глава-1 Ирбитский театр

1 Ирбитский театр: антрепренеры и программы

История профессионального театра в Ирбите начинается с антрепризы. (АНТРЕПРИЗА - организация театральной деятельности, в рамках которой предприниматель (антрепренёр) формирует разноплановую театральную труппу, арендует помещение (как правило, казенный театр) для спектаклей в одном из городов России на какой-либо срок.)
1(13) февраля 1846 года, во время ярмарки в Ирбите, впервые открыл свои двери театр, и первая профессиональная труппа сыграла первый спектакль - «Ревизор» Н. В. Гоголя. Это была труппа Петра Алексеевича Соколова из Екатеринбурга, в состав которой помимо актеров входил и входил и оркестр.
П.А.Соколов был одним из прогрессивных, искренне преданных искусству театральных деятелей российской провинции. Уроженец Харькова, он начал там актерскую деятельность в труппе антрепренеров И. Ф. Штейна и О. И. Калиновского. В конце 20-х годов XIX в., возглавил труппу как антрепренер, затем пополнив ее несколькими воспитанниками крепостного театра орловской помещицы В. П. Тургеневой, матери И. С. Тургенева, из села Спасского-Лутовинова, держал антрепризы в Воронеже, Саратове, Симбирске и других городах. В 18321842 годы его театр работал в Казани. После того, как в театр в Казани сгорел, труппа отправилась на Урал в Екатеринбург. Быстро определились еще два города, в которые ежегодно начали выезжать артисты: в феврале в Ирбит, а летом, когда начиналась навигация, в Пермь.
Репертуар театра П.А.Соколова был достаточно пестрый. Широко игрались любимые публикой переводные водевили. Шли оперные, драматические спектакли. Из наиболее серьезного репертуара - «Аскольдова могила» А.Н.Верстовского, «Волшебный стрелок» К. Вебера, «Ревизор» Н. В. Гоголя. Примадонной театра была блиставшая внешностью и талантом Е. А. Иванова, выступавшая в операх и водевилях (сопрано). Свою высокую репутацию она подтвердила во время выступлений в Ирбите, где ее хорошо знали и принимали очень доброжелательно. Евдокия Алексеевна была гражданской женой П.А.Соколова, они имели дочерей, и после его смерти даже пыталась продолжить его антрепренерскую деятельность. Она была старейшей уральской актрисой, прожившей почти сто лет и проработавшей на екатеринбургской сцене до 1890-х годов. В более поздний период своей актерской деятельности Е.А.Иванова успешно играла и драматические роли, в частности, в пьесах А. Н. Островского.(5,34)
Вся труппа в значительной степени носила семейный характер. Актеры в театре работали семьями, создавая династии: Головинские, Романовские, Дмитриевы, Надеждины. «Это были хорошие старинные труппы, писал Д. Н. Мамин-Сибиряк в очерке «Город Екатеринбург», со своеобразной семейной организацией и определенным районом действия. Не было блестящих декораций и умопомрачающих костюмов примадонн, но зато разыгрывался репертуар хороших пьес, и любители сцены с благодарностью вспоминают о таких актерах, как Иванова, Соколов, Головинский, Херувимов, Романовский и др.»(13,53)
Преемником Соколова стал актер труппы В. В. Головинский, при котором театр тоже работал на три города, и существенных изменений в художественной политике антрепризы не произошло, ростки нового все-таки появились.

Например, в 1863 году в бенефис молодого актера А. Д. Херувимова была поставлена только что написанная А. Н. Островским комедия «Грех да беда на кого не живет».
Женившись на дочери Головинского, в 18681875 годах Херувимов сам стал антрепренером, хотя не бросил актерской деятельности.
Представляющий молодое, новое поколение и обладающий достаточно впечатляющим культурным уровнем (он окончил Академию художеств в Петербурге, но предпочел карьеру актера), Ананий Дорофеевич стал любимцем публики, особенно молодежи.
Как руководитель театра предпринимал попытки улучшить качество репертуара за счет включения в афишу пьес Островского, Сухово-Кобылина. Не раз играли в его театре Шекспира. Херувимова - актера, по свидетельствам современников, отличали большая задушевность и искренность игры. В числе его ролей были Кречинский в «Свадьбе Кречинского» А. Ф. Сухово-Кобылина, Коркин в «Каширской старине» Д. В. Аверкиева, Телятьев в «Бешенных деньгах» А. Н. Островского, из опереточных Орфей («Орфей в аду» Ж. Оффенбаха).
Херувимов сохранил географию работы труппы: Екатеринбург Ирбит Пермь. «Ирбитский ярмарочный листок», выходивший в городе в период ярмарки, не раз писал о выступлениях его актеров. Труппа пользовалась симпатией.
Помимо самого Херувимова, любимицей публики была при нем Анна Яковлевна Романовская глубокая, вдумчивая и темпераментная актриса на амплуа героини, привлекавшая публику особой одухотворенностью женских образов, дочь актеров Соколовской труппы. Она рано пришла на сцену и проработала на Урале 18 лет, до 1875 года. Свою карьеру и жизненный путь она закончила в 1916 году артисткой театра Корша в Москве, где проработала два десятилетия.
С Романовской связан известный эпизод в романе Д. Н. Мамина-Сибиряка «Приваловские миллионы», где молодой Виктор Бахарев стреляет из зала в актрису Катеньку Колпакову. Нечто, подобное произошло с Романовской, в феврале 1869 года, она была тяжело ранена выстрелом из зала. В связи с этим 25 февраля «Ирбитский ярмарочный листок» сообщил о спектакле в пользу актрисы, которой совсем недавно угрожала смертельная опасность. В целом же Романовская оставила о себе память как об одной из самых заметных уральских актрис.
Петр Михайлович Медведев антрепренер, режиссер и актер, принявший приглашение возглавить театр на Урале. Так начался, пожалуй, самый яркий период в истории труппы. В сезоне 1879-1880 годов Медведев привез на Урал первую оперную труппу, в следующий сезон - драматическую. В 1886-1889 годах состоялась в Ирбите вторая большая медведевская антреприза, хотя на сей раз делом по существу управлял сын Петра Михайловича Петр Петрович.
В каждом городе, где он арендовал театры, П.М.Медведев приводил помещение в порядок, ремонтировал и усовершенствовал сцену. В Ирбитском неуютном, похожем на сарай, помещении он установил нумерацию мест в партере и лож, ввел билеты, сделал запасные выходы для публики. Пресса с удовлетворением отмечала высокий уровень постановок спектаклей: «Декоративная обстановка нынешнего театра и богатый обильный ассортимент различных костюмов превосходит все, что, доныне бывало в здешнем театре,

писал «Ирбитский ярмарочный листок» 27 февраля 1879 году. В этом нельзя не воздать чести изящному вкусу антрепренера»
Петр Михайлович не только прекрасно знал театральное дело и умел пригласить хороших актеров. При нем резко поднялась общая культура труппы. В репертуаре театра значились не только развлекательные спектакли, почетное место заняли произведения Гоголя, Грибоедова, Островского, Мольера, Шекспира. С успехом шла «Горькая судьбина» А. Ф. Писемского, поднимавшая тему народной жизни.
Сам Петр Михайлович был крепким режиссером. Музыкальный уровень спектаклей обеспечивал талантливый дирижер из крепостных музыкантов М.А.Шурманов, прослуживший вместе с Медведевым более четверти века. Очень заметную роль в успехе спектаклей играл художник-декоратор М.И.Бабиков. «Особенно хороши были у него декорации на русские мотивы, свидетельствует В. Н. Давыдов. Помню его берег Волги в «Бесприданнице», густой лес в «Каширской старине», старый гостиный двор в Петербурге в «Актере Яковлеве». Особенно ему удавалась природа, ее он писал с какой-то поэтической грустью». Окончив Московскую школу живописи, он до 1882 года работал в провинции, в 1882-1885 годах в Москве (Пушкинский театр, Малый театр), затем снова в провинции и на частных сценах в Петербурге, так что публика могла оценить его достаточно широко. О нем вспоминали как о художнике-новаторе. «В 1890 году, читаем у Н. Н. Собольщикова-Самарина, у него я увидел впервые объемное оформление. Тут не было спускных, холщовых арок и заспинников. Твердо и массивно, отражаясь в блестящем полу, стояли колонны в зале Фамусова и в вестибюле. Стены гостиных, обтянутые штофом, были прочны и устойчивы. По карнизам тянулся лепной орнамент. Тяжелые двери красного дерева с бронзовой «ампирной» отделкой, с большими же бронзовыми ручками солидно отворялись и плотно, звучно закрывались. Это был жилой дом московского барина, а не размалеванные полотняные стены с провисшим потолком, как на «образцовой сцене» Александринского театра. Я никогда еще не видел такого оформления и пришел в восторг... Много лет прошло, пока я вновь увидел на сцене Московского Художественного театра то, что М. И. Бабиков давал зрителю в 1890 году» (14,201)
Из актерского созвездия того, первого медведевского сезона одно из главных мест принадлежит, разумеется, молодому В.Н.Давыдову, которого уже тогда отличали высокое мастерство, отсутствие штампов, глубокое проникновение в человеческую природу, заразительный юмор и вкус. А вместе с женой 3.А.Рунич он блистал в оперетке, выдавая блестящий, искрящийся всеми красками жизни каскад, чаруя органичной и заразительной комедийностью. И в водевильных и опереточных ролях он создавал живые характеры.
Среди актрис публика, особенно молодежь, любила И.П. Уманец-Райскую, начавшую работать в Екатеринбурге (с гастролями в Пермь и Ирбит) еще в 70-е годы. Ученица Веры Васильевны Самойловой, она всегда очень тщательно отделывала роли, слыла тонкой, умной актрисой, представительницей психологической школы актерской игры. При этом с успехом играла как первые драматические, так и комедийные, водевильные роли.
Известной в провинции фигурой был К.З. Пузинский. Юрист, выпускник юридического факультета, он настолько увлекся театром, что оставил ради него работу следователя. С Медведевым работал еще в 70-х годах в Казани.

После успешного медведевского сезона в Екатеринбурге, Перми и Ирбите, служил в других театрах, а в 1881-1882 годах вновь появился в Екатеринбурге, в труппе антрепренера Надлера. Уральский зритель его хорошо знал.
В амплуа героя-любовника в течение нескольких антреприз у Медведева служил работавший в крупных антрепризах России Яков Сергеевич Тинский. Медведев хорошо узнал его по своему первому Екатеринбургскому сезону 1887-1888 годов. Репертуар Тинского перерастал рамки узкого амплуа он выступал в ролях не только Гамлета, Чацкого, но и Василия в «Каширской старине», Воронова в «Золотопромышленниках» Д. Н. Мамина-Сибиряка, с которым был в дружеских отношениях.
Механику распределения годичного времени труппы и специфику пребывания театра в Ирбите подробно описывают мемуары В. Н. Давыдова. Как он признавался, об Ирбитской ярмарке, где предстояло играть в феврале, рассказывали чудеса что денег там куры не клюют, что бросаются ассигнациями направо налево и только ленивый приезжает оттуда без денег. Все это разожгло любопытство. «Наконец, в конце января, пишет Давыдов, со всем скарбом наш Ноев ковчег двинулся в Ирбит. Везли с собой декорации, костюмы, бутафорию, машины, все отборное, чтобы щегольнуть перед купечеством. Ирбит не блистал среди городов Пермской губернии. Гостиный двор, Пассаж - вот и все, чем он мог похвастаться. Одно слово - город торговый. В ярмарку же, которая длилась весь февраль, наезжали сюда театр, балаганы, цирк, всякие «монстры»
Любопытно было смотреть, как именитое купечество на разукрашенных тройках, на прекрасных конях, нагруженное костюмами, самоварами, перинами и подушками, со звоном колокольчиков въезжало со всех сторон в Ирбит, на ярмарку.
Урожай хлеба в тот год был на редкость обильный, из ряду вон, и это сделало ярмарку необыкновенно удачной... Кругом шум, гам, крик! Трактиры, гостиницы полны народа. Идут сделки. Льется золото. А тут еще масленица! Блины, шампанское, тройки, цыгане! Голова кружится» (14,203).
Театру приходилось нелегко. Не только этому, но и труппам прежних антрепренеров. Шли на художественные компромиссы. В серьезные спектакли делали цирковые вставки, учились делать фокусы или участвовали в устроении фейерверков. Актерские таланты проявлялись не только в этом. На Ирбитском сезоне не раз бывал актер, талантливый рассказчик «народных сцен» Василий Иванович Бибин. Ирбитская пресса заметила данный им в 1870 году «литературный и волшебно-фантастический вечер». Именно в Ирбите, во время ярмарки 1878 года он поставил написанную им пьесу из местной жизни «Аферисты», содержащую критику нравов.
Как пишет В. Н. Давыдов, торговцы днем торговали, а купеческие дочки и жены носились, закупая приданое, по Пассажу и Гостиному двору. Да и молодой, еще очень дремучий российский капитализм сосредоточивал здесь фигуры, которым было не до серьезного искусства. Публика, по вечерам заполнявшая зал, была возбужденной дневными хлопотами, а зачастую к вечеру уже порядочно хлебнувшей, разговорчивой, не в меру экспансивной. Вот один классический эпизод, упоминающийся во всех изданиях:
«Замечания и подбадривания так и летели на сцену.
Мне пришлось выступать в дивертисменте с веселым репертуаром. Один изрядно подвыпивший купчина, сидевший в первом ряду, все время кричал:
- Толстяк! Валяй еще!
После каждого рассказа он бросал на сцену сотенные. Я собрал их и через оркестр передал ему обратно.
- От души благодарю за доброе отношение и внимание, сказал я, но я получаю жалование за свою работу и в подобного рода благодарности не нуждаюсь!
- Не возьму! - кричал купец. - Коли даю - бери! Я ведь от души. Бери и благодарствуй. Здорово угодил! За то и даю!..»
Кончилось дело тем, что Давыдов взял деньги, объявив, что передает их в пользу сирот воинов и инвалидов, и попросил присутствовавшего в зале начальника губернии принять эти деньги от публики. Губернатор, каждый день посещавший театр, деньги принял и через несколько дней прислал актеру квитанцию, которая и была отослана по адресу купца. (6,34)
В этот сезон финансовые дела театра в Ирбите в этот год шли блестяще, успех был неизменный. Играла труппа много и все оперетку и Островского, водевили и мелодраму вроде «Двух сироток», «Хижины дяди Тома» или «Христофора Колумба».
Не меньшим успехом пользовался оркестр медведевской труппы (до 25 музыкантов). Игру оркестра все время хвалили рецензенты. В «Ирбитском ярмарочном листке» в 1879 году, например, читаем: «Такого хорошего исполнения пьес... еще не слыхали. Солист-скрипач несколько раз доставлял полное удовольствие публике то слишком грустными нотами, то веселыми, особенно хорошо было выражено в одной из пьес пение птиц и публика... каждый раз аплодировала оркестру».
В 1884 году актриса Морвиль сформировала новую труппу и под фамилией Майской держала антрепризу в Екатеринбурге и Ирбите с 1885 по 1886 год. «Домовой шалит», «Преступница» Вильде, «Фофан» Шпажинского, «Злоба дня» Потехина, «Тяжёлая доля» Карпова - вот основа репертуара сезона 1885 -1886 годов. Из классических произведений отметим – «Лекарь поневоле» Мольера, «Скупой рыцарь» Пушкина, «Не всё коту масленица» Островского. Глубокое и тонкое понимание драматургии давало возможность Майской разумно использовать артистические силы. Если прибавить к этому богатую, разнообразную и гармонирующую обстановку сцены, станут понятными слова рецензента «Ирбитского ярмарочного листка»: «Госпожа Майская в состоянии поднять наш театр на ту высоту, на которой он стоял в незабвенные и полные воспоминаниями времена Медведева. После Надлера антреприза Майской, безусловно, была значительным явлением в театральной культуре Ирбита» (12,213)
После второй антрепризы 1886-1887 годов, Медведев постарался усилить труппу: приглашены Я.С.Тинский, М.К.Шаровьева, Э.Ф.Мерц-Днепрова, режиссер и актер В. А. Великанов. В 1887 году состоялась премьера «Золотопромышленников» Д. Н. Мамина-Сибиряка Ирбите.
С 1889 по 1893 и с 1895 по 1897 годы на ирбитской сцене играла труппа сына П.М.Медведева - Петра Петровича Медведева. Он шёл по широко протоптанному пути отца, создавшего для него прекрасную репутацию. Честность и бескорыстность, превосходное знание дела и психологии актёра отличали П.П. Медведева.
В его антрепризе работала целая плеяда разносторонних актёров, блестящих сценических дарований. В один сезон труппе Петра Петровича удалось поставить три «Гамлета», а это редчайшее явление для провинциального театра. (12, 232)
За семь лет антрепренёрства в Ирбите Медведев представил на суд зрителя около ста пьес. Центральное место в репертуаре занимала драматургия Шиллера, Шекспира, Кальдерона, Писемского, Островского, Гоголя, Толстого и Сухово – Кобылина. Новым для Ирбитского театра был Гуцков «Уриель Акоста» и Чехов «Лебединая песня». Были включены в репертуар и модные в то время на столичных сценах Зудермана «Гибель Содома» Невеждина «Вторая молодость».
Театральный сезон 1894 года ознаменовался совместной антрепризой петербургской артистки Н.В.Пальчиковой и актёра Б.Л. Ленского - Петрова. Шедеврами этого сезона критики признавали спектакли – «Гроза», «Женитьба Белугина», «Мария Стюарт».
В 1898 и 1900 годах ирбитскую сцену держало Харьковское товарищество малороссийских оперных и драматических артистов во главе с А.В.Соколовым. А в 1899 году в театре играла опереточная труппа А.Н.Антоновой.
Надо сказать, на протяжении истории театрального дела в Ирбите представления давались в разных зданиях. Первое деревянное здание театра было построено весной 1845 года, на следующий год открылся первый театральный сезон. Из-за ветхости старого деревянного здания представления шли в частном доме мещанина Федулова.
В 1858 г. было начато строительство нового помещения, но из-за нехватки денежных средств в городском бюджете для завершения строительства, здание откупило купечество под торговый дом – Пассаж.(7,16)
Спектакли 1884 года шли в новом, каменном здании, построенном на усадебном месте, принадлежащем купеческой жене Рудаковой. В проектировании здания театра на 600 мест принимал участие архитектор Юлий Дютель. Постройка нового театрального здания была большим событием в культурной жизни Ирбита.
В 1900 году для увеличения площади театр перестраивается. Черновой проект реконструкции здания сделан И.Ф.Тороповым. Он же руководил всеми строительными работами. Для вестибюля сделан двухэтажный пристрой, построен новый купол, а в зрительном зале оборудованы ложи. С такого подарка артистам и зрителям началась история театра нового века в Ирбите. (1.44), см. приложение.
В последующие годы ирбитскую сцену абонировали В.Ф. Кручина 1901-1903, а в смутные 1903 -1904 годы ярмарочную нишу заполнил ирбитский музыкально – драматический кружок, затем А.Ф. Матусин , И. Чаплицкий , В.Н. Барновская , В.В. Южная и Н.Ю. Ячневский .
В 1915 году здание театра по решению Городской управы было отдано под размещение военнопленных. В журнале очередных и чрезвычайных собраний Ирбитской городской думы за 1915 год сообщалось:«городская управа имеет честь довести до сведения городской думы ... что, так как здание театра предназначено для помещения пленных, то вопрос о сдаче театра в аренду на ярмарку 1915 года антрепренёрше М. Мерецкой в настоящее время отпадает».(15, 68)
Из предыдущего изложения следует, что профессиональный театр в Ирбите до 1917 года существовал только в форме театральной антрепризы.
Антрепренёры привозили свои труппы на один месяц в ярмарочный сезон. Соответственно программа выступлений была необычайно интенсивная, насыщенная разнообразными театральными представлениями. Антреприза старалась развернуть перед ирбитским зрителем репертуар, рассчитанный в обычных условиях на полный театральный год. Поэтому одни и те же пьесы редко дублировались.


Форма театральной антрепризы имела ряд безусловных достоинств. Она знакомила зрителей с богатым и многообразным репертуаром и артистическими силами, а также связывала театральную культуру Ирбита с театрами других провинциальных городов и столиц.
Особенность ирбитских антрепренёров та, что почти все они были актёрами, то есть людьми, творчески связанными с театром. Поэтому чисто коммерческого характера эти антрепризы, как правило, не имели. По крайней мере, некоммерческие соображения лежали в их основе .

15

Приложенные файлы

  • doc 26561880
    Размер файла: 73 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий