четі, всего ему помстной окладъ 400 четі; денги даны стары# свершо-ные 9 рублевъ».
Самое любопытно# обстоят#льство въ жизни Якова Степано-вича это, безспорно, его сиднье въ заточ#ніи при Борис Годунов, до самаго конца этого царствованія, за то, что онъ «о царевиче Димитріи пожалелъ», какъ записалъ объ немъ, въ проз, С. ". Вындомскій, конечно и въ виршахъ воспвъ его. Хотя не подтверждаемое никакими документальными доказательствами, но не противорчащее исторической возможности, преданіе это весьма заслуживаетъ вниманія.
ГІри преемникахъ Бориса «старый Яковъ» еще продолжалъ службу вплоть до 1613 года, когда отставленъ отъ нея за раны и по старости. Набравъ помстья въ окладъ, полностью, 300 чет-вертей, онъ, за смертью на войн единственнаго своего сына Андрея Яковл#вича, сдалъ его, въ 1613 же году, своему племяннику, сыну старшаго брата А#анасія, тоже Андрею. Но отставка не спасла его отъ боевой смерти. Какъ уже было упомянуто, указывалъ въ одной своей челобитной на смерть А#анасія Степановича и трехъ его братьевъ «на служб» (а подъ этимъ выраженіемъ разумть надо службу ратную) Тихонъ, сынъ Андрея Афанасьевича; то же повторялъ впослдствіи сынъ Тихона Вавила, a такъ какъ подобныя показанія челобитныхъ обычно поврялись по бумагамъ государственныхъ архивовъ, то уклоняться въ нихъ отъ истины челобитчики, зная это, позволяли себ рдко, и извстію о боевой смерти всхъ четырехъ сыновей Степана ' Вындомскаго вполн слдуетъ придать вру. Погибли они, надо думахь, около 1614 года, защищая родныя мста отъ «разрухи».
Въ дозорной книг Заонжской половины Обонжской пятины, составленной Миною Лыковымъ да подъячимъ Яковомъ Гнеушевымъ въ 1619-1620 г., о помстьяхъ Якова Вындомскаго, перешедшихъ къ племяннику его Андрею А#анасьевичу, есть такія отмтки: деревня на Шоткус пуста, сожжена Литовцами; деревня на Рюгин гор «крестьяне обнищали отъ Литовскихъ и отъ Нмецкихъ людей раззоренья, кормятся по міру»; пустошь, что была деревня, на той же гор «мсто дворовое, что былъ дворъ помщиковъ; дворъ сожгли Нм#цкіе люди въ прошломъ во 122 (1614) году». 0 дер#вн Чубуевъ Наволокъ, доставшейся Андрею Афанасьевичу въ Михайловскомъ Тервинскомъ погосх отъ отца, отмчено: «селятся ново посл войны Нмецкихъ людей». Многія семьи не досчитались тогда цлаго ряда своихъ членовъ,Вын-домскі# не составили исключенія.
Третій изъ братьевъ, ГАВРІИЛЪ СТЕПАНОВИЧЪ, служившій тоже въ дтяхъ боярскихъ Обонжской ііятины, записанъ также въ десятняхъ 1585 н 1605/6 гг. Въ послдней о немъ сказано, что къ прежнему его окладу, 400 четв#ртямъ и 9 рублямъ, прибавлено 100 четвертей и 3 р.; слдовательно, старшаго своего брата Якова онъ обогналъ, что и понятно, если тотъ дйствительно потерялъ нсколько лтъ на сиднье въ заключеніи. Впослдствіи нкіе Новгородцы, враждуя съ Вындомскими, корили ихъ родъ тмъ, будто Гавріилъ Степановичъ служилъ по Ладог въ недльщикахъ и ходилъ тамъ въ нарядчикахъ отъ Григорія Муравьева. Доказательствъ представлено не было, a Вындомскіе горячо оспаривали это утвержденіе, ссылаясь на бумаги Ладожской приказной избы. Слдуетъ, однако, замтить, что невозможнаго оно въ себ ничего не заключало. Вс сыновья Степана Вындомскаго были поверстаны въ дти боярскіе и служили въ послдней «стать» «съ городомъ», то-есть были настолько незнатны, что едва ли могли избжать, въ мирное время, исполненія тхъ мелкихъ гражданскихъ должностей, которыя, какъ доступныя и людямъ низкаго происхожденія, считались унизительными. Начало службы каждаго въ томъ или иномъ чин, разряд всецло обусловливалось въ т вка служебнымъ положеніемъ его отца; a Степану Вындомскому даже и вирши Сергя "едоровича не приписываютъ никакихъ высоких должност#й, утверждая лишь, что за отличіе въ походахъ онъ былъ пожалованъ великимъ лсомъ и многими землями «отъ посада» (очевидно, изъ отобранныхъ отъ «господина Великаго Новгорода»), да золотымъ мечомъ съ бедра самого Грознаго, что хотя и не невозможно, но конечно гораздо мене вроятно, чмъ пожалованіе Новгородскими помстьями или даже вотчинами.
Гавріилъ Степановичъ былъ испомщенъ въ 1590 (7098) году въ Никольском погост на Шунг; дтей повидимому не имлъ, a умеръ, какъ выше сказано, въ бою.
0 МИХАИЛ СТЕПАНОВИЧ, не восптомъ С. ". Вындомским, послдній, однако, зналъ, что ему въ 1594 году было дано въ Имоченицахъ и въ Сяксеницахъ 7 обежъпустоши Зыковщина, Ручей и Кургино. Въ томъ же году, служа сыномъ боярскимъ Софійскимъ, т.е. при митрополит Новгородскомъ, онъ былъ пожалованъ своимъ владыкою, Варлаамомъ, 10 обжами земли въ Имоченицкомъ же погост. Умеръ тою же смертью, что и братья его.
Продолжателемъ рода явился старшій сынъ старшаго изъ ніхъ, Андрей А#анасьевичъ. На служб онъ показывается съ 1613 года, когда выдержалъ, подъ начальствомъ воеводъ князя Сем. Bac. ІІрозоровскаго и Леонтія Андр. Воронцова-Вельяминова, осаду г. Тихвина Шведами, ими отбитыми, при чемъ «на многихъ приступахъ и вылазкахъ бился». Какъ возвеличилъ его за это послдній его потомокъ, было уж# сообщено. 30 Октября того же года онъ былъ поверстанъ помстнымъ окладомъ на 500 четвертей и въ счетъ этого оклада къ тремъ стамъ четвертей, сданнымъ ему дядею его Яковомъ, изъ помстій его отца, выше сего тоже упомянутыхъ, было отдлено ему 100 четвертей. Жилъ онъ, какъ отмтили дозорщики Лыковъ и Гнеушевъ въ 1619 1620 году, въ усадищ, что была деревня, Имоченскомъ Наволок, но безпрестанно отвлекался отъ заботъ возсозданія хозяйства, погубленнаго въ лихолтье, многочисленными служебными порученіями, на него возлагавшимися. Едва ли не первымъ изъ нихъ было порученіе ему, 7 Апрля 1616 года, составить опись Александро-Свирскаго монастыря.
Co времени исполненія этой работы, y него утвердилась особая связь съ названной пустынью, перешедшая и къ его потомству. Уже въ слдующемъ году онъ вторично былъ посланъ, на празд-никъ Троицы, въ тотъ же монастырь, для сбора въ пользу послдняго съ торговыхъ людей по пяти денегъ съ рубля стоимости ихъ товаровъ, «на фимьянъ и на ладанъ». Такъ какъ мстный игум#нъ "еодоритъ выдалъ ему 9 Іюня росписку («отпись») въ полученіи отъ него 9 рублей 3 алтынъ 4 денегь, то есть, по стонмости тогдашняго рубля сравнительно съ ныншнимъ, на сумму около 155 рублей, то очевидно, что товаровъ было продано въ этотъ праздникъ приблизительно на 6200 ныншнихъ рублей; вообще монастырь Свирскаго чудотворца имлъ, кром духовнаго, еще и не малое торгово-хозяйственное значеніе въ своей округ.
Любопытно, что присланъ сюда былъ Вындомскій тогда по наказу уполномоченныхъ для заключенія мира со Швеціей окольничаго князя Д. И. Мезецкаго да А. И. Зюзина съ товарищами. Можно думать, что онъ состоялъ въ числ дворянъ ихъ свиты, ибо 13 Декабря 1619 года на него было возлож#но новое, гораздо боле сложное порученіе, имвшее прямое отношеніе къ длу приведенія въ исполненіе условій Столбовскаго мирнаго договора: онъ былъ посланъ къ Шведскимъ «межевальнымъ дворянамъ» выразить неудовольствіе медленностью ихъ явки на създъ и избраніемъ для него Порозерской волостки, въ которой ихъ посланцы причинили жителямъ много вреда, и заявить, что царскіе послы не съдутся съ ними ни въ какомъ иномъ мст, кром Вьепсья ручъя, откуда и надо начать межеваніе; вообще же онъ долженъ былъ убдить Шведовъ миролюбиво завершить начато# дло,и, насколько можно судить по обнародоваыньшъ къ настоящему времени архивнымъ свдніямъ объ означенномъ размежеваніи со Щвеціей, цль его посылки достигнута была.
Слдующее изъ извстныхъ порученій, имъ выполненныхъ, было возложено на него черезъ 4 года Новгородсісими воеводами: онъ былъ опять отправленъ на Троицынъ день въ Свирскій монастырь для сбора тхъ же пошлинъ, что 6 лтъ назадъ, при чемъ облеченъ властью прескать тамъ корчемство, игру въ зернь и развратъ, подвергая виновныхъ разнымъ очень тяжелымъ наказаніямъ. Подлинный наказъ, ему тогда данный, былъ черезъ 206 лгъ весь переписанъ его праправнукомъ Сергемъ "едоровичемъ, отмтившимъ это на конц столпца. Въ тотъ ж# монастырь былъ Андрей А#анасьевичъ снова посланъ 12 Февраля 1628 года, вторично для переписи его.Въ 1629 году ему окладъ былъ 600 четвертей, жалованья 8 рублей. 22 Ноября того же года, при разбор ІІовгородцевъ княземъ Мезецкимъ съ дьякамі, y Вындомскаго было показано 546 четвертей съ 7 крестьянами да 10 бобылями непашенными; окладчики про него сказали, что онъ «собою добръ; помстье раззорено отъ войны Литовскихъ и Нмецкпхъ людей и отъ Русскихъ воровъ». Затмъ служилъ онъ по Обонжской пятпн окладчикомъ при составленіи десятенъ въ 1632 и 1633 годахъ, получая жалованья по 25 р. въ годъ, a въ 1638 г., не состоя боле окладчикомъ, получалъ по прежнему 8 рублей при томъ же помстномъ оклад, и наконецъ служилъ заставнымъ головою. Само собой разумехся, успху служебной его дятельности очень способствовала его относит#льная образованность. Что онъ былъ грамотей, видно не только изъ оставшихся отъ него рукописаній длового содержанія, но и изъ иныхъ дошедшихъ до послдняго Вындомскаго древнихъ рукописей. Одна«Слово святого священ-номученика Евсевія епископа о созданіи міра и о кончин вка сего»вся переписана, по его опредленію, рукою самого Андрея А#анасьевича, a другая«Слово Моисея Угрина», надписанная его именемъ, свидхельствуехъ, что онъ пріобрталъ подобныя духовно-нравственныя сочиненія, каковыхъ (а равно рукописей историческаго содержанія) дошло до его праправнука не мало.
Средства на покупку ихъ найтись y него могли,-нкоторо# состояніе онъ несомннно пріобрлъ. Точныхъ свдній объ зтомъ не сохранилось, но, какъ уже было сказано, въ 1613 году ему было отдлено 100 четвертей изъ помстій отцовскихъ и 300, принадлежавшихъ ране дяд его Якову; затмъ, уж# въ 1616 году губной староста Семенъ Агапитовъ отводилъ ему новое помстье въ Имоченскомъ погосх на Ояти, при чемъ Андрей А#анасьевичъ собственноручно снялъ списокъ съ книгъ объ отдл ему этго помстья, равно какъ съ отдльныхъ книгъ на свои, a прежде Якова Вындомскаго дворни; a ужъ къ 7 Октября 1625 г. онъ былъ испомщенъ сполна, соотвтственно своему окладу. Означеннаго числа была дана ему ввозная грамата на 600 четверхей въ погостахъ Имоченицкомъ, Никольскомъ и Рождественскомъ на Сяси, Климантовскомъ на Волхов; изъ нея видно, что вс 200 четвертей, на которыя увеличилось съ 1613 года его помстное владнье, принадлежали ране его отцу. Затмъ вымнялъ онъ y Иларіона Философова 28 четвертей съ третникомъ въ Имоченицкомъ и дв безъ третника въ Богоявленскомъ погостахъ, на которыя получилъ ввозную грамату 22 Ноября 1625 года. ІІосл того жилъ онъ долго, до 8 Сентября 1651 года, все время служа, a потому если помстный окладъ его и не увеличился, то часть его помстій наврно была обращена ему въ вотчины, и онъ могъ поэтому опять получить новыя помстья. Кром того, надо думать, что къ нему ж# перешли поступившія въ родъ Вындомскихъ при прежнихъ поколніяхъ вотчины, такъ какъ y него былъ лишь одинъ братъ СЕМЕНЪ А"АНАСЬЕВИЧЪ, верстанный 30 Октября 1613 года окладомъ въ 300 четвертей и тогда же получившій равное количество земли изъ отцовскихъ помстій; онъ погибъ на войн, утонувъ, и хотя былъ женатъ, но дтей не оставилъ. 0 служб его подъ Москвою въ ополченіи князя Пожарскаго упомянуто въ послднихъ строкахъ вышеприведенной «Родословной» С. ". Вындомскаго. Андрей же А#анасьевичъ имлъ двухъ сыновей и двухъ дочерей отъ брака со вдовою Корнилія Іевлева, Пелагеей Андреевной. Урожденная она была вроятно Дубровская,по крайней мр, сынъ ея Тихонъ называлъ Петра Ивановича Дубровскаго своимъ братомъ; подъ старость она приняла иночество съ именемъ ІІрасковьи.

II.

Старшій сынъ Аидрея А#анасьевича и Пелагеи Андреевны Вындомскихъ, Тихонъ, былъ однимъ изъ замчателънйшихъ по своимъ мрачнымъ свойствамъ, a особенно по судьб, членовъ этого рода. Рожденный около 1608 года, хорошо обученный грамот, отъ природы очень способный, онъ началъ службу въ томъ же разряд служилыхъ людей, какъ и предки егоНовгородскимъ сыномъ боярскимъ, съ окладомъ въ 350 четвертей и жалованьемъ въ 12 рублей въ годъ, и побывалъ во многихъ походахъ, при чемъ и раненъ былъ не разъ, a въ мирное время исполнялъ разнообразныя порученія Новгородскихъ воеводъ. Такъ, 3 Іюня 1649 г. онъ былъ посланъ произвести опись того же Александрова Свирскаго монастыря, который дважды описывалъ его отецъ, по случаю назначенія туда новаго игумна; 3 Августа 1653 г. посланъ, съ 10 стрльцами, чтобы посадить въ тюрьму на 3 дня Старорусскаго воеводу Петра Непейцына за то, что по извту подьячаго приказа Устюжской четверти Захарка Истомина на Василья Веневитова въ «Государевомъ великомъ дл» онъ, не писавъ Государю къ Москв, сыскивалъ самовольно,a также, чтобы привезти въ Новгородъ Веневитова, Истомина и указанныхъ имъ свидтелей.
Женился Тихонъ Андре#вичъ толыво въ 1640 г. на Степанид, дочери Степана Салтановича Кошелева, отъ которой имлъ 4 сыновей и 2 дочерей. Слдуетъ думать, что за нею онъ взялъ немалое приданое, въ деньгахъ ли или помстьяхъ (напримръ, Котелевщину на Чук), такъ какъ уже около 1645 года, т.е. еще при жизни отца, онъ нашелъ средства, чтобы выстроить церковь въ своемъ родномъ погост Имоченицахъ; иначе трудно объяснить происхожденіе этихъ средствъ, ибо службою онъ къ тому времени много пріобрсти еще не могъ, не занимавъ никакихъ видныхъ должностей. Даже въ «выборъ» Новгородскихъ дворянъ былъ онъ написанъ лишь посл похода для усмиренія Псковскаго мятежа 1650 года, за рану, полученную имъ въ полку боярина князя Ив. Ник. Хованскаго,рану, которая принесла ему также придачу помстнаго оклада и пожалованіе деньгами «изъ Чети». Весьма вроятно, впрочемъ, что онъ уже тогда началъ увеличивать свое состояніе тми способами, какими нажилъ себ, съ теченіемъ времени, и богатство, и множество враговъскупкою кабалъ и исковъ и пріобртеніемъ земельныхъ владній, при помощи пріязни съ приказными людьми и изученія законовъ и судопроиз-водства, всевозможными сомнительными путями. Досталось ему порядочное состояніе и отъ отца, по раздлу, съ благословенія матери, съ меньшимъ братомъ Тимо#еемъ въ Октябр 1653 (7162) года, при чемъ каждый получилъ особое «усадищ#», a помстныя земли, деревни, пустоши, покосы, рыбныя ловли.и вс угодья, равно какъ вся движимость, подлены пополамъ, при томъ крестьян# вс поименно. Впрочемъ, съ начала, въ 1654 г., войны съ Яномъ-Казиміромъ Тихону Андреевичу пршплось пр#рвать свою помянутую дятелыюсть на нсколько лтъ. Еще въ 1658 году онъ «былъ на Свейскомъ посольскомъ създ», при княз И. С. ГІрозоровскомъ и знаменитомъ Нащокин, за что пол%чилъ прибавку къ окладу Еще боле вознагражденъ былъ онъ посылкою на воеводство въ Илимскій острогъ, на Ленскій волокъ, хотя и не охотно подчинился назнач#нію въ такое безлюдное, глухое мстечко и въ такую даль. Конечно, сдлать худшій выборъ, чмъ его, правительство едва-ли могло.
27 Апрля 1659 года былъ данъ ему чрезвычайно обстоятельный и подробный наказъ, написанный на столпц изъ 54 листковъ, проникнутый заботой объ увеличеніи дохода съ подчиненной Вындомскому окраины безъ обидъ и притсненія ясачныхъ инородцевъ. при чемъ особо преподано воевод ничмъ во вредъ казн не пользоваться и другимъ этого не спускать и запрещено ему торговать, a мха пріобртать иначе, какъ покупкою на гостиномъ двор. Есть, однако, основанія думать, что, прибывъ въ Илимскъ въ конц 1660 года, предписаній этихъ Тихонъ Андреевичъ отнюдь не соблюлъ, и что за назначеніе его на столь непривлекательно# и незначительное воеводство онъ щедро вознаградилъ себя въ т два года безъ полутора мсяцевъ, которые провелъ на Лен. Ясно это изъ того, напримръ, что самъ онъ обвинялъ бжавшаго отъ него человка своего Печенкина въ покраж y него, на пути изъ Сибири, 150 рублей (т.е., около 2550 ныншнихъ рублей) деньгами и платья на такую сумму, какъ 348 тогдашнихъ или почти 6000 ныншнихъ рублей. Видно это также изъ обвиненій, впослдствіи предъявленныхъ къ нему Новгородсісими служилыми людьми, будто онъ возвратился изъ Илимскаго края «воровскою заповдною дорогою» черезъ Камень, a не тмъ обязатсльнымъ для всхъ Сибирскихъ воеводъ путемъ, на коемъ производился досмотръ ихъ клади, каковымъ способомъ онъ-де и вывезъ изъ Сибири «великое богатство». Но ограничиться имъ Вындомскій и не думалъ,жадность его еще только разгоралась.
Въ Сентябр 1662 года онъ оканчивалъ сдачу воеводства своему преемнику Лаврентію Обухову, a слдовательно появился вновь на родин не ране 1663 года. Снова призванный въ ряды войска, онъ сперва служилъ, числясь по выбору Обонжской пятины, сотеннымъ головой въ полку окольничаго князя П. А. Долгорукова затмъ служилъ онъ въ полку боярина князя Ивана Андреевича Хованскаго головою надъ сотнею, состоявшей изъ дворянъ и дтей боярскихъ Новгородцевъ Деревской пятины, Тверичей, Новоторжанъ и Черкасъ, и былъ окладчикомъ по Обонжской пятин въ 1665 году, имвъ, при оклад въ 800 четвертей и жаловань въ 29 рублей, 371 четверть и 19 дворовъ въ помсть. Проявивъ въ походахъ особые «промыслы и храбрость», онъ, по заключеніи мира съ Польшей, получилъ по жалованной грамот отъ 31 Августа 1668 г. изъ помстья своего въ вотчину 160 четвертей въ Пречистенскомъ Имоченицкомъ догост Обо-нжской пятины. Дарования Вындомскаго были несомннны, но направлены, къ сожалнію, почти исключительно на стезю стяжаній.
Въ ближайші# затмъ годы опяъ къ окладу своему получилъ, по случаю празднованія совершеннолтія царевича Алекся Алексевича, придачу 80 четвертей и девяти рублей жалованья. Состоя по прежнему въ выбор по Обонжской пятия, онъ еще получалъ иногда служебныя отдльныя порученія, по повидимому рдко; сохранился письменный слдъ только объ одномъ изъ нихъ, именно о посылк его, по наказу Новгородскаго воеводы, въ вотчину Вяжицкаго монастыря Толвуйскую волость (Олонецкаго узда) для усмиренія мятежа крестьянъ, которые не давали отводить и отписывать себя на монастырь. Поручепіе это Тихонъ Анд-реевичъ, какъ будетъ разсказапо ниже, выполнилъ крайне не удачно, увеличивъ число уже тяготвшихъ надъ нимъ обвиненій.
ІІредъявили ихъ къ нему первыми, въ 1669 и 1670 годахъ, Новгородцы Иванъ Степановичъ Аничковъ, князь Иванъ Ивановичъ Мышецкій и другіе, жалуясь на его сутяжничество, называя его разорителемъ и продавцомъ, утверждая, что подъ Псковомъ онъ раненъ не былъ, a обманно получилъ за рану «четвертныя деньги» съ придачей помстнаго оклада, да написанъ въ выбор, хотя Вындомскіе ни въ выбор, ни даже въ слдующемъ разряд узднаго дворянства«по дворовому списку»никогда не служили и одинъ-де изъ нихъ ходилъ въ Ладог нарядчикомъ отъ Григорія Муравьева, a другой былъ денщикомъ во время прізда Датскаго королевича.
Противъ всего этого Тихонъ Андреевичъ возражалъ очень обстоятельно, ссылаясь на оффиціальные документы, требуя очныхъ ставокъ съ обвинителями и т. д.; между прочимъ, указалъ онъ, что челобитная князя Мышецкаго и Аничкова, поданная въ Судный Владимірскій Приказъ, оттуда вытребована безъ его противъ нея возраженій въ Разрядный ІІриказъ по челобитью головы московских стрльцовъ, Новгородскаго помщика Бориса Карсакова, a такъ какъ его, Вындомскаго, посылаютъ на службу въ Пков, то онъ проситъ ршеніе дла отложить, чтобы Карсаковъ ему, въ отсутствіе его, при постановк ршенія не навредилъ. Затмъ въ 1672 году онъ жаловался, что, будучи отданъ по той челобитной на поруки и вызванъ на судъ въ Москву, онъ напрасно волочится тамъ другой годъ, такъ какъ Мышецкій ухалъ въ Сибирь, a Аничковъ домой, и просилъ отпустить его съ Москвы.
Между тмъ, въ томъ же году, 6 Февраля, Новгородецъ Обонжской пятины Илья Игнатьевъ сынъ Мордвиновъ подалъ въ Разрядъ, при думномъдьяке Семен Титов, челобитную уже отъ имени дворянъ и дтей боярскихъ всхъ пяти Новгородскихъ пятинъ, подписанную 59 жалобщиками «на Новгородца же Обонежскіи пятины на сильна и на богата, на ведомаго вора, на составщика и на ябедника и на миропродавца и на разорителя, на Тихона Вындомскаго, на ведомыхъ воровъ детей ево, на богоотступника на сына ево Марка» и остальныхъ. Изъ множества винъ, приписанныхъ имъ, главнйшія состояли въ насильственномъ завладніи, при помощи великаго богатства и ябеды, землями разныхъ помщиковъ; въ сутяжничеств, разорившемъ многихъ лицъ, которыя съ горя даже постригались или опивались; въ блудодяніяхъ и иныхъ безнравственныхъ поступкахъ. Особо обвинялся Маркъ Тихоновичъ въ томъ, что избилъ Савина Мордвинова. поймавъ его на дорог, и грубйшимъ образомъ осквернилъ его.
По содержанію этой челобитной, опредлено было и Семеномъ Титовымъ помчено: Вындомскихъ, сыскавъ, допросить и что скажутъзаписать. Дло затянулось, но жалобщики повторили свое челобитье, обвиняя теперь и Титова въ недоклад первой челобитной Государю и прибавивъ къ перечню обвиненій, взведенныхъ на Вындомскихъ, что Тихонъ Андреевичъ вывезъ изъ Сибири свое великое богатство воровскою заповдною дорогою черезъ Камень, что онъ скупаетъ чужіе иски и кабалы, что сына своего Марка, битаго кнутомъ и исключеннаго изъ жильцовъ за кражу казеннаго терлика, онъ въ Новгород называлъ служащимъ на Москв въ жильцахъ, a въ Москв показывалъ умершимъ, но тмъ не мене сумлъ выхлопотать назначеніе его, отъ Дворцоваго Приказа, къ ловл рыбы, которую Маркъ и сталъ ловить на себя, донося приказу, что лова нтъ; наконецъ, еще указали жалобщики, что y третьяго сына Тихона Андреевича, y Вавилы, найдены «воровскія» письма, за которыя онъ, посл пытки, сосланъ въ Сибирь. Просили они, главнымъ образомъ, оборонить ихъ отъ насильства Вындомскихъ и не допускать послднихъ къ «государевымъ дламъ».
Тихонъ Андреевичъ, разум#тся, защищался: опровергалъ достоврность подписей на челобитныхъ, ловилъ ихъ составителей на противорчіяхъ и т. п. Ради этого, онъ почти не съзжалъ съ Москвы, но обвиненія противъ него продолжали накопляться. Въ 1675 г. подали два попа Рожественскаго Пашскаго погоста (Заонжской половины) заявлені# о томъ, что губнымъ старостою Василіемъ Алексевымъ Головинымъ Тихону Вындомскому, по его челобитыо и по распоряженію Новгородскихъ воеводы и дьяка, отведены въ названномъ погост подъ именемъ «порожнихъ». т.е. свободныхъ (каковыхъ тамъ вовсе не было), земли, принадлежащія Колычевымъ, съ принужденіемъ поповъ подписать отказныя книги. Слдуетъ замтить, что этотъ извтъ заслуживаетъ вры, такъ какъ въ томъ же году Новгородцы всхъ пятинъ обвинили Тихона Вындомскаго съ товарищами въ присвоеніи, по ложнымъ челобитьямъ о якобы порожнихъ обводныхъ земляхъ, чужихъ немежеванныхъ помстныхъ и вотчннныхъ земель посредствомъ подкупа посылаемыхъ изъ Новгорода отдлыциковъ, вслдствіе чего появился 18 Февраля 1676 года указъ Царя "еодора Алексевича (вошедшій въ «Полное Собраніе Законовъ») объ упорядоченіи дла отвода и укрпленія Новгородскихъ помстныхъ и вотчинныхъ земель за лицами, жалуемыми ими.
Наряду съ подачей жалобъ, велись многими лицами, съ неодинаковымъ успхомъ, тяжбы противъ Вындомскагоотца. Иванъ Степановъ Карсаковъ, братъ упомянутаго выше стрлецкаго головы Бормса Карсакова, жаловался на то, будто Тихонъ съ сыномъ Маркомъ пожали хлбъ и потолочили траву на Верхнемъ Наволок, причинивъ Карсакову убытковъ 170 рублей, a крестьянамъ его 60 рублей. 16 Октября 1671 года искъ этотъ въ Судномъ Владимірскомъ Приказ разсмотрнъ и повлекъ отказъ истцу и взысканіе съ него судебныхъ пошлинъ, зда и простей. 1 Мая 1674 г. по жалоб Тихона Андреевича на самовольный захватъ земцемъ Петромъ "аддевымъ Есиповымъ, Лазаремъ Антоновымъ Барановымъ да крестьянами Василія Теглева помстья, вымненнаго y зятя Вындомскаго Судакова, въ Богоявленскомъ погост на Сяси, пустоши Черницы, Дуплева тожъ, происходила очная ставка, окончившаяся тмъ, что «отвтчикъ взялъ себ на душу». Еще тяжбу имлъ Тихонъ Андревичъ съ Унковскими, и присуждено ему съ нихъ было 150 рублей. Наоборотъ, проигралъ онъ дло противъ вышеназванныхъ братьевъ Карсаковыхъ, Ивана и Бориса-Василія, о помстной з#мл и хлб въ Верхнемъ Наволок; хотя въ Новгородской ІІриказной Палат имъ было отказано, но въ 1672 (7180) г. Владимірский Судный Приказъ приговорилъ отвтчика къ уплат Карсаковымъ убытковъ 230Ѕ рубля, да простей и волокитъ 238 рублей. Грамота о взысканіи этихъ денегъ была послана въ Новгородъ, но ршеніе это не исполнялось, очевидно по дружб старика Вындомскаго съ тамошнимъ приказнымъ людомъ, и лтъ черезъ пять Борисъ Карсаковъ, отправляясь на службу въ Киевъ, просилъ (въ виду того, что «онъ Тихонъ Вындомской, ведомой воръ и составщиісъ и ябедникъ и миропродавецъ и разоритель, похваляетца безъ меня, холопа твоего, своимъ составнымъ умысломъ то дело перевершівать») отложить пересмотръ дла до его возвраіценія. 2 Апрля 1677 г. думный дьякъ Ларіонъ Ивановъ помтилъ на челобитной Карсакова, что дло отсроч#но до особаго указа, a 6 Октября «Государь пожаловалъ, будетъ указные мсяцы вышли в правеже, веллъ в ыске ево дать грамоту в Великій Нов-городъ и указъ учинить по уложенью боярину князю Михаилу Ондревичу Голицыну с товарыщи». Это не помшало, однако, Тихону Андреевичу подать челобитную съ заявленіемъ, будто ршеніе въ пользу Карсаковыхъ состоялось по недружб къ нему судьи Владимірскаго Приказа стольника Петра Петровича ІІушкина и по злоупотребленію дьяковъ Артемія Козлова и Сидора Поплав-скаго «для великихъ взятковъ», почему Вындомскій и просилъ поручить боярину князю Василію Васильевичу Голицыну (впослдствіи ставшему столь знаменитымъ) пересмотрть дло съ дьяками "ед. Злобинымъ и Ив. Ляпуновымъ, но безъ его товарища судьи П. П. Пушкина и «кроме дьяка Никиты Зотова» (будущаго графа), отложивъ до окончательнаго ршенія и взысканіе простей и волокитъ. Это ходатайство Вындомскаго было 14 Августа 1678 года доложено Царю "едору и удовлетворено вполн. Тогда послдовало челобитье Карсакова о пересмотр дла княз#мъ Голицынымъ поскоре и вмст съ Пушкинымъ и всми тремя вышепоименованными дьяками; послдовало, наконецъ, ршеньеБорису Карсакову въ иск за свезенную рожь отказать, такъ какъ свезена она была къ брату его Ивану; Верхнему Наволоку быть за Борисомъ, прость же доправить на Тихон по прежнему приговору. Но не такъ-то легко было получить съ него хоть что-нибудь! Въ март 1679 г. Карсаковъ снова хлопоталъ объ ускореніи взысканія простей и между прочимъ доносилъ, что Вындомскій «живетъ на Москве безъ съезду и ныне на твоей, Великаго Государя, служб и з детьми своими не служитъ, a имя ево в Розряде написано въ нтахъ; a ныне, Государь, ему на службе не быть-же,данъ на поруки из Разряду и из Новгородцкаго Приказу, во многомъ его разореніи, и с Москвы ему съезжать не велено». Кипла вражда между этими тяжебщиками! Карсаковъ не упускалъ случая повредить своему недругу, но послдній самъ еще боле вредилъ себ, умножая число своихъ враговъ скупкою чужихъ исковъ. Примрами могутъ служить искъ жены Ивана Богдановича Бибикова Марьи Іевлевой, рожденной Муравьевой, къ родной тетк ея "екл, вдов Никиты Чортова, дочери "еоктиста Муравьева, о вотчин въ 120 четвертей, половину которой имлъ, въ случа выигрыша дла, получить Вындомскій; искъ Анны Микулаевны, вдовы полковника Іоганна фонъ Ремесъ, къ рудному мастеру Крестьяну Дробушу, не заплатившему за купленныхъ y ней Калмыка и Калмыцкую женку по кабаламъ «немецкаго письма»и другіе.
Пріобрлъ себ старикъ Тихонъ врага и въ лйц думнаго дьяка Василія Семенова. Въ начал 1679 г. послдній даже посадилъ его въ Разряд подъ караулъ, сперва скованнымъ, за побои 2 Января сыну боярскому Разряднаго Приказа Лук Назарьеву, нанесеніе которыхъ Вындомскій въ челобитной объ освобожденіи изъ - подъ караула совершенно отрицалъ. По его объясненію, 2 Января онъ съ подворья митрополита Новгородскаго, гд жилъ на Москв, ушелъ еще до дня къ боярииу Ив. Bac. большому Шереметеву и пробылъ тамъ весь день; поступокъ же Семенова онъ приписывалъ наговорамъ Б. Карсакова, Чудовскаго келаря Варлаама и брата его Ивана Богдановича Палицыныхъ. Послдній, владвшій землей рядомъ съ усадьбою Тихона Андреевича въ Рекеничахъ на рк Ояти, въ Верхослуцкомъ Никольскомъ погост, жаловался, что по многимъ искамъ къ нему добиться удовлетворенія не можетъ, такъ какъ тотъ («человкъ полной и великопомстной, и в Сибири былъ на воеводств») къ отвту въ Новгородъ вовсе не является, дти же его, «вдомые плуты», на судъ за него не идутъ и разоряютъ Палицына безнаказанно.
Велика была жадность главы семьи Вындомскихъ, велика и безсовстность и ловкость. Многое сходило ему съ рукъ, и не унимался онъ. При вьнпеупомянутой посылк его въ 1677 г., съ Новгородскими и Олонецкими стрльцами, въ Толвуйскую волость для усмиренія мятежа крестьянъ, не дававпшхъ отписывать и отводить себя за Вяжицкій монастырь, онъ, съ одной стороны, съ порученіемъ не справился (по его донесению, крестьяне, человкъ съ 1000, напали съ оружіемъ на дворъ на погост, гд онъ стоялъ, стрляли, сломали у избы кровлю и потолок и ограбили у него денегъ, оружія и платья на 270 рублей!), a съ другой стороны онъ вызвалъ обвиненіе его головою Толвуйскаго круж#чнаго двора Мишкою Исаковымъ, Олонецкимъ посадскимъ, въ томъ, что онъ ограбилъ y послдняго «его, Мишкины, животы и статки» и го-сударевой казны, кружечыаго сбора, 303 рубля безъ четверти. Тихонъ возражалъ, будто ИсаковъВяжицкій бобыль и былъ въ числ нападавшихъ на него, имъ же вовсе не грабленъ; но свидтели не подтвердили этихъ объясненій. Безъ очной ставки съ Исаковымъ было опредлено Новгородскимъ Приказомъ доправить на Вындомскомъ искъ Исакова. Добился онъ тогда переноса дла въ Иноземскій Приказъ; здсь ему не дали ни очной ставки, ни суда, a по перевод думнаго дьяка Аверкія Степановича Кириллова изъ Новгородскаго Приказа въ Приказъ Большой Казны дло вернулось было въ первый, но вытребовано во второй, въ виду того, что все еіце оставались за Тихономъ Андреевичемъ въ недоимк 302 рубля 29 алтынъ 2 деньги, взыскиваемыя съ него, про которыя онъ еще въ Иноземскомъ Приказ объяснилъ, что платить ихъ ему нечмъ, и былъ назначенъ правежъ ихъ съ его имній. Тогда стольникъ Борисъ Карсаковъ задумалъ воспользоваться благопріятнымъ мгновеньемъ насолить старому недругу и поправить свои дла на его счетъи возбудилъ ходатайство о продаж #му имній Вындом-скаго за сумму правежа. ГІопытался было испуганный этимъ старикъ испросить новый переносъ дла въ другой приказъ или внесеніе его «передъ бояръ въ палату», въ виду немилости судьи приказа Большой Казны боярина Ив. Мих. Милославскаго и «многово посягательства» дьяка Кириллова. Въ этомъ онъ, однако, успха не добился: о немедленномъ взысканіи означенныхъ денегъ съ него или крестьянъ его помстныхъ и вотчинныхъ было предішсано Милославсішмъ съ товарищами Новгородскому воевод В. С. Волынскому въ грамот отъ 21 Октября 1681 года. Конечно, ловкій стариісъ не поспшилъ и теперь уплатить по взысканію вдь ходатайство Карсакова не было удовлетворено, опасность миновала!
Между тмъ. богатство семьи Вындомскихъ все возрастало. Сестра Тихона Анна Андреевна, вдова Максима Никитича Карсакова, въ 1679 г. завщала брату съ дтьми всю свою движимость и людей. Такъ же поступила и другая его сестра, тоже Анна, жена Григорія Ивановича Скобельцына, убитаго подъ 'Голочинымъ, не смотря на то, что имла дочь Марфу, жену Василья Ермильева Шульгина, Софійскаго сына боярскаго. Но всего этого мало казалось Тихону Андреевичу и, живя по упомянутымъ своимъ дламъ въ Москв (тмъ боле, что въ 1679 году онъ «за старость и увчье» былъ, согласно его челобитыо, отъ службы оставленъ) онъ н# переставалъ ловить тамъ случаи и изобртать способы поднять и упрочить благосостояніе свое или своихъ.
Лтомъ 1682 года три раза,въ Ма, Іюн и Іюл,писалъ онъ въ Новгородъ второму сыну своему, Марку, про то, что князю Ивану Андреевичу Хованскому теперь «зло добро: онъ нын и правитъ все». Писалъ, чтобы Маркъ промышлялъ себ y Новгородскихъ стрльцовъ Московскаго Приказу ч#лобитную о назначеніи его къ нимъ въ головы, «а ихъ стрлецкаго челобитья нын слушаютъ и по ихъ челобитью такъ и укажутъ; и прислалъ бы онъ, Маркъ, стрелца съ челобитною да грамотку отписалъ князю Ивану Хованскому, a ему нын т дла вс приказаны. и онъ тотчасъ здлаетъ», «Хованской говоритъ: я то здлаю». Писалъ старикъ, чтобы Маркъ, если возможно, промыслилъ также y стрльцовъ Новгородскаго Приказу челобитную о назначеніи въ головы къ нимъ меньшого брата его Вавилы; чтобы, для этого, онъ заключилъ со стрльцами сдлку, общавъ, что имъ выдадутъ вычетныя съ нихъ деньги, и челобитную ихъ о выдач этихъ денегъ прислалъ бы съ тмъ же стрльцомъ, который привезетъ челобитную о назнач#ніи его, Марка, въ головы; чтобы за похавшими въ Новгородъ столниками, князьями Петромъ и "едоромъ Хованскими, Маркъ всячески ухаживалъ, «у князя "едора жилъ непрестанно и отъ него н# отходилъ, покамстъ онъ и будетъ въ Новгород»... «а объ немъ, Марке, ему, Тихону, говорилъ князь Иванъ, чтобы ему, Марку, y него, князя "едора, быть и жить»; a князя Петра Ивановича Хованскаго Маркъ чтобы встртилъ на Бронниц или гд дове-дется, «а князь Иванъ Хованскій к нему писалъ об теб и о "едот» (старшемъ сын Тихона Вындомскаго) «памятцу, чтобъ онъ к вамъ добръ былъ», и ту памятцу Тихонъ Андреевичъ отн#съ лично, и ІІетръ Хованскій ему «приятство учинилъ и памятцу к себ взялъ и говорилъ, что онъ всякаго добра дтемъ ево Тихоновымъ длать радъ, и чтобъ онъ, Маркъ, и гораздо y него держался»...
Послдствій этихъ писемъ, которыхъ Маркъ Тихоновичъ не. догадался уничтожить, ни писавшій, ни получавшій ихъ не предвидли. Звзда Хованскихъ закатилась, какъ извстно, весьма быстро раньше, чмъ Вындомскіе успли извлечь какую-либо выгоду изъ близости къ нимъ, порожденной сначала службой Вындомскихъ въ полку старика Хованскаго во время многихъ походовъ. 17 Сентября 1682 года, какъ бояринъ князь Иванъ Андреевичъ, судья ІІриказа Надворной Пхоты, такъ и сынъ его бояринъ князь Андрей, судья Суднаго Приказа, были въ одинъ и тотъ же день и обвинены въ покуш#ніи на истребленіе царской семьи и на захватъ престола, и осуждены, и казнены. Стрльцы, со дня бунта 15 Мая бывшіе господами положенія, вскор посл казни Хованскихъ были подавлены, принесли повинную и усмирились; князья Иванъ и Петръ Ивановичи Хованскіе были отправлены въ ссылку; нкоторые изъ стрлецкихъ вожаковъ казнены. Между тмъ, по челобитыо Софійскаго сына боярскаго Саввы Боровитинова на насильственный увозъ y вдовы Ев#имьи Сназиной имущества ея мужа, сына боярскаго Софійскаго же "едора Сназина, Маркомъ Вындомскимъ, y послдняго Новгородскимъ воеводой бояриномъ Иваномъ Бутурлинымъ и дьяками Борисомъ Остолоповымъ и Семеномъ Про-кофьевымъ велно было забрать поличное и вс бумаги, какія найдутся. Какъ разсказывали потомъ Новгородцы въ одной челобитной, былъ и ранее случай обыска y Марка, для чего въ деревню его отца былъ посылаемъ сотникъ Кондратій Саврасовъ со стрльцами, но когда они, не дохавъ 30 верстъ, начали въ Пашскомъ погост подводы перемнять, то. узнавъ про цль ихъ поздки, крестьянинъ зятя Вындомскихъ Семена Судакова деревни ІІосада, Онуфрій Тимофеевъ Пулеховъ, далъ Марку всть и Маркъ коробью съ письмами отослалъ въ церковь съ крестьяниномъ своимъ Иваномъ Суйжутовымъ: «а какія онъ письма хоронилъ», писали челобитчики, «и мы про то не вдаемъ».
Но на этотъ разъ, въ 1682 году, при обыск Марка нашли вышеизложенныя письма его отца, на которыя Иванъ Васильевичъ Бутурлинъ обратилъ особое вниманіе и веллъ «ево сыскать в приказную палату и распросить». На допрос этомъ Тихонъ Андреевичъ показалъ, между прочимъ, что писалъ сыну, руководясь общаньями князя И. Хованскаго и примромъ Московской «надворной пхохы» (какъ были хогда переименованы стрльцы) и заявилъ, чхо сыновья его люди бдные, безпомстные и безвотчинные, служатъ съ 1664 (7172) года и ничмъ не пожалованы, тогда какъ на самомъ дл писалъ Бухурлинъ Царямъ Іоанну и Петру Алексевичамъ за ними въ Новгородскомъ узд есіъ и помстъя. и вотчины. «И я, холопъ вашъ Ивашко», доносилъ онъ, «за такие плуіовские и в мятежное время посылные на возмущение стрельцомъ и за науку челобитья грамотки веллъ Тихона Вындомскаго и сына его Марка в приказной палате держахть за крпкимъ карауломъ до вашего, Великихъ Государей, указу». Указъ не замедлилъ; состоялся онъ въ бытносіь Государей въ Троице-Сергіевомъ монастыр: 20 Октября 1682 г., выслушавъ «отписку» Бутурлина «въ комнат», Великіе Государи указали и бояре приговорили сослать Вындомскихъ «за такое ихъ воровство, Тихона и детей его Марчка и Вавилку и иныхъ, что y нево есть, и з женами ихъ, из Великаго Новгорода в ссылку в Сибирь в дальные городы; a послать ево Тихона с Марчкомъ в розные городы; a помстья ихъ и вотчины отписатъ на Великихъ Государей».
Трудъ всей жизни Тихона Андреевича Вындомскаго, порочной и преступной, былъ разрушенъ; богатство его и его семьи перешло въ чужія руки и руки вражескія: его имнья выпросили себ дьякъ Василій Григорьевъ Семеновъ да Иванъ ІІалицынъ; служебная будущность его сыновей была также подорвана. Едва-ли не тогда и постигъ слишкомъ семидесятилтняго старика параличъ лвой половины, усугубившій тягость его жизни въ изгнаніи.
Вындомскіе лишались многаго, къ тому времени они были положительно богаты. Земельныя владнія ихъ находились, кром Обонжской пятины, и въ другихъ, напримръ, закладныя вотчины были y Тихона Андреевича и въ Водской пятин, въ Егорьевскомъ Лубенскомъ погост, и въ Михайловскомъ Щепецкомъ погост Шелонской пятины. Вс ихъ владнія вмст превышали тысячу четвертей. Одному дьяку Семенову и въ одной Обонжской пятин было дано въ вотчину изъ земель Тихона и сына его "едота 585Ѕ четвертей. Въ усадищ Тихона Андреевича въ Имоченскомъ Наволок, Имоченскаго погоста, получениомъ по раздлу его съ братомъ Тимо#е#мъ 30 лтъ передъ тмъ, къ 1683 году, когда отдльщикъ Обонжской пятины, подъячій Новгородской приказной избы "едоръ Никитинъ, отдлилъ Семенову помстья и вотчины Вындомскихъ, количество построекъ выросло вдвое. Здсь были: на двор горница съ комнатою на жилыхъ подклтяхъ; напротивъ ихъ повалыша о трехъ жилъяхъ; между ними сни да горница черная на жиломъ подклт, да горница блая на жиломъ же под-клт; два сушила, подъ ними два погреба; мшеникъ; 4 конюшни; 2 двора скотинныхъ; поварня; людская изба; 10 житницъ людскихъ; мыльня; за дворомъ стояли дв житницы. Дворовыхъ лю-дей мужескаго пола жило тутъ 26 человкъ Все это, a равно огромно# количество всякой движимости, свидтельствуетъ о томъ, что между бднымъ Новгородскимъ служилымъ людомъ Вындомскіе должны были колоть глаза своимъ достаткомъ, хотя крестьянъ y нихъ и было немноговсего Тихонъ Андреевйчъ имлъ въ Новгородскомъ и Гдовскомъ уздахъ въ 1681 г.,?'по показанію его сына Кузыш, 26 дворовъ.
Наказаніе, понесенное Вындомскими за сравнительно съ другими ихъ дяніями невинную попыгку половить рыбы въ мутной вод Хованщины, несомннно явилось возмездіемъ и за вс ихъ прежнія преступленія на поприіц стяжанія. Если ране даже грабежъ казенныхъ денегъ (кружечнаго сбора y головы Исакова) влекъ для богатаго приказными друзьями Тихона Андреевича лишь обязат#льство возвратить эти деньги безъ всякаго наказанія за ихъ присвоеніе, то теперь сразу отлились волку слезы всхъ обиженных имъ овецъ. Не только хитеръ былъ онъ, но и уменъ: слабыя стороны своихъ современниковъ подмчалъ, какъ никто, зналъ, кого чмъ и какъ взять. Не даромъ сумлъ онъ, ничтожный сынъ боярскій, стать близкимъ къ старому Хованскому, вхожимъ къ Шереметеву, къ митрополиту Новгородскому и другимъ сильнымъ лю-дямъ. Но если силу своихъ покровителей и слабость своихъ противниковъ этотъ опытный хищникъ учитывалъ и врно, одну ошибку онъ все таки совершилъ: не учелъ значенія своей дурной славы. Двукратныя жалобы на него новгородцевъ всхъ пятинъ не могли, дажо и въ тотъ вкъ всесилія приказныхъ дльцовъ, мрачившаго общественную совсть, не потрясти ея, не поразить вниманіе числомъ жалобщиковъ, не стать предмехомъ разговоровъ и любопытства. Нтъ сомннія, что о Вындомскихъ были наслышаны какъ думный дьякъ Украинцевъ, докладывавшій y Троицы Государямъ и боярамъ отписку Бутурлина, такъ и эти бояре; оттого приговоръ и былъ постановленъ безъ всякаго слдствія, безъ проврки воеводскаго донесенія, безъ предоставленія Вындомскимъ возможности оправдываться: просто на просто, чаша переполниласв.
Если же приговоръ этотъ покаралъ вмст и виновныхъ, и невинныхъ (напримръ, подверглись ссылк сыновья Вавилы Тихоновича, одинъ трехъ лтъ, другойодного года), то таковъ былъ тогдашній обычай. Вс#го любопытне то, что исполненъ приговоръ былъ не точно: Вавила, даже по имени въ немъ названный, отъ ссылки освободился. Чмъ это было вызвано? Совершенно неизвстно, но разумется не тмъ, что онъ былъ, по всей вроятности, неповиненъ въ попытк отца провести его въ головы стрльцовъ Новгородскаго Приказа и, можетъ быть, даже не зналъ объ н#й: вдь еще невинне были первый и четвертый изъ сыновей Тихона, "едотъ и Кузьма, да и вс жены и дти, подвергшіяся ссылк. Между тмъ, Вавила ране того вынесъ это же наказаніе за собственную свою другую винуи именно онъ былъ теперь по-чему то пощаженъ! Не мирится тогдашній бытъ съ современными нашими понятіями.
Какъ бы то ни было, но въ Сибирь были отправлены, кром главы семьи, его жена, его старшій сынъ "едотъ съ женою и пятью дтьми, второйМаркъсъ женою, Вавилины жена и оба сына и младшій, холостой сынъ Тихона Кузьма.

III.

21 Октября 1682 (7193) г., т.е. на другой день посл доклада Украинцева и приговора, былъ иаписанъ указъ Новгородскому воевод Бутурлину съ товарищами объ отправленіи Вын-домскихъ въ ссылку. Послать ихъ велно было до Соли-Вычегодской съ крпкимъ карауломъ изъ Новгорода, a y Соли отдать тому, кто будетъ присланъ съ Москвы изъ Сибирскаго Приказа. 22 Октября этому ІІриказу сообщилъ Новгородскій, какой состоялся 20-го приговоръ и какія распоряженія онъ долженъ отдать. 25 Декабря отправлена грамота Сольвычегодскому воевод князю Якову Вяземскому, a 17 Февраля 1683 г. послдній донесъ въ Новгородскій Приказъ, что сотникъ Новгородскихъ стрльцовъ Иванъ Рябининъ доставилъ къ Соли "едота, Кузьму, жену Вавилы съ дтьми и жену Марка, a Тихонъ, Маркъ и Вавила Вындомскіе не привезены, и про-силъ запросить объ нихъ Сибирскій Приказъ, a ему указать, посылать ли прибывшихъ дале. Въ Новгородскомъ Приказ выписано, что Ярославскіе воеводы Ив. Аничковъ съ товариіцами доносили отъ 20 Декабря о томъ, что y Новгородскаго «кормового» Куземки Меркурьева они Тихона и Марка приняли и къ Соли отправили, скованныхъ, съ Ярославскимъ приставомъ Ив. Леонтьевымъ и провожатыми, a Вавила, по отписк изъ Новгорода, не присланъ, по-тому что тамъ не сысканъ. Дьякомъ Семеномъ Румянцовымъ помчено: послать грамату въ Соль Вычегодскую объ отдач Тихона Вындомскаго съ семьею Сибирянамъ атаману Михаилу Злобину сгь его подчиненными, для отправленія Тихона съ женою, невстками и внучатами въ Тобольскъ, a Марка съ женою и дтьмивъ Енисейскъ, и велть держать ихъ съ великимъ опасеніемъ и къ Москв и въ города никуда не отпускать. Такого содержанія грамата была послана также боярину князю И. Б. Репнину съ товарищами въ Сибирскій Приказъ 26 Февраля 1683 г.
Согласно сему, Вындомскіе были водворены въ Тобольск, за исключеніемъ Марка. поселеннаго въ Енисейск, и жены его Марьи Григорьевны, не вынесшей тяжелаго, продожительнаго пути и умершей въ город Нарым. Жилось имъ въ ссылк, надо думать, не-легко. Трудно предположить, чтобъ имъ, при внезапно постигшемъ ихъ погром, удалось собрать и захватить съ собою большія деньги, a нужда была для нихъ новостью. Успли они только попрятать на родин много всякаго добра своего: въ Александров Свирскомъ монастыр, столь давно имъ близкомъ, былъ поставленъ (когда именно точно неизвстно, но при игумн Гермоген и платяномъ старц казначе Игнать Бархат) сундукъ черный «меньшой ворваней» Тихона Андреевича со множествомъ цннаго, золотомъ и серебромъ отдланнаго мужского и женскаго платья, съ дорогими мховыми одеждами и шубами, одялами, ковромъ персидскимъ («кизилбашскимъ»), съ 77 тетрадями «книги писмяной Грановгравъ» (т.-е. Хронографъ), съ топорикомъ «с #инивтомъ цвтнымъ», который дошелъ даже до послдняго Вындомскаго и иными вещами. A всего въ Александров монастыр хранилось 4 сундука, какъ записалъ Вавила Тихоновичъ. Онъ же записалъ, что y «Аврама» (вроятно, Абрама Тимо#еевича Вындомскаго) поставленъ «сундукъ съ платьемъ», имъ перечисленнымъ, другія же цнныя вещи оставлены, «въ церкви y Фрола и Лавра», «у Бориса Уварова», «у Василья Шульгина въ Новгород», «у Василья жъ зятя Шульгина», «у Тимо#ея въ Нов-город», «у ІІетра» (можетъ быть, Петра Ивановича Скоб#льцына, почему-то доводившагося племянникомъ Тихону Андреевичу), «на Рыбежни y Обросима», «у Ондрюшки Лешево»..., «у Силки Новинскаго»..., «отдана Матрен» (очевидно, Матрен Тихоновн Вындомской, жен Лаврентія Аничкова)..., «а про иконы спросить y Дехи». Эту роспись С#ргй "едоровичъ Вындомскій п#реписалъ 20 Апрля 1826 года, y с#бя въ Деревахъ, въ одну тетрадь вмст съ другою рукописыо Вавилы Тихоновича, изъ которой не лишн# сообщить здсь слдующія извлеченія:
«Роспись "едоту брату, что имъ доведетца для своей нужды купить въ рускихъ городахъ, что въ Сибири дороже». Слдуетъ перечень необходимыхъ въ домашнемъ хозяйств предметовъ. За-тмъ идутъ совты:
«Въ Тобольскъ вы пріхавъ, "едотъ братъ, будетъ васъ такъ просто не станутъ пущать все говори, и вы милости просите, чтобы взять по васъ до указу порушная запись, a порутчики по васъ будутъ дворяня, кои мн знакомцы и батюшку. A стать бы вамъ для воды гд полутчи подъ горою, что вода близко, a на гор вода далече.
«Въ Тобольску дьякъ Алмазъ Ивановичъ Чистойи тотъ мн знакомъ и ко мн, какъ я былъ въ Тобольску, добръ былъ.
« Изъ дворянъ, хто будетъ есть въ город и все знакомы и ко мн были добры: Алексй Ларіоновъ сынъ Толбузинъ, Иванъ да Онисей Михайловы дети Ушаковы, "едоръ Яковл#въ сынъ Шульгинъ, Василей Степановъ сынъ Тутолминъ, Борисъ Ивановъ сынъ Струнинъ, Алексй Дмитріевъ сынъ Выходцевъ, Иванъ да Яковъ Ивановы дти Неприпасовы, Сергй Иевлевъ сынъ Кубасовъ и з дтьми, Андрей да Ортемей Обольяниновы и иные многі# вс знаемы# горазно и дружны ко мн были; Иванъ Макарьевъ сынъ Галасеинъто наши Москвичи: Филиппъ Дмитріевъ сынъ "едорецкой, Иванъ Ефимьевъ сынъ Парфеньевъ (Наталья y него дтки крестила), Леонт#й Васильевъ сынъ Редриковъ, Васил#й Савинъ сынъ Турской; a иные сами узнаете, кто каковъ, да раскажутъ; толки не родственые друзья.
«Изъ приказной палаты изъ подьячихъ Максимъ Семеновъ сынъ Слоновъ: тому васъ принимаіь будетъ, Разряднаго стола онъ. Денежнаго столаОсипъ Степановъ сынъ Полутовъ; Степанъ "едоровъ сынъ Акиловъ; Степанъ Андревъ сынъ Шишкинъ; Самойла Евдокимовъ сынъ Витезевъ; Максимъ Романовъ сынъ Романовъ; Тиханъ да Иванъ Суморедцкіе; Степанъ Яковлевъ; "едоръ Бекищевъ. Хлбнаго стола Иванъ Герасимовъ сынъ Евтюгинъ, Кожанъ онъ же. въ Есашномъ стол Алексй Лихачевъ да Иванъ Лосевъ. Да и все подьячіе ко мн были добры.
«Изъ посацкихъ людей Лазырь Потаповъ сынъ Шапошниковъ мне кумъ и батюшки знакомецъ великой еще въ ЬІлимскомъ, да Дементей, Григорьевъ сынъ, Кривой Ступинъ.
«Изъ стрельцовъ и ис казаковъ великія мне друзья и знакомы горазно дружны: Тарасъ Ивановъ сынъ Смольяниновъ съ братьями; Матвй Семеновъ сынъ Княжей; Петръ Сидоровъ; Харламъ Хинзевъ; Иванъ Кондыревъ, нашъ Новгородецъ; Костентинъ Степановъ сынъ Полутовъ, Борисовъ нын зять, a мн тоже зять, я ево женилъ,Наталья все ведаетъ.
«Да спрашивайте о всемъ y Марины, да y брата y Богдана, да старика Матвя: они все y меня знали и про все вдали, хто каковъ ко мн совтенъ, да и Наталья помнитъ. Только живите смирненько да со всеми дружно, a какъ отъ нихъ увидите любовь, такъ и вы съ ними станете жить и знатца».
Дале идутъ совты: распросить, сколько Вындомскимъ, по Государеву указу, назначено денегъ и корма, въ какой чинъ они назначены и что окладу y подьячаго Слонова; съхавшись съ Абрамомъ Богдановымъ Мантуровымъ, посланнымъ съ богомольными граматами, занять y него денегъ, ибо онъ Вавил братъ названный, такъ дружно они жили въ Тобольск, и долгъ этотъ Вавила отдастъ ему на Москв; дорогою купить мальчика лтъ пятнадцати и взять на него крпость и т. п. Затмъ слдуетъ списокъ долговъ: между прочимъ, Степану Шамшеву за 18 рублей была заложена узда съ пахвями, на тесьмахъ, золоченая, дв чашки серебряныя, братина серебряная золоченая.
Благодаря усердію С. ". Вындомскаго, переписавшаго эту, съ тхъ поръ утраченную въ подлинник рукопись Вавилы, сохранились такимъ образомъ точныя свднія объ обществ, въ которомъ онъ вращался въ Тобольск и часть коего застали здсь, конечно, #го родные. Болшинство поименованныхъ имъ лицъ жили тамъ, разумется, тоже не по доброй вол,если же служили или состояли въ посадскихъ людяхъ, то благодаря тому, что ссыльныхъ записывали въ то время на мстахъ ссылки въ то сословіе, къ какому они принадлежали на родин, предоставляя имъ, слдовательно, заниматься въ мстахъ изгнанія наиболе привычнымъ имъ занятіемъ. Надо думать, однако, что для опредленія положенія каждаго ссыльнаго тр#бовался тогда особый указъ, поч#му Тихону Андреевичу и пришлось, вскор по прибытіи въ Тобольскъ, хлопотать о таковомъ. Въ поданной имъ челобитной онъ, ссылаясь на многія свои службы, тяжкія кровавыя раны, боевую смерть нсколькихъ предковъ, службу четырехъ сыновей и страданія, вынесенныя въ плну старшимъ изъ нихъ, жаловался на неимніе средствъ къ существованію, за отобраніемъ отъ него имній и .якобы всего имущества, и просилъ назначить ему съ сыновьями оклады и разршить всей семь житъ съ нимъ въ Тобольск. Челобитная эта возымла успхъ и въ послдней своей части, быть можетъ благодаря тому, что, по приказу отца, Вавила Тихоновичъ поселился въ Москв и неустанно ходатайствовалъ за родныхъ, при чемъ сперва ходилъ «за Марка и за его дло», когда тотъ былъ въ ссылк «въ Генесейски», то-есть, очевидно, хлопоталъ о перевод его къ отцу и братьямъ въ тогдашнюю столицу Сибири Тобольскъ. 11 Октября 1683 года былъ отправленъ сюда, a 15 Декабря доставленъ царскій указъ боярину и воеводамъ клязю Алексю Андре#вичу Голицылу съ товаригцами о повелніи всмъ ссыльлымъ Вындомскимъ «быть въ Тобольску въ дтехъ боярскихъ въ одномъ мсте» и объ учиненіи имъ окладовъ: Тихону деньгами 9 рублей въ годъ, хлба и овса по 9 четвертей, соли 3 пуда, a сыновьямъ его по 7 рублей, по 7 четвертей ржи, 7 четвертей овса и 2 пуда соли въ годъ каждому. Маркъ этимъ, однако, не удовольствовался и нашелъ себ особыя служебныя занятія, о ч#мъ будетъ сказало нижо сего.
Что же касается до прочихъ Вындомскихъ, то много лтъ продлилось пребываніе ихъ въ Тобольскихъ дтяхъ боярскихъ, и хотя Вындомскіе и жили въ сравнительно большомъ город и въ обширномъ кругу имъ подобныхъ, но, конечно, только и мечтали, что объ освобожденіи и возвращ#ніи на родину. Челобитная объ этомъ, поданная ими по случаю рожденія царевича Алекся Петровича, осталась безъ послдствій; они все-таки не утратили надежды покинуть когда-нибудь печальную страну изгнанія. Вавила прожилъ вс эти годы въ Москв (неизвстно, съ чьего разршенія и въ какомъ званіи) и «по писму граматокъ руки» отца «добывалъ изъ ссылки» его и братьевъ «и спродалъ съ себя и съ жены своей приданое платье» (на 219 рубл#й 28 алтынъ 2 деньги) «и все издержалъ». Продавалъ онъ также отцовскіе «платье и всякую мелочь», заложилъ гостю Гаврил Никитину въ 191 рубл отцовское платье, серебряную посуду и сабли...
Велико было московское взяточничество, велика и волокита. Послдніе гроши брали съ Вавилы, a семья его все продолжала томиться на холодной окраин, откуда Тихонъ Андреевичъ еще въ 1689 г. писалъ Царямъ Іоанну и Петру и Царевн Софь сл#зную челобитную объ освобожденіи. Излагалъ онъ въ пей, что служилъ ихъ дду, и отцу, и брату, и имъ «лтъ съ шездесятъ и больши всякия ваша Великихъ Государей службы съ вашими Государевыми з бояры и воеводы, съ приезду и до отпуску, и на многихъ вашихъ Государьскихъ службахъ на боехъ израненъ многими тяжелыми ранами»; писалъ онъ, что убито въ сраженіяхъ изъ рода его Вындомскихъ, ддъ его родной, трое ддовъ двоюродныхъ, дядя родной и родной братъ; упоминалъ про службы четырехъ своихъ сыновей. Уврялъ онъ, что въ граматкахъ его къ сыну Марку, за которыя онъ съ семьей подвергся ссылк, писанныхъ «отъ простоумія», «никакова злодейства и измны и воровства не писано» и «отъ тхъ граматокъ... никому ничего ни въ чемъ не учинилось»; напоминалъ, что во всякихъ длахъ во всемъ, по указамъ, бываетъ розыскъ, a его сослали «безъ розыскания и сыску», единственно по отписк боярина Бутурлина; заявлялъ, что писалъ онъ т граматки своею рукою, сыновья же его про то не подозрвали, бывъ тогда (понятно, кром Марка) «въ деревнишкахъ отъ Москвы семьсотъ верстъ, a отъ Великого Новагорода триста верстъ». Описывалъ онъ бдственное свое съ семьею положені#; писалъ про свою дряхлость, «паралижную болзнь» лвыхъ руки и ноги, косноязычіе и слпоту, про обтъ, данный имъ, постричься въ Александро-Свирскомъ монастыр и про вкладъ, туда для этого нкогда внесенный. «А въ чемъ я, холопъ вашъ, прогнвалъ Бoгa и васъ, Великихъ Государей»,такъ заключалъ онъ эту челобитную, подписанную собственноручно, «и за вину мою, холопа вашего, четыре сынишка мои и внучата заслужатъ вамъ, Великимъ Государямъ, головами своими».
Безкорыстно ли, нтъ ли, но доложена эта ч#лобитная была и вроятно умло поддержана, ибо успхомъ увнчалась: вины Вындомскихъ были признаны искупленными наказаніемъ, ими понесешіымъ, и въ конц 1689 г. новый Тобольскій воевода Алексй Головинъ донесъ, что во исполненіе царскаго указа объ освобожденіи изъ ссылки Новгородца Т. Вындомскаго съ женою, дтьми и внучатами они въ Ноябр къ Москв отпущены. Черезъ нкоторое время, поспшившій на встрчу имъ неудачный ходатай за нихъ Вавила Тихоновичъ имлъ утшеніе обнять ихъ въ город Ярославл, гд съ ними съхался.
Отпущенные «къ Москв», Вындомскіе поторопились, однако, вернуться въ родную Новгородчину, хотя тутъ въ безчисленныхъ прежнихъ ихъ имніяхъ хозяйничали теперь новые вотчинники и помщики, торжествовавшіе надъ ними враги ихъ. Но былъ въ колыбели ихъ рода, Пречистенскомъ Имоченскомъ погост, на Ояти, одинъ доступный имъ дружественный уголокъ, и тутъ то и поселился ветхій Тихонъ Андреевичъ въ дом племянника своего Абрама, сына родного брата его Тимофея Андреевича. Послдній, получивъ въ 1653 г. по раздлу съ нимъ пустошъ Садилову, обстроился здсь, тогда же женившись на Ирин, вдов "едора Резанова, принесшей въ приданое второму сво#му мужу въ 1653 (7161) г. прожиточный свой жеребій въ Глоховомъ Наволок и въ дер. Резановщин, Рождественскаго погоста. Служилъ онъ обыкно-венно вмст съ братомъ: былъ съ нимъ подъ Псковомъ въ 1650 г., a при пораженіи подъ Ляховичами, на Полонк, отряда кііязя Ив. Андр. Хованскаго пропалъ безъ всти и считался убитымъ, но черезъ 6 лтъ, въ 1666 г., братъ его показывалъ, будто онъ оказался въ плну и еще живъ. Когда и гд онъ умеръвсе таки не извстно; много позже сынъ его утверждалъ, что онъ былъ убитъ на ІІолонк, a не взятъ въ плнъ.
У Абрама Тимофеевича прожилъ его увчный дядя недолго, но усплъ испытать еще горе кончину подруги пятидесяти послднихъ лтъ его бурной жизни, Степаниды Степановны. Посл того, его недюжинныя силы, преодолвшія столько заботъ и тревогъ, здсь, на поко, измнили боле, чмъ осьмидесятилтнему старцу: 17 Декабря 1691 г. онъ скончался на рукахъ любимаго своего сына Вавилы и погребенъ въ томъ самомъ Александро-Свирскомъ монастыр, гд хотлъ, но не усплъ постричься, упокоивишсь въ роще близъ сестры своей Анны Андреевны Карсаковой и ея мужа.
Но составить завщаніо онъ усплъ, в любопытное, еще 24 Декабря 1690 г. Душеприказчиками онъ назначилъ всхъ четырехъ сыновей и духовника своего, Имоченицкаго священника; распредлилъ между сыновьями, н#встками и семью внучатами образа свои, которыхъ y него сохранилосъ очень много, почти вс окладные, a нкоторые въ кіотахъ и со створами; погребсти себя онъ приказалъ въ монастырской рощ Александро-Свирской пустыни и отпть соборомъ и надъ гробомъ день и ночь читать псалтырь и раздать сорокоусты въ Имоченицахъ y Николы Верхнеоятскаго да y Введенія Богородицы въ Остров. Переходя къ распоряженіямъ имущественнымъ, Тихонъ Андреевичъ приказалъ:
1) 9 рублей его долговъ по кабаламъ частнымъ лицамъ на Москв уплатить поровну всмъ четыремъ сыновьямъ;
2) изъ долга гостю Гаврил Никитину, заключеннаго Вавилою Тихоновичемъ для хлопотъ объ освобожденіи родныхъ изъ ссылки, 91 рубль уплатить Вавил, продавъ и то платье, сере-бряную посуду и сабли, которыя были залож#ны Никитину, и все прочее платье и мелочи, остающіяся по смерти завщателя, a остальные 100 рублей уплатить Никитину Марку Тихоновичу одному, «для того, что отъ него, Марка, т мн беды и убытки учинились, и разорение, и братии безчестие, и ссылка»;
3) долги сыновей завщалъ каждому взъ нихъ платить са-мому за себя;
4) долгъ "#дора Тихоновича Александрову монастырю по кабал въ 30 рублей, изъ коихъ Вавила уже уплатилъ 10. платить "едоту, потому что движимость жены #го и дтей вся въ цлости отдана ему и ничего изъ нея не продано и не издержано;
5) Вавил изъ своихъ средствъ долговъ за отца не платить, потому что онъ 8 лтъ жилъ по отцовскому велнію въ Москв, въ хлопотахъ о возвращеніи родныхъ изъ Сибири, и для этого все свое и женино имущество продалъ и издержалъ и, отцовское иму-щество продавая по его письмамъ, посылалъ ему деньги въ Тобольскъ, платилъ его долги въ Александровъ монастырь и выкупилъ кабалы, a также выдалъ сестру свою Матрену Тихоновну замужъ за Лаврентія (Степановича) Аничкова, въ 1685 году, и далъ за ней приданаго на 200 рублей;
6) 150 рублей, присужденныхъ съ Унковскихъ, употребить на уплату нкоторыхъ долговъ завщателя и на поминъ #го;
7) 10 рубл#й по кабал гостю "илатьеву уплатить одному Марку, какъ виновнику всхъ долговъ отца;
8) Козьм Тихоновичу изъ своихъ средствъ отцовскихъ долговъ не платить, потому что «у него, Козьмы, ничего нтъ и онъ ничего не вдаетъ»;
9) двумя заемными кабалами Семена Судакова (зятя завщателя) да кабалою въ 250 рублей, выданною Семену Ивановичу Перфильемъ Судаковымъ и уступл#нною Семеномъ за долгъ, рас-порядиться, какъ и многимъ другимъ, Вавил, согласно словеснымъ указаніямъ отца, a братьямъ въ томъ его слушаться;
10) жену Семена Ивановича Судакова Евфросинью Тихоновну и дтей ея всмъ четыремъ ея братьямъ «не покинутъ и поберечь отъ всякихъ обидъ»;
11) Марку Тихоновичу заплатить 70 рубл#й брату Вавил за приданую жены его шубу на лапкахъ черной лисицы, проданную Вавилой для хожденія по длу Марка въ бытность послдняго въ Енисейск, a если Маркъ не заплатитъ, то Вавил бить на него челомъ Велшшмъ Государямъ;
12) людей старинныхъ и крпостныхъ и полонянниковъ подлить братьямъ межъ собою полюбовно и по указаніямъ отца, выдливъ одного человка двоюродной сестр своей Марф Григорьевн, жен Василья Шульгина, рожденной Скобельцыной, потому что въ ея рядной записи Тихонъ Андреевичъ нкогда записалъ ей человка;
13) о возврат вотчинъ и помстій хлопотатъ всмъ братьямъ сообща и въ случа успха подлить ихъ полюбовно «в правду», другъ друга не обижая; всмъ вмст же хранить «писма всякие старинные родственные и вотчинные крпости», жить между собою въ совт и любви, безъ взаимныхъ обидъ и также жить безспорно, въ любви и совт съ двоюроднымъ братомъ Абрамомъ Тимо#еевичемъ, подъ угрозою лишенія, за неисполненіе въ чемъ-либо этого завщанія или за ссоры и вражду между собою, милости Божіей и отцовскаго благословенія;
14) особо завщано Марку: «А ты, Маркъ, будетъ въ чемъ сего моего приказу и сей духовной моей не будешь слушать и будетъ въ чемъ станешь братью свою "едота и Вавилу и Козму из-гонять или изобижать, и отъ старыхъ своихъ длъ не отстанешь, и за какимъ дурномъ учнешь ходить по-прежн#му, то не будь надъ тобою милость Божия и мое благословеніе отъ ныне и до вка въ семъ вц и въ будущемъ».

IV

Духовной Тихона Андреевича Вындомскаго, такъ ярко отразившей разное отношеніе умнаго старика-завщателя къ сыновьямъ его, суждено было остаться во многомъ безъ исполн#нія. Челобитную о возврат имъ вотчинъ и старыхъ помстій они подали совмстно, конечно безъ успха, но это не помніало имъ немедленно перессориться, при чемъ въ распр не принялъ, повидимому, участія Козьма Тихоновичъ; старшіе же братья, затявъ тяжбу съ Вавилою, оправдали холодность, обнаруженную отцомъ къ "едоту и негодующе# недовріе его къ Марку. Зачинщикомъ явился, вроятно. послдыій, но и "едотъ не щадилъ обвиненій противъ Вавилы.
Здсь умстно сказать, что "едотъ Вындомскій былъ въ то время уже очень не молодъ; родился онъ, несомннно, не позже 1641 г., ибо службу началъ уже въ 1656 г., въ городовыхъ Новгородскихъ дворянахъ; побывалъ онъ и «въ Нмецкой Свейской земли», и, въ рядахъ полка князя Ив. Андр. Хованскаго, участвовалъ въ побд 1658 г. при Мядзелахъ и въ другихъ бояхъ, при чемъ «многия языки ималъ». 6 Февраля 1659 года, по челобитной его, учиненъ ему окладъ новичный помстный въ 350 четвертей и жалованье 12 рублей, a 27-го того же Февраля по другой его челобитной, гд онъ указывалъ на службу «родителей» по выбору и по дворовому списку и на свое участі# въ Мядзеловскомъ бою, онъ былъ внесенъ въ дворовый списокъ. Осенью 1661 г., когда Хованскій по выраженію Мейерберга, знаменитый своими пораженіями потерплъ таковое подъ Кушликами,: "едотъ Тихоновичъ, вмст съ сыномъ Хованскаго и множествомъ другихъ, попалъ въ плнъ, «и въ полону въ Литв былъ полтретья годы» «и всякую полонную нужду и мученія терплъ»; вымненный «на размену», онъ вернулся въ тотъ же полкъ и служилъ подъ Псковомъ и въ другихъ мстахъ. Въ 1665 г., при разбор Новгородцевъ, съ 8 Октября, тмъ же княземъ Хованокимъ, было записано, что за "едотомъ Вындомскимъ въ дач не было ни единой чети, a окладъ ему былъ 450 четвертей, и жалованья онъ получалъ изъ четверти 13 рублей.
По окончаніи войны, "едотъ Тихо-новичъ за заслуги свои удостоился назнач#нія воеводою въ Коротоякъ и Урывъ на мсто Никифора Ушакова. Здсь ему, однако, не повезло: съ самаго начала пошли y него непріятности. Прибывъ 4 Марта 1669 г. въ Коротоякъ, онъ тамъ Ушаісова не нашелъ и принялъ городъ отъ замщавшаго послдняго Тихона Львова, a Урывскаго острога не принялъ, ибо по грамот, получ#нной 23 Марта, велно было Усманцу Данил Сафонову смнить Урывскаго воеводу ІІерфилія Каширининова, a самому быть подъ на-чальствомъ Вындомскаго. Ему "едотъ Тихоновичъ и приказалъ принять Урывъ отъ Каширининова и всему принятому составиті. списки, но добиться ихъ никакъ н# могъ и вынужденъ былъ жаловаться въ Москву на это и на то, что Сафоновъ, вообще, его ни въ чемъ н# слушалъ. По полученіи донесенія Вындомскаго 20 Августа, изъ ІІриказа въ тотъ же день было инаписано полковому воевод боярину князю Гр. Гр. Ромодановскому, чтобы онъ поступилъ съ ослушникомъ Сафоновыыъ по своему разсмотрнію.
Вскор появились, однако, другія жалобы,т#перь уже на самаго "едота: въ 1671-мъ и въ слдующемъ годахъ ому пришлось оправдываться отъ едва ли не справедливыхъ обвиненій въ разнообразныхъ злоупотребленіяхъ и по смн съ воеводства онъ другихъ назначеній н# получалъ весьма долгое время и жилъ въ д#ревн подъ Тихвиномъ. Въ это вр#мя онъ и женилсяна Марь Васильевн Шамшевой, за которою взялъ деревню на Шоткус и отъ которой имлъ пятерыхъ дтей. Вскор ему вновь было дано служебное порученіе, но незначит#льное, a именновъ Апрл 1678 г. онъ былъ посланъ отъ Новгородокаго воеводы въ Обонжскую пятину для скорйш#й высылки: стольниковъ, стряпчихъ, дворянъ Московскихъ и жильцовъ въ Москву для службы при двор и встрчъ пословъ, a дворянъ городовыхъ, дтей боярскихъ конныхъ и пшихъ и новиковъ, въ службу поспвшихъ,въ Путивль, въ полкъ царевича Василія Арослановича Касимовскаго; при семъ "едоту Тихоновичу поручено было составить объ этомъ записныя книги и прислать ихъ въ Новгородскую Приказную избу. Кстати упомянуть, что онъ, какъ вс Вындомскіе, былъ хорошо грамотенъ, о чемъ свидтельствуетъ одно случайно сохранившееся длинное письмо его къ брату Марку, изъ коего видно также, что съ нимъ онъ былъ весьма друженъ, что былъ заботливый хозяинъ и что жилъ около 1680 г. въ отцовскомъ дом въ Имоченицахъ. П#редъ самой своей ссылкой въ 1682 г. въ списк дворянъ Обонжской пятины "едоръ Вындомскій обозначенъ съ окладомъ въ 590 четвертей и жало-ваньемъ въ 25 рубл#й.
Ko времени смерти отца, "едоту, очевидно, лтъ пятьдесятъ отъ роду ужъ было. Немногимъ моложе былъ и Маркъ Тихоновичъ, который началъ службу еще 29 Марта 1664 г., бывъ тоже сразу, по ч#лобитной съ указаніемъ на службу отца его по выбору и «родителей»по Московскому списку (?), пожалованъ въ жильцы. Въ Сентябр того же года онъ упоминается въ полку окольничаго князя II. А. Долгорукова, a въ 1665 г. пріхалъ 25 Мая въ полкъ князя Ив. Андр. Хованскаго во ІІсковъ и былъ въ поход на Дру и подъ Бориоовымъ и «въ ІІолской и Литовской и въ Нмецкой Курлянской земляхъ въ есаулахъ и вновь во Псков; a въ 1669 г., какъ выше упомянуто, исключенъ изъ жильцовъ, битъ кнутомъ и велно ему служить по Новгороду. Посл довольно долгаго перерыва снова принявшись за полковую службу, онъ въ 1676 77 годахъ состоялъ поручикомъ городовой роты полка князя И. Б. Троекурова во Псков, a съ 1679 г. былъ въ Новгородскомъ полку князя И. А. Хованскаго «на Украйн»въ Рыльск и Карпов Сторожев, посл чего 9 Іюня 1681 г., по челобитной, снова пожалованъ въ жильцы. Помстнымъ окладомъ онъ и въ 1682 г. былъ ещ# не верстанъ.
Посл длиннаго ряда упомянутыхъ выше буйствъ (не помшавшихъ ему добиться вторичнаго пріема въ житье!) очутившись въ Сибири, Маркъ и тамъ сумлъ выпросить себ службу: онъ былъ въ Енисейск, «по приказу боярина и воеводы князя К. О. Щербатова», судьею, но лишь съ полгода, вроятно, дольше держать его въ этой должности оказалось невозможнымъ! Однако, неудачный Енисейскій воевода Гр. Вл. Новосильцовъ ршился наз-начить его писцомъ по Красноярскому узду. Послдствія были плачевнйшія: книги, Маркомъ соотавленныя, оказались неврны и пришлось составлять новыя, a на него и на присланнаго съ нимъ изъ Енисейска подьячаго "едора Аоанасьева въ 1687 8 гг. посыпался градъ жалобъ красноярцевъслужилыхъ, посадскихъ людей и крестьянъ.
Лтъ на семь моложе "едота былъ Вавила Тихоновичъ, родившійся 28 Августа 1647 года. Службу, какъ и Маркъ, онъ началъ 29 Августа 1 664 года, бывъ тоже сразу пожалованъ въ жильцы, и первые походы совершилъ тоже въ 1665 1667 годахъ въ полкахъ окольничаго князя П. А. Долгорукова и боярина князя Ив. Андр. Хованскаго. 4 Іюня 1667 г. былъ назнач#нъ ему и окладъ новичный350 четвертей, денегъ 9 рубл#й Не получивъ еще ни четверти въ помстье, Вавила въ 1673 (7181) году подвергся пытк и ссылк въ Тобольскъ за какія-то найденныя y него «воровскія письма», содержаніе коихъ остается неизвстнымъ. По этому длу «былъ принятъ и сидлъ за карауломъ» отецъ его и производился обыскъ y Марка Тихоновича, если врить той вышеупомянутой челобитной Новгородцевъ, гд разсказано о спасеніи Марка крестьяниномъ его зятя Судакова Пулеховымъ. Въ чемъ состояла вина Вавилы,не разыскалъ Сергй "едоровичъ Вындомскій, не раскрываютъ и архивные документы, #му оставшіеся незнакомыми.
Какъ бы то ни было; постигшее Вавилу наказаніе подйствовало на него благотворно: въ Сибири, да и впослдствіи велъ онъ себя оч#нь благоразумно. Въ Тобольск онъ добился возложенія на него требовавшихъ даже доврія служебныхъ порученій и женился. Человкъ, очевидно, безъ предразсудковъ, въ жены онъ взялъ иноземку дочь покойнаго полковника Іоганна фонъ Ремезъ, двицу Наталью, почему-то именовавшуюся Степановной, за которой ея мать. иноземка Анна Микулаевна дала в#сьма значителъное приданоеденегъ 500 рублей, дворъ со всякимъ хоромнымъ строеніемъ, скотиною и пр. цною въ 100 рублей и множество цнныхъ крестовъ, украшеній, посуды и другой движимости, по сговорной записи отъ 27 Мая 1675 г.; a черезъ 2 недли, 11 Іюня, вдова полковника поступилась ему и 4 калмыками, изъ нихъ двумя крещеными. Въ слдующемъ же году, 1 Августа, поступилась она зятю своему Вавил за 120 рублей хорошимъ домомъ, со многими хозяйств#нными постройками, въ Новонм#цкой слобод. Эта поступная была совершена ею въ Москв. хотя Вавила находился еше въ Сибири.
Ему незадолго до того, 21 Мая того же 1 676 года, Тобольскими воеводами бояриномъ П. В. Шереметевымъ и стольни-комъ И. И. Стршневымъ было поручено отправиться изъ Тобольска на Собскую и Обдорскую заставы надзирать тамъ за сборомъ таможенныхъ пошлинъ и наблюдать за прозжими,въ частности, н# пропускать ч#резъ Камень воеводъ, дьяковъ и иныхъ приказныхъ людей, дущихъ изъ Сибири с мягкой рухлядью (и когда, въ вид изъятія, кому-либо разршалось прохать этою дорогою, какъ было позвол#но сыну Березовскаго воеводы Евсевія Огарева ЬНикифору, то Вындомскій бывалъ особо извщаемъ объ этомъ; Огарева ему, памятыо отъ 30 Іюня 1676 года, велно тщательно обыскать, отпустить и объ исполненіи донести). Подчинено ему было 55 служилыхъ людей и казаковъ для охраны заставы, ловли бглыхъ, пресченія разбоевъ и даже «шатости» инородцевъ. Можно думать, что велъ себя Вавила на заставахъ одобрительно, такъ какъ уже черезъ 2 года посл посылки туда былъ прощенъ. 23 ноября 1679 г. выдана ему подорожная отъ Тобольска до Москвы, на 10 подводъ съ проводниками и до Тюмени съ прогонами. Едва ли возвращеніе это состоялось безъ хлопотъ его отца и безъ расходовъ на это, но, какъ выше разсказано, Вавила впослдствіи поквитался съ 'Гихономъ Андре#вичемъ. Уже 1 Марта 1680 г. Вавила Тихоновичъ былъ, по челобитной, снова пожалованъ въ жильцы, почему позволительно думать, что и вина его, вызвавшая ссылку, была не изъ важныхъ. Въ оклад онъ, впрочемъ, возстановленъ не былъ, ибо въ спискахъ 1682-го и слдующаго годовъ значился опять въ числ неверстанныхъ.
Какъ уже было говорено, послдовавшая въ это вр#мя ссылка отца и братьевъ лишила Вавилу жены съ дтьми и обрекла на свыше семилтнія неустанныя хлопоты сперва о перевод Марка изъ Енисейска въ Тобольскъ, a затмъо возвращ#ніи всхъ Вындомскихъ. Позаботился онъ и о сестр Матрен Тихоновн которую въ 1685 году выдалъ замужъ за Новгородца Лаврентія Степановича Аничкова брата одного изъ злйшихъ враговъ ея отца! Если такой тяжелый человкъ, какъ Тихонъ Андре#евичъ остался доволенъ его дйствіями, то можно смло утверждать, что служилъ Вавила ему и всей семь старательно и безкорыстно; то обстоятельство, что онъ для этого даже продалъ (частьюдвоюроднымъ братьямъ Абраму Вындомскому, Петру Ивановичу Скобельцыну и Василью Тютрюмову) множество собственнаго и женина платья, слдовательно, дошелъ до нужды, подтверждается сохранившеюся росписью проданнаго.
Но всего этого было недостаточно, чтобы расположить къ нему старшихъ братьевъ. Они, по возвра-щеніи изъ Сибири, отца покинули, Вавила же присутствовалъ при его кончин, почему и духовное завщаніе отца очутилось въ его рукахъ, да и по содержанію оно было выгодно ему: оно освобождало Вавилу отъ платежа изъ своихъ средствъ семейныхъ долговъ, да кром того давало ему просторъ въ разныхъ распоряженіяхъ, изустно переданныхъ ему отцомъ... И вотъ посыпался градъ челобитныхъ двухъ старшихъ сыновей Тихона и въ Судные Приказы, и въ Новгородскій митрополичій, и патріарху Адріану. Сущность многократныхъ жалобъ и домогательствъ "едота и Марка сводилась къ слдующему. отецъ-де ихъ нсколько послднихъ лтъ жизни страдалъ «паралижною болзнію, почти худо виделъ, и въ разум, и въ рчахъ имлъ забытіе и запность великую, a временемъ и людей худо зналъ». При смерти его присутствовалъ одинъ Вавила Тихоновичъ, который утверждаетъ, что иметъ его духовную, но братьямъ ее не показываетъ; и видимо ту духовную написалъ онъ Вавила самъ, «а батюшку было въ то время, какъ писана духовная, и въ томъ числебыло уже не до духовной: самому до себя! И то знатно, что та духовная не прямая и не подлинная». Вавила завладлъ всми отцовскими пожитками: иконами окладными и не окладными, и дворовыми людьми, и платьемъ, и жемчугомъ низаннымъ и разсыпнымъ, и посудою серебряною и мдною и оловянною, и всякимъ служивымъ заводомъ: ружьями, саблями оправными серебряными, чепраками и уздами серебряными, и сдлами, и лошадьми, заемными кабалами и всякими крпостями, записями и книгами; распоряжается онъ всмъ имуществомъ самостоятельно, братьямъ ничего не даетъ, ни къ чему ихъ не призываетъ и жить учалъ отъ нихъ особо. Заявляя объ этомъ, "едотъ и Маркъ просили духовную не свидтельствовать; однако, въ Патріаршемъ Разряд было опредлено 3 Марта 1692 г. «записать челобитье, a духовная велть положить», и хотя старому подъячему Безсонову за запись челобитной въ книгу и было «дано», но едва ли это помогло, такъ какъ оспариваемое завщаніе было писано Имоченицкимъ дьячкомъ при двухъ тамошнихъ свяіценникахъ, при Абрам Тимо#еевич Вындомскомъ и при Вонифатіи Дементь#вич Карсаков, собственноручно на оборох духовной подписавшихся, почему добиться признанія ея недйствительности было трудно.
Очевидно понявъ это, Маркъ 6 Апрля 1693 года заключилъ договорную мировую запись съ Вавилою, взаимно обязавшись, подъ угрозой неустойки въ 500 рублей, всякія челобитья прекратить и впредь ихъ не возбуждать. "едоьъ же, объяснявшій, что, живя до ссылки съ отцомъ и братьями нераздльно, онъ, занимая деньги на общія надобности, давалъ кабалы, памяти и росписки на себя одного, но за постигшею семью Вындомскихъ бдою оказывается не въ состояніи расплатиться, пытался повліять на Вавилу посредствомъ обращенія къ третейскому суду; однако, нтъ свдній, чхобы «третьи» нашли Вавилу въ чемъ-либо неправымъ и что-либо "едоту присудили.
Посл того, въ жизни старшаго брата ничего замчательнаго не выдалось; Маркъ же, который уже въ 1691 году сумлъ добиться ничмъ не заслуженной имъ чести пожалованія въ дворяне Московскіе, снова обратился къ полковой служб и въ 1696 г. былъ въ Блгород и въ поход, въ полку боярина Б. П. Шереметева. Женившись вторично, онъ пріобрлъ въ Новгородскомъ узд усадище Липну (вблизи сестры своей Судаковой, мужъ которой былъ помщикомъ усадища Шендовичей, посадовъ и деревень на рк ІІаш и деревни Маркова вь Липенскомъ погост, которую онъ продалъ въ Тихвинскій Большой монастырь). По показанію Марка Тихоновича, въ 1697 году Января 11-го данному, онъ тутъ имлъ «въ сдаточномъ приданомъ два двора крестьянскихъ, да вопче пополамъ съ падчерицами, съ двками "еклою и Агафьею Григорь#выми дочерьми Арцыбашева, шесть дворовъ крестьянокихъ и бобыльскихъ», да четвертую долю въ одномъ двор, принадлежавш#мъ ему съ тми жъ его падчерицами и съ Никитою Арцыбашевымъ по раздльнымъ письмамъ. Своихъ дтей y Марка не было. Умеръ онъ лучше, чмъ жилъ, отчасти искупивъ темные грхи своего буйнаго прошлаго смертью на бою со Шведами подъ Васильковымъ.
Вавила Тихоновичъ почему-то былъ мене счастливъ по служб: разныя его челобитныя то о пожалованіи его въ стряпчіе, то о назначеніи его головою бломстныхъ казаковъ въ Исетскій острогъ,сколько ни перечислялъ онъ служебъ своихъ и предковъ, излагая, что перебиты были въ сраженіяхъ трое его праддовъ, да ддъ, да дядя родной, оставлялись безъ послдствій! Жилъ онъ преимущеотвенно въ ІІовгород; кое-что пріобрлъ, ибо въ 1713 году сыновья его подлили,очевидно, по смерти его,небольшія его помстья и вотчины. Памятникомъ его набожности, a вмст съ тмъ однимъ изъ свидтельствъ объ его грамотйств, осталось писанное имъ любопытное описаніе пещеръ Кіевской лавры.
Меньшой изъ братьевъ, Козьма Тихоновичъ, началъ службу тоже прямо жильцомъ, 24 Декабря 1681 года, то-есть, передъ самой сво#й ничмъ нe заслуженной ссылкой, и поверстанъ окладомъ до нея не былъ. Во время составленія его отцомъ духовной, онъ былъ еще холостъ («да какъ женитца сынъ мой Козма», завщалъ старикъ, «и жену его благословляю образомъ Умил#нія Богородицы, окладной»). Женился ли онъ впослдствіи,неизвстпо; дтей посл него не осталось.
Приблизит#льно ровесникомъ его былъ двоюродный братъ его Абрамъ Тимофеевичъ Вындомскій, въ 1670 году значившійся недорослемъ одиннадцати лтъ по Обонжокой пятин и, слдовательно, родившійся передъ самымъ плномъ отца, начавшій службу въ одинъ день съ Козьмою тоже жильцомъ по общей съ нимъ челобитной. Неверстанъ онъ былъ еще и въ 1688 году, хотя и имлъ наслдственныхъ 18 дворовъ крестьянскихъ и бобыльскихъ и одинъ общій дворъ съ Петромъ Резановымъ еще въ 1681 году. За заслуги отца, котораго ему. такъ и нe пришлось узнать, ему еще въ 1680 году было дано въ вотчину съ помстнаго оклада Тимофея Андреевича, съ семисотъ двадцати четвертей, со ста по двадцатисто сорокъ четвертей въ Обонжской пятин, a именно въ Пречистенскомъ Имоченскомъ погост Дружининское усадище Садилова и усадище, что была пустошь Мишуковская (20 чет.); деревня Палкинъ Островъ, a Лопотовъ тожъ (10 чет.); д. Ларьяновъ Островъ, a Земской тожъ (5 чет.), д. Мечиничи (10 ч.), д. Маяченичи (6 2/3 ч.); много пустошей и част#й пустошей (55 четв.); во Введенскомъ погост на Ояти полпустоши3 1/3 ч.; въ Михайловскомъ Тервинскомъ погост въ Рябовичахъ дер. Лириничи (6 2/3 ч.) да пустошь (5 ч.); въ Рождеств#нскомъ Пашскомъ погост усадище, что была дер. Емельцево, Баландино тожъ, 15 четв.; деревня на Паш рк Ползуново, Пологузово тожъ, «нын Бардиншино зовутъ» (7 Ѕ ч.); пустоши въ Р#зановщин (7 Ѕ ч.); всего 151 2/3 ч, изъ коихъ «перехожія» четверти были оставлены Абраму Тимофеевичу въ помстье.
Изъ этой вотчины Абрам въ 1683 г. далъ въ приданое за сестрою своей Агафей Тимофевной, вышедшей за Ивана Остальцова сына Качалова, въ выставк въ Рябовичахъ и дер. Лириничахъ 2 ј чет. пашни. Въ слдующемъ году Абраму были отдлены, кром помстной вотчины, изъ помстій его отца въ ІІречистенскомъ, Имоченскомъ, Егорьевскомъ, Кожельскомъ, Ни-кольскомъ на Сяси, Введенскомъ на Ояти. Михайловскомъ Тервинскомъ, Никольскомъ, Пелужскомъ, Климецкомъ на Волхов на Златыни и въ Петровскомъ погостахъ,всего, съ вотчиною, 295 5/6 четвертей во множеств клочковъ; но еще ране Абрамъ Вындомскій вымнялъ y Григ. Bac. Теглева въ 1681 г., въ Никольскомъ Сясскомъ погост, въ дер#вн Пелжицахъ 15 четв., a въ 1683 г. y зятя своего Качалова вымнялъ 5 ч. въ Егорьевскомъ Неболоц-комъ погост,y перваго на полтрети обжи, y второго на 15 ч. изъ отцовскаго помстья, которымъ онъ, очевидно, пользовался и владлъ съ самаго дтства. Въ 1685 г., когда ему была дана ввозная грамота на вс его имнья, въ нихъ было 297 четвертей. Въ остальное вр#мя своей жизни, повидимому непродолжительной, онъ, насколько извстно, боле нич#го н# пріобрлъ.

V.

Слдующее поколніе рода Вындомскихъ состояло изъ десяти лицъ: y "едота и Вавилы Тихоновичей и y Абрама Тимо#еевича было y каждаго по два сына, дочерей же имли только "едотъ Прасковью большую, Домну и Прасковью меньшую,да Абрамъ, y котораго была дочь Матрена. О ссылк всхъ семи внучатъ Тихона Андреевича, вмст съ тремя изъ его сыновей и тремя невстками, въ Тобольскъбыло уже говорено.
Сыновья "едота, начавъ жить столь нечально, и окончили ее, по возвраіценіи изъ ссылки, трагически.
СТЕПАНЪ "ЕДОТОВИЧЪ, въ 1688 году записанный сыномъ боярскимъ Обонжской пятины, недорослемъ девяти лтъ, очень рано женился на вдов Ивана "едотовича Савина, Марь Ивановн, и взялъ за ней уже въ 1694 году сдаточное помстье ея свекрови Ага#ьи, вдовы "едота Савина, въ Бльскомъ погост Шелонской пятины, деревню Ренёкъ съ д. Лядинками и множествомъ отхожихъ пустошей и рыбныхъ ловель, всего 70 четвертей, да въ Быстревскомъ погост 22 3/4 четверти въ пустошахъ. 19 Декабря 1712 г. дано ему, по полюбовному договору съ Макаріемъ ІІаженскимъ, имнье Марьи Ивановны въ Бльскомъ погостусадище Блая Горка надъ озеромъ Сядемеромъ съ пустошьми, деревни Олешино и Вяжищи, съ пустошьми, да въ Дремяцкомъ погост пустошь Крюково, всего 68 четвертей; въ Блозерскомъ узд, въ Черноканской волости, Сувдсаго стана, полдеревни Савинскаго съ пустошьми25 четвертей; да ему же была дана купленая вотчина перваго мужа его женыт же имнья, что сперва доста-лись ему отъ Авдотьи Савиной. Служилъ онъ въ 1703 году въ полку П. М. Апраксина и былъ записанъ въ «сотенную службу» безъ жалованья, по Водской пятин; но служба и жизнь его оборвались внезапно и рано: онъ былъ убитъ разбойниками, въ лсу. Въ 1713 г. вдов его дано изъ его помстья 70 четвертей, да перваго ея мужа купленая и приданая ея вотчины, 97 чет-вертей, и съ ними она вышла въ третій разъ замужъза дворянина Василья Ивановича Бшенцова, a единственной дочери Степана "едотовича, Ага#ь, дано 35 четвертей при усадищ Ренк, съ крестьянами и всми угодьями, остальныя же помстья его даны двоюроднымъ его братьямъ "едоту и Василію Вавиловичамъ. Ага#ья Степановна умерла въ двицахъ въ 1723 году, a 17 Марта 1725 г. ея 35 четвертей, съ жилымъ домомъ, хоромнымъ строеньемъ и «всякими заводами», даны "едоту Вавиловичу одному, по старшинству.
Еще печальне окончилась жизнь второго сына "едота Тихоновича, АЛЕКСЯ ФЕДОТОВИЧА: онъ, женившись на Агафь Неплюевой и дучи отъ внца, утон%лъ вмст съ нею въ Нев! 
Сыновья Вавилы Тихоновича были счастливе. Старшій, родившійся около 1676 года и названный,вроятно, въ честь дяди "ЕДОТОМЪ ВАВИЛОВИЧЕМ, съ 1692 года служилъ въ городовыхъ дворянахъ и въ выборныхъ ротахъ до раскассированія послднихъ въ 1710 году, когда былъ «отпущенъ въ домъ». Дале, онъ, по нкоторымъ источникамъ, былъ 4 Марта 1714 года назначенъ провіантмейстеромъ на о.Котлин, a по собственному его показанію, данному въ Герольдмейстерской Контор въ Январ 1736 г., онъ уже въ 1712 г. былъ. по именному Высочайшему указу, опредленъ въ Александро-Невскій монастырь къ вотчиннымъ дламъ управителемъ; по печатнымъ же свдніямъ онъ лишь въ 1718 г. былъ присланъ Петромъ Великимъ въ управители части вотчинъ лавры, a именно получилъ въ завдываніе вотчины монастырей Вяжицкаго, Хутынскаго Антоніева, погосты (въ Олонецкомъ узд) Егорьевскій и Толвуйскій съ деревнями, всего 544 двора, ко-торыми и завдывалъ до 1725 г., когда «изъ того монастыря съхалъ въ Новгородъ и отъ бывшаго губернатора князя Гагарина опредленъ и былъ y строенія дворцовъ и y починки каменыаго пушечнаго двора коммиссаромъ по 1735 годъ».
Женатъ онъ былъ на двиц Прасковь, дочери Обонжскаго помщика Захара ІІетровича Горихвостова, и получилъ за нею въ 1709 г. половину выслуженной ея отцомъ вотчины и четверть его помстья въ ГІречистенскомъ Деревскомъ погост,село Дерева съ деревнями и Любуню. Въ 1710 г. онъ на четверикъ своего помстья вымнилъ y Василъя Григорьевича Давыдова помстную пустошь Язвикъ въ Спасскомъ Мошенскомъ погост Бжецкой пятины; въ 1713 г. онъ полюбовно раздлилъ съ меньшимъ. братомъ Васильемъ наслдственныя немногія земли и дворовыхъ людей; въ 1718 купилъ y Ив. Горихвостова, за 160 руб., рыбныя ловли съ снными покосами въ Грузинскомъ погост; 22 Мая 1719 г. ку-пилъ за 70 руб. y Ивана Ильича Мордвинова пустошь Крутикъ (20 четвертей), a въ 1724 г. судился съ подполковникомъ Васи-ліемъ Григорьевичемъ Титовымъ, внукомъ дьяка Семенова, получившаго имнья Вындомскихъ, о крестьянин, котораго называлъ стариннымъ крпостнымъ своего рода, когда какъ Титовъ основывалъ свое право на опал Тихона Вындомскаго за измну и на отобраніи его имыій и людей. Кром того, купилъ "едотъ Вавиловичъ y своей двоюродной сестры Судаковой, дочери Евфросиніи Тихоновньт, деревню Посадъ, въ Пашскомъ погост. Объ унаслдованіи имъ части помстья Степана "едотовича и имній его дочери было уже говорено. Богатства онъ все-таки не пріобрлъ, всего y него въ Новгородскомъ узд было 70 душъ.
Братъ его ВАСИЛІЙ ВАВИЛОВИЧ родился около 1681 года, a служилъ, по его показанію, данному 3 Сентября 1722 г. въ Военной Коллегіи, съ 1700 г. въ сотенной служб; въ І 701 г., по разбору князя Меньшикова, написанъ подъ Шлюссельбургомъ въ выборную роту, при которой тутъ же и зимовалъ; въ 1703 г. былъ въ поход противъ шведовъ въ Корельскомъ узд, числясь по Водской пятин, безъ жалованья. въ полку Апраксина; «въ томъ же году по взять Канецъ, какъ построился Питербурхъ, оставленъ и зимовалъ подъ Питербурхомъ», откуда ходилъ въ походъ къ Выборгу на желзные заводы и къ Новой Кирк на шведскую крпость, которая и была тогда взята; тогда же участвовалъ въ пораженіи 300 шведовъ, стоявшихъ на застав въ 12 верстахъ отъ Выборга; тогда же участвовалъ въ поход изъ Петербурга къ Выборгу на ІІантуль-скую мызу. Въ 1704 г. участвовалъ въ аттак и взятіи Нарвы. затмъ въ поход къ Ревелю. Въ 1705 г., по разбору Брюса, назначенъ прапорщикомъ въ Луцкій драгунскій полкъ и былъ въ поход 1706 г. подъ Выборгъ; въ слдующемъ годувъ битв y деревни Курели; въ 1708 г. произведенъ въ поручики и, находясь въ Польш, участвовалъ въ пораженіи и плн#ніи шведскаго полковника Бренца y рки Гави и въ битв близъ Ракоболи, a потомъ въ бою противъ генералъ-поручика Либекера при переход его черезъ Неву и въ битв подъ Копорьемъ; въ 1710г. участвовалъ въ аттак и взятіи Кексгольма, затмъ командированъ въ Выборгъ подъ начальство бригадира Чернышева на 10 мсяцевъ и посланъ «во многія партіи»; въ 1711 г. произведенъ въ капитаны и служилъ въ томъ же Луцкомъ полку безотлучно по 1721 годъ, когда докторъ Севастъ нашелъ y него на ног цынготныя раны, которыя лченію не поддались. 20 Сентября 1723 г, онъ, въ виду этого, былъ отъ службы отставленъ, съ чиномъ маіора. Отпущенный въ свой домъ, онъ черезъ 10 лтъ былъ вытребованъ въ Сенатъ, для опредленія въ службу, но такъ какъ не только за это время не излчился, a даже сталъ косноязыченъ и дряхлъ, то и подалъ въ Ма 1733 г. прошеніе объ отставк, увнчавшееся успхомъ. Въ современномъ ему списк маіоровъ объ немъ сказано, между прочимъ: «1723 г. Октября 15, Василій Вавиловъ сынъ Вындомскій, 42 лтъ, крестьянъ въ Новгородскомъ узд 2 двора , a въ 733 г., по приговору сенатскому, отъ длъ отставленъ». Женатъ онъ былъ дважды: 1)на Путиловой(?), 2) на Васс Петровн Чертовой, уроженк Солецкаго погоста, жившей обычно, во время безчисленныхъ походовъ мужа, y деверя въ Деревахъ. «Умеръ въ 1735 году, сказалъ гвардіи прапорщикъ Максимъ Вындомскій », говорится про Василія Вавиловича въ по-мянутомъ списк.
Представители младшей втви рода, сыновья Абрама Тимо#еевича, звались "ЕОКТИСТЪ АБРАМОВИЧ и ДМИТРІЙ АБРАМОВИЧ. Оба они въ списк недорослей Обонліской пятины, предназначенныхъ въ полковую сотенную службу, были показаны въ 1697 году «въ службу поспвшими», посл чего "еоктистъ и служилъ въ ней, безъ жалованья, въ 1703 году и вроятно доле, a въ 1713 году и позже слулшлъ дворяниномъ при Адмиралтейств. Женатъ онъ былъ на княжн Ирин Васильевн Мещерской, которая 22 Іюня 1713 года продала своему брату князю Михаилу Васильевичу приданую свою вотчину въ Новгородскомъ узд, въ Бжецкой пятин и Устрецкомъ стану, въ д. Клинск, съ однимъ крестьянскимъ дворомъ, за 67 рублей
24 Декабря 1713 года "еоктистъ Абрамовичъ раздлился съ братомъ Дмитрі#мъ, при чемъ было опредлено, чтобъ Дмитрій владлъ прожиточнымъ помстьемъ сво#й тещи Марьи Панкратьевны Блеутовой, въ обихъ половинахъ Обонжской пятины, которымъ по ея поступк до тхъ поръ пользовался "еоктистъ, равно какъ вотчиною Дмитріевой свояченицы, двицы Евдокіи Михайловны Блеутовой (въ Пашскомъ Кож#льскомъ погост въ Пяко-озер 4 пустоши, 262/з четверти); затмъ, оставшіяся отъ Абрама Тимо#еевича Вындомскаго 264 1/6 четверти земли въ Обонжской пятин (такъ какъ ране этого раздла 15 четвертей помстья и вотчины въ деревн ІІелжицахъ были даны "еокти-стомъ въ придапое сестр Матрен Абрамовн, при выход ея замужъ за Ивана Бестужева) были раздлены между братьями приблизителъно поровну. "еоктистъ изъ своей доли продалъ внуку дьяка Семенова, Александру Васильевичу, часть Сырецка; остальное все, повидимому, перешло впослдствіи въ семью его брата, такъ какъ "еоктистъ Абрамовичъ дтей не имлъ.
Дмитрій Абрамовичъ, о начал службы коего выше уже сказано, участвовалъ въ Сверной войн въ рядахъ Луцкаго драгунскаго полка, откуда въ 1715 году, по указу Петра Великаго, былъ переведенъ въ солдаты лейбъ-гвардіи Семеновскаго полка, съ тхъ поръ ставшаго любимымъ полкомъ рода Вындомскихъ. Несмотря на участіе во многихъ походахъ, онъ еще въ 1732 году былъ лишь ундеръ-лейтенантомъ, при чемъ служилъ въ Новой Ладог и чина поручика добился лишь въ 1733 году 28 Января; въ капитанъ-поручики былъ произведенъ 21 Марта 1738г.,, a въ поход 1741 г. командовалъ первою ротою Семеновскаго полка, будучи уже капитаномъ. Женатъ онъ былъ на двиц Мар#, до-чери Михаила Степановича Блеутова, которая вмст съ сестрами вдовою Тимо#ея Судакова Евдокіей, да двицами Евдокией же да Евфиміейполучила въ 1710 году изъ отцовской вотчины по 303/4 ч#тверти въ Егорьевскомъ Пашскомъ Кожельскомъ погост Обонжской пятины и другихъ мстахъ Жена Дмитрія Абрамовича, очевидно, пережила его, такъ какъ въ 1765 г. продавала сыну ихъ Максиму часть деревни Маяченичей (въ 20 верстахъ отъ Имоченицкаго наволока), нкогда помстья Тихона Вын-домскаго, которая, надо думать, осталась ей посл мужа.
Слдующ#е поколніе этого рода состояло тоже только изъ 10 лицъ. Выше уж# была названа Ага#ья Степановна, умершая въ двицахъ, отъ которой унаслдовалъ дер. Ренекъ и другія старшій изъ ея троюродныхъ братьевъ "едоръ "едотовичъ, родившійся около 1730 года. Онъ учил
·ся въ Шляхетномъ Корпус съ Августа 1741 г. по 18 Октября 1743 г., когда выпущенъ гардемариномъ во флотъ. Служилъ онъ далеко неуспшно,въ 1761 г. онъ былъ еіце только подпоручикомъ, но 30 Іюля этого года получилъ назначеніе во флигель-адьютанты къ генералъ-адмиралу князю M. М. Голицыну. Въ этой видной должности про-былъ онъ, однако, очень недолго, уже 7 Августа 1762 г. онъ «отъ службы отставленъ вовсе, но, получивъ отъ болзыей облегченіе, просилъ объ опредленіи къ статскимъ дламъ» и, по тре-бованію сенатора, ген#ралъ-аншефа и надъ полиціями главнаго директора H. А. Корфа, опредленъ къ присутствію въ Главной Полиційместерской Канцеляріи, ассессоромъ.
Владлъ онъ Деревами и всми другими отцовскими имньями, кром деревни Посадъ на р. Паш, отданной въ придано# единственной его сестр Татьян "едотовн, выш#дшей замужъ за "едора Ивановича Апрлева. Имлъ онъ всего полтораста душъ, какъ сказано въ свдніяхъ объ его сын ІІетр въ именномъ списк Семеновскаго полка, составленномъ въ Іюл 1775 г. Женатъ былъ "едоръ "едотовичъ на Анн Ивановн Горлицкой, про которую послдній ВындомскійСергй "едоровичъ, младшій ихъ сынъ «для памяти, чтобы не потонуло бы въ вчности», записалъ слдующій любо-пытный разсказъ. Зимою 1774 года похала она съ мужемъ въ Боровичи на свадьбу одного родственника, a вернувшись оттуда, заболла такимъ разслабленіемъ, что годъ была недвижима. Приписали это колдовству Марьи Ильиничны Вындомской (невстки вышеупомянутаго Василія Вавиловича) на сливкахъ! Доктора помочь не сумли, но вылчилъ Анну Ивановну чухонецъ изъ-за Невы: она стала ходить и даже очень пополнла. Вскор, однако, навщая сына своего Дмитрія въ Кадетскомъ Корпус, она просту-дилась и заболла рожей, a полицейскій лкарь Крестьянъ Нилусъ, не понявъ ея болзни, вызвалъ горячими припарками Антоновъ огонь на ея лиц: глаза лопнули, и она скончалась въ жесточайшихъ мукахъ 1 Октября 1776 года, въ шестомъ часу утра, пережитая не только мужемъ, но и родителями, хотя отцу ея, извстному «Академіи свободныхъ наукъ учит#лю и переводчику» Ивану Семеновичу Горлицкому было тогда 88 лтъ, и погребена въ Деревскомъ погост y церкви Тихвинской Божь#й Матери
О Татьян "едотовн Апрлевой въ архивныхъ бумагахъ, касающихся Вындомскихъ, упоминаній не встрчается. Это тмъ досадне, что, повидимому, она была первою ж#ной того самого сосда и друга печально знаменитаго графа Аракчеева,-г#нерала Александровскихъ временъ, помщика с. Усадища Большой Дворъ, на берегу р. Сяси, неподалеку отъ г. Тихвина и отъ Грузина, о которомъ упоминается въ очерк графа С. Д. Шереметева: «Семейство Апрлевыхъ» («Русскій Архивъ» 1899 г., кн. 2, сс. 254 266); но жена еговторая?названа тутъ Анастасіей Ивановной. Вроятно, чер#зъ этихъ-то Апрлевыхъ и былъ знакомъ Сергй "едоровичъ Вындомскій съ Аракчеевымъ, про обдъ y котораго, въ Грузин, съ Александромъ Александровичемъ ІІисаревымъ, сосдомъ своимъ и предсдателемъ Общества Исторіи и Древност#й Россійскихъ, записалъ онъ на обложк одной изъ книгъ «Трудовъ и Лтописей» этого Общества
Кром вышеназванныхъ лицъ, въ этомъ поколніи къ потомству ссыльныхъ принадлежали только дти полунищаго Василія Вавиловича. Въ вышеупомянутомъ списк маіоровъ объ немъ подъ 15 Октября 1723 г. сказано, между прочимъ: «Дтей y н#го: Ахиллесъ, 6 мсяцевъ» и прибавл#но: «Марта I-го 729 г. въ рапорт изъ Новгородской провинціи показано, что y него въ 724 г. родился сынъ Антонъ» Эти оба умерли, вроятно, въ дтств, такъ какъ въ бумагахъ С. ". Вындомскаго и въ составленномъ имъ родословіи вовс# не упоминаются, тогда какъ значатся въ н#мъ дти Василія Вавиловича, оч#видно, родившіяся посл 1724 г.: Левъ и Дарья. ІІодъ 1767 годомъ Левъ Васильевичъ упоминается капітаномъ и помщикомъ Бжецкой пятины. Его-то жена Марья Ильинична, рожденная Ушакова, и обвинялась въ колдовств.
Младшая втвь рода, предки коей въ ссылк не были, состояла въ то время изъ трехъ лицъ. To были дти семеновца Дмитрія Абрамовича: Андрей, Максимъ и "едосья. Послдняя была замужемъ за прокуроромъ "едоромъ Трофимовичемъ Скобельцынымъ и владла въ Лугскомъ узд ІІетербургской губ#рніи селомъ Игомилъ и деревнею Сутыли, съ пустошьми; умерла она до 1784 г. Андрей Дмитріевичъ былъ женатъ и имлъ сына, но вроятно рано умеръ, какъ приходится думать и вслдствіе скудости свдній объ немъ, и потому, что его сынъ Николай владлъ деревнею Маяченичами совмстно съ дядею Максимомъ,должно быть оттого, что послдній съ Андреемъ раздлиться не усплъ. Максимъ же Дмитріевичъ прожилъ долго и жизнь его была очень незаурядна.
Служилъ онъ въ томъ же л.-гв. Семеновскомъ полку, гд и отецъ его, благодаря коему онъ былъ записанъ туда, сержантомъ, въ 1723 году, т.е. еще въ дтств; однако, началъ онъ дйствительную службу въ Новгородскомъ драгунскомъ полку, гд произведенъ въ прапорщики 27 Февраля 1736 г. и быстро получилъ слдующіе чины: подпоручика5 Февраля 1739 г., поручика21 Ноября 1740 г., a 25 Апрля 1742 г. пожалованъ въ капитанъ-поручики Семеновскаго полка. Въ это время служба его получила новое, весьма любопытное направл#ні#. Незадолго передъ тмъ, по вступленіи на престолъ Императрицы Елисаветы, былъ изданъ (28 Ноября 1741 г.) манифестъ о высылк за-границу сверженной правительницы Анны Леопольдовны съ ея семьею, во исполненіе котораго «Брауншвейгская фамилія» была (12 Декабря) отправлена изъ Петербурга въ Ригу, но, какъ извстно, дале крпости Дюнамюнде отвезена она не была: участь ея была предршена, a этимъ обусловилась и судьба Вындомскаго, какъ, между прочимъ, разсказано М. И. Семевскимъ въ одной изъ занимат#льнйшихъ его работъуже упомянутой «ІІрогулк въ Тригорское». Трудно отказать с#б въ удовольствіи привести изъ нея нсколько ниж#слдующихъ выдержекъ.
«Максимъ Вындомской въ царствовані# Елисаветы Петровны принимаетъ участіе въ одной весьма секретной командировк, имвшей тогда для новаго правительства Россіи громаднйшее значеніе: вмст съ нкоторыми другими лицами, уже капитанъ-поручикъ лейбъ-гвардіи Семеновскаго полка, Вындомской (будемъ писать его такъ, какъ теперь пишется эта фамилія) былъ въ томъ конво, подъ прикрытіемъ котораго перевезена, въ 1744 г., бывшая правительница Анна Леопольдовна и ея семейство, вмст съ развнчаннымъ малюткой Императоромъ Іоанномъ VI Антоновичемъ, изъ крпости Динамюндъ въ Раненбургъ (Ораніенбургъ), нын уздный городъ Рязанской губ#рніи. Здсь злополучное семейство вмст съ Вындомскимъ, бывшимъ въ числ его главныхъ тюремщиковъ, пробыло почти до Сентября 1744 года». Умстно упомянуть, что когда, въ Январ 1744 года, послдовало повелніе отправить принцессу Анну съ мужемъ и дтьми въ Ораніенбургъ и поставка подводъ возложена на Вындомскаго, то онъ едва не завезъ «фамилію» вмсто Ораніенбурга въ Оренбургъ! Трудно сказать, плохимъ ли знаніемъ географіи была вызвана эта ошибка, или онъ случайно ослышался, почему и перепуталъ эти два, тогда новыхъ города, столь схожіе по именамъ, но можно быть увреннымъ, что когда ошибка #го обнаружилась, то досталось отъ него памяти Петра I, наградившаго чисто русскій Рязанскій край столь нелпымъ названіемъ имнія князя Меньшикова, какъ Ораніенбургъ.
«27-го Іюля 1744 года дйствительный каммергеръ Николай Андреевичъ Корфъ получилъ указъ за подписью Государыни хать въ Раненбургъ, взявъ съ собою ІІензенскаго пхотнаго полка маіора Миллера, и, оставя поолдняго верстахъ въ трехъ предъ городомъ, самому, по прізд туда, вручить, изъ числа приложенныхъ къ сему указу еще двухъ другихъ, первый лейбъ-гвардіи Семеновскаго полка капитану Вындомскому, a второй лейбъ-гвардіи Измайловскаго полка маіору Гурьеву; затмъ, «припася какъ наискоре коляски и нужныя путевыя потребности, отправить Вындомскаго впередъ, для заготовленія лошадей, и когда получатся отъ него донесенія о поставк ихъ до Переславля Рязанскаго, то тотчасъ, взявъ ночью прища Іоанна, сдать его съ рукъ на руки маіору Миллеру, тоже съ приложеннымъ особо указомъ, съ тмъ, чтобы маіоръ этотъ, ни мало не медля, отправился въ назначенный симъ указомъ путь». На другой же день, также ночью, взять принцессу Анну съ муж#мъ и остальными дтьми (двугодовалою Екатериною и годовалымъ ребенкомъЕлисаветою), a также съ находящимися при нихъ людьми, въ томъ числ штабъ-лекаремъ, и съ нужными на проздъ и первое время лекарствами, хать со всми ими, въ сопровожденіи маіора Гурьева, прапорщика ІІисарева, трехъ унтеръ-офицеровъ и тринадцати солдатъ, къ Архангельску, a оттуда въ Соловецкій монастырь.
Какъ ни интересно, однако, прослдить путешествіе злополучнаго семейства, которому, какъ извстно, суждеио было вмсто Соловокъ поселиться въ другой тюрьмвъ Холмогорахъ, тмъ не мене мы, сберегая мсто, да и сознавая, что это къ діьлу не идетъ, скажемъ въ двухъ словахъ, что во всемъ этомъ печальномъ эпизод Вындомской былъ однимъ изъ дятельнйшихъ исполнителей воли Императрицы Елисаветы и лицъ, поставленныхъ ею y кормила правленія.
«Іоаннъ Антоновичъ, какъ извстно, около 1746 года былъ разлученъ съ родителями и перевезенъ въ Шлиссельбургъ; но Вын-домской оставался при «секретной коммиссіи» (такъ на оффиціальномъ язык того времени называлась Брауншвейгская фамилія) до 1753 года». Въ это время, a именно 17 Октября 1748 г., ему, произведенному еще въ 1744 г. въ капитаны Семеновскаго полка, пожаловано въ награду 2000 рублей, сумма по тогдашнему весьма крупная,за что онъ благодарилъ Ея Величество въ письм отъ 24 Ноября.
«Былъ ли Вындомской при этой фамиліи въ остальное время, мы не знаемъ», продолжаетъ Семевскій, дальнйшее изложеніе котораго неточно: Максимъ Дмитріевичъ продолжалъ оставаться глав-нымъ приставомъ при ней въ Холмогорахъ, и между прочимъ въ 1756 г. нкая Авдотья Кирова, на допрос ея 23 Марта, показала объ арміи полковник Вындомскомъ (этотъ чинъ соотвтствовалъ его гвардейскому чину капитана), будто онъ «завсегда пьянствуетъ и чинитъ великіе безпорядки». Это не помшало его пожалованію Императоромъ Петромъ III въ секундъ-маіоры Семеновскаго полка 30 Декабря 1761 года.
Лишь по восшествіи на престолъ Екатерины II окончилась его служба. «Вотъ»пишетъ Семевскій«рескриптъ Государыни ею подписанный (подлинникъ хранится въ семейномъ архив села Тригорскаго):
«Господинъ Вымдонской! Мы, всемилостивйше принявъ въ уваженіе долголтнія и врныя Намъ и отечеству ваши службы, пожаловали васъ вчною отставкою отъ всей военной и гражданской Наш#й службы съ награжденіемъ вамъ чина генералъ-маіорскаго и сверхъ того наградили васъ въ вчное и потомственное наслдное владніе изъ Нашей дворцовой волости въ Псковскомъ узд 9 деревнями, прозываемыми Егорьевская губа, въ которой по послдней р#визіи состоитъ 1085 душъ, о чемъ въ Нашъ Сенатъ и особливый уже Указъ дали, а вамъ особенно чрезъ сіе объявляемъ, что Наше Императорское къ вамъ благоволеніе всегда пребудетъ. Санктъ-ІІетербургъ. 1762 года Іюля въ 29 день. Екатерина».
«Ныншній погостъ Вороничъ»,разсказываетъ Семевскій,«въ 1762 году считался въ Псковскомъ узд, въ границу котораго, такимъ образомъ, входила и Воронечская дворцовая волость. Вообще въ этихъ мстахъ было много дворцовыхъ селъ, и нкоторыя изъ нихъ въ начал царствованія ІІетра I принадлежали семейству царицы Прасковьи "едоровны. Тригорское (названіе, данное селу уже Вындомскимъ) является, какъ видно изъ приведеннаго документа, даромъ Имп#ратрицы Екатерины II Максиму Вындомскому, который здсь поселился, здсь и умеръ».
Но и на родин образовалось y него не малое земельное состояніе, хотя помянутую выше дер#вню Маяченичи онъ продалъ 20 Августа 1767 г. новгородскому дворянину Саблину. «Вс помщичьи имнія по Ояти, верстъ на 85 отъ Сермаксъ, до самаго Виницкаго погоста, принадлежали въ прошломъ вк помщику Вындомскому, который, кром того, владлъ деревнями по Паш, Сяси и Волхову... Отъ Виницкаго погоста до самаго верховья жители вс безъ исключенія государственные крестьяне, Вындомскій не польстился на такую глушь», писалъ И. П. Хрущовъ въ стать «О жителяхъ береговъ Ояти» Пріобртенію такого состоянія способствовала, вроятно, женитьба Максима Дмитріевича, еще въ молодости, на Екатерин "едоровн Квашниной, но конечно въ гораздо большей степенислужба: помимо изряднаго содержанія, получавшагося имъ, и помянутой крупной денежной награды, ничтожность расходовъ, требовавшихся жизнью въ Холмогорахъ, достаточно объясняютъ происхолсденіе средствъ, на которыя онъ могъ покупать дешевъш земли по родной Ояти. Притомъ, защищать свои интересы онъ умлъ упорно: такъ, по тяжб о нсколькихъ имніяхъ съ полковникомъ Иваномъ Степановичемъ Хвостовымъ, подпрапорщикомъ Сем. Яким. Скобельцынымъ и адъютантомъ Алексемъ Деденевымъ онъ добился Высочайшаго повелнія 26 Апрля 1753 г., чтобъ дло это было разсмотрно въ Сенат. Къ Высочайшей власти прибгалъ онъ, отличаясь, очевидно, неуступчивостю, и по другимъ поводамъ. Такъ, въ Март 1754 г. онъ донесъ изъ Холмогоръ о ссоре своей съ капитаномъ Архангело-городскаго гарнизона Баранцевымъ и достигъ того, что послдній былъ посаженъ за это подъ караулъ, a дло Высочайше повелно 30 Марта 1752 г. разсмотрть въ С#нат. Нкоторыя полезныя связи онъ несомннно сумлъ образовать: лишь ими и можно объяснить полученіе имъ ордена уже посл отставки, для чего, конечно, кто-нибудь долженъ былъ напомнить о немъ Екатерин.
Несмотря на утвержденіе Семевскаго, будто онъ умеръ въ сельц Тригорскомъ, есть основаніе думать, что погребенъ онъ въ ІІетербург, ибо, во-первыхъ. на кладбищ погоста Городища, въ полуверст отъ этого села, гд похоронены три поколнія его потомковъ, его могилы нтъ; во-вторыхъ, существуетъ на Лазаревскомъ кладбищ Александро-Невской Лавры могила погребеннаго тамъ 1 Мая 1778 года Максима Вындомскаго, и хотя въ почтенномъ труд В. И. Саитова «Петербургскій Некрополь» этотъ Вындомскій названъ не Дмитрі#вичемъ, a Михайловичемъ, но слдуетъ предположить, что такое чтеніе надгробія ошибочно, ибо ни по какимъ документамъ, a равно и по родословію, составленному С. ". Вындомскимъ, не извстно не только Максима Михайловича, но и никакого Михаила Вындомскаго.

VI

Возвышеніе младш#й втви рода Вындомскихъ отразилось и на cудьб старшей. "едора "едотовича главный директоръ надъ полиціей, генералъ-аншефъ Корфъ, опредлилъ на службу ассессоромъ Главной Полиціймейстерской Канцеляріи, наврное, по просьб стараго своего сослуживца Максима Вындомскаго, a это и въ денежномъ отнош#ніи поддержало главу рода и помогло #му воспитать дтей и помочь ихъ первымъ шагамъ на служб. Было ихъ y него четверо,все сыновья.
Старшій изъ нихъ, ПЕТРЪ "ЕДОРОВИЧЪ, родился 19 Января 1757 года; началъ службу въ 1772 году въ артиллеріи, но 1 Января 1773 г. произведенъ въ сержанты въ тотъ же гвардейскій полкъ, гд нкогда служили Дмитрій Абрамовичъ и Максимъ Дмитріевичъ, a 15 Марта 1774 г.въ подпрапорщики, но вскор покинулъ ряды Семеновцевъ ради гражданской службы и достигъ на ней чина статскаго совтника. Повидимому, онътотъ Вындомскій, который, въ этомъ чин, опредленъ въ 1796 году совтникомъ Лсного Департамента. Въ 1804 году онъ состоялъ при канал при соединеніи ркъ Тихвинки и Сомины. Ум#ръ онъ 5 Октября 1809 года. Въ раздл родового имнія, произведенномъ его младшими братьями въ 1757 году, онъ почему-то не участвовалъ: это побуждаетъ думать, что онъ былъ выдленъ еще при жизни отца. Вроятно, ему принадлежала деревня Новоладожскаго узда Пелъжицы-Старкова, которою впослдствии владла его дочь. Объ немъ младшій изъ его братьевъ, неоднократно названный выше сего Сергй "едоровичъ, оставилъ слдующее повствованіе, изложенное имъ на пакет, въ которомъ онъ хранилъ грамату 1668 г. о пожалованіи предка его Тихона вотчиною въ Имоченицахъ: «Оную я уже нашелъ въ совершенномъ порядк: то-есть 1792 г. еще оная была во всякой бережливости сохранялася. Но какъ оную взялъ къ себ покойыый братъ ІІетръ "едоровичъ и яко изъ насъ старшій братъ или по праву сильнаго была оная y него, и онъ любилъ сохранять вещи сіи. Но опосл спустя уже не малое время, то-есть посл уже кончины его первой жены, почтенпой Анны Семеновны, урожденной Репьевой, оную такъ испортилъ: попалъ было въ Волховъ, подмочилъ и опосл сушилъ и растопилъ печать, словомъ перепортилъ. Но я уже по кончине его, брата, выпросилъ къ себ».
Второй изъ братьевъ, ДМИТРІЙ "ЕДОРОВИЧЪ, рожденный 30 Іюля 1759 г., воспитывался въ Кадетскомъ Корпус, гд въ Сентябр 1776 г. смертельно простудилась, навщая его, мать его Анна Ива-новна. Въ военную службу онъ былъ записанъ еще въ 1767 г.; въ 1787 г., то-есть двадцати осьми лтъ, былъ премьеръ-маіоромъ, съ 19 Апрля 1790 г. въ Тобольскомъ пхотномъ полку. Довольно быстро дослужился онъ и до чина генералъ-маіора, въ каковомъ состоялъ контролеромъ въ Счетной Экспедиціи Военной Коллегіи въ 1804 году, затмъ завдывалъ военными госпиталями командъ С.-Петербургской сухопутной, артиллерійской и инженерной, Гатчинской, Ораніенбаумской и Саркосельской, въ 1808 году, a по поднятіи вопроса о преобразованіи военно-счетной части состоялъ, въ 1809 году, членомъ временной счетной коммиссіи. 30 Августа 1810 года онъ получилъ орденъ св. Владиміра 3 степени. Умеръ онъ 28 Января 1820 года и дтей не имлъ.
Третій братъ, НИКОЛАЙ "ЕДОРОВИЧЪ, родился 8 Августа 1764 г.; въ 1787 году, когда длился съ братьями, былъ еще только сержантомъ лейбъ-гвардіи Преображенскаго полка, a впослдствіи перешелъ въ гражданскую службу. Едва-ли не онъ тотъ Вындомскій, что служилъ въ вдомств Воспитательнаго Дома,секретарь д. т. с. Сиверса, произведенный 24 Декабря 1797 г. въ коллежскіе совтники, a 18 Марта 1800 г. въ статскіе совтники. Умеръ онъ еще совсмъ молодымъ, 14 Декабря 1802 г., и тоже дтей н# оставилъ.
Меньшой изъ братьевъ, Сергй "едоровичъ, родился 10 Октября 1768 года и лишился матери, когда ему было только 8 лтъ. 0бстоятельство это, всегда отражающееся на воспитаніи дтей, повліяло и на образованіе его: дочь просвщеннаго Ивана Семеновича Горлицкаго, несомннно имла вліяніе на развитіе старшихъ своихъ сыновей, благодаря чему они, какъ было показано, и шли по служебному пути вполн успшно. Про дда своего Сергй Вындомскій заішсалъ: «Къ сожалнію крайнему моему, я былъ дитя, т.е. молодъ, 9-и лтъ, когда скончался онъ»; «хотя очино помню сего наипочтеннейшаго моего родного дда». Сергй не былъ, повидимому, помщенъ ни въ какую школу, такъ какъ не выучился даже излагать свои мысли синтаксически правильно, ужъ не говоря про орфографію, и вроятно поэтому не сталъ никогда и покушаться поступать на гражданскую олужбу; военную же онъ, л.-гв. Преображенскаго полка сержантъ въ 1787 г.,когда раздлился съ братьями,покинулъ уже въ чин гвардіи прапорщика. Жилъ онъ то въ Петербург, то въ имніи своемъ сел Деревахъ, нкогда Деревской пятины Новгородскаго узда, a въ его время Крестецкаго узда Новгородской губерніи имніи, п#решедшемъ въ родъ Вындомскихъ, какъ выше сказано, въ качеств приданаго за бабкою Сергя "едоровича Горихвостовою. Владлъ онъ и другими наслдственными деревнями, въ томъ числ въ Грузин. Состояніе его было очень не велико; хозяйство не могло отнимать y него много времени. Отношеніе его къ крпостнымъ представляется патріархальнымъ и человчнымъ: «Вотъ и на сію писцовую книгу фут-лярчикъ сдлалъ мой добрый Андрй сынъ Степана», надписываетъ онъ на простомъ книжномъ футляр; встрчая при чтеніи древнихъ бумагъ доказательства преданности крестьянъ помщикамъ умиляется и письменно выражаетъ зто.
Женатъ Сергй "едоровичъ, повидимому, не былъ никогда, a умеръ посл 1846 года, оставшись послднимъ въ мужскомъ поколніи Вындомскихъ, и это обстоятельство, несомннно, усугубило его рв#ніе къ изученію родового прошлаго. Очевидно предчувствуя, что недалеко время, когда самая фамилія его совершенно забудется и будетъ звучать загадкою для тхъ немногихъ, кому почему-либо доведется ее слышать, онъ во вторую половину жизни со страстно отдался занятію, влеченіе къ коему испытывалъ и раньше,сталъ разбираться въ семейныхъ бумагахъ и старался добывать новыя свднія о предкахъ. Послдніе уже давно служили предметомъ природной его любознательности; на тетради въ четвертку ли
ста изъ 43 листовъ, имъ исписанныхъ, озаглавленной: «Родословная Вындомскихъ, собранная мною», читается надпись: «1808 г., какъ не ранее, я началъ сію тетрадь писать и сводить все въ ней. И по временамъ все по маленьку прибавляю». Занятіямъ его крайне препятствовало сп#рва неумнье читать старинные почерки, о которомъ самъ онъ на старости лтъ замтилъ (на столпц, заключающемъ отписку Бутурлина 1682 года, дьячью помтку на ней о ссылк Тихона Вындомскаго съ семьей и грамату о томъ же въ Новгородъ): «Вотъ какъ я могъ понимать тогда читанное, ибо, не разобравъ, написалъ «исковая». Былъ я молодъ и неопытенъ»и не-врную свою надпись зачеркнулъ. Но съ теченіемъ времени, переписавъ множество столпцовъ своей «архивы, что въ селе моемъ Деревяхъ на реки Оскуи», онъ настолько овладлъ искусствомъ чтенія древнихъ рукописей, что даже опредлялъ, кмъ именно изъ его предковъ писана та или другая бумага. Подобно этому, и пониманіе значенія древностей развивалось въ немъ постепенно, не бывъ привито ему учителями: такъ, въ молодости онъ продалъ древній топорикъ съ цвтною финифтью, a въ старости много жаллъ объ этомъ.
Позже онъ съ основаніемъ называлъ себя «почитателемъ сдо-маститой старой древности». Онъ не только берегъ, изучалъ и переписывалъ доставшіяся #му отъ предковъ рукописи, между которыми были, кром чисто-семейныхъ бумагъ, и такія, какъ «Сборникъ словъ и поученій» ХIІІ вка, «Слово Муисія Угрина» ХУІ столтія, «О святыхъ великоновгородскихъ епископхъ и о архіепископхъ и преподобныхъ чудотворцхъ», «Сибирская лтопись Саввы Есипова» и другія; но онъ и розысканія кое-какія произ-водилъ, и собиралъ разныя данныя: такъ, для него были переписаны писцовыя книги Нагорной половины Обонжской пятины переписи Андрея Плещеева да подьячаго Семена Кузьмина 7091 г., съ разными приложеніями. Покупалъ онъ книги историческаго содержанія, какъ, напримръ, «Имянной списокъ всмъ бывшимъ и нын находящимся въ Сухопутномъ ІШляхетномъ Кадетскомъ Корпус Штабъ-Оберъ-Офицрамъ и Кадетамъ» (1761 г.). На ней, случайно прочитавъ въ ней, въ числ бывшихъ воспитанниковъ, имя своего отца, онъ надписалъ: «Купилъ я оный въ 1807 году нечаянно и очень радъ, что тутъ нашему» (роду?) имя и родителя своего, чего не зналъ, и не думалъ», a немного ниже: «Увы! и ахъ нынече 1844 годъ сему промчались протекло 37 лтъ, страшно и подумать, a я родился 1768 года. Сергй "едоровичъ сынъ Вындомскій» 
Обогатившись многими, конечно, крайне случайньши и отрывочными, познаніями въ области русскихъ древностей, онъ даже принялся за самостоятельныя работы по ней. Въ 1818 году онъ на 66 листахъ выписалъ изъ разныхъ «обыскныхъ» и «отдльныхъ» отрывки, упоминавшіе о лицахъ изъ занимавпшхъ его служилыхъ родовъ, при чемъ особо выписалъ «имена и фамиліи родовъ дворянскихъ» по погостамъ Новгородскаго края и присовокупилъ реестръ принятыхъ въ Государственный Архивъ «Старыхъ Длъ» писцовыхъ, дозорныхъ, даточныхъ, отказныхъ и прочихъ разиаго названія книгъ. Очевидно, онъ или самъ работалъ въ этомъ архив, или тратилъ свои скудныя средства на оплату выписокъ оттуда. Имъ же собраны, въ рукописи подъ заглавіемъ «Пречистенскаго Деревскаго погоста книга 7-я», разнообразныя свднія о древностяхъ обитаемой имъ мстности: представленъ въ рисунк и описанъ находившійся въ его сел Деревахъ, при церкви Успенія Богородицы, колоколъ, вылитый въ 1603 году повелніемъ Тимофея Товарищева сына Горихвостова;описанъ древній окладъ на одной мстной икои и образъ съ надписью, находившійся въ часовн при деревн Любуни Боярской; сдланъ рядъ выписокъ изъ древнихъ писцовыхъ книгъ. Тутъ же описаніе находки въ сел Деревахъ образа Николая Чудотворца съ надписью «Моленье Несвитая»; замтка о сношеніи въ Іюн 1844 г. съ извстнымъ археографомъ, объхавшимъ, между прочимъ, въ качеств члена Археографической Экспедиціи, Новгородскую и Олонецкую губ#рнію, Яковомъ Ивановичемъ Бередниковымъ, которому онъ отдавалъ нкоторые свои списки съ семейныхъ бумагъ; замтка о вратахъ въ Тихвинскомъ монастыр и многія другія. Тутъ же дневникъ совершенной имъ въ 1817 году поздки въ утраченное его предками, при ихъ ссылк, родовое гнздо ихъ, «милыя сердцу моему» Имоченицы. Любопытны въ томъ же сборник рисунки: 1) внутреннихъ церковныхъ арокъ, надписанный: «Я сіе снималъ съ Грузинскаго вида, a не скопировалъ съ писаннаго»; 2) церкви съ надписыо: «Вотъ церковь старая въ Грузин была, но увы! въ году 1806, Апрля, сломана»; 3) другой церкви, съ надписью: «Каменная старинная церковь, что въ Новгород, "едора Стратилата на Федоровскомъ ручъю, давно стоитъ безъ пнія отъ невежества и алчности поповъ и день ото дня разрушается. Жаль всесердечно!»
Остался также отъ послдняго Вындомскаго трудъ его «О состояніи мстностей С.-Пет#рбурга въ XVI вк», заключающійся въ 55 страницахъ выписокъ изъ писцовыхъ книг, а дале изъ 54 очень любопытныхъ и мстами имющихъ научную цнность примчаній (на 18 страницахъ), объясняющихъ названія мстностей. Эта значительная работа была закончена имъ въ Петербург 29 Января 1839 года.
Еще боле, чмъ къ археологіи, пристрастился онъ къ генеалогіи. Остались по немъ родословія, боле или мене имъ разработанныя, родственныхъ ему древнихъ родовъ Апрлевыхъ, Белеутовыхъ, Горихвостовыхъ, Елагиныхъ, Репьевыхъ, замтки о Шамшевыхъ, Чортовыхъ, Татиіцевыхъ, a также Мордвиновыхъ, князьяхъ Мышецкихъ и др. Въ бумагахъ же его найд#на также рукопись «О род князей Мышецкихъ», съ надписью на оборот заглавнаго листа: «Выписано мною, князь ІІетромъ Михайловымъ сыномъ Мыш#цкимъ, съ записки родителя моего, князь Михайлы Афанасьевича Мышецкаго. Съписано 1816 года въ Август месяц въ Санкт-петербурх». Эту тетрадь, изъ семи листовъ, подарилъ Вындомскому князь Петръ Михайловичъ, о которомъ первый съ грустью и благодарностью отмтилъ на ней, что онъ скончался въ 1824 г. въ Петербург и погребенъ на Охт.
Между источниками, служившими Сергю "едоровичу для его работъ, нкоторые очень цнны, особенно для исторіи и генеалогіи Новгородскихъ родовъ, еще столь мало, до сихъ поръ, изученныхъ. Чрезвычайно любопытыы два древнихъ списка, разныхъ редакцій, знаменитой и понын совсмъ еще неизслдованной «поганой книги», то-есть писцовой книги Водской пятины, составлениой Дмитріемъ Китаевымъ (Новосильцовымъ) и перечисляющей испомщенныхъ въ разныхъ погостахъ названной пятины, по присоединеніи Новгородской области Іоанномъ III «дороднымъ» къ великому княжеству Московскому, распущенныхъ по Государеву указу изъ княжескихъ и боярскихъ дворовъ «послужильцовъ». Одинъ изъ этихъ списковъ, боле подробный и содержащій мене неясностей и явныхъ ошибокъ. нежели вс прочіе извстные варіанты означенной книги перечисляетъ цлыхъ 82 семьи княженецкихъ и боярскихъ слугъ, принадлежавшія къ родамъ, изъ коихъ не только очень многіе заняли впослдствіи мсто средней руки въ служиломъ сословіи, какъ, напримръ, Карсаковы, Волковы, Назимовы, Хомутовы, Пущины, Шубины, Кашкаровы, Тыртовы, но нкоторые добились со временемъ даже знатности и титуловъ, какъ Головкины и Муравьевы. Нельзя не пожалть поэтому, что на собраніе бумагъ Сергя "едоровича Вындомскаго все еще не обращается никакого вниманія, хотя оно доступно даже не членамъ Императорскаго Русскаго Археологич#скаго Общества, коему принадлежитъ, и хотя такъ давно указано, въ печати, ученому міру превосходной описью Д. И. Прозоровскаго. Собраніе это, равно какъ часть его, попавшая въ Румянцовскій Музей, заслуживаетъ изданія полностью. Само собой разумется, что труды С. ". Вындомскаго, лшпеннаго основного образованія, имли значеніе лишь диллетантизма, но богатство и разнообразіе сырого матеріала, боле или мене разработаннаго имъ и о коемъ настоящій очеркъ даетъ лишь крайне общее понятіе, искупаетъ вс недостатки этихъ трудовъ.
Собиратель помянутыхъ бумагъ (какъ слдуетъ, повидимому, называть Сергя "едоровича, ибо между его столпцами были и такіе, которые онъ едва-ли унаслдовалъ отъ предковъ, a врне, что пріобрлъ, какъ-то документы XVII столтія, касающіеся Острожскаго узда, и другіе), «гвардіи отставной давно прапорщикъ» Вындомскій н# могъ оставить по себ работъ истинно научныхъ; онъ, напримръ, и на осьмомъ десятк лтъ, часто употребляя полюбившееся ему старинное слово «противенъ», ошибался въ его значеніи, считая его вполн однозначущимъ словамъ «список, копия»; но и за то, что имъ сохранено, собрано, отчасти разработано и освщено, русская наука должыа быть признательна ему и обязана вписать его имя въ число немногихъ современныхъ ему генеалоговъ и археологовъ.
Въ особенности занимало его происхожденіе и прошлое собственнаго его рода, къ которому онъ относился весьма пристрастно, a еще болесентиментально. Какъ ни любопытенъ, напримръ, недюжинный обликъ неутомимаго стяжателя и дльца Тихона Вындомскаго, невозможно, однако, признать его способнымъ внушать поэтическое вдохновеніе, a Сергй "#доровичъ стихотворное послані# къ Тихону написалъ-таки! Замчанія его въ проз, касающіяся этого предка и испещряющія, подобно другимъ, оборотную сторону или обложки столпцовъ и тетрадей его «архивы», часто весьма курьезны. На записи И. Б. Бибикова, выданыой имъ Тихону Вындомскому въ томъ, что первый предоставилъ послднему искать возврата жениной спорной вотчины съ обязательствомъ половину ея, въ случа выигрыша дла, отдать ему, читается: «Сія бумага доказываетъ, что Тихонъ Андреевичъ былъ умной мужъ, зналъ длопроизводство». На другомъ документ: «Оная черновая писанная есть руки любезнаго моего предка Тихона Аидревича Вындомскаго, и на другой сторон планъ, имъ самимъ писанный въ Верхослуцкомъ Никольскомъ погосте, что на Ояти рки, его усадьбы Рекеничь». На жалоб 59 Новгородцевъ всхъ пятинъ, поданной Мордвиновымъ, надписано Сергемъ "едоровичемъ въ разныхъ мстахъ: «Ябеда.Вотъ мерзость. Какъ можно было быть такой злой глупости во всхъ. Не во оправданіе предковъ, но отдая справедливость, кажется, что и писать такую нелепость было смешно сему Ильи Мордвинову.Но я нын, то есть спустя, я думаю, посл вышесказанной мною приписки лтъ близь десятка, дошолъ или доискался о семъ Мордвинове, что посл его остались потомки. Вотъ оне и вотъ и родословная» (далесравнительная таблица поколнныхъ росписей Вындомскихъ и Мордвиновыхъ). Въ другомъ мст: «Подалъ сію ябеду какой-то Илья Мордвиновъ, предокъ нынешняго Мордвинова Ивана Яковлевича, который укралъ y насъ лошку». О боярин И. В. Бутурлин и дьяк Остолопов данъ отзывъ такой: «Сіи оба, какъ бояринъ, такъ и сей дьякъ съдлали много зла и криводушенія противъ всхъ Вындомскихъ Вавилы, Марка, "еодота, Кузьмы и отца ихъ Тихона Андревича Вындомскаго. Погубили злодеи сіи напрасно, безъ вины обвинили, и чрезъ нихъ лишили милыхъ сердцу моему Вымоченицъ». Однако, на самой отписк Бутурлина читается сужденіе нсколько боле умренное: «Вотъ везд и во всякое время были плуты, a паче чиновники. Не защищая моего старичка Тихона, онъ былъ умница».
Въ занятіяхъ родной стариной, тихо и безвстно жилъ и столь же безвстно скончался послдній мужеской носитель имени Вындомскихъ. Отсутствіе прямыхъ наслдниковъ повело къ тому, что книги его, также съ его надписями, попали впослдствіи къ П. П. Пекарскому и бывали пріобртаемы и букинистами, a бумаги уцлли для науки совершенно случайно и при томъ едва-ли вс
Къ одному съ нимъ поколнію (которое, какъ и предыдущее, состояло изъ десяти лицъисключительно мужчинъ) принадлежали правнуки, какъ и онъ, Вавилы Тихоновича, сыновья «колдуньи» Марьи Ильиничны: Алексй, Капитонъ и Александръ Львовичи. Боле замчателенъ былъ изъ нихъ старшій, Боровичскій помщикъ, записанный въ излюбленный его родомъ Семеновскій полкъ сержантомъ въ 1773 г., a дйствительную службу начавшій тамъ же прапорщикомъ 1 Января 1784 года, впослдствіи же премьеръ-маіоръ, Боровичскій городничій, лтомъ 1797 года, во время ссылки Суворова въ его село Кончанское, надзиравшій за нимъ. Итого, дважды въ одномъ вк явились Вындомскіе приставами при ссыльныхъ, какъ бы въ возмездіе за то, что въ предыдущемъ столтіи цлая втвь ихъ рода, въ два пріема, подвергалась ссылк! Видно, на нихъ наказаніе это подйствовало благотворно: и внукамъ, и правнукамъ завщали они искатъ свое благополучіе исключительно въ слпомъ, усердномъ повиновеніи власти!
Изъ братьевъ Алекся Львовича одинъ (и, кажется, Капитонъ, пережившій двухъ другихъ), въ то время поручикъ, подвергъ Боровичскій Уздный Судъ отвтственности за то, что послдній, совершивъ купчую на продажу Вындомскимъ коллежскому ассессору Висленеву 1524 десятинъ за 12000 рублей (то есть, ниже табели, опредлявшей стоимость десятины въ Новгородской губерніи въ 10 рублей), недовзыскалъ пошлины; за это Судъ поплатился 146 рублями 88 коп. Если вспомнить, что ддъ этихъ трехъ братьевъ, Василій Вавиловичъ, имлъ всего лишь два крестьянскихъ двора, то происхожденіе столь крупнаго имнья можно объяснить только полученіемъ его въ приданое. Вроятно, вдовою Капитона Львовича была надворная совтница Евдокія Ивановна, владвшая въ 1832 году въ Боровичскомъ узд деревнею Савиною и въ Крестецкомъдеревнею Великою Нивою.
Въ младшей втви рода къ этому поколнію принадлежало три лица; но, для связности разсказа, удобне сперва перечислить остальныхъ Вындомскихъ старшей втви, a потомъ досказать о судьб младшей.
Хотя Сергй "едоровичъ и пережилъ всхъ своихъ родичей мужескаго пола, но колно рода, къ коему онъ принадлежалъ, не было послднимъ. У него было четверо родныхъ племянниковъ и племяннща, всдти старшаго его брата Петра: Павелъ, Александръ, Владиміръ, Николай и Вра.
Павелъ Петровичъ участвовалъ въ первыхъ войнахъ Императора Александра I въ рядахъ милиціи, a въ 1833 году былъ чиновникомъ 9 класса, контролеромъ во временномъ отдленіи для доврки счетовъ о суммахъ, употребленныхъ на войну съ Турці#й и Персіей; имлъ медали: золотую милиціонную и бронзовую 1812 года, знакъ за 20 лтъ службы и орденъ св. Анны 3-ей степени. Александръ Петровичъ служилъ въ Либавскомъ мушкетерскомъ полку, но 4 Апрля 1810 г. переведенъ въ л.-гв. Уланскій полкъ, командуя эскадрономъ коего, участвовалъ во взятіи ГІарижа; 23 Сентября 1813 г. онъ былъ произведенъ въ штабсъ-ротмистры, a 17 Ноября 1814г., по болзни, покинулъ полкъ. Въ 1833 году онъ былъ, какъ и старшій братъ, чиновникомъ 9 класса, исполняющимъ должность начальника отдленія общаго контрольнаго архива Главнаго Управленія ревизіи государственныхъ счетовъ, контролеромъ военно-счетной экспедиціи. Братъ ихъ Владиміръ, родившійся 16 Іюля 1789 года и въ родословіи, составленномъ ихъ дядею Сергемъ, показанный третьимъ, получилъ 26 Августа 1812 г. орденъ св. Владиміра 4-ой степени, позже былъ подполковникомъ, чиновникомъ 5 класса, управляющимъ провіантскою частью того же Главнаго Управленія и имлъ тогда знакъ за 25 лтъ службы, серебряную медаль 1812 года и орденъ Анны 2 степени съ короной. Умеръ онъ 20 Октября 1841 г. и погребенъ на кладбищ Фарфороваго завода.
Повидимому, вдовою его была Марья Васильевна, урожденная Лутохина, статская совтница, составившая 27 Декабря 1845 года духовное завщаніе въ пользу дочери штыкъ-юнкера Марьи Саблиной на благопріобртенное свое имніе вь Лодейнопольскомъ узд съ 38 дворовыми и 31 крпостными обоего пола. Завщаніе это сталъ оспаривать Тихвинскій помщикъ Лутохинъ, и опредленіемъ Олонецкой ІІалаты Уголовнаго и Гражданскаго Суда отъ 28 Мая 1857 г. наслдниками къ этому имнію были признаны, кром Саблиной, дти помянутаго Лутохина и Дмитрій Аркадьевичъ Столыпинъ.
Младшій изъ четырехъ братьевъ, Николай Петровичъ, получилъ воспитаніе въ ІІажескомъ корпус. Выпущенный оттуда въ 1822 г. прапорщикомъ Бородинскаго полка, онъ служилъ впослдствіи въ 22-омъ Егерскомъ полку, откуда, будучи капитаномъ, уволенъ по болзни 11 Октября 1833 года. Въ 1841 г. про-давались за долгъ Опекунскому Совту принадлежавшія ему 15 душъ въ Тихвинскомъ узд Вс эти братья, по показанію ихъ дяди, были бездтны. Сестра ихъ Вра, замужъ не вышедшая, въ 1 832-мъ и слдующцхъ годахъ владла въ Новоладожскомъ узд деревнею Пельжицы-Старковою, a въ 1833 г. также и усадищемъ Кулейкою, Тихвинскаго узда, которое передъ тмъ (въ 1831 г.) принадлежало титулярной совтниц Пелаге Дмитріевн Вындомскойочевидно, жен одного изъ ея братьевъ, Павла или Александра. Эта Пелагея Дмитріевна въ 1811 г., Декабря 18-го, была подпоручицей и продала мичманш Евдокіи Ивановн Путятиной 6 душъ крестьянъ съ землею, въ Келголимскомъ погост Новоладожскаго узда, въ деревн Прокшинза 1000 рублей. Вра Петровна умерла, въ преклонныхъ годахъ, 9-го Марта 1868 г., и погребена на томъ же кладбищ, что и братъ ея Владиміръ.
Изъ Боровичскихъ Вындомскихъ имлъ потомство, a именно дочь Вру и двухъ сыновей, только Капитонъ Львовичъ. Младшій его сынъ, Петръ, погибъ, какъ столько его предковъ, на войн, не оставивъ дтей. Вроятно его вдоваЕлисавета, дочь ст. сов. Бориса Ивановича Полякова, штабсъ-капитанша, владвшая въ 1834 г. въ Подольскомъ узд сел. Кіевымъ и дер. Полянами. Старшій изъ братьевъ, Николай Капитоновичъ, былъ счастливе. Онъ, окончивъ курсъ въ 1-мъ Кадетскомъ Корпус, выпущенъ 11 Октября 1806 г. корнетомъ въ уланскій Его Высочества В. К. Константина Павловича (потомъ л.-гв. Уланскій) полкъ; въ поручики былъ произв#денъ 12 Декабря 1810 г., въ штабсъ-ротмистры 20 Февраля 1813 г. Благополучно избжавъ опасностей войны и выйдя въ отставку 5 Мая 1815 г. ротмистромъ гвардіи, онъ, какъ помщикъ Вышневолоцкаго узда (села Березки и деревень Красновой и Подшевелихи) въ 1834 году, 24 Ноября, былъ внесенъ въ дворянскую родословную книгу по Тверской губерніи, при томъ лишь въ III часть ея, то есть, не по древности рода, дававшей ему право быть записаннымъ въ VI ея часть, a по чину,съ женою Прасковьей Никитичной, рожденной Веригиной, и дочерью Аделаидою, родившеюся 12 Декабря 1825 года. Жена его была помщицей Владимірской губерніи: ей въ 1837 г. принадлежала въ Шуйскомъ узд деревня Толстикова. Дочь ихъ Аделаида Николаевна, единствеыная представительница своего поколнія, была послднею изъ всхъ Вындомскихъ обоего пола.

VII

Возвращаясь къ младш#й втви рода, потомкамъ Тимофея Андреевича и Абрама Тимофеевича, остается назвать сперва лишь трехъ внуковъ Дмитрія Абрамовича: сына Андрея Дмитріевича Николая и двоюродныхъ его братьевъДмитрія и Александра Максимовичей.
О Никола Андреевич уже упоминалось, какъ о совладльц дяди Максима въ Маяченичахъ; кром того, говорилось и объ его свадьб, бывшей въ Боровичахъ зимою 1774 г.. гд Марья Ильинична Вындомская «испортила» Анну Ивановну. Женился онъ на Наталь Михайловн Клеопиной, и единственнымъ извстнымъ плодомъ этого брака была дочь Екатерина, родившаяся 26 Декабря того-же 1774 года; она была замужемъ за генералъ-маіоромъ Иваномъ Матвевичемъ Бгичевымъ (родившимся 14 Февраля 1766 г., ум. 23 Декабря 1816 г.). Скончалась Екатерина Николаевна 19 Января 1840 года и погребена вмст съ мужемъ въ ІІетербург на кладбищ Малой Охты. Бгичевы тоже не имли сыновей, a дочерейдвухъ: Анну и Павлу. Анна Ивановна была замужемъ за генералъ-адъютантомъ, адмираломъ Павломъ Андреевичемъ Колзаковымъ (род. 18 Іюля 1779 г., ум. 1 Сентября 1864 г.), авто-ромъ разсказовъ, напечатанныхъ въ «Русской Старин» 1870 г. Анна Ивановна Колзакова умерла 3 Января 1879 г., на 73 году жизни, и погребена съ мужемъ въ Новодвичьемъ монастыр въ Петербург. Ея сестра Павла Ивановна была за мужемъ за Яковомъ Андреевичемъ Дашковымъ, русскимъ посланникомъ въ Швеціи. Графъ С. Д. Шереметевъ въ вышеназванномъ очерк вспоминаетъ Колзаковыхъ, какъ частыхъ постителей дома Апрлевыхъ въ Петербург: близость ихъ, очевидно, должна быть объяснена свойствомъ по Вындомскимъ.
Изъ двоюродныхъ братьевъ Николая Андреевича Вындомскаго старшимъ былъ Дмитрій Максимовичъ. По примру отца и дда, онъ служилъ въ Семеновскомъ полку, гд числился уже съ 1748 года. Въ подпоручики былъ произведенъ въ 1761 г., былъ полковымъ адъютантомъ, но уже 29 Марта 1762 г. покинулъ службу съ чиномъ гвардіи поручика и умеръ бездтнымъ и, повидимому, рано.
Братъ его Александръ воспитывался, по семейному преданію, будто-бы въ Англіи; это, однако, крайне маловроятыо, ибо подобный случай былъ-бы въ т годы настолько исключителенъ, что не могъ-бы остаться незамтнымъ и неизвстнымъ лтописцамъ того времени. Основаніемъ этого сказанія послужила, вроятно, незаурядная образованность Александра Максимовича, но его внукъ Алексй Николаевичъ Вульфъ засвидтельствовалъ въ своемъ дневник, что пріобрлъ онъ ее «самъ собою». И, конечно, къ характеристик его отца, пристава при «Брауншвейгской фамиліи», раззнакомившагося съ дубиною своего родителя лишь въ зрломъ возраст, доставленіе сыну образованія за границею прибавило-бы черту крайне неожиданную!
Сынъ этотъ былъ записанъ въ тотъ ж.е С#меновскій полкъ въ 1756 году; въ подпоручики произведенъ 1 Января 1773 года, въ поручики10 Июля 1775 г.; состоялъ въ 1777 г. квартермистромъ въ томъ же полку;. «затмъ въ 1778 году былъ капитанъ-поручикомъ», разсказываетъ М. И. Семевскій, «а два года спустя уволенъ въ статскую службу съ пожалованіемъ чина арміи полковникомъ». ІІо поводу осмотрнной имъ въ сельц Тригорскомъ библіотеки, авторъ «Прогулки» въ это село пишетъ: «Встарину, какъ сообщилъ мн хозяинъ» (извстный пріязнью къ нему Пушкина Алексй Николаевичъ Вульфъ), «библіотека эта была довольно велика и въ ней было много книгъ съ дорогими гравюрами: она была собрана отцомъ его матери, Вындомскимъ, человкомъ по своему времени весьма образованнымъ, находившимся въ сношеніяхъ съ Новиковымъ, едва ли даже не масономъ и, какъ говорятъ, членомъ Казанской ложи. Вындомскій былъ прекрасный хозяинъ, любилъ читать и весьма хорошо рисовалъ. Рисунки его хранятся до сихъ поръ въ Тригорскомъ».
Дале называетъ его Семевскій «главнымъ зиждителемъ Тригорскаго, основателемъ его сада и вообще лучшимъ хозяиномъ въ немъ» и повствуетъ: «Наслдовавъ весьма значит#льное состояніе, Александръ Максимовичъ составилъ себ, какъ говорится, партію, женившись на Марь Кашкиной, дочери генералъ-аншефа Евгенія Петровича Кашкина, любимйшей питомиц Вожжинскаго, одного изъ приблюкенныхъ лицъ Императрицы Елисаветы Петровны». Это неврно: женою Вындомскаго (родившейся въ 1745 году, a умершей 10 Марта 1791 года и погребенной въ Новодвичьемъ монастыр, по указанію барона П. А. Вревскаго) была не дочь, a племянница намстника Екатерины II Е. П. Кашкина,дочь его старшаго брата тайнаго совтника Аристарха ГІетровича Кашкина (родившагося въ 1723 году, ум. въ Январ 1795 года и погребеннаго на кладбищ Большой Охты. Почему Семевскій называетъ ее «питомицей» Вожжинскагонепонятно: воспитаніе она получила, насколько извстно, въ дом своихъ родителей въ Царскомъ Сел.и хорошее (между прочимъ, въ помянутой библиотек сохранилась одна книга съ надписью на II том: «Изъ библіотеки Марьи Аристарховны Вындомской»: это «Unterhaltungen mit Gott in den Morgenstunden auf jeden Tag des Jahres», von Chr. Chr. Sturm, 5 Auflage, Halle. 1784). Ho къ Вожжинскому она, дйствителыю, имла нкоторое отношеніе; ея мать и его жена были родныя сестры, какъ видно изъ бумагъ семейнаго архива Кашкиныхъ, изъ «Камеръ-Фурьерскихъ журналовъ» и другихъ источниковъ. «Вс эти связи»,заключаетъ Семевскій, «разумется, нимало не могли служить «къ умаленію чести и достатка Вындомскаго» и какъ честь, такъ и достатокъ его преизбыточествовали».
Боле, чмъ вроятно, что знакомство Выыдомскаго съ Марьей Аристарховной произошло черезъ ея дядюЕвгенія Петровича Кашкина, который съ начала 1770 года состоялъ премьеръ-маіоромъ лейбъ-гвардіи Семеновскаго полка и, какъ человкъ выдающейся образованности и даже самъ не чуждый письменности, не могъ не обратить вниманія на тже свойства подпоручика Вындомскаго. Бракъ Александра Максимовича состоялся, какъ видно изъ вр#мени рожденья старшей его дочери, не позже 1774 года.
Въ превосходномъ отчет Б. Л. Модзалевскаго Отдленію Русскаго языка и словесности Императорской Академіи Наукъ: «Поздка въ село Тригорское въ 1902 году» (С.-Пб. 1903 г.) сообщены, между прочимъ, слдуюіція любопытныя и точныя данныя объ A. М. Вындомскомъ, который «посл отставки поселился въ Тригорскомъ, гд и умеръ 12 Февраля 1813 года; погребенъ онъ y церкви въ погост Городищ, въ Ѕ верст оть Тригорскаго. Изъ его литературныхъ произведеній въ печати извстно» (кром одной хозяйственно-технической «Записки», изданной въ Петербург въ 1800 и вторично въ 1803 годахъ) «лишь одно стихотвореніе «Молитва гршника кающагося», помщенное въ журнал «Бесдующій Гражданинъ» 1789 г., ч. II, стр. 22 23» Неизлишне воспроизвести здсь стихотвореніе аналогичнаго сод#ржанія, напечатанное названнымъ постителемъ Тригорскаго въ приложеніи X къ помянутому его отчету по командировк его туда Академіей, хотя-бы для сравненія этого произведенія съ виршами современнаго Александру Максимовичу другого поэта изъ того-же родаСергя "едоровича Вындомскаго.
С о н # т ъ.
„Услыши, Господи, мой стонъ,
Къ Теб я прибгаю,
Т#бя прошу, къ Т#б взываю,
Хотя превыш# звздъ Твой тронъ!
Въ печали, горести, муч#ньи
Ты душу укрпи мою,
ГІростри десницу Ты Свою
И мн подай Тво# спасень#!
ІІройди, мой гласъ, сквозь сводъ небесный
И стань y Вчнаго предъ тронъ,
Отъ сердца исходящій стонъ
Пр#клонитъ Господа и мн дастъ вкъ прелестный".
Въ этой редакціи найдена помянутая «Молитва», переписанная рукой дочери Вындомскаго, Прасковьи Александровны, Б. Л. Модзалевскимъ въ ея альбом, сохранившемся въ Тригорскомъ.
Къ сказаныому объ A. М. Вындомскомъ остается добавить немногое. Съ 1792 года, если не ран#, онъ, въ томъ же чин полковника, служилъ Опочецкимъ узднымъ предводителемъ дворянства долгій рядъ лтъ; вообще-же занятъ былъ боле всего хозяйствомъ. Внукъ его A. Н. Вульфъ занесъ объ немъ въ свой дневникъ: «Имвъ большое состояніе, долго жилъ онъ въ большомъ свт, но након#цъ удалился и жилъ въ своей д#ревн въ Псковской губерніи, гд, занимаясь разными проектами, потерялъ онъ большую часть своего состоянія». У праправнука его барона П. А. Вревскаго сохранилось клеймо съ изображеніемъ подсолнечника на щит, увнчанномъ шлемомъ съ перьями и окруженномъ: съ одной сторонытремя знаменами, подъ коими, сзади щита, лежитъ львица, съ другой же стороныстоящею на цокол съ буквами A. W. вазою, изъ которой ростутъ четыре остроконечныхъ листа; по бокамъпопарно связанныя буквы A и В, Т и Ф; клеймо овальное. Въ буквахъ этихъ надо, вроятно, видть иниціалы словъ «Тригорская фабрика» и имени и фамиліи владльца этой, имъ основанной, кажется, полотняной фабрикиАлександра Вындомскаго. Но всепоглощающе# время истребило едва-ли не вс иные слды трудовъ его на поприщахъ какъ хозяйства и службы, такъ и словесности. Есть, впрочемъ, въ огромной старинной библіотек Кашкиныхъ въ сел Нижнихъ Прыскахъ, Козельскаго узда, нсколько рукописныхъ сочиненій, отчасти помченныхъ буквами A. В., авторомъ коихъ былъ, можетъ быть, Александръ Максимовичъ; но догадка эта весьма и весъма нуждается въ доказательствахъ.
Изъ многихъ своихъ имній онъ нкоторыя былъ вынужденъ (или нашелъ выгоднымъ) продать, какъ, напримръ, Марь Алексевн Назимовой, 10 Декабря 1784 года,унаслдованное имъ отъ тетки "едосьи Дмитріевны Скобельцыной Лугское ея имніе. Въ семейной жизни онъ испыталъ не мало горя, рано потерявъ и жену, и троихъ изъ пяти своихъ дтей. Единственный его сынъ Григорій, младшій изъ всхъ дтей и послдній мужской отпрыскъ младшей втви рода Вындомскихъ, родился 23 Сентября 1785 года, умеръ уже въ 1795 году и погребенъ въ Тригорскомъ. Изъ четырехъ дочерей умерли въ дтств об старшіяАнна, родившаяся 21 Іюля 1775 г., и Елена, родившаяся 1 Февраля 1778 года; скончались об въ 1780 году. Третья дочь, Елисавета. родилась въ 1779 году, a четвертая, Прасковья, 23 Сентября 1781 года такъ что кончина ихъ матери постигла ихъ еще двочками. «Знаю, писала Анна Петровна Кернъ П. В. Анненкову, «что он росли и воспитывались подъ надзоромъ строгаго и своенравнаго отца Александра Максимовича Вындомскаго. Елисавета, увлеченная сердцемъ, вышла противъ желанія отца за Ганнибала (отсюда я понимаю ихъ сближеніе съ семействомъ Пушкина); она бжала изъ дома родительскаго. Онъ не могъ ее простить и лишилъ наслдства, отдавъ вс# Прасковь Александровн Вульфъ; посл смерти отца Прасковья Александровна раздлила имнье (состоявшее изъ 1200 душъ) на дв равныя части и подлились имъ съ сестрою. Скажите: многіе ли бы это сдлали? У Прасковъи Александровны было тогда пятеро дтей, y той только двое»
Къ разсказу о лишеніи Елисаветы наслдства за бракъ съ мичманомъ Ганнибаломъ (впослдствіи лейтенантомъ въ отставк, коллежскимъ ассессоромъ и городничимъ въ г.Егорьевск, умершимъ въ 1840 году) относится слдующій довументъ, который былъ разысканъ въ Нижне-Прысковскомъ архив Кашкиныхъ пишущимъ эти строки и который, какъ поднесь неизданный, стоитъ привести здсь полностью:
«№ 311. ГІодано 12 Апрля 1798 г.
Всепресвтлйшій, державнйшій Великий Государь Императоръ ГІавелъ ІІетровичъ, Самодержецъ Всероссійскій, Государь Всемилостивйшій.
ІІросятъ находящійся въ отставк отъ арміи полковник Александръ Максимовъ сынъ Вындомской и дти его, вышедшая въ замужество морского флота за мичмана Якова Исаакова сына Ганнибала жена его Елисавета и двица Параскева Александровы доч#ри, a въ чемъ наше прош#ніе, тому слдуютъ пункты:
1) Въ прошломъ 1791 г. Марта 10 дня покойной жены моей, a дтей матери, Марьи Аристарховой дочери, не стало, a осталось по ней недвижимаго ея имнія, доставшагося ей по духовной и приданой росписи отъ тетки ея родной, генералъ-поручицы Елены Константиновны Вожжинской, и ко оному купленнаго ею въ прошломъ 1790 году Іюля въ 24 день бригадира Павла Степановича Рунича отъ жены его Варвары Аркадіевны, Переяславль-Рязанской губерніи Егорьевской округи, что нын, по упраздненіи города Егорьевска, состоитъ въ Рязанской и Зарайской округахъ, въ сел Никольскомъ, Круги тожъ, съ деревнями, да въ купленномъ въ деревн Трофимовой съ деревнями жъ, писанныхъ по послдней пятой ревизіи за мною и за дтьми моими кресгьянъ и дворовыхъ людей мужескаго пола четыреста шестнадцать душъ и со взысканнымъ посл ревизіи изъ бговъ Филиппомъ Никифоровымъ, надъ которымъ имніемъ изъ указной мн части состоялъ я, Александръ, опекуномъ обще съ попечителями, нын уже покойными: съ родителемъ жены моей генералъ-поручикомъ и кавалеромъ Аристархомъ Петровичемъ и съ дядею ея жъ роднымъ генералъ-аншефомъ и разныхъ орденовъ кавалеромъ Евгеніемъ Петрович#мъ Кашкиными, со стороны коихъ во всемъ уполномоч#нъ былъ я, Александръ, для управленія вышеписаннаго покойной жены моей имения; то какъ нын дти мои пришли въ совершенныя лта, почему я, Александръ, не выдляя изъ недвижимаго жены моей имнія указной себ части, какъ только оставя за собою писанныхъ при томъ имніи дворовыхъ людей, a именно принадлежавшихъ къ тому имнію» (слдуетъ перечень 15 именъ), «да писанныхъ во крестьянств» (слдуетъ перечень 2 именъ), «да въ томъ же Егорьевскомъ имніи по послдней пятой ревизіи написаны для платежа государственныхъ податей изъ вотчины мо#й Санктъ-Петербургской губерніи Гдовской округи изъ села Щепца крпостные мои дворовые люди» (слдуетъ перечень 4 именъ), «итого всего шестнадцать человкъ мужескаго пола и пять женска, a затмъ оставляю, яко законыымъ наслдникамъ, недвижимое матери имніе пополамъ поровну обимъ, какъ вышедіней въ замужество Елисавет, такъ и оставшейся при мн двиц Параскев, по двсти душъ мужескаго пола ревизскихъ. значущихся по послдней пятой ревизіи; и для того поровну селенія росписавъ, какъ-то большей Елисавет доставшееся матери ихъ, a моей жены отъ вышеписанной ея тетки генеральши Вожжинской, a именно село Никольское, Круги тожъ, въ немъ девяноста пять мужеска и восемьдесятъ девять женска, въ деревняхъ Саламаевой тридцать одна мужеска и тридцать пять женска, въ Поцлуевой семьдесятъ четыре мужеска и шесть-десятъ девять женска, итого двсти душъ мужеска и сто девяносто три ж#нска, съ ихъ крестьянскимъ имуществомъ и угодьями съ тми, что по дач слдовало вышеписанной тетки жены моей и потомъ по межевымъ планамъ и книгамъ; a малой дочери Параскев купленныя матерью ихъ деревни: Трофимову, въ ней ш#стьдесятъ дв мужеска и сорокъ девять женска, въ Токаревой тридцать девять мужеска и тридцать дв ж#нска, въ Парфеньевой сорокъ три мужеска и пятьдесятъ три женска, въ сельц Селъников двнадцать мужеска и шестнадцать женска, со всми угодьями, что по купчей дошло и значится по межевымъ планамъ и книгамъ, да къ онымъ въ полное число изъ доставшагося жен моей по духовной и приданой росписи той же округи деревню Фетюхину, состоящую съ селомъ Никольскимъ съ деревнями въ одномъ план, въ ней сорокъ четыре мужеска и пятьдесятъ восемь женска, съ ихъ крестьянскимъ имуществомъ, a Фетюхину съ ея только полевой землей и покосами, чмъ они нын владнія имютъ, кром отхожихъ пустошей и лсныхъ дачъ; но такъ какъ вышеописанное купленное жены моей имніе состоитъ въ Государственномъ Заемномъ въ двадцатилтнемъ Банк въ залог въ пяти тысячахъ рублей, то до истеченія лтъ за таковую заемную сумму уплату и проценты платить я, Александръ, буду изъ собственныхъ моихъ доходовъ, напротиву чего мы, Елисавета и Параскева Александровы дочери, таковымъ постановленіемъ родителя нашего и по немъ общимъ нашимъ раздломъ остаемся какъ нын, такъ и навсегда довольными и какъ о передл матери нашей имнія просить и втеченіи содержанія имнія въ опек на родителя нашего недовольствія имть не будемъ и не должны, почему обще и просимъ: дабы Высочайшимъ Вашего Императорскаго Величества указомъ повелно было сіе наше прошеніе въ Санктъ-Петербургской губерніи въ 1-мъ Департамент принять и покойной жены моей, a дтей матери, недвижимое вышеписанное ея имніе по росписаніи селеній утвердить за дочерей моихъ, за каждую то самое, что которой выше ограничено, и впредь между меня и дтей моихъ не о споримости, за силою Высочайшихъ законовъ, учинить намъ допросы и потомъ какъ съ сего прошенія, такъ и съ допросовъ дать за подписаніемъ присутствуюіцихъ копіи и о семъ учинить, какъ Вашего Императорскаго Величества законы повелваютъ.
Всемилостивйшій Государь! Прошу Ваше Императорское Величество о семъ нашемъ прошеніи ршеніе учинить. Апрля дня 1798 года. Къ поданію надлежитъ Санктъ-Петербургской губерніи Надворнаго Суда въ первый Департаментъ. ІІодлинное прошеніе писалъ означеннаго господина полковника Александра Максимовича Вындомскаго служитель его Михаилъ Бляевъ».
Прошеніе это подписано, по пунктамъ, Вындомскимъ и его дочерьми. На копіи, съ которой печатается здсь этотъ документъ, слдуютъ и допросы всхъ ихъ, при чемъ показано было, конечно, вс три раза то же самое, что изложено въ прошеніи. Въ числ свидтелей при допросахъ дочер#й Вындомскаго подписались, между прочимъ, двоюродный братъ ихъ коллежскій совтникъ Александръ Семеновичъ Черноевичъ (сынъ генерала австрійской, a потомъ русской слулібы, правителя княжества Молдавскаго Семена Михайловича Черноевича и жены его Елисаветы Аристарховны Кашкиной, братъ Анны Семеновны Муравьевой-Апостолъ, матери декабристовъ) и коллежскій совтникъ Петръ "едоровичъ Вындомскій.
Такимъ образомъ, если и врно, что A. М. Вындомскій не могъ простить дочери Елисавет брака ея съ Ганнибаломъ, то онъ все таки отказался въ пользу ея, наравн съ меныпой своей дочерью, отъ слдовавшей ему части наслдства ихъ матери.
Нельзя, однако, не врить показанію А. П. Кернъ о брак Елисаветы Александровны противъ желанія отца, ибо оно подтверждается и слдующимъ разсказомъ объ Александр Максимович его внука A. Н. Вульфа (родившагося 17 Декабря 1805 г.): «У него-то и провелъ я первыя лта моего дтства; онъ меня очень любилъ, и естественно, ибо я былъ старшимъ сыномъ его единственной дочери (онъ имлъ еще одну дочь, вышедшую замужъ за Ганнибала противъ его воли; она вскор(?) умерла, оставивъ одну дочь и сына). Къ тому же онъ мн хотлъ дать отличное воспитаніе совершенно въ своемъ род, не такое, какъ вообще y насъ въ Россіи тогда давали. У меня не было ни мадамы-француженки, ни нмца-дядьки, но за то приходскій священникъ заставлялъ меня еще шести лтъ твердить: mensa, mensae etc. Кажется, что если-бы мой ддъ доле жилъ, то-бы изъ меня вышло что-нибудь дльное»
Подарокъ ІІрасковьей Александровною старшей своей сестр двухъ имній (Батова и Вча, Опочецкаго узда?) вызванъ могъ быть тмъ, что Елисавета, выйдя за небогатаго Ганнибала, оказалась много бдне, чмъ Прасковья, которая по смерти отца и по почти одновременной съ нею смерти своего мужа очутилась во глав хоть и разстроеннаго, но немалаго состоянія, если дйствит#льно Александръ Максимовичъ личныя свои имнья завщалъ вс, согласно разсказу А. П. Кернъ, «ІІаш», то есть любимой своей дочери Прасковь.
VIII.
Уже 13 Февраля 1799 года, т. е. не достигши и осьмнадцатц лтъ, Прасковья Александровна Вындомская вышла замужъ за сына Тверского помщика и Орловскаго губернатора, тайнаго совтника Ивана Петровича Вульфа, умершаго въ 1817 году Николая Ивановича. Рожденный» въ 1771 году, записанный въ гвардію въ 1783 году, сержантъ Семеновскаго полка съ 4 Февраля 1785 года, a впослдствіи отставленный коллежскимъ ассессоромъ, Николай Ивановичъ Вульфъ «жилъ по обычаю большей части русскихъ дворянъ (у отца своего) въ Тверской деревн, не имя никакого цостояннаго занятія. Потерявъ его очень рано», писалъ его сынъ въ сво#мъ дневник, «я мало объ немъ знаю, но, сколько слышалъ, вс знавшіе его любили въ немъ человка съ рдкою добротою сердца и съ тою любезностью въ обращеніи, которая привлекала всхъ къ нему. Чувствительность его души видна была въ нжной привязанности къ его семейству; онъ былъ равно почтительнымъ сыномъ, какъ и нжнымъ братомъ; любя своихъ дтей, онъ былъ и добрымъ супругомъ... Знакомый въ лучшемъ кругу тогдашняго общества обихъ столицъ, онъ имлъ и образованіе, общее нашему высокому дворянству того времени, то есть, онъ зналъ французскій языкъ, слдственно все, что на немъ хорошаго было написано. Я сам помню его, декламирующаго трагедіи Расина.
Итакъ, не вполн точенъ оказывается отзывъ Пушина объ отц Татьяны и Ольги Лариныхъ, въ которыхъ П. В. Анненковъ и Б. Л. Модзалевскій видятъ отраженіе дочерей Н. И. Вульфа, Евпраксіи и Анны:
„...Отецъ ея былъ добрый малый, Въ прошедшемъ вк запоздалый, Но въ книгахъ н# видалъ вреда; Онъ, не читая никогда, Ихъ почиталъ пустой игрушкой И не заботился о томъ, Какой y дочки тайный томъ Дремалъ до утра подъ подушкой. Жена его была сама Отъ Ричардсона безъ ума"
Изучивъ въ помянутой командировк библіотеку села Тригорскаго, Б. Л. Модзалевскій отмтилъ нсколько книгъ съ надписями имени и фамиліи Н. И. Вульфа. Но несомннно, что чтеніе и вообще умственная дятельность отнюдь не стояли y него на первомъ мст. Дочь сестры его, вышеупомянутая А. П. Полторацкая (по первому мужу Кернъ), записала объ немъ и его жен Прасковь Александровн: «Это была замчательная партія: мужъ няньчился съ дтьми, варилъ въ шлафрок варенье, a жена гоняла на корд лошадей или читала «Римскую исторію». Оба они, однако, были люди достойные любви и уваженія».
Жили они въ имніи Старицкаго узда Тверской губ#рніи с. Малинникахъ, но очевидно очень часто гащивали y A. M. Вындомскаго, ибо сынъ ихъ въ вышеприв#д#нномъ извлеченіи изъ его дневника утв#рждаетъ даже, что провелъ y дда первые свои годы. Скончался Н. И. Вульфъ черезъ мсяцъ посл тестя, 17 Марта 1813 года, сорока двухъ лтъ, и погребенъ въ родовомъ сел Бернов, рядомъ съ Малинниками.
Потерявъ его и отца, Прасковья Александровна осталась съ пятью малыми дтьми на рукахъ (это были: Анна, родившаяся въ 1799 году, Алексй, род. 17 Декабря 1805 г., Михаилъ, род. въ 1808 г., Евпраскія, род. 20 Октября 1810 г., и Балеріанъ, род. въ 1812 г.). Бодро принялась она за хозяйничанье въ имніяхъ, боле или мене разстроенныхъ, и, какъ разсказываетъ ея сынъ Алексй, приняла на себя трудъ быть его наставницей, хотя не имла подготовки къ учительству и необходимаго терпнья, вслдствіе чего онъ привыкъ видть въ матери «не что иное, какъ строгаго и неумалимаго учителя, находившаго всякій его поступокъ дурнымъ и не знавшаго ни одного одобрительнаго слова», такъ что на него «уже одинъ голосъ ея наводилъ трепетъ»; онъ «не былъ спокоенъ, когда зналъ ее вблизи», привыкъ «скрывать свои мысли», и, прячась отъ матери, естественно попадалъ «въ общество слугъ, скопище всхъ пороковъ, гд потухаетъ послдній лучъ сыновней любви, пока собственный нашъ разсудокъ не приведетъ насъ опять на истинный путь»
A. II. Полторацкая-Кернъ, осьмилтней двочкой привезенная въ Берново, училась вмст съ ровесницею своей Анной Николаевной Вульфъ, сперва каждая y своей матери, потомъ y общей гувернанткишвейцарки, прекрасыой учительницы и воспитательницы, a лтомъ, кром того, y прізжавшаго изъ Москвы студента. Прожила она тутъ около четырехъ лтъ и свидтельствуетъ, что Прасковья Александровна была такъ ласкова, такъ нжна съ нею, какъ никто изъ ея близкихъ, но, по слышаннымъ Анной ГІетровной разсказамъ, дочь свою Анну Николаевну била, когда учила (весъма безтолково), драла за уши до крови и т. п., чего, впрочемъ, никогда не длала при разсказчиц, которой нтъ основаній не врить. «Elle n'a aimй de sa vie personne autant que Vous; Vous йtiez son idйal », сказала ей no смерти своей матери Eupliro-sine или Зина, т.-е Евпраксія Николаевна Вульфъ. Былъ случай въ жизни слишкомъ кокетливой Анны Петровны, что она написала двоюродному брату своему Алексю Вульфу, который, будучи на 6 лтъ моложе ея, имлъ тогда 19 лтъ, письмо, про которое читается въ письм къ ней ІІушкина отъ 22 Сентября 1825 года: «Vous me jurez Vos grands dieux que Vous ne faites la coquette avec personne, et Vous tutoyez Votre cousin. Vous lui dites: «je mйprise ta mиre». C'est affreux; il fallait dire «Votre mиre» et mкme il ne fallait dire rien du tout, car la phrase a diable-ment eu de l'effet». И даже этотъ дерзкій lapsus calami, дошедшій какимъ-то образомъ до Прасковьи Александровны, дерзкій настолько, что «изъ угожденія къ ней» пересталъ писать ея оскорбительниц влюбленный въ послднюю ІІушкинъ, она простила Анн ІІетровн и нжно приняла ее во второй ея пріздъ въ Тригорское, что легкомысленная, но глубоко добрая кокетка оцнила вполн, какъ и вину свою признала вполн же. Въ отзывахъ ея о тетк дышитъ и любовь и желаніе быть безпристрастной, почему и нельзя не поврить ея указаніямъ на эту ужасную черту Прасковьи Александровнынетерпливое, раздражительное отношеніе къ своимъ дтямъ, доходившее до жестокости. Но въ удивительномъ противорчіи стоитъ эта черта со всмъ обликомъ ея, который та же Анна ІІетровна обрисовываетъ, въписьм къ Анненкову 1859 года, слдующимъ образомъ: «Это была далеко не пошлая личность, будьте уврены, и я очень понимаю снисходительность и нжность къ ней ІІушкина». Дале слдуетъ разсказъ объ уже извстномъ читателямъ поступк ея съ сестрою. «Скажите: многіе ли бы это сдлали? У ІІрасковьи Александровны было тогда пятеро дтей, y тойтолько двое... Второе то, что она, которая жила въ сред необразованной или же, что еще хуже, полуобразованной и имя старшаго сына Алекся, записаннаго пажемъ, она пожелала и осуществила свое желаніе, отдавъ сына» (около года пробывшаго въ Горномъ Корпус) «въ Дерптскій Унив#рситетъ ».
«Она, кажется, никогда не была хороша собою: ростъ ниже средняго гораздо, впрочемъ, въ размрахъ; станъ выточенный, кругленькій, очень пріятный; лицо продолговатое, довольно умное (Алексй на нее похожъ); носъ прекрасной формы; волосы каштановые, мягкіе, тонкіе, шелковые; глаза добрые, каріе, но не блестящіе; ротъ ея только не нравился никому: онъ былъ не очень великъ и не непріятенъ особенно, но нижняя губа такъ выдавалась, что это ее портило. Я полагаю, что она была бы просто маленькая красавица, если бы не этотъ ротъ. Отсюда раздражительность характера. Она являлась всегда пріятно и поэтически настроенною: приходила читать y насъ что-нибудь (когда позволяла m-lle Benoit), то учиться по англійски вмст съ нами: она была очень любознательна. И как же, скажите, ей теперь это не вмнить въ достоинство? Вдь этомубезъ одного года пятьдесятъ лтъ! Иногда она приходила показать намъ какой-нибудь нарядъ, выписадный ей дядюшкою H. И. Вульфомъ и наконецъ привезенный изъ ІІетербурга. Она мало заботилась о своемъ туалет, a дядюшка былъ большой мастеръ и выбирать, и покупать. Она же только читала и училась. Она знала языки: французскій порядочно и нмецкій хорошо,и понятно: любимое ея чтеніе когда-то былъ Клопштокъ (кажется, въ первое время пребыванія Пушкина въ Михайловскомъ). Согласитесь, что, долго живучи въ семь, гд только думали покушать, отдохнуть, погулять и опять что-нибудь покушать (чистая обломовщина!), большое достоинство было женщин двадцати-шести или двадцати-семи лтъ сидть въ классной комнат, слушать, какъ учатся, и самой читать и учиться»
Этотъ отзывъ несомннно ближе къ истин, чмъ утвержденіе M. М. Семевскаго, будто «Прасковья Александровна получила лучшее по своему времени образованіе» и «въ совершенств знала языки французскій и нмецкій». Все уцлвшее поднесь, ею писанное, свидтельствуетъ, что она не знала орфографіи ни единаго языка и какъ бы хорошо ни говорила на нихъ, но писала съ поразительными ошибками. Полученное ею образованіе было и для того времени не глубоко, не основательно, отчего она и учила своихъ дтей, взявшись за это изъ лучшихъ побужденій (но напрасно), столь неуспшно, что это приводило ее въ крайнее и отражавшееся на нихъ раздраженіе. Но ей безспорно длаетъ честь, что она сумла добыть дтямъ такую воспитательницу «въ чисто англійскомъ стил», по выраженію Л. Н. Майкова, какъ m-lle Bйnoit, про которую A. П. Полторацкая разсказываетъ, что она была привезена изъ Англіи для великой княжны Анны Павловны, но отказалась отъ этой должности; a добывъ ее, Прасковья Александровна сумла и поставить ее, какъ слдовало,даже, какъ выше сказано, читала дтямъ вслухъ лишь когда ихъ учительница позволяла это ей. Въ итог, дти ея оказались прекрасно воспитанными (мало извстно лишь про младшихъ ея сыновей, умершихъ еще молодыми). Эта заслуга ея такъ же почтенна, какъ и стремленіе ея къ просвщенію, несомннно унаслдованное ею отъ отца; но кругъ его чтенія былъ гораздо серьезне, чмъ ея. Изъ обстоятельнйшей описи библіотеки с. Тригорскаго, составленной Модзалевскимъ, видно, что входяіція въ ея составъ книги вполн или отчасти научнаго содержанія пріобртались не Прасковьей Александровной, a полковникомъ Вындомскимъ; объ этомъ свидтельствуютъ какъ помты на нихъ его имени, такъ и совпаденіе годовъ изданія этихъ книгъ съ годами его жизни. Имя же его дочери Прасковьи встрчается исключительно на романахъ и иныхъ произведеніяхъ изящной словесности; но ихъ она поглотила бездну. Приводя слова ІІушкина о Татьян Лариной:
„Ей рано нравились романы, „Они ей замняли вс#; „Она влюблялася въ обманы „И Ричардсона, и Руссо"
и о матери Татьяны, которая «была сама отъ Ричардсона безъ ума», г. Модзалевскій подчеркиваетъ, что «и Ричардсонова «Geschitchte Herrn Grandison», и Pycco оказались налицо въ Тригорской библіотек». «Почти вс романы, составлявшіе библіотеку Татьяны, т.-е. Евпраксіи Вульфъ, перешли къ ней отъ ея матери ГІрасковьи Александровны: на многихъ изъ нихъ мы видимъ надпись ея руки, сдланную ею сперва какъ «Prascovie de Windomsky», затмъ какъ «Prascovie Woulff» и, наконецъ, «Prascovie d'Ossipoff»; очевидно, что и Прасковья Александровна въ молодости, да и въ зрлыхъ годахъ такъ же зачитывалась романами, какъ и многія изъ ея современницъ: и Грандисонъ, и Кларисса Гарлоу, и Юлія, и разныя Герміоны, Клары, Георгины, Елисаветы, Христины и т. д., и т. д. съ ихъ героямивсе это налицо въ Тригорской библіотек, все свидт#льствуетъ о томъ, что его обитателышцы старшаго и младшаго поколній какъ нельзя боле подходятъ къ типамъ, нарисованнымъ Пушкинымъ, и намъ кажется почти несомнннымъ, что именно съ нихъ прозорливымъ поэтомъ взято много тхъ «наблюденій врныхъ и безпристрастныхъ», о которыхъ онъ самъ говоритъ въ рукописи предисловія къ первому изданію «Евгенія Онгина».
Но пора сказать, что, постивъ зимой 1817 года ГІетербургъ, гд она несомннно бывала и раньше, Прасковья Александровна вышла вторично замужъ за статскаго совтника Ивана Сафоновича Осипова, отставного почтамтскаго чиновника. Что побудило ее, тридцати-семилтнюю женщину, къ этому шагу и чмъ былъ обусловленъ ея выборъ, тмъ боле странный, что Осиповъ былъ тоже вдовецъ и имлъ дочь Александру остается загадкой. Можно думать, что она, утомленная хозяйственными заботами, искала помощника въ нихъ; можно предполагать и потребность сердца, разжигаемаго чтеніемъ, которымъ она питалась, a mйsalliance ея объяснимъ скудостью представлявшагося ей, почти постояыной жительниц деревни, выбора. Насколько счастливъ былъ этотъ бракъ свдній нтъ, но отъ него родились дв дочери, Марья (съ 10 Ноября 1841 г. за В. А. Фокъ) и Екатерина, хотя онъ былъ и непродолжителенъ,Осиповъ умеръ 5 Февраля 1824 г. и погребенъ на погост Городищ близъ Тригорскаго. Съ тхъ поръ его вдова, покинувъ Петербургъ, окончательно поселилась въ Тригорскомъ.
Съ хозяйствомъ ей хлопотъ было пропасть. Имнье перваго ея мужа с. Малинники съ д. Негодяихой осталось посл Вульфа, въ состав 220 ревизскихъ душъ, обремененнымъ нкоторыми долгами, a въ 1829 году, когда ея дтямъ Вульфамъ досталось посл дяди с. Нивы въ Старицкомъ же узд, 200 душъ, то для уплаты долговъ за это имнье первое пришлось заложить въ Опекунскомъ Совт. Тамъ же было заложено и Тригорское. Тмъ не мене, въ 1826 году Прасковья Александровна Осипова купила y брата своего перваго мужа, Павла Ивановича Вульфа, сельцо Марицыно, тоже Старицкаго узда; за то еще 20 Февраля 1818 года продала деревни Трофимову, Парфеньеву, "етюхину, Токареву и сельцо Сельниково, Егорьевскаго узда Рязанской губерніи, въ состав 219 душъ мужескаго пола, двоюроднымъ теткамъ своимъ Екатерин, Елисавет и Татьян Евгеніевнамъ Кашкинымъ за 75,000 р. ассигнаціями. Изъ этихъ родственницъ она была особенно близка со старшею, Екатериной, и переписывалась съ нею въ теченіе многихъ лтъ. Извлеченія изъ писемъ Кашкиной приведены Б. Л. Модзалевскимъ въ его «Поздк въ Тригорское».
Денежныя затрудненія росли съ годами, но въ 1820-хъ годахъ, пока сыновья Прасковьи Александровны еще не поступали въ кавалерійскую службу, они не были особенно ощутительны. Между тмъ, въ 1817 году село Тригорское, гд, по смерти Н. И. Вульфа, поселилась Прасковья Александровна, было впервые посщено новымъ гостемъ. только что окончившимъ курсъ въ Царскосельскомъ Лице Александромъ Сергевичемъ Пушкинымъ, имніе матери коего, сельцо Михайловское, соприкасалось съ Тригорскимъ межа съ межой. Прощаясь съ ІІрасковьей Алескандровной, Пушкинъ, разсказываетъ Л. Н. Майковъ въ очерк «A. Н. Вульфъ и его дневникъ», «на прощанье, 10 Сентября, написалъ въ альбом хозяйки нсколько строкъ, въ которыхъ, между прочимъ, говорилъ:
„Отъ васъ беру воспоминанье, A сердце оставляю вамъ. Быть можетъсладкое мечтанье!Я къ вашимъ возвращусь полямъ, Приду подъ липовые своды На скатъ Тригорскаго холма, Поклонникъ дружеской свободы, Веселыхъ грацій и ума".
«Обстоятельства сложились такъ, что Пушкинъ вернулся въ Михайловское и Тригорское не добровольнымъ гостемъ, a ссыльнымъ: въ Іюл 1824 года ему велно было жить безвыздно въ материнскомъ имньи, и съ тхъ поръ онъ провелъ здсь два слишкомъ года, при чемъ поздки въ Тригорское составляли единственное его развлеченіе и отраду. Онъ питалъ чрезвычайное уваженіе къ П. А. Осиповой и высоко цнилъ любезность и пріятность того молодого женскаго общества. которое встрчалъ въ ея дом»
Овдоввъ незадолго передъ тмъ, ІІрасковія Александровна жила съ дочерьми Анной 24 лхъ, Евпраксіей 14 лтъ и меньшими сыновьями, дочерьми и падчерицей, еще не вышедшими изъ отрочества и дтства. «Добрая, умная хозяйка и милыя ея дочери съ избыткомъ замнили Пушкину вс лишенія свта. Онъ нашелъ тутъ всю заботливость дружбы и вс развлеченія, всю пріятность общества», повствуетъ братъ Пушкина, Левъ Сергевичъ, которыі самъ хорошо зналъ Прасковью Александровну. «Вскор Тригорское и Михайловское оживились пріздомъ изъ Дерпта двухъ тамошнихъ студентовъАлекся Николаевича Вульфа, сына Осиповой, и поэта Языкова».
Алексй Вульфъ, съ 1819 года жившій въ Дерпт y одного изъ профессоровъ, готовясь въ Университетъ, поступилъ туда въ 1822 году, a курсъ кончилъ въ 1826-мъ, на двадцать первомъ году жизни. Съ братьями Пушкиными онъ сошелся въ лтніе свои прізды въ Тригорское, a въ 1826 году привезъ сюда и друга своего H. М. Языкова, зная котораго по его стихамъ и по разсказамъ Вульфа, Пушкинъ, чрезъ послдняго, давно уже уговаривалъ пріхать. Языковъ, пишетъ Л. Н. Майковъ, «хотя былъ восхищенъ гостепріимствомъ хозяекъ Тригорскаго, однако продолжалъ дичиться женскаго общества; за то по цлымъ часамъ читалъ свои стихи передъ Вульфомъ и Пушкинымъ, который прозвалъ его «вдох-новеннымъ». ГІо возвращеніи въ Дерптъ, Языковъ заплатилъ берегамъ Сороти (гд находятся Тригорское и Михайловское) поэтическую дань рядомъ стихотвореиій, которыя посвящены II. А. Осиповой, ея сыну, A. С. Пушкину и даже его нян и принадлежатъ къ числу замчательнйшихъ произведеній автора».
Подробное описаніе посщеній Тригорскаго Пушкинымъ не можетъ, конечно, войти въ настоящій очеркъ. Здсь достаточно указать, какой слдъ оставила на русской поэзіи, чрезъ величайшаго ея жреца, семья П. А. Осиповой.
Въ помянутомъ увлекательномъ труд Б. Л. Модзалевскаго читается: «Анненковъ, какъ извстно, видитъ въ Татьян и Ольг Лариныхъ отраженіе Евпраксіи и Анны Вульфъ; о томъ же свидтелъствуетъ и братъ ихъ Алексй Николаевичъ, говоря въ своемъ «Дневник»:... «Я даже былъ дйствующимъ лицомъ въ описаніяхъ деревенской жизни Онгина, ибо она вся взята изъ пребыванія Пушкина y насъ «въ губерніи Псковской». Такъ я, Дерптскій студентъ, явился въ вид Гёттингенскаго подъ названіемъ Ленскаго; любезныя мои сестрицы суть образцы его деревенскихъ барышень и чуть не Татьяна ли одна изъ нихъ». Припомнимъ и надпись Пушкина на экземпляр Онгина, поднесенномъ Е. Н. Вульфъ «Твоя отъ твоихъ»; кром того, баронъ Александръ Борисовичъ Вревскій говорилъ мн, что имя своей героини Пушкинъ связалъ съ именемъ его материбаронессы Евпраксіи Николаевны, такъ какъ Татьяна празднуется въ тотъ же день, что и Евпраксія; дйствительно, день обихъ 12 Января. Въ супругахъ Лариныхъ также очень много сходнаго съ супругами Вульфами (сравни строфы XXX XXXYI главы II «Евгенія Онгина»)».
Излишне перечислять стихотворенія Пушкина, посвященныя (какъ « Подражанія Корану», «Цвты осенніе» и другія) или прямо обращенныя къ Прасковь Александровн и ея дтямъ,они обще-извстны. Извстенъ также въ печати и рядъ писемъ его къ Прасковь Александровн, дышащихъ не только уваженіемъ, но и нжностью. До конца своей жизни не забылъ Пушкинъ того материнскаго чувства, съ которымъ она отнеслась къ нему во время подневольнаго житья его въ Михайловскомъ и отыосилась въ послдуюіціе его прізды туда. Рождается, однако, вопросъ, какъ могъ онъ, столь искренній и чуткій, тепло, уютно чувствовать себя въ дом, гд между одинаково любимыми имъ матерью и ея старшиыи дтьми царили холодъ и разладъ? Приходится думать, что, съ одной стороны, проявленія ихъ были въ то вр#мя ничтожны, a съ другой, что ІІушкинъ не былъ всецло на одной сторон: слишкомъ проницателенъ и справедливъ былъ онъ, чтобы не чувствовать сухости и непривлекательной уравновшенности Алекся Вульфа, которыхъ нельзя не учитывать при оцнк его отношеній съ матерью.
Для самой Прасковьи Александровны сближеніе съ Пушкинымъ создало эру. Въ продолжительную жизнь свою, нердко по-кидая Тригорское для Петербурга, a иногда для Риги и другихъ городовъ, она постоянно пріобртала друзей. Кругъ ея родныхъ, особенно со стороны матери, по Кашкинымъ, былъ очень великъ и относился къ ней, какъ нельзя лучше, о чемъ свидтельствуютъ многія письм#нныя доказательства. Но только черезъ семью Пушкиныхъ и главнымъ образомъ черезъ самого A. С. завязались знакомство и дружественныя связи ея съ представителями русской словесности 1820-хъ 1830-хъ годовъ, съ В. А. Жуковскимъ, барономъ A. А. Дельвигомъ, П. А. Плетн#вымъ, Е. А. Боратынскимъ, И. И. Козловымъ и другими, a по поводу похоронъ ГІушкина съ А. И. Тургеневымъ, привезшимъ его прахъ въ Святогорскій монастырь и остановившимся y П. А. Осиповой, съ которой, какъ и дочерьми ея, онъ тогда же навс#гда сдружился. «Наконецъ», говоритъ Семевскій, «ІІрасковья Александровна знала и поэта Мицкевича... Съ большею частыо названныхъ лицъ владлица Тригорскаго вела переписку; альбомы Тригорской помщицы были исписаны произведеніями ея талантливыхъ знакомыхъ,ей посвящали стихотворенія свои Пушкинъ, Языковъ, Делъвигъ... Всего этого довольно, чтобъ убдиться въ томъ, что женщина эта имла умъ, имла образованіе, имла и нравственныя достоинства, которыя вызывали къ ней уваженіе и любовь такихъ людей, какъ ІІушкинъ и его созвздіе. Но слдуетъ ли изъ этого, чтобъ женщина эта была чужда недостатковъ? Недостатки въ ней были и недостатки болыпіе: она была довольно холодна къ своимъ собственнымъ дтямъ, была упряма и настойчива въ своихъ мнніяхъ, a еще боле въ своихъ распорядкахъ, наконецъ, чрезвычайно самоувренна и, вслдствіе того, какъ нельзя больще податлива на лесті». Вс эти недостатки особенно развились въ ІІрасковь Александровн подъ старость, когда на сцену выступили и физическіе недуги; явилось и ханжество, a вмст съ тмъ явились люди, которые, окруживъ оригинальную старуху, сдлали закатъ ея жизни поистин крайне печальнымъ. При томъ, тогда же начались y нея непріятности по хозяйству. Хозяйство y нея вообще шло всегда довольно плохо, a предъ ея кончиной до того дурно, что если бъ не энергія и не находчивость Алексея Николаевича Вульфа, то знаменито# Тригорское пошло бы за безцнокъ въ чужія руки»...
Приведенный отзывъ нельзя оставить безъ оцнки. Его авторъ постилъ Тригорское по смерти П. А. Осиповой, былъ радушно принятъ тамъ A. Н. Вульфомъи печаталъ свою «Прогулку», a въ томъ числ и этотъ отзывъ, при его жизни. Если Пушкинъ былъ такъ деликатенъ, что ни въ единой строчв его произведеній, а равно писемъ къ Тригорскимъ помщикамъ, нтъ ни малйшаго намека на холодность всми уважаемой матери семейства къ ея дтямъ, и если, наоборотъ, обвиненіе это было брошено Семевским ея памяти въ печати (въ то время, когда «Дневникъ» A. Н. Вульфа и воспоминанія А. П. Кернъ еще не появлялись въ ней), то, очевидно, почтенный историкъ зналъ, что преданіе гласности этого недостатка покойной сыну ея, вжив находившемуся, непріятности не причинитъ. Есть даже основаніе предполагать, что и составилъ себ Семевскій вышеизложенное представл#ні# объ ней подъ впечатлніемъ разсказовъ ему объ ней «гостепріимнаго хозяина» Тригорскаго A. Н. Вульфа.
Слдуетъ пояснить, что, пойдя посл Университета въ гусары, вопреки материнскимъ совтамъ служить по выборамъ дворянства, Вульфъ впослдствіи не зналъ, какъ добиться и какъ дождаться отставки; получивъ ее съ чиномъ штабсъ-ротмистра, онъ на тридцать второмъ году жизни пошелъ служить именно по избранію дворянства, непремннымъ членомъ Тверсіюй Коммиссіи народнаго продовольствія, и радовался между прочимъ тому, что посл тр#хлтія въ этой должности «меня», записывалъ онъ въ дневник, «можно будетъ выбирать только въ высшія должностипредводителя и тому подобныя». Ихъ онъ, однако, не удостоился и до конца дней своихъ занимался только сельскимъ хозяйствомъ,со времени отставки, въ 1833 году, въ Старицкихъ имніяхъс. Малинникахъ съ деревнями и Нивахъ, a по смерти материи въ Опочецкихъ ея имніяхъ; при жизни же ея хозяйничалъ здсь управляющій ея Чеблыковъ, которымъ Вульфъ былъ очень недоволенъ, и, который, вроятно, поддерживалъ раздоръ между матерью и сыномъ. Когда первая умерла, второму шелъ 54-й годъ, и личность его вполн обрисовалась тогда, a позжееще ярчемногими отрицательными чертами. «Отчасти скептикъ, отчасти эгоистъ», чмъ Л. Н. Майковъ объясняетъ и безбрачіе его, онъ, каігъ замтилъ Б. Л. Модзалевскій, документами доказавъ это свое мнніе, «изъ Гёттингенскаго студента съ вольнолюбивыми мечтами, духомъ пылкимъ и восторженной рчью» («Евгеній Онгинъ», гл. II, стр. VI), столь прельщавшими Пушкина и Языкова, превратился съ годами въ хозяина-скопидома, правда не утратившаго способности живо всмъ интересоваться, но на первый планъ поставившаго заботы о хозяй-ств и о приращеніи своихъ доходовъ... О Вульф до сихъ поръ сохранилась въ кра память, какъ о «строгомъ барин», никому не дававшемъ поблаки».
Не удивительно, что при такой душевной метаморфоз Вульфа отношенія его съ матерью съ годами не улучшились. ІІервоначалыю, въ его дтств, вся вина въ нихъ лежала на сторон ея, напрасно бравшейся за личное ученье дтей безъ необходимыхъ для этого знаній и при природной раздражительности; впослдствіи же вина перешла на его чашку всовъ. ІІостоянное чтеніе на четырехъ языкахъ (русскомъ, французскомъ, нмецкомъ и итальянскомъ) разнообразнйшихъ произведеній изящной словесности образовали вкусъ, умъ и душу его матери, сдлавъ ее предметомъ любви и уваженія лучшихъ писателей и лучшихъ людей ея времени; духовное общеніе съ ними еще боле развило ея добрыя качества. Не только къ Пушкину, но и къ пустенькой, наружно прелестной и по судьб своей жалкой, Анн Петровн Кернъ питала П. А. Осипова несомннную нжность, которая, слдовательно, природ ея чужда не была. Трогательны напечатанныя Б. Л. Модзалевскимъ письма къ Вульфу помянутой выше родственницы ихъ Анны Ивановны Колзаковой, рожденной Бгичевой, 1857 г., въ которыхъ она умоляетъ его: «О! не будьте эгоистомъ! Не дайте умереть старой, слабой жешцин во гнв на васъ! Давно молю я Бora, чтобъ Онъ смягчилъ сердца ваши, но до сихъ поръ молитва моя напрасна»... ІІримиреніе Вульфа съ матерью, писала она другой разъ, было однимъ изъ сердечныхъ желаній и сестры его Анны, незадолго предъ тмъ (2 Сентября 1857 года) умершей. Получивъ возраженіе Вульфа, Колзакова въ новомъ письм объясняетъ ему, что, по ея мннію, въ матери его «жестокосердія» къ нему меньше, чмъ кажется на видъ; она считала возможнымъ, что мать сдлаетъ къ нему шагъ и, если онъ сознается ей, что могъ «безъ вдома» ее огорчить, она благословитъ его Къ сожалнію, нтъ свдній о томъ, принесли ли плодъ эти прекрасныя письма и повидимому этого не случилось.
ГІрасковья Александровна скончалась 8 Апрля 1859 года и погребена y Вороничской церкви на погост Городищ. Отсутствіе подробнаго жизнеописанія ея составляетъ несомнныый проблъ въ касающейся ІІушкина исторической литератур нашей.
Весьма любопытно сообщеніе правнука ея барона Павла Александровича Вревскаго (котораго за многія цнныя свднія, отъ него полученныя, авторъ настоящаго очерка благодаритъ усердно), что Прасковья Александровна желала передачи ему фамиліи Вындомскихъ,слдователвно, дорожила памятью о своемъ, нын всми забытомъ род.
Много драгоцнныхъ мелочей ея обихода спасены отъ забвенія въ столько разъ упомянутой выше сего «Поздк въ село Тригорское въ 1902 году» неутомимымъ и даровитымъ продолжателемъ трудовъ Л. Н. Майкова Б. Л. Модзалевскимъ. Остается только добавить, что, вопреки предсказанію, сдланному имъ въ примчаніяхъ къ письмамъ къ П. А. Осиповой Екатерины Евгеньевны Кашкиной самимъ Борисомъ Львовичемъ Модзалевскимъ, a не пишущимъ эти строки, были найдены въ Ма 1904 года, въ сел Нижнихъ ІТрыскахъ, среди нсколькихъ тысячъ старыхъ семейныхъ писемъ Кашкиныхъ и къ нимъ, письма Прасковьи Александровны; но оказалось, что интереса общаго они не представляютъ.
Этими данными о замчательнйіпей изъ представительницъ угасшаго рода Вындомскихъ можно и заключить этотъ неполный очеркъ его исторіи.
Село Нижніе Прыски.
30 Сентября 1907 года.

 Напечатано первоначально въ сборнике „Старина и Новизна", кн. 13, С.-Пб. 1909, стр. 152256. Ред.
 Іір#дполагая, что Общ#ство когда-нибудь издастъ новое описаніе своихъ рукописей, считаю нужнымъ не только выразить пожеланіе. чтобы бумаги Вындомскихъ были напечатаны имъ въ полномъ вид, но и ука-зать на погршности ,,0писи" Прозоровскаго. На стр. 143, 6-ая строка снизу, вмсто „Олонедкому" слдуетъ „Крестецкому", на стр. 194, 15-ая строка снизу, вмсто „171 г." надо "191 г."; на с. 195, 11-я строка снизу, вмсто „Прежде 1682 г." надо „1679 г." (соотвтственно исправить на с. 258); на с. 201, 4-ая строка снизу, вмсто „Лускомъ"„Jlyбенскомъ"; на с. 219, 6-ая строка снизу, вмсто „преславной"„при-ставной"; на с. 250 рукопись № 254 должна быть датирована 1676 го-домъ и приближена къ № 197, съ соотвтствующимъ исправленіемъ нас. 258; въ указатель (с. 265) надо включить: „Вындомскій А#анасій 79,207";„Вындомскій Тимо#ей Андреевичъ155,156" и исправить много опечатокъи т. д.
 Какъ доказано проф. Н. П. Лихачевымъ.
 За указані# этой записи приношу благодарность глубокому зна-току Новгородской генеалогіи H. В. Мятлеву.
 Моск. Архивъ Министерства Юстиціи, дла д#сят#нъ, книга 305, листъ11.
 Вс эти имена выписаны изъ тетради 1-ой бумагъ Вындомскихъ, хранящихся ср#ди бумагъ И. П. Сахарова въ Румянцовскомъ Музе въ картон 971, со страницъ 7 и слдующихъ
 Московскій Архивъ Министерства Юстиціи, книга десятенъ 120. Вс прочія свднія объ A. С. Вындомскомъизъ выш#упомянутыхъ бумагъ Имп. Русск. Археологическаго Общества.
 Выш# цитированная тетрадь 1-ая въ бумагахъ И. П. Сахарова.
 Моск. Архивъ Мин. Юстиціи, дла десятенъ, книга 305, л. 47
 Тетрадь 1-ая въ бумагахъ Сахарова.
 Моск. Архивъ Министерства Юстиціи, дла десят#нъ, книга 305, лл. 23 об. и 24
 Акты Историческіе" (см. указатель)
 Моск. Архивъ Мин. Юст., десятни, книги 133, лл. 1, 18 об. и 20; 138, ЛЛ. 1, 2, 134, 135, 141 об. и 142 об.; 139, л. 1, 85, 89 об. и 90; 140, лл. 1, 276, 286 и 286 об.
 Моск. Архивъ Мин. Юстиціи, столпецъ Московскаго стола 917, л. 943
 Моск. Арх. Мин. Юстиціи, книга Новгородскаго стола 22. лл. 254, 256 и 256 об
 См. тотъ же наказъ въ т. IV „Дополн#нііі къ Актамъ Историческимъ
 Моск. Арх. М. 10., дестни, книга 306, лл. 63 и 63 об
 Моск. Арх. M. В)., книга Новгородскаго стола 14, лл. 793, 797 и 798.
 Моск. Арх. М. Ю , книга Новгородск. стола 22, лл. 254, 256 и 256 об.
 Моск. Арх. М. Ю., книга Новгородскаго стола 27, лл. 9395
 M. A. М. Ю., столпецъ Московскаго стола 917, л. 580.
 Румянцовскій Музей, бумаги Сахарова, тетрадь 4-ая бумагъ С. ". Вындомскаго.
 Отдльныя книги Никитина, откуда взяты эти свднія, были переписаны въ особую тетрадь въ четв#ртку писчаго листа, чернилами и красками (п# личнымъ именамъ), Серг. "ед. Вындомскимъ, по 33 страницу. На 34-ой, посл одного изъ своихъ стихотвор#ній, онъ записалъ: „Я самъ п#реписывалъ всю ону съ списка ж#, писаннаго рукою ддушки моего "едота Вавиловича Вындомскаго. Внукъ его, a праправнукъ упоминаемаго и мною почитаемаго Тихона Андр##вича Сергй "едоровъ сынъ Вындомской, на 50-мъ году мо#го вка, сидя подъ окошичкомъ въ свтлой горенки моей въ сел мо#мъ Дер#вахъ, что на Оскуи рки". 585 ѕ ч#тв#рти, отобранныхъ въ пользу Семенова, состояли изъ сотень клочковъ при разныхъ пустошахъ и деревняхъ, переименовывать которыя здсь не къ ч#му. Довольно сказать, что болыпе вс#го ихъ было въ Имоченицкомъ погост, при ч#мъ „пустошь въ Ерпеничахъ Климшіевщина, 13 четверт#й да 3 оз#ра, Люговско#, Шучь# да Кривое, и ручьи, что текутъ изъ нихъ, вопч# съ Петромъ Скобельцынымъ" (за 15 четв#рт#й четвертной пашни, на его выть 7 Ѕ четв.). Въ Введенскомъ погост на Ояти, кром земли, были рыбныя ловли по Свири, на ІІІоткусскомъ Наволок, неводъ поплавной воды; было и 20 тонь разныхъ именъ. Въ Рожественскомъ Пашскомъ погост были земли и рыбная ловля по р. Паш; въ Никольскомъ Верхооятскомъ погост з#мли, a на Рун волочекъпополамъ со владыкою; Киберда большая, Киберда меньшая, Ячька-пополамъ съ Игнатьемъ Судаковымъ; съ ними ж#, a отчасти съ Василіемъ Чортовымъ, много рыбныхъ ловель и поплавныхъ тонь на Свири съ притоками. Были земли въ Никольскомъ погост на Ояти, въ Михайловскомъ Гедевскомъ, въ Егорьевскомъ Кожельскомъ, въ Рожественскомъ Сясскомъ, a въ Михайловскомъ Тервинскомъ, кром з#мель, мельница „вопче съ Авраамомъ Тимо#еевичемъ Вындомскимъ на ручью подъ пустошью подъ Ширговскою, Селивановщина тожъ, да съ нимъ ж# общ#е владнье въ пустоши, что была дер#вня, въ Зарчь въ Сыредк, a кр#стьяне зовутъ Телятниково, въ погост Никольскомъ Сясскомъ. Очень много было покосовъ. Крестьянъ муж. пола было 57 чел., да дворовыхъ люд#й, кром упомянутыхъ 26-и, двнадцать м. п. въ д#р#вн Никольской y погоста, что былъ дворъ болыпой Рекеничи, въ Никольскомъ погост на Ояти; жили они на пашн вс въ одной горниц на жиломъ подклт. (Бумаги И. П. Сахарова въ Румянцовскомъ Музе, т#традь 1-ая).
 M. A. М. Ю., Московскаго стола столпецъ 917, л. 939
 Списокъ, сдланный С. ". Вындомскимъ (Румянцовскій Музей, бу-маги Сахарова), тетрадь 2-ая, въ четвертку писчаго листа, изъ 20 странидъ (послднія 4 пустыя), на сс. 1317
 „Я оный наш#лъ въ Деревахъ въ сушиле, когда принялъ въ управл#ні# сво# Д#рева и вс# дер#вни, но бяш# бо младъ: по глупости моей, я продалъ сію редкость тогда ж#, о ч#мъ много жал#ю", замтилъ С. ". Вындомскій на оборот росписи этихъ пр#дм#товъ, писанной Вавилой или Маркомъ.
 Городъ Тобольскъ состоитъ изъ двухъ частей: одна на высокой и крутой гор, другаям#жду ея подножіемъ и р. Иртышемъ
 С. ". Вындомскій отмтилъ на своемъ списк, что Кубасовъ этотъ, какъ видно изъ „Русскихъ Достопамятностей" изданія 1815 года, составит#ль знаменитаго «хронографа»
 „Наталья Ст#пановнажена Вавила Тихоновича Вындомскаго, моя вселюбезная была прабабушка. Я Сергй Вындомскій"
 С. ". Вындомскій сдлалъ примчаніе: „Ахъ, какъ жаль сихъ вещей; теп#рь бы хотя однимъ глазомъ, a глянулъ бы". Переписаны имъ об росписи на 12 первыхъ страницахъ тетради въ четвертку писчаго листа (вышеознач#нной 2-ой въ бумагахъ Сахарова).
 Въ тхъ же церквахъ, a кром того еще y Николы въ Сторожн, да въ Михайловскомъ Едевскомъ погост завщала дать по себ соро-коусты A. А. Карсакова.
 M. A. М. Ю., столпецъ Московскаго стола 813, л. 284.
 M. A. М. 10., столпецъ Новгородскаго стола 120, л. 231
 M. A. М. Ю.. столпецъ Новгородскаго стола 120, л. 231
 M. A. М. Ю., столпецъ Новгородскаго стола 119, л. 16.
 M. A. М. 10., столпецъ Новгородскаго стола 154, л. 39
 M. A. М. Ю., Новгородскаго стола книга 14, л. л. 793 и 828.
 M. A. М. Ю.,. столпецъ Блгородскаго стола 662, л-.л. 478484
 M. A. М. 10., Блгородскаго стола столпецъ 1213, л.л. 79 и слд
 M. A, М. Ю., Новгородскаго стола книга 53, л.л. 365368.
 M. A. М. Ю., Московскаго стола столп#цъ 850, II столпикъ, л. 237.
 M. A. М. Ю., книга д#сятенъ 306, л. л. 9 и 10.
 M. A. М. Ю„ Московскаго стола столпедъ 1023, л. 516
 M. A. М. Ю., Новгородскаго стола столпецъ 154, л. 11
 M. A. М. Ю„ Московскаго стола столпедъ 1023, л. 516.
 M. A. М. Ю., Московскаго стола столпецъ 917, л. 581.
 M. A. М. Ю., Новгородскаго стола книга 53, л. 377379.
 M. A. М. Ю., Московскаго стола столп#цъ 1023, л. 516.
 Н. Оглоблинъ, „Описаніе столпцовъ и книгъ Сибирскаго Приказа", 1, с. 56; Ш, с. 123.
 M. Л. М. ІО., Московскаго стола столпоцъ 813, л.л. 281284, и многі# другі# документы.
 Весьма любопытно, что Анна Микулаевна и сама посл того вступила въ новый бракъ, по не удачно: уже 22 Декабря 1678 г. второй мужъ ея, подполковникъ Христофоръ Ивановичь Трейденъ, подъ предлогомъ обоюдной простарлости, выдалъ ей разводное письмо, обязавъ ее заплатить за него 25 рубл#й, которые доправлялъ на немъ Иноземскій ІІриказъ, и обязавшись уплатнть сто рублей неустойки, если учнетъ съ нею сходиться или о томъ бить челомъ. Посл того, она вновь именовалась фамиліей перваго мужа
 На то, какъ „значительно" выхалъ изъ Сибири Вавила, и на то, что объ его женитьб упоминается въ „Древн#й 1'оссійской Вивліо#ик" Новикова (изд. 1-ое, т. VI, с. 294) обратилъ С. ". Вындомскій особо# внимані# (Румянцовскій Музей, его бумаги въ бумагахъ Сахарова, тетр. 4).
 M. A. М. Ю., Новгородскаго стола столпецъ 309, листъ 217.
 M. A. М. Ю., Новгородскаго стола книга 53, л.л. 377379.
 У Румм#ля („Родословньій Сборникъ", II, с. 41) № 145.
 M. A. М. Ю., Московскаго стола столпецъ 1023, л. 516.
 M. A. М. Ю., Московскаго стола столпецъ 1023, л. 516
 M. A. М. Ю., Московскаго стола столпецъ 1023, л. 516.
 M. A. М. Ю., Московскаго стола столпецъ 917, л. 580.
 M. A. М. Ю., Новгородскаго стола книга 53, лл. 377-379
 M. A. М. 10., Московскаго стола столпецъ 917, л. 580
 M. A. М. Ю., десятни, книга 294, л. 105
 M. A. М. Ю., Новгородскаго стола книга 61, лл. 260 и 265.
 M. A. М. 10., Московскаго стола столп#цъ 917, л. 941
 M. A. М. Ю., дла Вотчинной Коллегіи старыхъ лтъ по Новго-роду, кн. 97, дло 2.
 M. A. М. 10., Новгородскаго стола книга 61, лл. 300 и 301 об.

 M. A. М. Ю., дла старыхъ лтъ по Новгороду, книга 60, вторая по-ловина, дло 4, лл. 645, 652, 653, 659, 660.
 M. A. М. Ю., Новгородскаго стола книга 73, лл. 64 и 65.
 M. A. М. Ю., дла старыхъ лтъ по Новгороду, книга 60, вторая половина, дло 4, лл. 645, 652, 653, 659, 660.
 Въ родословной Н#плюевыхъ (помщенной y В. Н. Витевскаго въ вып. V труда „Ив. Ив. Неплюевъ и Оренбургскій край") она пропущена,a было-бы цнно опредлить близость ея родства съ извстнымъ Ив. Ив. Неплюевьімъ.
 M. A. М. 10., Герольдмейстерской Конторы книга 163, л. 178
 Доклады и приговоры, состоявшіеся въ Правительств. Сенат въ царствовані# Петра В#ликаго", IV, ч. I, с. 368
 M. A. М. 10., Герольдмейстерской Конторы книга 163, л. 178
 М. Д. ІІриселковъ, „Ал#ксандро-Невскій монастырь при ГІетр Ве-ликомъ", с. 53, 57.0 служб ". В. Вындомскаго при Невскомъ монастыр см. еще въ „Описаніи архива Александро-Невской Лавры за время цар-ствованія Имп. Петра Великаго", т. I, С.-Пб. 1903. В. М
 M. A. М. Ю., книги Герольдмейстерской Конторы, тамъ же.
 Румянцовскій Музей, бумаги Сахарова, тетрадь 4-ая.
 M. A. М. Ю., книги Герольдмейстерской Конторы, тамъ же.
 M. A. М. Ю., Новгородскаго стола книга 73, л. 64.
 M. A. М. Ю., Герольдмейстерской Конторьі книга45, лл. 213 и 214
 M. A. М. Ю., Герольдмейстерской Конторы книга 134, л. 1211
 „Сенатскій Архивъ", т. VII, с. 754.
 M. A. М. Ю., Новгородскаго стола книга 74, лл. 624 об-625 об
 M. A. М. 10., Новгородскаго стола книга 73, л. 66.
 M. A. М. Ю., дла старыхъ лтъ по Новгороду, книга97, д. 2, л. 10.
 M. A. М. Ю., дла старыхъ лтъ по Новгороду, книга 74, д. 104, лл. 451 и 452. Списокъ съ купчей подписалъ за князя Михаила Васильевича сынъ его князь Клементій Михайловичъ, по родословіямъ извстньій (см. „Родословный Сборникъ" В. В. Руммеля, т. П, сс. 2455).
 M. A. М. Ю., дла старыхъ лтъ по Новгороду, книга 97, дло 2.
 M. A. М. 10., дла старыхъ лтъ по Новгороду, книга 97, дло 2. Такимъ образомъ, утвержденіе М. И. Семевскаго въ его „ІІрогулк въ Тригорское", будто Д. Вындомскій въ 1710 г. былъ подпоручикомъ Семеновскаго полка, ошибочно
 „Описаніе документовъ и длъ, хранящихся въ архив Св. С%нода", T. XII, с. 554.
 М. И. Семевскій, та же статья („С.-ПетербургскіяВдомости" 1866 г., 139, 146, 157, 163, 168 и 175).
 Письменно# сообщеніе барона П. А. Вревскаго, пользовавшагося тми ж# бумагами архива сельца Тригорскаго, что и Семевскій
 Тоже.
 Карцевъ, „Исторія лейбъ-гвардіи Сем#новскаго полка", II, с. 457.
 M. A. М. 10., дла старыхъ лтъ по Новгороду, книга 97, дло 2.
 Архивъ Олонецкаго Губерискаго Правл#нія, дло 1796 г., № 373
 M. A. М. Ю., Герольдмейстерской Конторы книга 163, л. 178.
 „Имянной списокъ всмъ бывшимъ и нын находящимся въ Сухопутночъ ІПляхетномъ Кадетскомъ Корпус Штабъ- Оберъ-Офицерам, и Кадетамъ" 1761 г. (с. 268, № 845).
 „Описаніе длъ Архива Морского Министерства", т. VII, с, 550 № 2840.
 „Полно# Собрані# Законовъ", т. XVI, сс. 401402, № 11, 951.
 Румяндовскій Муз#й, бумаги Сахарова, тетрадь 4-ая рукописей С. ". Вындомскаго.
 Имются въ архив Кашкиныхъ въ с#л Нижнихъ Прыскахъ.(Нын въ Имп. Академіи Наукъ, Б. Ы.).
 Румянцовскій Музей, тетрадь 3-ья рукописей С. ". Вындомскаго изъ 20страницъ (сс. 814и1920 пустыя). Она посвящ#на Горлицкому; сообщаетъ, что онъ родился въ Краков въ 1688 г., a умеръ въ ІІ#тербург 9 Января 1777 г. и погребенъ на Деревскомъ погост, рядомь съ дочерью; приводитъ 5 писемъ къ ному старшаго его брата Андр#я 17221727 гг., когда послдній былъ священникомъ въ Москв „у ц#ркви Николая Чудотворца, что въ Хамовникахъ" и 1732 г., когда былъ назначенъ въ Пекинъ и старался отпроситься.

 Экземпляръ этотъ, снабженный многими приписками и вставками С. ". Вындомскаго и составлявшій № 792 его библіотеки, купленъ y бу-киниста въ 1909 г. Б. JI. Модзалевскимъ.
 „Сенатскій Архивъ", т. VII, с. 754.
 „Сборникъ Имп. Русск. Историч. Общества" по указателю.
 „Московскія Вдомости" 1786 г., 60.
 Письменное сообщ#ніе барона П. А. Вревскаго.
 М. И. Семевскій, „Іоаннъ VI Антоновичъ" („Отеч. Заииски" 1866 г., Ацрль, кн. I, с. 530, 558).
 Фамилія эта въ разныхъ патентахъ, послужныхъ спискахъ и проч. бумагахъ семейнаго архнва села Тригорскаго пиш#тся разно: то Вым-донской. то Вын-донской; кажется, однако, что послдн#е врне. Въ семейств Вындонскихъ сохранилось, между прочимъ, предані#, что пра-ддъ ихъ Дмитрій, офицеръ Петровскаго вр#мени, весьма крпко поучалъ дубиной сына своего Максима, н#смотря на то, что сынъ уже былъ въ чинахъ и женатъ". M. С.
 „Чтенія Имп. Моск. Общ- Исторіи и Древностей" 1861 г., ч. 2, смсь, с. 9.
 С. М. Соловьевъ, „Исторія Россіи", т. XXII, глава 2
 „Вындомской, м#жду прочимъ, по приказанію Корфа, изготовилъ помщеніе для Правительницы и ея семьи въ Холмогорахъ (въ архіер#йскомъ дом, принадлежавшемъ къ ІІреображенскому собору), куда и прибыла Анна Л#опольдовна 9 Ноября 1744 года, посл крайно тягостнаго путешествія изъ Раненбурга. Въ 1745 г., когда Корфъ былъ отозванъ въ Петербургъ" (указомъ отъ 29 Марта), „Вындомской былъ сдланъ главнымъ помощникомъ Г%рьева въ команд надъ оставленнымъ при фамиліи конво, a 19 Марта 1746 г. Высочайше повелно Гурь#ву возвратиться въ П#тербургъ, a капитану Вындомскому принять дла, „извстныхъ персонъ" и команду" (въ которую опредленъ маіоръ Миллеръ). „Онъ одинъ только могъ входить къ Принцу" (какъ было иреподано письмомъ - барона Ч#ркасова) „и онъ распоряжался всми расходами по содержанію фамиліи, на каковой предметъ отнускалось отъ 5 т. до 6 т. въ годъ. Службой Вындомскаго Императрнца была довольна".


 „Чт#нія" 1861 г„ ч. 2, смсь, стр. 1 58: „Опись дламъ по се-кретной коммисіи относительно принда и принцессы Брауншвейгскихъ и ихъ семейства".
 „Государственный Архивъ", VI, с. 347.
 „С.-Петербургскія Вдомости" 8 Января 1762 г.; „Описаніе длъ Морского Министерства", т. VII, с. 667, № 2985.
 „Пожалованныя Вындомскому деревни находились въ то время (1762 г.) въ Псковскомъ узд; при цоолдующихъ же раздленіяхъ гу-берніи на новые узды д#ревни эти отошли въ Опочецкій уздъ".
 „Указомъ Сенату „секундъ-маіоръ Максимъ Вымдомской произвед#нъ въ генералъ-маіоры и за его болзнями пов#лно быть въ вчной отставк"; за труды ж# #го по служб, Максимъ Вымдомской пожало-ванъ „изъ дворцовой Воронечской волоши въ ТІсковскомъ узд деревнями, прозываемыми Егорьевская губа"... Указъ сей слушанъ въ Сенат 30 Іюля 1762 г." (Онъ напечатанъ въ „Сборник Имп. Историч. Общества", т. 42, сс. 4778; число дугаъ тамъ показано 1185).
 Дло архива Олон#цкаго Губернскаго Правленія 1796 г„ M 373.
 „Сборникъ стат#й и замтокъ", с. 178.
 Московскій Архивъ Минист. Юстиціи, Вотчинной Конторы дла Бородинскаго п#реплета, книга 36420, M 28.
 П. Барановъ, „Опись Высочайшихъ указовъ и повелній", по ука-зат#лю.
 „Чтенія", 1. с., с. 32.
 П. Барановъ, op. cit., по указателю.
 Точныхъ свдній о пожалованіи его не' найд#но, но въ помянутомъ дл Олонецкаго Губернскаго ІІравленія онъ имену#тся ген#ралъ-маіоромъ и „кавалеромъ", какъ до отставки его не звали.
 Даты рожденій и смертей сыновей ". ". Вындомскаго были записаны младшимъ изъ нихъ, Серг#мъ, 7 Октября 1846 г. въ упомянутой тетради 3-ьей его рукописей (что въ Румянцовскомъ Музе), на с. 7.
 Именные списки Семеновскаго полка, составленные въ Іюн 1775 г. и въ 1785 г. (изъ Нижне-Прысковскаго архива Кашкиныхъ).
 „Описаніе Архива Морского Министерства", т. VI, с. 25, № 1658.
 „Мсяцесловъ" 1804 г., ч. I, с. 261.
 „Объявленія о запрещеніяхъ на недвижимыя имнія" при „Сенатскихъ Вдомостяхъ" 18321837 гг.
 Дочь Семена Зиновь#вича Репьева.
 „Списокъ Воинскому Департаменту на 1795 годъ", с. 242.
 Там же
 „Мсядесловъ" на 1804 годъ, ч. I, с. 115.
 „ІІолное Собраніе Законовъ", т. XXX, с. 224, № 23016.
 Ibidem, с, 1346, № 23298.
 „Придворный мсяцесловъ" 1811 года, стр. 226.
 „Сенатскій Архивъ", т. I, сс. 334 и 603.
 Румянцовскій Муз#й, выше цитированная т#традь 3-я. Горлицкій, по бумагамъ Архива Конференціи Имп. Академіи Наукъ, (картонъ 39, бу-маги 1777 г.), какъ сообщилъ намъ Б. JI. Модзалевскій f не 9-го, какъ пи-салъ его внукъ (см. выте, с. 86, прим. 1), a 10 Января 1777 г., пережи-тый своей зкеною Маръей Ивановною.
 Объявл#нія о ііродаж н#движимыхъ имній въ „Сенатскихъ Вдо-мостяхъ" 1832 г.
 Свднія о послднихъ Вындомскихъ особенно неполны потому, что архивъ давно упраздненнаго Олонецкаго Дворянскаго Собранія, н-когда сваленный на чердакъ Губернскаго Правленія, пропалъ безслдно, a въ родословную книгу Вындомскі# были записаны, вроятно, тамъ.
 Этотъ экземпляръ принадл#житъ теп#рь владльцу извстной исто-рич#ской библіотеки Д. ". Кобеко, любезно сообщивш#му про выш#при-в#д#нную надпись.
 См„ напр., въ „Исторіи Государства Россійскаго" Карамзина, въ т. VI примчані# 201; въ Рукописномъ Отдленіи Имп#раторской Публичной Библіот#ки нсколько списковъ, принадлежавшихъ М. П. Погодину и графу ". А. Толстому.
 Довольно забавно, что одинъ изъ современныхъ намъ Тыртовыхъ, ссьілаясь на вышеозначенное мсто y Карамзина въ повствованіи о сво-#мъ род, помщ#нномъ въ „Русской Старин", тмъ н# мене назы-ваетъ посел#нныхъ въ Новгородчин Янышевыхъ, Барановыхъ, Тырто-выхъ и пр. „Московскими служилыми родами"; между тмъ, цитирован-ная Карамзинымъ разрядная книга Б#кетова гласитъ: „то Ивановскі# по-служильцы Борисовича Тучкова, восемь с#мей, въ т поры двора #го ис-помщены".
 Пншущій эти строки, не имя чести состоять чл#номъ Общества, былъ допущенъ къ изуч#нію этихъ бумагъ на мст
 Такъ какъ т изъ нихъ, которыя нын въ картон 971, въ бумагахъ И. П. Сахарова въ Румянцовскомь Музе, цодробно н# описаны, то стоитъ сказать объ нихъ слдующее. Всего ихъ4 тетради и 2 листка, въ четвертку писчаго листа. Первая изъ 40 страницъ. Содержаніе первыхъ тридцати трехъ и надписи на 34-ой изложено выше сего (см. стр. 56, примч. 1-ое); на 34-ой, п#редъ надписью этой, слдуюіде# четверостившіе: „Зло на свт есть и будетъ „Стар# насъ оно живетъ „Его жала не избудетъ „Всякой тотъ, кто видитъ свтъ". На 35-ой странидрисунокъ деревянной церкви св. и чуд. Николы, что въ ГІречистенскомъ Имоч#нскомъ погост на Ояти, построенной Тихономъ Вындомскимъ, освященной въ 1653 году, a срисованной 22 Августа 1817 г. На стр. 36-ой начерченъ, ч#рнилами, планъ располож#нія по р. Ояти: на правомъ берегупогоста Имоченицъ, деревни „нын Боръ Чангинъ Островъ" и деревни Старый Дворъ, на лвомъ б#р#гу усадебъ „Яровшина", „Михайловшина" и „ІІалкинъ Островъ", „бывая усадьба Але-ксандра Максимовича Вындомскаго, a нын Качалова. ІІродана Антропову". На 37-ой страниц: „Вотъ тутъ видно, что сколько отнято имній отъ Тихона Андр##вича Вындомскаго", a далетоже четверостившіе. На 38-ой страниц: „Кому отдано имні# милы Вымоченицы Тихона Андреевича" „Сей купилъ y "еоктиста Абрамыча Вындомскаго въ... Сыр#цк часть". (таблица)
Ниже таблицы излагается, что все имніе п#р#шло къ Алексю Петровичу Мельгунову, сыну Ев#иміи Васильевны, и приводится догадка, не была ли она дочерью В. Г. Титова; отъ Мельгунова-же часть досталась „по приданству" Алексю Романовичу Томилову, a другая часть продана Мельгуновымъ Полнову.На 39-ой страниц: „Вотъ сколько отнято отъ Тихона Андреевича Вындомскаго въ одной Обон#жской пятин, опричь Водцкой и Шелонской". Страница 40-я пуста.
Тетрадь 2-ая, изъ 20 страницъ (послднія 3 пусты) описана выше (см. стр. 62, прим. 1-ое; стр. 6466 и прим. 1-о# на послдней). Т#традь 3-ья изъ 20 ж# страницъ (пустьі 4-ая, 814, 1920) тож# описана выше (см. стр. 8586, прим. 4-ое).
Т#традь 4-ая изъ 4 страницъ; сод#ржані# п#рвыхъ изложено выш# (см. стр. 5354); на послднейразсуждені# о преданности кр#стьянъ Семена Ив. Судакова и иныхъ и замтка о покупк д. Посадъ ". В. Вын-домскимъ и отдач ## въ приданое за дочерью.
Изъ листковъ, на одномъсписокъ съ надписей: 1603 г. на водо-святной чаш въ домовой ц#ркви Рожд#ства Богородицы въ Имоченицахъ и 1608 г.на образ Усп#нія Божі#й Мат#ри (см. стр. 36).
На второмъ листк (клочк)четверостиші#:
„Вс сі# то мной работано „Старыхъ втхихъ столбцовъ читано „Съ трудомъ нуждой вс# разбирано „Что выписано и н# кончено".
 Им#нной списокъ Семеновскаго полка 1785 г. (въ архив Каш-киныхъ).
 „ІІолное Собраніе Законовъ", т. XXXIX, с. 376, № 30101, Сенат-скій указъ 29 Октября 1824 г.
 Объявленія о запрещ#віяхъ ва в#движимыя имвія при „Сенат-скихъ Вдомостяхъ" 1832 г.
 „Мсяцесловъ ва 1834 годъ", ч. I, с.с. 718, 715 и 720.
 II. 0. Бобровскій, „Исторія л.-гв. Улавскаго Ея Величества полка", приложевіе къ тому II, с. 293 (указаві# ва смерть А. П. Вывдомскаго здсь явво ошибочво).
 „Мсяцесловъ на 1834 годъ", ч. I, сс. 718, 715 и 720.
 Его надгробіе.
 „Придворный кал#ндарь" 1826 года, II, с. 134.
 „Мсяцесловъ на 1834 годъ", ч. I, сс. 718, 715 и 720.
 Его надгробіе.
 Дла архива Олонедкаго Губернскаго Правленія 1855 г. № 162, 1856 г. 36, 1859 г. № 100, за сообщені# коихъ приношу благодарность A. А. Воронову.
 Фрейманъ, „Пажи", с. 222; Милорадовичъ, „Матеріалы для исто-ріи Пажескаго Корпуса", с. 165.
 „С.-ІІетербургскія Вдомости" 1841 г., прибавлені# къ № 3, с. 17.
 Объявленія о запрещеніяхъ на н#движимыя имнія при „Сенат-скихъ Вдомостяхъ" 18311837 г.г.
 Описка? Кексгольмском?
 Прибавл#ніе къ № 15 „С.-Петербургскихъ Вдомостей" 1812 г„ с. 235.
 „Голосъ" 1868 г., № 71.
 Объявленія о запрещ#ніяхъ 1834 г.
 Бобровскій, „Исторія л.-гв. Уланскаго Ея Величества полка", ири-ложенія ko II тому, с. 286.
 Объявленія о запрещ#ніяхъ 1834 г.
 Чериявскій, „Г#н#алогія г.г. дворянъ Тверской губ. №226. Объявленія о запр#щеніяхъ 1834 г
 Объявленія о запр#щеніяхъ 1837 г.
 Румянцовскій Музей, бумаги Сахарова, т#традь С. ". Вындомскаго 3-я, с. 6.
 Б. Л. Модзалевскій, „Поздка въ с. Тригорское въ 1902 г.", с. 89, прим. 13, и с. 161, прим. 2 (здсь годомъ рожденія Е. Н. Вындомской ошибочно показанъ 1744-ый; къ н#й-же, a н# доч#ри ея, относится часть письма A. Н. Вульфа, напечатаннаго на с. 82).
 Там же
 9 Б. Л. Модзалевскій, ibidem, с. 167, прим. 1.

 Письменныя сообщенія барона П. А. Вревскаго.
 Прибавленіе къ „С.-І1етербургскимъ Вдомостямъ" 3 Мая 1762 г.
 Письменныя сообщенія барона П. А. Вревскаго.
 «Л. Н. Майковъ, „Пушкинъ", с. 170.
 Именной списокъ Семеновскаго полка 1775 г. (въархив Кашкиныхъ).
 Архивъ Конференціи Академіи Наукъ, дла 1777 г., картонъ 39.
 Надгробіе, по рукописи Шлуна, принадлежавшей В. В. Руммелю.
 Б. JI. Модзалевскій, op. cit., стр. 51.
 Лучшая дос#л біографія Е. П. Кашкинавъ Русскомъ Біографи-ч#скомъ Словар"; составл#на Н. Чечулинымъ
 Б. Л. Модзалевскій, op. cit., сс. 1011, прим. 1.
 Б. Л. Модзалевскій, op. cit., с. 155, с. 139.
 Мсяцесловъ 1792 г., с. 199; Мсяцесловъ 1804 г., II, с. 202.
 Л. Н. Майковъ, „Пушкинъ", с. 170.
 „Московскія Вдомости" 1786 г., M 606; см. выш# упоминаніе объ усадьб A. М. Вындомскаго „Палкинъ Островъ".
 Письм#нно# сообщ#ні# барона II. А. Вревскаго.
 Там же
 Там же
 Там же
 Л. Н. Майковъ, „Пушкинъ", Воспоминанія А. П. Марковой-Вино-градской (Кернъ), с. 225. Отъ сына Елисаветы Ал#ксандровны Ганнибалъ произошли вс нын существующіе Ганнибалы.
 Б. Л. Модзалевскій, „Родословная Ганнибаловъ", с. 8.
 Л. Н. Майковъ, „Пушкинъ", „А. Н. Вульфъ и его дневникъ", с. 170.
 Б. Л. Модзалевскій, op. cit., с. 6; JI. Н. Майковъ, op. cit., с. 224; И. А. Шляпкинъ, „Изъ неизданныхъ бумагъ A. С. ІІушкина", с. 127.
 И. А. Шляпкинъ, ibidem, и иисьменное сообщеніе барона II. А. Вревскаго.
 Именные списки Сем#новскаго полка 1785 ислд. Годовъ въ архив Кашкиныхъ.
 Л. Н. Майковъ, op. cit., с.с. 169170.
 „Русскій Архивъ" 1884 г., кн. III, стр. 330.
 Л. Н. Майковъ, op. cit., с. 224.
 Сообщ#ніе барона II. А. Вревскаго.
 Л. Н. Майковъ, op. cit., сс. 171172.
 Л. Н. Майковъ, op. cit. сс. 225226.
 Л. Н. Майковъ, op. cit., с. 246, прим.
 Л. Н. Майковъ, стр. 225227.
 Б. Л. Модзал#вскій, op. cit., стр. 1213.
 Б. Л. Модзалевскій, стр. 16.
 М. И. Семевскій, op. cit.
 Б. Л. Модзалевскій, стр. 95, ирим. 7. На стр. 143, въ прим. 6, она имъ же названа доч#рью (а не падчерицей) II. А. Осиповой по явному недосмотру.
 Б. Л. Модзалевскій, стр. 16.
 Семейный архивъ Кашкиныхъ въ с. Нижнихъ Прыскахъ.
 Л. Н. Майковъ, ЛІушкинъ", стр. 163.
 Л. Н. Майковъ, стр. 11.
 Л. Н. Майковъ, „ІІушкинъ", стр. 165.
 Стр. 13, прим. 2.
 Сынъ барона Бориса Ал#ксандровича Вр#вскаго, женившагося на Евпраксіи Вульфъ 8 Іюля 1831 года.
 Странное имя „Евпраксія" дала второй своей дочери ІІрасковья Ал#ксандровна, несомннно, въ честь родной своей т#тки, сестры своей матери, Евпраксіи Аристарховны Кашкиной, по мужу ІІушкиной.
 См. письма его и II. А. къ н#му въ сборник „ІІушкинъ и его совр#менники", вып. I, стр. 5357 и вып. VI, сс. 7980.
 Л. Н. Майковъ, „А. Н. Вульфъ и #го дневникъ", сс. 167, 213.
 Ibidem, стр. 213 и 220.
 JI. Н. Майковъ, „А. Н. Вульфъ и его дневникъ" стр. 213 и 220.
 Б. Л. Модзалевскій, сс. 1415.
 Ibidem, сс. 3435: въбибліот#к Тригорскаго нашлось 12итальянскихъ книгъ (27 томовъ) и на одной помта о принадлежности ея къ библіотек П. А. Вындомской.
 Б. Л. МодзалевскіП, сс. 162164.
 Ibidem, с. 16.
 С. 72; имъ же указано пишущему эти строки не мало упоминаній о Вындомскихъ въ старыхъ „Вдомостяхъ" и т. п. рдко кмъ читае-мыхъ изданіяхъ.











15

Приложенные файлы

  • doc 26656303
    Размер файла: 635 kB Загрузок: 1

Добавить комментарий