Ольшанский В. ПРИНЦЕССА КРУ (по мотивам повести Ф.Бернетт «Маленькая принцесса»)

ВИКТОР ОЛЬШАНСКИЙ










ПРИНЦЕССА КРУ
Пьеса в двух действиях
по мотивам повести Ф.БЕРНЕТТ «Маленькая принцесса»


















ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА





САРА КРУ.
КАПИТАН КРУ.
МЕЛЬХИСЕДЕК, крыса.
МИСС МИНЧИН, хозяйка «Образцовой школы для молодых девиц».
АМЕЛИЯ, сестра хозяйки.
ЭРМЕНГАРДА.
ЛАВИНИЯ.
БЕККИ, служанка в школе.
ДОНАЛЬД.



















ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Лондон, девятнадцатый век. Дом, в котором находится «Образцовая школа для молодых девиц». В тишине слышен шум дождя. Потом где-то недалеко, в гостиной, бьют часы. С последним ударом часов из темноты появляется Мельхиседек, крыса преклонного возраста.
МЕЛЬХИСЕДЕК. Нет, нет и ещё раз нет!.. Уверяю вас, леди и джентльмены, сегодня никто, кроме меня, уже не вспомнит о том, что случилось в этом доме, никто и никогда... (Кашляет, чихает.) Прошу прощения, но здесь ужасные сквозняки, а камин в гостиной стар, как ваш покорный слуга, и тепла от него не больше, чем от козла молока... (Достаёт огромный клетчатый платок, сморкается.) Ну что ж, начнём... (Торжественно.) Сейчас вы узнаете историю, полное название которой могло бы звучать так: «Принцесса Кру или приключения единственной дочери капитана Кру, маленькой принцессы из Индии, воспитанницы «Образцовой школы для молодых девиц», рассказанная Мельхиседеком, свидетелем и непосредственным участником этих удивительных событий, происшедших в Лондоне, в одна тысяча восемьсот уже не помню каком году, и впервые описанных в повести леди Бернетт»... (После паузы.) Впрочем, ни одна даже самая умная и проницательная леди не в состоянии узнать того, что знаем мы, крысы... Мы, крысы, всё видим и всё слышим, для нас не существует ни ключей, ни замков, для нас распахнуты все запертые двери и раскрыты все страшные тайны... Итак, в тот день, когда принцесса Кру впервые появилась в Лондоне, я был молод и крепок зубами. Моя большая и дружная семья жила в этом доме, в подвале и на чердаке. Как сейчас помню – кэб остановился у парадного подъезда, капитан Кру и его дочь поднялись по лестнице, капитан крепко держал её маленькую ручку в своей большой руке.
Слышен шум отъезжающего кэба, потом звук шагов.
Хозяйка школы мисс Минчин пригласила их в гостиную. Ах, как она была мила и любезна – ещё бы, ведь капитан Кру богат и он специально приехал из Индии, чтобы определить свою единственную дочь в самую лучшую школу.
Громче слышны голоса, в доме забегали слуги. Где-то совсем близко пробежала по коридору хозяйка школы.
ГОЛОС ХОЗЯЙКИ. Эрменгарда, Лавиния, быстрее! Капитан Кру хочет познакомиться с вами... Бекки, противная девчонка, ты смахнула пыль с парадного сервиза? Живее, Амелия! Чай в гостиную!.. И не забудь сахар, сливки и лимонный пудинг!
Появляется Амелия, сестра хозяйки, с подносом, на котором приготовлено всё для чая. Увидев крысу, она визжит, роняет поднос и в ужасе убегает.
МЕЛЬХИСЕДЕК. В тот день у нас в подвале был прекрасный ужин: сахар, сливки и лимонный пудинг... (Поднимает с пола поднос, сам себе.) Чай со сливками, сэр? Благодарю вас, сэр... (Вздохнув.) Да, именно так давным-давно, осенним дождливым вечером началась эта необыкновенная, удивительная, загадочная история. Эта весёлая история. Эта грустная история. Впрочем, люди говорят, что посуда бьётся к счастью...
Исчезает в темноте.

Гостиная в школе мисс Минчин. Вокруг множество портретов – это портреты выпускниц «образцовой школы». Капитан Кру и его дочь Сара сидят в огромных креслах для почётных гостей. Хозяйка, мисс Минчин, играет на пианино. Две воспитанницы школы – Эрменгарда и Лавиния – поют дуэт. Они заметно старше Сары, одеты пышно и безвкусно. Кончив петь, Эрменгарда и Лавиния кланяются.
МИСС МИНЧИН. Браво, браво!.. Не правда ли прелестно, капитан? Мы в нашей школе уделяем особое внимание пению, танцам и вышиванию. Вот, взгляните на этот портрет, прошу вас... Это старшая дочь леди Мередит, она пела, как колокольчик! (Показывает указкой.) А это внучка сэра Арчибальда. Боже, как она танцевала, как она...
Не успев договорить, мисс Минчин оглядывается. В гостиную влетает её сестра Амелия. Амелия тяжело дышит и возбуждённо размахивает руками.
Моя сестра Амелия, капитан. Амелия, голубушка, капитан Кру привёз нам из Индии свою прелестную дочь. Нет, вы только посмотрите на неё, на нашу очаровательную Сару!.. (С раздражением.) Господи, Амелия, да что с тобой?
Амелия обмахивается платком, постепенно приходя в себя.
АМЕЛИЯ. Там... Я там видела... О, сэр, я собственными глазами видела! Поднос – хрясть – так и выпал у меня из рук!
МИСС МИНЧИН. Надеюсь, это был пустой поднос, Амелия?
АМЕЛИЯ. Откуда ему взяться, пустому, если ты сама велела мне подать чай!
МИСС МИНЧИН. Боже, только не это! Надеюсь, это не был парадный сервиз?
АМЕЛИЯ. Само собой, что парадный, какой же ещё... Я всё делаю, как ты велела. Кто угодно расколотил бы сервиз вдребезги, если бы увидел эту здоровенную, наглую, серую кры...
МИСС МИНЧИН (быстро). Птичку.
АМЕЛИЯ. Да нет же, это была вовсе не птичка, лопни мои глаза! Это была здоровенная...
МИСС МИНЧИН. А я говорю – именно птичка, я лучше знаю... (Настойчиво.) Обыкновенная птичка. С этими... С кры... С крылышками.
Эрменгарда и Лавиния, прыснув, отворачиваются.
Ах, капитан, моя сестра так впечатлительна! Иди, Амелия, иди. И запомни, мой друг, если ты ещё раз увидишь птичку, постарайся покрепче держаться на ногах.
Амелия уходит.
С вашего разрешения, я тоже оставлю вас. Вы можете попрощаться с дочерью, капитан.
КАПИТАН КРУ. Благодарю вас, сударыня. Я рассчитываю, что вы предоставите ей отдельную спальню и гостиную, а также экипаж и пони для прогулок. Боюсь, что Сара привыкла к роскоши. В Индии слуги называли её «мисси саиб» и позволяли ей делать всё, что угодно.
МИСС МИНЧИН. Разумеется, разумеется... У неё будет и спальня, и пони, и всё что угодно! К тому же я приставлю к ней Бекки, это опытная служанка. Эрменгарда, Лавиния, за мной!.. (Вполголоса.) Хотела бы я знать, куда подевалась эта несносная Бекки... Ох, что я с ней сделаю!
Уходит вместе с воспитанницами. Сара Кру встаёт и подбегает к отцу.
САРА КРУ. Папа, разреши мне уехать вместе с тобой! Я тебе обещаю, что я больше не буду болеть в Индии. Разве нам было плохо вдвоём?
КАПИТАН КРУ. Нам было хорошо, моя маленькая принцесса.
САРА КРУ. Вот видишь... (Тихо.) Честное слово, папа, моя старая нянька-айя и наш дом в Бомбее в тысячу раз лучше этой образцовой школы!
КАПИТАН КРУ. Я знаю. Дом, в котором ты родилась, всегда самый лучший на свете.
САРА КРУ. Значит, ты разрешишь мне вернуться?.. (Смотрит на отца с надеждой, пытаясь угадать ответ.) Ну, пожалуйста! Ну, скажи «да», папа! Прошу тебя...
КАПИТАН КРУ. Я не могу сказать «да», Сара. Климат Индии слишком жесток для английских леди. Я потерял твою мать. Ты – единственное, что у меня осталось в жизни. Ты должна жить и учиться в Англии. А я... Я буду писать тебе письма, два раза в неделю.
САРА КРУ. Хорошо, папа. Я поняла... (Стараясь говорить спокойно.) Я буду жить и учиться здесь, в школе мисс Минчин. Мне не нравится школа, но что поделаешь... Даже самым храбрым военным тоже, наверное, не нравится идти на войну.
КАПИТАН КРУ. Годы пролетят очень быстро, ты даже не заметишь, как вырастешь. Два письма в неделю это восемь писем в месяц. Девяносто шесть в год. Через сто девяносто два письма я снова приеду в Англию, чтобы повидаться с моей маленькой принцессой.
САРА КРУ. Ты действительно приедешь через два года?
КАПИТАН КРУ. Клянусь!.. (После паузы.) Хочешь, я открою тебе тайну? Через два года мы с тобой будем обладателями несметного сокровища... Мой друг купил землю в Индии, а теперь на этом участке нашли кое-что... Это алмазные россыпи, Сара. Мой друг предложил мне стать его партнёром и разделить с ним всю прибыль. Это очень щедрое и выгодное предложение.
САРА КРУ. Хорошо, папа, правда, я совсем ничего не понимаю в алмазных россыпях... Тебе уже пора ехать?
КАПИТАН КРУ. Пора, дочка... (Прижимает её к себе.) Ну-ну... Ты ведь не станешь плакать?
САРА КРУ. Нет. Не стану. Принцесса, которая плачет, это просто сопливая принцесса... Можно мне проводить тебя?
КАПИТАН КРУ. Конечно... (Чуть помедлив.) Я знаю, в этой гостиной когда-нибудь будет висеть твой портрет. На самом видном месте. Вон там... Мне кажется, я вижу его...
Они уходят вдвоём. Некоторое время в гостиной никого нет, и вдруг из резного деревянного сундука, стоящего около двери, раздаётся какой-то странный звук – то ли вздох, то ли кашель. Появляются Лавиния и Эрменгарда.
ЛАВИНИЯ. Закрой дверь. Пока Минчин провожает капитана, сюда никто не зайдёт.
ЭРМЕНГАРДА. А она там не задохнулась?
ЛАВИНИЯ. Вздор!
Они бросаются к сундуку, вместе открывают тяжёлую крышку.
ЭРМЕНГАРДА. Эй ты, вылезай!
ЛАВИНИЯ. И поживее, иначе я вытащу тебя за шиворот.
Из сундука с трудом вылезает служанка Бекки, кашляет. Она бедно, но чисто одета, на фартуке видны заплатки.
ЭРМЕНГАРДА. Ну? Рассказывай быстрее, что ты слышала? О чём они говорили?
ЛАВИНИЯ. Это правда, что у них в Индии был свой белый слон и тысяча слуг?
ЭРМЕНГАРДА. А почему он называет её маленькой принцессой, ты поняла?
ЛАВИНИЯ. Говорят, что капитан Кру знаменитый охотник на тигров! Говорят, она привезла с собой огромную тигриную шкуру...
ЭРМЕНГАРДА. И меха, и шляпки, и кружева, и бархатные платья, и страусовые перья...
ЛАВИНИЯ. Не смей молчать, противная девчонка!
ЭРМЕНГАРДА. Мы спрятали тебя в сундук не для того, чтобы ты там спала. Что он сказал ей?
ЛАВИНИЯ. Что она сказала ему? Ну?!
БЕККИ. Но я ничего такого не слышала, мисс Лавиния. Напрасно вы меня спрятали в этот ужасный сундук, мисс Эрменгарда. Там было так темно. Я от страха все ихние разговоры позабыла.
ЛАВИНИЯ. Подумаешь, темно!..
Ущипнула её.
ЭРМЕНГАРДА (наступив Бекки на ногу). Если ты сию минуту не вспомнишь что-нибудь интересное, придётся запереть тебя на всю ночь.
ЛАВИНИЯ. А ночью придут крысы. Они просто обожают резвиться здесь, в гостиной.
Бекки вздрогнула.
ЭРМЕНГАРДА. Смотри-ка, она боится крыс...
ЛАВИНИЯ. Ты ведь не хочешь остаться ночью в сундуке, Бекки?
БЕККИ (быстро). Не хочу. Клянусь Богом, не хочу! Вы ведь не сделаете этого? А я вспомнила, честное слово – вспомнила. Они говорили про письма, вот про что. Маленькая мисс принцесса не очень-то хотела к нам в школу, но господин капитан уговорил её. А потом он открыл ей свою тайну – всё, больше ничего не было.
ЛАВИНИЯ. Какую тайну?
ЭРМЕНГАРДА (возбуждённо). Я так и знала, что у них есть тайна! Эта Кру на самом деле никакая не Кру... Она индианка! Она даже немного похожа на индейку!
ЛАВИНИЯ. Да заткнись ты! Сейчас вернётся Минчин, а мы до сих пор ничего не узнали... (Схватила Бекки за шиворот.) Рассказывай нам всё про эту тайну или тебе плохо придётся!
БЕККИ. Капитан сказал, будто у них есть алмазные россыпи там, в Индии. Напрасно вы заставили меня подслушивать, мисс... (Плачет.) Мне стыдно, что я там сидела.
ЭРМЕНГАРДА. Алмазные россыпи, вот это да!
ЛАВИНИЯ. Алмазные россыпи?.. (Служанке.) Что за вздор, Бекки, если у тебя есть уши, подслушивать вовсе не стыдно. Теперь ты будешь всё время подслушивать и подглядывать. Ты будешь служанкой этой выскочки Сары Кру, и всё, что тебе удастся разнюхать...
ЭРМЕНГАРДА. Ты будешь сообщать нам.
ЛАВИНИЯ. Ты ведь не хочешь, чтобы хозяйка узнала о том, как ты плохо чистишь камины...
ЭРМЕНГАРДА. И о том, что ты таскаешь еду со стола...
ЛАВИНИЯ. И о том, что ты часто засыпаешь во время работы...
Бекки плачет.
ЭРМЕНГАРДА. Не бойся, делай всё, что мы прикажем.
ЛАВИНИЯ. А сейчас отправляйся на кухню, возьми нож и режь лук. Тогда никто не догадается, отчего у тебя такие противные красные мокрые глаза.
ЭРМЕНГАРДА. Какая ты умная, Лав!..
ЛАВИНИЯ. Ты тоже умница, Эрми. Как ты здорово сообразила, что мы можем запереть её здесь на ночь. Дурочка больше всего на свете боится крыс... (Прислушалась.) Тс-с! Кажется, сюда идут...
Эрменгарда и Лавиния быстро убегают. Бьют часы. Закрыв лицо фартуком, Бекки тихо плачет в опустевшей гостиной.
БЕККИ. Я буду подслушивать. Я буду подглядывать. Только не оставляйте меня ночью с крысами. Только не оставляйте!..

Прошло время. В гостиной – урок танцев. Стараясь никому не мешать, служанка Бекки чистит камин. Видно, что она устала, вся перепачкалась в саже. Мисс Минчин, сидя за пианино, играет вальс. Все три воспитанницы школы – Лавиния, Эрменгарда и Сара Кру – танцуют. Амелия изображает кавалера, по очереди танцуя с каждой из девиц.
МИСС МИНЧИН (под музыку). Раз-два-три, раз-два-три... Грациозней, Эрменгарда, вы леди, а не медведь. Раз-два-три... Слушайте музыку, Лавиния, не сбивайтесь, вы не должны смотреть себе под ноги, смотрите на джентльмена. Непринуждённая улыбка, вот что вам не хватает.
Лавиния непринуждённо улыбается.
Теперь попробуем без музыки. Раз-два-три, раз-два-три... Представьте себе, что вы бабочка, Эрменгарда. Вы – мотылёк, и вот вы порхаете, порхаете...
АМЕЛИЯ. Этот мотылёк мне уже три раза ноги отдавил.
ЛАВИНИЯ (хохочет). Прекрасная пара – леди медведь и сэр кухарка танцуют вальс!
ЭРМЕНГАРДА. А ты... Ты сама кривобокая! Платье как на вешалке висит!
ЛАВИНИЯ. Вздор! Моё платье не висит, мне всегда шло розовое... Ты лучше на себя посмотри – ты же толстая!
ЭРМЕНГАРДА. А ты костлявая! Розовая и костлявая!
ЛАВИНИЯ. Толстая! Толстая и жирная!
ЭРМЕНГАРДА. Неправда, я не жирная, я просто поесть люблю. А ты завидуешь, потому что ты костлявая, костлявая!
МИСС МИНЧИН. Хватит. Прекратите немедленно! Не забывайте, что вы леди, а не пьяные матросы. Здесь образцовая школа, берите пример с Сары Кру.
ЛАВИНИЯ (зло). О, разумеется! Сара Кру прелестно поёт, Сара Кру прелестно танцует... А когда она катается в парке на своём прелестном пони, все молодые джентльмены так и крутятся вокруг, так и крутятся!
ЭРМЕНГАРДА (зло). И особенно этот Дональд Кармикел-младший, наш сосед. Можно подумать, что он никогда в жизни не видел пони... Маленькой принцессе всё разрешено, ей вы не делаете ни одного замечания!
Пауза.
САРА КРУ. Я тоже сбиваюсь в вальсе, мисс Минчин. Делайте и мне замечания, это будет справедливо.
МИСС МИНЧИН. Не учите меня, Сара Кру. Вы – ангел, дитя моё, но я сама знаю, что делаю... (Снова начинает играть.) Раз-два-три, раз-два-три... Порхаем, леди, порхаем!.. (Тихо, сестре.) Амелия, сходи на кухню и проверь кексы, я не хочу, чтобы они подгорели.
Амелия уходит. Лавиния, Эрменгарда и Сара Кру танцуют.
Свободнее, ещё свободнее, ещё легче! Раз-два-три, раз-два-три...
Неожиданно мисс Минчин оборвала игру и резко встала. Девушки, ничего не понимая, застыли на месте.
Так... А это что такое? Что это такое, я спрашиваю?!
Все посмотрели туда, куда смотрит мисс Минчин. Возле камина, устав от тяжёлой работы, заснула служанка Бекки. Приблизившись к Бекки, хозяйка школы цепко схватила её за ухо.
БЕККИ. Ой!.. Что вы, мисс Минчин, я совсем не спала, мисс Минчин, я только глаза закрыла на минуточку... Ой, больно! Отпустите меня, мисс Минчин, пожалуйста, мисс Минчин, мне очень больно!
МИСС МИНЧИН. Нет, вы только полюбуйтесь на эту негодницу и грязнулю! Я плачу ей, а она вместо работы спит. Только и умеет повторять: мисс Минчин, мисс Минчин – настоящий попугай!
Эрменгарда и Лавиния хохочут.
БЕККИ. Ой, моё ухо, мисс... Ударьте меня лучше линейкой по рукам, прошу вас... Лучше линейкой.
МИСС МИНЧИН. Хорошо, грязнуля, ты получишь по рукам, обещаю тебе. А пока что сменим ухо, это уже похоже на спелый томат.
Эрменгарда и Лавиния хохочут. Мисс Минчин ловко хватает Бекки за другое ухо. Бекки вырывается, но вырваться не может.
САРА КРУ. Отпустите её! Стыдно издеваться над теми, кто не может ответить.
Становится тихо. Лавиния и Эрменгарда, перестав смеяться, с удивлением смотрят на Сару. Даже мисс Минчин, забыв о Бекки, отпускает её. Теперь все ждут, что сделает хозяйка школы.
ЛАВИНИЯ (тихо). Эрми, наша маленькая индейка позволяет себе слишком много.
ЭРМЕНГАРДА (тихо). Гляди, Лав, сейчас она получит, эта выскочка Кру!
Мисс Минчин решительно подходит к Саре, видно, что хозяйка школы в бешенстве.
МИСС МИНЧИН (задыхаясь от злости). Сара Кру, вы... Вы... (После паузы, почти спокойно.) Вы можете быть свободны, урок окончен, леди. Следующий урок – французский язык.
Быстро уходит из гостиной. Некоторое время все молчат.
БЕККИ. Спасибо, мисс Сара!
ЛАВИНИЯ. Поздравляю! (Делает реверанс.) Наконец-то принцесса нашла себе подходящую подругу – замарашку Бекки.
ЭРМЕНГАРДА. Ты что?.. Это очень знатная дама – леди Бекки Красные Уши!
ЛАВИНИЯ. Какая честь для нашей школы!
ЭРМЕНГАРДА. Мисс Минчин может гордиться, что среди нас – особы королевской крови.
ЛАВИНИЯ. Ваше высочество! Надеюсь, вы не забудете нас, когда станете королевой?
ЭРМЕНГАРДА. Надеюсь, вы уделите нам хоть немножко от ваших алмазных россыпей?
Пауза.
САРА КРУ. Откуда ты знаешь про алмазные россыпи, Эрменгарда?
ЭРМЕНГАРДА (смутившись). Я?.. А что я такого сказала?
ЛАВИНИЯ. Разве это секрет? Весь Лондон только и говорит о вашем богатстве!
САРА КРУ. Неправда. Никто не знает об этом, кроме меня и моего отца. Если ты, Эрменгарда, узнала о россыпях, значит...
ЭРМЕНГАРДА. Значит – что?
САРА КРУ. Значит, ты была в моей комнате и читала мои письма.
ЭРМЕНГАРДА. А вот и нет, не была и не читала.
ЛАВИНИЯ. Леди не подслушивают чужие разговоры и не лезут в чужие письма.
ЭРМЕНГАРДА. Пора бы тебе знать, что это делают служанки.
САРА КРУ. Всё равно я вам не верю!.. (Не сразу.) Я была бы признательна вам, если бы вы избавили меня от своего общества.
ЛАВИНИЯ. Пожалуйста!
ЭРМЕНГАРДА. С удовольствием!
Уходят вместе. Служанка Бекки снова кашляет, она кашляет несколько раз подряд и никак не может остановиться.
САРА КРУ. Мне не нравится твой кашель, Бекки. Тебе надо полежать в постели и попить горячего молока.
БЕККИ. В постели, мисс? (Смеётся.) Интересно, кто даст мне молока, может быть хозяйка? Боюсь, мисс, что она мне и вправду даст, но только не молока.
САРА КРУ. Ты, наверное, хочешь есть?
БЕККИ. Пустяки, мисс Сара, я всегда хочу есть.
САРА КРУ. Тебе холодно?
БЕККИ. Мне всегда холодно, я уже привыкла.
САРА КРУ. Возьми...
Снимает с себя красивую кофту, протягивает служанке.
БЕККИ. Что вы!.. Разве я могу носить такую красоту? Я её перепачкаю.
САРА КРУ. Я приказываю – возьми! (Помогает Бекки надеть кофту.) Если ты моя служанка, ты должна меня слушать. Горячее молоко я принесу тебе вечером.
БЕККИ. Вы... принесёте мне молоко? В мою комнату?
САРА КРУ. Конечно.
БЕККИ. Значит, вы придёте ко мне в гости? Сегодня?.. Но вы не знаете, мисс Сара, чтобы попасть ко мне, надо подняться по крутой скрипучей лестнице под самую крышу. Там очень сыро, мисс. И совсем убого. Только старая железная кровать и один хромоногий стул.
САРА КРУ. Я приду к тебе, а не к твоему стулу.
БЕККИ. Вы слишком добрая, мисс Сара. Нет, вы не должны ничего делать для меня. Это я подслушивала ваш разговор с вашим отцом. Это я узнала про алмазные россыпи.
САРА КРУ. Ты?
БЕККИ. Мисс Лавиния и мисс Эрменгарда заперли меня в сундуке – что мне было делать? Если б я отказалась, они бы оставили меня там на всю ночь. А я так боюсь крыс! Очень боюсь, больше всего!..
Пауза.
САРА КРУ. Ты не должна так бояться, Бекки. Я тоже ужасно трусливая, но я стараюсь, чтобы об этом никто не догадался. Знаешь, когда мне хочется заплакать, я говорю сама себе – Сара Кру, ты принцесса, принцессы не плачут. Честное слово, это помогает. Ну-ка, попробуй, повторяй за мной. Я – принцесса...
БЕККИ (неуверенно). Я принцесса...
САРА КРУ. Я никого не боюсь.
БЕККИ. Я никого не боюсь.
САРА КРУ. Принцессы не плачут.
БЕККИ. Принцессы не плачут.
Ещё несколько секунд они молча смотрят друг на друга. Слышны шаги – в гостиную вбегает Амелия.
АМЕЛИЯ (увидев Бекки, кричит). Вот ты где, распустёха! Немедленно отправляйся на кухню чистить котлы, дурья твоя башка!..
БЕККИ (не сразу). Амелия Минчин, не орите на меня. Я была бы признательна вам, если бы вы избавили меня от своего общества!
Уходит вместе с Сарой Кру. Амелия, словно потеряв дар речи, растерянно смотрит ей вслед. Из камина вылезает Мельхиседек, серая крыса. Мельхиседек осторожно несёт железную мышеловку, с грохотом сваливает её на пол за спиной у Амелии. Вздрогнув от неожиданности, сестра хозяйки оглядывается и с визгом убегает.
МЕЛЬХИСЕДЕК. Пятая мышеловка за последние три дня, они поставили её там, где гуляют мои дети!.. Хитрые двуногие думают, что мы испугаемся и уйдём из дома. Жадные двуногие надеются, что мы погибнем от голода. Глупые двуногие не хотят жить мирно, как и подобает добрым соседям... Ну что ж, посмотрим, кто кого!

Поздний вечер. В комнате служанки, под самой крышей, темно и холодно. Бекки сидит на кровати, завернувшись в одеяло. Со скрипом открывается дверь, появляется Сара Кру. Выглядит она несколько необычно – на плечах тигриная шкура, а в руках поднос со стаканом молока и ещё какой-то едой на тарелке, накрытой салфеткой.
САРА КРУ. Не пугайся, это не тигр, это я... (Подходит поближе.) Пей молоко, ешь пирожки. А шкуру надо положить на кровать, вот увидишь, тебе будет намного теплее.
БЕККИ. Это всё мне, мисс? Как вкусно!.. (С полным ртом.) Ой, мисс Сара, хорошо, что эта красивая шкура пахнет тигром – крысы почуют тигриный запах и не полезут ко мне, как вы думаете? Сегодня я слышала подозрительные звуки вон там, в углу... Хоть я и говорила сама себе, что ничего не боюсь, но мои зубы, они так и стучали от страха!
САРА КРУ. Мы боимся крыс, крысы боятся кошек, кошки боятся собак, а собаки боятся нас, не глупо ли?.. (Подумав, она взяла пирожок, отнесла его в угол и положила на пол.) Многоуважаемая крыса! У вас, наверное, есть семья. Примите наше скромное угощение, кланяйтесь вашей жене и детям. Ваши друзья Сара Кру и Бекки.
БЕККИ. Неужели крысы всё понимают?
САРА КРУ. Не знаю. Мой отец говорит – не надо считать других глупее себя... (Оглянулась.) Ты выпила молоко?
БЕККИ. Да, мисс. За всё время, что я тут служу, это будет второй раз, когда я лягу спать сытой.
САРА КРУ. Второй?
БЕККИ. Неловко признаться, мисс Сара, но однажды летом, когда окно было открыто, я нашла вкусный кекс прямо на подоконнике, как будто он спустился с неба.
САРА КРУ. Небесный кекс? Это настоящее чудо, Бекки.
БЕККИ. Не совсем настоящее, потому что я догадываюсь, кто его туда положил... (Не сразу.) Сдаётся мне, что это был юноша из дома напротив, он очень ловкий и смелый юноша. Понимаете, мисс Сара, крыши домов подходят так близко друг к другу, что можно запросто перелезть с той крыши на эту. Один раз я сама видела, как он сделал это, когда пускал воздушного змея.
САРА КРУ. Это был Дональд Кармикел, верно?.. (Взволнованно.) Но здесь слишком высоко. Это очень опасно – перелезать с крыши на крышу!
БЕККИ. Вы знакомы с Дональдом, мисс?
САРА КРУ. Я?.. (После паузы.) Нет, совсем не знакома. То есть, почти совсем... Впрочем, какая разница... Что же было дальше, Бекки?
БЕККИ. Ничего, мисс. Он тоже увидел меня и помахал мне рукой. Вот я и решила, что... ну, что кекс не случайно оказался у меня на подоконнике. Мисс Сара, вы разрешите мне задать вам вопрос?
САРА КРУ. Конечно.
БЕККИ. А вы на самом деле принцесса? Мне иногда кажется, что вы приехали не из Индии, а из какой-то сказки.
САРА КРУ. Что ты, Бекки, я никакая не принцесса. Просто, когда умерла мама, мой отец стал называть меня маленькой принцессой. Чтобы я не грустила, он старался выполнить любое моё желание.
БЕККИ. Я знаю, он совсем не жалеет денег для вас!.. Мисс Минчин и её сестра Амелия потому и хотели, чтобы вы остались в ихней образцовой школе... (Шепотом.) По правде сказать, дела у них идут не слишком хорошо. У нас теперь только три воспитанницы, раньше было больше. И всех учителей мисс Минчин выгнала, теперь они всё делают вдвоём с сестрой. И ещё я слышала, что хозяйка устроит большой праздник в день вашего рождения. Сегодня на кухне только и говорили о вас, мисс, и о какой-то необыкновенной кукле.
САРА КРУ. Да, это папин подарок. Мы с папой решили, что это будет моя последняя кукла, ведь я уже почти взрослая. Её заказали знаменитому французскому мастеру в Париже, и у неё всё будет настоящее: платье, причёска, туфли. Я даже не удивлюсь, если кукла окажется говорящей.
БЕККИ. Какой счастливый сегодняшний вечер! Я сижу на тёплой шкуре, и в животе приятно бурчит после ваших пирожков. А если ещё закрыть глаза и не видеть мою холодную грязную каморку, эти голые стены в пятнах от сырости...
САРА КРУ (неожиданно). А, по-моему, здесь нет никаких голых стен. Посмотри туда, неужели ты не видишь?
БЕККИ. Чего я не вижу?
САРА КРУ. Какое красивое зеркало в старинной раме!.. А бархатные портьеры? А пушистый ковёр на полу?
БЕККИ. Ковёр, мисс?.. (Запинаясь.) Какой ковёр?
САРА КРУ. Разумеется персидский, какой же ещё... А эти часы на каминной полке... (Встала и быстро прошла по комнате, легко касаясь рукой воображаемых предметов.) Как удачно ты повесила картину над креслом, я так люблю пейзажи!
БЕККИ. Что-что повесила?.. (Она подошла к Саре.) Пей-сажу, мисс? Откуда здесь взяться пейсаже, да и кресла тут отродясь не было!
САРА КРУ (настойчиво). Не было, а теперь есть. Ну, Бекки, постарайся немного. Стоит только захотеть, и ты увидишь, как хорошо у тебя в комнате. Ты услышишь, как весело трещат дрова в камине!
БЕККИ (медленно повторяет). Весело трещат дрова...
САРА КРУ. Как здесь тепло и уютно!
БЕККИ. Тепло... Уютно... (После паузы, неуверенно.) Кажется, я уже немного вижу, мисс Сара. Я вижу! И кресло, и зеркало, и всё-всё-всё, как вы сказали!
САРА КРУ. А теперь закрой глаза.
БЕККИ. Закрыла.
САРА КРУ. Сейчас мы с тобой отправимся в Индию, я часто так делаю. Посмотри... Это наш дом на пригорке. Как много зелени, правда? Как поют птицы в саду, у нас очень много птиц!.. А это моя мама, у неё зонтик в руке – сегодня такой жаркий день. А вот мой отец...
БЕККИ. Какая у вас красивая мама, мисс. Моя мама тоже была красивая, клянусь Богом! Она была прачкой...
Некоторое время Сара Кру и Бекки с закрытыми глазами молча стоят рядом, держась за руки.
САРА КРУ (открыв глаза). Вот и всё.
БЕККИ. Всё?
САРА КРУ. Всё. Мы с тобой вернулись обратно.
БЕККИ. Ох, как же мне не хочется, мисс. Так бы и осталась в вашей Индии!
САРА КРУ. Что поделаешь, Бекки, рано или поздно приходится возвращаться. Но ты не грусти, ладно? Скоро день моего рождения, и я приглашаю тебя на праздник.
БЕККИ. Мисс Минчин не допустит служанку в ваше общество, даже не думайте об этом. Судомойкам не место среди благородных девиц.
САРА КРУ. А я говорю – ты будешь на празднике! Хочешь, я сделаю так, что все будут смотреть на тебя и говорить – ах, как она прелестна! Как изящна и красива!..
БЕККИ. Это про меня? (Засмеялась.) Вот уж навряд ли, мисс. Хозяйка лопнет от злости, но не скажет такое.
САРА КРУ (упрямо). Скажет. Она скажет, потому что я кое-что придумала. В день моего рождения ты будешь...
Не договорила.
БЕККИ. В день вашего рождения я буду?..
САРА КРУ. Ты будешь моей последней куклой из Парижа! Ты и она, вы поменяетесь местами, понятно? (Оглянулась.) А теперь – тс-с-с!.. Ни слова больше. До поры до времени об этом никто не должен знать. Никто! Даже крысы...

В день рождения Сары Кру гостиная была празднично украшена гирляндами остролистника, бумажными лентами, искусственными цветами. В центре, рядом с ширмой, большая кукольная коробка, стоящая вертикально. Заглянуть в коробку невозможно – она, как неоткрытый памятник, задрапирована тканью. В гостиную вбегают Сара Кру и Бекки.
САРА КРУ. Торопись, времени очень мало. Вот её одежда – платье, туфли... Умоляю, переодевайся быстрее!
БЕККИ (прячется за ширмой). Как страшно, мисс Сара! Если хозяйка догадается, она мне уши совсем оборвёт.
САРА КРУ. Не сомневайся, Бекки, ты будешь самая кукольная кукла на свете!
БЕККИ. Я только боюсь, вдруг они меня хватятся... Амелия захочет, чтоб я помогла на кухне, что тогда?
САРА КРУ. Не волнуйся, я пожаловалась мисс Минчин, что ты своим кашлем можешь испортить праздник, и она велела тебе отправиться наверх и не выходить из комнаты. По-моему, удачно получилось. На твоей кровати лежит кукла.
Бекки вышла из-за ширмы. В розовом кукольном платье, украшенном кружевами, её действительно трудно узнать. Туфли Бекки держит в руке.
Ой!
БЕККИ. Что – ой?
САРА КРУ. Бекки, ты выглядишь потрясающе! Дай только я поправлю тебе причёску и подрумяню щёки. Ну-ка, повернись... Готово! Теперь ты настоящая дама из Парижа.
Быстро прячет одежду в сундук, потом они снимают ткань и Бекки залезает в коробку.
БЕККИ. Мисс Сара! Можно мне ваше зеркальце, уж больно охота взглянуть.
САРА КРУ. Держи.
Протягивает ей маленькое зеркало.
БЕККИ (смотрит). Мамочки! Нет, это не я, лопни мои глаза!..
САРА КРУ. Прячься, сюда идут!.. (Снова накрывает коробку тканью.) И запомни, главное, стой тихо и делай так, как мы договорились
БЕККИ (из коробки). Клянусь Богом, я лучше без ушей останусь, но вас не подведу... (Громко вздыхает.) Там, на кухне, такие пирожные... И все разные: с кремом, с цукатами, с орехами.
САРА КРУ. Ты получишь пирожное, обещаю.
БЕККИ (из коробки). Вы даже охнуть не успеете – всё сожрёт мисс Эрменгарда. Что куклы, что служанки, одно и то же – им ничего не достаётся.
Слышны шаги. В гостиную входят мисс Минчин, Лавиния и Эрменгарда. И хозяйка, и воспитанницы нарядно одеты.
МИСС МИНЧИН. Ну что ж, все на месте, можно начинать... (Достаёт бумагу с речью и носовой платок.) Дорогая Сара! Дитя моё... (Поднесла платок к глазам.) Когда ваш дорогой папа привёз вас из Индии, я сказала ему – в моей школе, капитан Кру, ваша прелестная дочь получит такое образование, какое послужит украшением самого громадного богатства, наследницей которого она является!.. А сегодня, в день вашего рождения, мы все должны отметить, что вы, Сара Кру, с вашими блестящими способностями, стали первой среди равных и заняли достойное вас место среди прочих воспитанниц!.. Лавиния, мне кажется, что вы позволили себе фыркнуть?
ЛАВИНИЯ. Что вы, мисс!.. Вовсе нет, мисс.
МИСС МИНЧИН. Если вы завидуете своей подруге, то я посоветовала бы вам выражать свои чувства более приличным для молодой леди образом. Эрменгарда, прошу вас...
ЭРМЕНГАРДА. Стихи в честь Сары Кру... (Декламирует, запинаясь.) Рано проснулся в лугах пастушок... Овечек собрал, заиграл в свой рожок... Сара, наш ангел, стройна, как овечка... Любит тебя... (С трудом вспоминая.) Любит тебя Эрменгарды сердечко!
МИСС МИНЧИН. Браво, браво!.. Очень трогательно. Теперь ты, Лавиния.
ЛАВИНИЯ (декламирует). Принцесса Кру, тебя мы поздравляем!.. Здоровья, счастья от души тебе желаем. Твой голосок звучит как пенье райских птиц... В мисс Минчин школе ты брильянт среди девиц!..
МИСС МИНЧИН. А что, по-моему, мило. Как это?.. «В мисс Минчин школе ты брильянт среди девиц...». Очень мило!
САРА КРУ. Спасибо за поздравления.
ЛАВИНИЯ (нетерпеливо). А где же необыкновенная кукла, которую нам обещали показать?
ЭРМЕНГАРДА. И пирожные!.. Пирожные с чаем тоже обещали!
МИСС МИНЧИН (Саре). Если судить по тому счёту, что пришёл из Парижа для вашего отца, эта кукла действительно необыкновенная! Она стоит... О, нет, лучше не будем уточнять, сколько.
САРА КРУ. Это моя последняя кукла. Вот она...
Сара подошла к коробке и одним решительным движением сорвала ткань. Увидев Бекки, все ахнули.
МИСС МИНЧИН. Господи, она как живая! Она как будто дышит...
ЛАВИНИЯ. А платье... Какое платье!
ЭРМЕНГАРДА. А глаза, а ресницы, а волосы... Вот это красавица!
МИСС МИНЧИН. Смотрите – так должна выглядеть настоящая леди. Прелестная игрушка, прелестная... И, могу поклясться, она мне кого-то напоминает.
ЛАВИНИЯ. И мне.
ЭРМЕНГАРДА. И мне тоже.
САРА КРУ. В самом деле?.. (Присмотревшись.) Да, вы правы. Она немного похожа на Бекки. Я даже предлагаю назвать её – Бекки.
МИСС МИНЧИН. На кого похожа? На служанку?.. Ах, что за нелепая мысль!
ЛАВИНИЯ (смеётся). Наша грязная судомойка и французская кукла, которая стоит Бог знает сколько! Только Сара Кру могла такое сказать...
ЭРМЕНГАРДА. Глупее не придумаешь, назвать красавицу – Бекки! Уж лучше назвать её Эрменгардой.
ЛАВИНИЯ. Кукла совсем не толстая, ей больше подойдёт имя – Лавиния.
ЭРМЕНГАРДА. Нет, Эрменгарда, Эрменгарда!.. (Топает ногами.) У неё щёки румяные, как у меня.
МИСС МИНЧИН. Не будем спорить, тем более пора пить чай... (Звонит в колокольчик.) Амелия, чай и пирожные в гостиную!
Появляется Амелия с подносом. Эрменгарда хватает сразу несколько пирожных. Все пьют чай, и только Амелия с интересом рассматривает куклу, осторожно дотрагивается до неё и тут же отдёргивает руку. Бекки стоит прямо, не шелохнувшись, но, улучив момент, когда все отвернулись, чешет нос и снова застывает. Заметив, как быстро исчезает с подноса сладкое, Сара берёт самое красивое пирожное, наливает в чашку чай.
САРА КРУ. Какая я забывчивая. Мы не угостили мою куклу, а она очень любит пирожные.
МИСС МИНЧИН. Ну конечно, играть, так играть! Когда я была маленькая, я тоже верила, что куколки умеют кушать.
САРА КРУ. Моя кукла, мисс Минчин, действительно умеет. Отец написал мне, что французский мастер предусмотрел особый механизм, благодаря которому... Впрочем, вы сами сейчас увидите.
Подходит к Бекки, протягивает ей пирожное. Бекки жадно ест.
МИСС МИНЧИН. Это невероятно! Она ест...
ЭРМЕНГАРДА. Ещё как ест! Самое большое съела, с кремом и цукатами.
ЛАВИНИЯ. А чай? Чай она тоже может?
САРА КРУ. Попробуем.
Бекки пьёт чай.
АМЕЛИЯ. Ну и дела, провалиться мне на этом месте!.. Вот так аппетит!
САРА КРУ. Но это ещё не всё. Между прочим, кукла умеет говорить.
МИСС МИНЧИН. Что умеет? Что-что?! Ах, милочка Сара, какая у вас богатая фантазия... Умеет пищать или плакать – в это я ещё могу поверить. Но говорить...
САРА КРУ. Здесь есть специальная пружина и маленький ключик... (Подходит к Бекки.) Одну минутку, надо завести... Всё, я уже завела. Говори!
БЕККИ (неестественно произнося каждое слово). Хочу пи-рож-ное.
Пауза. Все потрясены.
МИСС МИНЧИН. Амелия, друг мой, ущипни меня. Неужели я не сплю?
Сара Кру забирает у Эрменгарды последнее пирожное, отдаёт Бекки. Бекки ест.
ЭРМЕНГАРДА. Она съела моё пирожное! Со взбитыми сливками!..
МИСС МИНЧИН. Стыдитесь, Эрменгарда, это же кукла. Амелия, принеси ещё пирожных.
АМЕЛИЯ. Ещё?
МИСС МИНЧИН. Принеси. За всё платит капитан Кру.
Амелия уходит с пустым подносом, но почти сразу возвращается. На подносе письмо.
АМЕЛИЯ. Письмо из Индии.
САРА КРУ (радостно). Это мне! Можно я возьму?
АМЕЛИЯ. Письмо адресовано хозяйке.
МИСС МИНЧИН (взяла конверт). Да, действительно, письмо мне, а не вам. Я подозреваю, что это какой-нибудь сюрприз ко дню рождения. Мы прочитаем вслух... (Распечатывает конверт.) Мисс Минчин, хозяйке образцовой школы для молодых девиц, Лондон, собственный дом... Спешу уведомить Вас, что в результате непродолжительной, но тяжёлой болезни в Бомбее скончался капитан Кру...
САРА КРУ. Папа!..
Шагнула вперёд, протянув руку к письму.
МИСС МИНЧИН (словно не веря своим глазам). Непродолжительной, но тяжёлой... капитан Кру... (Торопливо читает.) Причина смерти: лихорадка, совпавшая по времени с получением известия о потере всех капиталов, вложенных в разработку алмазных россыпей.
ЛАВИНИЯ. Я так и знала. Нет никаких алмазов, и не было.
МИСС МИНЧИН (читает). Считаю нужным сообщить вам, что имущество капитана в Индии пойдёт с молотка, а его дочь, несовершеннолетняя Сара, урождённая Кру, остаётся без средств к существованию. С совершенным почтением, Барроу, поверенный в делах... (Уронила поднос.) Какой ужас!
САРА КРУ. Папа! Мой папа...
Схватила упавшее на пол письмо, развернула.
МИСС МИНЧИН (не сразу). Как это – без средств? А мои расходы? Мои неоплаченные счета? Счёт за куклу. Счёт за пони. Наряды, пирожные... Что значит – умер? Сначала плати, а потом умирай!..
Сара Кру пошатнулась. Забыв обо всём на свете, к ней бросилась Бекки, обняла, прижала к себе.
БЕККИ. Мисс Сара, бедная моя мисс Сара!.. Помогите, она потеряла сознание... Мисс Сара, это я, Бекки. Вы узнаёте меня? Бекки, ваша служанка... (Плачет, размазывая румяна по щеке.) Я здесь, я рядом...
МИСС МИНЧИН. Нас обманули, Амелия! Маленькая паршивая служанка переоделась куклой, чтобы съесть побольше пирожных... Какая наглость!
ЭРМЕНГАРДА. Куклы не умеют говорить. Куклы не едят сладкое. Сара Кру всех перехитрила!..
ЛАВИНИЯ. И она никакая не принцесса... Она нищая! Обыкновенная капитанская дочка и всё! Капитанская дочка без единого пенни.
МИСС МИНЧИН (опомнившись). Лавиния, Эрменгарда, извольте замолчать. Праздник закончился, отправляйтесь к себе. Амелия, подай сюда чёрное платье для Сары Кру. Я надеюсь, найдётся среди её роскошных туалетов обыкновенное платье чёрного цвета? Если нет, возьми моё, старое.
Амелия, Лавиния и Эрменгарда уходят.
А ты, Бекки, ступай сию минуту на кухню! С тобой мы разберёмся отдельно.
БЕККИ (не обращая внимания на хозяйку). Ох, мисс Сара, надо бы вам поплакать, ей-богу! Уж лучше плакать, чем так молчать, а я с вами буду, не сомневайтесь. Я никогда вас не брошу!
Возвращается Амелия с длинным чёрным платьем на вешалке. Вместе с сестрой они надевают платье на Сару Кру, которая стоит неподвижно, как в забытьи. Платье велико, оно волочится по полу, рукава спускаются ниже пояса.
АМЕЛИЯ. Сойдёт. Можно подшить или заколоть булавками.
Вдвоём они кое-как подгоняют траурное платье. Бекки тихо плачет в тёмном углу гостиной.
МИСС МИНЧИН. Вот так, отлично. А теперь послушай, что я тебе скажу...
Сара Кру молчит.
АМЕЛИЯ. Слушай, что скажет моя сестра, не смей отворачиваться.
МИСС МИНЧИН. Сейчас, когда тебе нечем платить за обучение, когда тебе нечем платить за еду и питьё, когда у тебя нет ни родителей, ни родственников, - я могла бы с чистой совестью выгнать тебя на улицу, но...
АМЕЛИЯ. Ты слышишь – хозяйка сказала «но»... В других школах выгоняют без всяких «но».
МИСС МИНЧИН. Но я не сделаю этого... (Подумав.) Итак, ты будешь по-прежнему жить здесь. Ты будешь работать и зарабатывать себе на хлеб. Ты будешь делать всё, что мы прикажем! (Громко, торжественно.) И никто в Лондоне не посмеет сказать, что мисс Минчин выгнала несчастную сироту из своей образцовой школы. Никто и никогда!.. (Сама себе.) Какой тяжёлый, неудачный день. Недаром мне всю ночь снились крысы...
Уходит вместе с Амелией. Сара Кру по-прежнему стоит на том же месте. Рядом с ней Бекки в розовом кукольном платье.
САРА КРУ. Нет, я не верю. Он не мог умереть. Он обещал приехать через два года. Через сто девяносто два письма. А я получила только тринадцать писем, всего тринадцать... (С трудом произнося каждое слово.) Я знаю, что ты приедешь и заберёшь меня отсюда. Я буду ждать, папа. Я буду долго ждать, очень долго, столько, сколько нужно...

Вечер. В комнате служанки, на чердаке, Сара Кру и Бекки сидят вдвоём на кровати, закутавшись в одеяло. Горит свеча, скудно освещая только небольшую часть комнаты, в углах – темнота. Откуда-то издалека доносятся звуки музыки, весёлый смех.
САРА КРУ. Теперь я знаю, что это такое, когда всё время хочется есть и спать. Спать и есть.
БЕККИ. Вы привыкнете, мисс. Вам, конечно, похуже моего, потому что у вас раньше всё было: и еда, и наряды, и мягкая постель. Терять – самое плохое. Уж лучше совсем не иметь.
САРА КРУ. Почему ты говоришь мне «мисс», как будто ты моя служанка? Между нами никакой разницы.
БЕККИ. По привычке, мисс... (Она встала, подошла к окошку, залезла на подоконник.) Посмотри, Сара, там, в доме напротив, тоже праздник. У них ёлка! А сколько свечей, сколько игрушек...
САРА КРУ. Сегодня, когда я выносила помои, возле этого дома остановилась карета. Дональд Кармикел увидел меня и спросил, не знаю ли я, куда исчезла красивая девушка, которая жила в школе мисс Минчин и часто каталась верхом на пони. Он даже не узнал меня, так я ужасно выгляжу.
БЕККИ. Но ты выглядишь совсем не ужасно, честное слово!
САРА КРУ. О, да, в этом рваном платье с ведром помоев в руках я была так хороша, что он достал монету и подал мне, как последней нищей. Он подал мне сикспенс, пожелал счастливого рождества и убежал, а я... я так растерялась, что не успела ответить. Даже спасибо не сказала.
БЕККИ. Жаль, что он не узнал вас.
САРА КРУ. Хорошо, что он меня не узнал. Той девушки уже нет, Бекки, и никогда не будет. Пусть он думает, что она уехала... (Прислушалась.) Какая красивая музыка. Моя мама любила играть этот вальс, а папа танцевал со мной. Раз-два-три, раз-два-три... (Сквозь слёзы.) Я танцевала плохо, наступала ему на ноги, а он только смеялся, а мама играла. Боже, какая я была счастливая, как давно это было...
Пауза.
БЕККИ. Нам надо погасить свечу. Ещё вся ночь впереди, а огарок такой маленький.
Бекки спустилась с подоконника и снова устроилась рядом с Сарой Кру. Она уже хотела задуть свечу, но не успела это сделать – в тёмном углу комнаты послышался какой-то странный звук.
САРА КРУ. Что это, ты слышишь?
БЕККИ. Ой, я боюсь! Мне кажется, кто-то смотрит на меня... Это крысы, Сара. Я знаю, это они...
Вскочив на кровати, Бекки подняла свечу повыше... В углу комнаты появляется Мельхиседек, крыса, живущая в доме мисс Минчин. Бекки закричала, в ужасе сорвала с ноги башмак, швырнула.
МЕЛЬХИСЕДЕК (невозмутимо). Вот это напрасно, леди. Если к вам приходят гости, не слишком учтиво встречать их воплями и кидать в них свою обувь... (Раскланивается.) Мельхиседек, ваш покорный слуга и сосед.
САРА КРУ. Очень приятно, мистер Мельхиседек. Извините, но мы не знали, что вы придёте... (С трудом подбирая слова.) В следующий раз, если вы сочтёте возможным предупредить нас заранее...
МЕЛЬХИСЕДЕК. Увы, не могу обещать, моя маленькая принцесса. Нравится вам это или не нравится, но крысы приходят без приглашения.
САРА КРУ. Надеюсь, миссис Мельхиседек здорова?
МЕЛЬХИСЕДЕК. Вполне.
САРА КРУ. А ваши дети... У вас ведь есть дети?
МЕЛЬХИСЕДЕК. Разумеется, принцесса. Они просили передать вам привет и наилучшие пожелания на рождество.
САРА КРУ. Спасибо, только я не принцесса, мистер Мельхиседек.
МЕЛЬХИСЕДЕК. Не знаю, не знаю... Для меня вы самая настоящая принцесса, Сара Кру. Помните пирожок с мясом?.. (После паузы.) В тот вечер мои дети были голодны – как назло ни крошки сыра, ни крошки хлеба... Я и моя жена, мы никогда не забудем вас, первую и единственную леди, которая угостила наших малышей и нашла для нас, крыс, добрые слова.
САРА КРУ. И всё-таки вы ошибаетесь.
· Я работаю служанкой в этом доме.
МЕЛЬХИСЕДЕК. Если в этом скверном доме из принцессы делают служанку, то почему бы в один прекрасный день служанке не превратиться в принцессу? Поверьте, Мельхиседек знает, что говорит, и прошу не спорить со мной! (Почтительно кланяется.) Моя госпожа, первая и единственная! Разрешите пригласить вас на танец...
БЕККИ. Сара! (Хватает её за руку, шепчет.) Я тебя не пущу!.. Боже, ты ведь не хочешь танцевать с крысой, с противной серой крысой, разрази меня гром!
Пауза.
МЕЛЬХИСЕДЕК. Я жду, принцесса. Впрочем, если вам неприятно моё приглашение...
БЕККИ. Нет, Сара, нет! (Шепотом.) Ни за что!
МЕЛЬХИСЕДЕК. Если вам неприятно, если вы боитесь, вы можете отказаться, и я пойму ваши чувства.
БЕККИ. Слышишь, он поймёт... (Громко.) Спасибо за предложение, мистер как вас там, но Сара не умеет и не любит танцевать. У неё это... У неё нога болит. И не только нога... У неё вообще все чувства болят!
САРА КРУ. Замолчи, Бекки... (Встала.) Благодарю вас, мистер Мельхиседек. Это очень любезно с вашей стороны называть принцессой меня, служанку в рваном платье. Нет, я не боюсь, и я вовсе не хочу обидеть вас отказом. Я принимаю ваше приглашение...
В комнате темнеет, еле-еле светит догорающая свеча. В ужасе замерла, стоя на кровати, Бекки – она смотрит, как танцуют вальс Сара Кру и Мельхиседек, серая крыса. Звучит музыка. Бьют часы.




Конец первого действия.

















ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Утро. Первые солнечные лучи с трудом проникают в комнату на чердаке, где живут Сара Кру и Бекки. Они ещё спят. Медленно, почти бесшумно ходит по комнате Мельхиседек.
МЕЛЬХИСЕДЕК. Как странно. Все мои родные погибли от руки человеческой. Мой дедушка был убит камнем. Бабушку отравили ядом – его разбрасывали по дому специально для истребления нашего славного рода. Отец и мать умерли в крысоловке, когда я был ещё ребёнком. Кажется, по всем законам природы я должен ненавидеть людей и стараться причинять им одно только зло, но вместо этого я люблю это странное двуногое бесхвостое существо, люблю и жалею... (Склонившись над кроватью, смотрит на Сару.) Ах, принцесса Кру, не в добрый час твой отец оставил тебя здесь, в доме, где принцесс превращают в служанок, почти не кормят и совсем не жалеют. Я бы взял тебя к себе, но, увы, нет на свете такой крысиной норы, в которой можно было бы спрятать от злобы и жестокости живое человеческое существо... (Прислушался.) Она тяжело дышит. Она больна. Эй, Бекки, вставай! Ночь ушла, пришёл новый день.
БЕККИ (сквозь сон). Что?.. Да-да, сию минуту, мисс Минчин. Уже встаю.
МЕЛЬХИСЕДЕК. Поднимайся, Бекки, сейчас не время спать. Сара Кру больна и только ты можешь ей помочь.
Исчезает в тёмном углу комнаты.
БЕККИ. Кто сказал, что Сара Кру больна?.. (После паузы.) Никто не сказал, почудилось... Мисс Сара, вставайте! Уже поздно, хозяйка опять будет кричать и ругаться.
Сара Кру не отвечает.
Она не может проснуться. У неё горячий лоб, это лихорадка. Сара! Ну, пожалуйста, открой глаза... Это я, Бекки.
САРА КРУ (проснулась). Зачем ты разбудила меня? Я видела такой хороший сон. Я стояла на берегу ручья, у самой воды. А на другом берегу стояли мой отец и мама. Отец протянул мне руку, но я почему-то боялась и никак не могла дотянуться до его руки.
БЕККИ. Все эти сны от голода. Нужно как следует поесть, и тогда ты выздоровеешь. Дай мне свою монетку, я куплю свежих булок и молока.
САРА КРУ. У меня есть одна-единственная монета, сикспенс.
БЕККИ. Я знаю, что это подарок Дональда. Сейчас самое время потратить деньги.
САРА КРУ. Когда я была богатой и каталась на пони в парке, Дональд Кармикел всегда был где-то рядом и так смотрел мне вслед, что мне казалось, будто от его взгляда у меня горит спина. Я видела его почти каждый день, но он ни разу не решился заговорить со мной... (Не сразу.) Извини, но я бы не хотела отдать эту монетку.
БЕККИ. Ну и глупо. Скоро леди Голодуха заставит тебя позабыть всякие нежные чувства!.. (Прислушалась.) Кто-то поднимается по лестнице. Если это хозяйка, то могу поклясться, что на завтрак мы получим много вкусных колотушек и свежих подзатыльников!
Входит мисс Минчин.
МИСС МИНЧИН. Ну конечно, они отдыхают! Они только что проснулись!.. Сара Кру, ты самая ленивая, бестолковая, бессовестная служанка из всех, что мне доводилось держать в доме.
САРА КРУ. Ещё недавно вы называли меня ангелом и украшением школы. Чему следует верить, мисс Минчин – вашим теперешним словам или тому, что вы говорили раньше?
МИСС МИНЧИН. Нахальная девчонка! Запомни – ты уже не принцесса. Ты живёшь не в Индии, а в Лондоне, и не в роскошном доме своих родителей, а на чердаке рядом с крысами.
Пауза.
САРА КРУ. Что вы, мисс Минчин, здесь так красиво и уютно! Какое прекрасное зеркало в старинной раме... А бархатные портьеры! Персидский ковёр на полу...
МИСС МИНЧИН. Откуда тут взялись зеркала и ковры?! Нет тут никаких портьер.
САРА КРУ. А эти часы на каминной полке... А картина на стене, какой прелестный пейзаж!
МИСС МИНЧИН. Боже, она сошла с ума!.. (Попятилась к двери.) Бекки, когда это началось? Сегодня?
БЕККИ. Ой, осторожно, мисс Минчин... Вы опрокинете кресло.
Мисс Минчин остановилась, замерла.
Присядьте вот сюда, на диван.
САРА КРУ. Бекки, убери подушечки. Мисс Минчин будет неудобно.
БЕККИ. Сию минуту, мисс Сара... (Убирает воображаемые подушки.) Может быть, подвинуть кресло поближе к камину? Вот так...
Она с трудом двигает несуществующее кресло.
САРА КРУ. Как весело трещат дрова в камине... (Мисс Минчин.) Чем угостить вас? Чай, кофе, шоколад?
МИСС МИНЧИН. Так-так... Понятно! Опять эти дурацкие фантазии, Сара Кру, снова нелепые выдумки... (После паузы.) Если у тебя есть время фантазировать, значит, я даю тебе слишком мало работы. Если у тебя есть чай, кофе и шоколад, значит, тебе не нужны мои обеды и ужины, не правда ли?.. Вчера я видела нищенку возле двери булочной. Девчонка целый день просит подаяния, она одета в лохмотья, дрожит от холода и умирает от голода. Если ты не забудешь, кем ты была раньше, ты тоже окажешься на улице.
САРА КРУ. Надеюсь, вы пожалели несчастную девочку, мисс? Вы дали ей хоть что-нибудь?
МИСС МИНЧИН. О, я не принцесса, у меня нет алмазных россыпей.
САРА КРУ. Вы не нашли для неё даже мелкой монеты?
МИСС МИНЧИН. У меня нет лишних монет.
САРА КРУ. Тогда я прошу вас передать для неё этот сикспенс... (Протягивает ей монету.) У меня как раз есть немного лишних денег.
БЕККИ. Сара! Что ты делаешь?
МИСС МИНЧИН. Хорошо, я передам. А теперь ступай на кухню, принцесса Кру! Пора чистить котлы и мыть посуду.
Уходит.
БЕККИ. Ты отдала свою единственную монету. Теперь у нас нет ничего, совсем ничего.
САРА КРУ. Мой отец говорил: всё, что ты отдаёшь, когда-нибудь вернётся. Ей хуже, чем нам.
БЕККИ. Хотела бы я посмотреть, как вернётся сикспенс!.. (Не сразу.) Оставайся здесь, я сама вычищу котлы и вымою посуду.
САРА КРУ. Нет, мы пойдём вместе. Я тоже должна работать.
Они спускаются вниз. В комнате – никого. И вдруг со скрипом открывается окно, ведущее на крышу. Через окно в комнату проникает юноша в тёмном плаще. Это Дональд.
ДОНАЛЬД (взволнованно). Это она! Она, девушка, которая каталась на пони в парке, теперь я узнал её. Но что произошло с ней? Раньше все называли её принцессой, а сейчас она ходит в чёрном платье и должна делать самую тяжёлую, самую грязную работу. Здесь какая-то удивительная тайна, и я раскрою эту тайну, клянусь!.. (Осторожно прошёл по комнате и снова остановился возле открытого окна.) Принцесса Тайна, я не знаю, кто ты и как тебя зовут, но я обещаю тебе, что я вернусь! Ты только подожди немного, ты только потерпи чуть-чуть...
Перебравшись через подоконник на крышу, Дональд исчезает. Окно так и остаётся приоткрытым.
Я вернусь, принцесса! Я скоро вернусь!..

Украшенная портретами выпускниц гостиная в школе мисс Минчин. Огромные кресла для почётных гостей сдвинуты с места, в комнате идёт уборка. Сара Кру в старом чёрном платье, стоя на коленях, чистит камин; рядом с ней небольшое ведро, заполненное сажей. Бьют часы. Сара с трудом встаёт.
САРА КРУ. Как я устала... Голова кружится, глаза закрываются, и всё вокруг словно сдвинулось с места... (Она пошатнулась, но удержалась на ногах, схватившись за спинку кресла.) Ты заболела, Сара Кру. Тебе нельзя болеть, ты должна работать... (Замечает на столе большое румяное яблоко.) Яблоко забыли! Какое красивое, вкусное... Нет, нельзя. Это не моё, это чужое... (Неуверенно подходит к столу.) Если я съем чужое яблоко – это не очень большой грех. К тому же, я съем не всё, только половину. Остальное для Бекки.
Протягивает руку, но яблоко едва заметно отодвигается, теперь оно уже на краю стола.
Очень странно! Кто-то из нас сошёл с ума. Или я, или оно.
Она пытается схватить яблоко, но яблоко отлетает в сторону. Слышен смех, из-под стола вылезают Лавиния и Эрменгарда. Эрменгарда подтягивает к себе яблоко, к которому привязана нитка, начинает с аппетитом есть, но тут же, скривившись, выбрасывает.
ЭРМЕНГАРДА. Фу, червивое!
ЛАВИНИЯ. Наша принцесса совсем потеряла гордость. Она готова взять чужое.
ЭРМЕНГАРДА. Сначала яблоко, потом что-нибудь ещё. Вот увидишь: Сара Кру попадёт в тюрьму.
ЛАВИНИЯ. Ты хочешь есть, Сара? Подбери огрызок, я разрешаю.
САРА КРУ (после паузы). Кто из вас придумал эту шутку с яблоком?
ЭРМЕНГАРДА. Какая разница, мы вместе придумали. Правда, смешно получилось? Тянешься к яблочку, тянешься, а оно – тю-тю!
ЛАВИНИЯ. А я стихи сочинила. «Принцесса в Лондоне живёт, на кухне моет миски... И получает на обед объедки и огрызки!»
Обе смеются.
САРА КРУ. Я тоже одну шутку придумала, очень смешную. Видишь ведро, Лавиния?
ЛАВИНИЯ. Ну, вижу.
Сара Кру надевает ей ведро на голову. Лавиния визжит, она вся в саже. Эрменгарда хохочет.
САРА КРУ. Здесь и для тебя немного осталось.
Вываливает остатки сажи на голову Эрменгарде.
ЛАВИНИЯ (кричит). Помогите!
ЭРМЕНГАРДА (кричит). Моя причёска! Моё платье! На помощь!..
В гостиную прибегают мисс Минчин и Амелия.
МИСС МИНЧИН. Боже, кто это сделал?
ЛАВИНИЯ. Это она! Это Сара Кру, она напала на нас!
ЭРМЕНГАРДА. Противная Кру, я хочу, чтобы её выгнали! Сегодня! Немедленно! Если её не выгонят, я перестану есть, пить и спать... Я лягу без ужина и умру от голода.
МИСС МИНЧИН. Сара Кру, это правда?
САРА КРУ. Они получили по заслугам.
МИСС МИНЧИН. Нет, это невозможно! Неужели в моей образцовой школе служанка осмелилась оскорбить двух благородных девиц?! Амелия, чаша моего терпения переполнилась. Я взяла в свой дом злобное неблагодарное существо, именуемое Сара Кру!.. Приготовь розги, Амелия.
Стало совсем тихо. Даже Лавиния и Эрменгарда перестали плакать.
САРА КРУ. Розги, мисс? Что значит – розги?
МИСС МИНЧИН. Ты узнаешь, что это значит. И очень скоро.
Амелия уходит и возвращается с розгами. Убедившись, что всё готово, мисс Минчин покидает гостиную вместе с Лавинией и Эрменгардой.
САРА КРУ. Вы хотите меня бить? Мой отец и моя мама... они ни разу не ударили меня. Никогда.
АМЕЛИЯ. Приказано – розги, значит розги. После каждого удара будешь кричать, понятно?
САРА КРУ. Нет. Я не буду кричать.
АМЕЛИЯ. Будешь. И погромче. Так, чтобы все слышали.
САРА КРУ. Нет. Я не доставлю вам такого удовольствия.
АМЕЛИЯ. Глупая девчонка, что ты знаешь о моих удовольствиях... Сядь сюда.
САРА КРУ. Не хочу. Бейте быстрее, Амелия. Я вас не боюсь.
Чуть помедлив, Амелия подходит к деревянной лавке и, размахнувшись, ударяет по ней розгами.
АМЕЛИЯ (шепотом). Кричи.
САРА КРУ (ничего не понимая). Что вы делаете?
АМЕЛИЯ. Кричи, кому говорят! Кричи так, как будто тебе больно.
САРА КРУ. Ой!
АМЕЛИЯ. Хорошо. Я буду бить, а ты ори изо всех сил.
Снова бьёт розгами по лавке.
САРА КРУ. Ой!.. Ой-ой-ой!
АМЕЛИЯ (тихо). На что ты надеешься, Сара Кру? Чего ты ждёшь? Ты должна была сразу уехать отсюда.
Бьёт розгами по лавке.
САРА КРУ. Ой!.. Ой!.. (Тихо.) Но мне некуда ехать. Я одна на свете.
АМЕЛИЯ. После смерти твоего несчастного отца остались неоплаченные счета. Моя сестра не успокоится, пока не выжмет из тебя всё, до последнего пенни.
Бьёт розгами по лавке.
САРА КРУ. Ай!.. Ой-ой-ой!.. (Тихо.) Я думала об этом. Я испугалась остаться без крыши над головой.
АМЕЛИЯ. Ты могла бы устроиться служанкой к какой-нибудь знатной даме. Наша бывшая кухарка работает в богатом доме. Кажется, её хозяева собираются уехать за границу, - это то, что нужно. Если хочешь, я дам тебе записку.
Бьёт розгами по лавке.
САРА КРУ. Ой!.. Ой, как больно! Пощадите!.. (Тихо.) Спасибо, Амелия.
АМЕЛИЯ. А теперь ложись на пол. Ты избита и потеряла сознание. Быстрей! Сюда идёт моя сестра.
Сара Кру быстро ложится на пол, закрывает глаза. В гостиную входит мисс Минчин.
МИСС МИНЧИН. Ты не перестаралась, Амелия? Я не хочу, чтобы она умерла в моём доме. Если что, вынеси её на улицу.
АМЕЛИЯ. Служанки как кошки, чем больше бьёшь, тем умнее они становятся. Я отнесу её наверх, пусть полежит и очухается.
МИСС МИНЧИН. Разумеется. И поскорее, у меня урок... (Садится за пианино, начинает играть.) Лавиния, Эрменгарда! Урок танцев, леди... Урок танцев!
Звучит весёлая музыка. Амелия поднимает Сару Кру и на руках выносит её из гостиной.

Прошло несколько дней. Комната, в которой живут Сара Кру и Бекки, неузнаваемо переменилась – на полу появился ковёр, на стене висит картина, маленькое зеркало и часы стоят на столике возле кровати. Сара Кру больна, она лежит, не двигаясь, с закрытыми глазами. Через открытое окно в комнату с трудом влезает Дональд, он осторожно втаскивает небольшое кресло и, стараясь не шуметь, ставит его на ковёр. Потом, отдохнув немного, садится на край кровати и, словно вспомнив о чём-то важном, достаёт из кармана монету, оставляет её на столике.
ДОНАЛЬД. Принцесса, вы слышите меня?.. (Подождал немного.) Нет, не слышит. Как тяжело она болеет! Надо позвать доктора, но где найти такого доктора, который согласился бы подняться на крышу, потом перебраться на другую крышу и залезть в окно... Что же делать? (После паузы.) Я пробираюсь сюда, как вор, и по-прежнему ничего не знаю. Кто она, как её зовут, где её родители? Сплошные вопросы и ни одного ответа. Я люблю вас, принцесса Тайна, я полюбил вас с того самого дня, когда впервые увидел!.. (Сам себе.) Как легко и просто объясняться в любви, когда девушка ничего не слышит. В старой сказке говорится – чтобы разбудить спящую красавицу, принц поцеловал её. А что, если я поцелую её? Правда, я совсем не принц... (Встал, поклонился.) Разрешите представиться, Дональд Кармикел, сын и младший компаньон мистера Дональда Кармикела-старшего, владельца конторы «Кармикел, Кармикел и Барнс», ваш сосед, любитель гулять по крышам и заглядывать в чужие окна... Теперь, когда мы познакомились, можно я вас поцелую? (Не сразу.) Будем считать, что молчание это знак согласия...
Он наклонился и поцеловал Сару Кру. Сара что-то пробормотала и приоткрыла глаза. Дональд отступил и спрятался в углу комнаты, за креслом.
САРА КРУ. Где я? Бекки, ты здесь?.. Никого. Странно, а мне показалось, что в комнате кто-то есть... (Она приподнялась и осмотрелась.) Господи, как изменилась наша комната, как красиво и уютно! Теперь понятно: я больна и сплю. Я сплю, и мне снится, что я проснулась и лежу с открытыми глазами... А это что такое? (Взяла со столика монету.) Тот самый сикспенс, который подарил мне Дональд. Надо же, я отдала монету, а она вернулась ко мне! Какой забавный необыкновенный сон!.. Я сплю, но я всё слышу. Лают собаки. Вот проехал кэб по мостовой. Амелия на кухне гремит кастрюлями. Нет, я не хочу просыпаться. Я хочу, чтобы этот сон не кончался! Я хочу увидеть Дональда и поговорить с ним, хотя бы во сне...
ДОНАЛЬД (вылезая). Вообще-то я тут, мисс. Здравствуйте!
САРА КРУ. Здравствуйте, Дональд. Как приятно слышать ваш голос. Спасибо вам, что вы мне приснились.
ДОНАЛЬД. Пустяки, мисс, не стоит благодарности... (Откашлявшись.) Могу ли я узнать, как вас зовут?
САРА КРУ. Меня зовут Сара.
ДОНАЛЬД. Очень хорошее имя... Как жаль, мисс Сара, что я раньше не решился заговорить с вами. Когда вы гуляли в парке, я тысячу раз собирался обратиться к вам. Я даже придумал первую фразу: «Какая сегодня прекрасная погода, не правда ли?». Но, как назло, на следующий день пошёл дождь. Тогда я придумал другую фразу: «Какая сегодня отвратительная погода, не правда ли?». Но погода была против меня, она опять переменилась и с тех пор менялась каждый день, туда-сюда, туда-сюда... Дело, конечно, совсем не в погоде. Просто вы были такая красивая, такая удивительная, а я чертовски обыкновенный человек.
САРА КРУ. Нет, вы необыкновенный! Вы очень умный, Дональд. Умный и добрый. Иначе как вы могли догадаться, что я больна и что мне очень хочется видеть вас во сне. Я давно заметила: глупые и злые люди снятся без спроса и без разрешения. И наоборот, те, кого любишь, приходят редко, только тогда, когда это очень нужно.
ДОНАЛЬД. Вы... Вы сказали – те, кого любишь?
САРА КРУ. Да. Я вас люблю, Дональд. Я полюбила вас с того самого дня, когда впервые увидела. Как хорошо, что это сон! Во сне всё возможно и всё сбывается. А на самом деле я нищая голодная служанка, а вы богатый джентльмен и живёте вместе с родителями в большом красивом доме. Мы с вами никогда не увидимся.
ДОНАЛЬД. Вы хотите есть? Ах, я болван, дурак, осёл! У меня с собой ничего нет, кроме яблока... (Достаёт из кармана яблоко.) Только одно маленькое яблоко, возьмите его.
САРА КРУ. Недавно я пыталась съесть яблоко, но оно от меня убежало... (Ест.) Вот уж не думала, что во сне бывает так вкусно.
ДОНАЛЬД. Послушайте, Сара... Теперь я не могу просто так уйти. Я должен поговорить с вашей хозяйкой, с этой противной мисс Минчин. Она не имеет права дурно обращаться с вами и морить вас голодом! А если она не послушает меня, тогда я... Чёрт возьми, я не знаю, что я с ней сделаю!
САРА КРУ. Дональд, какой вы смешной, когда злитесь... Вам будет трудновато присниться мисс Минчин, она, мне кажется, уже давно не видит снов, а если и видит что-нибудь, то это лишь пенсы, шиллинги и фунты.
ДОНАЛЬД. А если бы это было не во сне?
САРА КРУ. А если бы это было не во сне, ваше участие только разозлило бы её. Нет, Дональд, меня могла бы спасти какая-нибудь старая почтенная леди, которая захотела бы взять к себе служанку и заплатить мисс Минчин все долги.
ДОНАЛЬД. Старая леди? Я подумаю об этом, обещаю... Как жаль, что мой отец находится за границей по поручению своего клиента, мистера Керрисфарда. Как жаль, что он так нескоро вернётся!.. (Услышав шаги, подбежал к окну.) Боюсь, что мне надо уходить, но я не прощаюсь. Мы увидимся, Сара!
САРА КРУ. Все самые лучшие сны рано или поздно кончаются. Прощайте, Дональд!
Она закрыла глаза и повернулась к стене. Дональд быстро вылез из окна на крышу. Прошло ещё несколько секунд, и в комнате появилась Бекки. Осмотревшись, Бекки подошла к креслу, осторожно коснулась его рукой.
БЕККИ. Куда я попала? Откуда здесь все эти красивые вещи?! Картина, зеркало, ковёр, ну и ну!.. Сара, ты видела, кто принёс всё это?
САРА КРУ. Нет, Бекки, я сплю. И ты тоже спишь. Это всё сон, это только кажется.
БЕККИ. Сон? Вот уж нет, лопни мои глаза! Ковёр мягкий и пушистый, часы тикают, как настоящие, а на столике лежит сикспенс и огрызок яблока.
САРА КРУ. Что ты сказала? Огрызок?.. (Открыв глаза, она привстала и снова оглядела комнату.) Подожди... Я ела яблоко – значит, это был не сон? Здесь лежит монета, значит, это было на самом деле? Значит, Дональд действительно приходил, Бекки! Значит, это он принёс все эти красивые вещи, чтобы нам с тобой не было так грустно. Он пробирался сюда по крышам, через окно! Он мог сорваться и упасть! Неужели он немного любит меня, Бекки? Он такой добрый, такой славный... Как стыдно! Я думала, что это сон, и даже не сказала ему спасибо...
БЕККИ. А вот я думаю, что мы скажем мисс Минчин. Сдаётся мне, если мы начнём говорить, что кресло и ковёр ей приснились, она нам не поверит. Ты должна решить, что нам теперь делать, Сара. А я пока возьму монету и куплю какой-нибудь еды. Это и вправду волшебный сикспенс, он вовремя к нам вернулся!..

Вечер. Гостиная в школе мисс Минчин. Посреди комнаты стоит Бекки, а хозяйка школы, сидя в кресле, молча смотрит на неё. Чуть скрипнула дверь – похоже, что там, за дверью, кто-то подслушивает.
МИСС МИНЧИН. Ну? Я повторяю свой вопрос: откуда в моей комнате взялись вещи, которых там не было? Ковры это не грибы и не земляника, они не растут сами по себе.
БЕККИ. Мне самой ужас как любопытно. Утром ничего не было, а вечером уже появилось, прямо чудо какое-то! Хотя, помнится, был у нас один такой случай...
МИСС МИНЧИН. Какой случай? Рассказывай немедленно!
БЕККИ. У мисс Эрменгарды тоже одна вещь появилась. Утром не было, а вечером – тут как тут!
МИСС МИНЧИН. Что за вещь, не тяни.
БЕККИ. Прыщ на носу, вот что.
МИСС МИНЧИН. Так. Понятно. Протяни руки.
Бекки, помедлив, вытягивает вперёд руки, и тут же мисс Минчин бьёт её линейкой.
БЕККИ. Ой!
МИСС МИНЧИН. Больно?
БЕККИ. Мне обидно, мисс. Если б у вас что пропало, тогда бейте на здоровье! А у вас, извините, прибавилось. За что же мне колотушки?
МИСС МИНЧИН. Не изображай из себя дурочку. Я спрашиваю, откуда кресло? Откуда картина, зеркало, часы? Ну?.. Опять молчишь? Протяни руки.
Бекки снова протягивает руки и снова получает линейкой по рукам.
БЕККИ. Ой-ой-ой, не бейте, я скажу! Честное слово, скажу.
МИСС МИНЧИН. Говори.
БЕККИ. Это всё ветер, мисс. Провалиться мне на этом месте, если вру!.. В тот день был ужасный ветрище, прямо ураган. А окно у нас открытое, дуло, дуло и надуло! Это ещё что, говорят, в американских штатах, когда ураган, целые дома с места на место перелетают! А вы говорите – откуда кресло... Фу-у, и готово!
МИСС МИНЧИН. Я тебе сейчас покажу фу!.. Я об тебя линейку сломаю, но ты мне всё выложишь (После паузы.) Впрочем, могу тебе помочь. Я сама расскажу, откуда, а ты будешь говорить только да или нет.
БЕККИ. Слушаюсь, мисс. Как прикажете.
МИСС МИНЧИН. Эти вещи купила Сара Кру, правильно? У неё остались деньги, верно? Она их спрятала, так? Спрятала, чтобы не платить долги своего отца, угадала? Скажи – да, да, да, да, и я тебя отпущу. Более того, ты получишь награду!
БЕККИ. Лучше так, мисс: я скажу нет, нет, нет, нет, и получу полнаграды.
МИСС МИНЧИН. Мерзкая девчонка! Я всё равно узнаю правду.
БЕККИ. Вот бы и мне узнать, мисс. Ей-Богу, если мне кто шепнёт, откуда все эти вещи к нам свалились, я ему из своей полнаграды четвертьнаграды отдам!
МИСС МИНЧИН (кричит). Вон! И позови сюда Кру, в отличие от тебя она не умеет врать и выкручиваться!..
Бекки быстро уходит. Вскоре в комнате появляется Сара Кру, она всё в том же длинном чёрном платье с чужого плеча. Остановившись возле кресла, в котором сидит мисс Минчин, Сара старается держаться прямо, и это ей нелегко даётся – видно, что она ещё не выздоровела.
САРА КРУ. Вы хотели меня видеть? Я пришла.
МИСС МИНЧИН. Она пришла!.. (Усмехнувшись.) Она разговаривает, как дама из высшего общества! Как принцесса из Бомбея!.. Служанок не хотят видеть, им приказывают явиться. Перестань умничать, Сара Кру, отвечай на вопросы.
САРА КРУ. Задавайте свои вопросы, мисс Минчин, но если вы посмеете ударить меня линейкой, я немедленно уйду из этого дома. Пускай я замёрзну или умру от голода. Когда я умру, я уже не смогу бесплатно работать, и никто не вернёт вам ваши деньги.
МИСС МИНЧИН. Какая ты дерзкая, Кру. Невозможно поверить, что когда-то ты была воспитанницей моей образцовой школы. И учти, ты будешь жить ровно столько, сколько я хочу. Ровно столько, сколько нужно, чтобы выплатить всё, до последнего пенни!.. А теперь мой вопрос. Знаешь ли ты, каким образом дорогие красивые вещи оказались там, наверху?
САРА КРУ. Знаю... (Не сразу.) Знаю и никогда не скажу.
МИСС МИНЧИН. Скажешь.
САРА КРУ. Нет.
МИСС МИНЧИН (вскочила). Ты мне скажешь, где ты взяла деньги, чтобы купить всё это! Это мои деньги! Твой отец не расплатился по счетам, и теперь у тебя нет ничего своего, всё твоё – моё. Ты ешь мой хлеб, пьёшь мою воду, дышишь моим воздухом и носишь моё платье! С каждым днём ты должна мне всё больше и больше, поэтому ты будешь служанкой всю свою жизнь. Ты моя вещь. Ты принадлежишь мне как стол, стул или шкаф! И не надейся, что я разрешу тебе уйти, замёрзнуть или умереть. Ты никогда не уйдёшь из этого дома!.. (Кричит, топая ногами.) Никогда! Никогда! Никогда!..
Накричавшись, она постепенно успокаивается. В комнату врываются Лавиния и Эрменгарда, они говорят, перебивая друг друга.
ЛАВИНИЯ. К вам какая-то знатная леди, мисс. Она меня спросила: «Скажите, милочка, здесь находится образцовая школа для молодых девиц?»
ЭРМЕНГАРДА. Спросила тебя, а смотрела на меня. Это я, милочка, а не ты.
ЛАВИНИЯ. Если меня спрашивают, то нечего лезть.
ЭРМЕНГАРДА. А что ж ты язык проглотила, когда тебя спрашивают? Ты язык проглотила, а я знаю, как надо говорить со знатными леди. С ними надо так говорить, чтобы сразу было видно, что я умная, деликатная и образованная...
МИСС МИНЧИН. Верно. Что же вы ей ответили, Эрменгарда?
ЭРМЕНГАРДА (с гордостью). Я ей ответила: «Да, миссис. Тут».
Пауза. В гостиной появляется Амелия. У неё в руках поднос, на подносе – визитная карточка.
АМЕЛИЯ. К вам леди Сикспенс!
Все переглядываются.
МИСС МИНЧИН. Леди Сикспенс? Какая необыкновенная фамилия! Проси, Амелия, проси. А вы, Лавиния, Эрменгарда, - что вы стоите? Быстро переодеваться!
Лавиния и Эрменгарда убегают. Сара Кру тоже хочет уйти, но мисс Минчин останавливает её.
К служанкам это не относится. Твоё место здесь, около двери. Вдруг мне понадобится что-нибудь.
Слышны шаги. В гостиной появляется леди Сикспенс, пожилая дама в немыслимо-роскошном платье и старомодной шляпке с вуалью. Выглядит она странновато, а двигается с трудом, опираясь на длинный чёрный зонтик.
ЛЕДИ СИКСПЕНС. Мисс Минчин, если не ошибаюсь?.. Какая сегодня прекрасная отвратительная погода, не правда ли?
Сара Кру, вздрогнув, шагнула вперёд, но тут же, опомнившись, вернулась на место.
МИСС МИНЧИН. Даже самая немыслимая погода не в состоянии испортить мне удовольствие от встречи с вами, леди Сикспенс. Амелия, чай в гостиную! Сара, кресло для леди Сикспенс! Ужас, как эти служанки нерасторопны.
Сара Кру придвигает кресло, и леди Сикспенс усаживается.
ЛЕДИ СИКСПЕНС. Благодарю вас, любезнейшая мисс Минчин. Догадываетесь ли вы, голубушка, какая нужда привела меня к вам?
МИСС МИНЧИН. Разумеется... Осмелюсь предположить, что вы озабочены судьбой вашей внучки или юной родственницы, чьё благородное происхождение требует не менее благородного воспитания в стенах солидной образцовой частной школы...
ЛЕДИ СИКСПЕНС (не дослушав). Терпеть не могу внучек и бедных родственниц, от них сплошное беспокойство.
МИСС МИНЧИН (с удивлением). В таком случае...
ЛЕДИ СИКСПЕНС. Мой каприз состоит в том, что я обожаю чтение, просто обожаю! Согласитесь, дорогая мисс Минчин, когда на улице прекрасная отвратительная погода, что может быть приятнее, чем подремать у камина, когда тебе читают вслух что-нибудь поучительное!.. Закруглим мою мысль...
МИСС МИНЧИН. Закруглим.
ЛЕДИ СИКСПЕНС. Я ищу среди ваших воспитанниц подходящую особу, и я забираю её!
МИСС МИНЧИН. Но это невозможно, леди Сикспенс. Среди моих воспитанниц нет такой подходящей особы. Абсолютно не вижу никакой возможности удовлетворить ваш милый каприз.
ЛЕДИ СИКСПЕНС. Да, совсем забыла... Я её забираю и оплачиваю все ваши расходы. Щедро оплачиваю.
Пауза.
МИСС МИНЧИН. Все расходы? Все-все?.. О, это совершенно меняет дело. В таком случае у меня есть абсолютно подходящая воспитанница. Скажу больше: у меня есть две абсолютно подходящие воспитанницы, одна абсолютнее другой!
Входит Амелия с подносом, на нём всё необходимое для чая.
Амелия, мисс Эрменгарду и мисс Лавинию сюда! Поживее, Амелия, не будем заставлять леди Сикспенс слишком долго ждать, это неприлично.
Амелия торопливо выходит из гостиной, и тут же появляются обе воспитанницы мисс Минчин, они, очевидно, уже ждали за дверью.
Моя воспитанница, мисс Лавиния.
Лавиния кланяется.
Моя воспитанница, мисс Эрменгарда.
Эрменгарда кланяется.
ЛЕДИ СИКСПЕНС. Очень, очень милы... (Рассматривает их.) Какой трудный выбор. И, тем не менее, нам придётся устроить маленький экзамен. Пусть почитают немного. По очереди.
МИСС МИНЧИН. Они это сделают с огромным удовольствием! Начнём, Лавиния.
Леди Сикспенс достаёт книгу, протягивает её Лавинии.
ЛЕДИ СИКСПЕНС. Вот отсюда, где закладочка.
ЛАВИНИЯ (читает медленно, с трудом). Клянусь громом, у меня всё холодеет при одной мысли о Флинте. Он остался здесь с шестью товарищами и у...уко... укокошил их всех. А потом из одного убитого смастерил себе компас. Кости длинные, на че... на черепе рыжие волосы...
МИСС МИНЧИН. Боже, что это? Какой ужас!
ЛЕДИ СИКСПЕНС. Это моя любимая книга. О пиратах. В высшей степени поучительная!.. (Не сразу.) Что ж, довольно. Теперь мы послушаем, как читает другая.
ЭРМЕНГАРДА (читает, запинаясь от страха). Вид ске... скелета так подействовал на этих людей, что они стали разговаривать всё тише и тише. И вдруг из ближайшей рощи чей-то тонкий, резкий, пронзительный голос...
ЛЕДИ СИКСПЕНС (недовольно). Спасибо, милочка, достаточно. К сожалению, мисс Минчин, мне не нравится, как читают ваши воспитанницы. У первой леди каша во рту, а у второй голос такой тонкий, резкий и пронзительный, ну в точности, как написано в моей любимой книге!.. Неужели мне придётся уйти ни с чем?.. (Встаёт, но, заметив Сару Кру, снова садится.) Я вижу, у вас есть ещё одна юная леди, пусть она тоже попробует.
МИСС МИНЧИН. Это не леди. Это служанка.
ЛЕДИ СИКСПЕНС. Неважно, пусть читает, если она умеет читать.
МИСС МИНЧИН. Но она совсем не умеет.
САРА КРУ (тихо). Она умеет, леди Сикспенс... (Забирает у Эрменгарды книгу, читает вслух.) ... чей-то тонкий, резкий, пронзительный голос затянул хорошо знакомую песню: «Пятнадцать человек на сундук мертвеца... Йо-хо-хо, и бутылка рому!». Смертельный ужас охватил пиратов.
ЛЕДИ СИКСПЕНС. Какая прелесть! Она замечательно читает, лучше не нужно. Решено, я беру служанку.
МИСС МИНЧИН. Увы, я вынуждена огорчить вас. Это невозможно.
ЛЕДИ СИКСПЕНС. Никаких «увы». Я же сказала, что я оплачу все ваши «увы».
МИСС МИНЧИН. Но я...
ЛЕДИ СИКСПЕНС. Все!
МИСС МИНЧИН. Но она...
ЛЕДИ СИКСПЕНС. Я плачу наличными!
Пауза.
МИСС МИНЧИН (подумав). Ах, леди Сикспенс, вы разбиваете моё сердце! Эта служанка мне как родная. Как дочь. Я люблю её и не хочу потерять... (Вздыхает, подносит платок к глазам.) Сара, дитя моё, я не перенесу нашей разлуки. Разве только, если оплата будет очень щедрой. Очень-очень!
ЛЕДИ СИКСПЕНС. Считайте, что мы договорились. Подготовьте её вещи и список ваших расходов.
МИСС МИНЧИН. Сию минуту, я не заставлю вас долго ждать... (Сама себе.) Так мало вещей, так много расходов... Я бы даже сказала: ужасно много расходов, но зато вещей совсем мало! Если вдуматься, откуда у неё вообще могут быть какие-то вещи?.. Лавиния, Эрменгарда, следуйте за мной. Вам повезло, вы остаётесь в школе.
Уходит вместе с воспитанницами. Леди Сикспенс и Сара Кру остаются вдвоём, они молча смотрят друг на друга.
ЛЕДИ СИКСПЕНС. Это я, Сара. Вы узнали меня? Это не сон, я пришёл спасти вас!
САРА КРУ. Конечно, Дональд. Как я могла не узнать? Я чуть не умерла от страха, что всё сорвётся.
Он бросается к ней и обнимает её, забыв обо всём.
ДОНАЛЬД. По-моему, из меня получилась неплохая старая капризная леди. Я очень старался.
САРА КРУ. Вы – самая лучшая старуха в Лондоне и во всей Англии, Дональд! Вы блестяще сыграли эту роль, но я не могу поверить, что мисс Минчин просто так отпустит меня.
ДОНАЛЬД. Просто так не отпустит... (Достаёт туго набитый кошелёк.) Я знаю Минчин. Давным-давно, она служила экономкой в доме моего отца, и очень не любит вспоминать об этом. Ради денег Минчин съест жабу и не подавится!.. (Целует Сару.) Ещё пять минут, принцесса... Мы уйдём отсюда вместе.
И вдруг в наступившей тишине раздаётся истошный крик. Потом дверь распахивается, и в гостиную влетают Лавиния и Эрменгарда.
ЛАВИНИЯ (кричит). Я видела, я слышала, это фальшивая леди, это никакая не Сикспенс, это мужчина!
ЭРМЕНГАРДА (кричит). Я тоже слышала, я тоже видела, они целовались, они сговорились, они нас обманули, перехитрили!.. Собственными глазами видела, собственными ушами!
Они набрасываются на Дональда, стараясь сорвать с него шляпку с вуалью. Появляется мисс Минчин, за ней – Амелия, Бекки. Понимая, что игра проиграна, Дональд сам отбрасывает в сторону шляпку, срывает с головы седой парик.
МИСС МИНЧИН. Дональд Кармикел? Что это значит, сэр? Как объяснить вашу безумную выходку?.. (Внимательно смотрит на Сару, потом снова на Дональда.) Вот оно что... Теперь я, кажется, догадываюсь.
ДОНАЛЬД. Это значит, мисс Минчин, что я забираю вашу служанку, а вы получите деньги... (Показывает ей кошелёк.) Вы ведь не откажетесь от кругленькой суммы?
МИСС МИНЧИН. Да, я возьму эти деньги. Вы отдадите мне кругленькую сумму, чтобы не испортить вашу репутацию и репутацию вашего отца, несчастный Дональд Кармикел! Что скажут люди, если узнают, что Кармикел-младший проник в чужой дом в женском платье?! (После паузы.) Вы поняли меня? Моя служанка останется со мной. Амелия, где твой поднос? Можете положить деньги сюда, сэр. Платите и уходите.
Чуть помедлив, Дональд бросает свой кошелёк на поднос.
ДОНАЛЬД. Я уйду, но я уйду вместе с ней. Я ещё не знаю, каким образом вы сумели превратить эту девушку в служанку, но сейчас она свободна. Мы поженимся, и очень скоро Сара будет вспоминать всё то, что произошло в этом доме, как дурной тяжёлый сон.
МИСС МИНЧИН. Они поженятся, не смешите меня!.. (Забрав и спрятав деньги, она подходит к Саре Кру, останавливается рядом с ней.) Ну что ж, все мои расходы оплачены, и я передумала, я не держу тебя. Но учти, моя милая, ты погубишь его. Он – старший сын в семье, а кто ты?.. Бездомная бродяжка. Чтобы жениться на тебе, ему придётся уйти из дома, порвать со своими близкими и потерять наследство. Очень трогательно, очень.
ДОНАЛЬД. Замолчите, Минчин.
МИСС МИНЧИН. О, я знаю его, это благородный юноша, если уж он решил жениться, он не откажется от своего слова и будет мучиться всю жизнь! Всю свою жизнь вместе со своей леди-служанкой!
ДОНАЛЬД. Не слушайте её, Сара. Не надо, вы не должны так думать. Да, я чертовски обыкновенный человек, возможно, из меня ничего не выйдет, но я буду работать, я не боюсь работы... Клянусь, я вытащу вас отсюда, даже если мой отец будет трижды недоволен, когда он вернётся из-за границы. Даже если он... Какая разница, что скажут другие люди! Мы уходим, Сара. Я жду...
МИСС МИНЧИН. Амелия, вещи мисс Сары! И побыстрее, ты разве не видишь, что они уходят?
Амелия молча подаёт маленький, совсем крошечный узелок. Становится тихо, сейчас все смотрят на Сару Кру, все ждут, что она скажет. Все – и Дональд Кармикел, и служанка Бекки, и мисс Минчин, и её сестра Амелия, и Лавиния, и Эрменгарда.
САРА КРУ. Нет, Дональд, я не могу... (С трудом произнося каждое слово.) Я не могу уйти с вами потому что... мисс Минчин сказала правду. Может быть, вы подумаете, что я не люблю вас. Пусть. Это даже лучше, если вы так подумаете... И всё-таки, пожалуйста, вспоминайте хоть иногда обо мне. А я... Я тоже буду помнить, что вы самый лучший, самый честный, самый храбрый человек... (Быстро.) Нет-нет, не говорите ничего! Если вы что-нибудь скажете, мне будет ещё труднее, ещё хуже. Тогда я могу зареветь, а сейчас вы видите – я улыбаюсь. Если и вы улыбнётесь мне, то получится, как будто мы прощаемся ненадолго, как будто вы уезжаете куда-нибудь, в Индию или Америку, а я остаюсь... Прощайте, Дональд, простите меня. Я же не виновата, что всё так вышло. Никто не виноват.
Помолчав ещё немного, она шагнула к двери, но не успела уйти – в тёмном углу гостиной послышался какой-то странный шорох. Это появился Мельхиседек, серая крыса. Заметив крысу, Лавиния и Эрменгарда вскрикнули и попятились. Мисс Минчин завизжала от страха, а Амелия схватила зонтик, замахнулась.
МИСС МИНЧИН. Что стоишь, бей! Быстрее, Амелия, быстрее!..
САРА КРУ. Нет-нет, не надо! Не трогайте... (Она подбежала к Мельхиседеку и заслонила его.) Что он вам сделал? Это мой друг, его зовут Мельхиседек. У него семья, дети...
МЕЛЬХИСЕДЕК. Не бойтесь, со мной ничего не случится... Ах, люди-люди, что они понимают, эти двуногие бесхвостые, что они творят в невежестве своём, о чём они думают?! (Строго.) Женщина, положи зонтик на место и не зли меня.
АМЕЛИЯ (испуганно). Да, сэр. Хорошо, сэр.
МЕЛЬХИСЕДЕК. Мы, крысы, всё видим и всё слышим, для нас распахнуты все запертые двери и раскрыты все страшные тайны!.. А ты, Дональд Кармикел, ты глух и слеп, хотя ключ в твоих руках. Неужели ты будешь спокойно смотреть, как принцесса уходит от тебя, и не сделаешь тайное явным? Неужели ты не спросишь, как её зовут?
ДОНАЛЬД (растерянно). Но я знаю, как её зовут. Её зовут Сара.
МЕЛЬХИСЕДЕК. А как звали её отца?
Пауза. Все замерли, глядя на крысу.
ДОНАЛЬД. Как звали вашего отца, Сара?
САРА КРУ. Тут нет никакой тайны. Его звали капитан Кру. Мы жили в Индии.
ДОНАЛЬД (не сразу). Что? Что вы сказали, повторите... Вы единственная дочь покойного капитана Кру из Бомбея?
САРА КРУ. Да. Но почему вы так странно смотрите на меня, Дональд? Что случилось?
ДОНАЛЬД. Нет, не может быть! Я сам себе не верю... (Медленно.) Сара Кру, это именно вас разыскивает за границей мой отец. По поручению своего клиента, мистера Керрисфарда, он искал дочь капитана и в Англии, и во Франции, и даже в далёкой России. Дело в том, что вы, Сара... Вы являетесь наследницей огромного состояния.
МИСС МИНЧИН. Огромного – чего? Я плохо слышу, Амелия, я не понимаю...
ДОНАЛЬД. Это россыпи, алмазные россыпи в Индии, и один Бог знает, сколько они стоят! Мой отец рассказывал мне – бедный капитан Кру получил ложное известие о том, что он разорён. Вскоре после его смерти, когда были обнаружены самые крупные алмазы, его друг, мистер Керрисфард, начал искать вас. Они ищут вас до сих пор.
МИСС МИНЧИН (запинаясь от волнения). Значит м-моя... м-моя служанка богата?.. Сара, ангел мой, приди в мои объятия! Я ничего не знала, но я чувствовала... Я так не хотела вас отпустить, дитя моё! (Достаёт платок, подносит его к глазам.) Боже мой, что же мы теперь будем делать?
ДОНАЛЬД. Да, Минчин, даже не знаю, что вы теперь будете делать... (Рассмеялся невесело.) Обладательница несметного богатства жила у вас на чердаке и болела от холода и голода. У вашей служанки были миллионы, но у неё не было пенни, чтобы купить себе хлеба и молока! (После паузы.) Прощайте, Сара! Я рад, я просто счастлив сегодня, когда ваша жизнь так волшебно перевернулась, когда вас ожидает такое блестящее завтра!.. Я уже не нужен вам – Минчин была права, мы слишком далеки друг от друга. Это смешно, но и я, и мой отец, мы жалкие нищие по сравнению с вами...
Не договорив, он махнул рукой и подбежал к двери.
САРА КРУ (громко, отчаянно). Остановитесь, Дональд, не уходите! Я люблю вас, неужели вы не возьмёте меня с собой?!..
Бьют часы, и с последним ударом откуда-то издалека доносится музыка, старый вальс. Становится темно, но все, кто был в гостиной, так и остались на том же месте, они словно замерли и постепенно исчезают, растворяются в темноте. Слышен шум дождя, и вот уже в доме никого не найдёшь и не увидишь – только Мельхиседек, крыса преклонного возраста.
МЕЛЬХИСЕДЕК. Нет, нет и ещё раз нет!.. Уверяю вас, леди и джентльмены, сегодня никто, кроме меня, уже не вспомнит о том, что случилось в этом доме, никто и никогда! (Кашляет, чихает.) Прошу прощения, но здесь ужасные сквозняки, а камин в гостиной стар, как ваш покорный слуга, и тепла от него не больше, чем от козла молока... (Достаёт огромный клетчатый носовой платок, сморкается.) Ну что ж... Теперь вам осталось узнать совсем немного. Через год, растеряв всех своих воспитанниц, мисс Минчин и её сестра Амелия уехали куда-то далеко и больше не возвращались. С тех пор этот дом продаётся, но пока не нашлось никого, кто пожелал бы купить его... Мисс Лавиния и мисс Эрменгарда благополучно вышли замуж, служанка Бекки уже не служанка, она не захотела расстаться со своей подругой, Сарой Кру, а Сара Кру не захотела расстаться с ней... Мистер Дональд Кармикел и мисс Сара, конечно, поженились, и, поверьте мне, старой крысе, это была прекрасная пара, прекрасная... (Не сразу.) Почему я говорю – была? Потому что через десять лет после свадьбы капитан Дональд Кармикел погиб в Южной Африке, на берегу реки Вааль, во время наступления английской армии...
Бьют часы. Мельхиседек долго кашляет, пряча лицо в клетчатый платок.
Да, с тех пор прошло много лет, и я уже не молод и не крепок зубами, и уже нет со мной моей большой и дружной семьи... Но и сейчас в те редкие дни, когда погода в Лондоне и прекрасна, и отвратительна одновременно, я иногда вижу карету, которая останавливается возле нашего всеми забытого дома. Я вижу красивую даму, одетую в чёрное, – она выходит из кареты и стоит под дождём долго-долго, стоит и смотрит на забитые заколоченные окна под самой крышей, и трудно сказать тогда – что это там блестит у неё на лице, слёзы, алмазы или просто капли дождя... И я, Мельхиседек, одинокая старая крыса, я тоже смотрю на эту даму в чёрном, но вижу я не её, я вижу маленькую Сару Кру, храбрую принцессу из Индии, которая когда-то, давным-давно, танцевала со мной на чердаке; я слышу, как звучит музыка, я снова и снова вспоминаю эту необыкновенную, удивительную, загадочную историю. Эту весёлую историю... Эту грустную историю... Вот и всё.
Бьют часы. Звучит вальс. Старый Мельхиседек, закутавшись во что-то тёплое, медленно танцует в темноте.
Раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три...






-----------------------------------------------------------------------
Ольшанский Виктор Иосифович
E-mail: [email protected]








13PAGE 144115


13PAGE 142115


13PAGE \* MERGEFORMAT14115




Заголовок 1 Заголовок 2 Заголовок 315

Приложенные файлы

  • doc 23032988
    Размер файла: 209 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий