СОЦПСИХ

Социальная психология. 2011-2012 уч. год.
Ответы на экзаменационные билеты.

Авторский коллектив: кандидаты политических наук, профессора, лауреаты государственных премий, почетные профессора МГУ имени М.В. Ломоносова, кавалеры орденов и медалей, члены-корреспонденты РАН: Авдеева, Ишимников, Красноцветов, Левченко, Демина, Низовкина, Кузнецова, Шульгина, Гусев, Кухарский, Местецкий, Сборец, Куклин.


1. Предметные области социальной психологии.
1. Дискуссия о предмете соцпсиха – 50-е - 60-е года.
2. Причины дискуссии:
1) возрастающие запросы практики;
2) изменения, произошедшие в области самой психологической науки.
3.Начало дискуссии положила статья А. Г. Ковалева (1959 г.), в которой рассматривались два основных вопроса:
1) понимание предмета социальной психологии и круга ее задач;
2) соотношение социальной психологии с психологией, с одной стороны, и социологией – с другой стороны.
4. О предмете соцпсиха нет общепринятого представления. Это обусловлено высокой сложностью социально-психологических феноменов, фактов и закономерностей. Каждое психологическое направление выделяет свой круг ведущих проблем.
5. 2 подхода:
1. Соцпсих - наука о массовых явлениях психики.
2. Соцпсих исследует личность.
В процессе обсуждений – 3. Соцпсих - изучает как массовые психические процессы, так и положение личности в группе.
6. Соцпсих– это отрасль психологической науки, которая изучает факты, закономерности и механизмы поведения, общения и деятельности личностей, обусловленные включенностью их в социальные общности, а также психологические особенности этих общностей. ==> предметом являются факты, закономерности и механизмы поведения, общения и деятельности отдельных личностей и групп, связанные с их включенностью в социальные общности.
7. Cуществует подход, который разделяет предмет теоретической социальной психологии и предмет прикладной социальной.
8. Сфера собственных интересов соцпсиха просматриваетсячетко, что позволяет отграничить ее как от проблем социологии, так и от проблем общей психологии.

Причины отсутствия единого понимания предмета социальной психологии.


В истории советской социальной психологии можно выделить два этапа этой дискуссии: 20-е гг. и конец 50-х начало 60-х гг. Оба эти этапа имеют не только исторический интерес, но и помогают более глубоко понять место социальной психологии в системе научного знания и способствуют выработке более точного определения ее предмета.
В 20-е гг., т.е. в первые годы Советской власти, дискуссия о предмете социальной психологии была стимулирована двумя обстоятельствами. С одной стороны, сама жизнь в условиях послереволюционного общества выдвинула задачу разработки социально-психологической проблематики. С другой стороны, идейная борьба тех лет неизбежно захватила и область социально-психологического знания. Как известно, эта идейная борьба развернулась в те годы между материалистической и идеалистической психологией, когда вся психология как наука переживала период острой ломки своих философских, методологических оснований. Для судьбы социальной психологии особое значение имела точка зрения Г.И. Челпанова, который, защищая позиции идеалистической психологии, предложил разделить психологию на две части: социальную и собственно психологию. Социальная психология, по его мнению, должна разрабатываться в рамках марксизма, а собственно психология должна остаться эмпирической наукой, не зависимой от мировоззрения вообще и от марксизма в частности (Челпанов, 1924). Такая точка зрения формально была за признание права социальной психологии на существование, однако ценой отлучения от марксистских философских основ другой части психологии (см.: Будилова, 1971).
Позиция Г.И. Челпанова оказалась неприемлемой для тех психологов, которые принимали идею перестройки философских оснований всей психологии, включения ее в систему марксистского знания (см.: Выготский, 1982. С. 379). Возражения Челпанову приняли различные формы.
Прежде всего была высказана идея о том, что, поскольку, будучи интерпретирована с точки зрения марксистской философии, вся психология становится социальной, нет необходимости выделять еще какую-то специальную социальную психологию: просто единая психология должна быть подразделена на психологию индивида и психологию коллектива. Эта точка зрения получила свое отражение в работах В.А. Артемова (Артемов, 1927). Другой подход был предложен с точки зрения получившей в те годы популярность реактологии. Здесь, также вопреки Челпанову, предлагалось сохранение единства психологии, но в данном случае путем распространения на поведение человека в коллективе метода реактологии. Конкретно это означало, что коллектив понимался лишь как единая реакция его членов на единый раздражитель, а задачей социальной психологии было измерение скорости, силы и динамизма этих коллективных реакций. Методология реактологии бьша развита К.Н. Корниловым, соответственно ему же принадлежит и реактологический подход к социальной психологии (Корнилов, 1921).
Своеобразное опровержение точки зрения Челпанова было предложено и видным психологом П.П. Блонским, который одним из первых поставил вопрос о необходимости анализа роли социальной среды при характеристике психики человека. Для него «социальность» рассматривалась как особая деятельность людей, связанная с другими людьми. Под такое понимание социальности подходила и «деятельность» животных. Поэтому предложение Блонского заключалось в том, чтобы включить психологию как биологическую науку в круг социальных проблем. Противоречие между социальной и какой-либо другой психологией здесь также снималось (Блонский, 1921).
Еще одно возражение Челпанову исходило от выдающегося советского физиолога В.М. Бехтерева. Как известно, Бехтерев выступал с предложением создать особую науку рефлексологию. Определенную отрасль ее он предложил использовать для решения социально-психологических проблем. Эту отрасль Бехтерев назвал «коллективной рефлексологией» и считал, что ее предмет это поведение коллективов, поведение личности в коллективе, условия возникновения социальных объединений, особенности их деятельности, взаимоотношения их членов. Для Бехтерева такое понимание коллективной рефлексологии представлялось преодолением субъективистской социальной психологии. Это преодоление он видел в том, что все проблемы коллективов толковались как соотношение внешних влияний с двигательными и мимико-соматическими реакциями их членов. Социально-психологический подход должен был быть обеспечен соединением принципов рефлексологии (механизмы объединения людей в коллективы) и социологии (особенности коллективов и их отношения с условиями жизни и классовой борьбы в обществе). В конечном итоге предмет коллективной рефлексологии определялся следующим образом: «изучение возникновения, развития и деятельности собраний и сборищ..., проявляющих свою соборную соотносительную деятельность как целое, благодаря взаимному общению друг с другом входящих в них индивидов» (Бехтерев, 1994. С. 40).
Хотя в таком подходе и содержалась полезная идея, утверждающая, что коллектив есть нечто целое, в котором возникают новые качества и свойства, возможные лишь при взаимодействии людей, общая методологическая платформа оказывалась весьма уязвимой. Вопреки замыслу, эти особые качества и свойства интерпретировались как развивающиеся по тем же законам, что и качества индивидов. Это было данью механицизму, который пронизывал всю систему рефлексологии: хотя личность и объявлялась продуктом общества, но при конкретном ее рассмотрении в основу были положены ее биологические особенности и, прежде всего социальные инстинкты. Более того, при анализе социальных связей личности для их объяснения по существу допускались законы неорганического мира (закон тяготения, закон сохранения энергии), хотя сама идея такой редукции и подверглась критике. Поэтому, несмотря на отдельные, имеющие большое значение для развития социальной психологии находки, в целом рефлексологическая концепция Бехтерева не стала основой подлинно научной социальной психологии.
Особенно радикальными оказались те предложения, которые были высказаны относительно перестройки социальной психологии в связи с дискуссией, развернувшейся в те годы по поводу понимания идеологии. М.А. Рейснер, например,
педагогическое значение. Точно так же ряд проблем социальной психологии продолжал разрабатываться в рамках философии, в частности проблемы общественной психологии классов и групп. Здесь становление марксистской традиции в социально-психологическом знании осуществлялось с меньшими трудностями, поскольку философия в целом была рассмотрена как составная часть марксизма. Особо следует сказать и о том, как развивалась социально-психологическая мысль в рамках психологической науки. Важнейшую роль здесь сыграли исследования Л.С. Выготского. Можно выделить два круга вопросов в работах Выготского, которые имеют непосредственное отношение к развитию социальной психологии.
С одной стороны, это учение Выготского о высших психических функциях, которое в значительной степени решало задачу выявления социальной детерминации психики (т.е., выражаясь языком дискуссии 20-х гг., «делало всю психологию социальной»). Доказав, что высшие психические функции (произвольное запоминание, активное внимание, отвлеченное мышление, волевое действие) нельзя понять как непосредственные функции мозга, Л.С. Выготский пришел к выводу, что для понимания сущности этих функций необходимо выйти за пределы организма и искать корни их в общественных условиях жизни. Усвоение общественного опыта изменяет не только содержание психической жизни, но и создает новые формы психических процессов, которые принимают вид высших психических функций, отличающих человека от животных. Таким образом, конкретные формы общественно-исторической деятельности становятся решающими для научного понимания формирования психических процессов, естественные законы работы мозга приобретают новые свойства, включаясь в систему общественно-исторических отношений. Начав с идеи об историческом происхождении высших психических функций, Выготский развил далее мысль о культурно-исторической детерминации самого процесса развития всех психических процессов. Две известные гипотезы Выготского (об опосредованном характере психических функций человека и о происхождении внутренних психических процессов их деятельности, первоначально «интерпсихической») (Выготский, 1983. С. 145) позволяли сделать вывод, что главный механизм развития психики это механизм усвоения социально-исторических форм деятельности. Такая трактовка проблем общей психологии давала солидную основу для решения собственно социально-психологических проблем.
С другой стороны, в работах Л.С. Выготского решались и в более непосредственной форме социально-психологические вопросы, в частности высказывалось специфическое понимание предмета социальной психологии. Оно исходило из критики того понимания, которое было свойственно В. Вундту, развивавшему концепцию «психологии народов». Социальная психология, или «психология народов», как ее понимал Вундт, рассматривала в качестве своего предмета язык, мифы, обычаи, искусство, религию, которые Выготский назвал «сгустками идеологии», «кристаллами» (Выготский, 1987. С. 16). По его мнению, задача психолога заключается не в том, чтобы изучать эти «кристаллы», а в том, чтобы изучить сам «раствор». Но «раствор» нельзя изучить так, как предлагает Бехтерев, т.е. вывести коллективную психику из индивидуальной. Выготский не соглашается с той точкой зрения, что дело социальной психологии изучение психики собирательной личности. Психика отдельного лица тоже социальна, поэтому она и составляет предмет социальной психологии. В этом смысле социальная психология отличается от коллективной психологии: «предмет социальной психологии психика отдельного человека, а коллективной личная психология в условиях коллективного проявления (например, войска, церкви)» (Выготский, 1987. С. 20).

На первый взгляд кажется, что эта позиция сильно отличается от современного взгляда на социальную психологию, как она была нами условно определена. Но в действительности отличие здесь чисто терминологическое: Выготский сравнивает не «общую» и «социальную» психологию (как это обычно делается теперь), а «социальную» и «коллективную». Но легко видеть, что «социальная» психология для него это та самая общая психология, которая усвоила идею культурно-исторической детерминации психики (в терминологии 20-х гг. это такая общая психология, которая «вся стала социальной»). Термином же «коллективная психология» Выготский обозначает тот самый второй аспект понимания социальной психологии, который не сумели увидеть многие другие психологи 20-х гг. или относительно которой они не сумели найти подлинно научной методологии исследования.
Поэтому можно по праву утверждать, что идеи Выготского, высказанные им в 20-е гг. и позже, в 30-е гг. явились необходимой предпосылкой, сформировавшейся внутри психологической науки, для того чтобы впоследствии наиболее точно определить предмет социальной психологии.


Этапы становления социальной психологии.

Предмет социальной психологии и этапы становления этой науки

Возникнув на стыке наук психологии и социологии, социальная психология до сих пор сохраняет особый статус. Такая неоднозначность положения дисциплины имеет много причин. Одна из них существование класса фактов общественной жизни, которые могут быть исследованы лишь с помощью объединенных усилий двух наук: психологии и социологии.

Это создает трудности как в определении предмета социальной психологии, так и в выявлении круга ее проблем.

Потребности практики общественного развития диктуют необходимость исследования пограничных проблем. Запросы на социально-психологические исследования следуют из области промышленного производства, различных сфер воспитания, системы массовой информации, области демографической политики, спорта, сферы обслуживания и т. д.

Специфику социальной психологии условно можно обозначить как изучение закономерностей поведения и деятельности людей, обусловленных включением их в социальные группы, а также психологических характеристик самих этих групп.

Социальная психология как самостоятельная отрасль научного знания начала формироваться в конце XIX в.

Исследование социально-психологических научных проблем началось в XIX в., когда социологи, психологи, философы, литературоведы, этнографы, медики стали анализировать психологические феномены больших социальных групп и особенности психических процессов и поведения человека в зависимости от влияния окружающих людей. Необходима была интеграция социологии и психологии, поскольку психология исследует психику человека, а социология общество.

Основные этапы развития социальной психологии как науки рассмотрены ниже.

Первый этап становление социальной психологии как науки (с середины XIX в. по 1908 г.). Определяются предмет изучения и основные проблемы. Большинство работ по социальной психологии было издано в первый период развития данной науки.

Второй этап (до середины 40-х гг. XX в.) характеризуется появлением научных социально-психологических школ, ориентированных как на разработку фундаментальной теории, так и на прикладные аспекты исследования.

Третий этап (с середины 1940-х гг. до наших дней) связан с решением практических задач, работой на социальный заказ. Разрабатываются так называемые малые теории, имеющие конкретное прикладное значение: социально-психологические особенности руководства детской группой, психология бизнеса, психология рекламы, психология формирования общественного мнения и др.


Основные теоретические направления западной социальной психологии.
Бихевиористской ориентации традиционно является научение. Для бихевиоризма, который трактует поведение как детерминированное немедленными ответными реакциями на стимул, характерен интерес к попыткам человека понять ситуацию своего поведения.
В этом направлении выделяется два подхода к процессу научения: медиаторный и скиннеровский (от Бруно Скиннера - пожалуй, самого известного бихевиориста). Сторонники первого подхода считают, что продуктом научения является респондентное поведение, отвечающее на определенный стимул. Сторонники скиннеровского подхода считают, что продуктом научения является оперантное поведение, то есть поведение, вызванное стимулом, следующим за ним. Это разграничение оказывает влияние на определение общих базовых понятий: “стимул”, “реакция”, драйв (побуждение), генерализация (обобщение), дискриминация (различение), подкрепление. Приведенными понятиями, конечно, не исчерпывается весь набор категорий, характерных для бихевиоризма, однако они позволяют представить суть данного подхода и основные направления его социально-психологического приложения. Обозначая круг социально-психологических теорий, разработанных в ключе необихевиористской ориентации, следует назвать: теорию агрессивного поведения и теорию подражания, связанных, в первую очередь, с именами Н. Миллера, Д. Долларда, А. Бандуры. Нельзя не упомянуть теорию диадического взаимодействия, представленную в работах М. Аргайла, Д. Тибо и Г. Келли, Д. Хоманса и других, менее известных ученых.
Н. Миллер и Д. Доллард свою гипотезу по теории агрессии сформулировали следующим образом: наличие агрессивного поведения всегда предполагает существование фрустрации и, наоборот, существование фрустрации всегда ведет к некоторой форме агрессии. Основными используемыми в теории является четыре понятия: фрустрация, агрессия, “сдерживание”, “смещенная агрессия”. Однако, со временем не подтвердилось положение о неразрывной, необходимой связи агрессии и фрустрации. Одно из направлений пересмотра и усложнения этой теории связано с исследованиями А. Бандуры. Он предлагает другой подход, содержащий “более оптимистический взгляд на способность человека уменьшить уровень сво-ей деструктивности”. С точки зрения Бандуры, фрустрация - это только один - и совсем не обязательно, наиболее важный - фактор, влияющий на агрессивное поведение. По его мнению, “агрессия вообще лучше всего объяснима на основе вознаграждающих ее последствий, чем на основе фрустрирующих условий и наказаний, которые она навлекает.
Другим важным сюжетом теоретических построений Миллера и Долларда выступает проблема подражания. Подражание является важнейшим механизмом взаимодействия, причастным к рождению целого ряда феноменов, характеризующих, в частности, социализацию и конформность. Они рассматривают подражание как объект инструментального научения и объясняют его соответствующими законами.
В целом, парадигма всех ситуаций научения, включая подражание, представляет, по Миллеру и Долларду, следующую формулу: сигнал -> внутренняя реакция -> драйв -> внешняя реакция -> вознаграждение. Подражающее поведение имеет место, если индивид вознаграждается, когда он подражает и не вознаграждается, когда не подражает. Сейчас существуют несколько вариаций “парадигмы парнозависимого поведения” Н. Миллера и Д. Долларда. Но их описание не входит в нашу задачу.
Теории диадического взаимодействия представляют собой одну из попыток приложения бихевиоризма к анализу групповых процессов. Чаще всего, позиция Д. Тибо и Г. Келли фигурирует под наименованием “теории взаимодействующих исходов”. Основное внимание уделяется фактору “взаимного обмена вознаграждениями и наказаниями” в контексте интеракции (взаимодействия). Авторы объясняют социальное взаимодействие в терминах “исходов” - вознаграждений и потерь каждого из участников взаимодействия. Они вводят стандарты, на основе которых личность оценивает свои исходы.
В любом случае, основным мотивом бихевиористских исследований оказывается идея, согласно которой главной задачей всякого живого организма, включая человека, является его пассивная адаптация к существующим условиям.
В противоположность явно пассивной роли человека в жизни, предложена ее активная модель.
Сущность когнитивистского подхода, в самом общем виде, может быть охарактеризована как стремление объяснить социальное поведение при помощи описания и последующего анализа, преимущественно, познавательных процессов, характерных для человека. Главными проблемами социальной психологии становятся проблемы: социальной перцепции, аттракции, формирования и изменения аттитюдов. К когнитивистским теориям относятся:
1) теории когнитивного соответствия (Ф. Хайдер, Т. Ньюком, Л. Фестингер, П. Танненбаум, Р. Абельсон, М. Розенберг);
2) теории конформизма С. Аша, Д. Креча и Р. Крачфилда.
О них мы будем говорить очень подробно при рассмотрении проблем малой группы.
Социально-психологические теории соответствия базируются на центральной идее, согласно которой когнитивная структура человека не может быть несбалансированной, дисгармоничной, а если это имеет место, то немедленно возникает тенденция изменить такое состояние. Человек ведет себя таким образом, что-бы максимизировать внутреннее соответствие его когнитивной системы внешним воздействиям, более того, различные группы ведут себя так, чтобы максимизировать внутреннее соответствие их межличностных отношений. Из всех теорий соответствия наибольшую известность получили: теория структурного баланса Ф. Хайдера, теория коммуникативных актов Т. Ньюкома, теория когнитивного диссонанса Л. Фестингера, теория конгруэнтности Ч. Осгуда и П. Танненбаума.
В самом схематичном виде конформного поведения идеи Д. Креча и Р. Крачфилда сводятся к следующему: “Поведение человека (индивида и группы) социально-психологически организовано. Это организация молярна. Наиболее важный ее элемент -познание”. В основе многих исследований С. Аша лежит идея, так называемой, “перцептивной интеграции”. По С. Ашу, стремясь построить максимально интегрированную систему своих представлений о мире, индивид организует ее каждый раз в соответствии с обстоятельствами, в частности, с условиями места и времени.
Таким образом, можно утверждать, что концептуальная направленность когнитивизма есть ориентация на анализ “внутренних” характеристик человеческого поведения не вообще, а в постоянно изменяющихся условиях групповой интеракции (межличностного и группового взаимодействия людей). Это направление сегодня у нас не столь эффектно как в середине ХХ века.
В психоаналитической ориентации нам более известны следующие концептуальные схемы: динамическая теория группового функционирования В. Байона, теория группового развития В. Бенниса и Г. Шепарда, трехмерная теория интерперсонального поведения В. Щутца. Именно это направление в социальной психологии в конце ХХ века привлекало, пожалуй, наибольшее число исследователей. По крайней мере, на Всемирном конгрессе психологов 1996 года его сторонниками было представлено очень большое число докладов.
По мнению В. Байона, группа представляет собой ни что иное, как макро-вариант индивида, и, следовательно, она характеризуется теми же параметрами, что и отдельная личность, то есть потребностями, мотивами, целями и т.п. При этом, все названные психологические явления, свойственные индивиду, интерпретируются представителями данной школы всецело в психоаналитическом духе. Поставленная В. Байоном и его последователями проблема возможности анализа группы как системы, аналогичной системе “Личность”, в принципе, не нова и не оригинальна. Достаточно вспомнить “совокупного субъекта” В.М. Бехтерева, но она, несомненно, заслуживает внимания своей сегодняшней вооруженностью методами работы с людьми.
Теоретические построения В. Бенниса и Г. Шепарда как раз и направлены не только на “объяснение теории группового функционирования”, но и на поиск методов регулирования названного функционирования конкретного индивида в конкретной группе, очень часто случайно возникающей, но не теряющей своих особенностей, и в каждом конкретном случае требующей от индивида адекватного поведения, вплоть до изменения некоторых своих психологических аттитюдов и свойств. Основные усилия сторонников этого направления в социальной психологии сосредоточены на осмыслении процессов, происходящих в так называемых Т-группах, или группах тренинга делового и межличностного общения, регулирования человеческих отношений, в группах самоанализа. Очень популярны подобные социально-психологические тренинги и у нас в России, в странах нашего недальнего зарубежья.
Принципиальной основой теории В. Шутца, которого я отношу к тому же клану социальных психологов, является положение фрейдизма о том, что социальная жизнь взрослого человека фатально предопределена опытом его детства. Разумеется, В. Шутц и его единомышленники модифицировали ряд аспектов традиционного фрейдизма, в первую очередь, технически вооружили его. Вместе с тем, они оставляют неизменными важнейшие исходные посылки, бесспорно, великого Зигмунда.
Отправным пунктом анализа в следующей (получившей название интеракционистской) социальной психологии является ориентация не на отдельного, пусть даже совокупного, индивида, в группе ли, или без нее, а на некий социальный процесс, понимаемый как процесс взаимодействия индивидов в социуме (в общности). В плане этой ориентации обычно выделяются следующие направления:
1) символический интеракционизм;
2) ролевые теории;
3) теории референтной группы.
Приведу несколько кратких описаний указанных направлений.
Символический интеракционизи. Здесь наибольшей известностью пользуются такие авторы, как Г. Блумер, Н. Дензин, М. Кун, А. Роуз, А. Стросс, Т. Шибутани и другие. Представители этого направления уделяют особенно большое внимание проблемам “символической коммуникации”, то есть общению, взаимодействию, осуществляемому при помощи символов. В последние годы ряды этой группы психологов сильно пополнились сторонниками НЛП - нейро-лингвистического программирования. Процесс формирования значений, интерпретации ситуации и другие когнитивные аспекты символической коммуникации занимают большое место в трудах современных символических интеракционистов, занимающихся нейро-лингвистическим программированием, о котором мы еще поговорим.
Ролевые теории тоже заслуживают внимания потому, что в них предпринимается попытка дать социально-психологический анализ такого важного для понимания социального поведения людей феномена как социальная роль. В этом плане сделаны попытки классифицирования ролей и ролевых конфликтов, выявления социально-психологических факторов и механизмов ролевого поведения. Наибольшей известностью в данной области пользуются работы таких ученых, занимающихся социально-психологической проблематикой, как Т. Сарбин, Э. Гоффман, Р. Линтон, Р. Ромметвейт, Н. Гросс и другие. Это и философы, и филологи, и социологи, и психологи.
Несколько подробнее остановимся на теории ролей. Американский психолог Гордон Олпорт считал, что “человек - открытая система”. Что это значит? С одной стороны, человек является представителем общества, с другой - общество действует на его потребности.
И тут надо внимательно читать Абрахама Маслоу: “Человек рождается с гуманоидными потребностями, потребностями в добре, нравственности, доброжелательности. Они составляют ядро человека”.
Тот же Олпорт заявляет, что “личность - это модель интерперсональных отношений”. За ним идут уже истинные представители теории ролей - уже известные нам Дж. Мид, М. Кун, И. Блумер. Их, в равной степени, можно назвать (и даже, вернее) интеракционистами.
Дж. Мид считает, что человек постоянно взаимодействует с обществом, поэтому предсказать поведение его трудно: общество, конечно, управляет им, но диагностировать и прогнозировать поведение необходимо. Сделать это помогает ролевая сущность личности. За ним - ученик - М. Кун утверждает, что индивид формирует свои планы поведения в соответствии с исполняемыми ролями и занимаемым статусом в группах, с которыми он себя идентифицирует, то есть в референтных группах. Поэтому отношение индивида к себе как к объекту является лучшим индикатором его планов поведения. Именно эти отношения являются определяющими для самооценки и для оценки других.
Лучше всего об этом пишет сам М. Кун: “Подобно тому, как мы видим в зеркале свое лицо, фигуру и одежду, и они представляют для нас интерес потому, что принадлежат нам..., так в своем воображении мы пытаемся представить, как в мыслях других людей отражаются наша внешность, манеры, цели, поступки, характеры, друзья и т.д., и это определенным образом действует на нас”. Все верно, еще К. Маркс отмечал этот феномен задолго до Куна и Мида, их сторонников. Помните: “В некоторых отношениях человек напоминает товар. Так как он родился без зеркала в руках и не фихтеанским философом: “Я есмь я”, то человек сначала смотрится, как в зеркало, в другого человека. Лишь относясь к человеку Павлу как к себе подобному, человек Петр начинает относиться к самому себе как к человеку” [Маркс К., Энгельс Ф. Соч., Т. 23. С. 62]. Кстати, вспомните об этом же, но другими словами, говорили и В.М. Бехтерев и А.А. Ухтомский, да и П.А. Сорокин.
Дж.Мид и последователи восстали против бихевиоризма с его (стимул-реакция) теорией действия, заявив, что категория действия для человека включает в свое строение социологический момент. Человек действует определенным образом не потому, что отвечает на определенный стимул, а потому, что является членом определенной социальной группы.
Человек, по мнению представителей интеракционизма, выступает в жизни как “кто-то”, он всегда носитель каких-то нормативов, каких-то прав и обязанно-стей: сын, отец, лектор, студент и т.д., и т.п. Поэтому они называют свою теорию - “теорией ролей”.
Не следует думать, что представители этой теории полагают, что человек сознательно разыгрывает что-то, что он выступает, прежде всего, актером. Нет, ни в коем случае, хотя нередко внешне это выглядит очень похоже, ибо исследователи любят ссылаться на Шекспира: “Весь мир - театр, в нем женщины, мужчины, - все актеры... и каждый не одну играет роль...”.
Роль, по мнению сторонников интеракционизма, не означает сознательно принятого на себя актерства. В ней есть сущность конкретного человека, его личности. Человек вне ролевого поведения не существует, он не выступает в роли человека вообще, он всегда выступает в качестве КОГО-ТО, и, чем лучше он “овладел” своей ролью кого-то, тем лучше ее “разыгрывает на сцене жизни”. При этом исполнитель часто сам бывает и драматургом, и сценаристом, и режиссером жизненного спектакля.
Что же обычный человек, не актер, разыгрывает на жизненной сцене? И что значит самое разыгрывание? Это означает, что развитие психики человеческой, психической деятельности вообще, происходит только в процессе исполнения какой-то роли.
Речь идет не о том, что в исполнении роли человек реализует свои потребности, например, в самооценке, самоактуализации, в самоутверждении, наконец. Нет, речь идет о том, что сами эти потребности возникают и вообще могут возникнуть только в процессе исполнения какой-то социальной роли.
А что означает принятие этой роли?
Роль формируется в процессе жизнедеятельности. Человек не сразу становится “студентом”, “отцом”, “лектором” или кем-то еще. В процессе своей жизне-деятельности, взаимоотношений с окружающим миром человек разыгрывает эти роли и вправду (каждый из нас выступает в каком-то облике).
Все дело в том, что Мид и его последователи приписывают это психологическим отношениям, а на деле (так поступали многие советские психологи, и автор сегодня согласен с ними), все названные роли вытекают из общественно-исторических отношений.
Если З. Фрейд и другие его последователи биологизируют отношения человека, то Мид и его сторонники - психологизируют социальные отношения. То, что должно изучаться и выражаться в понятиях общественно-исторических, они выражают в понятиях психологических. В этом некий порок (односторонность) “теории ролей”, хотя она и кажется весьма интересной и имеет множество сторонников во всем мире.
По Миду и Куну, “роль - это функция общения между людьми”. Это правильно. Но общение, по их мнению, ограничивается чисто психологическим планом. Исторический подход к проблеме общения у них отсутствует. Отсюда извечный идеалистический вывод: надо изменить отношения между людьми, и все будет в порядке! Как тут не вспомнить старый мудрый тезис: “порочная теория ведет к порочной практике”... Но не будем отвлекаться.
В “теории ролей” есть еще один интересный аспект. Ее часто называют “теорией ожиданий”, а иногда - “теорией социальных экспектаций”. Дело в том, что нельзя выполнять роль, если не знаешь, какую позицию принять, как ее реализовать, чего ждать от других...
Правильно ставят вопрос многие психологи: нельзя формировать направленность личности, если не знаешь, что ожидает от личности общество, что требуется ближайшей группой, отдельными людьми, скажем, партнером на той же “жизненной сцене”,,,
Как формируется, например, роль “сына”? Вероятно, она формируется с самого раннего детства ожиданием от матери ласкового обращения, ухода, нежности и т.д.
А как формируется роль “студента”? Весьма похоже. Он ожидает, что получит от преподавателя какую-то информацию, что его будут спрашивать о том, что ему читают, то есть у вузовца формируются свои ожидания.
В теории ролей сформулирована “Проблема ожидания”. Роль не может быть сформулирована, если нет ожидания, если нет прогнозирования того, что должно произойти, что будет после ее исполнения.
Особый интерес для “актеров” представляет следующее: Мид и его последователи говорят, что роль может разыгрываться иногда, что называется, в чистом виде, то есть теоретически, например, в воображении, в вербальном плане. Это означает, что какую-то роль можно реализовать только посредством роли как средства коммуникации.
Более того, человек может иногда не выполнять свою непосредственную жизненную роль, а выполнять воображаемую, то есть выполнять все действия, диктуемые воображаемой им ролью, ставшей иногда для него его истинной целью. Это, чаще всего, видим мы в психопатологии при раздвоении личности, но и в реальной жизни лектора, преподавателя, художника.
Следовательно, и распознавать, и лечить легче, если знать, что это “разыгрывались воображаемые роли”. Есть, к сожалению, и не очень больные, даже физически и психически, люди, живущие в воображаемом ими мире. Они доставляют окружающим немало неудобств и сами страдают от этого. Ведь люди-то их оценивают реальные, в реальных обстоятельствах, которые те не учитывают.
И последнее: представители теории ролей придают большое значение игровым ситуациям у детей, когда те разыгрывают роли: взрослых, зверей, сказочных персонажей и т.д. Примеряя на себя роль в игре, ребенок развивается, учится познавать мир, человеческие отношения. В игре, таким образом, происходит формирование личности: честности, стойкости, патриотизма, долга и т.п. Более того, в психиатрии этот момент используется для психотерапии, лечения, ибо больной научается пользоваться заданной информацией, научается регулировать свои действия в соответствии с нормами общества.
Таким образом, непредвзято рассматривая эту теорию, мы находим в ней немало рационального и применимого, в частности, не только для психотерапии и для психологии актерского творчества, но и для диагностирования поведения отдельных личностей в любой сфере жизнедеятельности.
Разработка теорий референтной группы в современной западной социальной психологии связывается, прежде всего, с именами Г. Хаймана, Т. Ньюкома, М. Шерифа, Г. Келли, Р. Мертона и других. Эти классики социологии и социальной психологии предпринимали попытку теоретического осмысления такого реального и весьма важного социально-психологического феномена как самооценка. Они обращали внимание на важность процесса самооценки для поведения личности в социуме и в деловой сфере. Бесспорно, на этапе построения цивилизованного общества, связь самооценки с принадлежностью к группе, показывает большое влияние на поведение личности. Оценка значимости ценностей и норм внимания групп на социальные установки и ценности отдельного индивида, на его социаль-ные ориентации и экспектации.
Безусловно, в современных интеракционистских теориях для нас представляют часто немалый интерес попытки их представителей не просто заявить, но и раскрыть важные социально-психологические механизмы взаимодействия индивидов.
Из всех названных теоретических направлений в американской социальной психологии то одно, то другое попеременно лидировали в ХХ веке. Как уже отмечено, вначале процветал когнитивизм. Тогда проблематика когнитивистских теорий оказывалась наиболее распространенной о мире. Например, исследование аттитюдов - вообще ознаменовала целую эпоху или уж ,во всяком случае, это четко фиксированная самостоятельная область в американской социальной психологии. Позднее, это же можно сказать и об исследованиях социальной перцепции. В самом конце века на первый план вышел интеракционизм с его тренингами. Вместе с тем, при анализе перспектив развития американской социальной психологии редко обсуждается вопрос о возможных изменениях самого набора сложившихся теоретических ориентаций. И это не случайно. Ни одна наука не может выдержать постоянной методологической и методической гонки. На мой взгляд, решающие изменения, которые, возможно, произойдут в социальной психологии, будут касаться не изменения характера и содержания теорий, но, преимущественно, изменения способов использования стабилизировавшихся теорий. Убежден, что наиболее актуальным останется вопрос о методологической роли множества имеющихся теорий в социально-психологическом исследовании, не только и даже не столько концептуального толка, сколько в использовании их в практической профессиональной деятельности постоянно растущего во всем мире отряда психологов. Все они, независимо от страны проживания, уже сегодня остро нуждаются в новых, более эффективных психодиагностических методах и более эффектных психотехнологиях массового потребления.

Особенности исторического развития социальной психологии в России.
История развитая социальной психологии в СССР освещалась в многочисленных публикациях, в частности, в учебных пособиях, посвященных систематическому изложению основных проблем данной научной дисциплины (Социальная психология, 1975). Однако, как правило, речь шла о так называемой "психологической социальной психологии", тогда как "социологическая социальная психология" оставалась как бы на заднем плане. Сегодня, когда обе ветви социально-психологического знания получили в нашей стране права гражданства, уместно обратиться к некоторым историческим этапам их взаимодействия”
Разные варианты написания истории социальной психологии отличаются друг от друга, как известно, различным обозначением ее места в системе научного знания: то как части социологии, то как части психологии, то как точки пересечения этих двух дисциплин (Андреева, 1996-а). Характерно, что в одной из последних американских работ прямо говорится о наличии "двух (а иногда трех) социальных психологий" (Социальная психология: саморефлексия..., 1995). Современное положение социальной психологии в России соответствует этой ситуации, хотя в ее истории дело не всегда обстояло так.
В дореволюционной России социальной психологии как самостоятельной дисциплины просто не существовало и ее проблематика разрабатывалась во всем комплексе общественных наук. (Напомним, что самостоятельный статус социальной психологии в мире обозначен лишь с 1908 г. – с момента одновременного выхода книг В.Макдуголла "Введение в социальную психологию" в Европе и Э.Росса "Социальная психология" в Америке.) После революции 1917 г. ситуация радикально изменилась и на протяжении длительного времени эта область знания в СССР развивалась в русле психологической традиции, что делает понятным тот акцент, который присутствует в изложении истории социальной психологии в нашей стране: тщательная проработка вопросов о ее границах с общей психологией, об адаптации общеметодологических принципов не столько социологического, сколько психологического знания.
Вместе с тем проблематика, позже вошедшая в предмет социальной психологии как таковой, на ранних этапах разрабатывалась преимущественно в социологической традиции, в частности, в некоторых конкретных разделах социологии, а также при создании самых общих представлений о ее предмете, круге ее проблем, понятийном аппарате. Специфика российской социальной психологии, по- видимому, в том, что многие ее проблемы оказывались вкрапленными в идейные построения различных общественных движений и принимались на вооружение разными общественными силами. Отчасти именно поэтому возник феномен своеобразного "ангажирования" социальной психологии идеологией.
Термин "коллективная (социальная) психология" был предложен в "Социологии" М.М.Ковалевского (1910), представляющей собой курс лекций, прочитанных в Петербурге в Психоневрологическом институте. Выясняя взаимоотношения социологии с другими науками, автор уделяет специальное внимание ее отношению к психологии и в этой связи достаточно подробно анализирует концепцию Г.Тарда; именуя социологию "психологией коллективной или групповой", Ковалевский замечает при этом, что сам Тард предпочитает термин "социальная или коллективная психология". Полемизируя с Тардом по поводу отдельных положений его концепции, Ковалевский согласен с ним в общем определении предмета этой дисциплины и ее несомненной важности: "...единственное средство познать... психологию масс - это изучить всю совокупность их верований, учреждений, нравов, обычаев и привычек". Ковалевский называет и "методы" этой дисциплины: анализ народных сказок, былин, пословиц, поговорок, юридических формул, писаных и неписаных законов. "Этим-то длинным путем, а не прямым анализом, хотя бы и очень остроумным, чувств и душевных движении посетителей того или иного салона или клуба, и будут положены прочные основания коллективной психологии" (Ковалевский, 1910,0.27).
В рамках социологической традиции социальная психология и ее отдельные проблемы обсуждались в трудах правоведа Л.И.Петражицкого - основателя психологической школы права, с точки зрения которой "истинными мотивами, двигателями человеческого поведения" являются эмоции, а социально-исторические образования есть лишь их проекции - "эмоциональные фантазмы" (Петражицкий, 1908), Хотя методологическая основа такого подхода представляется уязвимой, сам факт апелляции к психологической реальности общественного процесса заслуживает внимания. В работе А.Копельмана уже в 1908 г. была поставлена проблема границ коллективной психологии (Кузьмин, 1967). По мнению ученого, это психология народного духа, проявляющегося в деятельности и переживаниях групп людей и коллективов. Интересные идеи содержались в трудах Л.Н.Войтоловского, П.А.Сорокина и др.
Как уже отмечалось, наряду с обозначением коллективной психологии в ряду академических дисциплин ее вопросы начинают активно разрабатываться и в публицистике в связи с идейной борьбой тех лет. В данном случае необходимо прежде всего упомянуть имя Н.К.Михайловского, чья работа "Герои и толпа" (1896) дала толчок дискуссии, которую повели с Михайловским революционные марксисты, и в наиболее острой форме - В.И.Ленин. Интерес Михайловского к социальной психологии был связан с разработкой взглядов народничества и поэтому в центре его внимания - проблемы массовой психологии. Он обосновывает необходимость выделения этой области в специальную ветвь науки, поскольку ни одна из существующих социальных наук не занимается изучением массовых движений как таковых. "Коллективная, массовая психология еще только начинает разрабатываться, - писал Михайловский, - и сама история может ждать от нее огромных услуг". По его мнению, для становления этой области исследования важен анализ механизмов изменения психического состояния и поведения больших социальных групп. Эти и другие рассуждения автор использовал для утверждения определенной общественной и политической позиции, и, возможно, именно это обстоятельство стимулировало в дальнейшем "ангажированность" российской социальной психологии различными задачами политической борьбы.
Нельзя полностью отрицать наличие связи нарождающейся социальной психологии с общественно-политическими течениями современности и внутри "психологической традиции", но эта связь значительно слабее. Самым крупным явлением в этой области несомненно были фундаментальные работы В.М.Бехтерева: "Объективная психология" (1907) и "Внушение в общественной жизни" (1908). Если в первой книге преимущественно обсуждался вопрос о предмете новой области науки (психологическая жизнь не только индивидов, но и "групп лиц" - толпы, общества, народов), то во второй всесторонне анализировался важнейший механизм воздействия - внушение, рассматриваемое не только на индивидуальном, но и на "коллективном" уровне. В обеих работах были заложены идеи будущей, всесторонне развитой концепции "коллективной рефлексологии", намечено экспериментальное исследование отношений между личностью и коллективом, влияния общения на социальные процессы, зависимости развития личности от организации различных типов коллективов. В.М.Бехтереву же принадлежит заслуга прочтения в Психоневрологическом институте первого курса лекций по социологии, в котором были поставлены проблемы соотношения социологии и социальной психологии.
В целом же социально-психологические идеи в дореволюционной России развивались преимущественно не в недрах психологии как таковой, а в рамках более широкого спектра общественных дисциплин. Здесь следует искать корни той трансформации в истории социальной психологии, которая произошла после революции 1917 г. Во всей системе общественных наук в России развернулась широкая дискуссия относительно философских предпосылок научного знания. Особенно сложный комплекс проблем, связанных с природой марксистского обществоведения, возник, естественно, в социологии. Может быть, именно поэтому более частный вопрос о специфике социальной психологии здесь практически не обсуждался. Напротив, в психологии эти проблемы оказались в центре полемики - шла более широкая дискуссия о необходимости перестраивания психологической науки на основаниях марксистской философии (Будилова, 1971, 1983). Русская психологическая мысль еще до революции сформировала достаточно сильную традицию как в области материалистической ориентации (И.М.Сеченов, В.М.Бехтерев, Н.Н.Ланге, А.Ф.Лазурский и др.), так и в области идеалистической психологии (Г.И.Челпанов). Впрочем, в обоих случаях психология выступала как самостоятельная, сложившаяся экспериментальная дисциплина. Г.И.Челпанову, в частности, принадлежит заслуга создания в 1912 г. при философском факультете Московского университета Психологического института, ставшего крупнейшим центром научных исследований.
В ходе дискуссии 20-х гг. резко обозначилась тенденция к разработке новой материалистической науки, основанной на марксистской философии. Эти поиски не воспринимались однозначно представителями общественности. Особое место в дискуссии занял Г.И.Челпанов. Не возражая против "соединения" марксизма с психологией, он акцентировал необходимость разделения психологии на две части: эмпирическую, выступающую в качестве естественнонаучной дисциплины, и социальную, базирующуюся на социокультурной традиции (Дрошевский, 1985). Основания для такого разделения действительно существовали, и Челпанов, опираясь на труды Русского Географического общества, видел их, в частности, в том, что в России уже давно сложились предпосылки для построения "коллективной психологии" или "социальной психологии". По свидетельству Челпанова, в свое время Спенсер выражал сожаление, что незнание русского языка мешало ему использовать материалы русской этнографии для целей социальной психологии (Челпанов, 1924). Другая же сторона программы Челпанова была обусловлена его критическим подходом к необходимости перевода всей психологии на рельсы марксизма. Социальную психологию он признавал той частью психологии, которая обязана базироваться на принципах нового мировоззрения, в то время как эмпирическая психология, оставаясь естественнонаучной дисциплиной, вообще не должна быть связана с каким-либо философским обоснованием сущности человека, в том числе и с марксистским (Челпанов, 1924, 1927).
Поскольку такая точка зрения формально выражала признание права социальной психологии на самостоятельное существование, но ценой отлучения от марксистской философии другой части психологии, она встретила сопротивление психологов, выступающих за полную перестройку всей системы психологического знания. Возражения Челпанову приняли различные формы. Наиболее существенными можно считать следующие позиции: В.А.Артемов (1927) - коль скоро вся психология будет опираться на философию марксизма, на идею социальной детерминации психики, она в целом становится "социальной"; К.Н.Корнилов (1929) - сохранение единства психологии мыслится в рамках реактологии путем распространения на поведение человека в коллективе принципа коллективных реакций, что отрицает необходимость "особой социальной психологии"; П.П.Блонский (1926) - социальная психология отождествляется с признанием социальной обусловленности психики, что также не требует "отдельной" научной дисциплины.
Особое место в дискуссии принадлежало В.М.Бехтереву, выдвинувшему идею "коллективной рефлексологии", в предмет которой включаются: поведение коллективов, поведение личности в коллективе, условия возникновения социальных объединений, особенности их деятельности, взаимоотношения их членов. Такое понимание коллективной рефлексологии представлялось как преодоление субъективистской социальной психологии, поскольку все проблемы коллективов толковались как соотношение внешних влияний с двигательными и мимико-соматическими реакциями их членов. Социально-психологический подход следовало обеспечить соединением принципов рефлексологии (механизмы объединения людей в коллективы) и социологии (особенности коллективов и их отношения с обществом). Предмет коллективной рефлексологии определялся так: "...изучение возникновения, развития и деятельности собраний и сборищ... проявляющих свою соборную соотносительную деятельность как целое, благодаря взаимному общению друг с другом входящих в них индивидов" (Бехтерев, 1994, с.100). Хотя это было по существу определение предмета социальной психологии, сам Бехтерев настаивал на термине "коллективная рефлексология", как он говорил, "вместо обычного употребляемого термина общественной или социальной психологии" (там же, с.23),
В концепции В.М.Бехтерева содержалась весьма полезная идея: коллектив есть нечто целое, в котором возникают новые качества, возможные лишь при взаимодействии людей. Однако эти взаимодействия трактовались достаточно механистически: личность объявлялась продуктом общества, но в основу ее развития были положены биологические особенности и прежде всего социальные инстинкты; для объяснения социальных связей личности привлекались законы неорганического мира (тяготение, сохранение энергии и пр.), хотя сама идея биологической редукции и подвергалась критике. Тем не менее заслуга Бехтерева перед последующим развитием социальной психологии была огромна. В русле же дискуссии 20-х гг. его позиция противостояла позиции Челпанова, в том числе и по вопросу о необходимости самостоятельного существования социальной психологии.
Дискуссия развивалась преимущественно в недрах психологии, но участие в ней приняли и представители других общественных дисциплин. Из них прежде всего следует назвать М.А.Рейснера, занимавшегося вопросами государства и права. Следуя призыву видного историка марксизма В.В.Адоратского - обосновать социальной психологией исторический материализм, - М.А.Рейснер принимает вызов построить марксистскую социальную психологию. Способ ее построения - прямое соотнесение физиологического учения И.П.Павлова с историческим материализмом: социальная психология должна стать наукой о социальных раздражителях и их соотношениях с действиями человека (Рейснер, 1925). Привнося в дискуссию багаж общих идей марксистского обществоведения, Рейснер оперирует и соответствующими терминами и понятиями: "производство", "надстройка", "идеология" и пр. С этой точки зрения его позиция в дискуссии стоит особняком, во всяком случае, не включается непосредственно в полемику с Г.И.Челпановым.
Свой вклад в становление социальной психологии со стороны смежных дисциплин внес и журналист Л.Н.Войтоловский (1925). С его точки зрения, предмет коллективной психологии - психология масс. Он рассматривает ряд психологических механизмов, которые реализуются в толпе и обеспечивают особый тип эмоционального напряжения, возникающего между участниками массового действия. Метод исследования - анализ отчетов непосредственных участников, а также наблюдений свидетелей. Публицистический пафос работ Войтоловского проявляется и в призывах анализировать психологию масс в тесной связи с общественными движениями политических партий.
В целом же итоги дискуссии оказались для социальной психологии достаточно драматичными. Несмотря на субъективное желание ее участников построить марксистскую социальную психологию, эта задача в 20-е гг. выполнена не была, что в значительной мере обусловлено отсутствием четкости в понимании предмета данной науки. С одной стороны, она отождествлялась с учением о социальной детерминации психических процессов; с другой, предполагалось исследовать особый класс явлений, связанных с коллективом и порожденных совместной деятельностью людей. В результате лишь первая трактовка предмета социальной психологии получила права гражданства. Поскольку в этом понимании никакого самостоятельного статуса для социальной психологии не предполагалось, попытки построения ее как особой дисциплины прекратились на довольно длительный срок. Социология же, как известно, в эти годы вообще оказалась под ударом, поэтому вопрос о существовании социальной психологии в ее рамках просто не поднимался. Даже в относительно более "безопасной" (в смысле идеологического диктата) области знания, каковой была психология, дискуссия приобрела политическую окраску, что тоже способствовало ее свертыванию: под сомнение была поставлена принципиальная возможность существования социальной психологии в социалистическом обществе. Все это на долгие годы отодвинуло решение проблем этой науки.
Говоря о дискуссии 20-х гг., следует иметь в виду и общий фон развития социальной психологии в мире. После первой мировой войны эта наука на Западе (прежде всего в США) пережила период бурного расцвета и приобрела вид развитой экспериментальной дисциплины. Общая изоляция советской науки от мировой тоже становилась фактом жизни, тем более в отраслях, связанных с идеологией и политикой. Поэтому развитие социальной психологии в мире в этот период было практически закрыто для отечественных ученых. Неудача дискуссии, вместе с этим обстоятельством, способствовала полному прекращению обсуждения статуса социальной психологии, и этот период получил впоследствии название "перерыв" (Кузьмин, 1967). Тот факт, что социальная психология на Западе продолжала развиваться в немарксистской традиции, привел некоторых ученых к отождествлению ее с "буржуазной" наукой, а само понятие "социальная психология" стало интерпретироваться как синоним реакционной дисциплины, атрибут лишь "буржуазной идеологии" (Проблемы..., 1965).
Сейчас можно точно утверждать, что термин "перерыв" лишь отчасти характеризует развитие отечественной социальной психологии: перерыв действительно был, но лишь в "самостоятельном" существовании этой дисциплины, в то время как отдельные исследования, социально-психологические по своему предмету, продолжали осуществляться, в частности, в рамках философии (Г.В.Плеханов), педагогики (Макаренко, 1963; Залужный, 1930), общей психологии. Особое место здесь занимают работы Л.С.Выготского, чья роль в подготовке самостоятельного существования социальной психологии хорошо известна (Андреева, 1996а). Начав с идеи об историческом происхождении высших психических функций, Выготский развил далее мысль о культурно-исторической детерминации процесса их развития. Широко известны его гипотезы об опосредованном характере психических функций и о происхождении внутренних психических процессов из деятельности, первоначально "интерпсихической" (Выготский, 1983, с.145).
В рамках психологии были и другие, довольно неожиданные, "приближения" к социально-психологической проблематике. Это прежде всего разработка проблем психотехники (И.Н.Шпильрейн, С.Г.Геллерштейн, И.Н.Розанов). Судьба самой психотехники складывалась не просто, в частности, из-за ее "связей" с педологией, но в период относительно благополучного существования психотехнические исследования в определенном смысле смыкались с социально- психологическими. Разрабатывая проблемы повышения производительности труда, психологической и физиологической основ трудовой деятельности, психотехники широко использовали арсенал методических приемов, свойственный социальной психологии, - тестирование, анкетные опросы и т.д. Довольно близко к психотехническим исследованиям стояли и работы Центрального Института труда (А.К.Гастев), где труд трактовался как творчество, в процессе которого вырабатывается особая "трудовая установка" (Будилова, 1971, 1983).
Все это позволяет говорить о том, что абсолютного "перерыва" в развитии социальной психологии в СССР, даже и в годы ее запрета, не было. Что касается сопутствующей всем этим начинаниям идеологической критики, то она, увы, была достаточно типичной и для других отраслей знания. Предание социальной психологии анафеме (как "буржуазной науки"), к счастью, не разрушило научный потенциал, понемногу накапливавшийся в отдельных смежных областях.
В конце 50-х - начале 60-х гг. развернулся второй этап дискуссии о предмете социальной психологии и вообще о ее судьбе в советском обществе. Этому способствовало два обстоятельства. Во- первых, все расширяющиеся запросы практики. Решение экономических, социальных и политических проблем требовало более пристального анализа их психологической стороны. Во-вторых, произошли изменения и в общей духовной атмосфере общества. Некоторое смягчение идеологического пресса и начавшаяся "оттепель" позволили снять клеймо "буржуазности" с социальной психологии (также, впрочем, как и с социологии) и обсуждать ее дальнейшую судьбу. Немаловажно и то, что установились контакты с зарубежной наукой, и это обусловило знакомство ученых с ситуацией в области мировой социальной психологии.
Разброс мнений в дискуссии был связан с участием в ней как психологов, так и социологов. Несмотря на недоказанность многих мнений, новая дискуссия имела огромное значение для дальнейшего существования и развития социальной психологии. Достаточно полный анализ ее содержания (Андреева, 1996-б) приводит к общему выводу: в целом дискуссия положила начало конструированию социальной психологии как относительно самостоятельной дисциплины. На первых порах она приобрела свое место в составе психологическом науки и по целой совокупности причин стала институциализироваться как психологическая дисциплина. Она заняла прочное место в структуре научных международных конгрессов по психологии (начиная с 1963 г.). В 1962 г. в Ленинградском университете открылась первая в стране лаборатория социальной психологии, а в 1968 г. - кафедра с таким же названием (в МГУ такая кафедра была создана в 1972 г.). Обе кафедры возникли на факультетах психологии по той простой причине, что социологических факультетов тогда не было. В то же время были организованы многочисленные социально-психологические лаборатории и центры при психологических учреждениях или непосредственно "в практике", например, на промышленных предприятиях. Более далеким отзвуком этой ситуации явилось и то, что в перечне профессий, по которым ВАК СССР присваивала ученые степени кандидата и доктора наук, социальная психология оставалась в рубрике "психологические специальности", получив номер 19.00.05. Много позже (в 1987 г.) и внутри социологии появилась специальность 19.00.05.
Поскольку социальная психология "проходила" по рубрике психологических дисциплин, ее взаимоотношения с марксизмом строились по иной модели, чем в социологии. Хотя общий итог дискуссии и заключался вновь в формулировании задачи построения марксистской социальной психологии, но ее решение приобретало специфическую форму. Марксистский подход здесь не выступал как прямой идеологический диктат, но заявлял о себе преимущественно как некоторый философский принцип, преломленный в общепсихологической теории. Это не означало, что идеологические "вкрапления" отсутствуют в проблематике социальной психологии. Наиболее ярко они проявлялись при оценке западных школ социальной психологи”, но не как прямые политические обличения, а скорее как критика "ложной методологии" (Андреева, Богомолова, Петровская, 1978). Апелляции к идеологии присутствовали и в освещении некоторых конкретных проблем, например, проблемы коллектива, "психологии социалистического соревнования" и пр. Однако и здесь "идеологический диктат" не насаждался цензурой или прямым вмешательством со стороны партийно-государственных органов, скорее, он проявлялся как "внутренняя цензура", поскольку основная масса профессионалов была воспитана в традициях марксистской идеологии.
Гораздо важнее опосредованное "проникновение" марксизма в социальную психологию через философские основания общей психологии. Психологическая теория деятельности, созданная на основе учения Л.С.Выготского о культурно-исторической детерминации психики и разработанная в трудах С.Л.Рубинштейна, А.Н.Леонтьева, А.Р.Лурии, была принята большинством представителей психологической науки в СССР, хотя и в ее различных вариантах. Наиболее полно она была интернализована в московской школе, на психологическом факультете МГУ, где деканом был А.Н.Леонтьев. Кардинальная идея этой теории, заключающаяся в том, что в ходе деятельности человек не только преобразует мир, но и развивает себя как личность, как субъект деятельности (Леонтьев, 1972, 1975), была воспроизведена в социальной психологии и "адаптирована" к основному предмету ее исследования - группе (Петровский, 1967). Содержание принципа деятельности раскрывается в данном случае в понимании деятельности как совместной, а группы как субъекта, что позволяет изучать ее характеристики как атрибуты субъекта деятельности. Это в свою очередь позволяет трактовать отношения совместной деятельности как фактор интеграции группы. Наиболее полное выражение этот принцип получил позже в психологической теории коллектива.
Принятие деятельности как важнейшего методологического принципа в значительной степени обусловило весь "образ" советской социальной психологии. Во-первых, был сделан акцент на исследование не лабораторных, а реальных групп, поскольку лишь в них присутствовали "живые" социальные связи и отношениям во- вторых, определилась логика построения предмета социальной психологии, охватывающего практически все традиционные области этой дисциплины. Ее специфика проявляется лишь в такой трактовке и последовательности изложения этих проблем, которые продиктованы принятием принципа деятельности (Андреева, 1996а).
Преломленная таким образом марксистская методология не отгораживала отечественную социальную психологию от мировой традиции развития науки. Напротив, некоторые следствия из приложений теории деятельности оказались весьма близкими современным поискам, особенно европейской социальной психологии, подчеркивающей необходимость учета "социального контекста" (Андреева, Богомолова, Петровская, 1978). Определенную роль в таком содержательном оформлении социальной психологии сыграла и общекультурная традиция российской мысли, задавшая большую, чем, например, в американской социальной психологии, ориентацию на гуманитарный характер знания или как минимум на примирение сциентистских и гуманистических принципов (например, в наследии М.М.Бахтина) .
Таким образом, итогом второго этапа дискуссии о социальной психологии стало полное признание ее права на существование как особой "маргинальной" дисциплины (Социальная психология: саморефлексия..., 1995), что уравняло ее статус у нас с тем, который характерен для всего мирового сообщества. Завершение дискуссий означает новый этап развития социальной психологии в нашей стране, новый этап ее истории (см. Введение..., 1994). Исследование этого этапа представляется особенно необходимым, ибо он приходится на период радикальных преобразований в России, что не может не высветить новых граней в развитии всех дисциплин, так или иначе связанных с анализом положения человека в обществе.
 


Психоаналитический подход в социальной психологии.
Психоанализ прежде всего ассоциируется с именем З. Фрейда. В социальной психологии не получил широкого распространения. Попытки построения социально-психологических теорий в рамках этого направления связаны с именами Э. Фромма и Дж. Салливана. Некоторые вопросы социальной психологии получили свое развитие в работах К. Юнга и А. Адлера. Можно выделить две социально-психологические проблемы, решаемые в рамках психоанализа: проблема конфликта человека и общества, проявляющаяся в столкновении влечений человека с социальными запретами, и проблема источников социальной активности личности.
В рамках этого течения стала развиваться практика проведения Т-групп (групп тренинга), где используются механизмы воздействия людей друг на друга. Психоанализ дал толчок новому психологическому течению – гуманистической психологии (представители А. Маслоу, К. Роджерс).
Позднее Фрейд предложил такую структуру психики:
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] («Я»)
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] («Сверх-Я») Руководствуется нормами которые определяет общество.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] («Оно»)

[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] выделил следующие [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] психики:
Проекция(сублимация ответственности)
Рационализация-человек,который потерпел неудачу, он для себя находит рациональные причины почему у него не получилось.
Компенсация (Неудача в одной сфере компенсируется удачами в другой. Я плохой студент, но хороший спортсмен)
Идентификация (находят черты более успешного еловека, не до конца потеряны)
Мечтания(человек уходит в грезы)

«Подвал» - туда человек отправляет все свои комплексы.
Постоянная борьба превращается во внутри личностный конфликт. Отдаться страстям или разуму. Проблема личности по Фрейду состоит в том, что человек для себя сам должен решить с чем он будет гармонично связан (предаваться страстям или сверхЯ). Главное чтобы человек был удовлетворен своей деятельностью. Личность формируется в деятельности и для деятельности.



Интеракционистский подход в социальной психологии.
Интеракционизм по происхождению – социологическая теория, основанная на теории символического интеракционизма Г. Мида, который исследовал социальные аспекты взаимодействия между людьми в процессе деятельности и общения. Основная идея – личность всегда социальна и не может формироваться вне общества. Развитие личности рассматривается через усвоение знаковых систем. Это то, что отличает человека от животного мира. Коммуникация представляет собой обмен символами, в процессе которого вырабатываются единые значения и смыслы. Главнейшей знаковой системой является язык.
Символическая коммуникация – это начало человеческой психики. В рамках направления изучались проблемы референтных групп Г. Хаймена, Р. Мертона, структура и динамика развития личности, ролевые теории Т. Сарбина, микропроцессы социального взаимодействия, среда социальной деятельности.
Личность, с одной стороны, – это автономная система, проявляющаяся в независимом импульсивном поведении, с другой – зависимая социальная система, проявляющаяся в ожидаемом окружающими поведении. Активное начало в личности способно менять не только личность, но и общество.
 
Наибольшую популярность интеракционизм приобрел в рамках социологии и социологического направления в социальной психологии, долгое время игнорировавшегося ею. Специфика интеракционистского подхода определяется, по мнению К. Франклина, в следующем: 1) индивид и общество неотделимы друг от друга; 2) индивиды представляют собой рефлексивную и интерактивную сущность, обладающую самостью; 3) индивиды реагируют на объекты окружающего мира в соответствии со значениями, которыми они обладают для них. Акцентация на мире значений, которыми оперирует человек в своем взаимодействии с окружающим миром, нашла свое выражение названии символический интеракционизм, основы которого формировались в работах философов, экономистов, психологов и историков, прослеживаются в учении Аристотеля, но в более целостном виде представлены в шотландской философии морали, как первой предшественницы символического интеракционизма. Именно А. Смит, Д. Юм и А. Фергюссон заложили предпосылки философского прагматизма, оказавшего самое сильное влияние на создание интеракционизма.
Основные принципы шотландской философии морали можно свести к следующему: 1) приверженность к индукции как теоретической стратегии и интроспекции как методологическому методу; 2) приверженность к эмпиризму, подчеркивающему значимость практики; 3) принятие в качестве источников человеческого поведения таких явлений, как симпатия, привычка, чувства и представления морали; 4) представление о том, что симпатия как основной источник поведения представляет собой основу для формирования взаимосогласия между людьми в обществе; 5) представление о том, что обычай, привычки являются источниками человеческого поведения, приобретаемыми в процессе коммуникации между людьми.
Эти положения отражают идеи американского прагматизма, явившегося философской первоосновой символического интеракционизма.
С точки зрения философского прагматизма, значение объекта не является внутренне присущим объекту, а порождается поведением объекта, проявляемым от ситуации к ситуации. Именно этот постулат прагматизма в его модифицированном виде принимается интеракционистами. Подчеркивая активную роль человека в формировании его окружения, интеракционисты приходят к выводу, что значение объекта представлено в поведении, направленном на него, а не в объекте самом по себе. Точка зрения В. Джемса на то, что люди изменяют объекты своими решениями, идеями, восприятиями и чувствами, является наилучшей иллюстрацией сказанного.
Еще одной методологической посылкой этого подхода является признание мыслительной активности как процессуальной, которая по своей природе существенно расширяет возможности социально-психологической феноменологии, хотя и создает ряд сложностей для теоретических построений и, эмпирического подтверждения последних. Это приводит к доминированию имплицитно-структурированного теоретизирования со всеми его преимуществами и недостатками.
Современный символический интеракционизм представляет достаточно пеструю картину школ, направлений и отраслей, из которых можно выделить два основных направления: процессуальный символический интеракционизм и структурный. К первому относят те ветви, которые фокусируются на аспектах природы взаимодействия как процесса; второй – те ветви, которые фокусируются на влиянии социальной структуры (например, ролей, определенной ситуации, статуса и т.д.), т.е. социальном взаимодействии.


Гуманистическое направление в социальной психологии.
«Вспомни, откуда ты пришел и куда ты идешь, и прежде всего, подумай о том, почему ты создал беспорядок, в который сам попал».
Р.Бах
Гуманистическая психология имеет множество направлений и модификаций, представляемых различными авторами, но, на мой взгляд, в них все же существуют некоторые инвариантные составляющие, связанные единым методологическим ядром.
Для начала следует выделить основные направления гуманистической психологии, которые будут рассмотрены ниже.
Во-первых, к этому направлению необходимо отнести концепцию Карла Роджерса.
Во-вторых, гуманистическую психологию просто не возможно представить без Абрахама Маслоу.
В-третьих - внимания заслуживает экзистенциональная психология, одним из самых ярких представителей которой является Ирвин Ялом.
Это, конечно, всего лишь некоторые представители гуманистического подхода в психологии, но я думаю, что их вклад наиболее важен для формирования максимально полной картины восприятия данной психологической парадигмы.
С точки зрения гуманистической психологии, принципиальным содержанием развития личности является самоатуализация, или, другими словами, полная реализация изначального потенциала. «Становиться и быть собой» - вот психологическая основа благополучия человека. «Такое благополучие означает быть полностью рожденным, то есть стать тем, чем человек является потенциально» [4, с.37]. Проблема «создания хорошего человека» - это проблема «самоэволюции человека». И ее неотъемлемой частью является познание человеком себя. Маслоу писал, что «нам необходим такой человек, который был бы ответственен за себя и свое развитие, досконально знал самого себя, умел осознавать себя и свои поступки, стремился к полной актуализации своего потенциала»[2, с. 114]. Но, увы, звучит это довольно иронично, особенно в контексте социальной работы. А важным в данном случае является характеристика субъектной позиции человека. Осуществление человеком собственной жизни как цепочки выборов предполагает опору и на внутренние ориентиры, и на внешние условия и обстоятельства. Именно это важно для социального работника - показать клиенту возможность выбора. Выбора, который обусловлен, прежде всего, осознанностью клиентом своей ситуации и себя самого в данный момент жизни и времени. Сюда очень кстати подходит высказывание Баха, что «Каждый человек, появляющийся в твоей жизни, все события, которые с тобой происходят, - все это случается с тобой потому, что это ты притянул их сюда. И то, что ты сделаешь со всем этим дальше, ты выбираешь сам». Данная мысль может показаться довольно спорной, но не это главное, главное, что наиболее фундаментальным выражением болезни общества является феномен отчуждения, состоящий в том, что человек не ощущает себя субъектом собственных действий и из уникального и неповторимого творца собственной жизни превращается в «лишенную индивидуальных качеств вещь, зависимую от внешних для нее сил»[4]. Также, в своей работе Э. Фромм писал, что фактически большая часть из того, что составляет человеческое сознание, является фикцией и заблуждением; дело не столько в неспособности человека увидеть истину, сколько во влиянии на него общества.

Социометрическое и транзактное направление в социальной психологии
Социометрическое направление в изучении малых групп связано с именем Дж. Морено. Дискуссия, которая постоянно возникает в литературе по поводу ограниченностей социометрического метода, требует краткого напоминания сути концепции. Морено исходил из идеи о том, что в обществе можно выделить две структуры отношений: макроструктуру (которая для Морено означала «пространственное» размещение индивидов в различных формах их жизнедеятельности) и микроструктуру, что, иными словами, означает структуру психологических отношений индивида с окружающими его людьми. Согласно Морено, все напряжения, конфликты, в том числе социальные, обусловлены несовпадением микро- и макроструктур: система симпатий и антипатий, выражающих психологические отношения индивида, часто не вмещается в рамки макроструктуры, а ближайшим окружением оказывается не обязательно окружение, состоящее из приемлемых впсихологическом отношении людей. Следовательно, задача состоит в перестраивании макроструктуры таким образом, чтобы привести ее в соответствие с микроструктурой.
Хотя наивность предложенной схемы очевидна, ее методическое приложение оказалось достаточно популярным. На основании применения этой методики (хотя не обязательно в рамках изложенной теоретической концепции) возникло целое направление исследований малых групп, особенно в прикладных областях. При этом чисто научная перспектива изучения малых групп попадала в довольно ограниченные рамки.
Трансактный анализ [лат. transactio соглашение, сделка] направление психологии, разработанное в 50-е годы американским психологом и психиатром Э. Берном, включающее: 1) структурный анализ (теория эго-состояний), 2) собственно Т. а. деятельности и общения, основанный на понятии "трансакция" как взаимодействие эго-состояний двух вступающих в общение индивидов; 3) анализ психологических "игр", 4) скриптоанализ (анализ жизненного сценария "скрипта"). Под эго-состоянием понимается актуальный способ существования Я-субъекта. Выделяются три основных эго-состояния: "Родитель", "Ребенок" и "Взрослый". Вступая во взаимодействие, человек всегда находится в одном из них. Эго-состояние "Родитель" обнаруживает себя в таких проявлениях, как контроль, запреты, идеальные требования, догмы, санкции, забота, могущество, содержит в себе нормы и предписания, некритически усваиваемые индивидом как в детстве, так и на протяжении всей жизни, и диктующие ему линию поведения. Кроме того, эго-состояние "Родитель" содержит автоматизированные формы поведения, сложившиеся прижизненно, избавляющие от необходимости сознательно рассчитывать каждый шаг. Различают две основные формы проявления Родителя: "заботящийся" (советы, поддержка, опека и т.п.) и "контролирующий" (запреты, санкции и т.п.). Эго-состояние "Ребенок" содержит в себе аффективные комплексы, связанные с ранними впечатлениями и переживаниями. Различают Ребенка "естественного" ("свободного") и "адаптированного". Естественному Ребенку свойственна склонность к веселью, живому движению, фантазии, импульсивности и раскованности. Адаптированный Ребенок представлен такими разновидностями, как "бунтующий" (против Родителя), "соглашающийся" и "отчуждающийся". Эго-состояние "Взрослый" включает в себя вероятностную оценку ситуации, рациональность, компетентность, независимость.

Определение и соотношение понятий методология, метод, методика, процедура, техника исследования.

В современном научном знании термином «методология» обозначаются три различных уровня научного подхода.
1. Общая методология - некоторый общий философский подход, общий способ познания, принимаемый исследователем. Так, для социальной психологии необходимо определенное понимание вопроса о соотношении общества и личности, природы человека.
2. Частная (или специальная) методология - совокупность методологических принципов, применяемых в данной области знания. Применительно к специфическому объекту исследования.
3.Методология как совокупность конкретных методических приемов исследования, что чаще в русском языке обозначается термином «методика». Конкретные методики, применяемые в социально-психологических исследованиях, не являются абсолютно независимыми от более общих методологических соображений.
Суть внедрения предложенной «иерархии»: не допускать в социальной психологии сведения всех методологических проблем только к третьему значению этого понятия. какие бы эмпирические или экспериментальные методики ни применялись, они не могут рассматриваться изолированно от общей и специальной методологии; также философские принципы не могут быть применены в исследованиях каждой науки непосредственно: они преломляются через принципы специальной методологии. Что же касается конкретных методических приемов, то они могут быть относительно независимы от методологических принципов.

«Научное исследование». Называют следующие черты научного исследования: Если кратко суммировать эти отличительные черты, их можно свести к трем: получение тщательно собранных данных, объединение их в принципы, проверка и использование этих принципов в предсказаниях.
Каждая из названных здесь черт научного исследования имеет специфику в социальной психологии;необходимо оговорить ряд специфических проблем названных черт.
Первая проблема - проблема эмпирических данных. Данными в социальной психологии могут быть либо данные об открытом поведении индивидов в группах, либо данные, характеризующие какие-то характеристики сознания этих индивидов, либо психологические характеристики самой группы.
Так, в бихевиористской социальной психологии за данные принимаются лишь факты открытого поведения; когнитивизм, напротив, делает акцент на данные, характеризующие лишь когнитивный мир индивида: образы, ценности, установки и др. Источником любых данных в социальной психологии является человек, но один ряд методов пригоден для регистрации актов его поведения, другой - для фиксации его когнитивных образований.
Вторая черта - это интеграция данных в принципы, построение гипотез и теорий. Как и в других гуманитарных науках, теории в социальной психологии не носят дедуктивного характера, т.е. не представляют собой такой хорошо организованной связи между положениями, чтобы можно было из одного вывести любое другое. В социально-психологических теориях отсутствует строгость такого порядка. В таких условиях особенно важное место в исследовании начинает занимать гипотеза.
Гипотеза «представляет» в социально-психологическом исследовании теоретическую форму знания. Отсюда важнейшее звено соц-псих исследования - формулирование гипотез.
Третья черта научного исследования - обязательная проверяемость гипотез и построение на этой базе обоснованных предсказаний. Без этого элемента исследование вообще лишается смысла.в деле проверки гипотез соц псих испытывает целый ряд трудностей, связ с ее 2ным статусом.
В качестве экспериментальной дисциплины социальная психология подчиняется тем нормативам проверки гипотез, которые существуют для любых экспериментальных наук.
Таким образом, все три сформулированных выше требования к научному исследованию оказываются применимыми в социальной психологии с известными оговорками, что умножает методологические трудности.
Тесно связана с предыдущей проблема качества информации в социально-психологическом исследовании. В общем виде проблема качества информации решается путем обеспечения принципа репрезентативности, а также путем проверки способа получения данных на надежность.
В социальной психологии информация должна удовлетворить определенным требованиям. могут быть выделены два вида параметров качества информации: объективные и субъективные.
Надежность информации достигается прежде всего проверкой на надежность инструмента, посредством которого собираются данные. В каждом случае обеспечиваются как минимум три характеристики надежности: обоснованность (валидность) -способность измерять именно те характеристики объекта, которые и нужно измерить; устойчивость и точность -качество быть однозначной, т.е. при получении ее в разных ситуациях она должна быть идентичной.
Общая характеристика методов социально-психологического исследования. Весь набор методов можно подразделить на две большие группы: методы исследования и методы воздействия. В методах исследования в свою очередь различаются методы сбора информации и методы ее обработки. Существует и много других классификаций методов социально-психологического исследования. Например, различают три группы методов:
1) методы эмпирического исследования,
2) методы моделирования,
3) управленческо-воспитательные методы
Среди методов сбора информации нужно назвать: наблюдение, изучение документов (контент-анализ), разного рода опросы (анкеты, интервью), различного рода тесты (социометрический тест), наконец, эксперимент (как лабораторный, так и естественный).
Изучение документов имеет большое значение, поскольку при помощи этого метода возможен анализ продуктов человеческой деятельности. Метод контент-анализа применяется, когда исследователь имеет дело с большим массивом информации( при исследованиях масс коммуникаций).
Опросы - распространенный прием в соц-псих исследованиях, вызывающий нарекания. выражаются в недоумении по поводу того, как же можно доверять информации, полученной из непосредственных ответов испытуемых.наибольшее распространение получают интервью и анкеты.
Эксперимент выступает в качестве одного из основных методов исследования в социальной психологии. Полемика вокруг возможностей и ограниченностей экспериментального метода в этой области является одной из самых острых полемик по методологическим проблемам в настоящее время . В социальной психологии различают два основных вида эксперимента: лабораторный и естественный. Особенно дискуссионным для социальной психологии является вопрос о лабораторном эксперименте.
Особенности применения эксперимента в социальной психологии.
Экспериментальный период в развитии социальной психологии начался после 1945 г. Официальным отсчетом послужила программа В. Меде (Европа) и Ф. Олпорта (США). В прорамме сформулированы требования превращения социальной психологии в экспериментальную науку. В США, где наблюдалось бурное развитие капиталистических форм экономики, активно развивались прикладные исследования. Значимость этих исследований еще больше возросла на фоне развернувшегося экономического кризиса. Старая описательная социальная психология не могла решать новые задачи. В 1930-х гг. создано Общество психологических исследований социальных проблем.
Большое количество практических исследований впервые появилось в рамках функционализма. Представители функционализма {Д. Дьюи, Д. Энджелл, Г. Кэрр и др.) изучали людей и социальные группы с позиции их социальной адаптации. Главная социально-психологическая проблема функционализма – проблема наиболее оптимальных условий социальной адаптации субъектов общественной жизни. Исследователи фиксировали внимание не на внутренних психических процессах, а на социальных функциях. Основным объектом исследования становится малая группа. Этому способствует повсеместное распространение экспериментальных методик, применение которых главным образом возможно лишь в малых группах. Отрицательным моментом при этом являлось одностороннее развитие социальной психологии, прежде всего в США, так как был утрачен интерес к теоретической стороне социальной психологии. Такое «отлучение» от теории привело к тому, что экспериментальный период в развитии социальной психологии стал обрастать острыми противоречиями. Положительным моментом этого периода явилось проведение многочисленных исследований в области малых групп, разработка методик, ставших классическими, накопление большого опыта в проведении прикладных исследований. Отрицательным – игнорирование массовых процессов, анализа их психологической стороны. После критики примитивного анализа этих процессов в первых концепциях, они были сняты вообще. Данные, полученные в четко разработанных лабораторных экспериментах, заменили знание о реальных проблемах общества.
С 1950-х гг. стал возрождаться интерес к теоретическому знанию. Исследователи (Г. М. Андреева, Н. Н. Богомолова, Л. А. Петровская, П. Н. Шихерев) выделяют четыре основные теоретические школы в 1960-х гг. ХХ в.: бихевиоризм, психоанализ, когнитивизм, интеракционизм. Первые три направления представляют социально-психологические варианты психологической мысли, интерак-ционизм – социологической.

Эмпирические методы в социальной психологии.
Среди методов эмпирического исследования наиболее широкое распространение в социальной психологии получили следующие: наблюдение, анализ документов, опрос, социометрия, групповая оценки личности, тесты, шкалы измерения социальных установок и аппаратурный метод.
Метод наблюдения. В зависимости от роли наблюдателя в ситуации исследования различают включенное (участвующее) и невключенное наблюдение. Включенное наблюдение-непосредственное взаимодействие исследователя с изучаемой группой. Наблюдатель выступает полноправным членом группы. Классическими примерами таких исследований являются изучение Н. Андерсоном жизни бродяг, У. Уайтом эмигрантов. Невключенное наблюдение регистрирует явления со стороны, без взаимодействия с изучаемым человеком или группой. При этом наблюдение может проводиться открыто или незаметно для исследуемого объекта.
По условиям организации наблюдения делятся на полевые (в естественных условиях жизни личности или группы) и лабораторные (в искусственных условиях).Много внимания уделяется способам повышения достоверности получаемых данных, например разработке надежных схем (программ) наблюдения, использованию технических средств регистрации поведения и деятельности личности или группы, специальной подготовке наблюдателей и т. д. 
Метод анализа документов является разновидностью общепсихологического метода анализа продуктов человеческой деятельности. У. Томас и Ф. Знанецки впервые в социальной психологии применили этот метод для исследования феномена социальной установки.
Документы обычно различаются по:
1) способу фиксации информации (рукописные, печатные, фото-, кино- и видеодокументы);
2) целевому назначению (естественные, специальные и целевые);
3) степени персонификации (личные и безличные);
4) статусу (официальные и неофициальные) и т. д.
Методы анализа документов различаются на качественные и количественные. В основе любого метода лежат процессы понимания текста и интерпретации исследователем содержащейся в нем информации. Количественные методы анализа документов получили широкое распространение в 30-40-х гг. XX в. в связи с разработкой специальной процедуры контент-анализа(способ перевода интерпретированной текстовой информации в количественные показатели с последующей математико-статистической обработкой).
Метод опроса получил наиболее широкое применение в социально-психологических исследованиях. Его суть состоит в получении информации об объективных или субъективных фактах со слов опрашиваемых (респондентов).
Опросы делятся на два основных типа:
а) интервью (очный опрос); проводится в форме непосредственных вопросов-ответов;
б) анкетирование (заочный опрос);самостоятельное заполнение вопросника самими респондентами.
Опросы применяются в следующих случаях: для сбора предварительной информации на ранних стадиях исследования; как дополнительное средство уточнения, расширения и контроля получаемых данных; как основной эмпирический метод сбора социально-психологической информации.
К основным видам интервью относятся стандартизированное ( стандартные вопросы для всех)и нестандартизированное ( в соответствии с конкретной ситуцией и ответами собеседника). По сравнению с результатами анкетирования интервью дает более содержательную информацию. Однако его недостатком является влияние личности и профессионального уровня исследователя на опрашиваемого, что может приводить к снижению объективности получаемой информации.
Метод социометрии разработан Дж. Морено для исследования эмоционально-психологических отношений в малой группе. Социометрическая процедура предполагает опрос каждого члена малой группы с целью установления возможности его участия (или неучастия) в определенном виде совместной деятельности или ситуации. Непараметрическая процедура в социометрии проводится без ограничения количества предпочтений или отклонений членов группы. Параметрическая процедура предполагает строго фиксированное число предпочтений или отклонений, что позволяет стандартизировать их условия в группах различной численности.
К числу известных разновидностей социометрического метода относятся шкала приемлемости, аутосоциометрия, коммуникометрия и др. Наиболее существенные недостатки метода социометрии: невозможность выявления мотивов межличностных предпочтений или отвержений;
высокая вероятность искажения результатов из-за неискренних ответов; возможность использования лишь в группах, имеющих опыт группового взаимодействия.
Метод групповой оценки личности (ГОЛ) это способ получения характеристики человека через взаимные оценки членов группы. Метод ГОЛ основан на феномене групповых представлений о каждом члене группы как результате взаимного познания людей в процессах их совместной деятельности и общения.
С помощью этого метода оцениваются качества человека по предлагаемому их перечню с использованием приемов: прямого оценивания по n-балльной шкале;ранжирования качеств; попарного сравнения качеств и др. Адекватность измерения качеств с помощью ГОЛ зависит от познавательных способностей оценивающих, особенностей оцениваемых членов группы, их взаимной позиции в группе, опыта их взаимодействия и т. д.
Тесты широко применяются для диагностики разных групп, межличностного, межгруппового и других видов взаимодействия, социальной перцепции, социально-психологических свойств личности (социального интеллекта, социальной компетентности, стиля лидерства и др.).
В социальной психологии наиболее известны тесты диагностики интерперсональных отношений Т. Лири, совместимости В. Шутца, перцептивной биполяризации Ф. Фидлера и др.
Шкалы измерения социальных установок занимают особое место среди тестов. Они позволяют количественно измерять направленность и интенсивность психологической готовности личности к определенному поведению по отношению к различным социальным категориям стимулов. Наиболее известными являются шкалы измерения социальных установок по Л. Терстоуну, Р. Лайкерту, Л. Гутману.
Эксперимент в социальной психологии это специально организованная (в естественных или искусственных условиях) процедура, направленная на установление причинно-следственных связей между изучаемыми явлениями, хотя бы одно из которых относится к категории социально-психологических (процессов, состояний или свойств).
Среди специфических признаков социально-психологического эксперимента выделяют:
искусственное моделирование изучаемых социально-психологических явлений или жесткий контроль естественных условий исследования, т. е. создание экспериментальной ситуации;
активное воздействие исследователя на изучаемые явления, так называемое варьирование переменных;
измерение ответных форм поведения личности или группы (испытуемых) на это воздействие;
требование воспроизводимости результатов и т. д.
В зависимости от условий, в которых организован эксперимент, его разделяют на  лабораторный и естественный. Метод эксперимента является одним из наиболее строгих способов получения эмпирических данных, поэтому становление социальной психологии как науки во многом обязано использованию эксперимента в изучении социально-психологических явлений. Классические исследования группового эффекта, выполненные в самом начале 20-х гг. XX в. В. Меде в Германии, Ф. Оллпортом в США и В. М. Бехтеревым в России,заложили основы экспериментальной соц псих.
Совершенств уется техника этого метода. в социальной психологии эксперимент критикуют за его низкую экологическую валидность, т. е. трудность перенесения результатов и выводов на реальную жизнедеятельность личности и тем более группы. Другая проблема заключается в сложности интерпретации данных, полученных в искусственных (лабораторных) условиях.
Аппаратурный метод чрезвычайно способствовал развитию экспериментальных процедур исследования социально-психологических феноменов групповой деятельности. В основе конструирования и классификации аппаратурных способов исследования лежат несколько принципов:
технический (функциональные возможности модели, способы регистрации различных компонентов деятельности и т. п.);
общепсихологический (включенность ведущих психических процессов в моделируемую групповую деятельность);
социально-психологический (тип взаимосвязанности индивидуальных действий при выполнении групповых заданий).

Критерии определения группы.

Социальная группа любая совокупность людей,
рассматриваемая с точки зрения их общности. Вся
жизнедеятельность индивида в обществе осущест-
вляется через разнообразные социальные группы,
значительно различающиеся между собой.
Наиболее широкое понимание социальной группы
связано с понятиями общности и совокупности. На-
личие общей цели делает людей способными к согла-
сованным действиям, хотя такая согласованность
существует только в определенном аспекте их пове-
дения.
Индивиды принадлежат группе не всей своей лич-
ностью, а только теми аспектами, которые связаны
с социальными ролями, выполняемыми в данной
группе. Ни один человек не может функционировать
полноценно только в одной социальной группе.
Ни одна группа не может обеспечить полностью усло-
вия для самореализации личности в различных ас-
пектах.
Социальная группа важная форма объединения
людей в процессе деятельности и общения. Цели,
общие нормы, санкции, групповые ритуалы, отноше-
ния, совместная деятельность, вещная среда и так
далее - эти феномены выступают в качестве особых
компонентов социальной группы, определяющих меру
ее устойчивости.
Менее устойчивые социальные группы не являются
основными в жизни человека, хотя он и может нахо-
диться в них продолжительное время. Семья, школь-
ный класс, друзья и профессиональный коллектив -
наиболее значимые для личности социальные
группы. Они в силу своей устойчивости оказывают
влияние на характер социального развития и социаль-
ную адаптацию субъекта.
Основные признаки социальной группы:
1) наличие интегральных психологических характе-
ристик, таких как общественное мнение, психоло-
гический климат, групповые нормы, групповые
интересы и так далее, которые формируются
с возникновением и развитием группы;
2) существование основных параметров группы как
единого целого: композиция и структура, групповые
процессы, групповые нормы и санкции. Композиция
представляет собой совокупность характеристик
членов группы, важных с точки'зрения ее анализа
как целого. Структура группы рассматривается
с точки зрения тех функций, которые выполняют от-
дельные члены группы, а также с точки зрения меж-
личностных отношений в ней. К групповым процес-
сам относятся динамические, т. е. меняющиеся
показатели группы как социального процесса отно-
шений;
3) способность индивидов к согласованным действи-
ям. Этот признак является ключевым, поскольку
именно согласие обеспечивает необходимую общ-
ность, единство действий, направленных на дости-
жение цели;
4) действие группового давления, побуждающего
человека вести себя определенным образом и в со-
ответствии с экспектациями окружающих. Индиви-
дуальным результатом такого давления выступает
конформность как качество человека в норматив-
ном или ненормативном варианте. Психологи фик-
сируют наличие изменений во взглядах и поведе-
нии отдельных участников, обусловленных их
принадлежностью к группе

Детальный анализ социально-психологических представлений о природе социальной группы к числу главных отличительных признаков социальной группы позволяет отнести следующие:
включенность человеческой общности в более широкий социальный контекст, систему общественных отношений, определяющих возможность возникновения, смысл и пределы существования группы и задающих модели, нормы или правила межиндивидуального и коллективного поведения и межгрупповых отношений;
наличие у членов группы значимого основания сообща находиться в ней, отвечающего интересам всех ее участников и способствующего реализации потребностей каждого;
сходство положения состоящих в группе людей, которые разделяют условия, события жизни и их последствия и в силу этого обладают общностью впечатлений и переживаний;
длительность существования, достаточная для возникновения не только специфического языка и каналов внутригрупповых коммуникаций, но и коллективных истории (традиций, воспоминаний, ритуалов) и культуры (представлений, ценностей, символов, памятников), сближающих их;
разделение и дифференциация функциональных ролей (позиций) между членами группы или ее подгруппами, обусловленные характером общих целей и задач, условий и средств их реализации, составом, уровнем квалификации и склонностями образующих группу лиц, что предполагает кооперативную взаимозависимость участников, комплементарность (взаимодополнительность) внутригрупповых отношений;
наличие органов планирования, координации, контроля групповой жизнедеятельности и индивидуального поведения, которые персонифицированы в лице одного из членов группы, наделенного особым статусом (монарха, лидера, руководителя и т.п.), представлены подгруппой, обладающей специальными полномочиями (парламент, политбюро, дирекция, ректорат и т.п.), либо распределены между членами группы и обеспечивают целенаправленность, упорядоченность и стабильность ее существования;
осознание участниками своей принадлежности к группе, самокатегоризация в качестве ее представителей, более сходных друг с другом, чем с членами иных объединений, возникновение на этой основе чувства «Мы» («Свои») и «Они» («Чужие») с тенденцией переоценивать достоинства первых и недостатки вторых, особенно в ситуации межгруппового конфликта, стимулирующего рост внутригрупповой солидарности;
признание данной человеческой общности как группы ее социальным окружением, обусловленное участием группы в процессе межгрупповой дифференциации, способствующей становлению и обособлению отдельных общественных объединений и позволяющей со стороны различать их в сложной структуре социального целого.
Также анализ социально-психологических трактовок группы к определяющим свойствам позволил отнести устойчивость существования, преобладание интегративных тенденций, достаточную отчетливость групповых границ, возникновение чувства «Мы», близость норм и моделей поведения и другие, перечисленные выше.
К элементарным параметрам любой группы относятся: композиция группы (или ее состав), структура группы, групповые процессы, групповые нормы и ценности, система санкций.



Понятие о малых группах. Структура малой группы.
Малая группа - это немногочисленные по составу объединения людей, члены которого имеют общую цель и находятся друг с другом в непосредственных личных контактах. Малую группу характеризует психологическая и поведенческая общность её членов, которая выделяет и обособляет её, придаёт её относи- тельную социально-психологическую автономию, отличает данную группу от остальных. Малые группы могут быть разными по количественному составу: от 2-3 до 30-40 человек; различными по структуре отношений, существующих между их членами; неодинаковыми по индивидуальному составу, характеру ценностей, норм и правил, которых придерживаются их члены, межличностным отношениям, целям и содержанию деятельности. Условными или номинальными называются группы, которые объединяют людей, не входящих в состав ни одной малой группы. В противоположность им выделяются реальные группы. Они представляют собой действительно существующие объединения людей, полностью отвечающие определению малой группы. Естественными называют такие группы, которые складываются сами по себе, независимо от желания экспериментатора. Они возникают и существуют исходя из потребностей общества или включённых в эти группы людей. Естественные группы бывают формальными и неформальными. Формальные создаются и существуют лишь в рамках официально признанных организаций. Также все естественные группы можно разделить на слаборазвитые и высокоразвитые. Слаборазвитые малые группы характеризуются тем, что в них нет достаточной психологической общности, налаженных деловых и личных отношений, сложившейся структуры взаимодействия, чёткого распределения обязанностей, признанных лидеров, эффективной совместной работы.
Структура малой группы это совокупность связей, складывающихся в ней между индивидами. Поскольку основными сферами активности индивидов в малой группе являются совместная деятельность и общение, при исследовании малых групп наиболее часто выделяют структуру связей и отношений, порождаемых совместной деятельностью (функциональных, организационных, экономических, управленческих), и структуру связей, порождаемых общением и психологическими отношениями (коммуникативную структуру, структуру эмоциональных отношений, ролевую и неформально-статусную структуру).
При исследовании формальных групп и организаций вслед за Э. Мэйо принято выделять формальную и неформальную структуру группы. Для изучения неформальной структуры малой группы наиболее часто используют метод социометрии. Основными характеристиками неформальной являются: социометрический статус членов группы, т. е. положение, которое они занимают в системе межличностных предпочтений и отклонений; характеристики взаимных предпочтений и отклонений;
наличие микрогрупп, члены которых связаны отношениями взаимных предпочтений, и характер отношений между ними;относительное число взаимных предпочтений (так называемая социометрическая сплоченность группы).
Коммуникативная структура малой группы это совокупность связей между индивидами. В этой структуре особое значение имеют:
- положение, которое индивиды занимают в системе коммуникаций (доступ к получению и передаче информации, циркулирующей в группе, объем информации);
- направленность и интенсивность коммуникаций в группе.
В группах с централизованными коммуникативными структурами коммуникации осуществляются через одного индивида, занимающего центральную позицию. Это способствует повышению управляемости группы и более быстрому решению простых задач. В группах с децентрализованными коммуникативными структурами возможности индивидов участвовать в коммуникациях распределены более равномерно. Такие группы успешнее решают сложные и творческие задачи, в них выше удовлетворенность индивидов членством в группе.
Ролевая структура малой группы это совокупность отношений между индивидами. В этой структуре особое значение имеет распределение групповых ролей, т. е. типичных способов поведения, предписываемых, ожидаемых и реализуемых участниками группового процесса. Например, выделяются роли «генератора идей», «критика», «мотиватора» и т. д.
Структура социальной власти и влияния в малой группе это совокупность связей между индивидами, характеризуемая направленностью и интенсивностью их взаимного влияния. В зависимости от способа осуществления влияния выделяют различные типы социальной власти: вознаграждения, принуждения, легитимной, экспертной и референтной (Д. Френч, Б. Равен). Основными характеристиками структуры социальной власти и влияния являются системы связей, лежащих в основе руководства группой как официально закрепленного социального влияния и как неофициального влияния, в основе которого лежит феномен лидерства.


Динамические процессы в малой группе. Уровни развития группы.

Исследование малых групп имеет в качестве своей предпосылки характеристику некоторой "статики" группы: определение ее границ, состава, композиции. Но естественно, что главной задачей социально- психологического анализа является изучение тех процессов, которые происходят в жизни группы. Рассмотрение их важно с двух точек зрения: во- первых, необходимо выяснить, как общие закономерности общения и взаимодействия реализуются именно в малой группе, потому что здесь создается конкретная ткань коммуникативных, интерактивных и перцептивных процессов; во-вторых, нужно показать, каков механизм, посредством которого малая группа "доводит" до личности всю систему общественных влияний, в частности, содержание тех ценностей, норм, установок, которое формируется в больших группах. Вместе с тем важно выявить и обратное движение, а именно: каким образом активность личности в группе реализует усвоенные влияния и осуществляет определенную отдачу. Значит, важно дать как бы сечение, срез того, что происходит в малых группах. Но это только один аспект проблемы. Другая, не менее важная задача состоит в том, чтобы показать, как развивается группа, какие этапы она проходит в своем развитии, как модифицируются на каждом из этапов различные групповые процессы. Поэтому репертуар тех явлений, которые могут быть отнесены к динамическим процессам малой группы, намного шире, чем он определялся, например, в школе групповой динамики.
Здесь уместно сказать о том, что сам термин "групповая динамика" может быть употреблен (и действительно употребляется) в трех различных значениях. Прежде всего данным термином обозначается определенное направление исследования малых групп в социальной психологии, т.е. школа К. Левина. Естественно, что при этом имеется в виду не только набор изучаемых в этой школе проблем, но и весь свойственный ей концептуальный строй, т.е. определенная форма решения этих проблем. Второе значение термина связано с обозначением определенных методик, которыми можно пользоваться при изучении малых групп и которые преимущественно были разработаны в школе Левина. Однако эти методики в дальнейшем часто используются и в других теоретических схемах, поэтому второе значение термина не обязательно привязано к школе Левина, а скорее к специфическим видам лабораторного эксперимента, в ходе которого выявляются различные характеристики групп. "Групповая динамика" в данном случае  особый вид лабораторного эксперимента, специально предназначенный для изучения групповых процессов. Но может быть и третье употребление понятия,когда термином "групповая динамика" обозначается в отличие от статики группы совокупность тех динамических процессов, которые одновременно происходят в группе в какую-то единицу времени и которые знаменуют собой движение группы от стадии к стадии, т.е. ее развитие.
Важнейшими из таких процессов являются следующие. Прежде всего процесс образования малых групп, причем сюда могут быть отнесены не только непосредственные способы формирования группы, но и такие психологические механизмы, которые делают группу группой, например феномен группового давления на индивида (который в традиционной социальной психологии к "групповой динамике" не относится). Далее, это традиционно рассматриваемые в "групповой динамике" процессы групповой сплоченности, лидерства и принятия групповых решений с той поправкой, что вся совокупность процессов управления группой и руководства ею не исчерпывается лишь феноменом лидерства и принятием группового решения, а включает в себя еще многие механизмы. Другой аспект динамических процессов представлен явлениями групповой жизни, возникающими при развитии совместной деятельности (феномены, сопутствующие ему, требуют отдельного рассмотрения). В качестве своеобразного итога развития группы может быть рассмотрено становление такой специфической ее стадии, как коллектив. Процессы образования коллектива  в социально-психологическом разрезе  могут быть поэтому отнесены также к динамическим процессам, происходящим в группе.

Групповая поляризация. Групповое мышление. Влияние меньшинства.
Этот феномен получил в социальной психологии наименование феномена конформизма. «Конформизм» означает «приспособленчество».
Первым исследовал Аш в 50-е годы.
Все люди делятся на:
- конформистов;
- нонконформистов – противостояние группе.
Конформное поведение поделил:
- одобрение или внутренний конформизм – человек искренне принимает мнение группы;
- уступчивость или внешний конформизм – человек демонстрирует согласие с группой, а сам остается при своем мнении;
- негативизм (конформизм наизнанку) – человек всегда не согласен с требованиями группы.
Милграм: " Мы зависимы от авторитетов, его мыслей, поведений. В тех культурах, где велика роль авторитетов много людей с конформным поведением."
Конформизм – социальное явление, когда поставлены неопределенные задачи, когда небольшая группа, не очень сплочены, все это влияет на проявление конформного поведения.
Деиндивидуализация – это поглощение человека социальной ролью. Когда человек утрачивает осознание границ роли (я сделал, но все это делают). Роль человека поглощает его Личность.
Зимбардо. Проявляется прежде всего в толпе (где есть у нас анонимность).
Социальная Личность. Проявляется в ситуациях, когда группа выполняет задачу, но ответственность не распределена (она размыта). Проявляется объективно, а субъективно она не осознается.
Огруппление мышления. Характерно для сплоченных групп. Группа начинает тратить силы не на анализ, а на поддержание сплоченности, гармонии. В результате – неправильные решения.
Групповая поляризация возникает в результате группового обсуждения, при столкновении точек зрения учитываются первоначальные установки, а не средние мнения.
В нашем мире насчитывается не только несколько миллиардов отдельных индивидуумов, но также и множество национально-государственных образований, общин в различных на-селенных пунктах,экономических организаций и других формальных и неформальных групп, будь то семья, собрание жильцов или просто люди, которые находятся рядом. Рассматривая групповое взаимодействие нельзя отрицать влияния индивидуумов на их собственные группы. Ведь историю творит меньшинство, переубеждающее всех остальных, т.е. большинство. Так что же помогает этому меньшинству или его влиятельному лидеру стать убедительным. Существуют следующие феномены группового влияния: социальная фасилитация; конформизм, социальная леность, деиндивидуализация, групповая поляризация, огруппление мышления, влияние меньшинства.
I. Как группа влияет на Личность:
Феномен социальной фасилитации – факт присутствия других людей во время выполнения Деятельности Личности, улучшающий результат данной Деятельности (при выполнении знакомой или простой работы).
Феномен социальной ингибиции – тенденция выполнять Деятельность хуже в присутствии других людей (при выполнении незнакомой или сложной работы).
Исследования показали, что эти характеристики улучшаются в присутствии других:
- улучшается сила мышечного напряжения;
- продуктивность внимания (объем);
- долговременная память;
- ассоциативное мышление.
Ухудшаются:
- чувствительность;
- концентрация внимания;
- показания сложной умственной Деятельности;
- генерирование идей.
Эти феномены объединены одним фактом присутствия «других». Некоторые эксперименты в этой области показали, что продуктивность работы возрастает в присутствии наблюдателей или содеятелей. В других экспериментах выяснилось, что присутствие других может вредить продуктивности. Согласовать эти результаты друг с другом удалось, опираясь на хорошо известный из экспериментальной психологии принцип: возбуждение усиливает доминирующую реакцию. Поскольку присутствие других людей действует возбуждающе, присутствие наблюдателей или содеятелей благотворно сказывается на решении простых (или хорошо знакомых) задач и мешает решению сложных (или незнакомых) задач. Эксперименты позволяют предположить, что возбуждение частично проистекает из «боязни оценки», а частично вызвано конфликтом между отвлечением внимания на других и необходимостью концентрации его на самой задаче. И что присутствие других может оказаться в какой-то степени возбуждающим, даже когда нас не оценивают и наше внимание ничем не отвлекается.
II. Конформизм – групповое давление, в результате которого изменяется установка отдельной Личности, или изменение поведения или побуждений человека в результате реального или воображаемого давления группы.
Конформист – человек, не поддающийся групповому давлению.
Конформное поведение:
внешняя уступчивость – внутренне при своих интересах;
одобрения действий меняют убеждения человека.
Петровский выделил 3 формы поведения:
Внутригрупповая внушаемость (бесконфликтное принятие мнения группы).
Конформизм (осознанное внешнее согласие с группой при внутреннем конфликте).
Коллективизм (коллективистическое самоопределение Личности).
Закономерности конформного поведения:
Степень конформизма зависит от специфики групповой задачи. Степень наиболее высока, когда задача неопределенна и сложна.
Размер группы: наибольшая степень конформизма в группе от 3 до 5 человек. Увеличение размеров группы приводит к снижению.
От сплоченности группы: чем выше сплоченность группы, тем сильнее власть группы над ч-ком.
От статуса человека: человек с большим статусом оказывает большее давление.
Публичность.
Зависимость конформизма от пола и возраста. Дети более внушаемы (после 15 лел снижается). Женщины более чем мужчины.
III. Социальная леность – тенденция людей прилагать меньше усилий в том случае, когда они объединяют свои усилия ради общей цели, нежели в случае индивидуальной ответственности. Социальная леность проявляется тогда, когда размыта ответственность и, когда не измеряется личный вклад участников групповой Деятельности. Не проявляется же она, когда ставится сложная и захватывающая задача; когда каждого человека мотивируют тем, что его вклад в групповой Деятельности бесценен; когда существуют условия межгруппового соревнования и когда группа сталкивается со стимулирующим препятствием.
IV. Деиндивидуализация – утрата самоосознания, осознания человеком своей индивидуальности и боязнь оценки – возникает в групповых ситуациях, которые обеспечивают анонимность и не концентрируют внимание на отдельном индивиде. Когда высокий уровень социального возбуждения комбинируется с размыванием ответственности, люди могут отбросить свои обычные ограничения и утратить чувство индивидуальности. Такая деиндивидуализация особенно вероятна после возбуждающих и отвлекающих занятий, когда люди ощущают анонимность из-за принадлежности к большой группе или из-за маскирующей одежды. Результатом может стать снижение самоосознания и самоограничений и возрастание восприимчивости непосредственно к ситуации как таковой, будь она негативной или позитивной.
V. Групповая поляризация – вызванное влиянием группы усиление ранее существующих тенденций членов группы; смещение средней тенденции к своему полюсу вместо раскола мнений внутри группы (группа приходит к более радикальной позиции, нежели усредненное мнение ее членов). На этой почве (Макколи и Сегал) возникает терроризм (объединение людей с общими обидами и возникновение актов насилия, которые индивидуум в отрыве от группы возможно бы не совершал). Групповое обсуждение способно привести как к положительным, так и к отрицательным результатам. Пытаясь понять данный феномен, исследователи обнаружили, что на самом деле обсуждение лишь усиливает изначально доминирующую точку зрения, будь то склоняющаяся к большему риску или же более осторожная. В повседневных ситуациях групповое взаимодействие также имеет тенденцию обострять первоначальные мнения. Феномен групповой поляризации – это окно, через кот исследователи могут наблюдать за влиянием группы. Эксперименты подтверждают наличие информационного и нормативного группового влияния. Информация, собранная во время обсуждения, по большей части благоприятна для изначально предпочтенной альтернативы и тем самым усиливает ее поддержку. Более того, люди могут еще более акцентировать свою позицию в тех случаях, когда, сравнив свои мнения, они обнаруживают неожиданную поддержку своего первоначального намерения.
VI. Огруппление мышления – «режим мышления, возникающий у людей в том случае, когда поиски консенсуса становятся настолько доминирующими для сплоченной группы, что она склонна отбрасывать реалистические оценки альтернативного способа действий». Стремление группы к внутренней гармонии однако может повредить ее реализму в оценке противоположных точек зрения. Особенно это верно, когда у членов группы сильна потребность в единстве, когда они изолированы от противостоящих идей и когда руководитель дает понять, что он хочет от группы. Симптомы этого неудержимого стремления к гармонии следующие: иллюзия неуязвимости, рационализация, никем не оспариваемая вера в этичность группы, стереотипный взгляд на противников, давление конформизма, самоцензура сомнений, иллюзия единомыслия и умохранители, защищающие группу от нежелательной информации. Тем не менее, как в экспериментах, так и в реальной истории группы иногда принимали мудрые решения. Благодаря этому можно найти противоядие от огруппления мышления. Собирая разностороннюю информацию и совершенствуя оценку возможных альтернатив, группа способна использовать преимущества от объединенной проницательности ее членов.
VII. Влияние Личности на группу (Феномен влияния меньшинства). Если бы взгляды меньшинства никогда не побеждали, история застыла бы в неподвижности, и ничто бы никогда не менялось. По данным экспериментов, меньшинство наиболее влиятельно, если оно упорно и последовательно в своих взглядах, если в его действиях чувствуется уверенность и если ему удается переманивать перебежчиков из большинства. Даже если все эти факторы не убедят большинство принять взгляды меньшинства, они пробудят у представителей большинства сомнения в себе и склонят их к рассмотрению других альтернатив, часто приводящих к лучшему, более творческому решению. Благодаря своему целевому или социальному руководству формальные и неформальные лидеры обладают непропорциональным влиянием. Те, кто последовательно стремится к своей цели и наделены харизмой уверенности в себе, зачастую вызывают доверие и вдохновляют окружающих следовать за собой. Активное меньшинство может победить группу при следующих условиях: последовательность, уверенность, умение привлекать сторонников на свою сторону.

Психологические проблемы лидерства. Понятие о лидере и лидерстве в социальной психологии.
Проблема лидерства и руководства является одной из кардинальных проблем социальной психологии, ибо оба эти процесса не просто относятся к проблеме интеграции групповой деятельности, а психологически описывают субъекта этой интеграции. Крайне важно сделать прежде всего терминологические уточнения и развести понятия "лидер" и "руководитель".
При этом не рассматривается употребление понятия "лидер" в политической терминологии. Б.Д.Парыгин называет следующие различия лидера и руководителя:
лидер в основном призван осуществлять регуляцию межличностных отношений в группе, в то время как руководитель осуществляет регуляцию официальных отношений группы как некоторой социальной организации;
лидерство можно констатировать в условиях микросреды, руководство – элемент макросреды, т.е. оно связано со всей системой общественных отношений;
лидерство возникает стихийно, руководитель всякой реальной социальной группы либо назначается, либо избирается;
явление лидерства менее стабильно, выдвижение лидера в большой степени зависит от настроения группы, в то время как руководство – явление более стабильное;
руководство подчиненными в отличие от лидерства обладает гораздо более определенной системой различных санкций, которых в руках лидера нет;
сфера деятельности лидера – в основном малая группа, где он и является лидером, сфера действия руководителя шире, поскольку он представляет малую группу в более широкой социальной системе.
лидер и руководитель имеют тем не менее дело с однопорядковым типом проблем, а именно, они призваны стимулировать группу, нацеливать ее на решение определенных задач, заботиться о средствах, при помощи которых эти задачи могут быть решены. Это дает право рассматривать обе дея-ти как идентичные при иссследовании. Но лидерство есть чисто психологическая характеристика поведения определенных членов группы, руководство в большей степени есть социальная характеристика отношений в группе, прежде всего с точки зрения распределения ролей управления и подчинения.
Лидером является такой член малой группы, который выдвигается в результате взаимодействия членов группы для организации группы при решении конкретной задачи. Он демонстрирует более высокий, чем другие члены группы, уровень активности, участия, влияния в решении данной задачи. Таким образом, лидер выдвигается в конкретной ситуации, принимая на себя определенные функции. Остальные члены группы принимают лидерство, т.е. строят с лидером такие отношения, которые предполагают, что он будет вести, а они будут ведомыми. Лидерство необходимо рассматривать как групповое явление: лидер немыслим в одиночку, он всегда дан как элемент групповой структуры, а лидерство есть система отношений в этой структуре.
Выяснить действительные возможности лидера – значит выяснить, как воспринимают лидера другие члены группы. Мера влияния лидера на группу также не является величиной постоянной, при определенных обстоятельствах лидерские возможности могут возрастать, а при других, напротив, снижаться.
Теории происхождения лидерства
Существует три основных теоретических подхода в понимании происхождения лидерства. "Теория черт" (иногда называется "харизматической теорией") исходит из положений немецкой психологии конца XIX – начала XX в. и концентрирует свое внимание на врожденных качествах лидера. Лидером, согласно этой теории, может быть лишь такой человек, который обладает определенным набором личностных качеств или совокупностью определенных психологических черт.
На смену теории черт пришло новое объяснение, сформулированное в "ситуационной теории лидерства". Лидерство – продукт ситуации. В различных ситуациях групповой жизни выделяются отдельные члены группы, которые превосходят других по крайней мере в каком-то одном качестве, но поскольку именно это качество и оказывается необходимым в данной ситуации, человек, им обладающий, становится лидером. Этот момент ситуационной теории лидерства был подвергнут критике со стороны Ж.Пиаже, который утверждал, что при таком подходе полностью снимается вопрос об активности личности лидера.
Чтобы преодолеть очевидную противоречивость в подобных рассуждениях, Е.Хартли предложил четыре "модели", позволяющие дать особую интерпретацию феномену лидерства. Во-первых, полагает Хартли, если кто-то стал лидером в одной ситуации, не исключено, что он же станет таковым и в другой ситуации. Во-вторых, вследствие воздействия стереотипов лидеры в одной ситуации иногда рассматриваются группой как лидеры "вообще". И в-третьих, человек, став лидером в одной ситуации, приобретает авторитет, и этот авторитет работает в дальнейшем на то, что данного человека изберут лидером и в другой раз. В-четвертых, отдельным людям свойственно "искать посты", вследствие чего они ведут себя именно так, что им "дают посты".
Третий вариант был представлен в так называемой системной теории лидерства, согласно которой лидерство рассматривается как процесс организации межличностных отношений в группе, а лидер – как субъект управления этим процессом. При таком подходе лидерство интерпретируется как функция группы.
Большинство отечественных исследований лидерства осуществляется в рамках близких данной модели, хотя к ней добавляется нечто новое: феномен лидерства в малых группах рассмотрен в контексте совместной групповой деятельности, когда члены группы могут продемонстрировать свою способность организовать группу для решения этих задач. Отличие лидера от других членов группы проявляется при этом не в наличии у него особых черт, а в наличии более высокого уровня влияния.
Интересной в данном случае является разработанная Р.Л.Кричевским концепция ценностного обмена как механизма выдвижения лидера. Сама по себе идея ценностного обмена во взаимодействии людей и ранее разрабатывалась в социальной психологии (Дж.Хоманс, Д.Тибо, К.Келли и др.). Ценностные характеристики членов группы (значимые свойства личности) как бы обмениваются на авторитет и признание лидера. Лидером рассматривается тот, в ком в наиболее полном виде представлены такие качества, которые особенно значимы для групповой деятельности, т.е. являющиеся для группы ценностями. Таким образом, в лидерскую позицию в ходе взаимодействия выдвигается такой член группы, который как бы идентифицируется с наиболее полным набором групповых ценностей. Именно поэтому он и обладает наибольшим влиянием.


Критерии определения стиля руководства группой.

Были проведены многие классические эксперименты (рассматривали лидеров, но в связи с неоднозначностью определений их можно отнести и к руководству) по этой проблеме, в частности выполненные под руководством К.Левина, Р.Липпита и Р.Уайта в школе групповой динамики. Эксперимент проводился на группе детей-подростков (мальчики 11-12 лет), которые под руководством взрослых лепили маски. Руководители трех групп демонстрировали разный стиль и экспериментаторы сравнивали затем эффективность деятельности трех групп.
Стили руководства, продемонстрированные взрослыми, получили обозначения, с тех пор прочно укоренившиеся в социально-психологической литературе: "авторитарный", "демократический" и "попустительский". Речь шла о психологическом рисунке типа принятия решения, не более того. Никакого политического значения ни один из выявленных стилей руководства, естественно, не имел.
Чтобы избежать недоразумения в связи с пониманием этих типов, предлагаются такие определения как "директивный", "коллегиальный" и "разрешительный" (либеральный) стиль, хотя очевидно, что психологический рисунок обозначенных стилей сохраняет известную стабильность.
Можно "расписать" каждый из трех стилей по двум характеристикам: содержание решений, предлагаемых лидером группе, и техника (приемы, способы) осуществления этих решений.
Формальная сторона
Содержательная сторона

Авторитарный стиль

Деловые, краткие распоряжения 
Запреты без снисхождения, с угрозой 
Четкий язык, неприветливый тон 
Похвала и порицания субъективны 
Эмоции не принимаются в расчет 
Показ приемов – не система 
Позиция лидера – вне группы
Дела и группе планируются заранее (во всем их объеме) 
Определяются лишь непосредственные цели, дальние – неизвестны 
Голос руководится – решающий

Демократический стиль

Инструкции в форме предложений 
Не сухая речь, а товарищеский тон 
Похвала и порицание – с советами   
Распоряжения и запреты – с дискуссиями 
Позиция лидера – внутри группы
Мероприятия планируются не заранее, а в группе 
За реализацию предложений отвечают все 
Все разделы работы не только предлагаются, но и обсуждаются

Попустительский стиль

Тон – конвенциональный 
Отсутствие похвалы, порицаний     
Никакого сотрудничества   
Позиция лидера – незаметно в стороне от группы
Дела в группе идут сами собой 
Лидер не дает указаний 
Разделы работы складываются из отдельных интересов или исходят от нового лидера

Также выделяются такие виды: лидер-организатор, лидер-инициатор, лидер-эрудит, лидер-генератор эмоционального настроя, лидер эмоционального притяжения, лидер-умелец. Многие из этих характеристик могут быть отнесены и к руководителю.
Чтобы различить стиль руководителя можно использовать модель Ф.Фидлера. В ней различаются: руководитель, "ориентированный на задачу", и руководитель, "ориентированный на межличностные отношения". выявляется такой показатель, как "отношение к наименее предпочитаемому сотруднику" (НПС). Ориентированный "на задачу" руководитель видит в последнем одни отрицательные черты, ориентированный "на межличностные отношения" склонен видеть такого сотрудника не в одном лишь черном цвете. Предложенная в модели многогранность подхода позволяет в определенной степени учитывать соотношение чисто управленческих и психологических (т.е. лидерских) качеств руководителя.

19. Феномены группового поведения: сплоченность, ценностно-ориентационное единство и др.

Второй стороной проблемы формирования малой группы является проблема групповой сплоченности. В данном случае исследуется сам процесс формирования особого типа связей в группе, которые позволяют внешне заданную структуру превратить в психологическую общность людей.
Проблема групповой сплоченности также имеет традицию ее исследования, которая опирается на понимание группы прежде всего как некоторой системы межличностных отношений, имеющих эмоциональную основу. Так, в русле социометрического направления сплоченность прямо связывалась с таким уровнем развития межличностных отношений, когда в них высок процент выборов, основанных на взаимной симпатии. Социометрия предложила специальный "индекс групповой сплоченности", который вычислялся как отношение числа взаимных положительных выборов к общему числу возможных выборов:

где С – сплоченность, r(+) – положительный выбор, N – число членов группы. "Индекс групповой сплоченности" есть строго формальная характеристика малой группы.
Другой подход был предложен Л.Фестингером, когда сплоченность анализировалась на основе частоты и прочности коммуникативных связей, обнаруживаемых в группе. Буквально сплоченность определялась как "сумма всех сил, действующих на членов группы, чтобы удерживать их в ней". "силы" интерпретировались либо как привлекательность группы для индивида, либо как удовлетворенность членством в группе. Но сплоченность и здесь представлялась как некоторая характеристика системы эмоциональных предпочтений членов группы.
Была предложена и иная программа исследования сплоченности, связанная с работами Т.Ньюкома, который вводит особое понятие "согласия" и с его помощью пытается интерпретировать сплоченность. Он выдвигает новую идею, а именно, идею необходимости возникновения сходных ориентации членов группы по отношению к каким-то значимым для них ценностям.
Существует целый ряд экспериментальных работ по выявлению групповой сплоченности или, как часто их обозначают, по выявлению группового единства. Из них надо назвать исследования А.Бейвеласа, в которых особое значение придается характеру групповых целей. Операциональные цели группы – это построение оптимальной системы коммуникаций; символические цели группы – это цели, соответствующие индивидуальным намерениям членов группы. Сплоченность зависит от реализации и того, и другого характера целей.
Сплоченность группы означает, что данный состав группы не просто возможен, но что он интегрирован наилучшим образом, что в нем достигнута особая степень развития отношений, а именно такая степень, при которой все члены группы в наибольшей мере разделяют цели групповой деятельности и те ценности, которые связаны с этой деятельностью.
В отечественной социальной психологии новые принципы исследования сплоченности разработаны А.В.Петровским. Основная идея заключается в том, что всю структуру малой группы можно представить себе как состоящую из трех основных слоев, или "страт":
внешний уровень групповой структуры, где даны непосредственные эмоциональные межличностные отношения, т.е. то, что традиционно измерялось социометрией;
второй слой, представляющий собой более глубокое образование, обозначаемое термином "ценностно-ориентационное единство" (ЦОЕ), которое характеризуется тем, что отношения здесь опосредованы совместной деятельностью, выражением чего является совпадение для членов группы ориентации на основные ценности, касающиеся процесса совместной деятельности.
Третий слой групповой структуры расположен еще глубже и предполагает еще большее включение индивида в совместную групповую деятельность: на этом уровне члены группы разделяют цели групповой деятельности, и здесь могут быть выявлены наиболее серьезные, значимые мотивы выбора членами группы друг друга.Этот третий слой отношений был назван "ядром" групповой структуры.
Три слоя групповых структур могут одновременно быть рассмотрены и как три уровня развития группы, в частности, три уровня развития групповой сплоченности.
Существенным моментом при этом выступает то обстоятельство, что развитие сплоченности осуществляется не за счет развития лишь коммуникативной практики (как, скажем, это было у Ньюкома), но на основе совместной деятельности. Кроме того, единство группы, выраженное в единстве ценностных ориентации членов группы, интерпретируется не просто как сходство этих ориентации, но и как воплощение этого сходства в ткань практических действий членов группы. При такой интерпретации сплоченности обязателен третий шаг в анализе, т.е. переход от установления единства ценностных ориентации к установлению еще более высокого уровня единства – единства целей групповой деятельности как выражения сплоченности.
В процессе развития групповой сплоченности осуществляется глубокая интеграция членов группы, при этом каждый индивид принимает ценности группы, т.к. Он включен в совместную деятельность группы и участвует в выработке этих ценностей. Главной детерминантой образования группы в психологическом значении этого слова выступает совместная деятельность.
20. Влияние группы на личность. Конформизм. Классические эксперименты по изучению конформизма М. Шерифа, С. Аша, С. Милгрэма. Психология подчинения.

Само слово "конформизм" имеет в обычном языке совершенно определенное содержание и означает "приспособленчество".Поэтому в повседневной речи понятие приобретает некоторый негативный оттенок. в социально-психологической литературе чаще говорят не о конформизме, а о конформности или конформном поведении, имея в виду чисто психологическую характеристику позиции индивида относительно позиции группы, принятие или отвержение им определенного стандарта, мнения, свойственного группе, меру подчинения индивида групповому давлению. Противоположными конформности понятиями являются понятия "независимость", "самостоятельность позиции", "устойчивость к групповому давлению" и т.п. Напротив, сходными понятиями могут быть понятия "единообразие", "условность".
Конформность констатируется там и тогда, где и когда фиксируется наличие конфликта между мнением индивида и мнением группы и преодоление этого конфликта в пользу группы.
Мера конформности – это мера подчинения группе в том случае, когда противопоставление мнений субъективно воспринималось индивидом как конфликт. Различают внешнюю конформность, когда мнение группы принимается индивидом лишь внешне, а на деле он продолжает ему сопротивляться, и внутреннюю, когда индивид действительно усваивает мнение большинства. Внутренняя конформность и есть результат преодоления конфликта с группой в ее пользу.
В исследованиях конформности обнаружилась еще одна возможная позиция, которую оказалось доступным зафиксировать на экспериментальном уровне. Это – позиция негативизма. Когда группа оказывает давление на индивида, а он во всем сопротивляется этому давлению, демонстрируя на первый взгляд крайне независимую позицию, во что бы то ни стало отрицая все стандарты группы, то это и есть случай негативизма. негативизм - это есть специфический случай конформности, так сказать, "конформность наизнанку": если индивид ставит своей целью любой ценой противостоять мнению группы, то он фактически вновь зависит от группы, ибо ему приходится активно продуцировать антигрупповое поведение, антигрупповую позицию или норму. Поэтому позицией, противостоящей конформности, является не негативизм, а самостоятельность, независимость.
Впервые модель конформности была продемонстрирована в известных экспериментах С. Аша, осуществленных в 1951 г.
Группе студентов предлагалось определить длину предъявляемой линии. Для этого каждому давались две карточки – в левую и правую руки. На карточке в левой руке был изображен один отрезок прямой, на карточке в правой руке – три отрезка, причем лишь один из них по длине равный отрезку на левой карточке. Испытуемым предлагалось определить, который из отрезков правой карточки равен по длине отрезку, изображенному на левой карточке. Когда задание выполнялось индивидуально, все решали задачу верно. Смысл эксперимента состоял в том, чтобы выявить давление группы на мнение индивидов методом "подставной группы". Экспериментатор заранее вступал в сговор со всеми участниками эксперимента, кроме одного. Суть сговора состояла в том, что при последовательном предъявлении всем членам "подставной" группы отрезка левой карточки они давали заведомо неправильный ответ, называя этот отрезок равным более короткому или более длинному отрезку правой карточки. Последним отвечал "наивный субъект", и было важно выяснить, устоит ли он в собственном мнении или поддастся давлению группы. В эксперименте Аша более одной трети (37%) "наивных субъектов" дали ошибочные ответы, т.е. продемонстрировали конформное поведение. Все испытуемые утверждали, что мнение большинства давит весьма сильно, и даже "независимые" признавались, что противостоять мнению группы очень тяжело, так как всякий раз кажется, что ошибаешься именно ты.
Также на степень конформности влияет значимость ситуации,в которую воввлечен человек. Значимой в полном смысле этого слова является для личности ситуация, сопряженная с реальной деятельностью, с реальными социальными связями этой личности. Конформность, выявленная при решении опред задач, может не иметь ничего общего с тем, как поведет себя индивид в каких-то значительно более сложных ситуациях его реальной жизни: можно легко уступить группе при сравнении длины линий, площадей геометрических фигур и пр., но сохранить независимость мнения в случае, например, конфликта с непосредственным начальником. \
Большинство критиков справедливо отмечают, что результаты экспериментов Аша вообще не могут быть распространены на реальные ситуации, поскольку "группа" здесь – не реальная социальная группа, а простое множество людей, собранных специально для эксперимента. Другая критика: сама модель возможных вариантов поведения, принимаемая Ашем, весьма упрощена, так как в ней фигурируют лишь два типа поведения: конформное и неконформное.В реальных же ситуациях такой деятельности может возникнуть третий, вообще не описанный Ашем тип поведения. Он не будет простым соединением черт конформного и неконформного поведения, но будет демонстрировать сознательное признание личностью норм и стандартов группы.
Поэтому в действительности существуют не два, а три типа поведения:
внутригрупповая внушаемость, т.е. бесконфликтное принятие мнения группы;
конформность – осознанное внешнее согласие при внутреннем расхождении;
коллективизм, или коллективистическое самоопределение, – относительное единообразие поведения в результате сознательной солидарности личности с оценками и задачами коллектива.
Дальнейшие исследования феномена конформности привели к выводу о том, что давление на индивида может оказывать не только большинство группы, но и меньшинство. Соответственно М.Дойчем и Г.Джерардом были выделены два вида группового влияния: нормативное (когда давление оказывает большинство, и его мнение воспринимается членом группы как норма) и информационное (когда давление оказывает меньшинство, и член группы рассматривает его мнение лишь как информацию, на основе которой он должен сам осуществить свой выбор).Таким образом, проблема влияния большинства и меньшинства, проанализированная С.Московичи, имеет большое значение и в контексте малой группы.



21. Условия проявления конформизма. Сопротивление конформизму.
Некоторые ситуации приводят к большему конформизму, чем другие. Какие условия нужно создать, чтобы добиться максимальной конформности?
Социальных психологов заинтересовал следующий вопрос: если даже в экспериментах Аша, когда отсутствовало принуждение, а задание было четко сформулировано, конформизм был проявлен испытуемыми в 37% случаев, могут ли другие экспериментальные условия привести к еще более высоким показателям? Вскоре исследователи доказали,
что конформность действительно возрастает, если испытуемые ощущают свою некомпетентность или если от них ждут какого-то непростого суждения. Чем больше мы сомневаемся в правильности собственных суждений, тем больше поддаемся влиянию окружающих.
Особенности группы тоже имеют значение. Уровень конформизма максимален, если в состав группы входят не менее трех человек, если она сплочённа, единодушна и обладает высоким статусом.
Он также максимален и в тех случаях, когда ответ приходится давать публично без каких бы то ни было предварительных обязательств.
Условие возникновение конформизма можно рассмотреть на примере эксперимента по конформизму, все участники которого, отвечавшие до испытуемого, за исключением одного, дали неверный ответ. Окажет ли пример этого помощника-нонконформиста такое же раскрепощающее воздействие на испытуемых, какое наблюдалось в экспериментах Милгрэма но подчинению? Результаты ряда экспериментов свидетельствуют о том, что человек, разрушающий единодушие группы, одновременно подрывает и ее социальное влияние.если хотя бы один человек рискует высказать собственное мнение, испытуемые едва ли не всегда «озвучивают» свое. Участники подобных экспериментов нередко потом говорят, что испытывали к своему союзнику-нонконформисту теплые и дружеские чувства, однако отрицают его влияние.
Вывод: значительно легче отстаивать свою точку зрения, если можно найти себе союзника. Поддержка даже одного единомышленника значительно увеличивает социальную храбрость человека.Наблюдая за тем, как кто-то выражает отличное от других мнение, мы сами можем стать более независимыми, даже если этот человек и заблуждается. Мнение меньшинства, находящегося вне той группы, с которой мы себя идентифицируем, например студентов другого колледжа или представителей другой религиозной конфессии, влияет на нас меньше, чем влияние такого же меньшинства из нашей собственной группы. Защита прав гомосексуалистов окажет более заметное влияние на мнение гетеросексуалов, если будет исходить от членов их собственной группы, а не от гомосексуалистов. Чем сильнее сплоченность членов группы, тем сильнее группа влияет на них. Например, Этническая группа нередко довлеет над своими членами, вынуждая их разговаривать, вести себя и одеваться так, как принято «у нас».
Эксперименты также свидетельствуют о том, что члены группы, чувствующие привязанность к ней, легче поддаются ее влиянию. Такие люди не любят разногласий с другими членами своей группы. Боясь быть отвергнутыми теми, кого они любят, они предоставляют им определенную власть.
Нетрудно догадаться, что чем выше социальный статус человека, тем более заметно его влияние. Иногда люди намеренно стараются не солидаризироваться с теми, чей социальный статус невысок, или с теми, кто принадлежит к маргинальным группам.
К такому выводу пришли исследователи, когда в экспериментах, аналогичных экспериментам Аша по изучению конформизма, под № 5 и последними на вопросы отвечали женщины с традиционной сексуальной ориентацией. Когда экспериментатор всем задавал вопрос: «Где бы вы хотели провести романтический вечер с лицом противоположного пола?», испытуемая № 4 иногда отвечала: «Романтический вечер с мужчиной мне не грозит, потому что я лесбиянка». После этого те испытуемые, которые должны были отвечать после нее, старались не повторять ее ответов и в том случае, когда задавали такой вопрос: «Считаете ли вы, что дискриминация женщин действительно имеет место?»
По данным Милгрэма, в его экспериментах испытуемые с высоким социальным статусом менее охотно подчинялись приказам экспериментатора, чем люди с невысоким статусом. Нанеся жертве удар током напряжением 450 вольт, 37-летний сварщик повернулся к экспериментатору и почтительно спросил: «Что дальше, профессор?». Другой испытуемый, профессор-богослов, отказавшийся повиноваться экспериментатору, когда напряжение достигло 150 вольт, сказал: «Мне непонятно, как эксперимент может быть важнее человеческой жизни, после чего замучил экспериментатора вопросами о том, «этично ли то, что происходит».
В экспериментальных условиях люди проявляют больший конформизм тогда, когда должны отвечать публично, в присутствии других испытуемых, чем когда отвечают на вопросы письменно. Значительно легче защищать свое мнение в тишине кабины для голосования, чем перед какой бы то ни было групп.
Представим себя в качестве участника эксперимента Аша. Экспериментатор предъявляет карточки, на которых представлены отрезки прямой линии, и просит вас отвечать первым. После того как вы сами ответили и выслушали ответы остальных испытуемых, отличающиеся от вашего, экспериментатор предлагает вам еще раз «хорошенько подумать». Вы откажетесь от своего первоначального мнения, если будете чувствовать давление группы?
Практически никто этого не делает: как правило, люди не отказываются от своего публично высказанного мнения. Самое большее, на что они могут пойти, это изменить его по прошествии какого-то времени. Кроме того, человека, публично высказавшего свое суждение, труднее переубедить. Человек, который довел свое мнение до сведения окружающих, не решается отказаться от него. Вывод: Экспериментальное изучение конформизма позволило ученым выявить условия, при которых он проявляется, включая и особо благоприятствующие ему обстоятельства. Так, конформизм зависит от особенностей группы: в наибольшей мере он проявляется в присутствии трех или более человек, единодушных в своих суждениях и имеющих высокий социальный статус. Аналогичное влияние на конформизм оказывает и необходимость давать ответы публично (в присутствии группы), а также в тех случаях, когда человек еще не успел предать огласке свое мнение.
Человек может подчиниться группе, чтобы:
а) быть принятым ею и избежать участи отверженного;
б) получить важную информацию.
Мортон Дойч и Харольд Джерард назвали эти причины соответственно нормативным влиянием и информационным влиянием. Нормативное влияние «ответственно» за то, что человек предпочитает «идти в ногу с толпой», чтобы не быть отвергнутым ею. Социальная отверженность вещь болезненная. Нередко высокая цена, которую приходится платить за отступничество, заставляет людей поддерживать то, во что они не верят, или, по крайней мере, скрывать свое несогласие.
Нормативное влияние обычно ведет к подчинению.
Информационное влияние также приводит к согласию. Когда реальность неоднозначна окружающие могут стать ценным источником информации. (Вновь избранные политики нередко мечтают об изменении системы. Однако в дальнейшем, стремясь сделать карьеру в рамках этой системы, под воздействием нормативных влияний они вынуждены подчиниться действующим в ней правилам).
Итак, источником нормативного влияния является забота о социальном имидже. Желание иметь знания, отражающие реальность, порождает информационное влияние. В повседневной жизни нормативное и информационное влияние нередко проявляются вместе.
В течение 1950-х и в начале 1960-х гг. психологи изучали влияние внутренних мотивов и диспозиций на поступки людей. Так, оказалось: большую склонность к конформизму проявляли люди, признававшиеся в том, что нуждаются в социальном одобрении.
Может ли культура, в которой сформировался человек, помочь спрогнозировать степень его конформности? Когда Милгрэм с помощью разных методик изучал конформизм норвежских и французских студентов, последние последовательно демонстрировали меньшую склонность к нему. хоть конформизм и подчинение универсальные феномены, они тем не менее зависят и от культурных традиций, и от исторической эпохи. Культуры Америки и Европы учат индивидуализму: ты сам несешь ответственность за себя. Прислушивайся к голосу собственной совести и следуй ему. Не изменяй себе самому. Культура азиатских стран и остальные незападные культуры более склонны учить коллективизму: твоя семья или твой клан ответственны за всех своих членов. Будь привержен традициям своей культуры.Живи жизнью коллектива и не думай, что у тебя есть собственное Я, не связанное с твоим социальным контекстом.
Сопротивление: Реактивное сопротивление
Люди ценят собственную свободу и самостоятельность. Поэтому, когда социальное давление становится настолько сильным, что возникает реальная угроза их личной свободе, они нередко бунтуют. Теория психологического реактивного сопротивления, суть которой заключается в том, что люди действительно ведут себя так, чтобы защитить собственное ощущение свободы, находит подтверждение в экспериментальных данных, свидетельствующих о том, что попытки ограничить свободу индивида нередко заканчиваются антиконформным «эффектом бумеранга». Феномен реактивного сопротивления убеждает нас в том, что люди не марионетки.
Когда люди сильно отличаются от окружающих, им неуютно. Но им столь же неуютно, по крайней мере в странах Запада, когда они точно такие же, как и все остальные. Люди чувствуют себя лучше, если воспринимают себя как уникальных личностей. Более того, своим поведением они отстаивают право на уникальность.
Восприятие самого себя как уникальной личности проявляется и в «спонтанной Я-концепции». Уильям Мак-Гуайр и его коллеги из Йельского университета сообщают: когда детей просят рассказать о себе, они предпочитают говорить о том, что отличает их от окружающих. Дети, родившиеся в других странах, более склонны, чем другие, к упоминанию места своего рождения. Дети, принадлежащие к национальным меньшинствам, не забывали сказать о своей расовой принадлежности.
Принцип, говорит Мак-Гуайр, заключается в следующем: «Индивид ощущает себя тем и настолько, в чем и насколько он отличается от других». Это признание позволяет понять, почему любое меньшинство склонно осознавать свое отличие и реакцию на него окружающих.
Ирония заключается в том, что, хотя никто из нас не хочет быть «белой вороной», все мы похожи друг на друга своим желанием быть «не как все» и вниманием к тому, в какой мере нам это удается. Однако, как следует из результатов изучения предрасположения в пользу своего Я, нам нужно вовсе не любое отличие, а только отличие «в правильном направлении». Мы стремимся не к тому, чтобы просто отличаться от среднестатистической личности, а к тому, чтобы быть лучше ее.

Вывод: Повышенное внимание социальных психологов к силе социального давления должно дополняться не менее пристальным вниманием к силе личности. Когда социальное давление становится чрезмерным, в людях нередко пробуждается потребность в реактивном сопротивлении, и они начинают противодействовать принуждению, чтобы сохранить присущий им дух свободы. Мы не чувствуем себя комфортно, когда сильно отличаемся от окружающих, но нам не хочется и быть «как все». Поэтому мы ведем себя так, чтобы сохранить ощущение уникальности своей личности.
22. Социальная психология убеждения. Сопротивление убеждению. Контраргументация.

Убеждение явление повсеместное. По своей сути убеждение не зло и не благо. Цель, которую ставит перед собой убеждающий, и содержание его сообщения вот что приводит к дурным или хорошим последствиям. Убеждение, приносящее зло, мы называем «пропагандой», убеждение, целью которого является благо, «просвещением». По сравнению с пропагандой просвещение менее принудительно и располагает лучшей доказательной базой в виде фактов.
Мы же должны откуда-то черпать свои мнения. Поэтому убеждение будь то пропаганда или просвещение неизбежно.
Способы убеждения
Исследователи считали, что процесс убеждения включает преодоление нескольких препятствий. Все факторы, облегчающие это преодоление, увеличивают вероятность убеждения. Например, вероятность того, что вы с большим вниманием отнесетесь к сообщению, если его делает внешне привлекательный человек; одновременно это означает, что у такого сообщения больше шансов убедить вас. Подход к изучению убеждения, предложенный йельской группой исследователей, вооружает нас пониманием благоприятствующих ему условий.
Ученые, изучавшие убеждение в Университете штата Огайо в 1960-х, 1970-х и 1980-х гг., предположили, что имеют значение и те мысли, которые возникают у людей в ответ на убеждающую информацию. Если сообщение однозначно и его легко понять, но в нем много неубедительных аргументов, вам легко опровергнуть его и оно не убедит вас. Если в сообщении содержатся убедительные аргументы, оно вызовет более благоприятное отношение и, скорее всего, убедит вас. Этот подход, основанный на «когнитивной реакции», помогает нам понять, почему в одних ситуациях убеждение проявляется с большей силой, нежели в других.
Ричард Петти и Джон Качоппо, а также Элис Игли с Шелли Чейкен пошли несколько дальше . Они создали теорию, согласно которой убеждения формируются одним из двух способов. Когда у людей есть достаточно оснований для системного обдумывания сути информации и когда они способны на это, возникают благоприятные условия для сосредоточенности на аргументах и для реализации прямого способа убеждения. Если эти аргументы неопровержимы и весомы, вероятность убеждения высока. Если в сообщении нет ничего, кроме легко опровергаемых аргументов, думающие люди обязательно обратят на них внимание и оспорят их.
Однако иногда сила аргументов не имеет никакого значения. Иногда мы либо не склонны, либо не способны к серьезному размышлению. Если наше внимание отвлечено, если сообщение нам не интересно или если нам просто некогда, мы вполне можем не обратить должного внимания на содержание сообщения. Вместо того чтобы оценивать убедительность содержащихся в нем доводов, мы можем пойти по косвенному пути к убеждению  сосредоточившись на признаках, которые «запустят механизм согласия» без серьезных размышлений.

Наши мнения о продуктах питания и напитках, сигаретах и предметах одежды часто базируются не на логике, а на эмоциях. В их рекламе нередко используются визуальные косвенные признаки. Вместо поиска аргументов в защиту курения, реклама сигарет связывает их с визуальными образами красоты и удовольствия. С другой стороны, рекламные сообщения, помещенные в Интернете, которые заинтересовавшиеся посетители могут изучать в течение какого-то времени, предпочитают сообщать потребителям информацию о цене и о том, чем предлагаемый ими товар отличается от товара, который производится конкурентами.
Конечная цель рекламодателя - изменение поведения.
Иногда убеждение возникает в результате того, что люди вникают в аргументы и, поразмыслив над ними, выражают свое согласие. Подобный «системный», или «прямой», способ убеждения возможен только в том случае, когда аудитория люди, привыкшие мыслить аналитически или заинтересованные в том, в чем их хотят убедить. Если же «побуждающая информация» не вызывает глубоких размышлений, реализуется более быстрый, «косвенный», способ убеждения: люди делают поспешные выводы. Поскольку прямой способ убеждения требует серьезных размышлений и более «основателен», у него больше шансов вызывать устойчивые изменения в установках и повлиять на поведение.
К числу наиболее важных составляющих убеждения, изученных социальными психологами, относятся: 1) «коммуникатор»; 2) сообщение; 3) способ передачи сообщения; 4) аудитория.
Социальные психологи доказали, что восприятие информации зависит от того, кто ее сообщает. Причины: Доверие к источнику информации. Каждый из нас больше поверит сообщению о пользе того или иного физического упражнения, если оно будет опубликовано в одном из изданий Национальной академии наук, а не в бульварной газете.
Люди больше доверяют коммуникатору, когда уверены, что у него нет намерения убедить их в чем-либо.Правдивыми нам кажутся и те люди, которые защищают то, что идет вразрез с их личными интересами.

Большинство людей отрицают тот факт, что мнение знаменитостей из мира спорта и искусства влияет на них. Большинству известно, что звезды редко осведомлены о том продукте, который рекламируют. Создатели подобных реклам полагаются на другие качества эффективных коммуникаторов на их внешнюю привлекательность.исследователи доказали, что это не так. Симпатия, которую мы испытываем к таким коммуникаторам, может либо сделать нас доступными воздействию их аргументов, либо «запустить механизм» позитивных ассоциаций, когда мы спустя какое-то время увидим в продаже то, что они рекламировали.
Содержание сообщения. Значение имеет не только личность и манера оратора, но и то, что именно он говорит. Логика или чувства? Предположим, что вы проводите кампанию по сбору средств в пользу голодающих в странах третьего мира. Следует ли вам для того, чтобы добиться оптимального результата, изложить свои аргументы строго по пунктам, один за другим, подкрепив их впечатляющими статистическими данными? Или лучше обратиться к чувствам слушателей и рассказать им подлинную историю о голодающем ребенке? Конечно, любой аргумент может быть одновременно и логичным, и эмоциональным. Вы можете соединить логику и страсть. И все же: что воздействует на аудиторию сильнее доводы рассудка или эмоции? Ответ таков: все зависит от аудитории. Образованные или обладающие аналитическим умом люди скорее откликаются на доводы рассудка, нежели менее просвещенные или менее склонные к аналитическому мышлению.

Влияние хорошего настроения. Большей силой убеждения обладают те сообщения, которые ассоциируется с позитивными чувствами. Хорошее настроение нередко благоприятствует убеждению: отчасти потому, что оно способствует позитивному мышлению, а отчасти потому, что возникает связь между хорошим настроением и сообщением.
Расхождение во мнениях. Исследователи пришли к выводу:заслуживающий доверия коммуникатор,т. е. такой источник информации, в котором трудно усомниться, защищая позицию, сильно отличающуюся от позиции реципиента, вызовет заметное изменение точки зрения последнего. чем выше доверие к коммуникатору, тем заметнее изменение мнения реципиента.
Коммуникаторам приходится решать еще одну практическую проблему: что делать с аргументами оппонентов? На этот вопрос, как и на предыдущий, здравый смысл не дает однозначного ответа. Предоставление контраргументов способно привести в замешательство слушателей и ослабить вашу собственную позицию. Но с другой стороны, если вы излагаете позицию оппонентов, ваша информация может предстать в более выгодном свете и будет воспринята как более честная и обезоруживающая.
Результаты экспериментов, проведенных впоследствии, подтвердили следующее: если люди знакомы (или если их познакомят) с аргументами «против», «двусторонняя» информация более убедительна для них и ее воздействие дольше сохраняется. Очевидно, что «одностороннее» сообщение подталкивает информированную аудиторию к обдумыванию контраргументов, и у нее складывается мнение, что коммуникатор пристрастен.
Первая часть ваших рассуждений прогнозирует общеизвестный эффект, а именно эффект первичности: наиболее убедительна та информация, которая получена первой. Первые впечатления действительно важны.
Эффект первичности или эффект новизны? Если два убеждающих сообщения следуют непосредственно одно за другим, а аудитория должна отреагировать на них спустя некоторое время, преимущество на стороне первого сообщения (эффект первичности). Если между двумя сообщениями проходит какое-то время, а аудитория должна отреагировать на них вскоре после второго сообщения, преимущество на стороне второго сообщения (эффект новизны). Забывание создает эффект новизны, если: 1) между двумя сообщениями проходит достаточно много времени; 2) аудитория должна действовать вскоре после второго сообщения. Если два сообщения следуют одно за другим без перерыва, после чего проходит какое-то время, скорее всего проявится эффект первичности.


Оратор, если он намерен убедить слушателей в чем-либо, должен не просто привлечь их внимание, но и сделать так, чтобы сообщаемая им информация была понятной, убедительной, запоминающейся и неопровержимой. Тщательно продуманное сообщение должно принимать во внимание каждую из этих стадий процесса убеждения.

Существует простое правило: чем более важна и знакома тема, тем труднее люди поддаются убеждению.
Аудитория. личностные качества людей не всегда позволяют точно предсказать их реакцию на социальное влияние. Какая-то конкретная черта может одновременно благоприятствовать одной стадии процесса убеждения и отрицательно влиять на другую. Возьмем для примера самооценку. Люди с низкой самооценкой нередко плохо понимают содержание сообщений, а потому трудно поддаются убеждению. Те же, чья самооценка высока, хоть и понимают, о чем им говорят, вполне могут остаться при своем мнении. Вывод: легче всего поддаются влиянию люди со средним уровнем самооценки.
Давайте также рассмотрим и две другие характеристики тех, кому адресовано сообщение: возраст и склонность к аналитическому мышлению. Как правило, социальные и политические взгляды людей разного возраста различны. Социальные психологи объясняют это двояко. Одно объяснение базируется на жизненном цикле:по мере того как люди стареют, их установки изменяются. Другое на принадлежности к определенному поколению:установки пожилых людей, сформировавшиеся во времена их молодости, остались преимущественно неизменными; поскольку эти установки отличаются от установок современной молодежи, разрыв между поколениями неизбежен.

Теория, в основе которой лежит простая мысль о том, что решающее значение имеют мысли, возникающие у нас в ответ на сообщение,особенно если у нас есть основания обдумать его содержание и мы способны на это, помогает понять некоторые экспериментальные данные. Например, мы с большей готовностью склонны верить вызывающим доверие, квалифицированным коммуникаторам, если используем косвенный способ. Если мы верим источнику информации, то более благосклонно воспринимаем его слова и, как правило, не ищем контраргументов. Однако отсутствие доверия к коммуникатору заставляет нас обращаться к прямому способу. Поскольку мы тщательно обдумываем содержание его сообщения, то, скорее всего, в конце концов отвергнем его слабо аргументированную информацию. Также стимуляция мышления делает хорошо аргументированные сообщения более убедительными, а слабо аргументированные (благодаря более активному поиску контраргументов)  менее убедительными.
Вывод:
Заслуживающие доверия коммуникаторы воспринимаются как специалисты, на мнение которых можно положиться. Люди, которые говорят уверенно, быстро и смотрят слушателям в глаза, воспринимаются последними как заслуживающие большего доверия. Внешне привлекательный человек эффективный коммуникатор в тех случаях, когда речь идет о проблемах, затрагивающих вкусы людей и их личные ценности.
Более убедительны те сообщения, которые ассоциируются с позитивными чувствами. Убедительными могут быть также и некоторые сообщения, вселяющие страх, ибо они выразительны и врезаются в память.
Стоит ли коммуникатору излагать в своем сообщении точку зрения оппонентов или ограничиться изложением собственной позиции, зависит от подготовленности аудитории, ее отношения к содержанию сообщения и готовности выслушать контраргументы. Если аудитория уже согласна с коммуникатором, не осведомлена о контраргументах и вряд ли в будущем станет обдумывать их, наиболее эффективно одностороннее сообщение. Если речь идет об аудитории, которая или хорошо знает проблему, или не разделяет позиции коммуникатора, более эффективно двустороннее сообщение.Большинство экспериментальных данных свидетельствуют в пользу эффекта первичности.Когда же между двумя презентациями проходит какое-то время, влияние первой уменьшается; если решение принимается сразу после того, как будет представлена вторая точка зрения, которая свежа в памяти, более вероятно, что проявится эффект новизны.
Не менее важен и способ коммуникации. Средства массовой информации могут быть эффективными в тех случаях, когда речь идет о непринципиальном вопросе или о том, что неизвестно массовой аудитории. И последнее. Важно также и то, кому адресовано сообщение. О чем думает аудитория, когда воспринимает его?
Сопротивление убеждению
О некоторых тактических приемах, позволяющих противостоять им. прежде чем вы столкнетесь с мнениями других людей, сделайте свою собственную позицию достоянием гласности. Защищая ее, вы станете менее восприимчивыми к тому, что станут говорить другие.
Как можно стимулировать человека придерживаться собственной позиции? Исходя из результатов своих экспериментов, Чарльз Кайслер считает, что один из возможных способов мягкая атака на его убеждение. Кайслер обнаружил: когда люди, заявившие свою позицию, сталкиваются с контраргументацией, достаточно убедительной, чтобы заставить их реагировать, но не настолько агрессивной, чтобы выбить у них почву из-под ног, они лишь сильнее укрепляются в собственном мнении.
Есть и еще одна причина, по которой несильная атака может «повысить сопротивляемость». Когда кто-либо нападает на установки, которыми мы дорожим, мы обычно раздражаемся и обдумываем контраргументы. Даже слабые аргументы против нашей позиции могут способствовать выработке такой контраргументации, которая очень пригодится нам во время серьезной дискуссии. Второй практический вывод для коммуникатора заключается в следующем: если нет уверенности в будущем успехе обращения, то лучше промолчать.Люди, отвергнувшие обращенный к ним призыв, приобретают иммунитет против дальнейших попыток.
Вывод: Предварительное публичное заявление о своей позиции,вызванное, в частности, мягкой атакой на нее, порождает невосприимчивость к последующим попыткам убеждения. Мягкая атака может сыграть и роль своеобразной «прививки», стимулирующей выработку контраргументов, которые могут оказаться полезными в случае серьезной атаки. Иными словами, как ни парадоксально это звучит, один из способов усиления существующих установок подвергнуть их критике, которая должна быть недостаточно сильной, чтобы сокрушить их.
23. Виды больших социальных групп.
В истории социальной психологии предпринимались многократные попытки построить классификацию групп. Американский исследователь Юбенк вычленил семь различных принципов, на основании которых строились такие классификации. Эти принципы были самыми разнообразными: уровень культурного развития, тип структуры, задачи и функции, преобладающий тип контактов в группе и др. К этому часто добавлялись и такие основания, как время существования группы, принципы ее формирования, принципы доступности членства в ней и многие другие. Однако общая черта всех предложенных классификаций – формы жизнедеятельности группы. Если же принять принцип рассмотрения реальных социальных групп в качестве субъектов социальной деятельности, то здесь требуется, очевидно, и иной принцип классификации. Основанием ее должна служить социологическая классификация групп соответственно их месту в системе общественных отношений.
Прежде всего для социальной психологии значимо разделение групп на условные и реальные. Она сосредоточивает свое исследование на реальных группах. Но среди этих реальных существуют и такие, которые преимущественно фигурируют в общепсихологических исследованиях – реальные лабораторные группы. В отличие от них существуют реальные естественные группы. Социально-психологический анализ возможен относительно и той, и другой разновидностей реальных групп, однако наибольшее значение имеют реальные естественные группы. В свою очередь эти естественные группы подразделяются на так называемые "большие" и "малые" группы.
Большие группы: стихийные, устойчивые. Точно так же малые группы могут быть подразделены на две разновидности: становящиеся группы, уже заданные внешними социальными требованиями, но еще не сплоченные совместной деятельностью в полном смысле этого слова, и группы более высокого уровня развития, уже сложившиеся. Эта классификация может быть наглядно представлена в следующей схеме.
Существуют два вида общностей людей, которые определяют специфические социально-психологические особенности групп. Основанием для разделения этих видов групп служит характер связей. В первом случае это объективные социальные связи данной общности. Так, социальный класс как большую группу характеризует место, которое он занимает в системе объективных социально-экономических отношений и которое определяется общественным разделением труда. Основанием для выделения нации как социальной группы служит определенная система объективных социальных связей. Для половозрастных общностей существуют реальные социально-демографические характеристики. Принадлежность людей к этим группам не зависит от их воли и сознания. Она определена объективно.
К другому типу общностей относятся группы, принадлежность к которым является результатом сознательного стремления людей к объединению на основе общих целей и ценностей. Примерами таких общностей являются профессиональные ассоциации, партии, общественные движения. Психологические явления составляют основание этих объединений. Это психологические общности.
Большие социальные группы классифицируются и по другим признакам. 
По длительности существования выделяют более долговременные (классы, нации) и менее долговременные (митинги, аудитории, толпа) группы. По характеру организованности группы делятся на стихийно возникающие (толпа) и сознательно организованные (партии, ассоциации). Можно также говорить обусловных и реальных группах. При этом существенным считается признак контактности и взаимодействия. Половозрастные и профессиональные группы являются не реальными, а условными. К реальным большим группам с короткими, но тесными контактами относятся митинги и собрания. Большие социальные группы могут быть открытыми и закрытыми. Членство в последних определяется внутренними установлениями групп.




24. Стихийные группы и массовые движения. Социально-психологические особенности поведения спонтанно возникающих групп (толпа, очередь, демонстрация).
Cуществует особая их разновидность, которую в строгом смысле слова нельзя назвать "группой". Это кратковременные объединения большого числа лиц, часто с весьма различными интересами, но тем не менее собравшихся вместе по какому-либо определенному поводу и демонстрирующих какие-то совместные действия. Членами такого временного объединения являются представители разных больших организованных групп: классов, наций, профессий, возрастов и т.д. Такая "группа" может быть в определенной степени кем-то организована, но чаще возникает стихийно, не обязательно четко осознает свои цели, но тем не менее может быть весьма активной. В современных обществах от действий таких групп часто зависят принимаемые политические и социальные решения. Среди стихийных групп в социально-психологической литературе чаще всего выделяют толпу, массу, публику.
В социальной психологии XX в. психологические характеристики таких групп описываются как формы коллективного поведения.целесообразнее определять названный тип поведения как массовое поведение, тем более что стихийные группы действительно выступают его субъектом.
необходимо сказать об одном важном факторе их формирования. Таким фактором является общественное мнение. Во всяком обществе идеи, убеждения, социальные представления различных больших организованных групп существуют не изолированно друг от друга, а образуют своеобразный сплав, что можно определить как массовое сознание общества. Выразителем этого массового сознания и является общественное мнение. Оно возникает по поводу отдельных событий, явлений общественной жизни, достаточно мобильно, может быстро изменять оценки этих явлений под воздействием новых, часто кратковременных обстоятельств. динамичность общественного мнения, включенность в него эмоциональных оценок действительности, непосредственная форма его выражения могут послужить в определенный момент стимулом для создания стихийной группы и ее массовых действий.
Это можно проследить более конкретно на примере формирования различных типов стихийных групп.
Толпа образуется на улице по поводу самых различных событий: дорожно-транспортного происшествия, поимки правонарушителя, недовольства действиями представителя власти или просто проходящего человека. Длительность ее существования определяется значимостью инцидента: толпа зевак может разойтись, как только элемент зрелищности ликвидирован. В другом случае, особенно, когда это связано с выражением недовольства каким-либо социальным явлением толпа может все более и более возбуждаться и переходить к действиям. Ее эмоциональный накал может при этом возрастать, порождая агрессивное поведение участников, в толпе могут возникать элементы организации, если находится человек, который сумеет ее возглавить. Но если даже такие элементы возникли, они очень нестабильны: толпа легко может и смести возникшую организованность. Стихия остается основным фоном поведения толпы, приводя часто к его агрессивным формам.
Масса обычно описывается как более стабильное образование с довольно нечеткими границами. Масса может оказаться в значительно большей степени организованной,чем толпа, когда определенные слои населения достаточно сознательно собираются ради какой-либо акции: манифестации, демонстрации, митинга. В этом случае более высока роль организаторов: они обычно выдвигаются не непосредственно в момент начала действий, а известны заранее как лидеры тех организованных групп, представители которых приняли участие в данном массовом действии. В действиях массы поэтому более четки и продуманы как конечные цели, так и тактика поведения. Вместе с тем, как и толпа, масса достаточно разнородна, в ней тоже могут как сосуществовать, так и сталкиваться различные интересы, поэтому ее существование может быть неустойчивым.
Публика представляет собой еще одну форму стихийной группы, хотя элемент стихийности здесь слабее выражен, чем, например, в толпе. Публика – это тоже кратковременное собрание людей для совместного времяпрепровождения в связи с каким-то зрелищем – на трибуне стадиона, в большом зрительном зале.публику часто именуют аудиторией. Публика всегда собирается ради общей и определенной цели, поэтому она более управляема, в частности в большей степени соблюдает нормы, принятые в избранном типе организации зрелищ. Но и публика остается массовым собранием людей, и в ней действуют законы массы. Достаточно и здесь какого-либо инцидента, чтобы публика стала неуправляемой. Известны драматические случаи, к которым приводят неуемные страсти, например болельщиков футбола на стадионах и т.п.
Общие черты различных типов стихийных групп позволяют говорить о сходных средствах коммуникативного и интерактивного процесса в этих группах. Общественное мнение, представленное в них, дополняется информацией, полученной из разных источников. С одной стороны, из официальных сообщений средств массовой информации, которые в условиях массового поведения часто произвольно и ошибочно интерпретируются. С другой стороны, в подобных группах популярен иной источник информации – различного рода слухи и сплетни. У них – свои законы распространения и циркулирования, что выступает предметом специальных исследований в социальной психологии.Образовавшийся таким образом сплав суждений и утверждений начинает функционировать в массе или толпе, играя роль побудителя к действиям. При этом утрачивается необходимость собственной интерпретации информации, происходит групповое стимулирование действий. Возникает особый эффект доверия именно к той информации, которая получена "здесь и теперь" без всякой потребности проверки ее достоверности. Именно это и порождает специфические формы общения и взаимодействия.
Главный отличительный признак общения в таких группах состоит в том, что здесь возникает стихийная передача информации, и ситуация общения характеризуется тем, что личность действует практически без ощущения личного контроля над ситуацией. Естественно, что и воздействие здесь приобретает специфику по сравнению с тем, которое имеет место в группе, связанной общей деятельностью.
Социальные движения – особый класс социальных явлений. Социальное движение представляет собой достаточно организованное единство людей, ставящих перед собой определенную цель, как правило, связанную с каким-либо изменением социальной действительности. Социальные движения обладают различным уровнем: это могут быть широкие движения с глобальными целями (борьба за мир, за разоружение, против ядерных испытаний, за охрану окружающей среды и т.п.), локальные движения, которые ограничены либо территорией, либо определенной социальной группой (против использования полигона в Семипалатинске, за равноправие женщин, за права сексуальных меньшинств и т.д.) и движения с сугубо прагматическими целями в очень ограниченном регионе (за смещение кого-либо из членов администрации муниципалитета).
Общие черты:
базируется всегда на определенном общественном мнении, которое как бы подготавливает социальное движение
имеет в качестве цели изменение ситуации в зависимости от его уровня: то ли в обществе в целом, то ли в регионе, то ли в какой-либо группе.
в ходе организации движения формулируется его программа
отдает себе отчет в тех средствах, которые могут быть использованы для достижения целей
реализуется в той или иной степени в различных проявлениях массового поведения, включая демонстрации, манифестации, митинги, съезды и пр.
Исходным пунктом всякого социального движения является проблемная ситуация, которая и дает импульс возникновению движения.именно в группе достигается некоторое единство мнений, которое и будет "выплеснуто" в движении. Чрезвычайно важными, с точки зрения социальной психологии, являются три следующих вопроса: механизмы присоединения к движению, соотношение мнений большинства и меньшинства, характеристика лидеров.
Механизмы присоединения к движению могут быть объяснены через анализ мотивов участников. Они подразделяются на фундаментальные, которые определяются условиями существования конкретной социальной группы, ее статусом, устойчивым интересом по отношению к какому-либо явлению, политическому решению, законодательству, и сиюминутные, которые порождены проблемной ситуацией, общественным инцидентом, новым политическим актом. Последние в большей степени обоснованы чисто эмоциональными реакциями на происходящее в обществе или группе. От соотношения фундаментальных и сиюминутных мотивов в значительной степени зависят основательность и "прочность" движения, прогноз на успешное выполнение целей.
В современной, преимущественно социологической, литературе предложены две теории, объясняющие причины присоединения индивида к социальному движению.
Теория относительной депривации утверждает, что человек испытывает потребность достижения какой-либо цели не в том случае, когда он абсолютно лишен какого-то блага, права, ценности, а в том случае, когда он лишен этого относительно. Иными словами, потребность эта формируется при сравнении своего положения с положением других. Другая теория – мобилизиция ресурсов – делает акцент на более "психологические" основания присоединения к движению. Здесь утверждается, что человек руководствуется потребностью в большей степени идентифицироваться с группой, ощутить себя частью ее, тем самым почувствовать свою силу, мобилизовать ресурсы.
Вторая проблема касается соотношения позиций большинства и меньшинства в любом массовом, в том числе социальном движении. Эта проблема является одной из центральных в концепции С.Московичи. Учитывая неоднородность социальных движений, объединение в них представителей разных социальных групп, а также специфические формы действий (высокий эмоциональный накал, наличие разноречивой информации), можно предположить, что во всяком социальном движении актуальна проблема выделения "несогласных", более радикальных, решительных и т.д. Иными словами, в движении легко обозначается меньшинство. Неучет его позиции может ослабить движение. Следовательно, необходим диалог, обеспечивающий права меньшинства, перспективы для торжества и его точки зрения.Необходима проработка также и самого стиля переговоров: умение достигать компромисса, снимать излишнюю категоричность, готовность к продвижению по пути поиска продуктивного решения.
Третья проблема, возникающая в социальном движении, – это проблема лидера или лидеров. Понятно, что лидер такого специфического типа массового поведения должен обладать особыми чертами. Наряду с тем, что он должен наиболее полно выражать и отстаивать цели, принятые участниками, он должен и чисто внешне импонировать довольно большой массе людей. Имидж лидера социального движения должен быть предметом его повседневного внимания. Как правило, прочность позиции и авторитета лидера в значительной мере обеспечивает успех движения. Эти же качества лидера способствуют и удержанию движения в принятых рамках поведения, не допускающих легкости изменения избранной тактики и стратегии действий.
Анализ психологических характеристик больших социальных групп приводит к постановке принципиально важного для социальной психологии вопроса, каким образом элементы общественной психологии "взаимодействуют" с психикой каждого отдельного человека, входящего в такую группу.
25. Способы психологического воздействия в больших социальных группах.
Что же касается самих способов воздействия, реализуемых в стихийных группах, то они достаточно традиционны.
Заражение с давних пор исследовалось как особый способ воздействия, определенным образом интегрирующий большие массы людей, особенно в связи с возникновением таких явлений, как религиозные экстазы, массовые психозы и т.д. Феномен заражения был известен, по-видимому, на самых ранних этапах человеческой истории. В самом общем виде заражение можно определить как бессознательную невольную подверженность индивида определенным психическим состояниям. Она проявляется не через более или менее осознанное принятие какой-то информации или образцов поведения, а через передачу определенного эмоционального состояния, или "психического настроя".
Поскольку это эмоциональное состояние возникает в массе, действует механизм многократного взаимного усиления эмоциональных воздействий общающихся людей. Индивид здесь не испытывает организованного преднамеренного давления, но просто бессознательно усваивает образцы чьего-то поведения, лишь подчиняясь ему. Многие исследователи констатируют наличие особой "реакции заражения", возникающей особенно в больших открытых аудиториях, когда эмоциональное состояние усиливается путем многократного отражения по моделям обычной цепной реакции. Эффект имеет место прежде всего в неорганизованной общности, чаще всего в толпе, выступающей своеобразным ускорителем, который "разгоняет" определенное эмоциональное состояние.
Особой ситуацией, где усиливается воздействие через заражение, является ситуация паники. Паника возникает в массе людей как определенное эмоциональное состояние, являющееся следствием либо дефицита информации о какой-либо пугающей или непонятной новости, либо избытка этой информации. Непосредственным поводом к панике является появление какого-то известия, способного вызвать своеобразный шок. В дальнейшем паника наращивает силу, когда включается в действие рассмотренный механизм взаимного многократного отражения. Если в ситуации паники находится человек, который может предложить образец поведения, способствующий восстановлению нормального эмоционального состояния толпы, есть возможность панику прекратить.
Мера, в которой различные аудитории поддаются заражению, зависит, конечно, и от общего уровня развития личностей, составляющих аудиторию, и – более конкретно – от уровня развития их самосознания. В этом смысле справедливо утверждение, что в современных обществах заражение играет значительно меньшую роль, чем на начальных этапах человеческой истории. Справедливо отмечено, что чем выше уровень развития общества, тем критичнее отношение индивидов к силам, автоматически увлекающим их на путь тех или иных действий или переживаний, тем, следовательно, слабее действие механизма заражения.
Внушение представляет собой особый вид воздействия, а именно целенаправленное, неаргументированное воздействие одного человека на другого или на группу. При внушении осуществляется процесс передачи информации, основанный на ее некритическом восприятии. Часто всю информацию, передаваемую от человека к человеку, классифицируют с точки зрения меры активности позиции коммуникатора, различая в ней сообщение, убеждение и внушение. Именно эта третья форма информации связана с некритическим восприятием. Предполагается, что человек, принимающий информацию, в случае внушения не способен на ее критическую оценку. Естественно, что в различных ситуациях и для различных групп людей мера неаргументированности, допускающая некритическое принятие информации, становится весьма различной.
Внушение, "суггестия", как социально-психологическое явление обладает глубокой спецификой, поэтому правомерно говорить об особом явлении "социальной суггестии". Суггестор ( внушает); суггеренд( ему внушают). Контрсуггестией ( сопротивление внушению). В отечественной литературе впервые вопрос о значении социальной суггестии был поставлен в работе В.М.Бехтерева "Внушение и его роль в общественной жизни" (1903). При анализе внушения как специфического средства воздействия встает, естественно, вопрос о соотношении внушения и заражения.
Для одних авторов внушение является одним из видов заражения наряду с подражанием, другие подчеркивают отличия внушения от заражения, которые сводятся к следующему: 1) при заражении осуществляется сопереживание большой массой людей общего психического состояния, внушение же не предлагает такого "равенства" в сопереживании идентичных эмоций: суггестор здесь не подвержен тому же самому состоянию, что и суггеренд. Процесс внушения имеет одностороннюю направленность; 2) внушение, как правило, носит вербальный характер, тогда как при заражении, кроме речевого воздействия, используются и иные средства (восклицания, ритмы и пр.).
С другой стороны, внушение отличается от убеждения тем, что непосредственно вызывает определенное психическое состояние, не нуждаясь в доказательствах и логике. Убеждение, напротив, построено на том, чтобы с помощью логического обоснования добиться согласия от человека, принимающего информацию. При внушении же достигается не согласие, а просто принятие информации, основанное на готовом выводе, в то время как в случае убеждения вывод должен быть сделан принимающим информацию самостоятельно. Поэтому убеждение представляет собой преимущественно интеллектуальное, а внушение – преимущественно эмоционально-волевое воздействие.
Эффективность внушения зависит от возраста, физич состония и др. Но самое главное заключается в том, что при внушении действуют специфические социально-психологические факторы. Но решающим условием эффективности внушения является авторитет суггестора, создающий особый, дополнительный фактор воздействия – доверие к источнику информации. Этот "эффект доверия" проявляется как по отношению к личности суггестора, так и по отношению к той социальной группе, которую данная личность представляет. Авторитет суггестора выполняет функцию так называемой косвенной аргументации, своего рода компенсатора отсутствия прямой аргументации, что является специфической чертой внушения.
Так же, как это имеет место в ситуациях заражения, при внушении результат зависит и от характеристик личности суггеренда. Феномен контрсуггестии иллюстрирует меру сопротивления внушению, которую оказывает отдельная личность. В практике социальной суггестии разработаны способы, при помощи которых можно блокировать в определенной степени эту "психическую самозащиту". Совокупность таких мер предложено называть "контрконтрсуггестией". Феномен контрсуггестии может быть использован не только для защиты личности от суггестивного воздействия, но и для опровержения этой защиты. Так, если в качестве средства контрсуггестии выступает недоверие к суггестору, то путем включения дополнительной информации о суггесторе можно добиться отклонения этого недоверия, и этот комплекс мер будет как раз представлять контрконтрсуггестию.
В теоретическом плане феномен суггестии изучается в тесной связи с проблемами социальной перцепции. Анализ общения как процесса познания людьми друг друга показал, что в структуре такого познания значительную роль играет предшествующая восприятию заданная (или сложившаяся) социальная установка, которую можно рассматривать в данном контексте как своего рода фактор внушения.
В прикладном плане исследования внушения имеют большое значение для таких сфер, как пропаганда и реклама.
Подражание также относится к механизмам, способам воздействия людей друг на друга, в том числе в условиях массового поведения. Подражание имеет ряд общих черт с уже рассмотренными явлениями заражения и внушения, однако его специфика состоит в том, что здесь осуществляется не простое принятие внешних черт поведения другого человека или массовых психических состояний, но воспроизведение индивидом черт и образцов демонстрируемого поведения. разработка идей о роли подражания в обществе характерна для концепции Г.Тарда, которому принадлежит так называемая теория подражания. В основных чертах эта теория сводится к следующему: фундаментальным принципом развития и существования общества служит подражание. Именно в результате подражания возникают групповые нормы и ценности. Подражание выступает как частный случай более общего "мирового закона повторения". Если в животном мире этот закон реализуется через наследственность, то в человеческом обществе – через подражание. Оно выступает источником прогресса: периодически в обществе совершаются изобретения, которым подражают массы. Эти открытия и изобретения входят впоследствии в структуру общества и вновь осваиваются путем подражания.
Различается несколько видов подражания: логическое и внелогическое, внутреннее и внешнее, подражание-мода и подражание-обычай, подражание внутри одного социального класса и подражание одного класса другому. исследования механизма подражания стали предметом специальной теории подражания, разработанной в рамках необихевиористской ориентации Н.Миллером, Д.Доллардом и А.Бандурой.
В каждом случае осуществление воздействия при помощи указанных способов наталкивается на ту или иную степень критичности личностей, составляющих массу. Воздействие вообще не может быть рассмотрено как однонаправленный процесс: всегда существует и обратное движение – от личности к оказываемому на нее воздействию. Особое значение все это приобретает в стихийных группах. Стихийные группы и демонстрируемое в них массовое поведение и массовое сознание являются существенным компонентом различных социальных движений.
26. Представление об этнических группах в социальной психологии. Этнические стереотипы, предрассудки, этноцентризм
Другим примером больших социальных групп, значимых в историческом процессе, являются различные этнические группы. Выделилась специальная ветвь науки на стыке социальной психологии и этнографии - этнопсихология.
Некоторые авторы вообще рассматривают этнопсихологию как составную часть социальной психологии. При разработке проблем этнической психологии акценты часто несколько смещены; в фокусе внимания из всех этнических групп оказываются только нации. Между тем нации как формы этнической общности людей сложились на относительно позднем этапе исторического развития. Хотя нации и являются в современных обществах наиболее распространенной формой этнической общности, кроме них и сегодня существуют такие их разновидности, как народность, национальная группа и т.п. Поэтому было бы неправомерно всю проблему сводить только к изучению психологии наций. 
Традиция исследования психологии этнических групп восходит к работам В. Вундта по «психологии народов», где «народ» интерпретировался именно как некоторая этническая общность. Вундту же принадлежит и постановка вопроса о том, что методом исследования психологии этнических групп должно быть исследование мифов, обычаев и языка, поскольку эти же самые образования составляют и структуру психологии этнических групп. После Вундта в западной психологии возникло много новых подходов к изучению этой проблемы, главным среди которых явился подход, развитый в рамках культурантропологии.
Национальная (этническая) принадлежность индивида является чрезвычайно значимым для социальной психологии фактором потому, что она фиксирует определенные характеристики той микросреды, в условиях которой формируется личность. усвоение этого опыта есть важнейшее содержание процесса социализации индивида. личность по мере развития приобщается к специфике национальной культуры, обычаев, традиций.
Наиболее разработанным вопросом оказался вопрос о психическом облике наций. Как синоним «психическому складу нации» употребляются понятия «национальный характер», «национальное самосознание», просто «национальная психология».
В соответствии с традицией, сложившейся в социальной психологии больших групп, в психологии этнических общностей различаются две стороны: 
1) наиболее устойчивая часть - психический склад (куда включаются национальный, или этнический, характер, темперамент, а также традиции и обычаи, и
2) эмоциональная сфера, куда включаются национальные, или этнические, чувства.

Национальный характер в качестве элемента психического склада может быть рассмотрен лишь как фиксация каких-то типических черт, которые проявляются наиболее отчетливо именно в тех случаях, когда выступают не отдельные люди, а группы. При выявлении таких типических, общих черт национального характера нельзя их абсолютизировать: во-первых, потому что в реальных обществах в любой группе людей переплетаются национальные и социальные характеристики. Во-вторых, потому, что любая черта из выделенных в национальных характерах различных групп не может быть жестко привязана только к данной нации; каждая из них, строго говоря, является общечеловеческой: нельзя сказать, что какому-то народу присуще трудолюбие, а другому - общительность. Поэтому речь идет не столько о каких-то «наборах» черт, сколько о степени выраженности той или другой черты в этом наборе, о специфике ее проявления.
Основной сферой проявления национального характера является разного рода деятельность, поэтому исследование национального характера возможно при помощи изучения продуктов деятельности: наряду с исследованием обычаев и традиций особую роль играет здесь анализ народного искусства и языка. Язык важен еще и потому, что передача черт национального характера осуществляется в процессе социализации прежде всего при посредстве языка. Относительная устойчивость черт национального характера, несмотря на изменчивость социальной среды, объясняется тем, что возникает определенная инерция, обеспечиваемая путем межпоколенной передачи опыта.
В этнических группах иногда фиксируются и такие элементы психического склада, как темперамент и способности. Но они вызывают критику. Что касается темперамента, то высказывается мнение, что речь должна идти лишь о выявлении специфических сочетаний преобладающих типов темперамента, а не о жестком «привязывании» определенного типа темперамента к определенной этнической группе. Еще сложнее вопрос о способностях. В условиях господства реакционных идеологий вопрос о способностях различных наций обрастает целым рядом политических спекуляций, порожденных различными формами шовинизма и расизма. Исследование проблемы на уровне социальной психологии требует поэтому крайней щепетильности, гарантии того, что будет дано именно научное решение вопроса.
Это особенно важно, коль скоро при исследовании способностей употребляется такой инструментарий, как тесты. Как справедливо отмечают многие авторы, всякий тест не может по своей сущности учитывать специфику различных культур, в условиях которых он применяется. Отсюда возможность занижения результатов тестовых испытаний. Все это также может дать основание для националистических спекуляций.
Осторожность должна быть присуща и исследованиям некоторых других особенностей этнических групп. Игнорирование культурного (т.е. и этнического) контекста может давать тенденциозный материал, который легко использовать в различных политических доктринах. Область изучения психологии наций настолько тесно связана с политической проблемой равенства наций, настолько прочно включена в идеологический контекст, что игнорировать эти аспекты и в сугубо профессиональном социально- психологическом анализе никак нельзя.
Целый ряд явлений, усложняющих исследования специфики национального характера, возникает и на уровне обыденного сознания,что порождено процессом стереотипизации, свойственным всякому восприятию социальных объектов и особенно проявляющимся при восприятии представителей другой этнической группы. Возникновение этнических стереотипов связано с развитием этнического самосознания, осознания собственной принадлежности к определенной этнической группе. Присущая всякой группе психическая общность выражается, как известно, в формировании определенного «мы-чувства». 
Для этнических групп «мы- чувство» фиксирует осознание особенностей своей собственной группы, отличие ее от других групп. Образ других групп при этом часто упрощается, складывается под влиянием межэтнических отношений, формирующих особую установку на представителя другой группы. При этом играет роль прошлый опыт общения с другой этнической группой. Если эти отношения в прошлом носили враждебный характер, такая же окраска переносится и на каждого вновь встреченного представителя этой группы, чем и задается негативная установка. Образ, построенный в соответствии с этой установкой, дает этнический стереотип. Чаще всего этнический стереотип возникает из-за ограниченности межэтнического общения: черты, присущие единичным представителям другой этнической группы, распространяются на всю группу. Складывающиеся таким образом стереотипы в дальнейшем влияют на возникновение этнических симпатий или антипатий. Даже при нейтральном эффекте всякий этнический стереотип означает приписывание этнических признаков представителям иных этнических групп, т.е. способствует распространению «приблизительных», неточных характеристик, что в определенных политических условиях открывает дорогу различным проявлениям национализма и шовинизма. Поэтому необходимо очень точно развести социально-психологический механизм возникновения этнических стереотипов и возможные политические спекуляции, построенные на этой основе.
Сам факт осознания особенностей своей этнической группы не содержит в себе предубеждения против других групп. Но так дело обстоит до тех пор, пока осуществляется констатация этих различий. Однако очень легко от такой констатации перейти к оценке другой группы, и тогда-то возможны искажения ее образа. Психологически при этом возникает явление этноцентризма - склонности воспринимать все жизненные явления с позиции «своей» этнической группы, рассмотренной как эталон, т.е. при известном ее предпочтении. Таким образом этноцентризм есть сочувственная фиксация черт своей группы. Она не обязательно подразумевает формирование враждебного отношения к другим группам, хотя этот оттенок и может возникнуть при определенных обстоятельствах.
Характер, который приобретает этноцентризм, зависит от типа общественных отношений, от содержания национальной политики, от исторического опыта взаимодействия между народами.

Сложность явлений национальной психологии заставляет с особой тщательностью поставить вопрос о том, где коренятся причины национальных особенностей людей. В исследованиях были перебраны многочисленные причины этих различий: в теориях «народного духа» они были объяснены изначальной заданностью, в различных биологических интерпретациях общественного процесса они часто рассматривались как генетически обусловленные, как принадлежащие расе; корни этих различий отыскивались также в антропологических, физических особенностях людей, в географических условиях их существования и т.д. Неудовлетворенность этими концепциями повернула исследователей лицом к анализу исторически сложившихся экономических, социальных и культурных условий жизни.
Этнопсихология накопила достаточно большой и интересный материал относительно особенностей психологического склада и поведения людей, обусловленных их этнической принадлежностью. Однако уже на довольно ранних этапах исследований было установлено, что круг признаков, позволяющих одной этнической группе отличить себя от других, тем определеннее, чем меньшая этническая общность берется в качестве предмета исследования. Поэтому многие иссследования были проведены с племенами.
Другая попытка предпринята в рамках культурантропологии, ориентированной на школу неофрейдизма. Здесь было введено понятие «базовой личности», фиксирующее в каждом индивиде именно те черты, которые роднят его с другими индивидами этой же этнической группы. Анализ базовой личности предполагал анализ способов ее социализации, т.е. изучение семьи, норм, принимаемых группой, символов, принятых в данной культуре, и т.д., т.е. исследование было нацелено на выяснение условий формирования базовой личности, иными словами, условий, порождающих этнические особенности людей.

27. Механизмы межгруппового восприятия.
Предметом исследования психологии межгруппового взаимодействия являются психологические закономерности поведения и взаимодействия между людьми, обусловленные их принадлежностью к тем или иным социальным группам.
Одним из первых ученых, обративших внимание на психологические закономерности отношений между группами, был У. Самнер, описавший в опубликованной в 1906 г. работе «Народные обычаи» феномен этноцентризма. Этноцентризм проявляется в чувстве превосходства своей этнической и культурной группы и одновременной неприязни, враждебности по отошению к другим группам.
Этноцентризм свойство сознания этнической группы, связанное с преувеличением положительно оцениваемых характеристик собственной этнической группы, ценности и нормы которой выступают центром, критерием оценки всех других групп.
Отличительной особенностью межгрупповых отношений является субъективность, пристрастность межгруппового восприятия и оценивания, которая проявляется в таких феноменах, как стереотипы и предрассудки.
Исследования, посвященные психологии межгрупповых отношений, можно объединить в рамках основных подходов. Т. Адорно показал, что враждебное отношение к представителям других этнических групп связано с определенным набором психологических качеств, характерных для так называемой авторитарной личности:
- установка на неукоснительное почитание внутригрупповых авторитетов;
- чрезмерная озабоченность вопросами статуса и власти;
- стереотипность суждений и оценок;
- нетерпимость к неопределенности;
- склонность подчиняться людям, наделенным властью;
- нетерпимость к тем, кто находится на более низком статусном уровне.
И. Берковитц продемонстрировал в своих исследованиях феномен генерализации агрессии: демонстрация испытуемым фильмов со сценами жестокости приводит к усилению проявлений агрессивности в отношении представителей других групп, сходных с теми, кто выступал в роли источника фрустрации или был жертвой демонстрируемых актов жестокости.
М. Шериф в полевых экспериментах показал, что ситуация конкурентного взаимодействия, в основе которого лежит объективный конфликт интересов, приводит к усилению проявлений межгрупповой агрессии и враждебности и одновременному усилению внутригрупповой сплоченности.
Экспериментальные исследования феномена внутригруппового фаворитизма (тенденции оказывать предпочтение своей группе в противовес интересам другой), проведенные Тэджфелом и Д. Тернером, показали, что одного только факта распределения испытуемых на группы, сходные по какому-либо малозначимому признаку, достаточно для того, чтобы индивиды демонстрировали более позитивные установки по отношению к тем, кто, по их мнению, входил в одну группу с ними, и более негативные установки по отношению к тем, кто входил в другую группу.
Внутригрупповой фаворитизм тенденция оказывать предпочтение своей группе в противовес интересам другой.
Внешнегрупповая дискриминация тенденция к установлению различий в оценках «своей»и «чужой» группы в пользу «своей».
Теория социальной идентичности Г. Тэджфела и Д. Тернера объясняет феномены внутригруппового фаворитизма и внешнегрупповой дискриминации как результат серии когнитивных процессов, связанных с установлением сходства и различий между представителями различных социальных групп: социальной категоризации, социальной идентификации и социального сравнения.
Социальная категоризация это когнитивный процесс упорядочения индивидом своего социального окружения путем распределения социальных объектов (в том числе окружающих людей и себя самого) по группам (категориям), имеющим сходство по значимым для индивида критериям.
Социальная идентификация это процесс отнесения индивидом себя к тем или иным социальным категориям, субъективное переживание им своей групповой социальной принадлежности.
Социальное сравнение это процесс соотнесения качественных признаков различных социальных групп, результатом которого является установление различий между ними, т. е. межгрупповая дифференциация.
Внутригрупповой фаворитизм и внешнегрупповая дискриминация являются заключительным звеном в серии когнитивных процессов, их неизбежность диктуется потребностью личности в позитивной социальной идентичности, необходимой для поддержания позитивного образа «Я».
28. Теории межгруппового взаимодействия: мотивационные, ситуативные, когнитивные, деятельностная.
Логическим продолжением рассмотрения групп является область психологии межгрупповых отношений, были предприняты попытки исследовать межгрупп отношения. Примером могут служить исследования межгрупповой агрессии в концепции Г.Лебона, негативных установок на другую группу в работе Т.Адорно и др., враждебности и страха в психоаналитических теориях и т.д.
Изучение межгупп отношений началось в нач 50-х г., она была сформулирована в работах А.Тэшфела. Большое внимание этой проблеме уделено также в работах В.Дуаза и в концепции "социальных представлений" С.Московичи и др.
Однако ранее всего экспериментальные исследования в этой области были проведены М.Шерифом (1954) в американском лагере для подростков ( отношение на разных этапах).
Важно подчеркнуть тот принципиальный вклад, который был сделан в изучение области межгрупповых отношений. В отличие от "мотивационных" подходов, свойственных фрейдистски ориентированным исследователям, когда центральным звеном оставалась отдельная личность в ее отношениях с представителями других групп, Шериф предложил собственно "групповой" подход к изучению межгрупповых отношений: источники межгрупповой враждебности или сотрудничества отыскиваются здесь не в мотивах отдельной личности, а в ситуациях группового взаимодействия. но при предложенном понимании взаимодействия были утрачены чисто психологические характеристики – когнитивные и эмоциональные процессы, регулирующие различные аспекты этого взаимодействия. Не случайно поэтому, что впоследствии критика исследований Шерифа велась именно с позиций когнитивистской ориентации.
В рамках этой ориентации и были выполнены эксперименты А.Тэшфела. Изучая межгрупповую дискриминацию (внутригрупповой фаворитизм по отношению к своей группе и внегрупповую враждебность по отношению к чужой группе), Тэшфел Настаивал на значении когнитивных процессов в межгрупповых отношениях, Тэшфел показал, что установление позитивного отношения к своей группе наблюдается и в отсутствие объективной основы конфликта между группами, т.е. выступает как универсальная константа межгрупповых отношений.
Тэшфел сделал заключение, что причина межгрупповой дискриминации не в характере взаимодействия, а в простом факте осознания принадлежности к своей группе и, как следствие, проявление враждебности к чужой группе.
Отсюда был сделан и более широкий вывод о том, что вообще область межгрупповых отношений – это преимущественно когнитивная сфера, включающая в себя четыре основных процесса: социальную категоризацию, социальную идентификацию, социальное сравнение, социальную (межгрупповую) дискриминацию. Анализ этих процессов и должен, по мнению Тэшфела, представлять собой собственно социально-психологический аспект в изучении межгрупповых отношений.
Целостность и унифицированность – специфические структурные характеристики межгруппового восприятия. Динамические его характеристики также отличаются от динамических характеристик межличностного восприятия: межгрупповые социально-перцептивные процессы обладают большей устойчивостью, консервативностью, ригидностью, поскольку их субъектом является не один человек, а группа, и формирование таких процессов не только более длительный, но и более сложный процесс, в который включается как индивидуальный жизненный опыт каждого члена группы, так и опыт "жизни" группы. Диапазон возможных сторон, с точки зрения которых воспринимается другая группа, значительно более узок по сравнению с тем, что имеет место в случае межличностного восприятия: образ другой группы формируется непосредственно в зависимости от ситуаций совместной межгрупповой деятельности.
Эта совместная межгрупповая деятельность не сводится только к непосредственному взаимодействию. Здесь в качестве опосредующего фактора выступает более широкая система социальных условий, общественно-историческая деятельность данных групп. Таким образом, межгрупповая деятельность может выступать как в форме непосредственного взаимодействия различных групп, так и в своих крайне опосредованных безличных формах, например, через обмен ценностями культуры, фольклора и т.п. Когда, например, образ «другого» формируется под влиянием худ произведений.
Как сама природа межгруппового восприятия, так и зависимость его от характера культуры обусловливает особо важную роль стереотипов в этом процессе. Восприятие чужой группы через стереотип – явление широко распространенное. С одной стороны, стереотип помогает воспринимать группу; с другой он может обладать негативными хар-ми, которые порождают межгрупп враждебность.
Уместно поставить вопрос о том, какова роль непосредственного межгруппового взаимодействия в формировании и функционировании таких стереотипов? Еще в 50-х гг. Д.Кэмпбеллом была сформулирована "гипотеза контакта", суть которой заключается в следующем: чем больше благоприятных условий для контактов между группами, чем дольше и глубже они взаимодействуют и обмениваются индивидами, тем выше удельный вес реальных черт в содержании стереотипа.
Предлагаемый подход к анализу межгрупповых отношений является дальнейшим развитием принципа деятельности: межгрупповое восприятие, которое было выделено как специфически социально-психологический предмет исследования в области межгрупповых отношений, само по себе интерпретируется с точки зрения конкретного содержания совместной деятельности различных групп.
29. Альтруистические отношения: нормативная база и социальные ожидания.
Альтруизм качество, диаметрально противоположное эгоизму. Альтруист неравнодушен и готов помочь совершенно бескорыстно, даже тогда, когда ему не предлагают ничего взамен и когда он не ждет никакой благодарности.
Одно из возможных объяснений альтруизма содержится в теории социального обмена:взаимодействие людей направляется «социальной экономикой». Мы обмениваемся не только материальными ценностями и деньгами, но и такими социальными ценностями, как любовь, услуги, информация и статус. При этом мы используем стратегию «минимакса» стремимся свести к минимуму собственные затраты и получить максимально возможное вознаграждение. В теории социального обмена не утверждается, что мы сознательно «отслеживаем» затраты и вознаграждения; она лишь допускает, что подобные рассуждения прогнозируют наше поведение.
Вознаграждения, мотивирующие оказание помощи, могут быть внешними и внутренними. Когда бизнес жертвует деньги на благотворительность, чтобы сделать свой корпоративный имидж более привлекательным, или когда кто-либо предлагает подвезти кого-либо в расчете на благодарность или дружбу, речь идет о внешнем вознаграждении. Мы отдаем, чтобы получать. А это значит, что мы более склонны помогать тем, кто нам симпатичен и чье одобрение мы стремимся заслужить.
К вознаграждениям, которые мы получаем, помогая другим, относятся также и внутренние самовознаграждения. Находясь рядом с человеком, который чем-то расстроен, мы, как правило, сочувствуем ему. Если через окно до вас донесется женский крик, вы встревожитесь и испугаетесь. Если вы не можете интерпретировать этот крик как шутливый или игривый, то для того, чтобы успокоиться, вы постараетесь узнать, в чем дело, или оказать помощь 
Причины альтруизма:
Нравственные причины: желание действовать в соответствии с общечеловеческими ценностями и неравнодушие к другим.
Когнитивные причины: желание лучше узнать людей или приобрести навыки.
Социальные причины: стать членом группы и заслужить одобрение.
Карьерные соображения: приобретенный опыт и контакты полезны для дальнейшего продвижения по службе.
Защита собственного Я: желание избавиться от чувства вины или бегство от личных проблем.
Повышение самооценки: укрепление чувства собственного достоинства и уверенности в себе.
у защитников теории социального обмена возникают законные вопросы: что оскорбительного для гуманности в том, что мы получаем удовольствие, помогая другим? Разве это не делает ей чести? Разве не делает ей чести то, что мы чаще ведем себя не антисоциально, а «просоциально»? В том, что мы реализуем себя, отдавая другим свою любовь? Насколько хуже было бы всем нам, если бы мы получали удовольствие, заботясь только о самих себе.
психолог Дэниел Бэйтсон полагает, что наша готовность помогать другим есть следствие обеих причин заботы о собственных интересах и альтруистических соображений.
Зрелище чужого несчастья способно вызвать в человеке смешанные чувства сосредоточенность на собственном душевном дискомфорте и сочувствие (эмпатию) к тому, кто страдает. Исследователи согласны с тем, что собственный душевный дискомфорт «запускает» механизм, основанный на эгоистических мотивах. Но вопрос о том, способна ли эмпатия «запустить» механизм подлинного альтруизма, остается дискуссионным.
Душевный дискомфорт, который мы испытываем, наблюдая за страданиями другого человека, побуждает нас избавиться от него, а сделать это можно, либо пройдя мимо неприятной ситуации, либо оказав помощь. Но, по мнению Бейтсона и его коллег, мы также испытываем эмпатию, особенно если страдает близкий нам человек. Любящие родители страдают и радуются вместе со своими детьми; тем, кто жестоко обращается с детьми и вообще склонен к проявлениям жестокости, эмпатия неведома. Мы также испытываем эмпатию к тем, с кем мы идентифицируем себя.
Испытывая сострадание, мы не столько думаем о себе, сколько о том, кто страдает. Искренняя симпатия и сочувствие заставляют нас помогать человеку ради него самого. Это чувство возникает совершенно естественно. подлинный альтруизм все-таки существует:
Признаки подлинного альтруизма:
Эмпатия заставляет помогать даже членам групп-соперников, но только в том случае, если помогающий уверен в том, что его помощь не будет отвергнута
Люди, в которых проснулось сострадание, придут на помощь, даже если об этом никто и никогда не узнает. Их усилия будут продолжаться до тех пор, пока нуждающийся в помощи не получит ее. И если эти старания окажутся безрезультатными не по их вине, они все равно будут переживать
В некоторых случаях люди упорствуют в своем желании помочь страдающему человеку даже тогда, когда думают, что их плохое настроение временный результат действия специального психотропного препарата
Если человек сочувствует страдальцу, он, чтобы сделать для него то, в чем тот нуждается, нарушает собственные правила и представления о порядочности и справедливости.

Нередко мы помогаем другим не потому, что, сознательно просчитав последствия этого поступка, пришли к выводу: это в наших интересах, а потому, что что-то подсказывает нам: мы должны так поступить. Мы должны помочь новому соседу устроиться на новом месте. Мы должны вернуть найденный бумажник. Мы должны защищать своих друзей на поле боя. Нормы это социальные ожидания. Они предписывают правила поведения и оговаривают то, что мы обязаны делать. Исследователи, изучающие оказание помощи, идентифицировали две социальные нормы, мотивирующие альтруизм нормы взаимности и нормы соц ответственности.
Социолог Элвин Гоулднер утверждал, что норма взаимности есть единственный универсальный кодекс чести: тем, кто помогает нам, мы должны помогать, а не причинять зло.
По отношению к тем, кто явно зависим и не способен ответить взаимностью дети, немощные, инвалиды и все, кто воспринимаются нами как неспособные участвовать в равноценном обмене, действует другая норма, стимулирующая нашу помощь. Это  норма социальной ответственности, согласно которой нуждающимся в помощи нужно помогать без оглядки на какую бы то ни было компенсацию в будущем. Именно эта норма побуждает людей поднять книгу, которую уронил человек на костылях.
Если речь идет о жертвах обстоятельств, например стихийных бедствий, вы проявите максимальное великодушие. Но если люди, судя по всему, создали свои проблемы собственными руками, потому что ленивы, аморальны и не способны предвидеть последствия своих поступков, они должны получить то, что заслужили. Иными словами, наши реакции напрямую зависят от атрибуции.Объясняя чьи-либо нужды неконтролируемыми обстоятельствами, мы помогаем. Если же мы приписываем их выбору, который был сделан самим человеком, то не чувствуем никаких обязательств перед ним и говорим, что он сам во всем виноват.
Третий подход к трактовке альтруизма базируется на эволюционной теории. согласно представлениям эволюционных психологов, квинтэссенцией жизни является сохранение генофонда. Наши гены заставляют нас вести себя так, чтобы создать условия, максимально благоприятные для их выживания. Гены наших предков пережили их самих; именно им мы обязаны своей предрасположенностью к такому поведению, которое обеспечит их передачу грядущим поколениям.
Наши гены располагают нас к заботе о тех, кто, как и мы, являются их носителями. Следовательно, одна из форм самопожертвования, которая может увеличить шансы генов на выживание, привязанность к собственным детям. У родителей, ставящих интересы своих детей выше собственных, больше шансов передать потомкам свои гены, нежели у тех, кто пренебрегает своими обязанностями.
между разными теориями альтруизма социального обмена, социальных норм и трактовкой, предлагаемой эволюционными психологами, есть немало общего.

Теория
Как объясняется альтруизм

Уровень объяснения
Взаимный «альтруизм»
Подлинный альтруизм*

Социального обмена
Психологический
Внешнее вознаграждение за оказание помощи
Восстановление душевного равновесия внутренние вознаграждения за оказание помощи

Социальных норм
Социологический
Норма взаимности
Норма социальной ответственности

Эволюционная
Биологический
Взаимность
Отбор по принципу сохранения рода

Вывод:Известны три теории альтруизма. Согласно теории социального обмена,оказание помощи, как и любое другое социальное поведение, мотивируется желанием минимизировать затраты и оптимизировать вознаграждение. Другие же психологи считают, что к оказанию помощи побуждает и подлинный, бескорыстный альтруизм.
Теория социальных норм исходит из того, что оказание помощи связано с существованием в обществе определенных правил. Норма взаимности побуждает нас отвечать добром, а не злом тем, кто пришел нам на помощь. Норма социальной ответственности заставляет нас заботиться о тех, кто в этом нуждается, столько времени, сколько нужно, даже тогда, когда они не в состоянии отблагодарить нас.
Эволюционная психология исходит из существования двух типов альтруизма: альтруизма, основанного на защите собственного рода,и альтруизма, основанного на взаимном обмене.Однако большинство психологов-эволюционистов полагают, что у генов эгоистичных индивидов больше шансов выжить, чем у генов личностей, склонных к самопожертвованию, и что поэтому общество должно учить альтруизму.

Известно несколько ситуационных факторов, благоприятствующих или препятствующих проявлению альтруизма. В любой критической ситуации по мере увеличения числа очевидцев уменьшается вероятность того, что каждый из них в отдельности: 1) обратит внимание на инцидент, 2) сможет интерпретировать его как несчастный случай и 3) возьмет на себя ответственность за адекватные действия.
При каких обстоятельствах люди более всего склонны к помощи?
После того как увидят, что кто-то другой уже помогает;
если располагают свободным временем.
Имеют значение и такие личностные факторы, как настроение.
Люди, совершившие неблаговидные поступки и испытывающие чувство вины, более склонны к помощи; понятно, что тем самым они хотят успокоить свою совесть или вернуть утраченное самоуважение.
В отличие от ситуационных факторов и настроения личностные качества не являются детерминантами альтруизма: данные, полученные при проведении личностного тестирования, имеют слабые прогностические возможности при определении склонности к альтруизму. Однако результаты последних исследований свидетельствуют о том, что одни люди регулярно демонстрируют большую отзывчивость, чем другие, и что влияние гендера или личностных качеств может зависеть от ситуации. Религиозность прогнозирует долгосрочный альтруизм, который проявляется в безвозмездном участии в различных социальных мероприятиях и программах и в финансовых пожертвованиях.
Результаты исследований подсказывают нам два способа превращения альтруизма в более распространенное явление. Во-первых, можно устранить те факторы, которые препятствуют оказанию помощи. Во-вторых, мы можем научить альтруизму ( телевидение).


30. Агрессивное поведение. Теории агрессии: агрессия как инстинкт, фрустрация как источник агрессии, агрессия как результат социального научения.
Изучая причины враждебной и инструментальной агрессии, социальные психологи основное внимание уделили следующим трем принципиальным идеям: 1) существует врожденная физиологическая потребность в агрессии; 2) агрессия является естественной реакцией на фрустрацию; 3) агрессивное поведение результат научения.
Фрейд считал, что источником человеческой агрессии являются саморазрушительные импульсы. Это направленная на других людей энергия примитивного стремления к смерти (которое он называл «инстинктом смерти»). Лоренц считал агрессию не столько саморазрушительной, сколько адаптивной. Однако и Фрейд, и Лоренц соглашались с тем, что агрессия по своей природе инстинктивна (универсальна и не является результатом научения), и если у человека нет возможности разрядиться, агрессия накапливается в нем либо до тех пор, пока не произойдет взрыв, либо до тех пор, пока подходящий стимул не высвободит ее и она не выйдет наружу. Хотя Лоренц и считал также, что мы имеем врожденные механизмы сдерживания агрессии (то, что нас обезоруживает), он, тем не менее, опасался последствий усиления «бойцовских инстинктов» человека без одновременного развития механизмов их подавления.
Идея о том, что агрессия это инстинкт, прекратила свое существование после того, как едва ли не все мыслимые примеры поведения человека оказались включенными в перечень его предполагаемых инстинктов. В опубликованном в 1924 г. обзоре книг по социологии приводится перечень 6000 предполагаемых инстинктов. Социологи пытались объяснить социальное поведение, давая ему название.
Теория инстинктивной агрессии не может объяснить, почему разным людям и разным культурам агрессия свойственна в разной степени. Хотя биологические факторы и влияют на агрессию, склонность людей к агрессивным действием нельзя называть инстинктивным поведением.
Однако, по мнению специалистов в области эволюционной психологии Дэвида Басса и Тодда Шаклфорда, в жизни наших далеких предков агрессия иногда выполняла адаптивную функцию. Агрессивное поведение было стратегией, которая помогала добывать пропитание, защищаться от нападений и др.

нервная система, а также генетические и биохимические факторы оказывают существенное влияние на агрессивность индивида. Биологические факторы делают одних людей более предрасположенными к агрессивным реакциям на конфликты и провокации, чем других. Но «С точки зрения науки некорректно [утверждать, что] человек по своей природе генетически запрограммирован на войну или на любое другое проявление насилия [или что] причина войны “инстинкт” или любой другой единственный мотив».
Одна из первых психологических теорий агрессии, популярная теория фрустрации «Фрустрация всегда приводит к проявлению агрессии в той или иной форме», . Фрустрация  это все, что препятствует достижению нашей цели (например, неисправный автомат для прохладительных напитков). Фрустрация усиливается, если у нас есть очень веские основания для того, чтобы стремиться к достижению цели, если мы рассчитываем получить от этого удовлетворение, а у нас ровным счетом ничего не получается.
Классическая теория фрустрацииагрессии. Фрустрация создает мотивацию для агрессии. Страх перед порицанием или наказанием за агрессивные действия по отношению к источнику фрустрации может переориентировать агрессивность и направить ее на какую-либо иную мишень или даже на самого себя. Мы умеем сдерживать импульсивные реакции, особенно если у нас есть основание полагать, что окружающие не одобрят нашего поведения или накажут нас; в таких ситуациях мы направляем свою враждебность в более безопасное для нас русло.
в лабораторных условиях, и в реальной жизни замещение агрессии наиболее вероятно в том случае, когда мишень имеет некоторое сходство с ее возбудителем и когда поведение мишени дает пусть даже незначительный повод для раздражения, высвобождающий замещенную агрессию. Большинство из нас неоднократно убеждались: если человек сдерживает злость, одного банального замечания бывает достаточно, чтобы вызвать у него неадекватную реакцию.
Экспериментальная проверка теории фрустрацияагрессия дала неоднозначные результаты: в некоторых случаях фрустрация приводила к усилению агрессивности, в некоторых нет. Так, если причины фрустрации понятны, как, например, в одном эксперименте Юджина Бернстайна и Филипа Уорчела, когда их помощник мешал группе решать проблему, потому что плохо работал его слуховой аппарат, она вызывает не агрессию, а раздражение. Но и фрустрация, причины которой понятны, все равно вызывает разочарование, однако она «не запускает» механизм такой сильной агрессии, как фрустрация, для которой мы не находим оправдания.
Убедившись в том, что классическая теория переоценивает связь между фрустрацией и агрессией, Леонард Берковиц пересмотрел ее. По мнению Берковица, фрустрация рождает гнев  эмоциональную готовность к агрессивным действиям. Гнев возникает тогда, когда у того, кто вызвал нашу фрустрацию, была возможность действовать иначе. Переживающий фрустрацию человек особенно склонен к тому, чтобы взорваться, когда возбудители агрессии «вышибают пробку», высвобождая дотоле сдерживаемый гнев. Иногда «пробка вылетает» и сама по себе, «без посторонней помощи». Но, как мы увидим, возбудители, ассоциирующиеся с агрессией, усиливают агрессивность.
Фрустация связана с соц депривацией( психическое состояние, при котором люди испытывают недостаточное удовлетворение своих потребностей). для роста преступности достаточно и незначительного роста числа безработных.
Однако фрустрация может и не зависеть от депривации. Большинство людей, находящихся в состоянии сексуальной фрустрации, скорее всего, не давали обета воздержания.
Про человека, который отрешен от чего-то такого, что большинство считает привлекательным или желанным, я бы сказал, что он находится в состоянии депривации; фрустрацию же он испытывает только тогда, когда, уже предвкушая удовольствие, которое получит от этого «чего-то», вдруг узнает, что оно ему недоступно

социальная несправедливость может быть их первопричиной даже и тогда, когда она не является непосредственной психологической причиной. Суть сказанного в другом, а именно: фрустрацию порождает пропасть, отделяющая достижения от ожиданий.
Часто фрустрация усиливается, когда мы сравниваем себя с другими. Удовлетворенность рабочих своим положением зависит от того, получают ли они за свой труд оплату, равную оплате труда их коллег. Сказанное в первую очередь относится к людям с низкой самооценкой: именно у них подобное «нелестное сравнение» способно вызвать чувство относительной депривации.
Подобные чувства прогнозируют реакции представителей национальных меньшинств США и Канады на то, что они воспринимают как ущемление их прав .Она помогает понять, почему в обществе, в котором существует значительное финансовое неравенство, люди чувствуют себя менее счастливыми и высок уровень преступности. Она объясняет и то, почему население Восточной Германии восстало против коммунистического правления: уровень жизни в Восточной Германии был выше, чем в некоторых странах Западной Европы, но ниже, чем в соседней ФРГ, что и вызвало фрустрацию.
Термин «относительная депривация» был введен в научный оборот исследователями, изучавшими чувство удовлетворенности американских солдат во время Второй мировой войны. Ирония заключается в том, что у служивших в авиации скорость продвижения по службе вызывала большую фрустрацию, чем у тех, кто служил в военной полиции, хотя объективно у последних продвижение было и более медленным, и менее предсказуемым. Военные летчики быстро поднимались вверх по служебной лестнице, отчего, возможно, большинству из них и стало казаться, что их уровень выше среднего и что они лучше военных полицейских (предрасположенность в пользу самих себя). В результате их ожидания начали обгонять их достижения. Результат? Фрустрация. А там, где появляется фрустрация, недалеко и до агрессии.
Сегодня один из возможных источников подобной фрустрации пропаганда роскоши телепрограммами и телевизионными рекламами. В тех культурах, где телевидение стало непременным элементом жизни, оно способно превратить абсолютную фрустрацию (у меня нет того, что есть у других) в относительную депривацию (я лишен того, что есть у других).
Создатели теорий агрессии, основанных на инстинктах или фрустрации, исходили из того, что враждебность рождается в человеке из его эмоций, которые естественным образом «выталкивают» агрессию изнутри наружу. Социальные психологи утверждают, что то же самое делает и научение: оно тоже «выталкивает» из нас агрессию.
Создателем одной из теорий агрессии, известной как теория социального научения,является Альберт Бандура. По мнению автора, мы усваиваем навыки агрессивного поведения, не только убеждаясь на собственном опыте в том, что оно может приносить полезные плоды, но и наблюдая за другими. Агрессию мы усваиваем так же, как и многие другие социальные навыки: наблюдаем за поведением окружающих и отмечаем его последствия.
По мнению Бандуры, семья, субкультура и средства массовой информации ежедневно преподают нам уроки агрессивности.
Семья. В семьях, где практикуется рукоприкладство как способ наказания, вырастают дети, склонные к агрессивным действиям в отношении окружающих. Чтобы призвать их к порядку, родители нередко прибегают к окрикам, шлепкам и подзатыльникам, демонстрируя тем самым, что агрессия может быть способом решения проблем. Чаще всего такие родители выходцы из семей, в которых не брезговали физическими наказаниями. В семьях насилие нередко порождает насилие.
Субкультура. Социальная среда вне дома тоже является источником примеров для подражания. Там, где идеалом мужчины является мачо, агрессивный стиль поведения переходит от отцов к сыновьям. Так, основанная на насилии субкультура подростковых банд дает их младшим членам немало примеров агрессивного поведения. На таких спортивных мероприятиях, как футбольные матчи, наиболее серьезные инциденты с участием агрессивно настроенных фанатов возникают как ответная реакция на жесткую игру их участников.

Люди приобретают навыки агрессивных реакций как на собственном опыте, так и наблюдая за поведением окружающих. Но в каких случаях эти навыки будут использованы? Бандура утверждает, что агрессивные действия могут быть спровоцированы различными аверсивными обстоятельствами: фрустрацией, болью, оскорблениями. Аверсивный опыт вызывает у нас эмоциональное возбуждение. Однако будем ли мы проявлять агрессию, зависит от того, каких возможных последствий мы ожидаем. Агрессивные действия наиболее вероятны тогда, когда мы возбуждены и нам кажется, что мы в безопасности и можем получить от них определенную выгоду.
Вывод: Агрессия проявляется в двух формах: в форме враждебной агрессии,которая порождается такими эмоциями, как гнев и намерение причинить вред, и в форме инструментальной агрессии,являющейся лишь средством достижения какой-то иной цели.
Известны три общие теории агрессии. Теорию инстинктивной агрессии традиционно связывают с именами Зигмунда Фрейда и Конрада Лоренца, которые считали, что агрессивная энергия накапливается в человеке подобно тому, как вода накапливается в запруде. Хотя эта теория и не нашла экспериментального подтверждения, агрессивность индивида, тем не менее,зависит от таких биологических факторов, как наследственность, химический состав крови и строение мозга.
Согласно другой теории, гнев и враждебность есть следствия фрустрации. При наличии возбудителей агрессии подобный гнев способен спровоцировать агрессивные действия. Фрустрация является не следствием депривации как таковой, а следствием разрыва между ожиданиями и реальными достижениями.
Согласно теории социального научения,агрессивное поведение это результат научения. На собственном опыте и наблюдая за успехами окружающих, мы порой убеждаемся в том, что агрессия может приносить полезные плоды. Социальное научение агрессии происходит под влиянием семьи, субкультуры и средств массовой информации.
Таким образом, агрессия, в какой бы форме она ни проявлялась, представляет собой поведение, направленное на причинение вреда или ущерба другому живому существу, имеющему все основания избегать подобного с собой обращения. Данное комплексное определение включает в себя следующие частные положения: 1) агрессия обязательно подразумевает преднамеренное, целенаправленное причинение вреда жертве; 2) в качестве агрессии может рассматриваться только такое поведение, которое подразумевает причинение вреда или ущерба живым организмам; 3) жертвы должны обладать мотивацией избегания подобного с собой обращения.
Существует несколько разнонаправленных теоретических перспектив, каждая из которых дает свое видение сущности и истоков агрессии. Старейшая из них, теория инстинкта, рассматривает агрессивное поведение как врожденное. Фрейд, самый знаменитый из приверженцев этой довольно распространенной точки зрения, полагал, что агрессия берет свое начало во врожденном и направленном на собственного носителя инстинкте смерти; по сути дела, агрессия это тот же самый инстинкт, только спроецированный вовне и нацеленный на внешние объекты. Теоретики-эволюционисты считали, что источником агрессивного поведения является другой врожденный механизм: инстинкт борьбы, присущий всем животным, включая и человека.
Теории побуждения предполагают, что источником агрессии является, в первую очередь, вызываемый внешними причинами позыв, или побуждение, причинить вред другим. Наибольшим влиянием среди теорий этого направления пользуется теория фрустрацииагрессии, предложенная несколько десятилетий назад Доллардом и его коллегами. Согласно этой теории, у индивида, пережившего фрустрацию, возникает побуждение к агрессии. В некоторых случаях агрессивный позыв встречает какие-то внешние препятствия или подавляется страхом наказания. Однако и в этом случае побуждение остается и может вести к агрессивным действиям, хотя при этом они будут нацелены не на истинного фрустратора, а на другие объекты, по отношению к которым агрессивные действия могут совершаться беспрепятственно и безнаказанно. Это общее положение о смещенной агрессии было расширено и пересмотрено Миллером (Miller, 1948), выдвинувшим систематизированную модель, объясняющую появление этого феномена.
Когнитивные модели агрессии помещают в центр рассмотрения эмоциональные и когнитивные процессы, лежащие в основе этого типа поведения. Согласно теориям данного направления, характер осмысления или интерпретации индивидом чьих-то действий, например, как угрожающих или провокационных, оказывает определяющее влияние на его чувства и поведение. В свою очередь, степень эмоционального возбуждения или негативной аффектации, переживаемой индивидом, влияет на когнитивные процессы, занятые в определении степени угрожающей ему опасности.
И последнее теоретическое направление, которого мы коснулись в данной главе, рассматривает агрессию прежде всего как явление социальное, а именно как форму поведения, усвоенного в процессе социального научения. В соответствии с теориями социального научения, глубокое понимание агрессии может быть достигнуто только при обращении пристального внимания: 1) на то, каким путем агрессивная модель поведения была усвоена; 2) на факторы, провоцирующие ее проявление; 3) на условия, способствующие закреплению данной модели поведения. Агрессивные реакции усваиваются и поддерживаются путем непосредственного участия в ситуациях проявления агрессии, а также в результате пассивного наблюдения проявлений агрессии. Согласно взгляду на агрессию как на инстинкт или побуждение, индивидуумов постоянно заставляют совершать насилие либо внутренние силы, либо непрерывно действующие внешние стимулы (например, фрустрация). Теории же социального научения утверждают, что агрессия появляется только в соответствующих социальных условиях, то есть, в отличие от других теоретических направлений, теории этого направления гораздо более оптимистично относятся к возможности предотвращения агрессии или взятия ее под контроль.

31. Социальные источники агрессии.
Факторами, провоцирующими нас на агрессивные действия, являются аверсивные инциденты: болевые ощущения, чрезмерная жара, нападение или скученность.
Факторы, влияющие на появление агресии: Аверсивный опыт это не только фрустрация, но и дискомфорт, физическая боль и личные оскорбления, как действием, так и словом. Возбуждение, независимо от того, что именно является его источником физическая нагрузка или сексуальная стимуляция, под влиянием внешних обстоятельств может трансформироваться в гнев.
Телевидение демонстрирует немало примеров агрессивного поведения. В том, что касается визуального восприятия сцен насилия, выводы авторов корреляционных и экспериментальных исследований совпадают: оно 1) несколько усиливает агрессивное поведение,особенно у возбужденных индивидов, и 2) делает зрителей менее чувствительными к насилию, искажает их восприятие реальности. Оба этих вывода соответствуют тем, что были сделаны на основании изучения влияния «жесткого порно», которое способно усилить мужскую агрессию в отношении женщин и исказить их представление об отношении женщины к сексуальному насилию.
Немало агрессивных действий на совести различных групп. Групповую агрессию провоцируют те же факторы, которые провоцируют и индивидуальную агрессию. Благодаря «размыванию» ответственности и поляризации действий группы реагируют еще более агрессивно, чем индивиды.
32. Теории конфликта. Конфликт и кооперация. Конфликт и примирение. Роль посредника в конфликте.
Ученые разных стран много сделали для того, чтобы раскрыть общую природу социального конфликта, исследовать его роль и значение в общественной жизни. накоплен обширный материал; в их работах широко представлена разнообразная методология, содержатся многочисленные определения самого понятия, даны характеристики их социальных функций.
Это, прежде всего, западные ученые: Дж. Бернард, Р. Бейли, К. Боулдинг, Д. Бухер, Дж. Дьюк, Л. Козер, Л. Крисберг, Д. Лэндис, Р. Макк, А. Рапопорт, Р. Снайдер, Р. Стагнер, Т. Шеллинг (США); Т. Боттомор, Дж. Рекс (Англия); Г. Бутуль, М. Крозье, А. Турен, А. Филип, Ж. Фройнд (Франция); Р. Дарендорф (Германия); Я. Муха, Я. Штумски (Польша).
Наибольшую известность среди специалистов получили теоретические концепции конфликта Л Козера, Р. Дарендорфа и К. Боулдинга.
Основные Теории социального конфликта:
концепция позитивно-функционального конфликта Льюиса Козера;
конфликтная модель общества Ральфа Дарендорфа;
общая теория конфликта Кеннета Боулдинга
Согласно концепции Л. Козера ( США):
обществу присуще неизбежное социальное неравенство = постоянная психологическая неудовлетворенность его членов = напряженность в отношениях между индивидами и группами = социальный конфликт;
социальный конфликт как напряженность между тем, что есть, и что должно быть в соответствии с представлениями тех или иных социальных групп или индивидов;
социальный конфликт как борьба за ценности и претензии на определенный статус, власть и ресурсы, борьбу, в которой целями противников являются нейтрализация, нанесение ущерба или уничтожение соперника.
Конфликтная модель Дарендорфа ( Германия):
постоянные социальные изменения в обществе, переживание социального конфликта;
любое общество опирается на принуждение одних его членов другими = неравенство социальных позиций по отношению к распределению власти;
разница в социальном положении различных социальных групп и индивидов вызывает взаимные трения, противоречия, как результат - изменение социальной структуры самого общества.
Общая теория конфликта Кеннета Боулдинга ( США)
все конфликты имеют общие образцы развития = их подробное изучение и анализ предоставляет возможность создать обобщающую теорию - «общую теорию конфликта», которая позволит обществу контролировать конфликты, управлять ими, прогнозировать их последствия;
конфликт неотделим от общественной жизни (в природе человека - стремление к борьбе с себе подобным);
Конфликт - ситуация, в которой каждая из сторон стремится занять позицию несовместимую и противоположную по отношению к интересам другой стороны;
2 аспекта социального конфликта: статический и динамический.
Статический - анализ сторон (субъектов) конфликта (личности, организации, группы) и отношения между ними; классификация: этнические, религиозные, профессиональные).
Динамический - изучает интересы сторон как побудительные силы в конфликтном поведении людей; определение динамики конфликта как совокупность ответных реакций сторон на внешние стимулы.
Выдающийся немецкий теоретик Георг Зиммель был, в частности, заинтересован в изучении конфликта в малых группах. Он замечал, что конфликты среди членов одной тесно связанной группы имеют тенденцию быть более интенсивными нежели конфликты среди людей, которые не разделяют общих чувств принадлежности к одной группе.
В нашей стране проблематика конфликта была долгие годы запретной темой для общественных наук. В обществе господствовала идеология марксизма, которая рассматривала конфликт как борьбу противоположностей, различных классов в обществе. Другие концеции отвергались.
Но тем не менее в литературе периодически появлялись работы, посвященные этому явлению. исследования осуществлялись под достаточно жестким партийным и идеологическим контролем. В наши дни значительный вклад в развитие теории конфликта вносят Анцупов А.Я., Дмитриев А.В., Здравомыслов А.Г., Кудрявцев В.Н., Лебедева М.М., Сперанский В.И., Степанов Е.И., Фельдман Д.М., Чумиков А.Н., Шипилов А.И. и др.
Для экспериментальных исследований крайне важно как минимум обозначить некоторые основные типы этих взаимодействий. Наиболее распространенным является дихотомическое деление всех возможных видов взаимодействий на два противоположных вида: кооперация и конкуренция. Разные авторы обозначают эти два основных вида различными терминами. Кроме кооперации и конкуренции, говорят о согласии и конфликте, приспособлении и оппозиции, ассоциации и диссоциации и т.д. За всеми этими понятиями ясно виден принцип выделения различных видов взаимодействия. В первом случае анализируются такие его проявления, которые способствуют организации совместной деятельности, являются "позитивными" с этой точки зрения. Во вторую группу попадают взаимодействия, так или иначе "расшатывающие" совместную деятельность, представляющие собой определенного рода препятствия для нее.
Кооперация, или кооперативное взаимодействие, означает координацию единичных сил участников (упорядочивание, комбинирование, суммирование этих сил). Кооперация – необходимый элемент совместной деятельности, порожденный ее особой природой. А.Н.Леонтьев называл две основные черты совместной деятельности: а) разделение единого процесса деятельности между участниками; б) изменение деятельности каждого, т.к. результат деятельности каждого не приводит к удовлетворению его потребности, что на общепсихологическом языке означает, что "предмет" и "мотив" деятельности не совпадают.
Непосредственный результат дея-ти каждого участника соединяется с конечным результатом совместной дея-ти посредством отношений, сложившихся в процессе дея-ти. Эффективность дея-ти зависит от степени включенности ее членов в совместну дея-ть.
Исследуя конкуренция, другой тип взаимодействия, необходимо сконцентрироваться на конфликте. Социальная психология сосредоточивает свое внимание на двух вопросах: с одной стороны, на анализе вторичных социально-психологических аспектов в каждом конфликте (например, осознание конфликта его участниками); с другой – на выделении частного класса конфликтов, порождаемых специфическими социально-психологическими факторами. Для этого соц псих должна охватить как минимум четыре основные характеристики конфликта: структуру, динамику, функцию и типологию конфликта.
Структура конфликта: Это – конфликтная ситуация, позиции участников (оппонентов), объект, "инцидент" (пусковой механизм), развитие и разрешение конфликта. Эти элементы ведут себя различно в зависимости от типа конфликта. Обыденное представление о том, что всякий конфликт обязательно имеет негативное значение, опровергнуто рядом специальных исследований. Так, в работах М.Дойча, одного из наиболее видных теоретиков конфликта, называются две разновидности конфликтов: деструктивные и продуктивные.
Определение деструктивного конфликта в большей степени совпадает с обыденным представлением. Именно такого типа конфликт ведет к рассогласованию взаимодействия, к его расшатыванию. Деструктивный конфликт чаще становится не зависимым от причины, его породившей, и легче приводит к переходу "на личности", чем и порождает стрессы. Для него характерно специфическое развитие, а именно расширение количества вовлеченных участников, их конфликтных действий, умножение количества негативных установок в адрес друг друга и остроты высказываний ("экспансия" конфликта). Другая черта – "эскалация" конфликта означает наращивание напряженности, включение все большего числа ложных восприятий как черт и качеств оппонента, так и самих ситуаций взаимодействия. разрешение такого типа конфликта особенно сложно, основной способ разрешения – компромисс – здесь реализуется с большими затруднениями.
Продуктивный конфликт порожден различием точек зрения на какую-либо проблему, на способы ее решения. В таком случае сам конфликт способствует формированию более всестороннего понимания проблемы, а также мотивации партнера, защищающего другую точку зрения. Сам факт другой аргументации, признания ее законности способствует развитию элементов кооперативного взаимодействия внутри конфликта и тем самым открывает возможности его регулирования и разрешения, а значит, и нахождения оптимального решения дискутируемой проблемы.
Представление о двух возможных разновидностях конфликтного взаимодействия дает основание для обсуждения важнейшей общетеоретической проблемы конфликта: пониманию его природы как психологического феномена. В самом деле: есть ли конфликт лишь форма психологического антагонизма (т.е. представленности противоречия в сознании) или это обязательно наличие конфликтных действий. Многочисленные исследования позволяют сделать вывод, что оба названные компоненты есть обязательные признаки конфликта.
При анализе различных типов взаимодействия принципиально важна проблема содержания деятельности, в рамках которой даны те или иные виды взаимодействия. Так можно констатировать кооперативную форму взаимодействия не только в условиях производства, но, например, и при осуществлении каких-либо асоциальных, противоправных поступков. Поэтому кооперация в социально-негативной деятельности не обязательно та форма, которую необходимо стимулировать: напротив, деятельность, конфликтная в условиях асоциальной деятельности, может оцениваться позитивно. Содержание кооперации и конкуренции задается более широкой системой деятельности, куда кооперация или конкуренция включены.


33. Междисциплинарный характер становления социальной психологии общения.
Анализируя те закономерности человеческого поведения и деятельности, которые обусловлены фактом включения людей в реальные социальные группы, соц псих отвечает на такие вопросы: По каким законам складываются эти процессы, чем детерминированы их различные формы, какова их структура; наконец, какое место они занимают по всей сложной системе человеческих отношений?
Главная задача, которая стоит перед социальной психологией, раскрыть взаимосвязь индивидуальной личности, которая сцществует в контексте соц реальности, для того, чтобы понять, каков результат воздействия социальных условий на деятельность личности.но нельзя изучать отдельно личность и общество, т.к. Личность это другая сторона общества, она совокупность всех соц связей и их созидатель. Взаимодействие личности и системы социальных связей не есть взаимодействие двух изолированных самостоятельных сущностей, находящихся одна вне другой.
Значит, важно с самого начала рассмотреть личность в общей системе общественных отношений. Этот "контекст" представлен системой реальных отношений личности с внешним миром. Проблема отношений занимает в психологии большое место, у нас в стране она в значительной степени разработана в работах В.Н.Мясищева. Фиксация отношений означает изучение объектов природы в их связи с окружающей средой. Для человека эта связь становится отношением, поскольку человек дан в этой связи как субъект, как деятель, и, следовательно, в его связи с миром, роли объектов связи, по словам Мясищева, строго распределены.
Содержание, уровень этих отношений человека с миром весьма различны: каждый индивид вступает в отношения, но и целые группы также вступают в отношения между собой, и, таким образом, человек оказывается субъектом многочисленных и разнообразных отношений. В этом многообразии необходимо прежде всего различать два основных вида отношений: общественные отношения (социология) и то, что Мясищев называет "психологические" отношения личности ( психология).
Структура общественных отношений исследуется социологией. В социологической теории раскрыта определенная субординация различных видов общественных отношений, где выделены экономические, социальные, политические, идеологические и другие виды отношений. Все это в совокупности представляет собой систему общественных отношений. Специфика их заключается в том, что в них включаются индивиды как представители определенных общественных групп (классов, профессий или других групп, сложившихся в сфере разделения труда, полит группы). Такие отношения строятся не на основе симпатий или антипатий, а на основе определенного положения, занимаемого каждым в системе общества. Поэтому такие отношения обусловлены объективно, они есть отношения между социальными группами или между индивидами как представителями этих социальных групп. Это означает, что общественные отношения носят безличный характер; их сущность не во взаимодействии конкретных личностей, но, скорее, во взаимодействии конкретных социальных ролей.
Социальная роль есть фиксация определенного положения, которое занимает тот или иной индивид в системе общественных отношений. Более конкретно под ролью понимается "функция, нормативно одобренный образец поведения, ожидаемый от каждого, занимающего данную позицию". Эти ожидания, определяющие общие контуры социальной роли, не зависят от сознания и поведения конкретного индивида, их субъектом является не индивид, а общество. Социальная роль есть "общественно необходимый вид социальной деятельности и способ поведения личности". социальная роль всегда несет в себе общественную оценку: общество может либо одобрять, либо не одобрять некоторые социальные роли("преступник"). Но при этом одобряется или не одобряется не конкретное лицо, а прежде всего определенный вид социальной деятельности. Таким образом, указывая на роль, мы "относим" человека к определенной социальной группе, идентифицируем его с группой.
В действительности каждый индивид выполняет не одну, а несколько социальных ролей: он может быть бухгалтером, отцом, членом профсоюза, игроком сборной по футболу и т.д. Ряд ролей предписан человеку при рождении(пол), другие приобретаются в последствии. Но социальная роль не определяет деятельность и поведение ее носителя в деталях: все зависит от того, насколько индивид усвоит, интернализует роль. Акт же интернализации определяется целым рядом индивидуальных психологических особенностей каждого конкретного носителя данной роли. Поэтому общественные отношения, кажущиеся на первый взгляд, безличными и объективными, на самом деле несут в себе определенную «личностную окраску». На некоторых уровнях анализа, например в социологии и политической экономии, стараются абстрагироваться от этой "личностной окраски", тем не менее она оставляет свой след и свои проявления, поэтому должна быть исследована, в частности, этим занимается соц псих.
Оставаясь личностями в системе безличных общественных отношений, люди неизбежно вступают во взаимодействие, общение, где их индивидуальные характеристики неизбежно проявляются. Поэтому каждая соц роль несет в себе особенные индивидуальные черты, привнесенные личность, что называется "стилем исполнения роли". Существует диапозон возможностей. Именно этот диапозон является основой для построения внутри системы безличных общественных отношений второго ряда отношений – межличностных (или, как их иногда называют, например, у Мясищева, психологических).
34. Трактовки общения в современной социальной психологии.

Отечественная психологическая наука имеет давние традиции относительно исследования категории «общение» и выявления ее специфически-психологического аспекта. Прежде принципиальным является вопрос взаимосвязи общения и деятельности.
1. Исходя из идеи единства общения и деятельности (Б. Ананьев, А. Леонтьев, С. Рубинштейн и др.), под общением понимается реальность человеческих отношений, которая предусматривает любые формы совместной деятельности людей. То есть, любые [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] , принадлежащие к специфическим формам совместной деятельности. Люди всегда общаются во время соответствующей деятельности.
Некоторые исследователи считают, что общение целесообразно рассматривать в двух планах: как аспект совместной деятельности и как ее продукт (В. Слободчиков, Е. Исаев). Вместе с тем деятельность посредством общения не просто организуется, но и обогащается, в ней возникают новые связи и отношения между людьми.
2. Относительно другой позиции, когда категория «общения» может рассматриваться, как самостоятельная и сведена к деятельности (В. Знаковое, А. Реан и др.), процесс общения становится для человека не только средством, но и целью. Общение не обязательно возникает вследствие потребности в совместной деятельности; она может выступать и в роли само мотивированного процесса ( фаттовое общение).
Идея автономности и самоценности общения (А. Реан , Я. Коломинский) обосновывается, во-первых, теоретической концепцией о структуре фундаментальных потребностей человека (А. Маслоу), в которой общение является одной из основных потребностей, во-вторых, с позиций субъект-субъектного подхода к общению (в общении никого из партнеров нельзя рассматривать как объект, ведь каждый из них является активным субъектом этого процесса).
3.Общение как процесс межличностного взаимодействия, отдельно от дея-ти, не сводится к ней. Современная психологическая наука изучает др форму общения: удовлетворение потребности человека в другом человеке, в живом контакте.
Общение как форма взаимодействия субъектов, которая мотивируется их стремлением выявить психологические качества друг друга и в ходе которой формируются межличностные отношения между ними (привязанности, дружбы или неприязни).
Идею о самостоятельности и первоочередной важности категории «общение» проводит М. Бобнева, в частности, отмечая: если раньше в психологии предполагалось, что психика формируется прежде всего на основе предметной деятельности, то теперь становится очевидным тот факт, что для человека исходной явл ситуация общения и в развитии психики решающая роль должна принадлежать общению и взаимодействию людей.
Понятие «общение» толкуется в психологической литературе по-разному:
как особый вид деятельности;
как специфическая социальная форма информационной связи;
как форма взаимодействия субъектов;
как самостоятельная и сведенная к деятельности категория;
как процесс межличностного взаимодействия;
как обмен мыслями, чувствами и переживаниями;
как существенный аспект человеческой деятельности;
как реальность человеческих отношений, что предполагает любые формы совместной деятельности людей;
как универсальная реальность бытия человека, порождается и поддерживается различными формами человеческих отношений.
35. Основные подходы к определению структуры общения.
Учитывая сложность общения, необходимо каким-то образом обозначить его структуру, чтобы затем возможен был анализ каждого элемента. К структуре общения можно подойти по-разному, как и к определению его функций. Мы охарактеризуем структуру общения путем выделения в нем трех взаимосвязанных сторон: коммуникативной, интерактивной и перцептивной. Структура общения может быть схематично изображена следующим образом:


Коммуникативная сторона общения, или коммуникация в узком смысле слова, состоит в обмене информацией между общающимися индивидами.
Интерактивная сторона заключается в организации взаимодействия между общающимися индивидами, т.е. в обмене не только знаниями, идеями, но и действиями.
Перцептивная сторона общения означает процесс восприятия и познания друг друга партнерами по общению и установления на этой основе взаимопонимания.
В общении выделяются три функции: информационно-коммуникативная, регуляционно-коммуникативная, аффективно-коммуникативная. Все обозначенные здесь стороны общения выявляются в малых группах, т.е. в условиях непосредственного контакта между людьми.

36. Основные характеристики коммуникативного процесса в общении. Проблема знака, значения и смысла.
Коммуникативный процесс часто рассматривается в рамках теории информации ( но общение не сводится только к обмену информацией), которая заключается в передаче информ от коммуникатора к реципиенту. Это методологически некорректно. В условиях человеческого общения информация не только передается, но и формируется, уточняется, развивается.
Необходимо расставить все акценты и выявить специфику в самом процессе обмена информацией, когда он имеет место в случае коммуникации между двумя людьми.
Во-первых, общение нельзя рассматривать лишь как отправление информации какой-то передающей системой, здесь мы имеем дело с отношением двух индивидов, каждый из которых является активным субъектом: взаимное информирование их предполагает налаживание совместной деятельности. Направляя сообщение, мы ждем ответной реакции и при этом должны анализировать мотивы, цели, установки собеседника. коммуникация может быть изображена как интерсубъектный процесс (SS). в ответ на посланную информацию будет получена новая информация, исходящая от другого партнера.
Также в специфически человеческом обмене информацией особую роль играет для каждого участника общения значимость информации. Это возможно лишь при условии, что информация не просто принята, но и понята, осмыслена. Суть коммуникативного процесса – не просто взаимное информирование, но совместное постижение предмета. Поэтому в каждом коммуникативном процессе реально даны в единстве деятельность, общение и познание.
Во-вторых, характер обмена информацией между людьми определяется тем, что посредством системы знаков партнеры могут повлиять друг на друга. обмен такой информацией предполагает воздействие на поведение партнера, т.е. знак изменяет состояние участников коммуникативного процесса. Коммуникативное влияние как психологическое воздействие одного коммуникатора на другого с целью изменения его поведения. Эффективность коммуникации измеряется именно тем, насколько удалось это воздействие. Изменяется тип отношений.
В-третьих, коммуникативное влияние как результат обмена информацией возможно лишь тогда, когда человек, направляющий информацию (коммуникатор), и человек, принимающий ее (реципиент), обладают единой или сходной системой кодификации и декодификации.
Всякий обмен информацией между собеседниками возможен лишь при условии, что знаки и, главное, закрепленные за ними значения были известны всем участникам коммуникативного процесса. это обеспечивает возможность партнеров понимать друг друга. Можно применить термин "тезаурус", обозначающий общую систему значений, принимаемых всеми членами группы. Также важно одинаковое понимание ситуации общения. А это возможно лишь в случае включения коммуникации в некоторую общую систему деятельности.
В-четвертых, в условиях человеческой коммуникации могут возникать совершенно специфические коммуникативные барьеры. Они носят социальный или психологический характер. С одной стороны, такие барьеры могут возникать из-за того, что отсутствует понимание ситуации общения, вызванное различиями более глубокого плана, существующими между партнерами. Это могут быть социальные, политические, религиозные, профессиональные различия, которые порождают разную интерпретацию понятий, употребляемых в процессе коммуникации, и вообще различное мироощущение, мировоззрение. Такого рода барьеры порождены объективными социальными причинами, принадлежностью партнеров по коммуникации к различным социальным группам, и при их проявлении особенно отчетливо выступает включенность коммуникации в более широкую систему общественных отношений. Коммуникация продолжается, но вся ситуация коммуникативного акта значительно усложняется благодаря их наличию.
С другой стороны, барьеры при коммуникации могут носить и более чисто выраженный психологический характер. Они могут возникнуть или вследствие индивидуальных психологических особенностей общающихся(застенчивость, "некоммуникабельность"), или в силу сложившихся между общающимися особого рода психологических отношений: неприязни по отношению друг к другу, недоверия и т.п. В этом случае особенно четко выступает та связь, которая существует между общением и отношением, отсутствующая в теории обмена информацией.
Названные особенности человеческой коммуникации не позволяют рассматривать ее только в терминах теории информации.
Распространение информации в обществе происходит через своеобразный фильтр "доверия" и "недоверия". Этот фильтр действует так, что абсолютно истинная информация может оказаться не принятой, а ложная – принятой. Психологически крайне важно выяснить, при каких обстоятельствах тот или иной канал информации может быть блокирован этим фильтром, а также выявить средства, помогающие принятию информации и ослабляющие действия фильтров. Совокупность этих средств называется фасцинацией. Это некий фон, способствующий необходимому усвоению информ. Примером фасцинации может быть музыкальное, цветовое сопровождение речи.
Информация, исходящая от коммуникатора, может быть двух типов: побудительная и констатирующая. Побудительная информация выражается в приказе, совете, просьбе. Она рассчитана на то, чтобы стимулировать какое-то действие. Констатирующая информация выступает в форме сообщения, она имеет место в различных образовательных системах и не предполагает непосредственного изменения поведения.
Передача любой информации возможна лишь посредством знаков, точнее знаковых систем. Существует несколько знаковых систем, которые используются в коммуникативном процессе. различают вербальную и невербальную коммуникации, использующие различные знаковые системы. Соответственно возникает и многообразие видов коммуникативного процесса.
Вербальная коммуникация использует в качестве знаковой системы человеческую речь, естественный звуковой язык.Речь является самым универсальным средством коммуникации, поскольку при передаче информации при помощи речи менее всего теряется смысл сообщения.
При помощи речи осуществляются кодирование и декодирование информации: коммуникатор в процессе говорения кодирует, а реципиент в процессе слушания декодирует эту информацию.
Передача и восприятие сообщения

Точность понимания слушающим смысла высказывания может стать очевидной для коммуникатора лишь тогда, когда произойдет смена "коммуникативных ролей", т.е. когда реципиент превратится в коммуникатора и раскрыл смысл принятой информации. Диалог как специфический вид "разговора" представляет собой последовательную смену коммуникативных ролей, в ходе которой выявляется смысл речевого сообщения.
Мера известной согласованности действий коммуникатора и реципиента в ситуации попеременного принятия ими этих ролей в большой степени зависит от их включенности в общий контекст деятельности.Успешность вербальной коммуникации в случае диалога определяется тем, насколько партнеры обеспечивают тематическую направленность информации,ее двусторонний характер. при характеристике диалога важно все время иметь в виду, что его ведут между собой личности, обладающие определенными намерениями (интенциями), т.е. диалог представляет собой "активный, двусторонний характер взаимодействия партнеров". Именно это предопределяет необходимость внимания к собеседнику, согласованность, скоординированность с ним речи. В противном случае будет нарушено важнейшее условие успешности вербальной коммуникации – понимания смысла того, что говорит другой, в конечном счете – понимания, познания другой личности.
В процессе коммуникации осуществляется взаимовлияние людей друг на друга. Для этого нужно проанализировать мотивы общающихся, их цели, установки и пр. нужно обратиться к тем знаковым системам, которые включены в речевое общение помимо речи. Хотя речь и является универсальным средством общения, она приобретает значение только при условии включения в систему деятельности, а включение это обязательно дополняется употреблением других – неречевых – знаковых систем,т.е. невербального общения.
Билет 37. Виды обратной связи в общении.
Важным инструментом общения является обратная связь – сообщения, которые человек посылает в ответ на сообщения другого. В случае вербальной информации это может выглядеть как переспрашивание, уточнение вопроса, выражение желания получить дополнительные сведения и т. п. Такого рода включения в диалог получили название безоценочной обратной связи, хотя иногда они могут быть представлены и в виде оценочной обратной связи, либо негативной (содержащей критику или корректировку), либо позитивной (содержащей одобрение или поддержку). В этой связи в диалоге находит свое проявление острая современная проблема толерантности. Здесь она выглядит как соблюдение норм реагирования на высказывание другого, допущение того, что этот другой имеет принципиально отличную точку зрения. Естественно, ее не обязательно принимать, но надо признавать ее право на существование, допускать ее «непохожесть», возможно, прислушаться к ней. Диапазон оценок в негативной обратной связи поэтому должен быть под строгим нравственным контролем. В целом же обратная связи способствует «движению» диалога.
Билет 38. Понятие о невербальном общении.
Обмен информацией возможен не только посредством речи, но и посредством других знаковых систем, которые в своей совокупности составляют средства невербальной коммуникации. Истоки знакомства с этими средствами восходят к древности, на что обратил внимание французский просветитель XVIII в. Жан-Батист Дюбо, обозначив особую науку НЕМА, представляющую собой «искусство говорить, не раскрывая рта». Калифорнийский исследователь Альберт Мейербайер опытным путем установил, что 55 % информации мы воспринимаем через жесты, 28 % информации – мы воспринимаем через тембр, тон, темп голоса. Только 20 % информации мы воспринимаем через непосредственно речь.
В современной социальной психологии предлагается полная схема всех знаковых систем, используемых в невербальной коммуникации:
Оптико –кинестическая
Пара- и экстралингвистическая
Организация пространства и времени в коммуникативном процессе
Визуальный контакт
Оптико-кинетическая система включает в себя жесты, мимику, пантомимику. Именно общая моторика различных частей тела отображает эмоциональные реакции человека, поэтому включение оптико-кинетической системы знаков в процесс коммуникации придает общению нюансы. Эти нюансы, стоит заметить, оказываются неоднозначными в различных национальных культурах. Всем известны недоразумения, которые возникают иногда при общении русского и болгарина, если пускается в ход утвердительный или отрицательный кивок головой, так как воспринимаемое русским движение головы сверху вниз интерпретируется как согласие, в то время как для болгарской речи это отрицание, и наоборот.) Значимость оптико-кинетической системы знаков в коммуникации настолько велика, что в настоящая время выделилась особая область исследований – кинесика, которая специально имеет дело с такими проблемами. Различные проявления мимики, жестикуляции и пантомимы выполняют функции по дополнению и замещению речи, они сигнализируют партнеру по общению об эмоциональном состоянии участника коммуникативного процесса, о предпочитаемом типе отношений с партнером, о желаемом уровне общения.
Паралингвистическая и экстралинвистическая система знаков (просодика) представляет собой также «добавку» к вербальной коммуникации. Паралингвистика – система вокализации, качество голоса, его диапазон, тональность. Эти характеристики голоса способствуют выражению эмоционального состояния коммуникатора (гнев сопровождается увеличением силы, высоты голоса, резкости звуков, уныние - наоборот). Экстралингвистика – включение в речи пауз, других вкраплений, например, покашливания, плача, смеха, наконец, сам темп речи. Паузы, например, подчеркивают особую значительность предполагаемого текста.
Организация пространства и времени коммуникативного процесса.
Выступает также особой знаковой системой, несет смысловую нагрузку как компонент коммуникативной ситуации. Так, например, размещение партнеров лицом друг к другу способствует возникновению контакта, символизирует внимание к говорящему, в то время как окрик в спину также может иметь определенное значение отрицательного характера. Точно так же некоторые нормативы, разработанные в различных субкультурах, относительно временных характеристик общения выступают как своего рода дополнения к семантически значимой информации. Приход своевременно к началу дипломатический переговоров символизирует вежливость, опоздание истолковывается наоборот. Проксемика – специальная область, занимающаяся нормами пространственной и временной организации общения. Ее основатель Э. Холл.
Контакт глаз, визуальное общение.
Является следующей специфической знаковой системой, используемой в коммуникативном процессе. В социально-психологических исследованиях изучается частота обмена взглядами, длительность их, смена тактики и динамики взгляда, избегание его и т. д. Визуальный контакт выполняет многочисленные функции: информационный поиск, стремление открыть или обнаружить свое «Я», сигнализировать о готовности поддержать и продолжить общение, демонстрировать степень психологической близости и пр. Как и все невербальные средства контакт лаз имеет значение дополнения к вербальной коммуникации, его проявления варьируют в различных культурах. Так, мера допустимости пристального взора «глаза в глаза» различается, например, в Великобритании и Японии, мигание в США вызывает одобрение, а на Востоке рассматривается как дурная привычка.
Для всех четырех систем невербальной коммуникации встает один общий вопрос методологического характера. Каждая из них использует свою собственную знаковую систему, которую можно рассмотреть как определенный код. Всякая информация должна кодироваться, причем так, чтобы система кодификации и декодификации была известна всем участниками коммуникативного процесса. Но если в случае с речью эта система кодификации более или менее общеизвестна, то при невербальной коммуникации важно в каждом случае определить , что же можно здесь считать кодом и, главное, как обеспечить, чтобы другой партнер по общению владел этим же самым кодом. В противном случае никакой смысловой прибавки к вербальной коммуникации описанные системы не дадут, ведь дополнительные раскрытие смысла возможно лишь при условии полного понимания участниками коммуникативного процесса значения используемых знаков и кодов. Другой важной методологической проблемой является проблема интерпретации невербального поведения. По сравнению с речью интерпретировать различные невербальные проявления весьма сложно. Это обусловлено не только значительными культурными различиями, но и такими характеристиками невербального поведения, как его зависимость от ситуации (контекста), многозначность, спонтанность, ненамеренность, что обусловлено индивидуальными психологическими характеристиками партнеров, их полом, возрастом, принадлежностью к разным культурам. Столь же трудным является умение распознать согласования и рассогласования вербальных и невербальный проявления (когда слова звучат одни, а жесты, мимика, тональность свидетельствуют совсем о другом).Из-за этого актуальной проблемой при интерпретации невербального поведения является проблема доверия/недоверия. Конечно, известную помощь при интерпретации может оказать внимательной изучение обратной связи, но вряд ли в каждом коммуникативном акте мы способны ее хорошо фиксировать. В целом искусство адекватной интерпретации – это достаточно сложное дело.
Таким образом, анализ систем невербальной коммуникации показывает, что они, несомненно, играют большую вспомогательную роль, (а иногда и самостоятельную) в коммуникативном процессе. Обладая способностью не только усиливать или ослаблять вербальное воздействие, все системы невербальной коммуникации помогают выявить такой существенный параметр коммуникативного процесса, как намерения его участников. Вместе с вербальной системой коммуникации эти системы обеспечивают обмен информацией, который необходим людям для организации совместной деятельности.

Билет 39. Функции невербального поведения в общении.
Общение – сложный процесс взаимодействия между людьми, заключающийся в обмене информацией, а также в восприятии и понимании партнерами друг друга.
Средства невербальной коммуникации образуют знаковую систему, дополняющую и усиливающую, а иногда и заменяющую средства вербальной коммуникации - слова.
Современные социальные психологи относят к невербальной коммуникации все виды взаимодействия между людьми, не связанные с речью. Этим обуславливается значительное количество способов и методик невербального общения, выработанных людьми на протяжении существования многовековых общественных отношений. Многим из высших животных: собакам, обезьянам и дельфинам дана способность к некоторым формам невербального общения друг с другом и с человеком.

Основные функции невербального поведения в общении:
1.Развивающая. Благодаря невербальному общению человек получает возможность психологически развиваться еще до того, как он усвоил и научился пользоваться речью (около 23 лет).
2.Коммуникативная. Само по себе невербальное общение способствует развитию и совершенствованию коммуникативных возможностей человека, вследствие чего он становится более способным к межличностным контактам и открывает для себя более широкие возможности для развития. Опытным путем установлено, что 55 % информации мы воспринимаем через жесты, 28 % информации – мы воспринимаем через тембр, тон, темп голоса. Только 20 % информации мы воспринимаем через непосредственно речь.
3.Интерпритационная. Установлено, что невербальное поведение позволяет человеку более точно интерпретировать слова и выражения, заявленные в процессе коммуникации.

Билет 40. Влияние внешнего облика и невербального поведения на возникновение симпатии к партнеру.
"По одежке встречают, по уму провожают" гласит старая русская поговорка. Но конечно же, на наше первое впечатление о другом человеке влияют не только его костюм, платье, различные их элементы. Весь внешний облик воспринимаемого человека мимика, жесты, манера поведения, голос складывается у нас в определенный образ. Мы делаем умозаключение о намерениях и мотивах этого человека, его эмоциях, установках, чертах личности.
Роль внешности и поведения при первой встрече с незнакомым человеком хорошо демонстрирует следующий эксперимент А.А. Бодалева. Группе взрослых испытуемых было предложено письменно охарактеризовать незнакомого человека, который несколько раз появлялся перед ними. В первый раз незнакомец лишь приоткрыл дверь в комнату, где находились испытуемые, поискал глазами что-то и, сказав:"Простите", закрыл дверь. В другой раз он вошел туда и молча постоял. В третий раз незнакомец прошелся по комнате, заглянул в записи одного из испытуемых, погрозил пальцем девушке, которая хотела в этот момент поговорить с соседом, посмотрел в окно и удалился. Вернувшись в комнату снова, он мастерски начал читать басню. Наконец, при последнем появлении незнакомца перед испытуемыми им разрешили задавать ему любые вопросы, кроме тех, которые требовали бы от него прямого ответа о чертах собственной личности. Интервалы перед названными сеансами равнялись трем минутам. Незнакомый человек был в поле зрения испытуемых в первый раз десять секунд, во второй, третий и четвертый разы по одной минуте, в последний раз пять минут.
Полученные данные показали, что количество высказываний испытуемых о тех или иных сторонах внешнего облика и поведения человека, бывшего объектом восприятий, оказалось различным на разных стадиях знакомства с ним. На самых первых стадиях испытуемые воспринимали главным образом черты его внешнего облика. Почти все высказывания испытуемых о чертах личности наблюдаемого человека и впечатлении, которое он на них произвел, приходились на четвертую и пятую стадии. На последнюю стадию знакомства с воспринимаемым человеком пришлось больше всего суждений о его психических свойствах. Свое отношение к этому человеку большая часть испытуемых смогла сформулировать опять-таки на последней стадии встречи с ним.
Итак, было продемонстрировано, что самое первое впечатление обусловлено признаками, которые наилучшим образом выражены во внешности воспринимаемого человека. Что же касается интересов, вкусов, кругозора, привязанностей незнакомца, то испытуемые смогли сделать некоторые заключения о них лишь после того, как он прочитал басню и ответил на ряд вопросов. Стоит отметить также, что испытуемые неодинаково оценивали воспринимаемого ими человека и выражали различное отношение к нему. Так, одни сочли его симпатичным, другие придерживались противоположного мнения. Некоторые никак не выразили своего отношения к незнакомцу. Полученные данные свидетельствуют о том, что формирование образа другого человека на основе первого впечатления зависит также от особенностей личности субъекта восприятия.
Имеются экспериментальные данные (Бодалев, 1983), показывающие, что при формировании у нас мнения о качествах личности человека, которого мы видим впервые, немалое значение имеет общая эстетическая выразительность облика этого человека и, в частности, степень соответствия его физической наружности имеющемуся у нас идеалу красоты.
Однако, как отмечает Бодалев, "эффект красоты" сильно влияет на содержание формирующегося понятия о личности только в момент образования первого впечатления. В дальнейшем оценка данного человека другими людьми все больше начинает определяться другими факторами, прежде всего характером межличностного взаимодействия. Имеющиеся данные показывают также, что на первое впечатление о человеке могут влиять и особенности его телосложения, принятая им поза, направление взгляда, характеристики голоса и речи и т.д.
Физиогномическая редукция – феномен социального восприятия, основанный на существовании эталонов для восприятия и оценки внешности другого человека, позволяющих интерпретировать его как определенный тип личности. Физиогномика изучает структуру лица, внешнего вида. В зависимости от нашего внешнего вида, она определяет нашу психологическую природу. Если человек нравится, то мы будем слушать его, даже несмотря на то, что он несет чушь, и наоборот. Главным тут является невербальная коммуникация. Она позволяет определить симпатии и антипатии к человеку.

Билет 41. Виды взаимодействия в общении. Стратегии взаимодействия.
Субъект – объектное взаимодействие (общение). Прежде всего это монологовая форма коммуникации, где основной акцент сделан на возможности влияния (воздействия) субъекта коммуникации на объект коммуникации. Академические занятия непосредственно связаны с субъект-объектной коммуникации.
Субъект-субъектное общение. Диалоговая система коммуникации. Участие двух и более участников. Специфика в том, 1) что происходит обмен информации; 2) взаимовлияние (диспуты, дискуссии или дебаты).
Любое общение имеет три основные стороны:
1.Информационная; Ее основой является сообщение – набор знаков. Информация должна быть интересна и совпадать с тем, что ожидает услышать аудитория. Главное в коммуникации – наличие отклика. Коммуникативные барьеры – барьеры, мешающие нам понимать. Слово может иметь несколько итерпритационных смыслов – семантических признаков. Информация должна быть символизирована. В массовом сознании вырабатывается «клиповое сознание». Важен не текст, а та картинка, которую несет человек.
Маршалл МакКлюин «Понимание медиа». Мы можем выделить две основные культуры: дописьменная и письменная. Но современная коммуникация осуществляется во второй вселенной Гуттенберга.
2.Перцептивная;
3.Интерактивная.

Общение возникает, когда появляется информация. В информационной стороне общения главным является прямая передача информации. Информация передается средствами вербальной и невербальной коммуникации.
Первая сигнальная система человека – эмоции: мимика, жесты, походка и все, что относится к невербальной коммуникации.
Вторая сигнальная система человека – его речь.
Перцептивная сторона общения. «Перцепция» -- «восприятие». Главная проблема в коммуникации – интерпретации. Семантические («семантика» - значение) наслоения – от частого употребления слова, оно обрастает различными значениями.
Условия общения:
Наличие сторон разговора;
Наличие темы разговора;
Потребность в общении;
Взаимопонимание – основное условие общения;
Сближение интересов, позиций, установок;
Уважение к личности собеседника;
Отсутствие предвзятости;
Эмпатия – способность одного человека чувствовать внутренний мир другого человека. Формула «4СО»: согласие, сочувствие, сопереживание, сострадание;
Наличие обратной связи.
Виды общения:
Информационно-коммуникативное;
Регуляционно-коммуникативное;
Аффективно-коммуникативное. Обмен и передача чувствами и эмоциями.
Виды взаимодействий в общении:
Наиболее распространено антагонистическое деление на два вида взаимодействий: кооперация и конкуренция, согласие – конфликт, приспособление – оппозиция, ассоциация – диссоциация и т. д.
Кооперация – координация единичных сил участников, что проявляется во взаимопомощи, взаимовлиянии. А. Н. Леонтьев выделял в качестве ее характеристик разделение единого процесса деятельности между участниками и изменение деятельности каждого.
По определению И.М. Шмелева конкуренция выражает отрицательное отношение к процессу взаимодействия, но может рассматриваться и как продуктивный тип, в ходе которого у субъектов взаимодействия возникает конкурентно-созидательная мотивация.
Степени продуктивной конкуренции: соревнование, соперничество, конфронтация, конфликт.
Конфликт – форма взаимодействия, характеризующаяся наличием противоположных тенденций у субъектов взаимодействия.

Функции общения:
Когнитивная – перерабатываем, получаем новый опыт;
Аффективная (эмоциональная) – позволяет выработать позитивные и негативные эмоции к объектам коммуникации. Поведенческая функция – готовность к определенным действиям в результате общения. Общение является специфическим видом деятельности, который позволяет наладить коммуникацию между людьми.

У нас есть три основные зоны общения:
1-интимная; 2 – зона знакомств и друзей; 3- зона социальных контактов.
Первая зона – 0-46 см. от тела человека – интимная зона контакта; 40-120 см. – зона знакомств и друзей; более 120 см – зона социальных контактов.
Если мы живем на селе, то наша зона контакта расширяется.
В толпах и массах мы теряем собственное «Я» и разделяем его на коллективное «Мы». В толпе каждый анонимен.
Диалоговая коммуникация типа переговоров начинается с рукопожатия. Рукопожатие должно быть крепким.

Стратегии взаимодействия:
Р. Блейк, Д. Моутон, К. Томас выделяют пять стратегий взаимодействия: соперничество, компромисс, сотрудничество, приспособление и избегание.
Стратегия взаимодействия – совокупность доминирующих особенностей поведения человека в отношениях с другими людьми, проявляющихся в той или иной социальной ситуации.
Приспособление – сглаживание противоречий, перестройка своих позиций.
Компромисс – урегулирование разногласий через уступки.
Сотрудничество – совместная выработка решений, удовлетворяющих интересы всех сторон.
Избегание (уклонение) – стремление выйти из конфликтной ситуации, не решая ее.
Соперничество (конкуренция) – открытая борьба за свои интересы, упорное отстаивание своей позиции.

43. Роль предрассудков в возникновении трудностей взаимодействия

Предрассудок это заведомое осуждение; он внушает нам предубеждение против человека исключительно на основании его идентификации с некой группой.
Предрассудок это установка, это определенное сочетание чувств, склонности действовать так или иначе и убеждений. Предрассудок сочетание установок, объединяющее аффект (чувства), поведенческую тенденцию (склонность действовать определенным образом) и знания (убеждения). Предрассудок буквально мнение, предшествующее рассудку, усвоенное некритически, без размышления. Это иррациональные компоненты общественного и индивидуального сознания суеверия и предубеждения.
Человеку, находящемуся под влиянием предрассудка, не нравятся те, кто не похожи на него самого; он допускает в своем поведении дискриминацию в отношении этих людей; он убежден в том, что они невежественны и опасны.
Негативные оценки, отличающие предрассудок, могут проистекать из эмоциональных ассоциаций, из потребности оправдывать поведение или из негативных убеждений, называемых стереотипами.
Предрассудок это негативная установка; дискриминация негативное поведение. В основе дискриминирующего поведения часто, но не всегда лежат установки предвзятости.
Таким образом, предрассудки часто являются причиной негативного, дискриминирующего поведения.

№44. Социальное восприятие и социальное познание.
Термин «социальная перцепция» («социальное восприятие») был предложен Дж. Брунером в рамках разработанного им «Нового взгляда», и в этом случае так обозначалась социальная детерминация перцептивного процесса. В скором времени в социальной психологии этот термин получил другое значение: им стали обозначать восприятие социальных объектов, причем круг их был строго ограничен. Социальными объектами были названы: другой человек, социальная группа, более широкая социальная общность. Коль скоро мы «читаем» другого человека, расшифровываем значение его внешних данных, в определенном смысле угадываем черты его личности, то мы тем самым выходим за пределы строго перцептивного процесса, как минимум включаем в него и процессы мышления. Поэтому достаточно давно именно в области изучения социального восприятия был предложен термин «социальное познание». За этим «познаванием» (в русском языке получил распространение термин «познание») кроется очень многое: не только размышление по поводу визуально воспринятого, не только оценивание его (что включает и эмоции), но и мотивация необходимости дальнейшего взаимодействия с воспринимаемым человеком или отказ от такого взаимодействия. Так же к этому добавилась и потребность понять причины поведения воспринимаемого.
Таким образом, в русле исследований социального восприятия была поставлена проблема понимания социальных объектов. Исследования включают в себя различные варианты не только объекта, но и субъекта восприятия. Когда субъектом восприятия выступает индивид, то он может воспринимать другого индивида, принадлежащего к своей группе; другого индивида, принадлежащего к «чужой» группе; свою собственную группу; «чужую» группу.
Еще сложнее обстоит дело в том случае, когда в качестве субъекта восприятия интерпретируется не только отдельный индивид, но и группа. Тогда к составленному перечню процессов социальной перцепции следует добавить: восприятие группой своего собственного члена; восприятие группой представителя другой группы' восприятие группой самой себя; наконец, восприятие группой в целом другой группы. Во всех восьми обозначенных позициях речь идет не столько о простом восприятии, сколько о познании объекта.
Доказательством того, что исследования социальной перцепции вплотную приближаются к исследованиям социального познания, является огромный массив экспериментальных и эмпирических работ, посвященных отдельным сторонам этого феномена. Сюда прежде всего следует отнести многочисленные исследования таких механизмов межличностного восприятия, как роль социальных установок при формировании первого впечатления, роль стереотипов в перцептивном процессе, в том числе при межгрупповом восприятии, а также тех условий, при которых достигается понимание человека человеком. Из последних особое значение имеют механизмы идентификации и рефлексии.
Идентификация буквально означает отождествление себя с другим, уподобление ему; иногда ее определяют как умение «встать на точку зрения» другого человека.
Еще более очевидно близость процесса социального восприятия к социальному познанию проявляется при анализе рефлексии осознания индивидом того, как он воспринимается партнером по общению. Это уже не просто знание или понимание другого, но знание того, как другой понимает меня, своеобразный удвоенный процесс зеркальных отражений друг друга, воспроизведение внутреннего мира другого человека, в котором присутствует образ» партнера.
процесс социального восприятия требует здесь включения целого ряда операций, свойственных мышлению, и таким образом «обрастает» дополнительными сложностями и тем самым обогащает себя.
Аналогичные рассуждения можно провести относительно так называемых эффектов межличностного восприятия. «Гало-эффект», или «эффект ореола», означает, что при восприятии незнакомого человека образ строится не на основе непосредственно воспринятого, а встраивается в некоторую предшествующую информацию g человеке, окружающую его определенным ореолом (положительным, как правило, но, возможно, и отрицательным).
Самым значительным эффектом является стереотипизация. С одной стороны, она упрощает процесс построения образа другого человека, сокращает необходимое на это время. С другой при включении этого механизма может произойти сдвиг в сторону какой-либо оценки воспринимаемого человека и тогда это порождает предубеждение или, напротив, переоценку реальных свойств объекта восприятия. Особое значение стереотипы имеют в области межэтнических отношений.
В литературе обсуждается вопрос о том, что собственно имеют в виду, когда говорят о социальном познании. Во-первых, признается факт социального происхождения этого познания: оно возникает и поддерживается социальным взаимодействием, решающую роль в нем играет коммуникация. Во-вторых, познание является социальным, поскольку оно имеет дело с социальными объектами. В-третьих, социальное познание социально разделено, т.е. его результаты являются общими для членов определенного общества или группы, «разделяются» ими.
При познании явлений социального мира всегда дан социальный контекст реальная социальная ситуация, в которой живет и действует человек. Важнейшее условие адекватного знания соотношение между содержанием знания, изменениями в нем и изменениями в мире. Доказательством этого являются исследования процесса социализации: знания о социальном мире закладываются с детства и развиваются по мере приобретения ребенком социального опыта, т.е. действия его все в новых и новых социальных ситуациях.
Большое значение при происхождении социального познания имеет конкретная культурная среда. Язык, как инструмент освоения социального мира, выступает также в качестве одного из доказательств социального происхождения социального познания. Следовательно, само взаимодействие осуществляется в контексте общества и потому не непосредственно обусловливает процесс социального познания.
Такое расширение сфер социального познания подводит вплотную к выводу о необходимости исследовать процесс познания социального мира в целом, проанализировать условия и способы построения его образа.
Социальное познание, возникая в ходе взаимодействия, предполагает обязательный коммуникативный процесс, т.е. процесс постоянного обмена информацией.

45. Поведение и установки. Когнитивный диссонанс.

Проблема того, определяют ли установки поведение, вызывает к жизни основополагающий вопрос о природе человека: какая существует связь между тем, что у нас на душе, и тем, что мы творим в действительности? Философы, теологи и просветители в течение длительного времени рассуждали о связи между мыслью и действием, характером и поведением, личным миром и общественными делами. В основе большинства учений, советов и методик по детскому воспитанию лежит предпосылка, гласящая, что личные убеждения и чувства определяют наше общественное поведение. Поэтому, если мы хотим переделать образ действия людей, нам следует изменить их душу и образ мышления.
Наши установки зачастую спят, когда мы действуем автоматически, без остановки, не раздумывая. Мы поступаем согласно своему привычному шаблону, не задумываясь над тем, что делаем. Встречая знакомых, мы автоматически говорим «привет!». В ресторане на вопрос «Понравилась ли вам наша кухня?» мы отвечаем «Она просто чудесная!», даже если находим ее отвратительной. Такая бездумная реакция является адаптивной. Она дает возможность нашему уму заниматься другим делом.
В конце концов, мы вырабатываем свои установки таким образом, что иногда они действуют, а иногда – нет. Множество экспериментов, проведенных Расселом Фацио и Марком Занна, показывают следующее: если установки являются результатом опыта, они, скорее всего, будут закреплены и начнут определять поступки.
 Наши установки предопределяют наши поступки, если:
другие влияния уменьшены; установка соответствует действию;
установка сильна, потому что что-то напоминает нам о ней;
потому что ситуация активизирует бессознательную установку, которая незаметно направляет наше восприятие событий и реакцию на них, или же потому, что мы поступили именно так, как было необходимо для усиления установки.
Итак, сейчас очевидно, что в зависимости от обстоятельств диапазон силы связи между утверждениями, отражающими установки, и поведением может колебаться от полного ее отсутствия до необычайной прочности. Тем не менее мы можем с облегчением вздохнуть, поскольку установки, в конце концов, всего лишь один из факторов, определяющих наши действия. Возвращаясь к нашему философскому вопросу, можно сказать: связь между тем, что творится у нас в душе, и тем, что мы творим на самом деле, действительно существует, даже если она намного слабее, чем считает большинство из нас.
Исследователи, работающие в области социальной психологии, приводят в качестве возможных ответов три теории. Согласно теории, мы по стратегическим причинам выражаем установки, которые представляют нас как последовательных личностей. Согласно теории когнитивного диссонанса, чтобы уменьшить дискомфорт, мы сами находим оправдания своим поступкам. Согласно теории самовосприятия, наши поступки – это саморазоблачение: когда мы не уверены в своих чувствах или убеждениях, то обращаем внимание на свое поведение так же, как это сделали бы другие.
Оправдание самого себя: когнитивный диссонанс - Когнити
·вный диссона
·нс (от англ. слов: cognitive «познавательный» и dissonance «отсутствие гармонии») состояние индивида, характеризующееся столкновением в его сознании противоречивых знаний, убеждений, поведенческих установок относительно некоторого объекта или явления, при котором из существования одного элемента вытекает отрицание другого, и связанное с этим несоответствием ощущение психологического дискомфорта.

Понятие «когнитивный диссонанс» впервые введено Леоном Фестингером в 1957 году.
Главные гипотезы теории

Леон Фестингер формулирует две основные гипотезы своей теории:
В случае возникновения диссонанса индивид будет всеми силами стремиться снизить степень несоответствия между двумя своими установками, пытаясь достичь консонанса (соответствия). Это происходит вследствие того, что диссонанс рождает «психологический дискомфорт» [2].
Вторая гипотеза, подчеркивая первую, говорит о том, что, стремясь снизить возникший дискомфорт, индивид будет стараться обходить стороной такие ситуации, в которых дискомфорт может усилиться.
Диссонанс может появиться по различным причинам:
из-за логического несоответствия;
«по причине культурных обычаев»;
в том случае, если индивидуальное мнение входит в состав более широкого мнения;
из-за несоответствия прошлого опыта c настоящей ситуацией.

Суть одной из рассматриваемых теорий состоит в следующем: наши установки изменяются потому, что мы вынуждены поддерживать согласованность между нашими знаниями. Таков смысл теории когнитивного диссонанса Леона Фестингера. Она проста в изложении, но область ее применения огромна. Согласно теории, мы чувствуем напряжение («диссонанс»), когда две мысли или два убеждения («когниции») психологически несовместимы. Подобное происходит, когда мы решаемся сказать или сделать то, в отношении чего у нас смешанные чувства. Фестингер утверждает, что для уменьшения неприятного ощущения мы зачастую приспосабливаем наше мышление.
Теория диссонанса, главным образом, имеет отношение к расхождениям между поведением и установками. Мы осознаем и то и другое. То есть если чувствуем непоследовательность, у нас появляется ощущение необходимости перемен. Таким образом, если мы сможем уговорить других принять новую установку, их поведение, соответственно, будет изменяться. Таков здравый смысл. Или если мы сможем заставить людей вести себя иным образом, их установка изменится (это эффект самоубеждения, который мы уже рассматривали). Но теория когнитивного диссонанса дает несколько удивительных прогнозов.
Акцент на сознательном выборе и ответственности означает, что решение вызывает диссонанс. Когда нам предстоит принять важное решение – в какой поступать колледж, кому назначить свидание, на какую устроиться работу, мы иногда разрываемся между двумя в равной степени привлекательными альтернативами. Возможно, вы можете вспомнить случаи, когда, связав себя словом, особенно остро начинали осознавать диссонансные знания – желаемые черты того, что вы отвергли, и нежелательные стороны того, что выбрали.
Ослабление диссонанса

Понятно, что существование диссонанса, независимо от степени его силы, принуждает человека избавиться от него полностью, а если по каким-то причинам это сделать пока невозможно, то значительно уменьшить его. Чтобы уменьшить диссонанс, человек может прибегнуть к четырем способам:
изменить свое поведение;
изменить «когницию», то есть убедить себя в обратном;
фильтровать поступающую информацию относительно данного вопроса или проблемы.
развитие первого способа: применить критерий истины к поступившей информации, признать свои ошибки и поступить в соответствии с новым, более полным и ясным пониманием проблемы.

Предотвращение появления диссонанса и его избегание

В некоторых случаях, индивид может предотвратить появление диссонанса и, как следствие, внутреннего дискомфорта тем, что попытается избежать любой негативной информации относительно своей проблемы. Если же диссонанс уже возник, то индивид может избежать его усиления, путем добавления одного или нескольких когнитивных элементов «в когнитивную схему» [2] вместо существующего негативного элемента (который и порождает диссонанс). Таким образом, индивид будет заинтересован в поиске такой информации, которая бы одобрила его выбор (его решение) и, в конце концов, ослабила бы или полностью устранила диссонанс, избегая при этом источников информации, которые будут его увеличивать. Однако частое такое поведение индивида может привести к негативным последствиям: у человека может возникнуть страх перед диссонансом или предубеждение, что является опасным фактором, влияющим на мировоззрение индивида [2].

Между двумя (или более) когнитивными элементами могут существовать отношения несоответствия (диссонанса). При возникновении диссонанса индивид стремится к тому, чтобы снизить его степень, избежать или избавиться от него полностью. Это стремление оправдывается тем, что человек ставит своей целью изменение своего поведения, поиск новой информации, касающейся ситуации или объекта, «породившего диссонанс» [2].

Вполне объяснимо, что для человека намного проще согласиться с существующим положением дел, подкорректировав свои внутренние установки согласно сложившейся ситуации, вместо того, чтобы продолжать мучиться вопросом, правильно ли он поступил. Часто диссонанс возникает как следствие принятия важных решений. Выбор из двух в одинаковой мере заманчивых альтернатив дается человеку нелегко, однако, сделав наконец этот выбор, человек часто начинает ощущать «диссонирующие когниции» [3], то есть положительные стороны того варианта, от которого он отказался, и не очень положительные черты того, с чем он согласился. Чтобы подавить (ослабить) диссонанс, человек старается всеми силами преувеличить существенность принятого им решения, одновременно приуменьшая важность отвергнутого. Вследствие этого, другая альтернатива теряет всякую привлекательность в его глазах [3].

Понятие о социально-перцептивной стороне общения. Виды социальной перцепции.
Термин “социальная перцепция”, или, в более узком смысле слова “межличностная перцепция”, “восприятие другого человека” . В самом общем плане можно сказать, что восприятие другого человека означает восприятие его внешних признаков, соотнесение их с личностными характеристиками воспринимаемого индивида и интерпретацию на этой основе его поступков. Человек всегда вступает в общение как личность. Он воспринимается другим человеком как личность. На основе внешней стороны поведения, мы, по словам С. Л. Рубинштейна, как бы “читаем” другого человека, расшифровываем значение его внешних данных. Впечатление, которое возникает при этом, играет важную регулятивную роль в общении. В ходе познания другого человека одновременно осуществляется и эмоциональная оценка, и попытка понять строй его поступков. На этом основывается стратегия изменения его поведения и построение стратегии собственного поведения. Механизмы восприятия человека человеком В процесс общения включены, как минимум, два человека, каждый из которых является активным субъектом. При построении стратегии взаимодействия каждому приходится принимать в расчет не только потребности, мотивы, установки другого, но и как этот другой понимает мои потребности, мотивы, установки. Каждый из партнеров уподобляет себя другому. Анализ осознания себя через другого включает в себя две стороны: идентификацию и рефлексию. Идентификация это способ понимания другого человека через осознанное или бессознательное уподобление его характеристикам самого субъекта. Люди часто пользуются таким приемом, когда предположение о внутреннем состоянии партнера строится на попытке поставить себя на его место. Экспериментально установлена тесная связь между идентификацией и эмпатией. Г. М. Андреева отмечает, что “механизм эмпатии сходен с механизмом идентификации: там, и здесь присутствует умение поставить себя на место другого, взглянуть на вещи с его точки зрения, Однако если я отождествляю себя с кем-то, это значит, что я строю свое поведение так, как строит его этот другой. Если же я проявляю к нему эмпатию, я просто принимаю во внимание линию его поведения (отношусь к ней сочувственно), но свою собственную могу строить совсем по иному”.  Рефлексия это еще один механизм понимания другого человека. В психологии под рефлексией понимается осознание действующим индивидом того, как он воспринимается партнером по общению. Феномены межличностного восприятия Существуют факторы, которые мешают правильно воспринимать и оценивать людей. Л. Д. Столяренко на основе анализа научной литературы выделяет основные из них: 1. Наличие заранее заданных установок, оценок, убеждений, которые имеются у наблюдателя до того, как реально начался процесс восприятия и оценивания другого человека.  2. Наличие уже сформированных стереотипов, в соответствии с которыми, наблюдаемые люди заранее относятся к определенной категории, и формируется установка, направляющая внимание на поиск связанных с ней черт.  3. Стремление сделать преждевременное заключение о личности оцениваемого человека до того, как о нем получена исчерпывающая и достоверная информация. Некоторые люди, например, имеют “готовое” суждение о человеке сразу же после того, как в первый раз повстречали или увидели его.  4. Безотчетное структурирование личности другого человека проявляется в том, что логически объединяются в целостный образ только строго определенные личностные черты, и тогда всякое понятие, которое не вписывается в этот образ, отбрасывается.  5. Эффект “ореола” проявляется в том, что первоначальное отношение к какой-то одной частной стороне личности переносится на весь образ человека, а затем общее впечатление о человеке на оценку его отдельных качеств. Если общее впечатление о человеке благоприятно, то его положительные черты переоцениваются, а недостатки либо не замечаются, либо оправдываются. И наоборот, если общее впечатление о человеке отрицательно, то даже благородные его поступки не замечаются или истолковываются превратно как своекорыстные.  6. Эффект “проецирования” проявляется в том, что другому человеку приписываются по аналогии с собой свои собственные качества и эмоциональные состояния. Человек, воспринимая и оценивая людей, склонен логически предположить: “Все люди подобны мне” или “Другие противоположны мне”. Упрямый подозрительный человек склонен видеть эти же качества характера у партнера по общению, даже если они объективно отсутствуют. Добрый, отзывчивый, честный человек, наоборот, может воспринять незнакомого через “розовые очки” и ошибиться. Поэтому, если кто-то жалуется, что все вокруг жестокие, жадные, нечестные, не исключено, что он судит по себе.  7. “Эффект первичности” проявляется в том, что первая услышанная или увиденная информация о человеке или событии, является очень существенной и малозабываемой, способной влиять на всё последующее отношение к этому человеку. И даже, если потом вы получите информацию, которая будет опровергать первичную информацию, все равно помнить и учитывать вы больше будете первичную информацию. На восприятие другого человека влияет и настроение самого человека: если оно мрачное (например, из-за плохого самочувствия), в первом впечатлении о человеке могут преобладать негативные чувства. Чтобы первое впечатление о человеке было полнее и точнее, важно положительно “настроится на него”.  8. Отсутствие желания и привычки прислушиваться к мнению других людей, стремление полагаться на собственное впечатление о человеке, отстаивать его.  9. Отсутствие изменений в восприятии и оценках людей, происходящих со временем по естественным причинам. Имеется в виду тот случай, когда однажды высказанные суждения и мнение о человеке не меняются, несмотря на то, что накапливается новая информация о нем.  10. “Эффект последней информации” проявляется в том, что если вы получили негативную последнюю информацию о человеке, эта информация может перечеркнуть все прежние мнения об этом человеке.  Большое значение для более глубокого понимания того, как люди воспринимают и оценивают друг друга, имеет явление каузальной атрибуции. В обыденной жизни люди, как правило, не зная истинных причин поведения другого человека в условиях дефицита информации, начинают приписывать друг другу причины поведения. Такое приписывание причин поведения другому человеку и называется каузальной атрибуцией. Г.М.Андреева пишет: “Интерпретация поведения другого человека может основываться на знании причин этого поведения, и тогда это задача научной психологии. Но в обыденной жизни люди сплошь и рядом не знают действительных причин поведения другого человека или знают их недостаточно. Тогда, в условиях дефицита информации, они начинают приписывать друг другу как причины поведения, так иногда и сами образцы поведения или какие-то более общие характеристики”.  Процесс приписывания зависит от двух показателей: от степени типичности поступка и от степени социальной “желательности” или “нежелательности” его. В первом случае имеется в виду тот факт, что типичное поведение предписано образцами и поэтому легче поддается интерпретации. Уникальное же поведение допускает множество различных интерпретаций и, следовательно, дает простор приписыванию его причин и характеристик. Так же и во втором случае, социально “желательное” поведение соответствует социальным и культурным нормам и поэтому легко и однозначно объясняется. При нарушении норм (социально “нежелательное” поведение) диапазон возможных объяснений расширяется. Процессы каузальной атрибуции подчиняются следующим закономерностям, которые оказывают влияние на понимание людьми друг друга: 1. Те события, которые часто повторяются и сопровождают наблюдаемое явление, предшествуя ему, обычно рассматриваются как его возможные причины.  2. Если тот поступок, который мы хотим объяснить, необычен и ему предшествовало какое-нибудь уникальное событие, то мы склонны именно его считать основной причиной совершенного поступка.  3. Неверное объяснение поступков людей имеет место тогда, когда есть много различных возможностей для их интерпретации и человек, предлагающий свое объяснение, волен выбирать устраивающий его вариант.  4. Фундаментальная ошибка атрибуции проявляется в тенденции наблюдателей недооценивать ситуационные влияния на поведение других людей (влияние внешних ситуаций) и переоценивать диспозиционные влияния (внутренние причины). Поведение других людей мы склонны объяснять их диспозициями, их индивидуальными особенностями личности и характера, а свое поведение склонны объяснять как зависящее от ситуации.  5. Культура также влияет на ошибку атрибуции. Например, западное мировоззрение склонно считать, что люди, а не ситуации являются причиной событий.  В настоящее время проблемами каузальной атрибуции занимается особая отрасль социальной психологии. Исследованиями в этой области занимаются в основном зарубежные психологи: Г. Келли, Э. Джонс, К. Девис, Д. Кенноуз и др. Обратная связь в общении Общение, как было показано, не может быть сведено к простой передаче информации. Для того чтобы быть успешным, оно обязательно предполагает обратную связь получение субъектом информации о результатах взаимодействия. Отдельные черты физического облика человека (лицо, руки, плечи), позы, жесты, интонации выступают как носители информации, которую следует принимать во внимание при общении. Особенно информативным носителем сигналов обратной связи оказывается лицо собеседника или слушателя. Часто достаточно полное представление о восприятии субъекта дают его поступки. При межличностном общении важно быть открытым и искренним. Без открытого общения не могут существовать теплые и близкие отношения между людьми. Человек, заинтересованный в том, чтобы лучше ориентироваться в своих отношениях с окружающими, должен интересоваться реакциями других людей на его поступки в конкретных ситуациях, учитывать истинные последствия своего поведения. Обратная связь в общении это еще и сообщение другому человеку, как я его воспринимаю, что чувствую в связи с нашими отношениями, какие чувства вызывает у меня его поведение. Для того чтобы высказывать и принимать обратные связи, нужно обладать не только соответствующими умениями, но и смелостью. Л. Д. Столяренко выделяет следующие правила обратной связи: 1. Говори о том, что конкретно делает данный человек, когда его поступки вызывают у тебя те или иные чувства.  2. Если говоришь о том, что тебе не нравиться в данном человеке, старайся в основном отмечать то, что он мог бы при желании в себе изменить.  3. Не давай оценок. Помни: обратная связь это не информация о том, что представляет собой тот или иной человек, это в большей степени сведения о тебе в связи с этим человеком, с тем, как ты воспринимаешь данного человека, что тебе приятно и что тебе неприятно.  Заключение “Человек это узел связи”, писал Сент-Экзюпери. Роскошь общения одухотворяет жизнедеятельность человека, обеспечивает его вхождение в социум. В общении происходит психическое развитие и самореализация индивида. Все психические качества человека и формируются, и проявляются в его общении с другими людьми. Роль общения в жизни человека трудно переоценить. Основываясь на информации изложенной в данной работе, можно сделать вывод, что общение это многоплановый, но целостный процесс развития контактов между людьми, который включает в себя три взаимосвязанные стороны: коммуникативную, интерактивную и перцептивную. Коммуникативная сторона общения представляет собой обмен информацией между участниками совместной деятельности. Интерактивная сторона это взаимодействие общающихся людей обмен в процессе речи не только словами, но и действиями, поступками. Перцептивная сторона общения восприятие общающимися людьми друг друга. Очень важно, воспринимает ли один из партнеров по общению другого как заслуживающего доверия, умного, понятливого, подготовленного или же заранее предполагает, что тот ничего не поймет и ни с чем сообщенным ему не разберется. Рассматриваемое в единстве этих трех сторон общение выступает как способ организации совместной деятельности и взаимоотношений включенных в нее людей. Основные механизмы межличностного восприятия. Вопрос о механизмах восприятия человека человеком – это вопрос о том, КАК люди используют постепенно поступающую информацию для формирования представления о другом человеке (о его качествах, свойствах и причинах его поведения и достижений). В обыденной жизни человек часто не знает истинных свойств личности партнера, причин его поведения или знает их недостаточно. В условиях реального общения люди начинают приписывать (атрибутировать) друг другу как причины поведения, так и какие-то более общие характеристики. Существует целая система способов такого приписывания (атрибуции), исследованием которых занимается особая отрасль социальной психологии. Атрибуция (от латинского «наделяю, придаю, приписываю»). Это приписывание личных качеств и причин поведению, поступкам партнера по общению. Каузальная (от латинского кауза «причина») атрибуция – это потребность и способность человека понимать и прогнозировать причинно-следственные отношения, интерпретировать причины, мотивы поведения. Разобраться в мотивации значит сделать возможным прогнозирование поведения, что особенно важно в области межличностных отношений. Понимание причин (мотивов) поведения – очень сложный процесс. Его изучением занимались многие психологи мира ==> не существует единой теории атрибуции.


№48.Каузальная атрибуция. Обыденные схемы объяснения причин поведения человека в общении.

Казуальная атрибуция (от лат. causa причина и attribuo придаю, наделяю) интерпретация субъектом межличностного восприятия причин и мотивов поведения других людей.
Механизм каузальной атрибуции («причинное приписывание») - тому или иному поведению мы приписываем причину, почему оно возникла. Нахождение для себя причин воспринимаемого явления.
Потребность понять причины поведения партнёра по взаимодействию возникает в связи с желанием интерпретировать его поступки. Интерпретация поведения другого человека может основываться на знании причин этого поведения, но в обыденной жизни люди сплошь и рядом не знают действительных причин поведения другого человека или знают их недостаточно. Фундаментальная (ключевая) ошибка атрибуции – склонность человека объяснять поступки и поведение других людей их личными особенностями – внутренняя диспозиция, а собственное поведение внешними обстоятельствами.
А ведь Человеку очень важно понять и объяснить природу и причины поступков своих партнеров по коммуникации.
Изучение каузальной атрибуции исходит из следующих положений:  1) люди, познавая друг друга, не ограничиваются получением внешне наблюдаемых сведений, но стремятся к выяснению причин поведения и выводам, касающимся соответствующих личностных качеств субъекта; 
2) поскольку информация о человеке, получаемая в результате наблюдения, чаще всего недостаточна для надежных выводов, наблюдатель находит вероятные причины поведения и черты, личности и приписывает их наблюдаемому субъекту; 
3) эта причинная интерпретация существенно влияет на поведение наблюдателя. 
Исследования каузальной атрибуции, которые первоначально относились к социальной психологии, в настоящее время охватывают и другие разделы психологической науки: общую, педагогическую, возрастную психологию, психологию спорта. 
Наиболее существенные результаты экспериментального исследования каузальной атрибуции заключаются в установлении: 
1) систематических различий в объяснении человеком своего поведения и поведения других людей; 
2) отклонений процесса каузальной атрибуции от логических норм под действием субъективных (мотивационных и информационных) факторов; 
3) стимулирующего воздействия, оказываемого на мотивацию и деятельность человека объяснением неудачных результатов этой деятельности внешними факторами, а успешных внутренними.
Каузальная атрибуция изучается также как явление возложения или принятия членами группы персональной ответственности за успехи и неудачи в совместной деятельности. Показано, что в группах высшего уровня развития (в коллективах) это явление адекватно реальному вкладу членов коллектива в результат деятельности.


№49. Оценки и самооценки в межличностном познании.
Об оценках - читать предыдущий билет.
Самооценка определяется по формуле Джеймса:
Самооценка=13 QUOTE 1415
Следствие формулы: если самооценка по результатам вычисления равна «1», то это средняя, адекватная самооценка. Больше 1 – самооценка высокая. Меньше 1 – самооценка низкая.
Адекватная(средняя) самооценка: адекватно завышенная (человек знает области, где он является профессионалом), адекватно заниженная (человек не занимается, тем в чем он не разбирается).
Норма – социальная форма регуляции человеческого поведения. С точки зрения психологии нормы не существует.
Теория лидерства – «Ситуативная теория политического лидерства». Лидером человек становится случайно.

Самооценка и ее виды. Механизмы защиты самооценки.
Самооценка  это представление человека о важности своей личной деятельности в обществе и оценивание себя и собственных качеств и чувств, [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], выражение их открыто или закрыто.
В качестве основного критерия оценивания выступает система личностных смыслов [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
Функции самооценки:
Регуляторная, на основе которой происходит решение задач личностного [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Защитная, обеспечивающая относительную [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и независимость [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Значительную роль в формировании самооценки играют оценки окружающих личности и достижений индивида. В теории, самооценка это оценивание человеком самого себя.

Самооценка у человека вырабатывается благодаря оценке ближайшего окружения. В социальной психологии это окружение называется референтной группой. Референтная группа – группа лиц, чье мнение является важным для нас. Референты являются «ломами». Ломы – лидеры общественного мнения, те люди на которых мы ориентируемся в своей жизнедеятельности.
Исход из того, как нас оценивют, мы создаем свою самооценку. Лидеры мнения позволяют нам не отрываться от коллектива. Они могут фрустрирвоать нашу самооценку – снижать.

Механизмы защиты самооценки:
+ Проекция (сублимация ответственности) – перекладывание ответственности.
+ Рационализация – «а это и не очень уж надо было». Нахождение рациональных причин объяснения неудач.
+ Компенсация – «да я плохой, но зато я отличный студент». Когда мы неудачу в одной сфере компенсируем успехами в другой. В рамках теории лидерства существует «Компенсаторная теория лидерства». Согласно ей, человек идет в политику, т.к. он неудачен в какой-либо сфере своей жизни.
+ Идентификация – уподобление, когда человек находит в себе черты более успешного человека и говорит, что я еще не совсем потерян.
+ Механизм мечтаний, человек уходит в грезы.

№50. Особенности трактовки личности в социальной психологии.

Личность – это социальный показатель, который позволяет определить социальный статус или социальную роль, которую человек выполняет в обществе. Первоначально слово "личность" (person) обозначало маску, которую надевал актер античных трагедий, затем самого актера и его роль. Постепенно понятие "личность" наполнялось все большим многообразием смысловых значений, оттенки и диапазон которых в какой-то мере специфичны для каждого национального языка.
В немецком языке слово person означает лицо, особу и человека.
В английском языке слово person означает так же, как и в немецком, лицо, особу и человека. Однако сверх того под этим словом здесь может подразумеваться личность и внешность. В толковом словаре под редакцией проф. Ушакова (М., 1938) личность характеризуется, в частности, как отдельное человеческое "Я" и как человеческая индивидуальность, являющаяся носителем отдельных социальных и субъективных признаков и свойств. языкового значения понятия "личность".
Можно выделить три основных подхода к трактовке личности, каждый из которых находится в известном противоречии с двумя другими. Условно эти подходы можно обозначить как 1) антропологический; 2) социологический; 3) персоналистический.
Антропологический подход. Личность рассматривается лишь как родовое понятие, обозначающее представителя рода человеческого "homo sapiens", и уподобляется понятию индивида. Человек рассматривается как некое биосоматическое начало, которое определенным образом реагирует на стимулы внешней среды.
Социологический подход. Личность рассматривается прежде всего как объект и продукт социальных отношений. В соответствии с этим подходом в социальной психологии конца XIX начала XX века сформировалось целое направление, получившее название социологического. Эволюция самого понятия личности (person) от обозначения маски к актеру и от него к роли последнего дало толчок для развития представлений о личности как системе ролевого поведения, обусловленного совокупностью социальных ожиданий, экспектаций. Это нашло свое выражение, в частности, в так называемой ролевой теории личности, разрабатываемой американскими психосоциологами Парсонсом, Мидом и др.
Персоналистический подход. В качестве противовеса антропологическому и социологическому подходам, рассматривающим личность как функцию биосоматической или социальной программ, существуют попытки понять и объяснить личность как некую абсолютно самостоятельную и индивидуально-неповторимую целостность. Наиболее полное выражение персоналистическая трактовка личности получила в концепции экзистенциализма, усматривающего сущность личности в ее абсолютной духовной самостоятельности и уникальности. Окружающая человека среда природа и социальные отношения создают "неподлинность" существования личности, мешают ей уйти в свой неповторимый внутренний мир. Заброшенный в современный индустриальный мир вещей, человек теряет свою индивидуальность, растворяя свое "Я" в массе. По-своему правомерен как антропологический, так и социологический и персоналистический подходы к исследованию рассматриваемой проблемы, но лишь в той мере, в какой они отражают действительное место, значение и роль в личности общечеловеческого, социально-специфического и индивидуально-неповторимого начала. Но одно дело подход, а другое определение личности.
Таким образом, в целом можно предложить следующее определение: личность это интегральное понятие, характеризующее человека в качестве объекта и субъекта биосоциальных отношений и объединяющее в нем общечеловеческое, социально-специфическое и индивидуально-неповторимое.

Социально-психологическая структура личности
Проблема структуры личности относится к числу актуальнейших вопросов социально-психологической теории в отличие от распространенной точки зрения на структуру личности, говорится не о структуре личности вообще, а о различных подходах к ее построению и соответственно о двух качественно различных моделях структуры личности: статической и динамической. Здесь же определяется особая роль и место эмоционального фактора в структуре личности, и рассматриваются понятие, природа, структура и функции психического настроя в связи с понятием установки.
Под статической структурой следует понимать абстрактную модель, характеризующую основные аспекты, пласты или компоненты психики индивида. Степень обобщенности такой модели может быть весьма различной. Это зависит уже от того, каков инструментальный подход исследователя к статической структуре личности аналитический или интегральный.
При интегральном, т. е. самом обобщенном подходе, статическая структура личности может рассматриваться как бы состоящей из трех основных пластов: 1) общечеловеческого, биосоциального(пол,возраст,темперамент); 2) социально-специфического(обретенные человеком знания,навыки,умения,привычки); 3) индивидуально-неповторимого(память,эмоции,ощущения).
Модель динамической структуры фиксирует основные компоненты в психике индивида. Под динамической структурой личности мы и подразумеваем модель психического состояния и поведения человека, которая позволяет понять механизмы взаимосвязи и взаимодействия между собой всех компонентов и структурных пластов в психике индивида.


Таким образом, в характеристике модели социально-психологической структуры личности мы различаем два основных параметра: во-первых, тот, который связан с определением характера самой модели, могущей быть статической или динамической, и, во-вторых, тот, который связан с определением инструментального подхода к исследованию, могущего быть аналитическим или интегральным.
Общечеловеческие психические свойства индивида. Общечеловеческим в психике человека является, во-первых, наличие необходимого комплекса основных психических процессов. (ощущение, восприятие, память, мышление, воля) и состояний, подчиняющихся общим для всех людей психофизиологическим механизмам, без которых не может быть и речи о психической деятельности личности; во-вторых, факт биосоциальной детерминированности психического мира и поведения человека (результатом и проявлением последней являются такие устойчивые черты и свойства личности, как ее темперамент и характер); в-третьих, факт социальности психики человека в отличие от психики животных.
Социально-специфический опыт. Наряду с общечеловеческим необходимо различать социально-специфический опыт личности. Здесь имеются в виду все те особенности психики личности, которые связаны с фактом ее принадлежности к той или иной социальной общности или совокупности социальных общностей (этнических, классовых, политических, идеологических, экономических, профессиональных, национальных и т. д.). Общим для названных элементов социально-специфического опыта личности является то, что все они выполняют определенные функции, санкционируя, регламентируя, регулируя и направляя поведение индивида.
Для обозначения как раз тех специфических форм отражения социальной действительности человеком, которые носят предельно обобщенный, безличный характер (роли, нормы, ценности и символы)
Социальные роли. Роли являются исходными и определяющими элементами социального опыта, поскольку в них наиболее полно программируется тот или иной шаблон социального поведения.Роли это предписанные обществом в целом, специфической социальной организацией или конкретной совокупностью групп права и обязанности личности, которые вытекают из ее социального положения.
Каждая из ролей, вытекающих из определенного статуса человека, в свою очередь, представляет собой целый набор прав и обязанностей по отношению к окружающим индивида в конкретной ситуации людям. Так, человек, исполняющий роль врача, обязан заботиться о здоровье пациента, своевременно ставить диагноз, применять нужные и эффективные меры лечения, быть внимательным, т. д. Вместе с тем врач имеет и целый ряд прав. Роли личности весьма многообразны, человек является, как правило, одновременно и отцом семейства, и членом производственного коллектива, и членом приятельской компании и т. д. В результате складывается некий "узел" прав и обязанностей личности, которые вытекают из набора ролей и образуют ее социальное поле деятельности. Последнее есть целая система норм-шаблонов поведения, вытекающая из ролевой структуры личности.
Социальные нормы. Понятие социальной нормы широко практикуется в социологии и социальной психологии и обозначает правила или модели поведения, санкционированные социальными группами и ожидаемые в реальном поведении входящих в эти группы лиц
Ценностные ориентации. Любая общественно-экономическая формация характеризуется определенной системой и даже иерархией ценностей, которые надо различать на ценности санкционируемые и культивируемые официально, т. е. с помощью разветвленной системы средств, которыми располагает государство, и ценности, которые функционируют на уровне обыденного сознания, независимо от того, культивируются или, наоборот, отвергаются они официально.
Символы. Одним из средств распространения, внедрения и закрепления официально санкционируемой системы ценностей является символика. Символы соединяют в себе рациональный смысл и рационально истолкованное значение той или иной социальной ценности с высоким эмоциональным уровнем и остротой ее восприятия и переживания.
Самосознания личности является самооценка человека, то есть его оценка своих возможностей и способностей, соотнесенная определенным образом с его реальным положением и совокупностью выполняемых им обязанностей, функций и ролей. самосознание личности представлено: : 1) родовым самосознанием или фактом осознания человеком своей принадлежности к человеческому роду: 1) родовым самосознанием или фактом осознания человеком своей принадлежности к человеческому роду3) индивидуальным самосознанием или фактом осознания индивидом его индивидуально-неповторимых особенностей, черт характера и специфических жизненных интересов.
Таким образом, можно говорить о четырех основных модификациях динамической структуры личности: 1) структуре вербального поведения; 2) структуре невербального поведения; 3) структуре внутреннего вербального состояния; 4) структуре невербального психического состояния
Значимость психического настроя личности определяется прежде всего многообразием его функций: 1) в качестве аккумулятора всей текущей информации, воспринимаемой и перерабатываемой индивидом в единицу времени; 2) в качестве регулятора и тонизатора активности человека; 3) в качестве установки восприятия информации и деятельности; 4) в качестве фактора ценностной ориентации личности.



Соответственно в качестве эквивалентов различных моделей динамической структуры личности выступают: психический настрой личности и стереотип социального поведения. Психический настрой личности представлен, с одной стороны, неосознанным эмоциональным фоном, что соответствует невербальному психическому состоянию, а с другой умонастроением, осознанным переживанием, системой мотивации и планов поведения, что соответствует вербальному психическому состоянию.
Личность как социально-психологическая проблема
Задача социальной психологии раскрыть всю структурную сложность личности,которая является одновременно как объектом. Так и субъектомобщественных отношений. и представляет собой некое триединство "общечеловеческого, социально-специфического и индивидуально-неповторимого
Столкновении устойчивых стереотипов и ориентации личности с ее же более подвижным жизненным опытом, со свойственной ему сменой впечатлений и настроений заложено глубокое внутреннее противоречие личности. Последнее и дает основание рассматривать личность в качестве социально-психологической проблемы.
Природа противоречий личности. Основным источником проблемности личности разрыв
физических сил и возможностей личности, между масштабностью мотивации, целей и намерений и уровнем психологической готовности к их практической реализации.
Ключевое значение для преодоления этих противоречий имеет прежде всего адекватное представление личности о своем духовно-нравственном потенциале, о его специфике, масштабности, его возможностях и границах. Таким образом, преодоление внутриличностных противоречий предполагает, прежде всего, осознание индивидом природы последних и поиск путей согласования между собой тех доминирующих ценностей и ориентации, которые оказываются между собой в состоянии конфликта.
Таким образом, уровень психологической готовности личности к разрешению своих внутренних проблем в конечном итоге оказывается в зависимости от степени развитости ее рефлексивного потенциала или способности подниматься над своими внешне ориентированными ролевыми отношениями к реальным проблемам внутреннего роста.

Специфика социально-психологического изучения личности с учетом пространственных и временных параметров
Задача социальной психологии раскрыть всю структурную сложность личности,которая является одновременно как объектом. Так и субъектом общественных отношений. и представляет собой некое триединство "общечеловеческого, социально-специфического и индивидуально-неповторимого
Г. М. Андреевой о том, что "для социальной психологии главным ориентиром является взаимоотношение личности с группой"
Социальная психология, выясняет в каких конкретных группах , личность, с одной стороны, усваивает социальные влияния, а с другой стороны-каким образом, в каких конкретных группах она реализует свою социальную сущность(чероез какие конкретные виды совместной деятельности)
Социальная психология делает анализ микросферы формирования личности,здесь принимается в расчет такие регуляторы поведения и деятельности, как вся система межличностных отношений и их эмоциональная регуляция. Социальная психология рассматривает поведение и деятельность личностив конкретных реальных социальныхгруппах,, индивидуальный вклад каждой линости в деятельность группы, причины от которых зависит величина этого вклада.Можно сказать, что для социальной психологии главным ориентиром в исследовании личности является взаимоотношение группы и личности(именно результат взаимоотношений). Выявление закономерностей, которым подчиняется поведение и деятельность личности.Например:проблема лидерстваДля того, чтобы изучить влияние общества на личность, изучается жизненный путь личности и микросреду через которую эта личность проходит т.е. проблема социализации.Так же интегрирование личности в группе, выявление качеств личноти , которые формируются и проявляются в группе т.е. проблема социальной идентичности личности.

№51. Трактовки социального поведения личности (А.Адлер,Э.Фромм,К.Хорни и др).

Неофрейдизм - направление в психологии, психиатрии, социологии и философии, получившее распространение преимущественно в США. Основными представителями неофрейдизма являются Г. Салливан, К. Хорни и Э. Фромм. К неофрейдистам нередко также относят А. Кардинера, Ф. Александера и некоторых других представителей психоанализа. В то же время всех их объединяет приверженность определенным идеям и установкам фрейдизма (прежде всего психологизм в подходе к общественным явлениям) , а также стремление переосмыслить учение Фрейда в направлении его большей социологизации.

В этом отношении почва для неофрейдизма была подготовлена первыми "раскольниками" внутри психоанализа - А. Адлером, О. Ранком, В. Райхом, К. Юнгом. Все они, за исключением В. Райха, отвергли фрейдовский биологизм, сексуальный детерминизм и инстинктивизм, придавали меньшее значение бессознательному.

Значительное влияние на формирование неофрейдизма оказали этнопсихологические изыскания этнографов Р. Бенедикт, К. Дюбуа, Б. Малиновского, Р. Линтона, М. Мид, Э. Сапира, И. Халлоуэла. Так, Б.

Малиновский пришел к выводу о том, что Эдипов комплекс отнюдь не универсален в том виде, как его описал Фрейд, а Р. Бенедикт и М. Мид продемонстрировали пластичность человеческой природы, считавшейся у Фрейда неизменной, и строгую зависимость особенностей психики от особенностей культуры. Специфические приемы воспитания порождают у всех представителей данной этнокультурной общности типичные черты характера, которые А. Кардинер назвал "базовой личностью". Концепция базовой личности давала возможность не только перейти от культуры к индивиду, но и позволяла вывести первую из последнего, рассмотрев культуру в качестве проекции вовне базовой личности.

К. Хорни после эмиграции в США в 1932 г. обнаружила, что подоплека невротических конфликтов у пациентов в Новом свете существенно отличалась от таковой у пациентов в Германии и Австрии. Осмысление этих фактов привело

Хорни к отказу от фрейдистской теории инстинктов и к признанию социо-культурной обусловленности психопатологии. Помимо чрезмерной биологической ориентации к числу глубочайших методологических ошибок Фрейда

Хорни отнесла склонность к дуалистическому и механико-эволюционистскому мышлению.

Однако неофрейдисты остались приверженными идее бессознательной эмоциональной мотивации человеческой деятельности. Сохранив ядро психоаналитического метода, неофрейдисты подвергают его переинтерпретации с позиций "культурного" подхода. Всякая психопатология относительна и специфична для данной культуры.

Каждый невроз вызывается внутренними конфликтами, в основе которых лежат связанные с социальным окружением индивида мотивы и побуждения, хотя существует и общий неспецифический фактор, создающий для него предпосылку - это возникающее в детстве чувство страха, беспомощности перед враждебным миром, ("базовая тревожность") , которое может быть смягчено или усугублено воспитанием. В последнем варианте у индивида развивается множество различных реакций, выражающих невротическую направленность его характера. Неофрейдисты описали несколько разновидностей невротического характера и проанализировали вызывающие их конфликты, типичные для образа жизни людей в ХХ веке.

Идеи Фрейда получили широкое развитие в трудах его последователей. Так, один из его ближайших учеников Альфред Адлер (1870-1937) перенес акцент с сексуально-бессознательного на бессознательное стремление к власти как основное побуждение людей, проявляющееся в их поведении в рамках семьи, межличностных отношений и взаимоотношений социальных групп.

А. Адлер подверг критике учение Фрейда, преувеличивающего биологическую и эротическую детерминацию человека. По Адлеру человек - не только биологическое, но и социальное существо, жизнедеятельность которого связана с сознательными интересами, поэтому "бессознательное не противоречит сознанию" , как это имеет место у Фрейда. Таким образом, Адлер в определенной степени уже - социологизирует бессознательное и пытается снять противоречие между бессознательным и сознанием в рассмотрении человека.

Другой его ученик и близкий сподвижник Карл Густав Юнг (1875-1961) развивал учение о коллективном бессознательном, определяющем поведение социальных групп.

Это учение основывалось на многих положениях теории массовой психологии, изложенных, в частности, в работах З. Фрейда.

Представители психокультурного фрейдизма Карен Хорни (1885-1952) , Эрих Фромм (1900-1980) и др., признавая определенную роль подсознательного, в том числе сексуальных инстинктов, в поведении людей, обосновывают роль в этом социальных факторов, в том числе социальных связей и отношений между людьми, материальной и духовной культуры. По их мнению, социокультурные условия жизни людей в немалой степени обусловливают мотивы и содержание их деятельности и поведения.

Американский неофрейдист, социальный психолог и социолог Э. Фромм выступил против биологизации и эротизации бессознательного и подверг критике теорию
Фрейда об антагонизме между сущностью человека и культурой. Но вместе с тем он отверг и социологизаторские трактовки человека. По его собственному признанию, его точка зрения является "не биологической, и не социальной" . Одним из наиболее важных факторов развития человека, по Фромму, является противоречие, вытекающее из двойственной природы человека, который является частью природы и подчинен ее законам, но одновременно это и субъект, наделенный разумом, существо социальное. Это противоречие он называет "экзистенциальной дихотомией". Она связана с тем, что ввиду отсутствия сильных инстинктов, которые помогают в жизни животным, человек должен принимать решения, руководствуясь своим сознанием. Но получается так, что результаты при этом не всегда оказываются продуктивными, что порождает тревогу и беспокойство. Поэтому "цена, которую человек платит за сознание", - это неуверенность его.

Оценивая роль бессознательного в концепции Фрейда и его последователей, следует сказать, что сама постановка проблемы является несомненной заслугой

Фрейда. Подход к человеку и его существованию через соотношение бессознательного и сознания вносил новые моменты в философское понимание этой проблемы. Однако вместе с тем у Фрейда наблюдается явная абсолютизация роли бессознательного. Выступив против абсолютизации роли сознания в жизнедеятельности человека, представители этого направления впали в другую крайность. Так, у Фрейда квинтэссенцией человека оказалось либидо (сексуальная энергия).

Впрочем, эволюция неофрейдизма свидетельствует о том, что представители психоанализа все больше отходили от ортодоксальной концепции Фрейда, склоняясь в сторону все большего признания роли сознания и влияния социального фактора на развитие личности. Так, по Фромму, новая эпоха, связанная с функционированием рыночных отношений в условиях "развитого капитализма", рождает и "человека нового типа", который он описывает как "рыночный характер". "Человек, обладающий рыночным характером, - пишет он, - воспринимает все как товар, - не только вещи, но и саму личность, включая ее физическую энергию, навыки, знания, мнения, чувства, даже улыбки... и его главная цель - в любой ситуации совершить выгодную сделку".

Альтернативой обществу "обладания", порождающего "рыночного человека", должно быть, по Фромму, общество, в котором на первое место ставится бытие самого человека. Изменение способа существования человека и его характера связывается им как раз с изменением самого общества, в котором основным принципом существования человека будет "быть", а не "иметь".

Таким образом, разработка проблемы бессознательного внесла существенный вклад в исследование структуры индивидуального и общественного сознания, разграничив область человеческой психики на сферу сознательного и бессознательного.

В этой связи необходимо обратить внимание и на такое ныне широко распространенное понятие, как менталитет (ментальность) (от лат. mens - ум, мышление, душевный склад) , под которым понимают глубинный уровень индивидуального и коллективного сознания, включающий и бессознательное.

Он содержит в себе совокупность установок и предрасположений индивида или социальной группы действовать, мыслить и воспринимать мир определенным образом. Если иметь в виду менталитет личности, то он формируется на основе традиций, культуры и социальной среды человека и, в свою очередь, оказывает на них влияние.

Менталитет человека имеет свое основание в социокультурных традициях и ценностных образцах исторического прошлого народа. Его характерная черта - инертность. Он изменяется гораздо медленнее, чем социально-политические и экономические условия или господствующие формы общественного сознания людей. По самой своей природе он оказывает хотя и малоосознаваемое, но достаточно сильное сопротивление сравнительно быстроизменяющемуся социальному бытию, в том числе и официальной идеологии.

Основоположники психоаналитической философии Фрейд и Юнг ставили перед собой задачу прояснить индивидуальные поступки человека. Их последователи неофрейдисты А. Адлер (1870-1937) , К. Хорни (1885-1952) , Э. Фромм (1900-1980) на основе базовых идей этой философии стремились объяснить социальное устройство жизни людей. Так, если Фрейд в объяснении мотивов поведения личности сосредотачивал свое внимание на выявлении причины действия человека, то А. Адлер считал, что для этого необходимо знать конечную цель его устремлений, "бессознательный жизненный план", при помощи которого он старается преодолеть напряжение жизни и свою неуверенность. Согласно учения

Адлера, индивид из-за дефектов в развитии своих телесных органов (несовершенства человеческой природы) испытывает чувство неполноценности или малоценности. Стремясь преодолеть это чувство и самоутвердиться среди других, он актуализирует свои творческие потенции. Эту актуализацию Адлер, используя понятийный аппарат психоанализа, называет компенсацией или сверхкомпенсацией.

Сверхкомпенсация - это особая социальная форма реакции на чувство неполноценности. На ее основе вырастают крупные личности, "великие люди", отличающиеся исключительными способностями. Так, замечательная карьера

Наполеона Бонапарта на основе этой теории объясняется попыткой человека за счет своих успехов компенсировать физический недостаток - низкий рост



№52 .Социально-психологическое рассмотрение процесса социализации личности.

Термин социализация не имеет однозначного толкования среди разных представителей психологической науки.В отечественной психологии отмечают два синонимичных понятия : «развитие личности» и «воспитание». Если сказать в общем, то суть понятия «социализация» состоит в том ,что это « процесс вхождения индивида в социальную среду», «усвоения им социальных влияний», « приобщение к системе социальных связей» итд. Процесс социализации представляет собой совокупность всех социальных процессов,благодаря которым индивид усваивает определённую систему норм и ценностей, позволяющих ему функционировать в качестве члена общества.
Одно из возражений и строится обычно на основе такого понимания и заключается в следующем. Если личности нет вне системы социальных связей ,если она изначально социально детерминирована , то какой смысл говорить о её вхождении в систему социальных связей?
Сомнение вызывает и возможность точного разведения понятия социализации с другими ,широко используемыми в отечественной психологии и пдагогической литературе понятиями ( «развитие личности» и « воспитание»).
Идея развития личности- одна из ключевых идей в отечественной психологии . Более того, признание личности субъектом социальной деятельности придаёт особое значение развития личности : ребёнок, развиваясь, становится таким субъектом, те процесс его рзвития немыслим вне его социального развития ,а значит , и вне усвоения им системы социальных связей ,отношений,вне включения в них. По объёму понятия « развитие личности» и «социализация» в этом случае как бы совпадают , а акцент на активность личности кажется значительно более чётко представленным именно в идее развития , а не социализации: здесь он как-то притушен,кол скоро в центре внимания-социальная среда и подчёркивается направление её воздействия на личность.
Вместе с тем, если понимать процесс развития личности в её активном взаимодействии со социальной средой, то каждый из элементов этого взаимодейсмтвия имеет право на рассмотрение без опасения, что преимущественное внимание к одной из сторон взаимодействия обязательно должнто обернуться её абсолютизацией, недооценкой другого компонента. Подлинно научное рассмотрение вопроса о социализации ни в коей мере не снимает проблемы развития личности , а , напротив, предполагает , что личность понимается как становящийся активный социальный субъект.
Несколько сложнее вопрос о соотношении понятий «социализация» и « воспитание». Термин « воспитание» употребляется в нашей литературе в широком и узком смысле слова. В узком смысле слова данный термин означает процесс целенаправленного воздействия на человека со стороны субъекта воспитательного процесса с целью передачи,привития ему определённой системы представлений,понятий ,норм итд. Ударение здесь ставится на целенаправленность,планомерность процесса воздействия.В качестве субъекта понимается человек, институт,выполняющий задачу.
В широком смысле слова под воспитанием понимается воздействие на человека всей системы общественных связей с целью усвоения им социального опыта. Субъектом здесь может выступать всё общество ( образно выражаясь «вся жизнь»).Если употреблять «воспитание» в узком смысле слова,то термин «социализация» отличен от него. Если же употреблять « воспитание» в широком смысле слова, то различия не будет!
После вышеуказанного уточнения можно сделать вывод о том ,что
Социализация- двусторонний процесс, включающий в себя, с одной стороны, усвоение индивидом социального опыта путём вхождения в социальную среду,систему социальных связей;с другой стороны (часто недостаточно подчёривается в исследовниях), процесс активного воспроизводства индивидом системы социальных связей за счёт его активной деятельности, активного включения в социальную среду.
Вопрос ставится именно так, то человек не просто усваивает социальный опыт, но и преобразовывает его в собственные ценности, установки, ориентации. Этот момент преобразования социального опыта фиксирует не просто пассивное его принятие, но ипредполагает активность индивида в применении такого преобразованного опыта итд, те в известной отдаче,когда результатом её является не просто прибавка к уже существующему социальному опыту,но его воспроизводство, те продвижение его на новую ступень.Этим объясняется преемственность в развитии не только человека,но и общества.
Первая сторона процесса социализации-усвоение социального опыта-это характеристика того, как среда воздействует на человека.
Вторая сторона-характеризует момент воздействия человека на среду c помощью деятельности.
Активность позиции личности предполагается здесь потому,что всякое воздействие на систему социальных связей и отношений требует принятия определённого решения и ,следовательно , включает в себя процессы преобразования,мобилизации субъекта,построения определённой стратегии деятельности. Таким образом, процесс социализации в этом его понимании ни в коей мере не противостоит процессу развития личности,но просто позволяет обозначить углы зрения на проблему. Для социальной психологии более интересен взгляд на эту проблему « со стороны взаимодействия личности и среды» ( в психологии « со стороны личности»).

№53. Основные этапы и механизмы социализации индивида.

Процесс социализации есть по своему содержанию процесс становления личности,который начинается с первых минут жизни человека.
Выделяют три сферы, в которых осуществляется это становление личности: деятельность,общение ,самосознание.Благодаря им человек расширяет свои социальные связи с внешним миром.
I.Деятельность:
В течение процесса социализации человек осваивает новые и новые в иды деятельности.
При этом происходят три важных процесса:
1)Ориентировка в системе связей,присутствубщих в каждом виде деятельности и между её различными видами.Она означает выявление для каждой личности особо значимых аспектов деятельности, причём не просто их уяснение,но и освоение(Продукт этой ориентации-личностный выбор деятельности).
Как следствие возникает второй процесс.
2)Центрирование вокруг главного,выбранного,сосредоточение внимаия на нём и соподчинение ему всех остальных деятельностей.
3)Освоение личностью в ходе реализации деятельности новых ролей и осмысление их значимости.

Это процесс расширения возможностнй индивида именно как субъекта деятельности.

II.Общение:
Рассматривается в контексте социализации также со стороны его расширения и углубления,что само собой разумеется ,коль скоро общение неразрывно связано с деятельностью.
Расширение общения можно понимать как умножение контактов человека с другими людьми, специфик этих контактов на каждом возрастном рубеже.
Что же касается углубления общения ,то это прежде всего переход от монологического общения к диалогическому,децентрация,те умение ориентироваться на партнёра, более точное его восприятие.
III. Развитие самосознания:

В самом общем виде можно сказать,что процесс социализации означает становление в человеке образа его «Я» : отделение «Я» о деятельности,интерпретация «Я», соответствие этой интерпретации с интерпретациями,которые дают личности другие люди.Образ «Я» не возникает у человека сразу, а складывается на протяжении его жизни под воздействием многочисленных социальных влияний.С точки зрения социальной психологии здесь особенно интересно выяснить, каким образом включение человека в различные социальные группы задаёт этот процесс.

Есть несколько различных подходов к структуре «Я». Наиболее распространённая схема включает в «Я» три компонента: 1)Познавательный(знание себя);2)Эмоциональный(оценка себя);3)Поведенческий(отношение к себе).

Самосознание представляет собой сложный психологический процесс,включающий : самоопределение(поиск позиции в жизни),самореализацию(активность в разных сферах), самоутверждение (достижение,удовлетворённость),самооценку.

Самосознание не может быть представлено как простой перечень характеристик, но как понимание личностью себя в качестве некоторой ценности, в определении собственной идентичности.

Развитие самосознания в ходе социализации-это процесс контролируемый,определяемый постоянным приобритением социального опыта в условиях расширения диапазона деятельности и общения. Также его развитие немыслимо вне деятельности: лишь в ней постоянно осущетсвляется определённая «коррекция» представления о себе в сравнении с представлением, складывающимся в глазах других.

Процесс социализации-единство изменений всех трёх обозначенных сфер. Они вместе создают для индивида «расширяющуюся действительность», в которой он действует ,познаёт и общается, тем самым осваивая не только ближайшую микросреду,но и всю систему социальных отношений. Вместе с этим освоением индивид вносит в неё свой опыт , свой творческий подход., поэтому нет другой формы освоения действительности,
кроме её активного преобразования.


Стадии процесса социализации :

Традиция в определении стадий социализации складывалась в системе фрейдизма.
В психоанализе социализация рассматривается как процесс, совпадающий хронологически с периодом раннего детства.

В отечественной социальной психологии акцент делается на то,что усвоение социального опыта происходит прежде всего в трудовой деятельности, отношение к ней служит основанием для классификации стадий.Выделяют три стадии социализации : дотрудовая,трудовая и послетрудовая.

1)Дотрудовая стадия: охватывает весь период жизни человека до начала трудовой деятельности. В свою очередь эта стадия разделяется на два более или менее самостоятельных периода:
1)ранняя социализация,охватывающая время от рождения ребёнка до поступления его в школу, те тот период,который в возрастной психологии именуется периодом раннего детсва.
2)стадия обучения,включающая весь период юности в широком понимании этого термина. К этому этапу относится всё время обучения в школе.
Вопрос относительно обучения в вузе или техникуме в литературе раскрывается двояко.Если в качестве критерия для выделения стадий принято отношение к трудовой деятельности,то вуз,техникум и прочие формы образования не могут быть отнесены к следующей стадии.
С другой стороны, специфика обучения в учебных заведениях подобного рода довольна значительна по сравнению со средней школой, в частности в свете всё более последовательного проведения принципа соединения обучения с трудом, и поэтому эти периоды в жизни человека трудно рассмотреть по той же самой схеме ,что и время обучения в школе.

2)Трудовая стадия: охватывает период зрелости человека, хотя демографические границы зрелого возраста условны;фиксация такой стадии не представляет затруднений –это весь период трудовой деятельности человека.Делая акцент на том,что личность не только усваивает социальный опыт,но и воспроизводит его, придаёт особое значение этой стадии.Признание трудовой стадии социализации логически следует из признания ведущего значения трудовой деятельности для развития личности.Есть сторонники того,что социализация заканчивается вместе с завершением образования,но из всего сказанного выше можно уяснить необходимость трудовой стадии в социализации.Юность-важнейшая пора в становлении личности,но труд не может быть сброшен со счетов при выявлении факторов этого процесса.

В последнее время социализации взрослых уделяется особое внимание. Разные точки зрения относительно данной социализации.
С точки зрения психологии, это преодоление психологических тенденций,сложившихся в детстве,взрослые просто переосмысливают этот опыт.

Другие исследования рассматривают эту социализацию как непрерывный процесс.

3)Послетрудовая стадия: Ещё более сложный вопрос чем трудовая стадия, потому что ведётся дискуссия насчёт включённости пожилых людей в процесс социализации.

Первая точка зрения состоит в том, что нельзя говорить о социализации тогда,когда у человека свёртываются все его социальные функции, бессмысленно говорить не только об усвоении социального опыта,но и тем более о его воспроизводстве.

Сторонники «Десоциализации»( процесс ,наступающий после социализации) явялеются крайними представителями этой точки зрения (относительно людей пожилого возраста).


Сторонники противоположноц точки зрения опираются на экспериментальные исследования сохраняющейся активности лиц пожилого возраста, в частности, пожилой возраст рассматривается как возраст, вносящий существенный вклад в всопроизводство социального опыта. Ставится вопрос лишь об изменении типа активности личности в этот период.Кроме естественных возрастных изменений,происходит изменение социальных ролей в связи с выходом на пенсию, с освоением ролей бабушек и дедушек, с отказом от многих руководящих функций в бизнесе, политике. Из-за этого сокращается или изменяется круг общения,что некоторыми категориями пожилых людей переживается драммаически. Вместе с тем значительная жизненная активность часто сохраняется, так же как и готовность отдавать свой жизненный опыт.

Косвенным признанием того,что социализация продолжается в пожилом возрасте, является концепция Э.Эриксона о наличии восьми возрастов,восьмой из которых зрелость, и по мнению Эриксона, только этому возрасту может сооветствовать понятие «мудрость»,что соотвествует окончательному становлению идентичности. Принимая эту концепцию, следует признать, что послетрудовая стадия действительно существует.

Но вопрос не получил однозначного решения.

Институты социализации:

На всех стадиях социализации воздействие общества на личность осуществляется либо непосредственно либо через группу,но сам набор средств воздействия можно свести вслед за Ж.Пиаже к : нормам,ценностям,знакам. Можно сказать,что общество и группа передают становящейся личности некоторую систему норм и ценностей посредством знаков.Те конкретные группы, в которых личность приобщается к системам норм и ценностей и которые вступают своеобразными трансляторами социального опыта, получили название институтов социализации.
На дотрудовой стадии соиализации такими институтами выстпают : в период раннего детства –семья и играющие и играющие всё большую роль в современных обществах дошкольные детские учреждения. По мнению П.Бергера и Т.Лукмана, в семье осуществляется первичная социализация ,когда биография человека начинает «наполняться смыслом».Именно в семье дети приобретают навыки взаимодействия и общения, осваивают первые социальные роли ,осмысливают первые нормы и ценности. Тип поведения родителей(авторитарный или либеральный) оказывает воздействие на формирование у ребёнка «Я-образа».Большое значение имеет и состав семьи , и степень её сплочённости, и способы разрешения конфликтов. По-видимому, именно в семье сознательно или бессознательно формируется представление о правах ребёнка.
Роль семьи как института социализации,естественно,зависит от типа общества,от его традиций и культурных норм, даже от места проживания. Несмотря на то , что современная семья не может претендовать на ту роль,которую она играла в традиционных обществах, её роль в процессе социализации остаётся весьма значимой. В ситуациях острах социальных кризисов семья оказывается для ребёнка ячейкой , где гарантируется его безопасность.
Анализ дошкольных детских учреждений не получил прав гражданства в социальной психологии.Ведётся дискуссия по этому поводу,но необходимость в социально-психологическом анализе тех систем отношений,которые складываются в дошкольных учреждениях , абсолютна очевидна.

В втором периоде ранней стадии социализации основным институтом является школа.
Школа обеспечивает ученику систематическое образование, которое само есть важнейший элемент социализации, ноm кроме того, школа обязана подготовить человека к жизни в обществе и в более широком смысле. По сравнению с семьёй школа в большей степени зависит от общества и государства, хотя это зависимость и различна в тоталитарных и демократических обществах. Школа задаёт первичные представления человеку как гражданину и следовательно способствует(или препятствует) его вхождению в гражданскую жизнь. Именно в рамках данного института могут возникнуть «жертвы социализации», по выражению А. Мудрика. Причиной их появления может явиться перекос в соотношении двух сторон процесса: усвоения человеком социальных норм и требований и развития его активности. «Угроза» возможно как с той, так и с другой стороны : или воспитание чрезмерного конформизма, или в качестве протеста-нигилистического вызова требованиям общества.Поэтому социализация в условиях школы-большая проблема для педагогов.

Школа также расширяет возможности ребёнка в плане его общения: со взрослыми и сверстниками, что само по себе выступает как важнейший институт социализации.Эта среда независима от контроля взрослых, а иногда и проиворечит ему. Мера и степень значимости групп сверстников в процессе социализации варьируют в обществах разного типа.

В социальной психологии важность представляет период юности, т. к с точки зрения социализации, это чрезвычайно важный период в становлении личности, период «ролевого моратория», потому что связан с постоянным осуществлением выбора: профессии, партнера по браку, системы ценностей и т.д. Если в теоретическом плане активность личности может быть определена самым различным образом, то в экспериментальном исследовании она изучается часто через анализ способов принятия решения. Юность хорошая естественная лаборатория для социального психолога: это период наиболее интенсивного принятия жизненно важных решений. При этом большое значение имеет такой институт социализации как школа( как она обеспечивает, облегчает и обучает принятию таких решений).
Следующая стадия социализации (социальный институт – вуз).
Проблематика студенчества как особая социальная группа занимает большое значительное место в системе различных общественных наук.
Что касается институтов социализации на трудовой стадии, то важнейшим из них является трудовой коллектив или его современные разновидности – команда, организация. Специальных исследований этой проблемы нет, некоторые аспекты стиля лидерства или группового принятия решений могли бы иметь значение для анализа институтов социализации и такой поворот этой проблемы помог бы раскрыть причины отрыва личности от трудового коллектива, уход в группы антисоциального характера (на смену института социализации приходит институт «десоциализации» в виде преступных группировок, наркоманов, алкоголиков. Идея референтной группы наполняется нвым содержанием, если рассматривать в контексте институтов социализации, их силы и слабости, их возможности выполнить роль передачи социально-позитивного опыта.
Как и спорный вопрос о существовании послетрудовой стадии социализации, является вопрос о ее институтах.В качестве таких институтов различные общественные организации, членами которых являются пенсионеры.
Деятельность выше названных институтов не можеь быть сведена только к функции передачи социального опыта. При анализе больших групп психология фиксирует социально-типическое, в разной степени представленное в психологии отдельных личностей, составляющих группу. Меры представленности в индивидуальной психологии социально-типического должна быть объяснена и прцесс социализации позволяет такому объяснению.
Для личности небезразлично, в условиях какой большой группы осуществляется процесс социализации.. Сам институт социализации, осуществляя свое воздействие на личность, как бы сталкивается с системой воздействия, которая задается большой социальной группой, в частности, через традиции, обычаи, привычки , образ жизни. От того, какой будет та равнодействующая, которая сложится из систем таких воздействий, зависит конкретный результат социализации. Таким образом, проблема социализации при дальнейшем развитии исследований должна предстать как своеобразное связующее звено в изучении соотносительной роли малых и больших групп в развитии личности.

№54. Я-концепция
«Я»-концепция – совокупность самовосприятия, самооценки и самопонимания индивида. Это то, каким данный человек видит себя, как он оценивает себя и как истолковывает себе свои действия. Поскольку человек всегда принадлежит к тем или иным социальным категориям и группам, важной составляющей его «Я»-концепции является социальная идентичность, включая этническую самоидентификацию. «Я»-к, будучи компонентом «Я», представляет собой своеобразную психологию и философию собственного «Я». В соответствии со своей «Я»-к. человек осуществляет деятельность. Поэтому собственные действия всегда кажутся ему логичными, хотя могут и восприниматься иначе другими людьми. «Я»-к. любого человека может быть подвержена значительным изменениям на протяжении его жизненного пути, что обуславливается различными биографическими обстоятельствами. Имеется ряд теорий, рассматривающих формирование «Я»-к. Например, теория «зеркального Я» Ч.Кули, теория стадий развития «Я» Э.Эриксона, гуманистический подход А.Маслоу и К.Родерса, подчеркивающий стремление «Я» к личностному росту и самоактуализации.
Предметом самовосприятия и самооценки индивида могут, в частности, стать его тело, его способности, его социальные отношения и множество других личностных проявлений. На основе Я-концепции индивид строит взаимодействие с другими людьми и с самим собой.
Традиционно выделяют когнитивную, оценочную и поведенческую составляющие Я-концепции. Когнитивная составляющая это представления индивида о самом себе, набор характеристик, которыми, как ему кажется, он обладает. Оценочная это то, как индивид оценивает эти характеристики, как к ним относится. Поведенческая это то, как человек в действительности поступает
Когнитивная. Обычно человек считает, что обладает определёнными характеристиками. Эти характеристики нельзя вывести или свести к одному текущему моменту его жизни если человек считает что он «сильный», это не значит, что он в данный момент поднимает тяжесть. Более того, на самом деле этот человек объективно может и не быть сильным. А может и быть. Набор убеждений о самом себе и есть когнитивная составляющая я - концепции. Когнитивная компонента Я-концепции представлена в сознании индивида в виде социальных ролей и статусов.
Оценочная. Индивид не только полагает, что обладает определёнными характеристиками, но и определённым образом оценивает их, относится к ним. Ему может нравиться или не нравиться что он, к примеру, сильный. Важную роль в формировании этой оценки играют: соотнесение представлений о себе с «Идеальным я»; соотнесение представлений о себе с социальными ожиданиями; оценка эффективности своей деятельности с позиции своей идентичности.
Поведенческая. Кем бы человек себя ни считал, он не может игнорировать то, как он на самом деле себя ведёт, то что ему на самом деле удаётся. Эта «объективная» часть и есть поведенческая составляющая Я-концепции.
Что определяет нашу Я -концепцию? Кто вы? Поскольку вы – уникальное и сложное создание, у вас есть много возможностей дописать предложение «Я –».Взятые вместе, эти ответы и дадут то, что называется вашей Я -концепцией. Элементы вашей Я-концепции – убеждения, с помощью которых вы определяете себя , представляют собой ваши Я-схемы. Схемы – это шаблоны сознания, с помощью которых мы организуем наши миры. Наши Я- схемы – наше восприятие самих себя (как спортивных, слишком толстых, умных или каких-либо ещё) – активно влияют на то, как мы обрабатываем социальную информацию. Они влияют на то, как мы воспринимаем, запоминаем и оцениваем и окружающих, и самих себя.
Рассмотрим, как Я влияет на память (это явлениеЯ влияет на память (это явление
лизации.слоу и К.Родерса, подчеркивающий стремление "изненного пути, что обуславливается различн известно как «эффект ссылки на себя»): информация, релевантная нашим Я-концепциям, быстро обрабатывается и хорошо запоминается. (Возьмем, например, такое слово, как «общительный». Если вас спросят, подходит ли это определение к вам, вы лучше запомните его, чем, если вас спросят, насколько оно подходит к кому-нибудь другому.) Следовательно, воспоминания формируются вокруг наиболее интересного для нас «предмета» – нас самих. Когда мы думаем о чем-то, что имеет к нам прямое отношение, мы лучше это запоминаем. Эффект ссылки на себя иллюстрирует основополагающий факт жизни: в центре нашего мира находится восприятие нашего собственного Я. Поскольку нам свойственно видеть себя главным действующим лицом, мы переоцениваем степень нацеленности на нас поведения окружающих. Нередко мы считаем себя ответственными за события, в которых играли лишь второстепенные роли. Оценивая действия или поведение других людей, мы нередко непроизвольно сравниваем их с собственными действиями и поведением.
Наши Я-концепции включают не только Я -схемы, характеризующие нас в данный момент времени, но и наши возможные Я, т. е. то, какими мы можем стать. Наши возможные Я включают представления о себе таком, каким мы мечтаем стать (богатым, изящным, страстно любимым и любящим Я). В наши Я- концепции входят и те Я, которыми мы боимся стать (безработный Я, нелюбимый Я и Я, не справляющийся с учебной программой). Такие возможные Я подталкивают нас к достижению определенных целей; когда эти цели достигнуты, можно заглянуть в ту жизнь, к которой мы стремимся.
Значение «Я-концепции» в том, что она способствует достижению внутренней согласованности личности, определяет интерпретацию опыта и служит источником ожиданий.

№55. Статус и роли личности. Понятие о межролевых и внутриролевых конфликтах.
1.Подходы к определению личности:
1)Человек, индивид, личность.
Человек – биологический показатель принадлежности к виду homo sapiens. Для человека характерно прямохождение, членораздельная речь – превращение звуков в слова, развитый головной мозг, в нем скапливается достаточное кол-во нейронов, которое управляет нервной системой и разумом. Человек относится к высшим животным – млекопитающим. У человека есть эмоции. Зачастую, человек реагирует эмоционально, а не разумом. Часто люди «голосуют сердцем».
Индивид – человек с присущими только ему личностными чертами и свойствами.
Индивидуальность – проявляется в проектирование индивидуального пути развития. У человека проявляется в карьере. Индивидуальность проявляется в активности. Индивидуальность позволяет найти свой путь социальной адаптации к сложившейся социальной ситуации.
Достижительные мотивы – присущи лидерам, заставляют людей постоянно совершенствоваться. Ленивая деятельность (сознание) – проявляется в том, что человек обрастает стереотипами и они помогают человеку однообразно воспринимать мир.
Личностная, индивидуальная реакция людей на происходящее. От темперамента зависит то, как мы воспринимаем ситуацию. Формирование внутренний картины мира – образа окружающего мира, формируемого в нашем сознание.
Личность – это социальный показатель, который позволяет определить социальный статус или социальную роль, которую человек выполняет в обществе.
Формула личности: Л=Б*С*А. Если у нас есть недостаток одного из сомножителей, то он может компенсирован множеством другого признака.
Личность = биологический фактор*социальный фактор*активность личности
Эта формула говорит о том, что в человеке должны быть представлены все эти три фактора.
Корелляционная связь – нахождение связи между отдельными переменами.
Структура личности (кто такая личность? Из чего она состоит?)
Структура личности:
Социальный статус – место человека в системе общественных отношений;
Социальная роль – образ поведения, одобренный нормативно и соответствующий социальному статусу;
Направленность – потребности, интересы, взгляды, идеалы, мотивы поведения.
Личностью становится человек в процессе социализации.
Структура личности:








Прежде всего личность осуществляет процесс интериоризации. Интериоризация – процесс превращения информации, полученной извне в свой личностный, внутренний опыт. Личность и деятельность (различия поведенческого и деятельностного подходов)

Деятельность заставляет человека взаимодействовать с другими людьми. В результате деятельности человек включается в социальные и общественные взаимодействия и это приводит к установлению его социальных контактов, определяющих его место в обществе (социуме). А это влияет на его социальный статус.
В связи с этим, важно помнить о таком явление, как Внутригрупповой фаворитизм. Он позволяет человеку высоко оценивать группу в которую он входит за счет понижения статуса других групп.
Аутогрупповая агрессия. Механизм повышения статуса своей группы за счет понижения статуса других групп.
Очень важна социальная роль, т.е. предписанность определенных действий, которая вытекает из трансляции месседжа. На основе фактора интерактивности у нас вырабатывается уровень социального контроля.
Коммуникация должна осуществляться по определенным правилам. Именно уровень социального контроля формулирует ожидания человека от партнера по коммуникации. Исходя из уровня ожиданий формулируется обязательства, этикет.
Неформальная структура коллектива – структура коллектива, которая формируется на основе межличностных отношений. Здесь главным является выработка уважения, статуса и авторитета. Группа иерархизируется по авторитету и статусу.
Статусы в группе:
Лидер – умеет понимать то, что необходимо другим. Харизматичен.
Звезды (предпочитаемые) – те люди, которые находятся в предпочтении у лидера. Они являются мини-лидерами в отдельных видах деятельности, которыми занимается группа.
Принятые – нас принимают в группу, эти люди не имеют особенностей, но их в группе принимают.
Изолированные – отдельные группировки в группе, которые свои интересы противопоставляют интересам всей группы. Они всегда отрываются от коллектива.
Не входят в структуру группы. Отвергаемые.
Методика, которая определяет межличностные отношении в группе и на ее основе определяет статус личности в ней. Эта методика называется социометрия. Данную методику предложил итальянец.
Автор социометрии – Моремо.
В этой связи существуют разные положения относительно определения уровня развития группы. 1.Соответствие формальной и неформальной структуры коллектива. 2.Преобладание близости или единства целей. Как на уровне общегрупповых, так и на уровне личностных. 3.Преобладание положительных или отрицательных положений личности о его положении в коллективе.
Предмет социальной психологии. Психология – как наука о личностных проявлениях. С точки зрения социологии – наука об обществе.
Под ролевым конфликтом обычно понимается ситуация, в которой индивид, имеющий определенный статус, сталкивается с несовместимыми ожиданиями [Gross, Mason, McEchern, 1958]. Иначе говоря, ситуация ролевого конфликта вызывается тем, что индивид оказывается не в состоянии выполнять предъявляемые ролью требования. Дж. Джецелс и Е. Куба отмечают разную степень остроты и глубины ролевых конфликтов, которые связаны со следующими двумя факторами: степенью различия между ролями по предъявляемым ими требованиям: чем больше общих требований предъявляют две роли, тем незначительнее ролевой конфликт, который они могут вызвать; степенью строгости предъявляемых ролями требований: чем строже определены требования ролей и чем жестче требуется их соблюдение, тем труднее их исполнителю уклоняться от выполнения этих требований и тем более вероятно, что эти роли могут вызвать серьезный ролевой конфликт
В ролевых теориях принято выделять конфликты двух типов: межролевые и внутриролевые. К межролевым относят конфликты, вызываемые тем, что индивиду одновременно приходится исполнять слишком много различных ролей и поэтому он не в состоянии отвечать всем требованиям этих ролей, либо потому, что для этого у него нет достаточно времени и физических возможностей, либо потому, что различные роли предъявляют ему несовместимые требования. В исследованиях межролевого конфликта, вызванного чрезмерным количеством ролей, которые приходится выполнять одному лицу, следует отметить работу американского социального психолога У. Е. Еуда «Теория ролевой напряженности». Он называет «ролевой напряженностью» состояние индивида в ситуации межролевого конфликта и предлагает свою теорию, суть которой сводится к выявлению способов снятия этой напряженности. По мнению У. Еуда, для этого надо прежде всего освободиться от ряда ролей, а затрату времени и энергии на выполнение остальных поставить в зависимость от: а) значимости данной роли для индивида; б) тех положительных и отрицательных санкций, которые может вызвать невыполнение определенных ролей; в) реакции окружающих на отказ от определенных ролей. Как видно из рассуждений Еуда, они основываются главным образом на здравом смысле, причем все сводится лишь к субъективным оценкам и восприятиям роли, без попытки связать эти факторы с объективной значимостью той или иной роли для данного общества или группы.

№56. Понятие о социальном характере и «базовой» личности.
Изучая реакции какой-либо социальной группы, мы имеем дело со структурой личности членов этой группы, то есть отдельных людей; однако при этом нас интересуют не те индивидуальные особенности, которые отличают этих людей друг от друга, а те общие особенности личности, которые характеризуют большинство членов данной группы. Эту совокупность черт характера, общую для большинства, можно назвать социальным характером. Естественно, что социальный характер менее специфичен, нежели характер индивидуальный. Описывая последний, мы имеем дело со всей совокупностью черт, в своем сочетании формирующих структуру личности того или иного индивида. В социальный характер входит лишь та совокупность черт характера, которая присутствует у большинства членов данной социальной группы и возникла в результате общих для них переживаний и общего образа жизни. Хотя всегда существуют "отклоняющиеся" с совершенно другим типом характера, структура личности большинства членов группы представляет собой лишь разные вариации развития одного и того же "ядра", состоящего из общих черт характера; эти вариации возникают за счет случайных факторов рождения и жизненного опыта, поскольку эти факторы различны для разных индивидов. Если мы хотим, возможно, полнее понять одного индивида, то наибольшую важность имеют эти различающие элементы. Но если мы хотим понять, каким образом человеческая энергия направляется в определенное русло и работает в качестве производительной силы при данном общественном строе, то главное внимание нужно уделить характеру социальному.
Понятие социального характера является ключевым для понимания общественных процессов. Характер - в динамическом смысле аналитической психологии - это специфическая форма человеческой энергии, возникающая в процессе динамической адаптации человеческих потребностей к определенному образу жизни в определенном обществе.
Если рассматривать социальный характер с точки зрения его функции в общественном процессе, то мы должны начать с того же утверждения, какое было сделано по поводу функции социального характера для индивида: приспосабливаясь к социальным условиям, человек развивает в себе те черты характера, которые побуждают его хотеть действовать именно так, как ему приходится действовать. Если структура личности большинства людей в данном обществе, то есть социальный характер, приспособлена к объективным задачам, которые индивид должен выполнять в этом обществе, то психологическая энергия людей превращается в производительную силу, необходимую для функционирования этого общества.
Социальный характер - это результат динамической адаптации человеческой природы к общественному строю. Изменения социальных условий приводят к изменению социального характера, то есть к появлению новых потребностей и тревог. Эти новые потребности порождают новые идеи, в то же время подготавливая людей к их восприятию. Новые идеи в свою очередь укрепляют и усиливают новый социальный характер и направляют человеческую деятельность в новое русло. Социальные условия влияют на идеологические явления через социальный характер, но этот характер не является результатом пассивного приспособления к социальным условиям; социальный характер - это результат динамической адаптации на основе неотъемлемых свойств человеческой природы, заложенных биологически либо возникших в ходе истории.
Базовая личность этнопсихологическое понятие, означающее основной тип личности человека, формируемый культурой того или иного народа (этноса). Базовая личность в данном случае это совокупность психологических свойств, которая делает человека максимально восприимчивым к освоению соответствующей культуры и порождает у него состояние удовлетворенности существующими в рамках данной культуры отношениями. Идея базовой личности была предложена А. Кардинером.
По мнению Р.Линтона, базовая личность - особый тип интеграции человека в культурную среду. Такой тип включает в себя особенности социализации членов данной культуры и их индивидуально-личностные характеристики. По определению А.Кардинера, базовая личность - это «техника размышлений, система безопасности (то есть стиль жизни, посредством которого человек получает защиту, уважение, поддержку, одобрение), чувства, мотивирующие согласованность (то есть чувство стыда или вины) и отношение к сверхъестественному». Базовая структура личности передается из поколения в поколение через воспитание и в какой-то мере определяет судьбу народа. Например, миролюбивый характер племени зуни, по мнению Кардинера, обусловлен закрепленным в структуре туземного общества сильнейшим чувством стыда. Это чувство - результат жесткого семейного воспитания: дети целиком зависят от настроения родителей, подвергаются наказанию за малейший проступок и т.д. По мере взросления страх перед наказанием трансформируется в страх не добиться успеха в социуме, что сопровождается чувством стыда за свои осуждаемые обществом поступки. Линтон объяснял агрессивность и воинственность туземцев из племени танала репрессивным характером их культуры. Вождь и племенная верхушка подавляли любое проявление самостоятельности, жесточайшим образом преследуя тех, кто нарушал установленные нормы и правила поведения.
И Линтон, и Кардинер подчеркивали, что изменение социальной организации неизбежно ведет к изменению базового типа личности. Подобные трансформации случаются, когда внедряются новые трудовые технологии, расширяются контакты с соседними племенами, заключаются межплеменные браки и т.п.
Для раскрытия базовой личности, как правило, использовались не статистические, а нестрогие с точки зрения психолога описательные методы, часто личные впечатления этнолога о способах ухода за детьми. Но и без применения «сциентичных» психологических методик при изучении культур племенного типа было получено много интересных данных. Хотя сам Кардинер подчеркивал, что его концепция не может быть перенесена на сложные современные культуры, в дальнейшем исследователи стали объяснять спецификой ухода за младенцами и особенности психологического склада «цивилизованных» народов. Например, особенности русского национального характера - терпение и послушание - стали связывать с практикой длительного тугого пеленания, принятой в русских семьях.

№57. Психологическое измерение культур: индивидуализм-коллективизм, маскулинность – феминность, дистанция власти, избегание неопределенности.
«Индивидуализмколлективизм» выделяется теоретиками разных дисциплин как главное измерение культур. Индивидуалистической может быть названа культура, в которой индивидуальные цели ее членов не менее (если не более) важны, чем групповые. Коллективистская культура, наоборот, характеризуется тем, что в ней групповые цели превалируют над индивидуальными. В каждой культуре люди имеют как индивидуалистические, так и коллективистские тенденции сознания и поведения, однако индивидуализм характерен для Запада, а коллективизм для Востока и Африки.
В индивидуалистических культурах личная идентичность превалирует над групповой, которая является определяющей в коллективистских культурах. В индивидуалистических культурах поведение личности определяется ее мотивацией к достижению, а в коллективистских принадлежностью к группе. Уверенность в себе ценность, значимая в обоих типах культур, но по-разному: в коллективистских культурах это означает: «Я не являюсь обузой для своей группы», а в индивидуалистических: «Я могу делать то, что мне надо».
Современные исследования разделяют коллективизм на два типа: горизонтальный (характеризует взаимную зависимость людей друг от друга) и вертикальный (означает служение индивида группе). Оба типа коллективизма тесно коррелируют между собой. Люди в индивидуалистических культурах часто отдают приоритет своим личным целям, даже когда они входят в конфликт с целями значимых групп (семья, рабочий коллектив, приятельская компания). Представители коллективистских культур, соответственно, отдают преимущество целям группы, что особенно заметно у тех, кто придерживается вертикального коллективизма. Например, в коллективистских культурах люди могут жить рядом с состарившимися родителями, даже когда при этом страдает их карьера или им не нравится климат данной местности. В индивидуалистических культурах взрослые дети выберут лучший климат или работу вне зависимости, близко это или далеко от их родителей. Людям из коллективистских культур такое поведение может представляться эгоистическим.
В коллективистских культурах поведение людей трактуется с позиций норм, принятых в данной культуре, а в индивидуалистических объясняется личностными особенностями и установками самого индивида. В коллективистских культурах успех человека чаще приписывается помощи других людей, богатству и т. д., а в индивидуалистических культурах успех приписывается способностям личности. Неудача, в свою очередь, в коллективистских культурах трактуется как следствие лени, а в индивидуалистических как результат неблагоприятного стечения обстоятельств. В коллективистских культурах человек чаще сам приспосабливается к ситуации, чем меняет ситуацию «под себя», в индивидуалистических же культурах, наоборот, он стремится изменить ситуацию «в свою пользу». В коллективистских культурах людям свойственно знать (и рассказывать) больше о других, чем о себе, а в индивидуалистических культурах индивид больше склонен знать (и говорить) о себе, чем о других.
Культурами индивидуалистического типа являются культуры США, Австралии, Великобритании, Канады, Нидерландов, Новой Зеландии, Швеции, Бельгии, Дании, Франции, Италии, Ирландии, Германии и др. Коллективистскими же культурами можно считать культуры Кореи, Пакистана, Перу, Тайваня, Колумбии, Венесуэлы, Коста-Рики, Гватемалы, Эквадора, Индонезии, Португалии, Японии, Китая и др. Русскую культуру Хофстед также причисляет к культурам коллективистского типа.
Маскулинность-феминность. Высокая степень маскулинности (выраженности «мужского начала»), согласно Хофстеду, означает высокую ценность в данной культуре материальных вещей, власти и представительности. Культуры, в которых в качестве главных ценностей превалирует сам человек, его воспитание и смысл жизни, считаются феминными (или основанными на «женском начале»).
В культурах маскулинного типа подчеркивается различие в половых ролях, исполнительность, амбициозность и независимость. В культурах феминного типа половые роли обычно не столь строго фиксированы, и упор делается на взаимную зависимость и служение друг другу. Люди в маскулинных культурах имеют более сильную мотивацию к достижению, в работе они видят смысл жизни, склонны считать интересы компании своими собственными интересами и центром своей личной жизни, способны очень напряженно работать. В данных культурах существуют значимые расхождения в оценке мужчин и женщин, занимающих одно и то же положение, в сторону более высокой оценки мужчин, а признание, успех и конкуренция рассматриваются как главные источники удовлетворенности работой.
Иногда люди из разных культур смотрят друг на друга с взаимным пренебрежением: для представителей маскулинных культур люди из феминных культур недостаточно деятельны, а для вторых первые недостаточно заботливы и щедры. Примерами могут служить Швеция (феминная культура), которая помогает бедным странам больше других стран в мире, и Япония (маскулинная культура), которая по этому показателю «скупее» всех.
Культурами маскулинного типа считаются культуры Австралии, Австрии, Колумбии, Германии, Великобритании, Ирландии, Италии, Японии, Мексики, Филиппин, Южной Африки, Швейцарии, Венесуэлы, США, Канады и др. Культурами феминного типа являются культуры Чили, Коста-Рики, Дании, Нидерландов, Норвегии, Швеции, Югославии и др. Согласно мнениям некоторых зарубежных исследователей, Россия относится к странам с культурой феминного типа
Дистанция власти определяется как степень неравномерности распределения власти с точки зрения членов данного общества. Индивиды из культур с большой дистанцией власти считают, что власть это наиболее важная часть общественной жизни, поэтому люди, облеченные властью, рассматривают своих подчиненных как сильно отличающихся от них самих. В культурах такого типа акцент делается в основном на принудительную власть, в то время как в культурах с низкой дистанцией власти господствует мнение, что только легитимная власть подлинна, и компетентная власть предпочитается власти простой силы и принуждения. Родители из культур с высоким уровнем дистанции власти поощряют в своих детях обязательность и исполнительность, а студенты в данных культурах демонстрируют более конформное поведение и более авторитарные установки, чем в культурах с низкой дистанцией власти.
В социальных организациях культур с высокой дистанцией власти господствует более жесткий стиль управления; подчиненным свойствен больший страх перед выражением несогласия с начальством, потерей доверия сослуживцев в сравнении с культурами с низкой дистанцией власти. «Путь к благоденствию» в понимании членов культур с низкой дистанцией власти включает знания, любовь и счастье, а в понимании членов культур с высокой дистанцией власти родовитость, наследство, скупость, хитрость и временами даже нечестность.
Высокий уровень дистанции власти характерен для большинства африканских, латиноамериканских и восточных культур, а также для таких стран, как Индия, Индонезия, Малайзия, Филиппины, Сингапур, Турция, Таиланд, Югославия, Бельгия, Франция и др. Культуры с низкой дистанцией власти это культуры таких стран, как Австрия, Дания, Израиль, Швеция, Швейцария, Финляндия, Германия, Великобритания, Канада, США и др.
Избегание неопределенности. Культуры с высоким уровнем избегания неопределенности (в основном, культуры коллективистского типа) имеют низкий уровень толерантности к неопределенности, что выражается в высоком уровне тревожности и тенденции к «выбросу энергии» (агрессивному поведению). Индивидам из таких культур свойственна высокая потребность в формализованных правилах и нормах поведения и в «абсолютном доверии». Данные культуры также характеризуются низкой толерантностью к людям или группам с отличающимися идеями или поведением. В таких культурах присутствует выраженная тенденция к внутригрупповому согласию. В то же время представители данных культур характеризуются ярким проявлением эмоций в отличие от членов культур с низким уровнем избегания неопределенности. Индивиды из культур с высоким уровнем избегания неопределенности больше сопротивляются любым изменениям, имеют более высокий уровень тревожности, нетерпимы к двусмысленности, больше беспокоятся о будущем, считают верность своему правительству самой большой добродетелью, имеют низкую мотивацию к достижению, мало склонны к риску.
Культуры с низким уровнем избегания неопределенности имеют более низкий уровень стрессов, принимают разногласия в своей среде и характеризуются большей склонностью к риску.
Высокий уровень избегания неопределенности характеризует культуры стран Латинской Америки, Африки, а также культуры стран Ближнего Востока, Грецию, Бельгию, Францию, Испанию, Израиль, Японию, Корею, Португалию, Югославию и др. Низкий уровень избегания неопределенности характерен для культур таких стран, как Дания, Великобритания, Гонконг, Ямайка, Сингапур, Малайзия, Ирландия и ряда других.

58. Понятие о персональной и социальной идентичности личности.

«Идентичность – результат рефлексивного процесса, отражающий подлинные представления о себе, своем пути развития, сопровождающийся ощущением личностной определенности, тождественности, целостности, дающей возможность субъекту воспринимать свою жизнь как опыт продолжительности и непрерывности сознания, единства жизненных целей  действий, которые позволяют действовать последовательно» (Шнейдер Л.Б.)
Социальная идентичность складывается из тех аспектов образа «Я», которые вытекают из восприятия индивидом себя как члена определенных социальных групп (или категорий, как предпочитают обозначать их Тэджфел и Тэрнер). Так, например, в «Я-образ» может входить осознание себя как мужчины, европейца, англичанина, студента, представителя средних слоев общества, члена спортивной команды, молодежной организации и т.д.
Позитивная социальная идентичность в большой степени основана на благоприятных сравнениях ингруппы и несколькими релевантными аутгруппами: ингруппа должна восприниматься как позитивно отличная от релевантных групп. Так, школьнику, воспринимающему себя членом своего класса (ингруппы), для формирования позитивной социальной идентичности необходимо осознавать, что его класс по каким-то параметрам (успеваемости, спортивным достижениям, дружеским отношениям и т.д.) лучше других классов (аутгрупп).
Личностная идентичность - то, кем человек считает себя в глубине души. Как он отвечает на вопрос: «Кто я?», внутреннее согласие со своей личностной и социальной ролью.Личностная идентичность фиксирует статику, кем, в какой роли человек ощущает себя сейчас.
Таковы основные характеристики социальной идентичности, которая вместе с личностной идентичностью (осознаваемыми индивидуальными особенностями) образует единую когнитивную систему – «Я-концепцию». В целях приспособления к различным ситуациям «Я-концепция» регулирует поведение человека, делая более выраженным осознание либо социальной, либо личностной идентичности.

№59. Структура социальных установок.
Ценности влияют на выработку у человека установок.
Два подхода к установкам:
+Отечественный – выработан на основе биологической готовности человека к действию на основании прошлого опыта (человек реагирует на ситуацию по образцу). Фильм «Я и другие» (советский), фильм 2010 г. Узнадзе.
В коммуникации очень важен первый опыт.
Выделяются 4 основных типа установки:
1)Установка информационного конформизма – если мы услышали информацию, то она становится ключевой для нас в принятии решения.
2)Установка социального конформизма. Человек скорее всего примет информацию или знание, которое отстаивает большинство. Так как побоится оказаться в социальной изоляции, высказывая свое мнение. На этой информации возникает механизм: «спираль молчания». На основе механизма «спирали молчания» формируется эффект кричащего меньшинства и молчащего большинства.
Меньшинство предпочитает присоединятся к большинству, т.к. боится оказаться в социальной изоляции и подвергнуться определенным санкциям со стороны большинства. В связи с этим, меньшинство в коммуникациях предпочитает не говорить то, что оно думает на самом деле. Но, в ситуации политического выбора она делает свой выбор в соответствии со своими мыслями, а не тем, что она говорила.
Установка социального конформизма является наиболее сильной у человека.
3)Установка на присоединению к большинству – победителю.
4)Установка на авторитет. Лидер общественного мнения является важным для присоединения нас к тому или ному мнению. Мы доверяем больше тому, кто вызывает у нас авторитет. Мы больше доверяем экспертному мнению.
5) Установка страха. Если нам что-то угрожает.

+Западный
Социальная установка на Западе определяется понятием аттитюда (отношений). Главными для человека являются социальные ожидания.
Общаясь с человеком, человек ждет от другого определенной модели поведения. В этой связи повышается роль имиджа человека.
Установки нужны людям для того, чтобы предотвратить разрушение сложившихся представлений о внешнем мире.
Стереотип. У. Липпман, 1922. Липпман был писателем и пришел к выводу, что читатели любят статьи, написанные в одном ключе.
Стереотип – «слепок, шаблон».
Стереотипы нужны для того, чтобы экономить время, это оптимальная выработанная модель поведения. Однако, стереотипы ограничивают наше мышление, а знание стереотипов позволяет манипулировать поведением человека.
Стереотипы позволяют упрощать нам картину мира и создавать более простой и удобный для понимания псевдомир.
Жан Бодрияр. Коммуникация – это знак, слово или жест. Установка присваивает знаку значение. Стереотип предает значению знака определенный характер.


ОСНОВЫНЕ ТИПЫ СОЦИАЛЬНЫХ УСТАНОВОК:
Эмоциональный
Когнитивный – барьер, защищающий существующие у нас стереотипы. Стереотип нельзя разрушить, но его можно перевернуть.
Поведенческий. Данный тип установок связан с механизмом динамического стереотипа (походка).
Поведенческий тип установок помогает вырабатывать тип поведения.

60. Понятие о социальных стереотипах и их видах.
Социальный стереотип – сравнительно устойчивое упрощенное представление относительно всех людей, относящихся к какой-либо определенной категории или социальной группе. Стереотип социальный [от греч. stereos твердый + typos отпечаток] относительно устойчивый и упрощенный образ социального объекта (группы, человека, события, явления и т. п.), складывающийся в условиях дефицита информации как результат обобщения личного опыта индивида и нередко предвзятых представлений, принятых в обществе.
Обычно несет в себе негативные, неблагоприятные характеристики, хотя в отдельных случаях может быть и позитивным. Сам по себе термин «стереотип» заимствован из типографского мира. Так называлась монолитная печатная форма, применявшаяся при печатании больших тиражей. Подобная форма позволила экономить время и силы, но затрудняла внесение изменений в текст. В социальные науки термин «стереотип» ввел амер. Журналист У. Липпманн в своей книге «Общественное мнение»(1922), который отметил, что люди часто используют подобный механизм, общаясь друг с другом и прибегая к определенным шаблонам восприятия. Относя какого-либо человека к той или иной категории лиц и приписывая ему соответствующие психологические характеристики, индивиду легче строить взаимоотношения с ним.
Явление стереотипизации обусловлено принципом экономии, свойственным человеческому мышлению, его способностью двигаться от единичных конкретных случаев к их обобщению и обратно к этому факту, понятому уже в рамках общего правила. Этот процесс вызван необходимостью упорядочить, классифицировать, категоризировать окружающую действительность. По всей видимости, большинство стереотипов адекватно отражают объективную реальность, а их эффективность обусловлена достаточно высокой степенью однообразия повседневной жизни.
Наличие социального стереотипа, хотя он и не всегда отвечает требованию точности и дифференцированности восприятия субъектом социальной действительности, играет существенную роль в оценке человеком окружающего мира, поскольку позволяет резко сократить время реагирования на изменяющуюся реальность, ускорить процесс познания. Вместе с тем, возникая в условиях ограниченной информации о воспринимаемом объекте, социальный стереотип может оказаться ложным и выполнять консервативную, а иногда и реакционную роль, формируя ошибочное знание людей и серьезно деформируя процесс межличностного взаимодействия. Определение истинности или ложности социального стереотипа должно строиться на анализе конкретной ситуации. Любой социальный стереотип, являющийся истинным в одном случае, в другом может оказаться совершенно ложным или в меньшей мере отвечающим объективной действительности и, следовательно, неэффективным для решения задач ориентации личности в окружающем мире, поскольку его основание выступает в качестве второстепенного по отношению к целям и задачам новой классификации.
Люди воспринимают многие стереотипы как образцы, которым надо соответствовать. Поэтому такие фиксированные представления оказывают довольно сильное влияние на людей, стимулируя у них формирование таких черт характера, которые отражены в стереотипе.
Виды стереотипов.
1) Гендерные стереотипы мужчины - это социально разделяемые представления о личностных качествах и поведенческих моделях мужчин и женщин, а также о гендерной специфике социальных ролей (сильный пол, мужчины не плачут).
2) Этнические стереотипы - исторически сложившиеся правила поведения и оценки того или иного этноса. Этнические стереотипы могут быть двух видов автостереотипы (описание собственного этноса) и гетеростереотипы (описание другого, не своего, этноса). Для автостереотипов характерно стремление внести в их содержание идеалы собственного этноса, поддержание наиболее самобытных качеств национального характера.
Для гетеростереотипов характерна склонность к антропостереоретипам, то есть обусловленности стереотипа внешним обликом индивида. В гетеростереотипах, на уровне обыденного сознания, внешний облик представителя соответствующего этноса связывают с определенными психическими чертами. На основе этнических стереотипов возникают соответствующие типы поведения и общения между представителями разных этносов. (Англичане – консервативны, японцы – трудолюбивы).
3) Возрастные стереотипы пожилые люди – консерваторы, все подростки - «трудные».
Другие иды социальных стереотипов:
Стереотипы могут быть индивидуальными и социальными, выражающими представления о целой группе людей. К социальным стереотипам относятся как более частные случаи этнические, гендерные, политические и целый ряд других стереотипов.
Стереотипы можно также разделить на стереотипы поведения и стереотипы сознания. Стереотипы поведения - это устойчивое, регулярно повторяющееся поведение социокультурной группы и принадлежащих к ней индивидов, которое зависит от функционирующей в этой группе ценностно-нормативной системы.
Они находятся в тесной связи со стереотипами сознания. Стереотипы сознания, как фиксирующие идеальные представления ценностно-нормативной системы, выступают основой для формирования стереотипов поведения. Стереотипы сознания создают модели поведения, стереотипы поведения внедряют эти модели в жизнь.


№61. Направленность личности
Под Н.л. понимается совокупность доминирующих потребностей, интересов, мотивов, целей и ценностей личности, выступающих ориентиром ее социальной активности. К.К.Платонов рассматривал Н.л. как одну из подструктур личности, которая является ее высшим уровнем и включает в себя влечения, интересы, склонности, идеалы, мировоззрение и убеждения.
Направленность личности выступает как системообразующее свойство личности, определяющее её психологический склад. В направленности выражаются цели личности, её мотивы, её субъективны отношения к различным сторонам действительности. В широком плане направленность - это отношение того, что личность получает и берет от общества (материальные и духовные ценности), к тому, что она ему дает и вносит в его развитие. Н.л. формируется в процессе её развития в системе общественных отношений. От направленности личности зависит, как личность участвует в социальных процессах (содействует их развитию, противодействует, тормозит или уклоняется). Н.л. частично характеризуется потребностно-мотивационной сферой личности, которая является исходным звеном направленности. На основе направленности личности формируются её жизненные цели, которые выступают в роли общего генератора всех частных целей личности, связанных с отдельными деятельностями. Н.л. - это уже сложившаяся система её важнейших целевых программ, определяющее смысловое единство её инициативного поведения, противостоящего случайностям бытия. Н.л. всегда социально обусловлена и формируется в процессе воспитания.
Направленность - это установки, ставшие свойством личности и проявляющиеся в таких различных формах, как влечение, желание, стремление, интерес, склонность, идеалы, мировоззрение, убеждение.
Влечение - это наиболее примитивная, по своей сути биологическая форма направленности. С психологической точки зрения - это психическое состояние, выражающее недифференцированную, неосознанную или недостаточно осознанную потребность.
Желание - это осознанная потребность и влечение к чему-либо определенному. Желание, будучи осознанным, имеет побуждающую силу. Оно обостряет сознание будущей цели и построение плана.
Следующая форма направленности - стремление. Стремление возникает тогда, когда в структуру желания включен волевой компонент. Поэтому стремление часто рассматривается в качестве вполне определенного побуждения к деятельности.
Наиболее ярко характеризуют направленность личности её интересы. Интересы - это специфическая форма проявления познавательной потребности, обеспечивающая направленность личности на осознание целей деятельности и тем самым способствующая ориентировке личности в окружающей действительности. Субъективно интерес обнаруживается в эмоциональном тоне, сопровождающем процесс познания или внимание к определенному объекту. Одной из наиболее существенных характеристик интереса является то, что при его удовлетворении он не угасает, а, наоборот, вызывает новые интересы, соответствующие более высокому уровню познавательной деятельности.
Интерес в динамике своего развития может превратиться в склонность. Это происходит тогда, когда в интерес включается волевой компонент. Склонность характеризует направленность индивида на определенную деятельность. Основой склонности является глубокая устойчивая потребность индивида в той или иной деятельности, т.е. интерес к определенному виду деятельности. Принято считать, что возникшая склонность может рассматриваться в качестве предпосылки к развитию определенных способностей.
Следующая форма проявления направленности личности - это идеал. Идеал - это конкретизируемая в образе или представлении предметная цель склонности индивида, т.е. то к чему он стремится, на что ориентируется. Идеалы человека могут выступать в качестве одной из наиболее значимых характеристик мировоззрения человека, т.е. системы взглядов на объективный мир, на место в нем человека, на отношение человека к окружающей действительности и к самому себе.
Убеждения - высшая форма направленности - это система мотивов личности, побуждающих его поступать в соответствии с взглядами, принципами, мировоззрением. В основе убеждений лежат осознанные потребности, которые побуждают личность действовать, формируют её мотивацию к деятельности.
Направленность является ведущим, системообразующим компонентом психологического склада личности, потому как всё другие, так или иначе, работают на неё. В своей доличностной форме направленность в виде совокупности врожденных биологических потребностей начинает определять внешнюю и внутреннюю активность ребенка ещё тогда, когда у него нет даже намека на общее понимание мира, но и взрослого человека потребности в гораздо большей степени определяют его постижение действительности, чем это постижение - его потребности.
Направленность личности наряду с характером представляют регуляторы поведения человека с готовым информационным содержанием. Личность же нуждается в постоянном притоки новой информации, в её анализе, перекодировки и использовании в качестве управляющих организмом сигналов. Одним из сложных элементов структуры личности, который служит этой цели, являются способности.
62. Ценностные ориентации личности и их классификации.
В советской психологии систему ценностных ориентаций определяют через понятие направленности личности, понимая под этим некое генерализующее начало, охватывающее все сферы человеческой психики от потребностей до идеалов как ведущую подструктуру личности. Ценность представляет собой объективную значимость явлений в качестве ориентиров человеческой деятельности. Направленность личности есть совокупность устойчивых мотивов, ориентирующих деятельность личности и относительно независимых от наличных ситуаций.
 Основные парадигмы ценностной терминологии
      Л.М. Смирнов  приводит две основных парадигмы ценностной терминологии:
достаточно абстрактно выраженные концепции того, что наиболее желательно, эмоционально привлекательно, способно описать идеальное состояние бытия людей - это терминальные ценности.
глубоко эмоционально предпочитаемый модус поведения или действий - инструментальные ценности.
Также он отмечает, что наличие индивидуальных ценностей позволяет каждой личности в ходе развития присваивать себе уже готовые, одобряемые в данной культуре базовые ценности. Усвоенные ею они являются важнейшими детерминантами поведения, решений, выборов.
            Общеизвестны два класса ценностей, которые выделил М. Рокич:
терминальные - убеждения в том, что какая-то конечная цель индивидуального существования стоит того, чтобы к ней стремиться;
инструментальные - убеждения в том, что какой-то образ действий или свойство личности является предпочтительным в любой ситуации.
Это деление соответствует традиционному делению на ценности-цели и ценности-средства.
            Терминальные ценности:
активная деятельная жизнь (полнота и эмоциональная насыщенность жизни)
жизненная мудрость (зрелость суждений и здравый смысл, достигаемые жизненным опытом)
здоровье (физическое и психическое)
интересная работа
красота природы и искусства (переживание прекрасного)
любовь (духовная и физическая близость с любимым человеком)
материально обеспеченная жизнь
наличие хороших и верных друзей
общественное признание и т.д.
Инструментальные ценности:
жизнерадостность (чувство юмора)
самоконтроль (сдержанность, самодисциплина)
образованность (широта знаний, высокая общая культура)
широта взглядов (умение понять другую точку зрения)
эффективность в делах (трудолюбие, продуктивность в работе) и пр.
            Ценности вырабатывались человечеством путем обобщения происходивших типичных ситуаций и “оформлялись” в виде значимых принципов, ориентирующих жизнь человека. Как мы уже предполагали, существует некое единое для всех людей аксиологическое поле, в котором содержатся эти смысловые универсалии, и человек не придумывает ничего нового, а лишь “выбирает” из уже имеющихся те, которые соответствуют его индивидуальности.
            Есть общечеловеческие ценности, в которых соединяются воедино ценности общественной и индивидуальной жизни. Они представляют собой определенную систему важнейших материальных и духовных ценностей. Основными  элементами этой системы являются:
природный и социальный мир;
нравственные принципы, эстетические и правовые идеалы;
философские и религиозные идеи и другие духовные ценности.
            “Ценностью ценностей” мы полагаем ценность жизни. Она стала не столь популярна последнее время, и многие упускают ее из виду и не считают эту данность таким уж благом.
Ценности как потребности (на основе взглядов А. Маслоу)         
Если вы намеренно избираете меньшее, чем  то, на что вы способны, то я предупреждаю вас: вы будете несчастны до конца своей жизни.
А. Маслоу
            Маслоу А. приравнивает ценности к потребностям. Он говорит, что свойства конституции индивида определяют его ценности. Способности требуют того, чтобы их использовали, т.е. способности это потребности, и являются изначальными ценностями. Абсолютной наиглавнейшей ценностью человек считает ту потребность из иерархии потребностей, желание удовлетворить которую доминирует в нем в данное время.
            Мы можем открыть ценности, которые избирает человек, а не создать или изобрести их. Они изначально присущи самой человеческой природе, у них имеется биологическая и генетическая основа, но их развивает также культура и цивилизация.
            Основная мотивация дает человеку уже готовую иерархию ценностей, где потребности зависят друг от друга. Высшая природа человека, его идеалы, стремления и способности опираются не на инстинктивное самоотречение, а на инстинктивное удовлетворение.
            Маслоу предлагает описательный подход по отношению к ценностям, предполагающий переход от вопросов о безоговорочных истин в терминах долженствования к более эмпирическим вопросам “когда, где, для кого, сколько?” Будь тем, кто ты есть.   
63. ВИДЫ СОЦИАЛЬНЫХ ПОТРЕБНОСТЕЙ И МОТИВОВ ЛИЧНОСТИ
Потребность - основной источник активности человека и животных; внутреннее состояние нужды, выражающее их зависимость от конкретных условий существования. Она переживается как состояние внутреннего напряжения (психической активности), раздумья, мечты и т.д., что и побуждает человека к поиску предмета потребности, но не направляет деятельность к ее удовлетворению. Удовлетворение потребности ведет к разрядке напряженности, потребность исчезает, но может возникнуть и вновь.
Мотив - внутренняя, устойчивая психологическая причина поведения или поступка человека, то, что побуждает человека к деятельности и придает его деятельности осмысленность, побуждает достичь или избежать поставленной цели, осуществить определенную деятельность или воздержаться от нее. Сопровождается положительными или отрицательными эмоциями.
Потребности выполняют побудительную функцию деятельности и поведения, а мотивы -- направляющую.
Цель и мотив не совпадают. Цель - то, к чему стремится человек, а мотив - почему он стремится. Цель можно ставить перед собой, руководствуясь разными мотивами. Однако возможен сдвиг мотива на цель - превращение мотива деятельности в мотив.
Мотивация - совокупность мотивов, направляющая деятельность и сам внутренний процесс побуждения; Мотивировка - логическое объяснение причин поведения. Она может отличаться от действительных мотивов или сознательно использоваться для их маскировки.
Классификации потребностей - В отечественной психологии (В.Д. Шадриков) потребности делятся
по предмету потребностей:
1) материальные: физиологические (еда, укрытие), социальные (деньги, предметы обихода);
2) социальные: в общении, в самоактуализации, в служении обществу, в социальном признании;
3) духовные: а) в признании, б) в эстетическом наслаждении, в) в творчестве.
Все виды потребностей взаимосвязаны между собой.
В зарубежной психологии (А. Маслоу)
по иерархическому признаку : физиологические, в безопасности и защите, в принадлежности к социальной группе, в уважении и признании, самоактуализации (вершинный уровень психологического развития, который может быть достигнут, когда удовлетворены все базовые и высшие (мета) потребности и происходит «актуализация» полного потенциала личности).

Классификация мотивов - В отечественной психологии ведущие мотивы объединяются в понятии направленность личности, которое включает влечения, желания, стремления, интерес, склонность, идеал, мировоззрение, убеждение.
Мотивы учебной деятельности (А.К. Маркова):
1) познавательные (интересы),
2) социальные (занять определенное место в коллективе, быть полезным обществу),
3) роста, развития (самосовершенствования и т.д.).
В зарубежной психологии популярна классификация социальных мотивов (Мюррей и др.) Выделяют:
1) мотивы достижений- устойчивое стремление в достижении результата в работе, желание сделать что-то хорошо и быстро, достичь определенного уровня в каком-либо деле. Мотив достижения включает стремление к мастерству, к соперничеству (состязательности, лидерству), к удовлетворяющей работе, к известности и т.п. Мотив достижения потом был дифференцирован на два: стремление к успеху и стремление избегать неудач.
2) мотивы успеха - ориентация на успех в разных видах деятельности в отличие от ориентации на избегание неудач. Люди, ориентированные на успех, предпочитают выбирать средние и трудные задачи, так как предпочитают расчетливо рисковать; а мотивированные на неудачу выбирают либо легкие задачи (гарантируют успех), либо трудные (так как неудача не воспринимается как личный неуспех). Успех в деятельности зависит не только от самого мотива, но и от его силы. Так, оптимальная продуктивность деятельности наступает при среднем уровне мотивации (закон Иеркса-Додсона).
Мотив избегания неудачи - более или менее устойчивое стремление человека избегать неудач в тех ситуациях жизни, где результаты его деятельности оцениваются другими людьми.
3) мотивы власти - способность лица проводить свою волю вопреки сопротивлению других людей. В основе мотива власти лежит потребность чувствовать себя сильным и проявлять свое могущество в действии. Источниками власти являются: вознаграждение, принуждение и нормативная власть (власть знатока).
4) мотивы аффилиации(стремление к людям) - стремление к таким контактам с людьми, которые предполагают доверие, сотрудничество, присоединение и исключение манипуляции. Мотив аффилиации имеет две формы: надежда на присоединение и боязнь отвержения.
5) мотивы помощи(альтруизм) - чаще оказывают помощь те, кто сам раньше ее получал; больше альтруизма проявляется к зависимому от него человеку, чем к независимому, приятному и привлекательному, к знакомому, человеку той же этнической группе; люди, обладающие эмпатией;



Мотив отвергания - проявляется в боязни быть непринятым, отвергнутым значимыми людьми.


№64. Понятие о самопрезентации личности в общении.
Самопрезентация личности - особый вид самопрезентации, который необходим в случаях, когда окружающим интересна именно наша личность (то есть характер, основные жизненные установки, цели, убеждения, идеалы). А это, как правило требуется в тех случаях, когда мы ценим своего собеседника и рассчитываем на долгое знакомство и сотрудничество.
Термином самопрезентация обозначается наше желание создать благоприятное впечатление о себе как у «внешней аудитории» (у окружающих), так и у «внутренней аудитории» (у самих себя). Мы работаем над созданием собственного имиджа. Чтобы поддержать свой имидж и подтвердить его, мы извиняем или оправдываем себя или приносим свои извинения другим. В привычных ситуациях все это происходит без сознательных усилий. В незнакомых ситуациях, например на вечеринке, в присутствии людей, на которых нам бы хотелось произвести впечатление, или во время беседы с человеком противоположного пола мы безошибочно осознаем, какое именно впечатление производим, а потому ведем себя не так скромно, как в окружении друзей, которые нас хорошо. Готовясь сфотографироваться, мы даже можем «примерять» перед зеркалом разные выражения лица.
Учитывая внимание, которое мы уделяем самопрезентации, не приходится удивляться тому, что если провал может выставить человека в невыгодном свете, он сам начинает чинить себе препятствия. Не приходится удивляться и тому, что люди рискуют своим здоровьем: загорают до черноты, несмотря на то, что солнечная иррадиация – причина морщин и рака; доводят себя до анорексии; идя на поводу у приятелей, начинают курить, пить и употреблять наркотики. Нет ничего удивительного и в том, что люди становятся скромнее, когда чувствуют, что их самомнению грозит опасность, например, в лице специалистов, которые – если тщательно изучат их оценки – заставят их «спуститься с небес на землю». Есть люди, для которых осознанная самопрезентация – стиль жизни. Они постоянно наблюдают за своим поведением, замечают реакцию окружающих, а затем «доводят» свое социальное поведение до такого «качества», которое обеспечивает им достижение желаемого эффекта. Люди с высокоразвитым чувством самоконтроля (например, те, которые соглашаются, что стремятся быть такими, какими их хотят видеть окружающие) подобны социальным хамелеонам: они «подгоняют» свое поведение под внешние обстоятельства. Ставя свое поведение в зависимость от ситуации, такие люди, скорее всего, поддерживают установки, которые на самом деле им чужды. Не упуская из виду других, они, вероятнее всего, не будут вести себя в соответствии с собственными установками. Следовательно, для людей с развитым чувством самоконтроля установки играют роль некой социальной настройки: они помогают им адаптироваться к новой работе, новым ролям и новым взаимоотношениям. «После проигрыша более молодой сопернице прославленная теннисистка Мартина Навратилова призналась, что «не рискнула играть в полную силу Я смертельно боялась убедиться в том, что они, молодые, могут победить меня даже тогда, когда я полностью выкладываюсь. Потому что если бы это произошло, мне пришлось бы зачехлить ракетку». Люди с более низким чувством самоконтроля меньше озабочены тем, что о них думают окружающие. В своих действиях они исходят из собственных мыслей и чувств, а это значит, что их слова и действия, скорее всего, соответствуют их убеждениям. Если считать высшим пределом самоконтроля талантливого афериста, а низшим – непоколебимую нечувствительность, то окажется, что большинство из нас располагаются посередине этой шкалы. Самопрезентация, создающая желательное впечатление, – очень тонкая материя. Люди хотят, чтобы их считали не только способными, но и скромными, и честными. Скромность производит хорошее впечатление, а беспричинное хвастовство – плохое. Этим и объясняется происхождение такого феномена, как ложная скромность: в глубине души мы нередко оцениваем себя выше, чем на людях. Но если мы действительно сделали нечто хорошее и это всем очевидно, фальшивые разуверения вроде «Подумаешь! Не о чем говорить!» могут восприниматься как проявление напускного смирения. Чтобы произвести хорошее впечатление – т. е. чтобы тебя сочли компетентным, но в то же время и скромным, – нужно иметь определенные социальные навыки.










































Направленность личности:
потребности, желания Личность куда-то идет, к чему-то стремится.

Биопсихические свойства:
характер, возраст, поталогичесские св-ва в характере.

Самооценка: чего-то хочет, что-то может, на что-то претендует.

Способность, знания, умения, навыки Личность что-то может



Рисунок 12Рисунок 11 Заголовок 115

Приложенные файлы

  • doc 26653970
    Размер файла: 1 009 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий