Рецезия на монографию Скрынникова Сибирская экспедиция Ермака

Шумаков Михаил Дмитриевич
I курс 8 группа
[email protected]
Рецензия на монографию Р.Г. Скрынникова «Сибирская экспедиция Ермака»
В данной монографии Р.Г. Скрынников исследовал поход Ермака за Урал. По его мнению, это событие имеет огромное значение, так как оно положило начало освоению Сибири. Он подробно останавливается на вопросе о движущих силах этой экспедиции, её причинах, событиях, итогах. Автор затрагивает и проблему русского казачества вообще. Отдельное внимание автором уделено историографии данного вопроса и его источникам.
Свою монографию Р.Г. Скрынников начинает с анализа историографии. Он отмечает, изучением истории Сибири занимались такие видные учёные как Ремезов, Татищев, Миллер. По мнению последнего, освоение Сибири проходило в форме санкционированной правительством колонизации. С этой точкой зрения спорил М.В.Ломоносов, считавший, что преимущество тут было за частной инициативой. С.М.Соловьёв, в свою очередь, отмечал преобладающую роль купцов Строгановых.
В советской историографии этот вопрос зазвучал по новому. С.В.Бахрушин настаивал на преобладающей роли купечества в русской колонизации. В.Н. Шунков подчёркивал сложность и многообразность колонизационного процесса. А.А. Преображенский считал, что изначально, поход Ермака был самовольным, но на определённом этапе был подчинён правительственным целям. Этот вопрос был рассмотрен с применением марксистской методологии. Р.Г. Скрынников также приводит позицию В.И. Сергеева, который считал, что экспедиция Ермака никак не отразилась на присоединении Сибири.
Далее автор переходит к описанию источников этого вопроса. Наука располагает рядом царских грамот, документов Посольского приказа, «Краткое описание о земле Сибирской», Новый летописец. Эта группа памятников выражает официальный московский взгляд. Другая группа: ранние тобольские летописи, синодики, выдвигала на первый план роль Ермака и его отряда. Она появилась во многом благодаря деятельности Архиепископа Киприана. Существует и поминальная запись казаков Ермака. Р.Г. Скрынников также отмечает существование ранней Тобольской летописи. На её основе был написан текст С. Есипова и Строгановская летопись. Каждый из этих источников имеет свою специфику, т.к. они составлялись людьми, придерживавшихся разных концепций.
Спорным является вопрос о наличии так называемого «архива Ермака». Имеется в виду полковая канцелярия. Этой позиции придерживался В.И. Сергеев, но Р.Г. Отдельное внимание уделяется вопросу о Погодинской летописи. Е.К. Ромодановская была склонна считать её первичной. Но, как считает автор монографии, это разрушает всю систему сибирского летописания. Его мнение подтверждается данными палеографии. Автор приходит к выводу, что автором Погодинской летописи был некий московский книжник, может быть служащий Посольского приказа, но никак не очевидец событий.
Особое место, по мнению автора, занимает «История Сибирская» С.У. Ремезова. Её источниками были Есиповская и некая Кунгурская летопись. Вопрос происхождения последней спорен. Некоторые учёные считали, что она создана участниками похода. Но Р.Г. Скрынников не находит фактов в подтверждение этой точки зрения. Он считает, что Кунгурская летопись – устная традиция сибирских казаков, записанная С.У. Ремезовым. В «Истории Сибирской» присутствуют несколько литературных «слоёв». Каждый из них соответствует разной традиции описания похода Ермака. Это связано с постепенным ознакомлением С.У. Ремезова с различными источниками.
В начале следующей главы главе учёный вновь уделяет внимания вопросу о движущих силах экспедиции. Существует три основных концепции: ведущая роль центральной власти, ведущая роль Строгановых или частная инициатива вольных казаков. Истории последних автор уделяет более пристальное внимание. Р.Г. Скрынников приводит мнения дореволюционных историков о казаках, как о безземельных анархических элементах, живущих охотой и грабежом. Они полагали, что казаки постоянно просачивались сквозь границы, тем самым, способствуя их колонизации. Советские же историки напротив полагали, что казаки – не анархические элементы, а бегущие от феодальной зависимости крестьяне.
Советские историки также отмечали пёстрый этнический состав казачества. Там были татары из разных орд, но славянский элемент вскоре стал преобладающим. Эта полиэтничность облегчала для казаков создание связей со степью. Феодальная же анархия в этом регионе способствовала их усилению и независимости. К тому же численность казаков пополнялась отбитыми у татар пленниками. Близость враждебных татар определила военный характер казацкой экономики. С одной стороны, они нанимались на военную службу в Россию, с другой – они могли грабить татарских купцов. Со временем, под влиянием московских властей, первая тенденция возобладала.
Казаки выступали союзниками России в её войнах с татарскими ханствами. Однако они ревностно оберегали свою независимость и сопротивлялись любой попытки контроля из Москвы. Участие казаков прослеживается не только в татарских войнах. В Ливонской войне в русской армии были казачьи отряды. Там и проявил себя Ермак. Успешные операции против татар создавали благоприятную почву для увеличения вольного русского населения в этом регионе. Однако, под воздействием «великого разорения» в России, в степь стали стекаться маргинальные элементы. Это увеличило разбойничью тенденцию казаков.
В 1581г. отношения Москвы и Ногайской Орды ухудшились. Казакам была дана свобода действий в этом направлении. Здесь фигурируют такие деятели похода Ермака как Иван Кольцо. Участие членов экспедиции Ермака в различных военных кампаниях 1581г., даёт повод ряду исследователей и самому автору усомниться в общепринятой дате начала экспедиции Ермака – 1 сентября 1581г. (её члены попросту бы не успели собраться к этому времени). Куда более вероятной датой, автору кажется 1882г. Место же начала экспедиции автор считает ясно установленным – она началась на Яике и Иргизе. Здесь же на круге Ермак был избран главой экспедиции.
Автор делает небольшое отступление, уделяя внимание Ермаку. По его мнению, историки, считающие, что «Ермак» - прозвище казака - не правы. Это сокращение от имени Ермолай. Прозвище же Ермака – Токмак. Портреты Ермака не являются достоверными. В этом смысле Р.Г.Скрынников склонен доверять только описанию Ремезова. Далее автор уделяет внимание ближайшим соратникам Ермака. К ним относятся: Иван Кольцо, Богдан Брязга, Матвей Мещеряг, Никита Пан, Яков Михайлов. Из этого учёный делает вывод, о равном представительстве двух половин войска – «ермаковцев» и «воровских» казаков. Касательно территориальной принадлежности можно сказать, что в походе участвовали волжские, яицкие, донские и терекские казаки.
По мнению Р.Г.Скрынникова, Сибирь былакомпромисным вариантом похода (другие направления могли повлечь осложнения с Москвой). Далее автор переходит к истории русско-сибирских отношений. В XII-XIII вв. в Сибири уже имеет место новгородская колонизация. В XIII в. сюда приходят монголы. В XIV в. возникает Тюменское ханство. Попытки русской колонизации Сибири были предприняты Иваном III, но тогда у Москвы ещё не хватало на это сил. При хане Едигере, Сибирское ханство стало вассалом Ивана IV. Но хан Кучум, свергнувший Едигера, разорвал эти отношения.
Далее автор затрагивает вопрос о роли Строгановых в организации экспедиции. Главным доходом этой купеческой династии была соль. Желание получить контроль над соляными месторождениями влекло их в Сибирь. Но, по мнению Р.Г.Скрынникова, не стоит преувеличивать их роль в освоении Сибири. Они скорее умело воспользовались ситуацией. Как только они один на один столкнулись с Кучумом по поводу Тахчей, их слобода была уничтожена. Вскоре и их экономическая мощь начала ослабевать. Строгановы даже не смогли подавить восстание манси и им пришлось набрать дополнительные казачьи отряды (это и было войско Ермака).
Автор снова возвращается к спорному вопросу даты начала экспедиции. Он делает вывод, что она началась не позднее августа 1582 г. Строгоновы предоставили казакам необходимый для войны инвентарь (хотя вопрос о количестве очень спорен). Строгановы, хорошо знавшие Зауралье, снабдили Ермака также информацией. Однако, как полагает автор, особый веры в успех экспедиции они не испытывали. Достоин внимания также инцидент с опальной грамотой Строгоновым от Царя за то, что они призвали в вотчину «воров». Иван Грозный потребовал вернуть казаков из похода. Это опровергает теорию о том, что инициатива экспедиции исходила из Москвы. Однако этот приказ выполнить не успели. Этой грамотой опровергается и теория о том, о захвате Ермаком царской казны – в таком случае грамота бы повелевала его казнить.
Далее Р.Г.Скрынников переходит к описанию самой экспедиции. Автор склонен датировать поход Ермака на основании царских грамот. По ним выходит, что начало экспедиции приходится на 1 сентября 1582 г., а взятие Кашлыка – на период не позднее зимы этого же года. Это опровергает теорию о длительности похода Ермака. Путём математических расчётов учёный приходит к выводу, что преодолеть путь до столицы Кучума казаки вполне могли за 56 дней. Исследователь также приводит описание маршрута Ермака. Казаки поднимались вверх по реке Чусовой, далее повернули на Серебрянку. По ней они смогли подойти к самым перевалам. Через них казаки смогли перетащить свои лёгкие суда. После спуска с гор казаки достигли Тагила. По этой реке они доплыли до реки Туры, а по ней – до Тобола.
Как отмечает Р.Г. Скрынников, отряд Ермака не встретил особого сопротивления местных народов. Факты свидетельствуют о том, что Кучум узнал о готовящемся набеге на его столицу, но рассчитывал, что казаков отзовут когда его сын начнёт разорять пермские города. Но его прогноз не оправдался. Последовала битва на Чувашевом мысу, где Кучум был разбит. Как считает исследователь, это было обусловлено тем, что лучшие силы татар были в набеге. Вслед за этой победой последовало взятие Кашлыка. Однако после этого, казаки оказались заперты в татарской столице сковавшем реки льдом. Им пришлось зимовать там.
Ермак пытался наладить рыбную ловлю. С этой целью им был послан отряд к озеру Абалак. Это привело к битве между казаками и татарами. Это было большое сражение в котором казаки выстояли с трудом. Это позволило Ермаку окончательно закрепится в Кашлыке. Он принял решение о приведении местного населения к присяге царю и запросил у Москвы подкрепление. Как считает автор, он пошёл на это так как он мыслил себя как царский подданный, пройдя многолетнюю службу в русских полках. К тому же ему не хватало воинов.
Затем казаки начали приводить к шерти народности южной части владений Кучума. Татарское население оказывало упорное сопротивление. Ханты и манси сопротивлялись куда менее ожесточённо. Автор также задаётся вопросом, как Ермак смог продержаться до прихода подкрепления. По его мнению, тут имел место полководческий талант Ермака, внутренняя непрочность Сибирского ханства, помощь местного населения (этот факт автор объясняет в том числе и тем, что казаки не отличались религиозной направленностью и проявляли терпимость к местным верованиям). Тем не менее, отряд Ермака значительно поредел. Но, не смотря на это, он всё же решился на Пелымский поход. Как считает Р.Г. Скрынников, в результате этого похода казаки надеялись отступить в Россию.
Теперь автор описывает окончание сибирской экспедиции. По его мнению, Ермак был убит 5 августа 1585 года (а не 1584, как гласит общепринятая версия). Таким образом поход длился с 1582 по 1585 гг. В 1584 г. к казакам подошёл С.Волховский с подкреплениями. Но весь его отряд умер в ближайшую зиму. После этого татары коварством убили Ивана Кольцо с отрядом. В этих условиях Ермак выступил в новый поход против Кучума. Его целью было помешать татарам заблокировать его в Кашлыке, также он хотел сосредоточить в своих руках продовольствие. В этом походе, на реке Вагай Ермак и погиб. Это означало конец экспедиции.
Вскоре в Москве была собрана новая экспедиция, на сей раз преимущественно из правительственных войск, но с участием «ермаковцев» (в частности М. Мещеряга). Сибирское ханство доживало последние дни. Влияние на процессы, происходившие в этом регионе вновь начали приобретать Строгановы, но со смертью Ивана Грозного, правительство постепенно лишило их экономического могущества. Однако, при помощи Годунова, Строгановы вернули себе прикамские земли. С гибелью Кучума Сибирское ханство распалось. Это существенно ускорило колонизацию.
В данной монографии Русланом Григорьевичем Скрынниковым исследована сибирская экспедиция Ермака. Автор обосновал её значение в качестве первого шага к освоению Сибири, первой волны колонизации. Он отдавал большую роль в организации экспедиции частной инициативе вольного казачества. По мнению автора, правительственные силы подключились на самых последних этапах экспедиции и существенно на неё не повлияли. Строгановы же не слишком верили в её успех, поэтому также не оказывали ей особо существенной помощи.








13PAGE 15


13PAGE 14115





Приложенные файлы

  • doc 26624199
    Размер файла: 53 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий