Семинар по истории2

2 Феодальная раздробленность
Причины Раздробленности
Подобно процессам в большинстве раннесредневековых держав, распад Киевской Руси был закономерным. Период дезинтеграции обычно интерпретируется не просто как раздоры разросшегося потомства Рюрика, но как объективный и даже прогрессивный процесс, связанный с увеличением боярского землевладения. В княжествах возникла собственная знать, которой было выгодней иметь своего князя, защищающего её права, чем поддерживать великого князя киевского.
Первая угроза целостности страны возникла сразу же после кончины Владимира I Святославича. Владимир управлял страной, рассадив 12 своих сыновей по основным городам. Старший сын Ярослав, посаженный в Новгород, уже при жизни отца отказался посылать в Киев дань. Когда Владимир умер (1015), началась братоубийственная резня, закончившаяся гибелью всех детей, кроме Ярослава и Мстислава Тмутараканского. Два брата поделили «Русскую землю», являвшуюся ядром владений Рюриковичей, по Днепру. Только в 1036 после смерти Мстислава Ярослав стал править единолично всей территорией Руси, кроме обособившегося Полоцкого княжества, где с конца X века утвердились потомки другого сына Владимира Изяслава.
Киевская Русь в XI нач. XII веках
После смерти Ярослава в 1054 году Русь была разделена в соответствии с его завещанием между пятью сыновьями. Старшему Изяславу отошли Киев и Новгород, Святославу Чернигов, Рязань, Муром и Тмутаракань, Всеволоду Переяславль и Ростов, младшим, Вячеславу и Игорю Смоленск и Волынь. Установившийся порядок замещения княжеских столов получил в современной историографии название «лествичного». Князья продвигались поочерёдно от стола к столу в соответствии со своим старшинством. Со смертью одного из князей происходило передвижение нижестоящих на ступеньку вверх. Но, если один из сыновей умирал раньше своего родителя и не успевал побывать на его столе, то его потомки лишались прав на данный стол и становились «изгоями». С одной стороны, такой порядок препятствовал изоляции земель, так как князья постоянно перемещались от одного стола к другому, но с другой, порождал постоянные конфликты между дядьями и племянниками.
Всеслав, князь полоцкий, вначале поддерживавший Ярославовичей, совершивший с ними поход на торков, в 1065 году совершает нападение на Псков. В 1067 году занимает Новгород. В 1068 году, пленённый Ярославовичами, доставляется в Киев. Однако в результате мятежа, поднятого киевлянами, становится великим князем Киевским, объединив тем самым под своей властью земли Руси на три года.
В 1097 году по инициативе Владимира Мономаха следующее поколение князей собралось на съезд в Любече, где было принято решение о прекращении усобиц и провозглашён новый принцип: «каждый да держит отчину свою». Тем самым был открыт процесс создания региональных династий.
Киев по решению Любечского съезда был признан отчиной Святополка Изяславича (10931113), что означало сохранение традиции наследования столицы генеалогически старшим князем. Княжение Владимира Мономаха (11131125) и его сына Мстислава (11251132) стало периодом политической стабилизации, и практически все части Руси, включая Полоцкое княжество, вновь оказались в орбите Киева.
Мстислав передал киевское княжение своему брату Ярополку. Намерение последнего выполнить замысел Владимира Мономаха и сделать своим преемником сына Мстислава Всеволода в обход младших Мономашичей ростовского князя Юрия Долгорукого и волынского князя Андрея привело к всеобщей междоусобной войне, характеризуя которую, новгородский летописец в 1134 году записал: «И раздрася вся земля Русская».

К середине XII века Киевская Русь фактически разделилась на 13 княжеств (по летописной терминологии «земель»), каждое из которых проводило самостоятельную политику. Княжества различались как по размеру территории и степени консолидации, так и по соотношению сил между князем, боярством, нарождавшимся служилым дворянством и рядовым населением.

Девять княжеств управлялись собственными династиями. Их структура воспроизводила в миниатюре систему, ранее существовавшую в масштабе всей Руси: местные столы распределялись между членами династии по лествичному принципу, главный стол доставался старшему в роду. Столы в чужих землях князья занимать не стремились, и внешние границы этой группы княжеств отличались стабильностью.

В конце XI века за сыновьями старшего внука Ярослава Мудрого Ростислава Владимировича закрепились Перемышльская и Теребовальская волости, позже объединившиеся в Галицкое княжество (достигшее расцвета в правление Ярослава Осмомысла). В Черниговском княжестве с 1127 правили сыновья Давыда и Олега Святославичей (впоследствии только Ольговичи). В отделившемся от него Муромском княжестве правил их дядя Ярослав Святославич. Позже из состава Муромского княжества выделилось княжество Рязанское. В Ростово-Суздальской земле закрепились потомки сына Владимира Мономаха Юрия Долгорукого. Смоленское княжество с 1120-х закрепилось за линией внука Владимира Мономаха Ростислава Мстиславича. В Волынском княжестве стали править потомки другого внука Мономаха Изяслава Мстиславича. Во второй половине XII века за потомками князя Святополка Изяславича закрепляется Турово-пинское княжество. Со 2-й трети XII века за потомками Всеволодка (его отчество в летописях не приводится, предположительно он был внуком Ярополка Изяславича), закрепляется Городенское княжество. Анклавные Тмутараканское княжество и город Белая Вежа прекратили своё существование в начале XII века, пав под ударами половцев.

Три княжества не закрепились за какой-либо одной династией. Не стало отчиной Переяславское княжество, которым на протяжении XII века XIII веков владели младшие представители разных ветвей Мономаховичей, приходившие из других земель.

Киев оставался постоянным яблоком раздора. Во второй половине XII века борьба за него шла в основном между Мономаховичами и Ольговичами. При этом область вокруг Киева так называемая «Русская земля» в узком смысле слова продолжала рассматриваться как общий домен всего княжеского рода и столы в ней могли занимать представители сразу нескольких династий. Например в 11811194 Киев находился в руках Святослава Всеволодовича Черниговского, а в остальной части княжества правил Рюрик Ростиславич Смоленский.

Новгород также остался общерусским столом. Здесь сложилось чрезвычайно сильное боярство, которое не дало закрепиться в городе ни одной княжеской ветви. В 1136 году Мономахович Всеволод Мстиславич был изгнан, и власть перешла к вечу. Новгород стал аристократической республикой. Боярство само приглашало князей. Их роль ограничивалась выполнением некоторых исполнительных функций, и усилением новгородского ополчения княжескими дружинниками. Схожий порядок установился в Пскове, который к середине XIII века стал автономным от Новгорода.

После пресечения династии галицких Ростиславичей (1199) в числе «ничейных» столов временно оказался Галич. Им завладел Роман Мстиславич волынский, и в результате объединения двух соседних земель возникло Галицко-Волынское княжество. Однако после смерти Романа (1205) галицкое боярство отказалось признать власть его малолетних детей, и за Галицкую землю развернулась борьба между всеми основными княжескими ветвями, победителем из которой вышел сын Романа Даниил.

Последствия
Являясь закономерным явлением, раздробленность способствовала динамичному экономическому развитию русских земель: росту городов, расцвету культуры. С другой стороны, раздробленность привела к снижению оборонного потенциала, что совпало по времени с неблагоприятной внешнеполитической ситуацией. К началу XIII века помимо половецкой опасности (которая снижалась, так как после 1185 года половцы не предпринимали вторжений на Русь вне рамок русских междоусобиц) Русь столкнулась с агрессией с двух других направлений. Появились враги на северо-западе: католические немецкие Ордена и литовские племена, вступившие на стадию разложения родоплеменного строя, угрожали Полоцку, Пскову, Новгороду и Смоленску. В 1237-1240 годах произошло монголо-татарское нашествие с юго-востока, после которого русские земли попали под власть Золотой Орды.


Галицко-Волынское княжество
Галицко-Волынское княжество сформировалось на основе земель бывшего Владимиро-Волынского княжества, которое располагалось на западных и юго-западных границах Руси. В XIXII вв. во Владимире-Волынском правили второстепенные князья, направляемые сюда великими киевскими князьями. Правил здесь в качестве наместника великого князя Святослава Ярославича и молодой Владимир Мономах.
Галицко-Волынская земля располагалась в местах, исключительно благоприятных для хозяйства, торговли, политических контактов с окружающим миром. Бе границы подходили с одной стороны к предгорьям Карпат и упирались в течение Дуная. Отсюда было рукой подать до Венгрии, Болгарии, торгового пути по Дунаю в центр Европы, до балканских стран и Византии. С севера, северо-востока и востока эти земли примыкали к владениям Киевского княжества, которое, потеряв свою былую мощь и не претендуя на контроль над Галицко-Волынским княжеством, в то же время ограждало его от натиска могучих ростово-суздальских князей.
В здешних местах за время существования единого государства Русь выросли и расцвели многие крупные города, прежде всего Владимир-Волынский, названный так по имени Владимира I. Город был долгие годы резиденцией великокняжеских наместников. Здесь же располагался выросший на солеторговле Галич, где в середине XII в. сформировались мощное и независимое боярство, активные городские слои. Заметно выросли центры местных удельных княжеств, где «сидели» потомки Ростислава сына рано умершего Владимира, старшего сына Ярослава Мудрого. Ростиславу Владимировичу дали в пожизненное владение малозначительный Владимир-Волынский. И теперь Ростилавичам принадлежали Перемышль, До-рогобуж, Теребовль, Бужеск, Турийск, Червень, Луцк, Холм. Эти города были богатыми и красивыми, в них было немало каменных зданий, почти все они были хорошо укреплены, имели мощные детинцы-крепости. Когда-то многие из этих городов были отвоеваны у Польши сначала Владимиром, а потом Ярославом Мудрым. С тех пор они и вошли сначала в состав Руси, а затем стали основой создания независимого Галицко-Волынского княжества с опорой на два крупных города Владимир-Волынский и Галич.
На рубеже XII и XIII вв. князь Роман Мстиславич Волынский объединил воедино Волынское и Галицкое княжества и создал большое и мощное княжество на юго-западе Руси Галицко-Волынское. Но прежде чем это произошло, галицко-волынские земли пережили немало драматических моментов, наполненных междоусобицами князей, боярскими заговорами, воинственной активностью горожан, вмешательством в политические конфликты иностранных государей, и в первую очередь ближайших соседей венгров и поляков.
В середине XII в. в Галицком княжестве, которое к этому времени стало самостоятельным и отделилось от Волыни, началась первая большая княжеская смута, за которой просматривались интересы как боярских группировок, так и городских слоев.
В конце концов галицкий престол перешел к энергичному, умному и воинственному Ярославу Осмомыслу, женатому на дочери Юрия Долгорукого Ольге. О Ярославе Осмомысле «Слово» говорит, что он «подпер своими железными полками» горы Угорские, т. е. Карпаты. Осмомысл одержал верх в борьбе за галицкий престол и надолго сохранил его за собой. Именно при нем Галицкое княжество достигло наивысшего расцвета,
славилось своим богатством, развитыми международными связями, особенно с Венгрией, Польшей, Византией.
Если Галицкое княжество прочно находилось в руках Ростиславичей, то в Волынском княжестве, в городе Владимире, так же прочно сидели потомки Мономаха. Здесь правил внук Мономаха Изяслав Мстиславич. Затем Мономаховичи разделили Волынское княжество на несколько уделов, т. е. еще более мелких княжеств, входивших в состав Волынского княжества.
К концу XII в. и в этом княжестве, как и других крупных русских княжествах-государствах, стало просматриваться стремление к объединению, централизации власти. Особенно ярко эта линия проявилась при князе Романе Мстиславиче. Опираясь на горожан, на мелких землевладельцев, он противостоял своеволию боярских кланов, властной рукой подчинял себе удельных князей. При нем Волынское княжество превратилось в сильное и относительно единое государство. Теперь Роман Мстиславич стал претендовать на всю Западную Русь. Он воспользовался раздорами среди правителей Галича после смерти Ярослава Осмомысла и попытался воссоединить Галицкое и Волынское княжества под своей властью. В 1199 г. Роман Мстиславич достиг цели: объединил Волынь и Галич. В дальнейшем он стал и великим князем киевским, владетелем огромной территории, равной Германской империи.
Роман, как и Ярослав Осмомысл, продолжал политику централизации власти, подавлял боярский сепаратизм, содействовал развитию городов. Подобные же стремления были видны в политике зарождающейся централизованной власти во Франции, Англии, других странах Европы. Правители крупных русских княжеств в этом смысле шли тем же путем, опираясь на растущие города и мелких землевладельцев, зависимых от них в поземельном отношении.
Политику Романа Мстиславича продолжил его сын, Мономахович в пятом колене, Даниил Романович. Он потерял отца в 1205 г., когда ему было всего четыре года. Галицко-волынское боярство тут же подняло голову. Княгиня с малолетним наследником бежала из княжества, найдя приют в Польше. Боярство пригласило в Галич, ставший теперь стольным городом объединенного княжества, сыновей Игоря Северского. В ходе междоусобицы княжество вновь раскололось на ряд уделов, что позволило Венгрии завоевать его. Игоревичи продолжали борьбу за власть, в ходе которой погибло немало боярских семей, богатых горожан; но больше всего от междоусобицы страдали простые люди, чьи хозяйства разорялись, а сами они гибли на полях сражений.
В 1211 г. Даниил вернулся в Галич, но ненадолго боярство снова изгнало его вместе с матерью из города и отдало княжеский престол своему ставленнику, что вызвало недовольство среди всех Рюриковичей. Лишь в 1221 г. Даниил Галицкий вернул себе сначала волынский престол, а за несколько лет до монголо-татарского нашествия, в 1234 г., утвердился и в Галиче. Он прослыл смелым и талантливым полководцем. О его личной храбрости ходили легенды.
В годы борьбы со своевольным и богатым галичским боярством Даниил опирался на горожан, «молодшую дружину», как и другие русские князья-централизаторы. Один из его помощников советовал Даниилу: «Господине, не погнетши пчел меду не едать», т. е. не удержать власти, не расправившись с боярством.
Но и после утверждения Даниила в княжестве боярство продолжало борьбу против его политики централизации власти, вступало в сговор то с Венгрией, то с Польшей, расшатывало политическую и военную мощь княжества.


Владимиро-Суздальское княжество
Северо-Восточная Русь в течение долгих веков была одним из самых глухих углов восточно-славянских земель. В то время, когда в XXI вв. Киев, Новгород, Чернигов и другие города Среднего Поднепровья и северо-запада благодаря своему выгодному географическому положению, хозяйственному и политическому развитию, сосредоточению здесь основной части восточно-славянского населения стали видными экономическими, политическими, религиозными и культурными центрами, вышли на международную арену, стали основой создания единого государства, в междуречье Оки, Волги, Клязьмы, там, где позднее возникло Владимиро-Суздальское княжество, царили еще первобытные нравы.
Лишь в VIIIIX вв. здесь появилось племя вятичей, передвинувшееся с юго-запада. До этого на этих землях обитали угро-финские, а западнее балтские племена, которые были основными жителями края. Славянская колонизация этих мест шла по двум направлениям с юго-запада и запада, из района Среднего Поднепровья, и с северо-запада, из новгородских земель, района Белоозера, Ладоги.
Почему же славянское население так упорно шло в эти, казалось, забытые Богом места? Во-первых, в междуречье Оки, Волги, Клязьмы было немало пригодных для земледелия пахотных земель, особенно в будущей Суздальской Руси; на сотни километров простирались здесь великолепные заливные луга. Умеренный климат давал возможность развивать и земледелие, и скотоводство; густые леса были богаты пушниной, здесь в изобилии росли ягоды, грибы, издавна процветало бортничество, что давало столь ценимые в то время мед и воск. Широкие и спокойно текущие реки, полноводные и глубокие озера изобиловали рыбой. При упорном и систематическом труде эта земля могла вполне накормить, напоить, обуть, согреть человека, дать ему материал для постройки домов, и люди настойчиво осваивали эти неприхотливые места.
К тому же Северо-Восточная Русь почти не знала иноземных нашествий. Сюда не доходили волны яростных набегов степняков в первом тысячелетии н. э. Позднее этих мест не достигал меч предприимчивых завоевателей варягов, не добиралась в такие дали и половецкая конница, разбивавшаяся о непроходимые лесные чащи. Жизнь здесь текла не так ярко и динамично, как в Поднепровье, но зато спокойно и основательно. Позднее Владимиро-Суздальская Русь, держащаяся на отлете, хотя и принимала активное участие в междоусобных битвах XII в., сама редко становилась ареной кровопролитных схваток. Чаще ее князья водили свои дружины на юг, доходили до Чернигова, Переяславля, Киева и даже до Владимиро-Га-лицкой Руси.
Все это содействовало тому, что пусть и в замедленном ритме, но жизнь здесь развивалась, осваивались новые земли, возникали торговые фактории, строились и богатели города; позднее чем на юге, но также зарождалось вотчинное землевладение.
В XI в. здесь уже стояли города Ростов, Суздаль, Ярославль, Муром, Рязань. При Владимире Мономахе возникли построенный им и названный в его честь Владимир-на-Клязьме и Переяславль (северный).
К середине XII в. Владимиро-Суздалъская Русь занимала огромные пространства восточно-славянских, угро-финских, балтских земель. Ее владения простирались от таежных лесов севера, низовьев Северной Двины, побережья Белого моря до границ с половецкой степью на юге, от верховьев Волги на востоке до смоленских и новгородских земель на западе и северо-западе.
Возвышаться Владимиро-Суздальская Русь, которая тогда называлась Ростовским, а позднее Ростово-Суздальским княжеством, по названию главных городов этих мест Ростова и Суздаля, стала при Владимире Мономахе.
Сюда в свое время Владимир послал на княжение одного из своих младших сыновей Юрия Владимировича, потом, заключив мир с половцами, женил его на дочери союзного половецкого хана. До поры до времени Юрий, как младший, оставался в тени других своих братьев. Да были властелины на Руси и постарше его дядья и черниговские Ольговичи.
Но по мере мужания, по мере того как уходили из жизни старшие князья, голос ростово-суздальского князя звучал на Руси все громче и его претензии на первенство в общерусских делах становились все основательней. - И дело было не только в его неуемной жажде власти, стремлении к первенству, не только в его политике захвата чужих земель, за что он и получил прозвище Долгорукого, но и в экономическом, политическом, культурном обособлении огромного края, который все более стремился жить по своей воле. Особенно это относилось к большим и богатым северо-восточным городам. Если «старые» города Ростов и особенно Суздаль были сильны своими боярскими группировками, и там князья все более чувствовали себя неуютно, то в новых городах Владимире, Ярославле они опирались на растущие городские сословия, верхушку купечества, ремесленников, на зависимых от них мелких землевладельцев, получавших землю за службу у великого князя.
В середине XII в. усилиями в основном Юрия Долгорукого Росто-во-Суздальское княжество из далекой окраины, которая прежде покорно посылала свои дружины на подмогу киевскому князю, превратилось в обширное независимое княжество, проводившее активную политику внутри русских земель, расширявшее свои внешние границы.
Юрий Долгорукий неустанно воевал с Волжской Булгарией, которая в пору ухудшения отношений пыталась блокировать русскую торговлю на Волжском пути, перекрывала дорогу на Каспий, на Восток. Вел он противоборство с Новгородом за влияние на смежные и пограничные земли. Уже тогда, в XII в., зародилось соперничество Северо-Восточной Руси и Новгорода, которое позднее вылилось в острую борьбу Новгородской аристократической республики с поднимающейся Москвой. В течение долгих лет Юрий Долгорукий упорно боролся также за овладение киевским столом.
Участвуя в междукняжеских усобицах, воюя с Новгородом, Юрий имел союзника в лице черниговского князя Святослава Ольговича, который был старше ростово-суздальского и ранее него предъявил свои права на киевский престол. Юрий помогал ему войском, сам же предпринял успешный поход на новгородские земли. Святослав не завоевал себе киевского престола, но «повоевал» смоленские земли. А потом оба князя-союзника встретились для переговоров и дружеского пира в пограничном суздальском городке Москва. Юрий Долгорукий пригласил туда, в маленькую кре-постицу, своего союзника и написал ему: «Приди ко мне, брате, в Москов». 4 апреля 1147 г. союзники встретились в Москве. Святослав подарил Юрию охотничьего гепарда, а Юрий отдарился «многими дарами», как отметил летописец. А потом Юрий устроил «обед силен» и пировал со своим союзником. Так в исторических источниках впервые была упомянута Москва. Но не только с этим городом связана деятельность Юрия Долгорукого. Он построил ряд других городов и крепостей. Среди них Звенигород, Дмитров, Юрьев-Польский, Кснятин.
В конце концов в 50-е гг. XII в. Юрий Долгорукий овладел киевским столом, но вскоре умер в Киеве в 1157 г.
В 1157 г. на престол в Ростово-Суздальском княжестве вступил сын Юрия Долгорукого Андрей Юрьевич (11571174), рожденный от половецкой княжны.
Андрей Юрьевич родился около 1120 г., когда еще был жив его дед Владимир Мономах. До тридцати лет князь прожил на севере. Отец отдал ему в удел город Владимир-на-Клязьме, где Андрей провел свои детские и юношеские годы. Он редко бывал на юге, не любил Киев, смутно представлял себе все сложности династической борьбы среди Рюриковичей. Все его помыслы были связаны с севером. Еще при жизни отца, который после овладения Киевом наказал ему жить рядом в Вышгороде, независимый Андрей Юрьевич против воли Юрия уехал на север, в свой родной Владимир.
После смерти Юрия Долгорукого бояре Ростова и Суздаля избрали своим князем Андрея, стремясь утвердить в Ростово-Суздальской земле собственную династическую линию и прекратить сложившуюся традицию великих князей посылать в эти земли на княжение то одного, то другого из своих сыновей.
Однако Андрей сразу же спутал все их расчеты. Прежде всего он согнал с других ростово-суздальских столов своих братьев. Среди них был и знаменитый в будущем владимиро-суздальский князь Всеволод Юрьевич Большое Гнездо. Затем Андрей удалил от дел старых бояр Юрия Долгорукого, распустил его поседевшую в боях дружину. Летописец отметил, что Андрей стремился стать «самовластием» Северо-Восточной Руси.
На кого же опирался Андрей Юрьевич в этой борьбе? Прежде всего на города, городские сословия. Подобные стремления проявили в это время и властелины некоторых других русских земель, например Роман, а потом Даниил Галицкие. Свою резиденцию он перенес из боярских Ростова и Суздаля в молодой город Владимир; близ города в селе Боголюбове он построил великолепный белокаменный дворец, отчего и получил прозвище Боголюбский. С этого времени и можно называть Северо-Восточную Русь Владимиро-Суздальским княжеством, по имени ее главных городов.
В 1169 г. вместе со своими союзниками Андрей Боголюбский взял штурмом Киев и отдал город на разграбление. Уже этим он показал свое небрежение по отношению к прежней русской столице, всю свою нелюбовь к Югу. Андрей не оставил город за собой, а отдал его одному из своих второстепенных родственников, сам же вернулся во Владимир-на-Клязь-ме, в свой пригородный белокаменный дворец в Боголюбове. Позднее Андрей предпринял еще один поход на Киев, но неудачно. Воевал он, как и Юрий Долгорукий, и с Волжской Булгарией.
Действия Андрея Боголюбского вызывали все большее раздражение среди ростово-суздальского боярства. Чаша их терпения переполнилась, когда по приказу князя был казнен один из родственников его жены, видный боярин Степан Кучка, чьи владения находились в районе Москвы (кроме от угро-финского, она носила и древнерусское название Кучко-во). Захватив владения казненного боярина, Андрей приказал построить здесь свой укрепленный замок. Так в Москве появилась первая крепость.
Брат казненного, другие родственники организовали заговор против Андрея Боголюбского, в который были вовлечены также его жена и ближайшие слуги осетин Анбал, дворцовый ключник и слуга Ефрем Моизевич.
Накануне заговора Анбал выкрал из спальни меч князя, а в ночь на 29 июня 1174т. заговорщики вошли во дворец и приблизились к княжеским покоям. Однако их обуял страх. Тогда они спустились в подвал, подкрепились там княжеским вином и уже в воинственном и возбужденном состоянии вновь подошли к дверям княжеской спальни. Андрей отозвался на их стук, и, когда ему ответили, что это пришел Прокопий любимец князя, Андрей Боголюбский понял, что ему грозит беда: из-за двери прозвучал незнакомый голос. Князь приказал постельничьему не открывать дверь, а сам тщетно пытался найти меч. В это время заговорщики взломали дверь и ворвались в спальню. Андрей Боголюбский отчаянно сопротивлялся, но силы были неравны. Ему нанесли несколько ударов мечами, саблями, кололи его копьями. Решив, что Андрей убит, заговорщики вышли из спальни и уже покидали хоромы, когда вдруг его ключник Анбал услыхал стоны князя. Они вернулись и добили князя внизу у лестницы, куда ему удалось добраться.
Затем заговорщики расправились с близкими князю людьми, ограбили его сокровищницу.
Гибель Андрея Боголюбского не остановила процесса централизации Владимиро-Суздальской Руси. Когда боярство Ростова и Суздаля попыталось посадить на престол племянников Андрея и управлять за их спиной княжеством, поднялись «меньшие люди» Владимира, Суздаля, Переяслав-ля, других городов и пригласили на владимиро-суздальский престол Михайла брата Андрея Боголюбского. Его конечная победа в нелегкой междоусобной борьбе с племянниками означала победу городов и поражение боярских клик.
После смерти Михаила его дело взял в свои руки вновь поддержанный городами третий сын Юрия Долгорукого Всеволод Юрьевич (11541212). В 1177 г. он, разгромив своих противников в открытом бою близ города Юрьева, овладел владимиро-суздальским престолом. Мятежные бояре были схвачены и заточены в тюрьму, их владения конфискованы. Всеволод III стал великим князем (вслед за Всеволодом I Ярославичем и Всеволодом II Ольговичем). Он получил прозвище «Большое Гнездо», так как имел восемь сыновей и восемь внуков, не считая потомства женского пола. В своей борьбе с боярством Всеволод Большое Гнездо опирался не только на города, но и на мужающее с каждым годом дворянство (в источниках к ним применяются термины «отроки», «мечники», «вирники», «гриди», «меньшая дружина» и т. д.), социальной чертой которого является служба князю за землю, доходы и другие милости. Эта категория населения существовала и прежде, но теперь она становится все более многочисленной. С увеличением значения великокняжеской власти в некогда заштатном княжестве роль и влияние дворянства также вырастали год от года. Оно, по существу, несло всю основную государственную службу: в войске, судопроизводстве, посольских делах, сборе податей и налогов, расправе, дворцовых делах, управлении княжеским хозяйством.
Укрепив свои позиции внутри княжества, Всеволод Большое Гнездо стал оказывать все большее влияние на политическую жизнь Руси: вмешивался в дела Новгорода, овладел землями в Киевской земле, полностью подчинил своему влиянию Рязанское княжество. Он успешно противоборствовал Волжской Булгарии поход на Волгу в 1183 г. закончился блестящей победой.
Всеволод умер в возрасте 58 лет, «просидев» на великокняжеском престоле 36 лет. Его преемнику Юрию не сразу удалось взять верх над старшим братом. Последовала новая междоусобица, продлившаяся целых шесть лет, и только в 1218 г. Юрий Всеволодович сумел овладеть престолом. Тем самым была окончательно нарушена старая официальная традиция наследования власти по старшинству, отныне воля великого князя-«единодержав-ца» стала сильней, чем былая «старина».
Северо-Восточная Русь сделала еще один шаг к централизации власти. Монголо-татарское нашествие нарушило это естественное развитие политической жизни Руси и отбросило его назад.

«Господин Великий Новгород»
«Господин Великий Новгород», как называли его современники, занимал особое место среди русских княжеств. Новгородские земли простирались на огромные расстояния от Балтики до Уральских гор, от Белого моря и берегов Ледовитого океана до междуречья Волги и Оки.
Получив известность уже в IX в. как центр славянских земель в северо-западной части Руси, Новгород с тех пор быстро набирает силу и к концу IX в. становится соперником Киева. Киевские князья смотрели на Новгород как на свой северный форпост.
Он не стал, как, скажем, Чернигов, Полоцк, Переяславль, позднее Ростов или Владимир-Волынский, «отчиной» какой-нибудь княжеской ветви Мономаховичей, Ольговичей или Ростиславичей. Присланные сюда князья были временными людьми, и их власть не укоренилась здесь, как в других центрах различных княжеств. Причина особого положения Новгорода кроется во всем строе жизни древнего города.
Новгород с самого начала вырос не столько как резиденция варяжских князей, но в первую очередь как торговый и ремесленный центр. Он располагался на знаменитом пути «из варяг в греки». Новгородцам было чем торговать. Они вывозили прежде всего пушнину, которую добывали в северных лесах, ремесленники поставляли на внутренний и зарубежный рынки свои изделия. Славился Новгород мастерами кузнечного и гончарного дела, золотых и серебряных дел, оружейниками, плотниками, кожевенниками. Улицы и «концы» (районы) города зачастую носили названия ремесленных профессий: Плотницкий конец, улицы Кузнецкая, Гончарная, Щитная. На пушном промысле, искусных и разветвленных ремеслах взрастала торговля Новгорода. Здесь ранее чем в других городах Руси появились объединения крупных купцов, развилась кредитная система. Богатые торговцы имели не только речные и морские суда, но и склады, амбары. Они строили богатые каменные дома, церкви. В Новгород приходило немало иноземных купцов. Здесь располагались «Немецкий» и «Готский» дворы, что указывало на тесные торговые связи города с немецкими землями. В торговлю включались не только купцы, ремесленники, отдававшие свою продукцию скупщикам, но и бояре, представители церкви, в том числе новгородский владыка архиепископ.
Уверенное хозяйственное развитие Новгорода во многом объяснялось не только выгодными природными и географическими условиями, но и тем, что он со времени варяжских нашествий в IX в. более не знал внешней опасности. Ни печенеги, ни половцы не доходили до этих мест. Немецкие рыцари появились здесь позднее. Это оберегало народный труд, создавало благоприятные условия для развития края.
Большую силу в Новгороде со временем получили крупные бояре-землевладельцы. Их земельные владения, леса, рыбные угодья давали основную торговую продукцию пушнину, мед, воск, рыбу, другие продукты земли, леса, воды. Именно бояре и крупные купцы нередко организовывали дальние экспедиции «ушкуйников», речных и морских мореплавателей, в целях овладения новыми промысловыми землями, добычи пушнины. Интересы боярства, купечества, церкви сплетались здесь воедино; вот почему верхушка города, так называемая госпуда, опираясь на свои несметные богатства, играла такую большую роль в политической жизни Новгорода. И здесь она вела за собой ремесленников, прочий люд. Новгород выступал единым фронтом против постоянного политического давления то со стороны Киева, то со стороны Ростово-Суздальского княжества. Все новгородцы были заодно, защищая свое особое положение в русских землях, свой суверенитет. Но во внутренней жизни города такого единства не было: нередко имели место острейшие столкновения интересов простых горожан и городской верхушки, что выливалось в открытые столкновения, восстания низов против боярства, богатого купечества, ростовщиков. Не раз врывались восставшие горожане и на архиепископский двор. Городская аристократия также не представляла собой единого целого. Остро соперничали между собой отдельные боярские и купеческие кланы. Они боролись за земли, доходы, привилегии, за то, чтобы сделать главой города своего ставленника князя, посадника или тысяцкого.
Подобные же порядки складывались и в других крупных городах Новгородской земли Пскове, Ладоге, Белоозере, Изборске, где были свои сильные боярско-купеческие кланы, своя ремесленная и работная масса населения. Каждый из этих городоз, являясь частью Новгородского княжества, в то же время претендовал на относительную самостоятельность, боролся за свои права и привилегии с новгородской аристократией.
Новгород соперничал с Киевом не только в смысле хозяйственном, торговом, но и по части внешнего облика города. Здесь, на левом берегу Волхова, на взгорье, рано появился свой кремль, обнесенный каменной стеной, в отличие от многих других русских детинцев, огороженных деревянно-земляными укреплениями. Сын Ярослава Мудрого Владимир выстроил здесь свой Софийский собор, который соперничал по красоте и монументальности с киевской Софией. Напротив кремля располагался торг, где обычно проходило городское вече сход всех политически активных новгородцев. На вече решались многие важные вопросы жизни города: выбирались городские власти, обсуждались кандидатуры приглашаемых князей, определялась военная политика Новгорода.
Между левобережным и правобережным Новгородом был выстроен мост через Волхов, который играл важную роль в жизни города. Здесь нередко происходили кулачные бои между различными новгородскими враждующими группировками и их сторонниками. Отсюда по приговору городских властей сбрасывали в глубины Волхова осужденных на смерть преступников.
По берегам Волхова располагались многочисленные пристани. У причалов теснились речные и морские суда. Они стояли так тесно, что в случае пожаров огонь порой по судам переходил с одного берега на другой. На окраинах города строились богатые монастыри, чьи стены служили как бы дополнительными оборонительными укреплениями. На берегу озера Ильмень, к югу от города, стоял Юрьевский монастырь. В северной части располагался Антониев монастырь.
Новгород обладал высокой для своего времени культурой быта. Он был мощен деревянными мостовыми, власти внимательно следили за порядком и чистотой городских улиц. Признаком высокой культуры горожан служит повсеместная грамотность, которая проявлялась в том, что многие новгородцы владели искусством письма на бересте. Берестяные грамоты в изобилии находят археологи при раскопке древних новгородских жилищ. Грамоты посылали друг другу не только бояре, купцы, но и простые горожане. Это были долговые расписки и просьбы о займах, записки к жене, приглашение на похороны, челобитные грамоты, завещания, любовные письма и даже стихи.
Особый хозяйственный, политический, социальный и культурный облик Новгорода, а также городов этой земли, которые во многом копировали свой город-сюзерен, привел к тому, что и после воссоединения севера и юга страны Новгород постоянно боролся за свою «особность» от Киева.
Уже в XI в., принимая от киевских князей наместников-сыновей, местная аристократия тем не менее стремилась «выкормить» своего князя, который бы прежде всего отстаивал интересы «господина Великого Новгорода».
По мере ослабления власти киевских князей и развития политического сепаратизма Новгород стал проявлять все больше независимости от Киева. Особенно ярко это проявилось после смерти Мстислава Великого. На киевский престол, как мы помним, встал другой сын Мономаха, Ярополк, а в Новгороде продолжал «сидеть» Всеволод Мстиславич. Когда же он выехал из Новгорода и попытался неудачно добыть себе более почетный в княжеской семье престол Переяславля, новгородцы не пустили его обратно и выгнали из города. Но Новгород нуждался в княжеской руке для командования войском, для обороны новгородских границ. Считая, видимо, что Всеволод Мстиславич получил хороший урок, бояре вернули его назад, но Всеволод, выросший в традициях сильной киевской власти и чувствуя себя представителем Киева, вновь попытался, опираясь на Новгород, проводить собственную династическую политику, ввязавшись в межкняжескую борьбу за власть, за «столы». Он втянул Новгород в противоборство с Суздалем, которое закончилось поражением новгородской рати. Это переполнило чашу терпения новгородского боярства. Против князя выступили и «черные люди», не поддержали его ни церковь, ни купечество, которое он ущемлял в правах. 28 мая 1136 г. Всеволод с семьей по приговору веча, в котором приняли участие представители от Пскова и Ладоги, был заключен под стражу в архиепископском дворце, где он находился под охраной 30 вооруженных воинов два месяца. Затем Всеволода выслали из города, обвинив его в том, что он «не блюдет смерд», т. е. не выражал интересов простых людей, плохо руководил войском во время противоборства с суздальцами, втянул Новгород в межкняжескую борьбу на юге.
После событий 1136 г. к власти в Новгороде окончательно пришла городская аристократия крупное боярство, богатое купечество, архиепископ. Новгород пошел по пути полной независимости от других русских княжеств, стал своеобразной аристократической республикой, где несколько крупных боярских и купеческих фамилий, посадник, архиепископ определяли всю политику Новгородской земли.

3 Общественный строй древней Руси
Общественные институты – семья Согласно древнерусским законам и обычаям жениться можно было с 15 лет, а выходить замуж - в 12-летнем возрасте. По достижении брачного возраста, родители юноши начинали поиск невесты. Найдя еe, они посылали к родителям или родственникам девушки сватов из числа своих друзей или знакомых, чтобы узнать: хотят ли они выдать еe замуж и сколько дадут за ней приданого. Если родственники девушки не хотели выдавать еe за этого человека, то чем-нибудь отговаривались и отказывали. Но если они говорили, что подумают и потом дадут ответ - согласие на брак получено.

Вслед за тем составляли "роспись" невестиного приданого и сообщали об этом жениху. И если ему невеста, (а точнее еe приданое) понравились, тогда назначались смотрины. Родители невесты созывали гостей, среди которых была "смотрильщица"- родственница или "доверенное лицо" жениха. Она распрашивала, ничего не подозревающую девушку, о разных вещах, испытывая еe ум, оценивая характер и внешность.

Некоторые родители, имевшие несколько дочерей, одна из которых была с физическими или умственными недостатками, показывали смотрильщице здоровую дочь, а замуж выдавали больную. Обман раскрывался только после свадьбы, так как до этого жених не мог видеть невесту. В этом случае, он писал прошение патриарху, и если в ходе расследования свидетели подтверждали подлог, то брак расторгался и виновная сторона платила неустойку. Еe размер заранее определялся "сговором"- своего рода брачным контрактом, в котором определялся размер приданного невесты и сроки свадьбы. Если после сговора жених узнавал о невесте что-нибудь плохое и отказывался жениться на ней, еe родители посылали жалобу патриарху. Церковные власти расследовали дело и также брали с виновных неустойку.

В день свадьбы жених отправлялся за невестой. Вместе с ним ехали "бояре"- его старшие родственники, "тысяцкий"- распорядитель свадебного обряда (обычно крeстный отец жениха), священник и дружки - друзья жениха. Затем родители невесты благословлят молодых и они ехали в церковь. После венчания новобрачные отправлялись в дом жениха, и получают благословение его родителей. Потом все садятся за столы и начинают пировать. После третьего блюда, дружки просят у родителей жениха благословения для новобрачных идти опочивать, и, отпустив их, начинают есть-пить по-прежнему. На свадьбах не было никакой музыки, кроме труб и литавр (тарелок).

Перед отъездом гости узнавали о здоровье новобрачных, и посылают родителям невесты сказать, что молодые в добром здравии.

На следующий день после свадьбы, жених созывал к себе гостей. Потом ездил к тестю и тeще и благодарил их за дочь. На третий день жених, невеста и гости отправлялись к ним на обед.

В этом сочинении говорилось, что семья должна жить в любви и согласии. Жена и дети должны во всeм подчинятся мужу и отцу. А если они не слушались, главе семьи разрешалось применять к ним телесные наказания. Запрещалось бить палкой, камнем, в глаз и в ухо, чтобы не причинить увечья. Можно было "поучать" плетью (еe отец передавал мужу после свадьбы), но "наедине и "разумно". После наказания полагалось сказать ласковое слово и что-нибудь подарить.

Важнейшую роль в воспитании семьи играла церковь (для большинства населения еe представителем был приходской священник, а знатные люди имели личных духовников). Отец духовный должен был быть благоразумным, строгим и бескорыстным. Ему следовало не только исповедовать грехи, почитать и повиноваться, но и советоваться с ним в мирских делах.

Большое внимание уделялось и повседневным хозяйственным заботам. Хорошая хозяйка не только должна была следить за исполнением своих указаний, но и сама уметь печь, стирать, убирать, мыть посуду и рукодельничать. Она должна была постоянно быть за работой и избегать праздности.

В праздничные дни было принято приглашать гостей. Хозяин велел своей супруге поднести каждому гостю чарку вина, а потом просил его, еe целовать, а потом все друг другу кланялись. Затем она уходила на женскую половину дома к жeнам гостей. Вообще, совместное застолье мужчин и женщин было не принято (за исключением свадеб). Дочерей своих к гостям не выводили и никому не показывали. Жили они в особых дальних покоях и выезжали только в церковь.

Расторжение брака было редким явлением, возможным лишь в случае измены или вдовства одного из супругов. Вступать в повторный брак могли только люди невиновные в распаде семьи. Жениться и выходить замуж, можно было не более трeх раз. Все вопросы семейной жизни регулировались церковным судом.

Вервь
древняя общинная организация на Руси и у хорватов. Упоминается в Русской правде (законодательном памятнике Киевской Руси) и в Полицком статуте (законодательном памятнике Полицы небольшой области на далматинском побережье в Хорватии). Первоначально В. являлась организацией кровнородственного характера. Однако в дальнейшем под влиянием различных социально-экономических условий эволюция В. у русских и у юго-западных славян происходит неодинаково. Русская правда повествует о В. как о сельской общине, освобожденной от кровнородственных связей; в В. Полицкого статута тоже наблюдается ослабление кровнородственных связей, но всё же некоторые элементы их ещё сохраняются. Общественный строй, отражённый в Русской правде, более развит, чем полицкие общественные отношения, выраженные в Полицком статуте, хотя Русская правда в отдельных своих частях отражает общественные отношения 812 вв., а Полицкий статут 1517 вв.
В Русской правде В. абсолютно лишена каких-либо признаков родственного коллектива. Это сельская община, занимающая значительную территорию. Члены В. родственниками не называются. Русская правда называет их «людьми». Они связаны круговой порукой, обязаны разыскивать вора на своей территории «гнать след», отвечать за убийство на их территории, если убийца не отыскан, а тело убитого оказалось на земле В. Вервь-община выполняла и другие функции, налагавшиеся на неё властями.

Дружи
·на княжеское войско. Дружина является таким же необходимым элементом в древнерусском обществе, как и князь. Князь нуждался в военной силе, как для обеспечения внутреннего порядка, так и для обороны от внешних врагов. Дружинники были реальной военной силой, всегда готовой к бою, а также советниками князя.

Князь - властелин, владетель области, княжества, первоначально племенной вождь. В России до XVIII в. звание князя было только родовым и могло достаться только по наследству. Русские князья частью потомки бывших владетельных князей, частью признаны в этом звании из татарских мурз и ханов. Функции древнерусского князя, в общем, заключались в следующем: князь является законодателем, об этом свидетельствуют заглавия некоторых статей Русской Правды, далее князь является предводителем на войне и защитником области и это одна из главных обязанностей князя; для защиты страны князь располагает дружиной, находящейся в его личном распоряжении, и народным ополчением, которое идет в поход по решению веча; наконец, князь является судьей и администратором, князь судит или сам, или через доверенных лиц, точно также для управления он избирает помощников из окружающих его дружинников. За исполнение своих обязанностей князь получает вознаграждение в виде дани, доходов с суда и торговых пошлин. Князья имели также частную земельную собственность села; в пользу князя идет и военная добыча. На свои средства князь содержит дружину. Отношения князя к населению иногда определялись договором рядом, но это имело место всегда только в Новгороде и Пскове, в других областях население далеко не всегда рядилось с князем, а взаимные отношения их определялись обыкновенно обычаем и личностью князя. На договорном же начале покоились и отношения князя к дружине.

Наместник в России, 1)должностное лицо в Древней Руси, возглавлявшее вместе с волостелями местное управление (в т. ч. ведавшее судом, сбором пошлин и т. д.). Должность Н. впервые введена в 12 в., окончательно установлена к 14 в. Н. назначались в города великими и удельными князьями. Вознаграждались за службу путём кормлений. В распоряжении Н. имелся административный персонал и военные отряды для местной обороны и подавления антифеодальных выступлений.

Волостель, второе лицо древн. областной администрации после наместника; последний правил в городах; В. правил волостью, судил податных сельских людей. Оба - кормленщики, получали доход не от государства, а с управляемого населения. Част дохода с волости В. платил в казну, остальное брал себе. Для суда В. держал. своих тиунов, обыкновенно своих холопов, дьяков, праветчиков, пошлинников и др. Такое кормление давали ради наживы и отдыха от военной службы; оно давало повод к огромным поборам и злоупотреблениям

В XIXII веках дружина резко делится на два слоя: дружину старейшую, лепшую (лучшую), переднюю, и дружину молодшую. Первую составляли княжие мужи, бояре; они занимали высшие должности, военные и гражданские, посадника, тысяцкого, воеводы; они же были советниками князя и наиболее влиятельной составляющей веча. Младшая дружина заключала в себе, по-видимому, несколько разрядов: детские, отроки, кмети, гриди, пасынки, дети боярские. Есть мнение (проф. Сергеевича), что отроки составляли низший разряд младшей дружины и исполняли служебные обязанности при княжеском дворе; между ними могли быть несвободные люди, холопы, детские же состояли исключительно из свободных. Понятие князь как предводителя бродячей дружины и властителя княжества были совершенно иные

Духовенство разделялось на черное, или монашествующее, и белое, или приходское. Среди русского духовенства на долю монахов приходилось около 10% всего духовенства, но они занимали командные позиции в русской православной церкви. Черное духовенство, представлявшее собой особую прослойку внутри духовенства, не будучи наследственным, не было и не могло быть сословием.
БЕЛОЕ ДУХОВЕНСТВО, в православии общее название низших (не монашествующих) священнослужителей (священники, дьяконы) в отличие от черного духовенства (высшего).
В православии в состав духовенства (клира) входят только мужчины. Различают белое духовенство (состоящее из священников, обслуживающих приходские храмы) и чёрное духовенство (монашество). Духовенство составляет три степени: диакон, иерей и архиерей (архиерейство достижимо только для монашествующих).
Православное духовенство делится на два вида. Черное духовенство – это монахи, которые дают обет безбрачия (целибат). К черному духовенству относятся патриархи, митрополиты, епископы, иеромонахи, архимандриты К белому духовенству принадлежат те священнослужители, которые обета безбрачия не давали, живут с супругами. Это протоиереи, протодиакон. Самый высокий сан среди белого духовенства протопресвитер. В дореволюционной России протопресвитером был глава морского и военного духовенство, духовник императорской семьи. Возможен и переход из белого духовенства в чёрное: например, если у приходского священника умерла жена, он может уйти в монастырь и постричься в монахи

Купцы люди, занятые в сфере торговли, купли-продажи. На Украине известно также название «чумаки».
Профессия купца известна ещё в древней Руси, в IXXIII веках. На первых порах купцы были странствующими, впоследствии же стали оседать в населённых пунктах, где происходил наибольший товарообмен.
Также словом «купец» назывались торговые корабли, в отличие от военных судов.
Купеческие семьи патриархального типа, с большим количеством детей. Семьи купцов евреев и старообрядцев были большего размера.
Купеческая семья к тому же была ещё и формой купеческой компании, семейным предприятием. Некоторые из них стали крупнейшими в России компаниями, например «Товарищество А.Ф. Второва с сыновьями».
После смерти мужа купчихи зачастую продолжали торговую деятельность мужа, несмотря на наличие взрослых сыновей. Дочери купцов в браке могли получать купеческое свидетельство на своё имя и самостоятельно вели свои дела, даже заключали сделки с собственными мужьями.

После проведения гильдейской реформы 1775 года купечество было разделено на три гильдии сообразно размеру объявляемого капитала. При этом минимум капитала, необходимого для записи в третью гильдию, был установлен на уровне 500 рублей, во вторую одной тысячи рублей, первую десяти тысяч рублей. К величине объявляемых капиталов привязывался и размер взимаемого в казну гильдейского сбора, установленного в сумме 1 % от величины объявляемого капитала. Численность купечества сильно сократилась в купечество записались 27 тысяч человек, что составляло 12,2 % от дореформенной численности.

Ремесленники (также «цеховые») сословие в Российской империи, занимавшееся ремеслом.
Законодательство разделяло цеховых мастеров, подмастерий и учеников, которыми назывались только ремесленники, записавшиеся в цехи и ремесленников и работников, которые жили в местах, где из-за малого развития ремёсел цехи не были учреждены (и существовали только «сводные» ремесленные управы)

Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона
Подмастерье
В первоначальной цеховой организации различаются ясно лишь два класса: мастера и их ученики. Слабое развитие ремесел дает заработок лишь немногим; число мастеров и учеников растет поэтому медленно, звание мастера и самостоятельного члена цеха получается свободно и легко. Постепенное развитие запроса на ремесленные изделия ведет за собой прилив учеников, увеличение числа самостоятельных мастеров и стремление последних сплотиться между собою, чтобы по возможности затруднить доступ к званию мастера. Увеличивающаяся все более и более потребность ремесел в орудиях, в запасах сырого материала, вообще в капитале также затрудняет для учеников возможность обращаться к самостоятельному производству, обрекая их на положение простых рабочих и по окончании годов обучения. Так образуется особый класс П. свободных рабочих, вышедших из периода ученичества и получивших право производства определенного ремесла, но не достигших еще звания мастера. Мастера, прежде имевшие одного-двоих работников или учеников, становятся предпринимателями со многими рабочими и учениками. С увеличением числа П. потребовалось установление определенных условий для этого звания. П. должен был пробыть известное число лет в учениках, получить удостоверение мастера в достаточном знании мастерства, иметь определенное количество белья и платья и быть принятым коллегами-П. в их среду с определенными обрядами и символическими действиями. Для принятия в цех с званием мастера требовалось первоначальное обучение мастерству в том городе, где находился избираемый цех, пребывание известное число лет в П., представление пробной работы, определенный взнос в цеховую кассу и угощение членам цеха. Так как П. строго запрещалось во время нахождения в этом звании работать на себя, то составление капитала для открытия мастерства и взносов в кассу было для многих очень затруднительным (жениться П. также иногда воспрещалось). Строгость оценки пробной работы (особая комиссия из мастеров), обязанность исполнить ее в изолированном помещении, без посторонней помощи, дороговизна работы (требовалась работа тонкая, мелочная и непроизводительная

Холо
·пство форма рабства состояние несвободного населения в княжествах Древней Руси, в Московском государстве, отменённая Петром Первым высочайшей резолюцией на докладные пункты генерала Чернышева 19 января 1723 г. По правовому положению холопы приближались к рабам. Не следует путать холопа с челядином. Холоп раб из местного населения, челяди
·н раб, захваченный в результате похода на соседние племена, общины и государства. То есть челядин раб-чужеземец, раб-иноплеменник. По сравнению с челядином холоп имел несравненно больше прав и поблажек.

Холопство исконный институт обычного права, игравший весьма важную роль в общественной организации русских земель. Только значением холопства можно объяснить тот факт, что древнейшие юридические памятники Руси содержат сравнительно значительное число норм, посвящённых выяснению различных сторон этого института, хотя и не исчерпывают его во всей полноте. Больше всего указаний и правил даёт Русская Правда. Из неё прежде всего явствует, что холоп не субъект, а объект прав. За убийство собственного холопа штраф не налагается, за убийство чужого налагается обычный уголовный штраф, то есть вира: «А в холопе и робе виры нетуть; но оже будет без вины оубиен, то за холоп оурок платити, или за робу, а князю 12 гривен продаже». Уголовный штраф продажа взыскивался по этой статье за злонамеренное истребление чужого имущества совершенно так же и в том же размере, как и в том случае, если кто «пакощами конь порежет или скотину» . Точно так же в обоих случаях в пользу господина убитого раба или зарезанной скотины взыскивался урок, то есть вознаграждение за причинённый его имуществу ущерб.

Холоп, однако, не мог быть субъектом правонарушения. Эта мысль выражена совершенно отчётливо, хотя благодаря свойственной Русской Правде казуистичности и не в общей форме, а применительно лишь к краже: «Аже будуть холопи татие, іх же князь продажею не казнить, зане суть несвободни» . Ответственность за вред и убытки, причинённые правонарушением холопа, падает на его господина и притом, по общему правилу, в двойном размере. Значение объектов права, какое придаёт холопам Русская Правда, объясняет, почему этот памятник с относительной подробностью рассматривает вопрос о возникновении холопства, об ограждении господских прав над холопами и об отношении господ к третьим лицам по поводу различных действий их холопов.

Закуп
наемный рабочий за денежное жалованье. "Русская Правда" подчеркивает особо ролейных закупов, т. е. рабочих пахотных, которые, нанимаясь, арендовали иногда у хозяина землю и получали сельскохозяйственный инвентарь. З. не холоп и не закладень: закупничество договор личного найма, а закладничество заем, обеспеченный залогом личности должника; холопство во многих случаях акт купли-продажи. Холоп полный никогда не может покинуть господина или наследников без их воли, холоп кабальный получает свободу только со смертью того лица, кому он на себя кабалу дал; закладень после уплаты долга оставляет кредитора, не спрашиваясь его воли; З. оставляет хозяина даже раньше года, вернув только незаработанное жалованье

Рядо
·вичи в Др. Руси лица, служившие землевладельцам по ряду (договору), как правило попавшие в зависимость от него за денежный долг, помощь семенами или орудиями труда, вынужденные отрабатывать у господина часть своего времени; близки к закупам. Рядовичами были не пошедшие в холопство и заключившие «ряд» тиуны, ключники и мужья рабынь, а также дети от браков свободных с рабынями. Рядовичи часто использовались в роли мелких административных агентов своих господ. По «Русской Правде» за убийство рядовича назначалась такая же вира, то есть штраф, как и за убийство смерда или холопа 5 гривен.

Смерд свободный крестьянин с мерной долей земли, воин и пахарь в одном лице. Мог иметь семью, детей и т. д.

Данник:
В Древней Руси лицо, платившее дань

Изгой (от из-жити, праславянский корень go-i/gi 'жить', гоити «живить», ср. былинную формулу гой еси) древнерусский социальный термин, означавший человека, выпавшего («выжитого») из своей социальной среды. В церковном уставе Всеволода круг значений этого слова очерчен достаточно выразительно:

4 Структура экономики
Во
·тчина земельное владение, принадлежащее феодалу потомственно (от слова «отец») с правом продажи, залога, дарения. Вотчина составляла комплекс, состоящий из земельной собственности (земли, построек и инвентаря) и прав на зависимых крестьян. Синонимы вотчины аллод, бокленд.
Во времена Киевской Руси вотчина являлась одной из форм феодальной земельной собственности. Владелец вотчины имел право передать её по наследству (отсюда и происхождение названия от древнерусского слова «отчина», то есть отцовская собственность), продать, обменять или, например, поделить между родственниками. Вотчины как явление возникли в процессе формирования частной феодальной собственности на землю. Как правило, их собственниками в IXXI веках были князья, а также княжеские дружинники и земские бояре наследники прежней родоплеменной верхушки. После принятия христианства сформировалось и церковное вотчинное землевладение, собственниками которого являлись представители церковной иерархии (митрополиты, епископы) и большие монастыри.
Существовали различные категории вотчины: родовые, купленные, дарованные князем или другими, что частично влияло на возможность собственников свободно распоряжаться вотчиной. Так, владение родовыми вотчинами ограничивалось государством и родственниками. Собственник такой вотчины был обязан служить тому князю, на землях которого она находилась, а без согласия членов своего рода вотчинник не мог её продать или обменять. В случае нарушения таких условий собственника лишали вотчины. Данный факт свидетельствует о том, что в эпоху Киевской Руси владение вотчиной не было ещё приравнено к праву безусловной собственности на неё.

В период раздробленности Киевской державы вотчина стала основной формой феодального землевладения, роль которой постоянно возрастала за счёт новых княжеских пожалований, захвата общинных земель, покупки, обмена и т. п. Данный факт привёл также к значительному возрастанию влияния собственников вотчин на политическую жизнь русских княжеств.

Поместная система порядок служилого землевладения, установившийся в Московском государстве в XV и XVI веках. В основе поместной системы лежало поместье участок казённой (государственной) земли, данный государем во временное (на срок службы или пожизненно) личное владение служилому человеку под условием службы одновременно как награда за службу и источник материального дохода, с которого владелец поместья снаряжал себя для походов. Условным, личным и временным характером поместное владение отличалось от вотчины, составлявшей полную и наследственную собственность своего владельца.


Подсе
·чно-огнево
·е земледе
·лие одна из примитивных древних систем земледелия лесной зоны, основанная на выжигании леса и посадке на этом месте культурных растений. При длительном сроке перелога характеризуется довольно высокой урожайностью единицы обрабатываемой территории и довольно высокой производительностью труда, но из-за того, что бо
·льшая часть территории оказывается при этом в каждый данный момент под перелогом, общая производительность труда для этого типа земледелия крайне низка.
В лесу рубили деревья или подсекали их, подрезали кору, чтобы они высохли. Через год лес сжигали и производили посев прямо в золу, выступающую хорошим удобрением. Для лесной полосы восточной Европы был характерен следующий экохозяйственный цикл: от 13 до 57 лет на расчищенном участке производились посевы, потом использовали его как сенокос или пастбище (необязательная фаза, до 1012 лет), а после прекращения хозяйственной деятельности через 4060 лет восстанавливался лес. Сжигание высушенных на корню деревьев без срубания (а только сдирания коры до камбия) увеличивало описанный цикл на 1015 лет. Поле после пожога давало хороший урожай первый год без обработки земли; потом требовалось рыхление участка ручными орудиями. В зоне вторичных лесов выжигали кустарник и даже болото, дёрн. Такая форма земледелия требует менять время от времени место поселения.

Плу
·жное земледе
·лие (па
·хотное земледелие, па
·шенное земледелие) земледелие, основанное на использовании тягловой силы домашних животных при обработке земли различными по характеру пахотными орудиями

Трёхполье, трёхполка система севооборота с чередованием, например, пара, озимых и яровых культур. Применялась в крестьянских хозяйствах России и других стран с древнейших времён.
На смену паровому трёхполью пришло многополье, как более эффективная форма рациональной организации землепользования. Система трёхполья пришла на смену двуполью (подсека и перелог), так как трёхполье более экономически выгодно.
В России (и сопредельных государствах) времён феодализма применялся, как правило, трёхпольный севооборот с чередованием культур: пар, озимые (рожь или пшеница), яровые (овёс, ячмень, горох, гречиха, просо). Трёхполье носило ярко выраженное зерновое направление, с абсолютным доминированием хлебных (в озимых полях) и крупяных (в яровых полях) культур. Оно обязательно сочеталось с животноводством, кормовой базой для которого служили естественные луга и гумённые корма. Почвенное плодородие восстанавливалось в паровом поле, куда вносили навоз и несколько раз за лето обрабатывали для уничтожения сорняков и накопления влаги. Осенью в пару высевали озимые (в России в основном рожь), после них яровые, использовавшие последействие навозного удобрения. По мере распашки лугов пар, зараставший сорняками, в первую половину лета использовался как пастбище, обработку его откладывали на вторую половину лета. В этих условиях трёхполье не могло обеспечить устойчивые урожаи.

ДВУПО
·ЛЬЕ,.Старый способ обработки земли, при к-ром ежегодно половина земли остается под паром.

Плуг сельскохозяйственное орудие для основной обработки почвы. Плугами также называются устройства для работы под водой, для прокладки кабелей, для подготовки земной поверхности перед звуковым зондированием и гидролокацией бокового обзора при поиске нефти. Первоначально плуги тащили на себе сами люди, затем волы, а ещё позже лошади. В настоящее время в промышленно развитых странах плуг тянет за собой трактор.
Основная задача плуга перевернуть верхний слой земли. Вспахивание уменьшает количество сорняков, делает почву более мягкой и податливой, облегчает дальнейший посев.

Соха
· пахотное орудие типа рала у русских с широкой рабочей частью (рассохой) из дерева, оснащённой двумя железными сошниками и железной лопаткой полицей и соединённой в верхней части с оглоблями, в которые запрягали лошадь. Главное отличие от плуга в том, что соха не переворачивала пласт земли, а лишь отваливала его в сторону. По сравнению с плугом соха требовала при пахоте меньшего тягового усилия лошади, но бо
·льших физических усилий и мастерства от пахаря. Глубина обработки почвы сохой до 12 см.

Ра
·ло или орало (праслав. *ordlo от ПИЕ корня, ср. греч.
·
·
·
·
·
·
·) земледельческое орудие, близкое к примитивному плугу. Основная функция рала рыхление почвы. Имело деревянную основу и металлический наконечник ральник. Обладало дышлом, в которое впрягался скот. Тягловой силой для рала были волы или лошади. Исторически пришло на смену ручной мотыге. В дальнейшем рало было вытеснено колесным плугом.



Кузнечное ремесло
Главный материал для работы кузнеца металлы: железо (сталь), а также медь и ее сплавы (бронза), свинец, благородные металлы. Кузнечное ремесло включает: свободную ковку, кузнечную сварку, литьё, горновую пайку медью, термическую обработку изделий и проч.


Плотник мужская профессия, одно из самых древних ремёсел. Работа плотника как правило связана с механической обработкой дерева и превращением необработанной древесины в детали, конструкции и стройматериалы

Ранее других выделилось плотницкое ремесло, т.к. больщинство строений в городах, весях и селах были деревянными; среди его инструментов упоминаются: топор долото, сверло, тесло, и редко – пила. Для строительства мостов, церквей, оборонительных сооружений и др. создавались артели. Эта форма была ближе к вотчинному ремеслу, чем к свободному. Староста строительной артели в Киеве в конце одиннадцатого века принимал участие в работе над «Правдой» Ярославичей. Строителя крепостных деревянных укреплений называли – городник. Городская стена делалась из отдельных срубов (городниц), плотно приставленных друг к другу и засыпанных доверху землей. Над срубами с внешней стороны устраивались заборола, защищавшие воинов от стрел. Городная повинность была обязательной по крайней мере с ХIII в. Значение мостника отражено в уставе Краткой редакции Русской правде: его помощника именовали отроком, а за работу он, как и городник получал плату из казны в ногатах и кунах. Мосты на важных дорогах находились в распоряжении мытников, собиравших на них пошлину (мыт).
К числу наиболее древних относятся: горнодобыча, ткачество, бондарничество, кожевенное и полотняное ремесло. Особое значение имело кузнецы и оружейники. Ремесленники изготовляли: рала, плуги, серпы, топоры, мечи, стрелы, щиты, кольчуги, замки, ключи, браслеты и перстни из золота и серебра.
Местом сосредоточения свободного ремесла были посады. К концу XII-началу XIII вв. киевский Подол достигает наибольших размеров и наивысшего развития. В XII в. наблюдается рост размеров посадов в Чернигове, Переяславе, Галиче, Суздале, Смоленске, Полоцке, Владимире и Новгороде, а также заметное увеличение ремесленного производства. В Киеве было представлено около 50 ремесел.
Городские ремесленники селились группами по роду занятий и занимали улицы или кварталы города, например, Гончарский конец или Шитная улица в Новгороде, квартал Кожемяки в Киеве. Раскопки кожевенных мастерских в Новгороде свидетельствуют, что вместе с ростом городов и посадов росло ремесленное производство: в слоях с середины XI до конца XII века количество находок кожаной обуви возрастает в 5 раз.
В условиях преобладающего натурального хозяйства Руси IX-XII вв. значительную роль играло домашнее производство, сельские ремесла, переработка продукции сельского хозяйства и промыслов. Им часто занимались в зимнее время, свободное от земледельческих проблем. В ряде сельских общинах имелись производственные металлургические сооружения – сыродутные горны. Они располаглись на окраинах населенных пунктов или за их пределами, вблизи источников сырья и топлива, которые использовались местными кузнецами. Домники владели специфической технологией сыродутного процесса, им были известны простейшие способы получения стали. Общинные кузнецы производили украшения из меди, бронзы и низкопробного серебра, пользовавшиеся спросом у населения. Применение гончарного круга в X в. привело к вытеснению лепной посуды круговой. Обжигали глиняную посуду в домашних печах и в специальных гончарных горнах.
Ткани делали из льна, шерсти и конопли. Знали сложное рисуночное тканье и вышивку. Из льняного и пенькового полотна делали мужскую и женскую одежду. Кроме изготовления одежды, льняная и пеньковая пряжа были необходимы для технических нужд – веревок и канатов. Из холстины и парусины делали военные палатки и паруса. Пряжу и сукно, которые в основном использовали в зимней и верхней одежде, производили из шерсти. Для изготовления головных уборов и зимней обуви применяли фетр.

Промыслы
Даже для князей охота являлась не только развлечением, но и важным промыслом. Еще более важной она была для простых людей, особенно в лесной зоне Северной Руси. Вопервых, охота доставляла пищу значительной части населения, вовторых, она обеспечивала мехами, нужными для изготовления теплой одежды, уплатыналогов (вместо денег) и торговли; втретьих, давала шкуры для кожевенных работ.
На животных и птиц охотились при помощи стрел и копий или ловили живьем в сети и ловушки разных типов. Небольшие силки использовались для ловли птиц. Огромные сети развешивали в лесах между деревьев для ловли животных, которых поднимали и направляли в них загонщики. Очень популярной была также псовая охота. У некоторых князей были даже охотничьи леопарды. Тогда как простолюдины охотились самостоятельно или создавали охотничьи общины, князья и бояре нанимали профессиональных охотников различных специальностей: выжлятников, сокольничих и так далее. Княжеская охота была, чаще всего, очень сложным мероприятием.
В связи с важностью охоты как промысла, охотничьи угодья охранялись законом. У каждого князя были собственные места для охоты, но угодья, принадлежащие представителям других классов, а также церквям и монастырям, тоже упоминаются в источниках. В «Русской Правде» предусмотрены суровые наказания за охоту в чужих угодьях, а также за кражу или порчу охотничьих сетей и убийство охотничьей собаки.
Бортничество являлось другим распространенным видом лесного промысла. Оно было довольно примитивным: пчелы содержались в дуплистых стволах лесных деревьев. Такая колода (борт) могла быть природного происхождения, но чаще всего их специально вырубали в стволах для этой цели. Стволы затем метились специальным знаком пчеловода (знамя). Часть леса, в которой находились помеченные деревья с ульями, охранялась, и права владельца защищались законом. Штраф в три гривны был установлен в «Русской Правде» за снос чужого улья и в двенадцать гривен за удаление с дерева знака владельца. В источниках того периода упоминаются угодья с пчелиными ульями, принадлежащие как князьям, так и простым людям. Монахи тоже занимались пчеловодством, и князья нередко жаловали часть своих угодий епископам и монастырям. Так, в 1150 г., князь Ростислав из Смоленска даровал епископу того же города лес с ульями и обслуживающим пчеловодом (бортником).
Продукция бортничества – воск и мед – пользовались огромным спросом как внутри страны, так и за ее пределами. Воск, кроме всего прочего, был необходим для производства церковных свечей; он экспортировался в большом количестве в Византию и на запад, а после Крещения Руси стал использоваться также русскими церквями и монастырями.
Христианизация Руси должна была увеличить спрос также и на рыбу, так как рыбная диета теперь предписывалась на время постов, особенно на время Великого поста (пасхальный пост). Однако даже в двенадцатом столетии русские плохо соблюдали посты, а князья по любому поводу старались получить освобождение от них. Только в монастырях посты являлись строгим правилом. Несмотря на то, что религиозный мотив для предпочтения рыбной диеты дал меньшие результаты, чем можно было ожидать, рыбу на Руси ели и до и после крещения, и рыболовство, следовательно, играло не последнюю роль в русской экономике. Товарное рыболовство развивалось преимущественно на больших реках и озерах. Рыболовецкие артели на севере Руси, такие как на реке Волхов и озере Белом (Белоозеро), упоминаются в источниках двенадцатого века. Тогда же галицкие рыбаки обосновались в низовьях Дуная. Самой ценной рыбой считался осетр.
Самостоятельные рыболовы ловили рыбу на удочку на малых реках и прудах, а в товарном рыболовстве преимущественно использовали различные неводы и сети. На севере Руси распространенным был способ перегораживания малой реки частоколом. В этом случае в частоколе оставляли несколько отверстий, к которым привязывали плетеные корзины для ловли рыбы (верши). Хотя этот способ не упоминается в источниках до четырнадцатого века, вряд ли можно сомневаться, что он применялся и раньше.

Пшеничное земледелие составляло основу сельского хозяйства древнерусского государства. Земледельцы выращивали такие культуры, как: рожь, ячмень, полбу, овес, пшеницу, просо, горох, чечевицу и репу. Ведение пахотных работ на южных и северных областях страны несколько отличалось друг от друга. На юге крестьяне пахали плугом, реже ралом, с двойной упряжкой волов. На севере пахали сохой, запряженной лошадьми. Землю могли использовать под двуполые или трехпольные севообороты. Двуполье заключалось в том, что земля пригодная для посевов делилась на две части. Одна часть была под озимыми посевами, вторая «под паром», т.е. отдыхала. При трехпольном севообороте помимо пара и озимого поля, появлялось еще и яровое.

Славяне занимались еще и разведением домашних животных. Крестьяне держали у себя в хозяйстве коров, лошадей, овец, свиней, коз, и домашнюю птицу. Наши предки так же не брезговали промысловой деятельностью. Любили заниматься бортничеством. О Русском мёде шла великая слава в Византии и Землях Востока. Рыболовство и охота тоже обеспечивали крестьян продуктами питания и сырьем для ремесла. Меха так же имели славу и почет у иноземцев.
Путь «из варя
·г в гре
·ки» (также Варя
·жский путь или Восто
·чный путь, др.-сканд. Austrvegr) водный (морской и речной) путь из Балтийского моря через Восточную Европу в Византию. Один из водных путей экспансии варягов из района проживания (побережье Балтийского моря) на Юг в Юго-Восточную Европу и Малую Азию в VIIIXIII веках н. э. Этим же путём пользовались русские купцы для торговли с Константинополем и со Скандинавией. Летописец Нестор в Повести временных лет называет его путём «из варяг в греки».
Как указывается в «Повести временных лет», «б путь из Варягъ въ Гркы, и изъ Гркъ по Днепру, и врхъ Днпра волокъ до Ловоти, и по Ловоти внити в Илмерь озеро великое, из негоже озера потечеть Волховъ и втечеть въ озеро великое Нево, и того озера внидет устье в море Варяское».
В переводе на современные названия, путь от древних торговых центров Скандинавии Сигтуны, Бирки или Висбю и южного берега Балтики Волина (Винета, Йомсбург), Старигарда, Ральсвика на Рюгене, Щецина проходил Балтийским морем через Финский залив, затем по реке Неве (здесь были пороги), по штормовому Ладожскому озеру, реке Волхов (ещё одни пороги) в озеро Ильмень. Оттуда вверх по рекам Ловать, Кунья, Серёжа; затем в районе нынешней деревни Волок волоком в реку Торопа, впадающей в Западную Двину. Вниз по Двине до Каспли, а по этой реке вверх до её истока из озера Каспля, где в районе городища Гнёздово существовал древний волок в речку Катынь, впадавшую в Днепр. Далее путь выходил в Чёрное море, минуя Днепровские пороги. По морю вдоль европейского побережья (Румелийского берега) до Константинополя. Перед тем как выйти в Чёрное море, суда требовали дополнительной оснастки. Близ устья Днепра на острове Березань либо на острове Хортица на Днепре купцы делали остановку для этих целей. Ещё один остановочный пункт существовал на острове Змеиный близ дельты Дуная.
Из Скандинавии вывозили железо-сырец, амбру, моржовую кость, изделия из китовой кожи (корабельные канаты и др.), оружие, художественные изделия, а также предметы, награбленные викингами в Западной Европе (французские вина, ювелирные изделия и драгоценности, шелковые и батистовые ткани, серебряную утварь); из Византии вина, пряности, ювелирные и стеклянные изделия, дорогие ткани, иконы, книги; из Прибалтики янтарь; из Северной Руси (Новгорода) «мягкое золото» (меха соболей, куниц, выдр, бобров и др.), льняные ткани, лес, мёд, воск, кованую и керамическую утварь, оружие, кожи, смолу; из Южной Руси (Киева) хлеб, различные ремесленные и художественные изделия, серебро в монетах и т. д.; с Волыни шиферные пряслица и др.

Волжский или волго-балтийский торговый путь самый ранний из трёх великих речных путей, соединявших Скандинавию с Халифатом в раннем средневековье. Судя по находкам дирхемов, сложился ранее днепровского и двинского путей, но и своё международное значение стал утрачивать раньше остальных ещё до начала крестовых походов. В период своего расцвета во второй половине IX века Волжский торговый путь обеспечивал экономическое благосостояние трёх государственных образований Руси в верховьях, Волжской Булгарии в средней части и Хазарского каганата в низовьях Волги.
Постоянная торговля по Волге сформировалась в 780-х годах, с приходом на берега реки скандинавского элемента, известного по русским летописям как варяги. Путь начинался от берегов Балтики, вёл вверх по Неве и Волхову через Ладогу и Рюриково Городище в озеро Ильмень. Отсюда варяжские ладьи сплавлялись вверх по Ловати до волоков Валдайской возвышенности, по которым суда перетаскивали в бассейн Волги.
Далее вниз по реке до Волжской Булгарии сплавлялись такие северные товары, как меха, мёд и рабы. Впоследствии этот путь называли в летописях «из варяг в булгары». (В Булгар как перевалочный пункт позднее вела и сухопутная дорога из Киева). Места крупнейших скандинавских поселений на Верхней Волге ныне отмечают Сарское городище и Тимерёвские курганы. Впрочем, население в обоих пунктах было смешанным, заключая в себе значительный славянский и мерянский компонент
Если к северу от Булгарии основными торговыми агентами в IXX вв. выступали варяги, то на Нижней Волге основной политической и экономической силой выступала Хазария. На Волге стоял крупнейший город государства Итиль. Перешеек между Волгой и Доном защищала мощная крепость Саркел. О нижних участках Волжского торгового пути известно из описаний арабских географов Ибн Хордадбеха (в «Книге путей и стран» IX века он описывает торговый маршрут русских купцов вниз по Днепру в Чёрное море, вверх по Дону и вниз по Волге в Каспийское море и на верблюдах до Багдада) и Ибн Русте, а также по сведениям Ибн Фадлана, прошедшего вверх по Волге вплоть до Булгарии в 921922 гг.
Достигнув Каспийского моря, купцы высаживались на его южных берегах и на верблюдах отправлялись дальше в Багдад, Балх и Мавераннахр. Автор «Книги путей и стран» Ибн Хордадбех (который начальствовал в качестве управителя почты в персидской области Джабал) сообщал, что в его время купцы-рахдониты доходили «до кочевий тогуз-гузов, а затем и до Китая».
С конца IX века Русь устанавливает контроль над днепровским торговым путём в Чёрное море, в связи с чем основные политические центры смещаются с севера на юго-запад Русской равнины (Киев, Чернигов, Смоленск-Гнёздово). Вокруг этой речной артерии формируется новое государственное образование Киевская Русь. После побед князя Святослава Игоревича над хазарами в 960-е гг. Русь вновь получает доступ в Каспий в обход булгар, через волок судов у Саркела.

Вели
·кий шёлковый путь (кит.
·
·
·
·, узб. Buyuk Ipak Yo'li, уйг.
·
·
·
·
·
·
·
·
·, тадж. Шохрохи Абрешим, каз. Жібек жолы, кирг. Улуу жибек жолу, перс.
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·, араб.
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·, хинди
·
·
·
·
·
·
·
·
·) караванная дорога, связывавшая Восточную Азию со Средиземноморьем в древности и в Средние века. В первую очередь, использовался для вывоза шёлка из Китая, с чем и связано его название. Путь был проложен во II веке до н. э., вёл из Сианя через Ланьчжоу в Дуньхуан, где раздваивался: северная дорога проходила через Турфан, далее пересекала Памир и шла в Фергану и казахские степи, южная мимо озера Лоб-Нор по южной окраине пустыни Такла-Макан через Яркенд и Памир (в южной части) вела в Бактрию, а оттуда в Парфию, Индию и на Ближний Восток вплоть до Средиземного моря.
В сложный для торговли период VIIIX веков вместо шёлкового стали использоваться речные пути и волоки Восточно-Европейской равнины, основными «операторами» которых выступали хазары и скандинавы-варяги (см.: Волжский торговый путь). Наплыв богатств с Востока ускорил расслоение в этих землях и привёл к формированию государственных образований, первоначально состоявших их цепочки торгово-военных факторий вдоль основных торговых путей (Волжская Булгария, Хазарский каганат, Русский каганат).
Семинар 2 5 Основные этапы политической истории Руси
Киевская Русь возникла на торговом пути «из варяг в греки» на землях восточнославянских племен ильменских словен, кривичей, полян, охватив затем древлян, дреговичей, полочан, радимичей, северян, вятичей.

Основателями Киева летописная легенда считает правителей племени полян братьев Кия, Щека и Хорива. По данным археологических раскопок, проводившихся в Киеве в XIXXX веке, уже в середине I тысячелетия н. э. на месте Киева существовало поселение. Арабские писатели X века (аль-Истархи, Ибн Хордадбех, Ибн-Хаукаль) позднее говорят о Куябе как о крупном городе. Ибн Хаукаль писал: «Царь живёт в городе, называемом Куяба, который больше Болгара Русы постоянно торгуют с хозаром и румом (Византия|Византией)»

Первые сведения о государстве русов относятся к первой трети IX века: в 839 году упомянуты послы кагана народа Рос, прибывшие сначала в Константинополь, а оттуда ко двору франкского императора Людовика Благочестивого. С этого же времени становится известным и этноним «Русь». Термин «Киевская Русь» появляется впервые лишь в исторических исследованиях XVIIIXIX веков.

В 860 году[12] («Повесть временных лет» ошибочно относит его к 866 году) Русь совершает первый поход на Константинополь. Греческие источники связывают его с так называемым первым крещением Руси, после которого на Руси, возможно, возникла епархия и правящая верхушка (возможно, во главе с Аскольдом) приняла христианство.

В 862 году, согласно «Повести Временных лет», славянские и финно-угорские племена призвали на княжение варягов.
«В год 6370 (862). Изгнали варяг за море, и не дали им дани, и начали сами собой владеть, и не было среди них правды, и встал род на род, и была у них усобица, и стали воевать друг с другом. И сказали себе: „Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву“. И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а ещё иные готландцы, вот так и эти. Сказали руси чудь, словене, кривичи и весь: „Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами“. И избрались трое братьев со своими родам, и взяли с собой всю русь, и пришли, и сел старший, Рюрик, в Новгороде, а другой, Синеус, на Белоозере, а третий, Трувор, в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля. Новгородцы же те люди от варяжского рода, а прежде были словене.»[13]

В 862 году (дата приблизительна, как и вся ранняя хронология Летописи) варяги, дружинники Рюрика Аскольд и Дир, направлявшиеся в Константинополь, стремясь установить полный контроль над важнейшим торговым путем «из варяг в греки», подчинили себе Киев.

В 879 году в Новгороде умер Рюрик. Княжение было передано Олегу, регенту при малолетнем сыне Рюрика Игоре.

Княжение Олега Вещего

Олег Вещий ведёт войско к стенам Царьграда в 907 году. Миниатюра из Радзивилловской летописи

В 882, по летописной хронологии, князь Олег (Олег Вещий), родственник Рюрика, отправился в поход из Новгорода на юг, по пути захватив Смоленск и Любеч, установив там свою власть и поставив на княжение своих людей. Далее Олег с новгородским войском и наёмной варяжской дружиной захватил Киев, убил правивших там Аскольда и Дира и объявил Киев столицей своего государства («И сел Олег, княжа, в Киеве, и сказал Олег: „Да будет это мать городам русским“.»); господствующей религией было язычество, хотя в Киеве уже существовала и христианская община.

Олег покорил древлян, северян и радимичей (два последних племенных союза до этого платили дань хазарам).
«В год 6391 (883). Начал Олег воевать против древлян и, покорив их, брал дань с них по чёрной кунице.
В год 6392 (884). Пошел Олег на северян, и победил северян, и возложил на них легкую дань, и не велел им платить дань хазарам, сказав: „Я враг их и вам (им платить) незачем“.
В год 6393 (885). Послал (Олег) к радимичам, спрашивая: „Кому даете дань?“. Они же ответили: „Хазарам“. И сказал им Олег: „Не давайте хазарам, но платите мне“. И дали Олегу по щелягу, как и хазарам давали. И властвовал Олег над полянами, и древлянами, и северянами, и радимичами, а с уличами и тиверцами воевал.»[13]

В результате победоносного похода на Византию были заключены первые письменные договоры в 907 и 911, предусматривавшие льготные условия торговли для русских купцов (отменялась торговая пошлина, обеспечивалась починка судов, ночлег), решение правовых и военных вопросов.

Согласно летописной версии, Олег, носивший титул Великого князя, правил более 30 лет. Родной сын Рюрика Игорь занял престол после смерти Олега около 912 и правил до 945.

Игорь Рюрикович

Игорь совершил два военных похода на Византию. Первый, в 941 году, завершился неудачно. Ему предшествовала также неудачная военная кампания против Хазарии, в ходе которой Русь, действуя по просьбе Византии, атаковала хазарский город Самкерц на Таманском полуострове, но была разбита хазарским полководцем Песахом и повернула оружие против Византии. Второй поход на Византию произошёл в 944 году. Он завершился договором, подтвердившим многие положения предыдущих договоров 907 и 911 годов, но отменявшим беспошлинную торговлю. В 943 или 944 году был совершён поход на Бердаа. В 945 году Игорь был убит во время сбора дани с древлян. После смерти Игоря в силу малолетства его сына Святослава реальная власть оказалась в руках вдовы Игоря княгини Ольги. Она стала первым правителем Древнерусского государства, официально принявшим христианство византийского обряда (по наиболее аргументированной версии, в 957, хотя предлагаются и другие даты). Впрочем, Ольга около 959 приглашала на Русь германского епископа Адальберта и священников латинского обряда (после неудачи своей миссии они были вынуждены покинуть Киев).

Святослав Игоревич

Около 962 года возмужавший Святослав принял власть в свои руки. Его первым мероприятием стало подчинение вятичей (964), которые последними из всех восточнославянских племён продолжали платить дань хазарам. В 965 году Святослав совершил поход на Хазарский каганат, взяв штурмом его основные города: город-крепость Саркел, Семендер и столицу Итиль. На месте Саркела, построенного хазарами для того, чтобы перекрыть новый путь перевозки серебра в обход Хазарского Каганата, Святослав воздвиг крепость Белая Вежа. Также Святослав осуществил два похода в Болгарию, где намеревался создать собственное государство со столицей в придунайской области. Он был убит в бою с печенегами при возвращении в Киев из неудачного похода на Византию в 972 году.
После смерти Святослава между его сыновьями разгорелась междоусобица за право на престол (972978 или 980). Старший сын Ярополк стал великим киевским князем, Олег получил древлянские земли, а Владимир Новгород. В 977 году Ярополк разбил дружину Олега, а сам Олег погиб. Владимир бежал «за море», но вернулся через 2 года с варяжской дружиной. В ходе междоусобицы Владимир Святославич отстоял свои права на престол (годы правления 9801015). При нём завершилось формирование государственной территории Древней Руси, были присоединены червенские города и Карпатская Русь.

Характеристика государства в IXX вв.

Киевская Русь объединила под своей властью обширные территории, населенные восточнославянскими, финно-угорскими и балтскими племенами[14]. В летописях государство называлось Русь; слово «русский» в сочетании с другими словами встречалось в различных написаниях: как с одной «с», так и с двойной; как с «ь», так и без него. В узком смысле под «Русью» понималась территория Киевской (за исключением древлянской и дреговичской земель), Чернигово-Северской (за исключением радимичских и вятичских земель) и Переяславской земель; именно в таком значении термин «Русь» вплоть до XIII века употребляется, например, в новгородских источниках[15].

Глава государства носил титул великого князя, князя киевского. Неофициально к нему иногда могли прилагаться и другие престижные титулы, среди которых тюркский каган и византийский царь. Княжеская власть была наследственной. Помимо князей в управлении территориями участвовали великокняжеские бояре и «мужи» дружинники, нанимавшиеся князем. Бояре также имели свои наёмные дружины (например, Претич командовал черниговской дружиной), которые в случае необходимости сводились в единое войско. При князе также иногда выделялся один из бояр-воевод, который зачастую выполнял функции реального управления государством; такими воеводами были Олег (при малолетнем Игоре), Свенельд при Ольге, Святослав при Ярополке, Добрыня при Владимире. На местном уровне княжеская власть имела дело с племенным самоуправлением в виде веча и «градских старцев».

Дружина

Дружина в IXX вв. была наёмной. Значительную её часть составляли пришлые варяги. Также её пополняли выходцы из прибалтийских земель и местных племён. Размеры ежегодной оплаты наёмника оцениваются историками по-разному. Жалование выплачивалось серебром, золотом и мехами. Обычно воин получал около 89 киевских гривен (более 200 серебряных дирхемов) в год, однако к началу XI века плата рядовому воину составляла лишь одну северную гривну. Кроме того, дружина кормилась за счёт князя. Изначально это выражалось в форме столования, а затем превратилось в одну из форм натуральных налогов «кормление», содержание дружины податным населением во время полюдья и за счёт средств от сбыта его результатов на международном рынке. Среди дружин, подчинённых великому князю, выделялась его личная «малая», или младшая, дружина, которая включала 400 воинов. Древнерусское войско включало в себя также племенное ополчение, которое могло достигать нескольких тысяч в каждом племени. Общая численность древнерусского войска достигала от 30 до 80 тысяч человек.

Налоги (дань)

Формой налогов в Древней Руси выступала дань, которую выплачивали подвластные племена. Чаще всего единицей налогообложения выступал «дым», то есть дом, или семейный очаг. Размер налога традиционно был в одну шкурку с дыма. В некоторых случаях например, с племени вятичей, бралось по монете от рала (плуга). Формой сбора дани было полюдье, когда князь с дружиной с ноября по апрель объезжал подданных. Русь делилась на несколько податных округов; полюдье в киевском округе проходило по землям древлян, дреговичей, кривичей, радимичей и северян. Особый округ представлял собой Новгород, выплачивающий около 3000 гривен. Сбор дани осуществляли дружины по несколько сотен воинов. Господствующая этно-сословная группа населения, которая называлась «русь», выплачивала князю десятую часть от своих годовых доходов.

В 946 году после подавления восстания древлян княгиня Ольга провела налоговую реформу, упорядочив сбор дани. Она установила «уроки», то есть размеры дани, и создала «погосты» крепости на пути полюдья, в которых жили княжеские управляющие и куда свозилась дань. Такая форма сбора дани и сама дань назывались «повоз». При уплате налога подданные получали глиняные печати с княжеским знаком, что освобождало их от повторного сбора. Реформа содействовала централизации великокняжеской власти и ослаблению власти племенных князей.

Право

В X веке на Руси действовало обычное право, которое в источниках называется «Закон русский». Его нормы отражены в договорах Руси и Византии, в скандинавских сагах и в «Правде Ярослава». Они касались взаимоотношений между равными людьми, русью, одним из институтов была «вира» штраф за убийство. Законы гарантировали отношения собственности, в том числе и собственности на рабов («челядь»). Среди вещных прав некоторые исследователи выделяют «персональное данничество», которое характеризовалось «верховным правом великого князя Киевского на землю и отчуждением права взимания некоторой части дани в пользу третьего лица. Персональное данничество имеет аналогии в большей степени с восточным землевладением типа „акта“, „тимара“, „тиуля“ и „джагира“».[16]

Принцип наследования власти в IXX веках неизвестен. Наследники были зачастую малолетними (Игорь Рюрикович, Святослав Игоревич). В XI веке княжеская власть на Руси передавалась по «лествице», то есть не обязательно сыну, а наиболее старшему в роду (дядя имел преимущество над племянниками). На рубеже XIXII веков столкнулись два принципа, и разгорелась борьба между прямыми наследниками и боковыми линиями.

Древнерусское право, как указано в одной из монографий И. В. Петрова, стояло на страже интересов древнерусского купечества: «Правовая защита распространялась как на русских, так и на иностранных купцов Личность и имущество купцов находились под охраной торговых обычаев, Закона русского, русско-византийских договоров Лицо, покусившееся на неприкосновенность личности купца или его имущества, несло имущественную ответственность В IX в. на территории Восточной Европы вырисовываются различные формы государственного регулирования торговых отношений: некоторые территории были открыты для иноземных торговцев, другие земли и племена вводили ограничения на некоторые или все виды торговой деятельности иноземцев»

При князе Владимире Святославиче в 988 году официальной религией Руси становится христианство. Став киевским князем, Владимир столкнулся с возросшей печенежской угрозой. Для защиты от кочевников он строит на границе линии крепостей, гарнизоны которых набирал из «лучших мужей» северных племен. Именно во времена Владимира происходит действие многих русских былин, повествующих о подвигах богатырей.

В городах, древнейшими из которых были Киев, Новгород, Ладога, Смоленск, Полоцк, Изборск, Чернигов, Переяславль, Туров, Ростов, Белоозеро, Плесков (Псков), Тмутаракань, Муром, Овруч, Владимир-Волынский, и другие, развивались ремёсла и торговля. Создавались памятники письменности («Повесть временных лет», Новгородский кодекс, Остромирово евангелие, жития) и архитектуры (Десятинная церковь, Софийский собор в Киеве и одноименные соборы в Новгороде и Полоцке). О высоком уровне грамотности жителей Руси свидетельствуют дошедшие до нашего времени многочисленные берестяные грамоты. Русь вела торговлю с южными и западными славянами, Скандинавией, Византией, Западной Европой, народами Кавказа и Средней Азии.

После смерти Владимира на Руси произошла новая междоусобица. Святополк Окаянный в 1015 убил своих братьев Бориса (по другой версии, Борис был убит скандинавскими наёмниками Ярослава), Глеба и Святослава. Сам Святополк дважды потерпел поражение и умер в изгнании. Борис и Глеб в 1071 году были причислены к лику святых.

Правление Ярослава Мудрого (1019 1054) стало порой наивысшего расцвета государства. Общественные отношения регулировались сборником законов «Русская правда» и княжескими уставами. Ярослав Мудрый проводил активную внешнюю политику. Он породнился с множеством правящих династий Европы, что свидетельствовало о широком международном признании Руси в европейском христианском мире. Разворачивается интенсивное каменное строительство. Когда после 12-летнего обособления и смерти князя, не оставившего наследника, под власть Ярослава вернулось Черниговское княжество, Ярослав перебрался из Новгорода в Киев и нанёс поражение печенегам, после чего их набеги на Русь прекратились (1036).

В ходе крещения Руси во всех её землях была установлена власть православных епископов, подчинявшихся киевскому митрополиту. В то же самое время во всех землях были посажены наместниками сыновья Владимира I. Теперь все князья, выступавшие удельниками киевского великого князя, были только из рода Рюриковичей. Скандинавские саги упоминают о ленных владениях викингов, но они располагались на окраинах Руси и на вновь присоединенных землях, поэтому во времена написания «Повести временных лет» они уже казались пережитком. Князья-Рюриковичи вели ожесточенную борьбу с оставшимися племенными князьями (Владимир Мономах упоминает князя вятичей Ходоту и его сына). Это способствовало централизации власти.

Власть великого князя достигла наивысшего укрепления при Владимире и Ярославе Мудром (затем после перерыва при Владимире Мономахе). Положение династии укреплялось многочисленными международными династическими браками: Анны Ярославны и французского короля, Всеволода Ярославича и византийской царевны и др. Попытки укрепить власть предпринимали и Ярославичи, но менее успешно (Изяслав Ярославич погиб в междоусобице).

Со времени Владимира или, по некоторым сведениям, Ярополка Святославича, дружинникам вместо денежного жалования князь стал давать земли. Если изначально это были города в кормление, то в XI веке дружинники стали получать сёла. Вместе с сёлами, которые становились вотчинами, даровался и боярский титул. Бояре стали составлять старшую дружину. Служба бояр была обусловлена личной верностью князю, а не размером земельного надела (условное землевладение не получило заметного распространения). Младшая дружина («отроки», «детские», «гриди»), находившаяся при князе, жила за счет кормления с княжеских сел и войны. Основной боевой силой в XI веке было ополчение, получавшее на время войны коней и оружие от князя. От услуг наемной варяжской дружины в основном отказались в период правления Ярослава Мудрого.

После Ярослава Мудрого окончательно утвердился «лествичный» принцип наследования земли в роде Рюриковичей. Старший в роде (не по возрасту, а по линии родства), получал Киев и становился великим князем, все остальные земли делились между членами рода и распределялись по старшинству. Власть переходила от брата к брату, от дяди к племяннику. Второе место в иерархии столов занимал Чернигов. При смерти одного из членов рода, все младшие по отношению к нему Рюриковичи переезжали в земли, соответствующие их старшинству. При появлении новых членов рода им определялся удел город с землёй (волость). Определённый князь имел право княжить только в том городе, где княжил его отец, в обратном случае он считался изгоем.

Значительной частью земли со временем стала обладать церковь («монастырские вотчины»). С 996 года население выплачивало в пользу церкви десятину. Число епархий, начиная с 4, росло. Кафедра митрополита, назначаемого патриархом константинопольским, стала находиться в Киеве, а при Ярославе Мудром митрополит впервые был избран из числа русских священников, в 1051 году им стал приближенный к Владимиру и его сыну Иларион. Большим влиянием стали обладать монастыри и их избираемые главы, игумены. Центром православия становится Киево-Печерский монастырь.

Бояре и дружина составляли при князе особые советы. Князь советовался также с митрополитом, епископами и игуменами, составлявшими церковный собор. С усложнением княжеской иерархии к концу XI века стали собираться княжеские съезды («снемы»). В городах действовали веча, на которые зачастую опирались бояре для поддержки собственных политических требований (восстания в Киеве 1068 и 1113 года).

В XI начале XII века сформировался первый письменный свод законов «Русская Правда», который последовательно пополнялся статьями «Правды Ярослава» (ок. 10151016 гг.), «Правды Ярославичей» (ок. 1072 г.) и «Устава Владимира Всеволодовича» (ок. 1113 г.). В «Русской Правде» отразилось усиление дифференциации населения (теперь размер виры зависел от социального положения убитого), регламентировалось положение таких категорий населения, как челядь, холопы, смерды, закупы и рядовичи.

«Правда Ярослава» уравняла в правах «русинов» и «словенинов». Это, наряду с христианизацией и другими факторами, способствовало формированию новой этнической общности, осознававшей своё единство и историческое происхождение.

С конца X века на Руси известно собственное монетное производство серебряные и золотые монеты Владимира I, Святополка, Ярослава Мудрого и других князей.


. Великий князь пользовался некоторыми преимуществами, но исключительно почетными: для других князей он был “в отца место”, но без отцовской власти; по общим делам, касающимся всей земли, он мог созывать князей на съезды, на которых ему предоставлялось почетное первенство; в походах против общего неприятеля он также первенствовал. Но в управление уделами других князей он не вмешивался, ведая только свое Киевское княжество, носившее, по князю, также титул великого. В дела уделов великий князь, и по личному праву старейшего, и по требованию других удельных князей, мог вмешиваться только в случаях общего правонарушения, когда заинтересованы были все князья. Между последними соблюдались степени старшинства, с которым соединялось право на обладание тем или другим уделом, а потом и самым великим княжеством, которое не было наследственным в одной семье, а переходило от одного князя к другому, по родовому старшинству, нарушение которого, обыкновенно, сопровождалось кровавыми распрями. Преимущества, соединенные с титулом великого князя, были действительными только в руках лиц сильных волей, энергичных, каковы Владимир Мономах, сын его Мстислав и друг. Великий князь имел право суда, как отец или третейский судья, над младшими; это видно из слов Ростислава Юрьевича, обращенных к великому князю Изяславу Мстиславичу: “А ты мене старей, ты меня с ним и суди” (Пол. собр. р. лет. I, 41). Мало того: Мономах и сын его Мстислав изгоняли нелюбимых ими князей. Единолично великий князь не мог постановлять приговоров относительно других князей; а если такие случаи бывали, то другие князья могли требовать от него отчета и даже уничтожения состоявшегося приговора: “... Аще ти вина, коя была нань, обличил бы и перед нами, и упрев бы и створил ему; а ноне яви вину его, оже ему створил еси” (ibid., III), говорили Мономах и Олег и Давид Святославичи вел. кн. Святополку-Михаилу и Давиду, ослепившим Василька Теребовльского.
С течением времени, вследствие сильных междоусобий за великокняжский стол и перехода Киева от одного князя к другому, часто не по праву старшинства, значение Киевского княжества, как великого, стало умаляться, и вместе с тем теряла почву мысль о неразрывном соединении великокняжеского титула с обладанием Киевским княжеством. По смерти Юрия Долгорукого сын его Андрей принял великокняжеский титул. Киев, когда Боголюбский взял его приступом и посадил в нем младшего брата своего Глеба, низведен был на степень простого удела, каким и остался бы, если бы Андрей Боголюбский, отвлеченный от юга делами на северо-востоке, не упустил его из своих рук. Последующие киевские князья, не зависимые от владимиро-суздальского князя, продолжали, уже только по традиции, носить титул великого, так что в XII XIII вв. было два великих князя на Руси: один во Владимире-на-Клязьме, другой в Киеве. Так продолжалось до нашествия татар, когда Киев потерял всякое значение, между тем, как на севере великокняжеский титул сохранился в роде Юрия Долгорукого. Титул этот зависел теперь от хана, который не сообразовался ни с какими правами по старшинству. Это обстоятельство, хотя сначала не совсем и не вдруг, разрушило прежние, южные представления о праве старшинства на великокняжеский стол и помогло утвердиться великокняжескому достоинству в младшей московской линии потомков Ярослава Всеволодовича, и притом в нисходящей линии, по праву первородства. Теперь великий князь, хотя и первый слуга хана, его наместник, пользовался среди других князей не одними только почетными преимуществами, но и действительными: владея своим личным уделом, он владел и великим княжеством Владимирским и землей Новгородской, как наместник хана; именем последнего он мог вмешиваться в дела других удельных князей своей области; потом уже лично, по собственному произволу, приводил их “под свою руку”, более или менее властно распоряжался в их уделах, пользовался их военными силами, собирал с них дань для хана или ордынский выход. Рядом с великим князем Владимирским, были еще великие князья в Тверской и Рязанской землях; но между первым и последними была большая разница. Великий князь Владимирский был, по воле хана, великим князем “всей Руси”, между тем как тверские и рязанские сами назывались и со стороны других князей признавались великими только в их землях, по отношению к удельным князьям их земель; эти великие князья признавали владимирского, а потом московского великого князя “старейшим братом”. Уничтожение южно-русских понятий о праве на великокняжеское достоинство привело, наконец, к тому, что титул великого князя и великого княжества стал неразрывным с Московским княжеством и его князем, что определенно обозначилось при Василии Темном, когда в спорах за великокняжеское достоинство претенденты старались занять не Владимир, а Москву. Титул великого употребляли и некоторые удельные князья в том случае, когда уделы их, дробясь на более мелкие, становились почему-либо более или менее обособленными от великого княжества Владимирского, а потом Московского. Так, великими называется и в летописях и в родословных некоторые из ярославских князей (напр. Иван Васильевич), а стол их старым, старейшим; так же назывались и смоленские князья. Очевидно, здесь титул “великий” усваивался только местно, старшим князем в общем уделе, выделившем из себя более мелкие уделы. Но особенное стремление к усвоению этого титула замечается у суздальско-нижегородских князей, решительно стремившихся к полному обособлению от Москвы. Так было в Южной и Северо-восточной Руси. Но оставалась еще Западная Русь. Эта последняя объединилась в одно целое под властью князей Литовских, которые, с Гедимина, стали называться также великими князьями и даже князьями “всея Руси”, в качестве каковых становились соперниками великих князей Северной Руси.

Дружина в доудельный период не связана с землёй, а только с князем. Этнический состав дружины не отличался однородностью: в княжеских дружинах IXXII веков встречаются варяги, русские, финны, тюрки, поляки, венгры. Отношения дружины к князю основаны на свободном договоре. Вступление в дружину и выход из неё свободны: недовольный князем дружинник всегда может покинуть его и перейти к другому.

Численный состав дружины был различен, но предположительно не превышал нескольких сот человек (по сообщению Ибн-Фадлана от 922 года, вместе с киевским князем «в его замке находятся 400 мужей из числа богатырей, его сподвижников»; Рыбаков Б. А. о княжеском замке XIXII веков: «всего здесь, по приблизительным подсчётам, могло проживать 250300 человек»). Дружина являлась ядром войска и составляла, вероятно, главную часть конницы, но в крупных военных предприятиях в качестве основной военной силы отмечено участие:
в конце IX середине X веков войск подвластных князю племён;
во второй половине X в первой половине XI веков полков «воев», формировавшихся путём нерегулярных наборов на продолжительный срок;
с середины XI века городовых полков, выступавших в поход по решению веча и получавших оружие и коней от князя.

Сверх военной службы члены младшей дружины исполняют различные поручения князя, сопровождают его в качестве свиты и телохранителей. В советах князей младшая дружина не участвует, за исключением военных советов, на которые допускались даже инородцы, участвовавшие в походе в качестве союзников. В летописи есть упоминания о том, что у некоторых старейших дружинников были свои собственные дружины. Князь содержит дружину на те доходы, которые он получает с волости; кроме того, дружина получает часть военной добычи.

За убийство старшего дружинника взимается двойная вира; с течением времени князья стараются распространить двойную виру и на младших дружинников. В случае смерти князя дружина в основном переходила к его преемнику. Таким образом в княжестве иногда являлось две дружины, старая и новая, между которыми почти всегда возникало соперничество. Первая обыкновенно претендует на старшинство; но вторая естественно пользуется большим доверием князя, с которым она пришла. С утверждением в некоторых областях отдельных ветвей Рюрикова дома дружина приобретает более оседлый, местный характер; в XII веке дружинники владеют уже земельною собственностью. Эта черта постепенно вытесняет на второй план прежние функции боярства бюрократические и вечевые, как следствие, значение веча и вечевых полков уменьшается. Оснащение основной части войска децентрализуется. Боярство некогда ближайшие сподвижники князей начинает противопоставляться их новой непосредственной опоре двору.

По мере обособления земель-княжений под более устойчивой княжеской властью эта последняя не только усиливалась, но и приобретала местный, территориальный характер. Административная, организующая деятельность её не могла не наложить руку на строй военных сил, притом так, что дружинные войска становятся местными, а городские княжьими. И судьбы слова «дружина» своими колебаниями свидетельствуют об этом сближении элементов, бывших разнородными. Князья начинают говорить о городовых полках как о «своих» полках, а дружиной называть отряды, составленные из местного населения, не отождествляя их со своей личною дружиной двором. Понятие о княжой дружине сильно расширилось к концу XII века. Оно объемлет влиятельные верхи общества и всю военную силу княжения. Дружина разделилась на княжой двор и боярство, крупное и рядовое.

Боярская дума
Наименование: "боярская дума" не встречается в древних памятниках и образовано искусственно на основании сходных терминов ("бояре думающие"). Боярскою думою назывался постоянный совет лучших людей (бояр) каждой земли, решавший (вместе с князем) высшие земские вопросы. Такой совет мог быть только в одном старшем городе земли. Советы старейших были и в пригородах, но они пользовались не политическою, но лишь судебною и административною властью. Совокупность лиц, составлявших совет, называется нередко в летописях дружиною (по отношению к князю). При киевском князе в конце Х в. встречаем правительственный класс, или круг людей, которые служат ближайшими правительственными сотрудниками князя. Эти люди наз. то боярами, то дружиной князя и составляют его обычный совет, с которым он думает о разных делах, об устроении земли. Владимир Мономах поучает детей каждый день ходить утром в церковь, затем "седше думати с дружиною, или люди оправливати" (судить). Эта боярская, или дружинная, дума была обычным, постоянным советом князя по делам военного и земского управления. Со времени принятия христианства подле князя являются новые советники, епископы. Рядом с боярами и епископами в составе думы Владимира замечается еще третий элемент. Он появляется в рассказе начальной летописи раньше принятия христианства князем. Когда возникал вопрос, выходивший из ряда обычных дел княжеского управления, советниками князя вместе с боярами являлись еще старцы градские. Так, в 987 г. Владимир созвал "бояры своя и старцы градские", чтобы посоветоваться о мерах, которые предлагали ему разные иноземные миссионеры. До Владимира летопись не говорит и о совете бояр, как о постоянном правительственном учреждении, каким она изображает совещания этого князя со своей дружиной. Однако, в этой же летописи остались следы, указывающие на то, что совет бояр был таким учреждением и до Владимира: начальная летопись не помнила отчетливо событий того далекого времени. Другое значение имеет ее молчание об участи городских старцев в совете бояр после Владимира, во времена к ней близкие и ей хорошо известные: это значит, что тогда старцев уже не призывали в думу киевского князя, или иначе присутствие старцев в боярской думе не началось, а кончилось при Владимире.
Состав думы был очень определенный; именно, первоначальный состав думы (X в.) двойственный. В нее входят: бояре высшие служилые люди. Всякий боярин был непременным членом думы, и именно в этом состояло его боярское отличие; летопись, рассказывая о потерях, понесенных русскими в войне Половецкой, восклицает: "Где бояре думающие? Где мужи храборьствующие?". Князь не мог, взамен бояр, пригласить других лиц не бояр. Старцы, или старейшины составляют вторую половину древнейшей думы это земские бояре; по поводу вопроса о принятии новой веры Владимир "созва бояры своя и старцы градские... И решили бояре и старцы: веси, княже, яко своего никтоже не хулить, но хвалить...". Кроме этого постоянного состава думы, в ней участвовали (не всегда) высшие духовные сановники: епископы и игумены (главнейших монастырей): епископы советуют Владимиру Св. казнить разбойников; они же вместе с боярами дают потом противоположный совет. Особенно важное значение в совете киевского князя занимал митрополит (по тому влиянию, какое он мог проявить на другие русские земли). При общем решении какого-либо вопроса князьями двух или нескольких земель, происходили соединенные заседания и советов их. С высшим земским советом нельзя смешивать фактов совещаний князя временных и случайных, напр. военных советов во время похода, не только со своими военачальниками, но с союзниками и даже варварами. Число имеющих право участвовать в думе равняется числу бояр известной земли; обыкновенный же состав думы равняется числу бояр, находящихся в данную минуту в месте совещания и нарочно вызванных из пригородов. При издании законов Русской Правды Ярославичами участвовали 5 советников (см. Ак. сп. Р. Пр., ст. 18); при дополнении ее Владимиром Мономахом 6 (см. Р. Пр. Кар. 66). С течением времени во многих землях число думцев возрастало (в В. Новгороде дошло до 300 приблизительно).

Ве
·че (общеславянское; от славянского втъ совет) народное собрание в древней и средневековой Руси и во всех народах славянского происхождения, до образования государственной власти раннефеодального общества для обсуждения общих дел и непосредственного решения насущных вопросов общественной, политической и культурной жизни; одна из исторических форм прямой демократии на территории славянских государств. Участниками веча могли быть «мужи» главы всех свободных семейств сообщества (племени, рода, поселения, княжества). Их права на вече могли быть равными либо различаться в зависимости от социального статуса.

Поскольку становление феодального строя шло медленно, так же медленно шёл и отход от первобытной демократии в первобытном строе решения принимали те, от которых зависел весь материальный уклад жизни или унаследование. Последняя стадия первобытного строя военная демократия, переросла в накоплении имущества в узком круге лиц, которые были заинтересованы в переемности, то есть сохранить имущество для потомков. Защита от захватчиков влекла за собой концентрацию власти и имущества в узких кругах люди тоже постепенно стали имуществом. Сначала пленники, потом пошла кабала за долг. Получился замкнутый круг для защиты от внешних нападений свободные землепашцы и ремесленники сначала выдвинули профессиональных военных, которые потом, накопив власть и имущество, ввергли в подчинение своих же. Несмотря на наличие определенных устойчивых вечевых традиций, само понятие «вече» в средневековой Руси было полисемантично, означая не только легитимные городские, кончанские или уличанские сходы, но и любые многолюдные сборища. Например, стихийные собрания в Белгороде Южном (997 год), Москве (1382 год), внегородской военный совет новгородцев (1228 год), направленные против политики легитимных городских сходов или знати, узкосословные собрания городского плебса (в Новгородской республике в 1228, 1291, 1338, 1418 годах и др., в Нижегородском княжестве в 1305 году) тоже носили названия веча.

Функции веча

Вече возникло из племенных собраний славян. В летописях вече впервые упоминается в Белгороде Южном под 997, в Новгороде Великом под 1016, Киеве под 1068. Однако сведения о явно вечевых корпоративных действиях горожан упоминаются и под более ранними датами. Вечевые собрания получили широкое распространение на Руси с ослаблением княжеской власти в период феодальной раздробленности (вторая половина XIXII века). Согласно наиболее распространенной точке зрения, вече в Древней и Средневековой Руси не было подлинным народовластием, фактически все решали князь и его «мужи» бояре, от имени которых и составлялись все дошедшие до нас княжеские акты (начиная ещё со времён договоров Олега, Игоря, Святослава и т. д.) не считая нескольких совместных с вечем ранних новгородских актов. Однако, И. Я. Фроянов настаивает на том, что в древнерусский период вече было высшим правящим органом во всех русских землях, а не только в Новгородской республике. Согласно И. Я. Фроянову, несмотря на то, что представители знати (князья, бояре, церковные иерархи) являлись непременными участниками веча, и руководили его работой, они не обладали достаточными средствами, чтобы саботировать его решения или подчинять своей воле. В компетенцию вечевых собраний входил широкий круг вопросов заключение мира и объявление войны, распоряжение княжеским столом, финансовыми и земельными ресурсами.[1]

Согласно М. Н. Тихомирову и П. П. Толочко, в княжеских областях Руси в домонгольский период было своеобразное двоевластие княжеской и вечевой властей. То есть была не монархическая, но и не полностью республиканская в отличие от новгородских порядков, форма правления. Впервые эту идею фактически высказал ещё И. Н. Болтин, высказавший мнение, что и княжеская, и вечевая власти были сильны. Из летописей и княжеских уставов известно, что князь обладал отдельными от веча судебными и законодательными полномочиями, иногда составляя законопроект лишь в узком кругу приближенных (как, например, Церковный устав Ярослава Мудрого в XI веке). Известны случаи, когда князь самостоятельно распоряжался финансовыми и земельными ресурсами. Князю же принадлежали полномочия сбора дани. В этом плане вполне понятно, почему вечу, нередко активно влиявшему на политику, не всегда удавалось договориться с князем. Например, восстание 1113 года в Киеве произошло сразу после смерти тогдашнего князя-антагониста, при жизни которого киевляне вынуждены были мириться с его политикой. Показательны и общенародные грабежи княжеского имущества владимирцами и боголюбовцами, развернувшиеся сразу после смерти Андрея Боголюбского. С Боголюбским при его жизни горожанам-вечникам было не договориться, и те были вынуждены ждать смерти князя, чтобы потом активно выместить свое недовольство.

Социальный состав

Что касается социального состава вечевых собраний, то во всех русских землях, кроме Новгородской, в вече по древней традиции, могли принимать участия главы всех свободных городских семей. Другое дело что социальная неоднородность древнерусского общества все больше делала внешне демократичные вечевые сходы фактически подконтрольными боярской аристократии. Правда, вплоть по начало XI века боярство ещё было вынуждено считаться с народным мнением. Например в 1019 году новгородское боярство как самое богатое сословие выплатило по наибольшей сумме для найма выряжской дружины, однако не по своей воле, а по решению «новгородцев» тогда ещё народного, веча. Однако, уже в XIIXIII веках не только в Новгородской боярской республике, но и в других русских землях, земская знать фактически подчинила своей воле вечевые собрания. Например, в 1176 году ростовское и суздальское боярство уже настолько усилилось, что воспользовавшись отсутствием князя «хотяше свою [узкосословную] правду поставити». При этом его затея чуть было не увенчалась успехом. Рядовые ростовцы и суздальцы на вече охотно «слушающе» своих бояр. Если бы не владимирские «люди меньзии» небоярские слои, очевидно вопреки воле собственной знати, призвавшие-таки князя, двумя боярскими республиками бы на Руси стало больше. А в 1240 году бояре Галича «Данила княземь собе называху . а саме всю землю держаху», то есть откровенно сосредоточили в своих руках всю власть в Галицкой земле. Что касается новгородской земли, то там боярское господство прослеживается ещё раньше. Крупные успехи Новгорода в антикиевской борьбе XI века дополнительно усилили естественный процесс усиления социальной стратификаци. О значительном усилении политической роли местной боярской знати красочно говорит откровенное господство бояр в межкончанской борьбе 11151118 гг., как межкончанская известной лишь по берестяным грамотам, в летописи же «бояр новугородских». Характерно и то, что разбиравший это дело киевский князь Владимир Мономах вызвал в Киев именно боярство в полном составе.

IXXI века

С расширением в первой половине IX века влияния киевских князей на племенные союзы древлян, дреговичей, кривичей и северян, налаживания системы сбора (проводился силами 100-200 воинов[2]) и экспорта полюдья киевские князья начинают располагать средствами для содержания многочисленного войска в постоянной боеготовности, что требовалось для борьбы с кочевниками. Также войско могло долго держаться под знамёнами, совершая многолетние походы, что требовалось для отстаивания интересов внешней торговли на Чёрном и Каспийском морях.

Ядро войска составляла княжеская дружина, появившаяся ещё в эпоху военной демократии. В её число входили воины-профессионалы. О численности старших дружинников (без учёта их собственных дружинников и слуг) можно судить по более поздним данным (Новгородская республика 300 «золотых поясов»; Куликовская битва более 500 погибших). Более многочисленную молодшую дружину составляли гриди (телохранители князя численность находящихся в замке киевского князя «богатырей» Ибн-Фадлан определяет в 400 чел. под 922 годом), отроки (военные слуги), детские (дети старших дружинников). Однако, дружина была немногочисленна и вряд ли превосходила 2000 человек.[3]

Более многочисленной частью войска было ополчение вои. На рубеже IXX веков ополчение было племенным. Данные археологии свидетельствуют об имущественном расслоении у восточных славян на рубеже VIIIIX веков и появлении тысяч усадеб-хором местной знати, в то время как дань рассчитывалась пропорционально дворам независимо от достатка из владельцев (однако, по одной из версий происхождения боярства, местная знать была прообразом старшей дружины). С середины IX века, когда княгиня Ольга организовала сбор дани на русском Севере через систему погостов (позже видим в Новгороде киевского наместника, переправляющего 2/3 новгородских даней в Киев), племенные ополчения утрачивают своё значение.

Наборы воев в начале правления Святослава Игоревича или при формировании Владимиром Святославичем гарнизонов построенных им на границе со степью крепостей носят разовый характер, нет сведений о том, что эта служба имела какой-то срок или что воин должен был являться на службу с каким-либо снаряжением.

С XI века старшая дружина начинает играть ключевую роль на вече. Напротив, в более многочисленной части веча в молодших историки видят не младшую дружину князя, а народное ополчение города (купцы, ремесленники). Что касается сельского народного ополчения, то, по различным версиям, смерды участвовали в походах в качестве обслуги обоза, поставляли лошадей для городского ополчения (Пресняков А. Е.) либо сами служили в коннице (Рыбаков Б. А.).

В войнах Древней Руси определённое участие принимали наёмные войска. Первоначально это были варяги, что связано с дружескими отношениями между Русью и Скандинавией. Они участвовали не только в качестве наёмников. Варяги встречаются и в числе ближайших сподвижников первых киевских князей. В некоторых походах X века русские князья нанимали печенегов и венгров. Позднее, в период феодальной раздробленности, в междоусобных войнах также нередко участвовали наёмники. Среди народов, входивших в число наёмников, помимо варягов и печенегов были половцы, венгры, западные и южные славяне, финно-угры и прибалты, немцы и некоторые другие. Все они вооружались в своём стиле.[4]

Общая численность войска могла быть более 10 000 человек.[3]

В XII веке после потери Русью городов Саркел на Дону и Тмутараканского княжества, после удачи первого крестового похода торговые пути, связывающие Ближний Восток с Западной Европой, переориентируются на новые маршруты: средиземноморский и волжский. Историки отмечают трансформацию структуры русского войска. На место старшей и младшей дружине приходят княжеский двор прообраз постоянного войска и полк феодальное ополчение бояр-землевладельцев, значение веча падает (кроме Новгорода; в Ростове боярство разгромлено князьями в 1175 году).

Уже применительно к домонгольскому периоду известно (для новгородского войска) о двух способах комплектования один воин на коне и в доспехе полном (конно и оружно) с 4 или с 10 сох в зависимости от степени опасности (то есть численность войска, собираемого с одной территории, могла отличаться в 2,5 раза; возможно, по этой причине некоторые князья, пытавшиеся отстоять свою независимость, могли почти на равных сопротивляться соединённым силам почти всех остальных княжеств, а также существуют примеры столкновений русских сил с противником, уже одержавшим над ними победу в первой битве: победа на Снове после поражения на Альте, поражение у Желани после поражения на Стугне, поражение на Сити после поражения у Коломны). Несмотря на то, что основным типом феодального земельного владения до конца XV века была вотчина (то есть наследственное безусловное земельное владение), боярство обязано было службой князю. Например, в 1210-х годах во время борьбы галичан с венграми основное русское войско дважды направлялось против бояр, опоздавших на общий сбор.

Киевские и черниговские князья в XIIXIII веках использовали соответственно Чёрных клобуков и ковуев: печенегов, торков и берендеев, изгнанных из степей половцами и поселёнными на южнорусских границах. Особенностью этих войск была постоянная боеготовность, что было необходимо для оперативного реагирования на мелкие половецкие набеги.

В средневековой Руси существовало три типа войск пехота, конница и флот[5]. Сначала коней использовали в качестве средства передвижения, сражались же спешенными.

Русская правда, свод древнерусского права эпохи Киевского государства и феодальной раздробленности. Р. п. дошла до нас в списках 1318 вв. в 3 редакциях: Краткой, Пространной и Сокращённой. Списки Р. п. входят в состав Кормчих книг, "Мерила праведного", юридических сборников и летописей. В основе Р. п. лежали обычное право, княжеское законодательство, судебная практика. Краткую редакцию Р. п. составляют Правда Ярослава ("Древнейшая Правда", связанная с именем Ярослава Мудрого, Правда Ярославичей и др.). Р. п. отразила в своём тексте эволюцию древнерусских общественных отношений 1113 вв. Правда Ярослава включала в себя наряду с нормами феодального права и архаические нормы, восходящие к периоду первобытнообщинного строя. Дальнейшее развитие и совершенствование Р. п. произошло при сыновьях Ярослава и его внуке Владимире Мономахе. Важнейшие постановления Ярославичей последовали после восстаний в Киеве, Новгороде и Ростово-Суздальской земле 10681071. Правда Ярославичей увеличивала ответственность общины за убийства княжеских дружинников, тиунов, старост, отроков и других слуг, совершённые на её территории; предусматривала тяжёлые наказания за поджоги хозяйственных построек, намеренную порчу скота, за коллективные посягательства на имущество зажиточных людей. После восстания в Киеве 1113 в Р. п. был включен устав о процентах (резах) Владимира Мономаха, ограничивавший ростовщические операции. Р. п. фиксирует систему феодальных отношений и факты имущественного и социального неравенства. В ней отмечено на протяжении 1113 вв. усиление феодальной зависимости смердов, закупов, холопов и др. В тексте Пространной редакции Р. п. положению закупов и холопов посвящены специальные уставы. В Р. п. отражены возрастающая роль княжеского суда, тенденция к большей дифференциации наказаний, увеличение штрафов в пользу князя и княжеской администрации с соответствующим уменьшением компенсации потерпевшим. Стремясь к упразднению кровной мести, Р. п. сужает сферу её применения и ограничивает круг мстителей ближайшими родственниками убитого. При отсутствии мстителей убийца принуждается к уплате штрафа (виры) князю и частного вознаграждения (головничества) родственникам убитого. Свободные общинники, связанные круговой порукой, должны были оказывать помощь убийце в уплате виры. За убийство женщины выплачивался половинный штраф (полувирье). Р. п. защищала здоровье и честь свободных представителей феодального общества, предусматривала денежные возмещения за увечья и оскорбления действием. В Р. п. детально разрабатывалась система наказаний за кражу в городе и сельской местности, кражи или намеренную порчу бортных и охотничьих угодий, нарушение границ земельных владений и т.д. Большое внимание уделено упорядочению долговых отношений. В Р. п. входит также устав, посвященный наследственному и семейному праву. Порядок судопроизводства в Р. п. предполагал привлечение свидетелей, применение ордалий (см. "Божий суд"), клятвы (рота). Разыскание преступников производилось по свидетельским показаниям или следу. Предусматривалась проверка лжесвидетельских показаний (поклёп). Намечены первичные элементы судебной экспертизы. Нормы Р. п., действовавшие до конца 15 в. (до введения Судебника 1497), легли в основу Псковской и Новгородской судных грамот, а также украинского, белорусского и литовского права.

Рождение монгольской державы
О зарождении и развитии монгольского государства надо сказать особо, потому что на долгие годы его история трагически сплелась с судьбой русских земель, стала неотделимой частью российской истории.
Во второй половине XII начале XIII в. на огромных пространствах от Великой Китайской стены до озера Байкал жили многочисленные монгольские племена. Собственно монголы были одним из этих племен. Именно это племя дало потом название всему монгольскому государству. Татары были другим здешним племенем, кочевавшим в районе озера Бу-ир-Нур. Они враждовали с монголами, но позднее объединились под их началом. Но случилось так, что во внешнем мире и особенно на Руси именно это название «татары» закрепилось за народами нового государства.
Во второй половине XII в. среди монгольских племен, с учетом кочевой специфики, происходили примерно те же социальные процессы, что и в Западной Европе в VVII вв., у восточных славян в VIIIIX вв. Шло разложение первобытнообщинных отношений, появлялась частная собственность; хозяйственной основой монгольского общества стал уже не род, а отдельная семья. Это изменило весь уклад жизни монголов. Одно лишь большое различие имелось в жизни монгольского общества и народов Западной и Восточной Европы, проходивших тот же путь несколькими веками ранее. Большая часть монгольских племен, в первую очередь те, кто жили на юге, в степных районах, были кочевниками-скотоводами. Основой их хозяйства были несметные табуны коней, стада рогатого скота, овец. Северные племена, жившие в лесостепной и лесной полосе, в основном занимались охотой, звероловством, рыбной ловлей. Появились семьи, в руках которых сосредоточивались тысячи голов скота, которые либо путем насилия, либо путем купли, заклада захватывали себе лучшие, наиболее удобные пастбища. Так формировалась племенная знать во главе с ханом. Основная часть скотоводов-аратов все чаще попадала в зависимость от богатой верхушки монгольского общества.
Ханы, нойоны получили возможность за счет накопленных богатств нанимать к себе на службу дружинников-нукеров. У ханов-вождей появилась собственная гвардия из нукеров, которые помогали осуществлять контроль над собственным племенем, являлись ударной силой племени во время войн. И в этом смысле монгольское общество напоминало европейцев.
С самого начала развитие государственности у монголов, т. е. появление власти ханов, знати, нукерской гвардии, носило военизированный характер. Это не зависело от психологии народа, а объяснялось закономерностями складывания хозяйства, развития монгольского общества.
Во второй половине XII в. между монгольскими племенами, как и ранее среди германских племен, восточных славян, началась межплеменная борьба за первенство. Создавались союзы племен, племенные конфедерации. Лидерами здесь стали степные, более развитые, лучше снаряженные и вооруженные племена. Те, кто побеждал, подчиняли своих противников, часть из них обращали в рабство, других заставляли служить своим военным интересам. Дух дружинного предпринимательства в эту пору перехода от первобытнообщинного строя к государству захватил монгольское общество. Точно так же как рождение государства Русь сопровождалось кровопролитными войнами между племенами и союзами племен, возвышением вождей, их отчаянными схватками между собой такие же процессы протекали в монгольской среде второй половины XII начала XIII в.
В конце 50 начале 60-х гг. XII в. одному из монгольских вождей, бо-гатуру (герою) Есугэю из племени тайджиут, удалось объединить под своей властью большинство монгольских племен. В ту пору в его семье в 1162 г. родился старший сын Тэмучэн (Тэ-муджин, Темучин), будущий Чингисхан. Однако Есугэй не долго был наверху. Враждовавшие с ним татары сумели отравить его. После этого улус Есугэя распался. Его дети были малолетними, не нашлось крепкой руки, чтобы поддержать его непрочную власть. Нукеры Есугэя разошлись к другим вождям.
Долгое время вдова Есугэя с детьми бедствовала, скиталась по монгольским степям, но потом подросшему Тэмучэну удалось собрать новую дружину и приступить к воссозданию отцовских завоеваний. К 1190 г., когда ему не было и 30 лет, Тэмучэн в отчаянной борьбе с другими ханами сумел подчинить своему влиянию основную часть монгольских племен и занять трон хана «Хамаг монгол улуса», т. е. хана всех монголов. В эти годы он показал себя исключительно отважным воином, смелым до безрассудства.
Уже в- то время Тэмучэн отличался беспощадностью и коварством в борьбе с врагами, умением стравливать их между собой, лавировать, отступать, когда этого требовали обстоятельства. Известно, что он участвовал в убийстве одного из своих братьев, заподозрив его в политической интриге против себя.
Подчинив себе большую часть монголов, Тэмучэн провел ряд реформ: ввел десятичную систему организации общества и армии: все взрослое население делилось на «тьмы» (10 тысяч), тысячи, сотни и десятки. Причем десяток, как правило, совпадал с аил ой, т. е. семьей. Во главе этих отрядов, которые действовали и в мирное, и в военное время, стояли командиры, строго подчинявшиеся друг другу по служебной лестнице. Тэмучэн создал личную гвардию, которую разделил на «ночную» и «дневную», окружил себя надежной охраной, ввел управление своим личным имуществом, дал большие привилегии своим нойонам и нукерам, освободив их от всяких налогов. Одновременно он продолжал подчинять себе монгольские племена, не вошедшие в его государство. Одним из последних было подчинено племя татар, убившее его отца.
На курултае (общем съезде монгольских вождей) в 12041205 гг. Тэмучэн был провозглашен великим каганом и получил титул Чингисхана «великого хана». Тем самым ему удалось объединить монголов в единое централизованное государство. Таким образом, в ту пору, когда Русь раздиралась политическими усобицами, за тысячи километров от нее ковалась новая могучая централизованная империя с сильной подвижной армией, с талантливым, решительным, беспощадным властелином.

Завоевания монголов
Государственно-военная машина монголов заработала на полные обороты в 1211 г., когда Чингисхан обрушился на Северный Китай. В течение нескольких лет монголы завоевали Северный Китай ив 1213 г. захватили его столицу Пекин.
Завоевание Северного Китая имело большое значение для развития самого монгольского государства. Захват Китая Чингисхан использовал для того, чтобы поставить на службу монгольскому государству огромный научный, культурный потенциал империи. Для монголов Китай с его древней цивилизацией сыграл во многом такую же роль, как Римская империя для западных «варварских» государств, образовавшихся на ее развалинах, как Византия для Руси, Болгарии, других близлежащих стран. Чингисхан ввел в своем государстве уйгурскую письменность, использовал в управлении опыт китайских чиновников, привлек к себе на службу ученых, военных специалистов. Известно, что монгольская армия была сильна не только своей могучей и быстрой конницей, где всадники были вооружены луками со стрелами, саблями, копьями, арканами, но и китайскими осадными стенобитными и камнеметными машинами, метательными снарядами с горючей смесью, в состав которой входила нефть.
Чингисхан располагал превосходной разведкой. Прежде чем отправиться в военный поход, монголы через купцов, путешественников, через своих тайных агентов тщательно собирали сведения о будущих противниках, политическом положении в их землях, об их союзниках и врагах, оборонительных сооружениях. Нередко роль разведчиков играли монгольские посольства, засылаемые в ту или иную страну перед ее завоеванием. В короткий срок Чингисхан создал большую армию, вооруженную и оснащенную с помощью китайских специалистов по последнему слову тогдашней техники. В армии была строгая дисциплина. За бегство с поля боя смертью наказывался весь десяток, вся аила (семья), в которой служил этот воин. Угнетающее воздействие на врагов оказывали жестокие расправы монголов с противниками. Непокорные города они уничтожали жгли, разрушали, а жителей либо уводили в плен (ремесленников, женщин, детей), либо, если это было мужское население, способное к сопротивлению, убивали.
После похода на Китай монголы повернули острие своей мощной, хорошо организованной военной машины, способной к масштабным и долговременным войнам, на запад.
Захватив в 1219 1220 гг. Среднюю Азию, монголы использовали в своих интересах ее искусных ремесленников, многовековой культурный и хозяйственный опыт. Из Средней Азии монгольское войско продвинулось в Северный Иран, вышло через Южный Прикаспий в Азербайджан, захватило город Шемаха и появилось на Северном Кавказе. Там монголы сломили сопротивление аланов (осетин), которые тщетно обращались за
помощью к половцам. Преследуя аланов, монголы появились и в землях половцев в Приазовье, Крыму и овладели старинным византийским городом Сурожем (Судаком). Теперь перед ними расстилались половецкие кочевья и южнорусские степи.
В половецких степях и на границах Руси появились два ударных корпуса Чингисхана молодого талантливого полководца Джебе и умудренного опытом старого Субэде. Половецкий хан Котян, на земли которого вступили монголы, обратился к русским князьям за помощью. Однако в русских княжествах с сомнением встретили эту просьбу. Во-первых, князья не доверяли своим старинным степным противникам, во-вторых, появление на русских границах новой, невиданной доселе монгольской армии было воспринято как еще один выход из степи очередной орды кочевников. Была уверенность, что русские дружины одолеют и новых пришельцев. Такие настроения отразил и съезд князей в Киеве, который собрался по инициативе Галицкого князя Мстислава Удалого. Но на призыв Мстислава Удалого откликнулись не все. Дали согласие участвовать в походе против татар киевский князь Мстислав Романович, Мстислав Святославич Черниговский, Даниил Романович, княживший в это время во Владимире-Волынском, а также князья помельче. Но самое главное, в помощи отказал могущественный владимиро-суздальский князь, сын Всеволода Большое Гнездо Юрий Всеволодович.
Решающая битва между объединенным русским войском и туменами (от слова «тьма») Джебе и Субэде произошла 31 мая 1223 г. на реке Калка, неподалеку от побережья Азовского моря.
В этом сражении еще раз проявился сепаратизм и политический эгоизм русских князей. В то время как дружины Мстислава Удалого, Даниила Романовича и некоторых других князей при поддержке половецкой конницы устремились на монголов, Мстислав Киевский огородился валом на одном из близлежащих холмов и не участвовал в битве. Монголы сумели выдержать удар союзников, а затем перешли в наступление. Первыми дрогнули половцы. Они бежали с поля боя. Это поставило галицкую и волынскую рати в тяжелое положение. Южные дружины мужественно сражались, но общий перевес сил был на стороне монголов. Они сломили сопротивление русичей, те побежали. Мстислав Удалой и Даниил Романович дрались в самой гуще бойцов, вызвав восхищение монгольских полководцев. Но их мужество не могло устоять перед военным искусством и силой монголов. Оба князя с немногими дружинниками едва спаслись от погони.
Теперь наступила очередь самой мощной среди русского войска рати киевской. Попытка взять русский лагерь приступом монголам не удалась, и тогда они пошли на очередную хитрость. Джебе и Субэде пообещали Мстиславу Киевскому и другим бывшим с ним князьям мирный исход дела и свободный пропуск их войска на родину. Когда же князья раскрыли свой лагерь и вышли из него, монголы бросились на русские дружины. Почти все воины были перебиты, князья во главе с Мстиславом Киевским захвачены в плен. Их связали по рукам и ногам, бросили на землю, а на них положили доски, на которые уселись во время победного пира монгольские военачальники.
Во время битвы на Калке погибли шесть видных русских князей, из простых воинов вернулся домой лишь каждый десятый.
После битвы на Калке монголы повернули на северо-восток, вышли в пределы Волжской Булгарии, но, ослабленные потерями в южнорусских степях, потерпели на Волге ряд поражений. В 1225 г. они вернулись обратно в Монголию.
Теперь монголы владели огромной территорией от Китая до Средней Азии и Закавказья. Чингисхан поделил захваченные земли между своими сыновьями. Западные земли достались его старшему сыну Джучи (умер в один год с отцом, в 1227 г.). После его смерти во главе Западного улуса встал сын Джучи молодой энергичный Бату.


Батыево нашествие на Русь. Оборона Рязани
Страшный урок Калки русские князья не усвоили. И наказание, еще более табельное по последствиям, последовало менее полутора десятилетий спустя после их поражения в Приазовье.
Первый удар татаро-монголы нанесли по Волжской Булгарии. Они не могли забыть, что именно в этих краях потерпели первое поражение в 1223 г.
Волжские булгары, предчувствуя беду, несколько раз обращались за помощью к князьям Северо-Восточной Руси, посылали им дары, отпустили на родину русских пленных и даже заключили с Русью мирный договор. Но в решающий момент князья не помогли своему старому сопернику: сказалась давняя вражда между Русью и Булгарией.
Волжская Булгария была разгромлена быстро, ее главные города взяты штурмом и опустошены, население либо перебито, либо угнано в плен. К весне Волжская Булгария перестала существовать как самостоятельное государство.
После этого татаро-монголы широким фронтом двинулись на юго-запад. Их тумены нанесли удар от северного побережья Каспийского моря до кромки северных лесов; на юге по аланам, севернее по половецким степям и еще севернее по землям лесных поволжских племен мордвы, буртасов, мокши.
Зимой 1237 г. несметные полчища Бату-хана (по русским источникам, Батыя) обрушились на Северо-Восточную Русь.
Но почему монголы двинулись на Русь зимой? Кажется, монгольское войско было не приспособлено для зимних переходов. Но дело в том, что Батый дождался, пока русские реки покрылись льдом, и после этого монголы по замерзшим руслам рек, как по мощеным дорогам прошли среди густых заснеженных северных лесов прямо к русским городам.
Батый вел на Русь 1214 туменов. Они насчитывали около 150 тысяч человек. Все русские княжества могли выставить против врага несколько меньше около 100 тысяч великолепно вооруженных воинов. Но каждое княжество имело свои, отдельные, дружину и ополчение. Все они из-за политической раздробленности Руси, междоусобных войн князей, их зависти и ненависти друг к другу так и не смогли собраться вместе.
Захватив ряд городов в Рязанском княжестве, в декабре 1237 г. татаро-монгольское войско подошло к самому крупному из них столице земли Рязани. Ханские послы, самоуверенные и наглые, появились в столице Рязанского княжества, и великий князь Юрий Игоревич выслушал их. От имени своего господина они передали требование: все рязанские князья, от великого до удельных, должны дать ему десятину (десятую часть) «во князех и в людех, и в конех, и в доспесех». Князь Юрий созвал совет с участием муромского и пронского князей. Он и сформулировал ответ хану: «Только когда нас не будет, то все ваше будет».
В первом же сражении русская рать была разгромлена, а князь Юрий убит. Три дня упорно оборонялась Рязань от полчищ Батыя. Напрасно смотрели осажденные рязанцы с городских стен на дороги, ведущие в сторону Чернигова и Владимира: они были пустынны. Другие князья даже не ответили на просьбу Рязани о помощи.
21 декабря Рязань пала, город был разграблен и сожжен. Вся княжеская семья и рязанский епископ погибли в огне. Началось завоевание Руси.

Завоевание остальной Руси
1 января 1238 г. татаро-монгольское войско двинулось из Рязанской земли на север в пределы великого княжества Владимирского. В это время владимирский князь Юрий Всеволодович лихорадочно собирал рать. К нему на помощь пришли полки из некоторых окрестных земель, из Москвы, прибыли и остатки рязанской рати, отряд из Новгорода.
Первое крупное сражение между татарами и объединенным владимирским войском произошло около Коломны. Бой был долгим и упорным. В нем погиб один из татарских полководцев, сын Чингисхана. Но перевес сил вновь был на стороне татар. Они смяли владимирские полки, часть русской рати бежала во Владимир, а Батый прошел по льду Москвы-реки к Коломне и взял ее. Двигаясь дальше, татары осадили маленькую крепость Москву. Пять дней сопротивлялась Москва татарским полчищам, но в конце концов была также захвачена и сожжена. Татары по замерзшим рекам продолжили свой путь и в начале февраля вышли к Владимиру. В городе оставалась княжеская семья. Сам же великий князь отправился на север собирать новую рать. Во главе обороны города остался его старший - сын.
Татары начали осаду Владимира. После нескольких штурмов и разрушения городских стен осадными орудиями они ворвались в город. Началась резня. Княжеская семья и множество жителей укрылись в соборе, но татары подожгли его, и все находившиеся там люди погибли в пламени и дыму.
Были захвачены и разгромлены другие крупные города Северо-Восточной Руси Суздаль, Ростов, Ярославль, Городец, Переяславль, Кострома, Юрьев, Галич, Дмитров, Тверь и др.
Но у Руси оставалось еще собранное на севере новое войско. Это была последняя надежда. Князь Юрий ждал подмоги со стороны своего брата Ярослава Всеволодовича, который в ту пору княжил в Киеве и имел сильную дружину, и от его сына новгородского князя Александра (будущего Невского). Но ни тот ни другой не пришли на помощь. 4 марта 1238 г. на реке Сить состоялась решающая битва. Татары подошли к русскому стану и из-за плохой дозорной службы русских внезапно и молниеносно обрушились на войско. Юрий даже не успел изготовить его к битве. Тем не менее сражение было крайне упорным. Окруженные татарами русские полки сражались отчаянно, многие воины были убиты, захвачены в плен. Сложил здесь голову и великий владимирский князь.
Теперь для татар был открыт путь на Новгород, но они, взяв Торжок, повернули обратно. Поход на северо-западную русскую столицу не входил в их планы: то ли они боялись весенней распутицы, то ли их силы были измотаны тяжелыми боями в Северо-Восточной Руси и Батый опасался похода на укрепленный город, обладающий сильной дружиной и ополчением, то ли они пощадили северо-западный край, потому что новгородцы во главе со своим князем не появились на реке Сить. История до сих пор хранит эту тайну.
Батый двинулся «облавой» на юг. По пути он без особого сопротивления захватывал, разорял и сжигал попадавшиеся ему небольшие русские города, но его войско надолго задержалось у небольшой крепости Козельск. Город оказал татаро-монголам отчаянное сопротивление. Семь недель продолжались осада и штурмы Козельска. Татары положили под его стенами тысячи воинов, но в конце концов взяли. Прозвав его «злым городом», они истребили всех козельчан. Лишь после этого их войско ушло в южные степи.
Отдохнув на юге и набравшись сил, татаро-монголы в 1239 г. предприняли второй поход на Русь. Батый захватил Муромский край, города по Средней Волге, в том числе Нижний Новгород. Но главный удар он направил на богатые города Южной Руси. Были захвачены княжества Переяславское, Черниговское. Города брались с боя. Так, во время штурма Чернигова рукопашные схватки происходили по всему городу. Дружинники и жители сопротивлялись отчаянно, но сила сломила силу. Чернигов был взят.
Затем татаро-монголы снова повернули на юг, добили еще непокоренных половцев, вторглись в Крым и подчинили себе весь полуостров. Отдельные их тумены завоевали Северный Кавказ и Закавказье.
Осенью 1240 г. наступил печальный черед Киева. Это был третий поход татаро-монголов на Русь. По свидетельству авторов того времени, Батый вел на Киев около 600 тысяч воинов.
В первый же день штурма татары ворвались на стены первого пояса стен. На второй день преодолели вторую линию обороны. Сражения шли за каждый дом, каждую улицу. Во главе горожан стоял воевода Дмитр, в то время как княживший тогда в Киеве черниговский князь Михаил бежал в Венгрию за подмогой.
Последним оплотом защитников города стала Десятинная церковь. Татары начали бить в ее стены таранами. Вскоре стены не выдержали, и храм рухнул. Под ним погибли все его защитники, в том числе раненый воевода. Город был опустошен и разграблен. Погибли знаменитые Золотые ворота, были разорены гробницы Софийского собора. Впервые за всю свою историю Киев был взят иноплеменниками.
Пройдя огнем и мечом по Киевской земле, татаро-монгольские тумены вторглись в Галицко-Волынское княжество, где правил талантливый полководец князь Даниил Романович. Однако его дружина не могла противостоять превосходящим силам завоевателей. Тем не менее, как и в других частях Руси, местные жители стояли насмерть на стенах своих городов. Под Каменцем и Колодяжиным татары потерпели ряд неудач и лишь ценой больших усилий захватили эти города.
Ожесточенная борьба разгорелась за Владимир-Волынский. Взяв наконец город, татары жестоко отомстили его захваченным в плен защитникам: им в головы повбивали железные гвозди. Даниил с семьей заперся в мощной крепости Холм и сумел отбиться от неприятеля; татары не стали штурмовать Холм и ушли дальше, на запад.
За четыре месяца Батый захватил всю Южную и Юго-Западную Русь и вышел на границу Венгрии и Польши. Теперь татаро-монгольские полководцы мечтали дойти «до моря франков», т. е. до Атлантического океана. Они хотели повторить путь гуннов.
Но сил у завоевателей оставалось все меньше и меньше.
Тысячи монгольских воинов полегли на просторах Руси при штурме русских городов. И хотя татаро-монгольская армия была еще многочисленна, но составлявшие едва ли не половину ее воины покоренных народов не хотели умирать за чуждые им интересы монгольских вождей.
В 1241 г. Батый прошел по землям Польши, Венгрии, Чехии, Молдавии, Валахии. Были захвачены тогдашние столицы Польши Краков и Венгрии Будапешт, другие крупные города восточноевропейских государств. Но уже в Чехии и Польше татарские тумены потерпели несколько поражений. Хорватия и Далмация были последними пунктами, до которых дошла татаро-монгольская конница. Там Батый в сражениях с объединенными армиями западных стран потерпел ряд неудач и в 1242 г. повернул назад.
В низовьях Волги, в привольных кочевых степях, Батый основал свою ставку Сарай-Вату. Это была столица огромного государства. Татары назвали его Золотой Ордой. Золотая Орда являлась частью огромной Монгольской империи с центром в далеком Каракоруме. Там правил верховный хан всех монголов. Ему подчинялся и Батый. Границы же его улуса протянулись от Иртыша на востоке до Карпат на западе, от Приуралья на севере до Северного Кавказа на юге. Русские земли попали в вассальную зависимость от Золотой Орды. И хотя «господин Великий Новгород» не подвергся нашествию, но и он вынужден был признать власть Батыя. Нашествия избежали лишь Полоцкое и Смоленское княжества

В настоящее время у ученых нет единого мнения как о роли "ига" в истории Руси, так и о самом факте существования так называемого "монголо-татарского ига". Большинство исследователей "ига" считают, что итогами "монголо-татарского ига" для русских земель были разрушения и упадок. Апологеты этой точки зрения подчёркивает, что "иго" отбросило русские княжества назад в своём развитии и стало главной причиной отставания России от стран Запада. Советские историки отмечали, что "иго" явилось тормозом для роста производительных сил Руси, находившихся на более высоком социально-экономическом уровне по сравнению с производительными силами монголо-татар, законсервировало на долгое время натуральный характер хозяйства.

Эти исследователи (советский академик Б. А. Рыбаков) отмечают на Руси в период ига упадок строительства из камня и исчезновение сложных ремесел, таких как производство стеклянных украшений, перегородчатой эмали, черни, зерни, полихромной поливной керамики. «Русь была отброшена назад на несколько столетий, и в те века, когда цеховая промышленность Запада переходила к эпохе первоначального накопления, русская ремесленная промышленность должна была вторично проходить часть того исторического пути, который был проделан до Батыя» (Рыбаков Б. А. «Ремесло Древней Руси», 1948, с.525-533; 780781).

Другие исследователи, в частности, выдающийся российский историк академик Н. М. Карамзин, считают, что татаро-монгольское иго сыграло важнейшую роль в эволюции русской государственности. Помимо этого он также указал на Орду как на очевидную причину возвышения Московского княжества. Вслед за ним другой видный русский ученый-историк академик, профессор МГУ В. О. Ключевский также полагал, что Орда предотвратила изнурительные, братоубийственные междоусобные войны на Руси. «Монгольское иго при крайней бедственности для русского народа было суровой школой, в которой выковывались Московская государственность и русское самодержавие: школой, в которой русская нация осознавала себя как таковая и приобрела черты характера, облегчавшие ей последующую борьбу за существование»[20]. Сторонники идеологии евразийства (Г. В. Вернадский, П. Н. Савицкий и др.), не отрицая крайней жестокости монгольского господства, переосмыслили его последствия в позитивном ключе. Они высоко ценили религиозную терпимость монголов, противопоставляя её католической агрессии Запада. Монгольскую империю они рассматривали как геополитическую предшественницу Российской империи.

Позднее схожие взгляды, только в более радикальном варианте, развивал Л. Н. Гумилев. По его мнению, упадок Руси начался раньше и был связан с внутренними причинами, а взаимодействие Орды и Руси было выгодным военно-политическим союзом, прежде всего, для Руси. Он считал, что отношения Руси и Орды следует называть «симбиозом».[21] Что за иго, когда «Великороссия... добровольно объединилась с Ордой благодаря усилиям Александра Невского, ставшего приемным сыном Батыя».[22] Какое может быть иго, если, по мнению Л. Н. Гумилева, на основе этого добровольного объединения возник этнический симбиоз Руси с народами Великой степи от Волги до Тихого океана и из этого симбиоза как раз и родился великорусский этнос: «смесь славян, yгро-финнов, аланов и тюрков слилась в великорусской национальности»?[23]Недостоверность, царившую в советской отечественной истории, о существовании "татаро-монгольского ига" Л. Н. Гумилев назвал "черной легендой"

Большую роль в развитии культуры играла церковь. Именно церковь оставалась единой для всех русских земель организацией, православие было знаменем борьбы со всеми "неверными".

В годы монголо-татарского ига положение церкви было неоднозначным. В летописях содержатся известия о поголовном уничтожении черного и белого духовенства во время захвата городов. Естественно, в пылу сражений завоеватели не отделяли лиц духовного звания от остального населения. В частности, во время захвата Суздаля монголо-татары "старых монахов и монахинь, и попов, и слепых, и хромых, и горбатых, и больных, и всех людей убили, а юных монахов и монахинь, и попов, и попадей, и дьяконов и жен их, и дочерей, и сыновей - всех увели в станы свои".

Нашествие было воспринято как грандиозная катастрофа. Церковь объявила его "наказанием божьим", призывала покаяться и жить "как велит Бог". Среди представителей духовенства были мужественные люди, до конца выполнившие свой долг. В подожженном монголо-татарами Успенском соборе погиб владимирский епископ Митрофан, "погаными" были убиты рязанский и переяславский епископы. Однако известны примеры и другого рода. Ростовский епископ Кирилл пережил страшную зиму 1237-1238 гг. в безопасных северных лесах, на Белоозере.

Ордынские завоеватели стремились использовать русскую церковь для укрепления своего владычества. С 60-х годов XIII в. митрополитам выдаются особые ханские грамоты, в которых перечислялись предоставляемые церкви льготы: освобождение от уплаты "ордынской дани", от постоя ордынских отрядов, от уплаты таможенных сборов. Предоставление этих привилегий преследовало вполне определенные политические цели: русское духовенство должно было молиться "за здравие" ордынских ханов, освящая своим авторитетом иноземное иго. Отказаться от ханских "милостей" церковь не могла, так как это привело бы к конфликтам, а сохранение мирных отношений с Ордой было единственной возможностью возродить страну.

В это тяжелое для страны время церковь выступала хранительницей национальной культуры. При митрополичьей кафедре, а возможно, и при Успенском соборе во Владимире не прекращалось летописание. По заказам церковных иерархов велись каменные (строительные) работы во второй половине XIII в.

Вместе с тем авторитет церкви значительно уменьшился в результате настойчивых обращений духовенства к народу с призывами к терпению и покорности Орде. Падению авторитета содействовало и "неправедное" поведение самих служителей церкви, которые и до татарского нашествия отличались продажностью, пьянством, развратом, занимались ростовщичеством, дискредитирующим священнослужителей. Борьбу с этим злом и восстановление авторитета церкви и преследовал состоявшийся в 1274 г. во Владимире церковный собор. Сам факт собрания высших иерархов церкви во Владимире свидетельствовал о высоком престиже и большом влиянии этого северо-восточного города на общерусские дела.

Приложенные файлы

  • doc 26590398
    Размер файла: 382 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий