Лекция_РЕЧЕВАЯ СТОРОНА ВЫСТУПЛЕНИЯ

РЕЧЕВАЯ СТОРОНА ВЫСТУПЛЕНИЯ
Одна и та же мысль в языке выражается множеством способов, из которых может быть выбран наиболее эффективный в конкретной речевой ситуации. Кроме логического и психологического аспектов, понятие эффективности передачи информации имеет и чисто лингвистический. Оно связано с выбором стиля и жанра речи и с применением приемов выразительности, усиливающих восприятие текста. Долгое время приемы выразительности изучались применительно к художественному тексту, а с чисто риторической точки зрения тропы и фигуры мало изучены.
1. Выбор стиля публичного выступления.
Тот, кто предлагает вниманию слушателей сообщение, имеет перед собой не только задачу предоставить в их распоряжение определенный материал (инвенция) и не только задачу распределить этот материал так, чтобы им было удобно воспользоваться (диспозиция), но и задачу «подать» материал определенным образом, «определенным слогом». За слог и отвечает раздел риторики элокуция.
Исторически оформление элокуции в качестве основной области риторики объяснялось прежде всего политическими причинами: после падения римской республики (31 г. до н. э.), где красноречие чуть ли не конституционно вменялось в обязанность граждан, оно отошло в распоряжение школьных учителей, именно школьные учителя стали «руководить» риторикой. Проводя занятия по декламации, они намеренно предлагали ученикам так называемый отвлеченный (часто романтический) материал, направляя их внимание исключительно на риторические фигуры, которые подлежали каталогизации и заучиванию. Однако в задачи знатока в области элокуции входил не только отбор нужных ему фигур, но и организация их в некое целое, в составе которого фигуры гармонично расположены относительно друг друга.
В этом разделе содержатся сведения о тех речевых средствах, которые эффективнее всего приводят к нужной говорящему цели. Характер высказывания зависит от того, где мы говорим, с кем и зачем, то есть от речевой ситуации. В зависимости от особенностей речевой ситуации выбирается для выступления определенный функциональный стиль речи.
Функциональные стили речи - это устойчивые разновидности речи для каждой сферы общения с учетом речевой ситуации.
Функциональные стили различаются между собой внутриязыковыми признаками: принципами отбора, сочетания и организации средств общенационального языка. Выделяют 5 функциональных стилей: официально-деловой, научный, публицистический, художественный и разговорный.
Л. М. Пешковский, ученый-языковед, отмечал, что оратор должен говорить литературно, то есть в полном согласии с законами письменной речи, и в то же время с учетом особенностей устной речи и психологии слушателей. Данный вид собственно литературной речи-вид, который Пешковский называл «подделкой письменной речи под устную». Эта стилистическая черта современной публичной речи называется разговорностью и предполагает простоту в сочетании с безупречностью литературно-произносительных навыков. В публичном выступлении органично сливаются книжная и разговорная речь. Они дополняют друг друга, создавая своеобразный ораторский стиль. Литературная разговорность - это как бы «лицо» современного публичного выступления, то, что прежде всего бросается в глаза. Теперь обратимся к анализу основных стилистических признаков или качеств публичной речи, определяющих ее доходчивость и эффективность. К ним прежде всего относятся:
правильность (соблюдение литературных норм);
ясность и простота;
краткость;
богатство и эмоциональность.
Ясность - прежде всего доступность материала для слушателей. Ясность достигается четкой композицией, убедительностью аргументов, простотой и эмоциональностью языка.
Простота - это умение говорить доступно о сложных и серьезных вещах, посредством наипростейших средств выразить наисложнейшее, добиться того, чтобы люди не могли не понять тебя.
Краткость (еще Цицерон утверждал, что «величайшее достоинство оратора - не только сказать, что нужно, но и не сказать того, что не нужно». Марк Твен рассказывал, что однажды ему так понравилась речь миссионера-проповедника, что он решил пожертвовать ему доллар. Проповедь длилась уже час, и Марк Твен понизил свое подаяние на половину доллара. Проповедь продлилась еще полчаса, и он решил, что не даст ничего. Когда священник спустя два часа закончил, Марк Твен взял доллар с тарелки для подаяния, чтобы компенсировать потерю своего времени.
Богатство и эмоциональность. А. Ф. Кони писал: «Нужно знать свой родной язык и уметь им пользоваться». Богатство речи определяется прежде всего активным и пассивным словарным и фразеологическим запасом человека, а также стилистической гибкостью при пользовании этим запасом. Но подсчетам филологов, активный запас современного культурного человека составляет 3-4 тысячи единиц, а пассивный около 15 тысяч слов и фразеологизмов. Чем шире активный запас оратора, тем легче он «находит» слова. Один из многих показателей богатства и стилистической гибкости речи - умение пользоваться синонимическими ресурсами языка.
2. Типы речевого воздействия на слушателей.
Различают прямые и косвенные (непрямые) тактики речевого воздействия. Прямая тактика речевого воздействия есть тактика открытого типа. Говорящий сообщает слушателю просто и непосредственно то, что имеет в виду. В условиях этой модели взаимодействия предлагается слушателю - это выслушать установку и начать действовать в соответствии с ней. Критическое отношение к сообщению в этом случае исключается. Достоинство прямых тактик в точности и последовательности. Однако для того, чтобы прямая тактика речевого воздействия была эффективной, она должна отвечать следующим требованиям:
сообщение предполагает, что коммуникативная цель говорящего не является предосудительной (то есть может быть указана в сообщении без ущерба для последнего);
сообщение формулируется предельно четко и допускает лишь одно верное толкование;
сообщение аргументировано или, но крайней мере, подлежит аргументации в случае необходимости;
аргументы - в том случае, если они есть, не содержат логических ошибок;
языковые единицы, отбираемые для сообщения, точно реферируют к речевой ситуации;
языковые единицы, отбираемые для сообщения, в идеале однозначны, а выражаемые ими понятия определены и градуированы точно.
Существуют такие коммуникативные ситуации, в которых прямой речевой акт невозможен и нежелателен. Например, этикетная речевая ситуация: «Ваш друг приглашает вас провести вечеринку вместе с ним. Компания, в которую вас приглашают, не устраивает вас, но состоит из людей, которые дороги вашему другу. Вы чувствуете себя вынужденным отказаться. Каким образом ваш отказ может быть представлен в речи?» Общий принцип построения косвенных речевых тактик базируется на том, что фактически любая косвенная тактика речевого воздействия предлагает читателю некоторую загадку - большей или меньшей трудности, разгадав которую, слушатель не только получит представление о содержании сообщения, но и поймет, по какой причине сообщение строится непрямо. Если прямая тактика речевого воздействия всегда предполагает правильное решение (иногда даже путем демонстративного указания на него), которое может быть четко сформулировано, то косвенная тактика отнюдь не обязательно ведет слушателя только исключительно к одной единственной цели. Каждый слушатель может «разгадать» косвенную тактику по-своему. В качестве примера приведем два варианта (немецкий и датский) объявления одного и того же содержания. Объявления вывешены у входа в частные парки.
Немецкий вариант: «Вход на территорию частного парка воспрещен».
Датский вариант: «Частный парк. Просим принять это к сведению».
Косвенная тактика речевого воздействия, как уже отмечалось выше, базируется на использовании речевых фигур.
3. Риторика образа: понятие риторического тропа.
Троп (от греч. tropos - поворот) - оборот речи, употребление слова или выражения в переносном значении. При этом в сознании говорящего и адресата речи одновременно присутствуют два смысла, два значения такого слова или такого выражения - прямое и переносное. Важнейшие особенности тропов:
Выгоды образной речи очевидны: краткость при содержательности, эмоциональность, понятность, легкая запоминаемость (не случайна образность народной речи, громадный запас пословиц и поговорок, фразеологизмов).
Обычно разговор о тропах начинается с метафоры.
Метафора в переводе с греческого означает перенос. Она дает нам почувствовать лежащее в ее основе сравнение, то есть предполагает операцию аналогичного типа. Как и всякая процедура сравнения, процедура метафоризации предполагает:
то, что сопоставляют,
то, с чем сопоставляют,
признак, по которому осуществляют сопоставление (признак должен быть совпадающим).
«Слагать хорошие метафоры, - говорил Аристотель, - значит подмечать сходство». А также советовал: «Всего важнее для оратора - быть искусным в метафорах, только этого нельзя перенять у другого; это признак таланта», «Метафоры нужно заимствовать ... из области родственного, но не очевидного... и усматривать сходство в вещах, очень далее различных». Его точку зрения подтверждали многие, например: «Метафора - это миф в миниатюре» (Джамбаттиста Вико).
С точки зрения функции метафору принято квалифицировать как характеризующий троп. Примеры: колючий свет, совесть грызет, мысли текут.
Со времен античности существуют традиционные виды метафор:
резкая метафора (сводит далеко отстоящие друг от друга понятия): начинка выступления;
стертая метафора (общепринятая, фигуральный характер которой уже не ощущается): ножка стула;
развернутая метафора - это метафора, последовательно осуществляемая на протяжении большого фрагмента сообщения или всего сообщения в целом,
реализованная метафора предполагает оперирование метафорическим выражением без учета его фигурального характера, то есть так, как если бы метафора имела прямое значение Результат реализации метафоры часто бывает комическими (я вышел из себя и вошел в автобус).
Катахреза считается самостоятельной разновидностью метафоры. Название тропа в греческом варианте содержит негативную характеристику: катахреза означает злоупотребление или некорректное словоупотребление (запоздалый аргумент молчания, символ намека на неизбежное).
Синестезия - (греч. «одновременное восприятие») - троп метафорического типа. Его особенность в том, что он задействует сразу несколько областей чувств: зрение, слух и вкус, обоняние и осязание и прочие разнообразные комбинации, например: приведите мне довод, который я мог бы пощупать; женщины любят ушами, думающий желудком, холодное рассуждение. (Набоков: «а второй же, обрюзгший черт, обожравшийся чужими грехами»)
Аллегория (греч. «иносказание») последовательно переводит мысль в «картину». Впоследствии «картина» должна быть снова разгадана как мысль. То, что сравнивается, в случае с аллегорией обычно не представлено вообще, оно выводится за пределы текста. «Фокус» аллегории в том, что представления, передаваемые посредством картины, обычно трудны для восприятия в своем «первозданном» виде. Чаще всего это некие абстрактные понятия (правда, честь, невинность), с трудом поддающиеся постижению. Эти-то абстрактные понятия и передаются в виде совершенно конкретных картин.
Ряд: российская Фемида, потерявшая весы, митрофаны учебных заведений.
Метонимия (с греч. «перенаименование», называние по-другому). Метонимию определяют как ассоциацию по смежности. Механизм метонимии заключается в замещении «имени предмета» его признаком или именем другого предмета, находящегося в связи с первым предметом.
Функция - это определяющий троп, расширяющий возможности перенаименования.
Типичные отношения между членами метонимии (того, что называют, и того, о чем умалчивают):
творец и творение {читать Пушкина - читать произведения Пушкина),
носители признака и признак («если бы молодость (молодые люди) знала, а старость (старики) могла»),
предмет и материал (важная бумага (документ) из управления),
одержимое и содержащее (газета (автор статьи) ошибается),
действие и его результат (это хорошая классификация (вместо: это хороший результат классификации).
«И пишет боярин всю ночь напролет.,/ Перо его местию дышит». (А. Толстой.)
Механизм: некоторые аспекты предмета занимают в сообщении место самого предмета.
Синекдоха (от греч. «соотнесение, обозначение через намек»). Синекдоха определяется как представление целого или части этого целого, или наоборот: представление части в качестве целого.
Классический пример синекдохи - Чеширский кот, умевший исчезать так, что оставалась только одна улыбка. « Все флаги будут в гости к нам» (А. С. Пушкин). «И слышно было до рассвета, как ликовал француз» (М. Ю. Лермонтов).
Антономазия (греч. - «перенаименование, называние иначе») предполагает использование собственного (чаще всего общеизвестного имени) вместо имени нарицательного.
Функции: расширяет возможности наименования. Антономазия, подобно аллегории, для того, чтобы быть прочитанной, предполагает подключение «новых знаний». Свойства лица, которыми наделяется объект, должны быть заранее известны.
Модель: Плюшкин (о жадном человеке).
Пример: временами он просто Цицерон; короче, Склифосовский.
Эпитет - известный и традиционный троп. В буквальном смысле В переводе с греческого означает «приложение» и на самом деле «прилагается» к предмету в качестве его характеристики. Сравните определения первое дело, нестрогое доказательство и эпитеты яркое доказательство, бредовое доказательство.
Выделяют несколько риторических средств, в основе которых лежит ирония.
Ирония (от греч. «притворство») отличается от настоящего притворства тем, что этот риторический троп, как и метафора и метонимия, одновременно вызывает и удерживает в сознании говорящего и адресата сразу два значения слова или выражения: прямое (буквальное) и переносное (противоположное первому) Игра двух значений и создает нужный эффект - насмешку.
Простейший вид иронии - антифраз, когда в противоположном смысле употребляется одно слово. Так, слабого «доходягу» называют Геркулесом, бедняка - Крезом, безобразного -Аполлоном и др. (О.Бендер «гофмаршал, гигант мысли и особа приближенная к императору, дорогой патрон»)
Ирония в эстетике - это вид комического, элементарной моделью которого служит структурно-экспрессивный принцип речевой, стилистической иронии (идейно-эмоциональная отделка). Ироничное отношение реализуется очень разнообразно: с помощью гротеска (творчество Свифта, Гофмана, Салтыкова-Щедрина), парадокса (А. Франс, Б. Шоу), пародии (Стерн), остроумия, контраста, смешения стилей и т. д.
Ирония нередко осуществляется посредством парадокса. Парадокс (от греч. paradoksos - «неожиданный, странный») - утверждение, изречение, противоречащее, на первый взгляд, здравому смыслу, но таящее в себе более глубокое значение, чем общепринятое, банальное высказывание, которое служит в парадоксе предметом иронии. «Лучшее правительство то, которое меньше всего править, - сказал американский философ Джефферсон. Оскар Уайльд: «Не откладывай на завтра то, что можно сделать послезавтра». Термин «парадокс» возник в Древней Греции (так называли оригинальное, самобытное мнение). Целый философский трактат под названием «Парадоксы» принадлежит Цицерону. Парадокс - великолепное риторическое средство, придающее речи блеск. Парадокс помогает разрушить догму, высмеять устаревшее, надоевшее, пошлое. Это риторическое оружие, научиться владеть которым так же сложно, как фехтовальщику шпагой. (О.Уайльд «Совесть и трусость, в сущности, одно и то же «Совесть» официальное название трусости»)
Как и ирония, намек - средство непрямого (косвенного) информирования. Это значит, что адресат сообщения получает высказывание, которое может понять и буквально, но должен и расширить, дополнить, развить далее его смысл работой собственной мысли. Чем удачнее намек, чем больше вероятность, что адресат почувствует: что-то недоговорено, и правильно восстановит невысказанное. В книге П. Сергеича «Искусство речи на суде» есть блестящая глава «О недоговоренном». Приведем из нее общие рекомендации, касающиеся намека:
В ораторской речи необходимо использовать тропы, однако нужно придерживать чувства меры. П. Сергеич сравнивал «цветы» красноречия с красными чернилами и курсивом в рукописи. Если весь текст написан красным или курсивом, он так же теряет выразительность, как вовсе лишенный тропов. Следовательно, яркость речи должна сочетаться с ее естественностью. Чтобы говорить блестяще, оратор должен обладать не только хорошей подготовкой, но и определенной смелостью, позволяющей находить нужные картины в процессе самой речи и не бояться употребить пришедший на ум образный оборот. Вот как об этом говорил Квинтилиан: «Всякая мысль сама дает тс слова, в которых она лучше всего выражается; эти слова имеют свою естественную красоту, мы ищем их, как будто они скрываются от нас, убегают; мы все не верим, что они уже перед нами. Красноречие требует большей смелости; сильная речь не нуждается в белилах и румянах».
5. Фигуры как особые формы выражения содержания.
Слово фигура в составе термина «риторическая фигура» соответствует латинскому слову figura, что означает «оборот речи, очертание, изображение, вид» и греческому слову schema - «схема».
Фигуры речи - это особые формы синтаксических конструкций, с помощью которых усиливается выразительность речи, увеличивается сила ее воздействия на адресата.
Такие «узоры», но которым можно «вышивать» отдельную фразу, складывались тысячелетиями в практике риторической деятельности, теоретически осмысливались риторами. Насчитывается несколько десятков риторических фигур.
Подходов к рассмотрению фигур существует много. Самый продуктивный и употребительный в речи - градация фигур, в основе которого лежит повтор.
Повтор - обозначение группы и отдельных конструкций. Повтор в широком смысле заключается в повторении языковых элементов любых уровней.
Коммуникативная функция повтора: повторяемые сегменты фиксируются памятью и влияют на восприятие вопроса, проблемы. Устная речь по причине своей линейности и необратимости не даст возможности слушающему задержаться на определенной информации. Чтобы дать возможность слушающим зафиксировать информацию, используются повторы.
Для того, чтобы речь не казалась однообразной, повторяющиеся сегменты употребляются в видоизмененной форме.
На основании данной риторической фигуры бытует афоризм: что скажут трижды, тому верит народ.
Повторы делают речь легкой, запоминаемой, так как придают речи определенный ритм.
Разновидности повторов, создаваемых па различных языковых уровнях:
на лексическом уровне (буквальный повтор слов или гемена-ция): а годы шли, шли, шли...;
повтор начальных слов предложения (анафора - единоначалие): суров закон, суров, но справедлив. Акцент перемещается на начало предложения, подготавливает начало, обусловленность событий;
повтор конечных элементов предложения (эпифора - едино-окончание), который позволяет подготовить вывод, следствие: спереди посмотришь - русский, сзади - русский, а вовнутрь - новый русский;
повтор слова, которым заканчивается предыдущее предложение, в последующем предложении (стык или анадиплозис): Он не прав. Не прав любой, кто сердится.
Коммуникативный эффект позволяет связать мысли, которые фактически не имеют ничего общего;
повтор с отрицанием (эпанод), например: выбор в отсутствие выбора;
повтор слов, которые называют паронимами (парономазия): мы равноправны, но не равны, ибо разными нас сделала природа.
Коммуникативная функция: повтор помогает подчеркнуть, оттенить оттенки смысла.
Полиптотон (повтор слова в разных падежных формах): выборы выборам рознь.
На уровне синтаксиса повтор реализуется как синтаксический параллелизм, то есть повторение однотипных синтаксических структур: начал во здравие, кончил - за упокой.
Параллелизм конструкций заставляет не только сопоставлять эти конструкции, но и смысл этих конструкций: нет человека - нет проблемы; количество преступников растет - количество жертв падает.
Асиндетон (бессоюзие). Коммуникативная функция: позволяет добиться интересных смысловых отношений между словами, монтируемыми без помощи союзов. При отсутствии союзов возникает возможность создания внутренне свободных структур, дающих необычные ряды с точки зрения структуры и содержания, например: а представители власти, говорят, переселяются в столицу, говорят, ездят на курорты, говорят, проворовываются, говорят, врут, говорят, дерутся.
Полисиндетон (многосоюзие). Коммуникативная функция: повторяемость союзов позволяет подчеркнуть однородность синтаксических структур и в то же время несоответствие связываемых ими элементов, например: И художник, и богатые заказчики, и друзья богатых заказчиков, и супруга художника - все довольны. Правда, совесть ропщет. Или классический пример: «И жизнь, и слезы, и любовь» (А. С. Пушкин).
Группа фигур, в основе которой лежит антитеза - фигура контраста, заключающаяся в противопоставлении по значению слов и оборотов. Антитеза - удобная форма для афоризмов, пословиц, поговорок. Продолжите: тише едешь - дальше будешь, любишь катать ся - люби и саночки возить, семь раз отмерь - один раз отрежь...
Антитеза является, с одной стороны, фигурой, а с другой - формой для поиска идей. Антитеза позволяет экономить речевые средства, выражая глубокое содержание малой формой, она дает возможность создать серию контрастов. В основе антитезы лежат пара или пары антонимов, например: «И ты воздашь моей могиле то, что я сделал твоей колыбели» (Виктор Гюго).
Оксюморон (греч. oxys - «острый», moros - «глупый») - соединение несоединимого. Компоненты оксюморона не столько исключают, сколько противоречат друг другу, например: живой труп, параллельные кривые, передовые отстающие, известные новости.
Посредством суждений парадоксального тина делаются наиболее интересные смысловые открытия. Оксюморон изображает противоречивую сущность действительности.
Эллипсис - фигура языковой и речевой экономии. Она предполагает пропадание целых фрагментов высказывания: считается, что фрагменты легко могут быть восстановлены по смыслу, например: сумка па столе; на Мамаевом кургане тишина.
Часто эллипсис употребляется совместно с параллелизмом, что позволяет передать концентрацию мысли на определенных ключевых моментах, выразить однонаправленность концентрации усилий, дает возможность экономить речевые средства. Например, для построения загадок.
Период (с греч. «круг, окружение») - предложение, структурно и содержательно завершенное. Устная речь не терпит длинных предложений. В устном варианте предложения следует адаптировать. Период - единственная пространная конструкция, которая нарушает это правило и нормально воспринимается на слух.
По структуре период - большое сложное предложение, которое распадается на две части: первая часть представляет собой параллельно построенные предложения, произносимые с восходящей интонацией, вторая часть - вывод, произносимый с нисходящей интонацией. Их разделяет кульминация, отмечаемая паузой. Например: «Если вы будете требовательны к доказательствам обвинения, если трусливость перед тем, что скажут о вас, не заставит вас унизиться до устранения рассудительности в вашем решении - вы только исполните вашу миссию» (А. Ф. Кони).
Предложения-периоды используются в текстах, в которых необходимо сделать вывод - в судебных речах, например. Здесь первая часть - перечисление аргументов, вторая - вывод.
Градация (пришло в русский через латинский язык и имеет значение «лестница»). Перевод отражает суть понятия - постепенное изменение признака (нарастание или убывание). В основе градации лежат языковые или контекстуальные синонимы. Минимальное количество синонимов - три.
Существует два типа градации: возрастающая и убывающая, например: плестись, ползти, тянуться, идти, бежать, нестись, мчаться; Было у отца три сына. Старший умный был детина, средний был и так и сяк, младший вовсе был дурак.
Фигуры диалогизма организуют не фразу или период, но аргумент, а часто и часть речи. Поскольку диалогический фрагмент композиционно завершен, он может быть широко амплифицирован и иногда представляет высказывание в высказывании: в его пределах возникают самостоятельные по отношению к тексту взаимосвязи.
Риторический вопрос - утверждение в вопросительной форме. Употребляется в двух видах: как одиночный риторический вопрос для подчеркивания узловых моментов в повествовании и как серия риторических вопросов, блок, группа.
Риторический вопрос может использоваться провокационно: ответ на него известен, однако говорящий тем не менее предлагает другой ответ. Так, например, у Гоголя: «Знаете ли вы украинскую ночъ?» - сам собой подразумевающийся ответ: «Конечно!» - предполагает, тем не менее, другой ответ: «О, вы не знаете украинской ночи!».
Вопросно-ответный ход (прием, который заключается в том, что говорящий формулирует вопрос, побуждая слушателя к размышлению): Если этот, факт действительно имел место, то почему истица не указала на него в своем исковом заявлении и не рассказывала о нем в суде? Разве она могла бы оставить такое немаловажное обстоятельство без внимания? Об этом факте в судебном заведении впервые заявила свидетель Павлова уже посла дачи Вороновой объяснений по заявленному иску. Это поставило истицу в нелепое положение, которое она теперь пытается всячески оправдать и исправить, ссылаясь на упущения своего адвоката.
Предупреждение - намеренное выдвижение ритором контраргумента и ответа на него. Используя эту фигуру, оратор находит возражения, на которые он в состоянии ответить.
Ответствование - постановка вопроса от лица аудитории и ответ от лица оратора. Фигура упреждает нежелательный вопрос или возражение, ответ на который затруднителен. «Бы спросите, в чем различие интуитивизма от субъективизма? Не правда ли, это заслуживает внимания. И вот в чем дело. Интуитивизм утверждает, что интуитивное знание дает предмет целиком, сразу, тогда как рассудочный анализ имеет дело с частями предмета, из которых слагается целое; далее, интуитивное знание дает содержание самой вещи и ее действительной сущности и, следовательно, имеет абсолютный характер, тогда как рассудочный анализ оперирует с символами, имея, следовательно, относительный характер» (В. М. Бехтерев).
Дубитация - ряд вопросов к воображаемому собеседнику для постановки проблемы и обоснования формы рассуждения, например: Чьи права и законные интересы охраняет закон в этом деле? Кто прав в этом споре? Какими нормами права следует руководствоваться при его решении?
Если рассматривать соотношение тропов и фигур, то можно сделать вывод, что фигуры - более сильные приемы выразительности, чем тропы, потому что они дают возможность охватить текст целиком как единую структуру, построенную по определенному принципу.








13 PAGE \* MERGEFORMAT 14615




15

Приложенные файлы

  • doc 25557222
    Размер файла: 88 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий