Билет 11. Рождество Христово — проблемы датировки и переписи


Билет 11: Рождество Христово (Лк.2.1-7). Хронология событий, предшествовавших (Лк.1,5-80) и сопровождавших его (Лк.2.1-52). Проблемы датировки (Мф.2,1) и переписи (Лк.2.1), связанные с событием Рождества Христова; доводы современной библеистики в пользу ошибочности вычисления года Рождества Христова Дионисием Малым в VI веке.
Рождество Христово (Лк.2.1-7)
«В те дни вышло от кесаря Августа повеление сделать перепись по всей земле. 2 Эта перепись была первая в правление Квириния Сириею. 3 И пошли все записываться, каждый в свой город. 4 Пошел также и Иосиф из Галилеи, из города Назарета, в Иудею, в город Давидов, называемый Вифлеем, потому что он был из дома и рода Давидова, 5 записаться с Мариею, обрученною ему женою, которая была беременна. 6 Когда же они были там, наступило время родить Ей; 7 и родила Сына своего Первенца, и спеленала Его, и положила Его в ясли, потому что не было им места в гостинице».
Хронология событий, предшествовавших (Лк.1,5-80)
Предисловие Евангелия: Его достоверность и цель.
(Лука 1:1-4; Иоанн. 20:31)
Предисловием ко всему Четвероевангелию можно считать 1-4-ый стихи первой главы Евангелия от Луки, в которых ап. Лука говорит о тщательном исследовании всего, сообщаемого им, и указывает цель написания Евангелия: Знать твердое основание христианского учения. К этой цели ап. Иоанн Богослов в 31-м стихе 20-й главы своего Евангелия добавляет: “Дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его” (Иоанн. 20:31).
Как видно из этого предисловия св. Луки, он взялся за составление своего Евангелия потому, что к тому времени появилось уже довольно много сочинений подобного рода, но недостаточно авторитетных и неудовлетворительных по содержанию; и он счел своим долгом (из желания утвердить в вере некоего “державного Феофила,” а с ним заодно и всех христиан вообще) написать повествование о жизни Господа Иисуса Христа, тщательно проверяя все данные со слов “очевидцев и служителей Слова.” Так как сам он был, по-видимому, лишь одним из 70-ти учеников Христовых и потому не мог быть очевидцем всех событий — таких, например, как Рождество Иоанна Крестителя, Благовещение, Рождество Христово, Сретение, — то он, несомненно, значительную часть своего Евангелия писал со слов очевидцев, то есть на основании предания (вот где видна важность предания, отвергаемого протестантами и сектантами). При этом совершенно несомненным представляется то, что первым и главным очевидцем наиболее ранних событий евангельской истории была Пресвятая Дева Мария, о которой св. Лука недаром замечает дважды, что Она хранила воспоминания обо всех этих событиях, слагая их в сердце Своем (Луки 2:19 и 2:51).
Не может быть сомнений, что преимущество Евангелия от Луки перед другими записями, существовавшими до него, в том, что он писал только после тщательной проверки фактов и в строгой последовательности событий. Это же преимущество принадлежит и трем другим нашим евангелистам, так как двое из них — Матфей и Иоанн — были учениками Господа из числа 12, то есть сами были очевидцами и служителями Слова, а третий, Марк, тоже писал со слов ближайшего ученика Господа, несомненного очевидца и близкого участника евангельских событий, — апостола Петра.
Цель, указанная св. Иоанном, особенно ясно видна в его Евангелии, которое полно торжественных свидетельств о Божестве Господа Иисуса Христа, но, конечно, и остальные три Евангелия имеют ту же цель.
Зачатие Предтечи Христова Иоанна(Луки 1:1-25)
Здесь рассказывается о явлении священнику Захарии во время служения в храме Ангела Господня, предрекшему ему рождение от него сына Иоанна, который будет велик перед Господом, а также о наказании Захарии немотой за неверие и о зачатии его женой Елизаветой.
Царь Ирод, упоминаемый здесь, родом был идумей, сын Антипатра, который при Гиркане, последним из династии Маккавеев, завладел делами Иудеи. От Рима получил он царский титул. Хотя и был он прозелит, но иудеи не считали его своим, и царствование его было тем именно “отнятием скипетра от Иуды,” после которого должен был явиться Мессия (см. Пророчество Быт. 49:10).
Священники были разделены Давидом на 24 чреды, причем во главе одной из них был поставлен Авия. К этой чреде причислялся и Захария. Жена его, Елизавета, происходила также из священнического рода. Хотя оба они и отличались истинной праведностью, но были бездетны, а это считалось у иудеев Божиим наказанием за грехи. Каждая чреда проходила свое служение в храме дважды в год по одной седмице, причем священники распределяли обязанности между собой по жребию. Захарии выпал жребий совершить каждение, для чего он и вошел во вторую часть Иерусалимского храма, называемую Святое или Святилище, где находился жертвенник кадильный, в то время как весь народ молился в специально предназначенной для этого открытой части храма, или во Дворе. Войдя в святилище, Захария увидел Ангела, и на него напал страх, так как по иудейским понятиям явление Ангела предвещало близкую смерть. Ангел успокоил Захарию, сказав, что молитва его услышана, и жена родит ему сына, который будет “Велик пред Господом.”Трудно предположить, что Захария, будучи старым, да еще в такой торжественный момент богослужения, при всей своей праведности, молился бы о даровании ему сына. Очевидно, он, как один из лучших людей того времени, молил Бога о скором наступлении Царства Мессии, и именно об этой молитве Ангел сказал, что она услышана. И вот молитва его получила высокую награду: не только разрешено скорбное его неплодство, но сын его будет Предтечею Мессии, прихода которого он так напряженно ожидал. Сын его превзойдет всех в необыкновенно строгом воздержании и будет от рождения исполнен особых благодатных даров Святого Духа. Ему предстоит подготовить народ иудейский к пришествию Мессии, что он и сделает проповедью о покаянии и исправлении жизни, обратив к Богу многих из сынов Израилевых, почитавших Иегову лишь формально, но сердцем и жизнью далеко отстоявших от Него. Для этого сыну Захария, Иоанну, будет дан дух и сила пророка Илии, на которого он и будет похож своей пламенной ревностью, строгой подвижнической жизнью, проповедью покаяния и обличением нечестия. Он должен будет воззвать иудеев из бездны их нравственного падения, возвратив сердцам родителей любовь к детям, а противящимся деснице Господней — утвердиться в образе мыслей праведников.
Захария не поверил Ангелу, так как был он, как и жена его, слишком стар, чтобы надеяться на потомство, и попросил у Ангела какого-нибудь знамения в доказательство истинности его слов. Чтобы рассеять сомнения Захарии, Ангел называет свое имя: он — Гавриил, что значит сила Божия, тот самый, кто благовестил и пророку Даниилу о времени пришествия Мессии, указав сроки в “седьминах” (Дан. 9:21-27). За неверие Ангел поражает Захарию немотой, а заодно, по-видимому, и глухотой, так как с ним потом объясняются знаками. Обычно каждение продолжается недолго, и народ стал удивляться: почему Захария медлит во святилище? Но едва Захария появился и начал что-то показывать жестами, как все поняли, что ему было видение. Замечательно то, что Захария не оставил своей чреды и продолжал служение до конца. Жена его, Елизавета, после возвращения мужа домой, действительно зачала сына. Пять месяцев она скрывала это, из боязни, что люди могут не поверить ей, и осмеять, сама же она в душе радовалась и благодарила Бога за снятие с нее поношения. Зачатие святого Иоанна Крестителя празднуется у нас 23 сентября.
Благовещение Пресвятой Девы Марии(Луки 1:26-38)
На шестой месяц зачатия Иоанна Крестителя Ангел Гавриил был послан в маленький городок, находившийся в Завулоновом колене южной части Галилеи, в Назарет, “К Деве, обрученной мужу, именем Иосифу, из дома Давидова; имя же Деве: Мария.” Евангелист не говорит: деве, вышедшей замуж, но: “обрученной мужу.” Это значит, что Пресвятая Дева Мария формально, в глазах общества и с точки зрения закона, считалась женой Иосифа, хотя и не была ею в действительности.
Рано лишившись родителей, Пресвятая Дева Мария, отданная ими на служение при храме, не могла вернуться к ним, когда Ей исполнилось 14 лет, и по закону Она не могла больше оставаться в храме а, следуя обычаю, должна была выйти замуж. Первосвященник и священники, узнав, что Она дала обет всегдашнего девства и не желая оставить Ее без покровительства, формально обручили Ее с Ее же родственником, известным своей праведностью восьмидесятилетним старцем Иосифом, который уже имел многочисленное семейство от первого брака (Матф. 13:55) и был плотником.
Войдя к Деве, Ангел назвал Ее “Благодатной,” то есть обретшей благодать у Бога (см. ст. 30), т.е. особую любовь и благоволение Божие, помощь Божию, которая необходима для святых и великих дел. Слова Ангела смутили Марию своей необычайностью, и Она принялась размышлять о значении их. Успокоив Ее, Ангел предрекает ей рождение от Нее Сына, Который будет велик, но не так, как Иоанн, а много больше, ибо не просто будет исполнен благодатных даров Божиих, как тот, но Сам будет Сыном Всевышнего. Почему Ангел говорит, что Господь даст Ему престол Давида, отца Его, и что Он воцарится в доме Иакова? Потому что царство еврейское в Ветхом Завете имело своим предназначением приготовить людей к духовному вечному Царству Христову и постепенно преобразоваться в него. Следовательно, царство Давида как таковое есть то, в которое Сам Бог поставлял царей, которое управлялось по законам Божиим, все формы гражданской жизни которого проникнуты идеей служения Богу, которое находилось в неразрывной связи с новозаветным Царством Божиим.
Вопрос Марии: “Как будет это, когда Я мужа не знаю?” — был бы совершенно непонятен и не имел бы никакого смысла, если бы Она не дала обет Богу навсегда остаться девою. Ангел объяснил Ей, что Ее обет не будет нарушен, так как Сына Она родит сверхъестественным образом, без мужа. Бессеменное зачатие произведет Святой Дух, “Сила Всевышнего,” то есть Сам Сын Божий (см. 1 Кор. 1:24) осенит Ее, сойдет в Нее подобно облаку, осенявшему некогда скинию, “В облаке легком,” по выражению священной песни (Ис. 19:1). И хотя Пресвятая Дева не требовала никаких доказательств, Ангел сам в подтверждение истинности своих слов указал Ей на Елизавету, зачавшую сына в глубокой старости по изволению Божию, для Которого нет ничего невозможного. Из пророческих книг Пресвятая Дева знала, что Ее и Божественного Сына ожидает не одна только слава, но также и горе, однако, во всем покорная воле Божией, ответила: “Се, раба Господня; да будет Мне по слову твоему.”Благовещение празднуется 25 марта. Приняв благовестие, Пресвятая Дева ничего не сказала об этом Иосифу, справедливо опасаясь, как объясняет св. Златоуст, что он может не поверить Ей и подумать, будто Она желает подобным предупреждением лишь скрыть содеянное преступление.
Свидание Пресвятой Девы Марии с Елисаветой.
(Луки 1:39-56)
Пресвятая Дева спешит поделиться Своею радостью с Елизаветой, Своей родственницей, жившей в Иудее, как полагают, в городе Иутта, близ священнического города Хеврон. Елизавета встретила Ее тем же необычайным приветствием, с которым обратился к Ней Ангел: “Благословенна Ты между женами,” — и добавила: “Благословенен плод чрева Твоего!” — хотя, как родственница, должна была бы знать о данном Марией обете девственности. Затем же Елизавета воскликнула: “И откуда это мне, что пришла Матерь Господа моего ко мне?” Она тут же поясняет смысл слов своих тем, что младенец, носимый ею, радостно взыгрался во чреве, едва до ее слуха дошло приветствие Марии. Не иначе, как под наитием Святого Духа, младенец во чреве Елизаветы почувствовал близость иного Младенца — Того, к Чьему появлению в мире он и должен будет подготовить человечество. Потому-то он и произвел необычайное движение в утробе матери. С младенца, носимого в утробе, воздействие Святого Духа перешло и на мать, и она, по благодатному прозрению, мгновенно узнала, какую радостную весть принесла ей Мария, и потому прославила Ее как Богоматерь, словами архангела Гавриила. Елизавета ублажает Пресвятую Деву за веру, с которой Она приняла ангельское благовестие, противоставляя тем самым эту веру неверию Захарии.
Из слов Елизаветы Пресвятая Дева Мария поняла, что Ее тайна открыта Елизавете Самим Богом. В чувстве восторга и умиляясь при мысли, что время пришествия долгожданного Мессии и избавления Израиля уже наступило, Пресвятая Дева прославила Бога в дивной вдохновенной песне, которая в честь Ее постоянно воспевается теперь у нас за утренним богослужением:
“Величит душа Моя Господа, и возрадовался дух Мой о Боге, Спасителе Моем...”
Она отклоняет от Себя всякую мысль о Своих личных достоинствах и славит Бога за то, что Он обратил особое внимание на Ее смирение, и в пророческом предвидении предрекает, что за эту милость Господа к Ней Ее будут прославлять все роды, и что эта Божия милость будет простираться на всех, боящихся Господа. Далее Она славит Бога за то, что обещание, данное отцам и Аврааму, исполнилось, и что Царство Мессии, столь ожидаемое Израилем, наступает, что смиренные и презираемые миром последователи Его скоро восторжествуют, будут вознесены и исполнены благ, а гордые и сильные будут посрамлены и низложены. Видимо, Пресвятая Дева возвратилась домой, не дожидаясь рождения Предтечи.
Рождество Святого Иоанна Крестителя.
(Луки 1:57-80)
Когда Елизавете исполнилось время родить, и родственники, и соседи сорадовались радости, которая переполняла ее, и в восьмой день собрались у нее дома, чтобы совершить установленный еще при Аврааме (Быт. 17:11-14) и требуемый законом (Лев. 12:3) обряд обрезания. Через этот обряд новорожденный вступал в общество избранного народа Божия, и потому день обрезания считался радостным семейным праздником. При обрезании новорожденному давалось имя, обыкновенно в честь кого-нибудь из старших родственников, поэтому не могло не вызвать всеобщего недоумения желание матери назвать своего сына Иоанном. Евангелист подчеркивает это обстоятельство очевидно потому, что оно чудесно: желание Елизаветы назвать сына Иоанном явилось плодом внушения Святого Духа. За решением обратились к отцу, а тот, все еще немой, на дощице, намазанной воском, написал: “Иоанн имя ему.” Все были крайне удивлены совпадением в желаниях матери и отца назвать сына именем, которого не было ни у кого из их родственников. И тотчас же, по предсказанию Ангела, разрешились уста Захарии, и он в пророческом вдохновении, уже предвидя наступление Царства Мессии, стал прославлять Бога, посетившего народ Свой, и сотворившего избавление ему, Того, Который “Воздвиг рог спасения в дому Давида, отрока Своего,” Как некогда в Ветхом Завете преступники, спасаясь от мстителей, прибегали к жертвеннику всесожжения и, ухватившись за его рог, считались неприкосновенными (3 Цар. 2:28), так и весь род человеческий, угнетаемый грехами и преследуемый Божественным правосудием, находит себе спасение в Иисусе Христе. И это спасение — не столько избавление Израиля от политических врагов, как думало в то время большинство евреев, особенно книжников и фарисеев, сколько исполнение завета Божия, данного ветхозаветным праотцам; то исполнение, которое даст возможность всем верным израильтянам служить Богу “в святости и правде.” Под словом “правда” подразумевается здесь оправдание Божественными средствами через вменение человеку искупительных заслуг Христовых; под словом “святость” — внутреннее исправление человека, достигаемое усилиями самого человека при содействии благодати. Далее Захария предрекает сыну своему будущее, предсказанное Ангелом, говоря, что сын его наречется пророком Всевышнего и будет предтечей Божественного Мессии, указывает и цель служения Предтечи в том, чтобы подготовить людей к пришествию Мессии и дать уразуметь народу израильскому, что спасение его состоит ни в чем ином, как именно в прощении грехов. Поэтому Израиль должен искать не мирского величия, о чем мечтали тогда духовные вожди, а праведности и прощения грехов. Прощение же грехов придет “по благоутробному милосердию Бога нашего, которым посетил нас Восток свыше,” то есть Мессия-Искупитель, каковым именем Его называли еще пророки Иеремия (25:5) и Захария (3:8 и 6:12).
По преданию слух о рождении Иоанна Предтечи дошел до подозрительного царя Ирода, и когда пришли в Иерусалим волхвы с вопросом о месте рождения Царя Иудейского, Ирод вспомнил о сыне Захарии и, издав приказ об избиении всех младенцев, послал убийц и в Иутту. Елизавета, узнав об этом, скрылась с сыном в пустыню. Ирод, рассерженный тем, что слуги его не могут найти младенца Иоанна, послал к Захарии в храм узнать, где спрятал он своего сына. Захария ответил, что он служит теперь Господу Богу Израилеву и не знает, где его сын. Он повторил тоже самое и после угроз лишить его жизни и пал под мечами убийц между храмом и жертвенником, о чем вспоминает Господь в Своей обличительной речи к фарисеям (Матф. 23:35).
Рождество Иоанна Крестителя празднуется у нас 24 июня.

2. Хронология событий и сопровождавших Рождество Христово (Лк.2.1-52)
Обстоятельства и время Рождества Христова.
(Луки 2:1-20)
Подробнее всего об обстоятельствах Рождества Христова и о времени, когда произошло оно, говорит св. Евангелист Лука. Рождество Христово он приурочивает к переписи всех жителей Римской Империи, проведенной по велению “кесаря Августа,” то есть римского императора Октавиана, который получил от римского сената титул Августа — “священного.” К сожалению, точной даты этой переписи не сохранилось, но время правления Октавиана Августа, личности, хорошо известной в истории, дает нам возможность хотя бы приблизительно, а при помощи других данных, о которых будет сказано дальше, с точностью до нескольких лет определить год Рождества Христова. Принятое у нас теперь летоисчисление “от Рождества Христова” было введено в VI-м веке римским монахом Дионисием, названным Малым. В основание своих исчислений Дионисий поставил тот расчет, что Господь Иисус Христос родился в 754-м году от основания Рима, но, как показали более тщательные исследования, расчет его оказался ошибочным: Дионисий указал год, по крайней мере, на пять лет позже действительного. Однако, эта дионисианская эра, предназначавшаяся в начале только для церковного употребления, с 10-го века стала общераспространенной в христианских странах и принята в гражданском летоисчислении, хотя и признается ошибочной всеми хронологами. Действительный год Рождества Христова можно определить более точно на основании нижеследующих данных из Евангелия:
Время царствования Ирода Великого. Из Матф. 2:1-18 и Луки 1:5 совершенно ясно, что Христос родился, когда Ирод был у власти. Царствовал же он с 714-го года от основания Рима и умер в 750-м, за восемь дней до Пасхи, вскоре после лунного затмения. По вычислениям астрономов затмение это произошло в ночь с 13 на 14 марта, и иудейская Пасха приходилась в том году на 12 апреля. Следовательно, Ирод умер в начале апреля 750-го года от основания Рима, то есть, по крайней мере на четыре года раньше нашей эры.
Народная перепись, упомянутая у Луки 2:15, начата эдиктом Августа в 746-м году от основания Рима. В Иудее эта перепись началась еще при Ироде, потом приостановлена в следствии его смерти и была продолжена и закончена в то время, когда Сирией управлял Квириний, упоминаемый в Евангелии от Луки 2:2. В результате переписи в Палестине произошло народное восстание, и зачинщика его, Февду, сожгли по велению Ирода 12 марта 750-го года от основания Рима. Следовательно, перепись началась немного раньше.
Правление Тиверия Кесаря, в пятнадцатый год которого, по свидетельству св. Луки 3:1, св. Иоанн Креститель выступил на проповедь, а “Иисус, начиная Свое служение, был лет тридцати” (Луки 3:23). Август принял Тиверия в соправители за два года до своей смерти в январе 765-го года от основания Рима, и, следовательно, 15-й год его царствования начинался в январе 779-го. Так как по выражению ев. Луки, Господу Иисусу в то время было лет “тридцать,” то следовательно, Он родился в 749г.
Астрономические исчисления показывают, что годом крестной смерти Христа Спасителя мог быть только 783 г., (а она, по данным Евангелия, произошла в тот год, когда еврейская Пасха наступила вечером в пятницу). А так как Господу в то время шел тридцать четвертый год от рождения, то, следовательно, родился Он в 749 году от основания Рима.
Таким образом, все вышеприведенные данные единогласно свидетельствуют, что с большей долей вероятности следует признать 749-й год от основания Рима — годом Рождества Христова.
По недостатку данных в Четвероевангелии нельзя точно определить и день Рождества Христова. Восточная Церковь первоначально праздновала его в один день с Богоявлением под общим названием “Епифания” — “Явление Бога в мир” — 6 января. В Западной же Церкви Рождество Христово издавна праздновалось 25 декабря. С конца IV-го века и Восточная Церковь начала отмечать этот день 25 декабря. Дата эта была выбрана по следующим соображениям.
Есть предположение, что Захария был первосвященником и что явление Ангела было ему за завесой во Святая святых, куда первосвященник входил лишь один раз в году — в день очищения. Этот день приходится по нашему календарю на 23 сентября, каковой день и стали считать днем зачатия Предтечи. На шестой месяц после этого произошло Благовещение Пресвятой Девы Марии, которое стали праздновать 25 марта, а через девять месяцев, то есть 25 декабря, родился Господь Иисус Христос. Однако, ничто не подтверждает тот факт, что Захария был первосвященником, поэтому более вероятно другое, символическое, объяснение. Древние считали, что Христос, как второй Адам, был зачат от Пресвятой Девы во время весеннего равноденствия — 25 марта, когда, по древнейшему преданию был создан и первый Адам. Явился же миру Христос-свет, солнце правды, через девять месяцев во время зимнего солнечного поворота, когда день начинает увеличиваться, а ночь — уменьшаться. В соответствии с этим, зачатие Иоанна Крестителя, который был на шесть месяцев старше Господа, положено праздновать 23 сентября, во время солнечного равноденствия, а рождение его — во время солнечного поворота, 24 июня, когда дни начинают сокращаться. Еще святой Афанасий указывал на слова Иоанна Крестителя в Иоан. 3:30: “Ему должно расти, а мне умаляться.”У некоторых вызывает смущение замечание Евангелиста Луки о том, что перепись, во время которой родился Христос, “была первая в правление Квириния Сириею,” тогда как по историческим данным Квириний был правителем Сирии спустя уже 10 лет после Рождества Христова. Скорее всего, недоразумение это разрешается таким образом: при переводе с греческого текста (и для этого есть сильные основания) вместо слова “сия” следовало бы поставить “самая” перепись. Указ о переписи был издан Августом еще до Рождества Христова, но из-за начавшихся народных волнений и смерти Ирода она была приостановлена и окончена лишь через десять лет уже в во время правления Квириния. Есть также данные, что Квириний дважды был правителем Сирии, и перепись, начатая в первое его правление, была закончена уже во второе, почему Евангелист и называет перепись, во время которой родился Господь, “первой.”Каждый должен был записаться “в своем городе.” Римская политика всегда примерялась к обычаям побежденных, а еврейские обычаи требовали, чтобы запись велась по коленам, родам и племенам, для чего каждому требовалось явиться на перепись в тот город, где некогда жил глава его рода. А так как Иосиф был из рода царя Давида, он и должен был отправиться в Вифлеем — в город, где родился Давид. В этом виден замечательный промысел Божий: согласно предсказанию древнего пророка св. Михея 5:2, Мессии надлежало родиться в этом городе. По римским же законам в побежденных странах наравне с мужчинами и женщины подлежали поголовной переписи. Поэтому нет ничего удивительного в том, что Пресвятая Дева Мария, в Ее положении, сопутствовала хранителю Своей девственности — старцу Иосифу, тем более, что Она, несомненно знавшая пророчество св. Михея, не могла не усмотреть в указе о переписи промыслительного действия Божия, направляющего Ее в Вифлеем.
“И родила Сына Своего первенца, и спеленала Его, и положила Его в ясли, потому что не было им места в гостинице.” Евангелист подчеркивает, что Пресвятая Дева Сама спеленала Своего новорожденного Младенца: значит роды были совершенно безболезненными. Опять же, “первенцем” Сын Ее называется не потому, что после Него у Пресвятой Девы были другие дети: по закону Моисея первенцем назывался всякий перворожденный младенец мужского пола, хотя бы был он и единственным в семье. Из-за множества путешественников, приехавших раньше, а больше из-за своей бедности, св. семейство вынуждено было поселиться в одной из пещер, какими богата Палестина и куда пастухи сгоняли скот в ненастную погоду. Здесь-то и родился Божественный Мессия, положенный, вместо детской колыбели, в ясли, приняв тем самым от самого Своего рождения крест унижений и страданий для искупления человечества и самым Своим рождением давая нам урок смирения, этой высочайшей добродетели, которой Он потом постоянно учил Своих последователей. По древнему преданию во время рождения Спасителя около яслей стояли вол и осел, как бы знаком того, что “вол знает владетеля своего, и осел ясли господина своего; а Израиль не знает Меня, народ Мой не разумеет” (Исаи 1:3).
Но не одно унижение сопровождало рождение и всю земную жизнь Спасителя, а также и отблески Его Божественной славы. Пастухам, может быть, тем самым, которым принадлежала пещера и которые, благодаря хорошей погоде, ночевали в поле, явился Ангел Господень, осиянный Божественной славой, и возвестил им “великую радость” о рождении во граде Давидовом Спасителя, “Который есть Христос Господь.” Здесь важно отметить слова Ангела о том, что эта “великая радость” будет “всем людям,” то есть что Мессия пришел не для одних евреев, но для всего человеческого рода. Ангел при этом дал и “знамение,” то есть знак, по которому они могут узнать Его: “Найдете Младенца в пеленах, лежащего в яслях.” И как бы в подтверждение истинности слов Ангела явилось “многочисленное воинство небесное,” целый сонм Ангелов, воспевавших дивную хвалу новорожденному Богомладенцу — Мессии: “Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение.” Ангелы славят Бога, пославшего в мир Спасителя; они воспевают мир, который водворится в душах людей, уверовавших в Спасителя; они радуются за людей, которым возвращено Божие благоволение. Вышние силы, безгрешные вечные духи, непрестанно славят в небесах своего Творца и Господа, но в особенности они прославляют Его за чрезвычайное проявление Его Божественной благости, что и есть домостроительство Божие. Мир, принесенный на землю воплотившимся Сыном Божиим, нельзя смешивать с обыкновенным человеческим спокойствием и благосостоянием. Это есть мир совести в душе человека-грешника, искупленного Христом Спасителем, мир совести, примирения с Богом, с людьми и с самим собой. И лишь поскольку этот мир Божий, превосходящий всякий ум (Фил. 4:7), водворяется в душах людей, уверовавших во Христа, постольку и внешний мир становится достоянием человеческой жизни. Искупление проявило все величие Божественного благоволения, Божией любви к людям. Поэтому смысл славословия Ангелов в этом: достойно славят Бога небесные духи, ибо на земле водворяется мир и спасение, так как люди сподобились особенного Божьего благословения.
Пастухи, люди, видимо, благочестивые, тотчас поспешили туда, куда указал им Ангел, и первыми удостоились чести поклониться Христу-Младенцу. Они разглашали повсюду, куда только ни заглядывали, о явлении им Ангелов и о услышанном ими небесном славословии, и все, слышавшие их, дивились. Пресвятая Дева Мария, полная чувства глубокого смирения, запоминала все это, “слагая в сердце Своем.”Обрезание и Сретение Господне.
(Луки 2:21-39)
По прошествии восьми дней над новорожденным Богомладенцем был совершен, согласно закону Моисея (Лев. 12:3), обряд обрезания и дано Ему нареченное Ангелом имя Иисус, что значит — Спаситель.
Женщина, родившая младенца мужского пола, по закону Моисея, считалась нечистой в течение 40 дней (а если родилась девочка — в течение 80). На 40-й день она должна была принести в храм жертву всесожжения — годовалого ягненка и жертву за грехи — молодого голубя или горлицу, в случае же бедности — двух горлиц или голубей, для каждой жертвы по одному. Подчиняясь этому закону, Пресвятая Дева и Иосиф принесли в Иерусалим также и Младенца, чтобы заплатить за Него по закону пять циклей. Закон этот существовал с давних времен, когда в ночь перед исходом евреев из Египта Ангел Господень истребил всех египетских первенцев, а все еврейские первенцы были посвящены служению при храме. С течением времени, когда на служение это было выделено только одно колено Левино, первенцы были освобождены от служения за особый выкуп в пять циклей серебра (Числ. 18:16). Из евангельского повествования видно, что Пресвятая Дева и Иосиф принесли жертву людей бедных: двух голубей.
Для чего же нужно было Господу, зачатие и рождение Которого было непричастно греху, и Его Пречистой Матери подчиняться закону об очищении?
Во-первых, чтобы этим “исполнить всякую правду” (Матф. 3:15) и показать пример совершенного подчинения закону Божию. А во-вторых, это было необходимо для будущего служения Мессии в глазах Его народа: необрезанный, Он не мог бы находиться в обществе народа Божия, Он не смог бы входить ни в храм, ни в синагогу, не мог бы иметь влияния на народ, ни быть признанным Мессией. Равно как и Пресвятая Матерь Его, не очистившись, не могла бы считаться истинной израильтянкой. Тайна непорочного зачатия и безгреховного рождения почти никому не была известна тогда, а потому все, требуемое законом, должно было быть исполнено в точности.
В храме при принесении Богоматерью жертвы и выкупа находился праведный и благочестивый старец Симеон, ждавший “утехи Израилевой,” то есть обещанного Богом Мессию, явление Которого должно было принести утешение израильтянам (см. Исаия 40:1). Евангелист сообщает нам только то, что ему, Симеону, Святым Духом было предсказано не увидеть смерти своей до того, пока не сподобится он узреть ожидаемой им “утехи,” то есть Христа Господня. Однако, по древнему преданию, Симеон был одним из семидесяти двух старцев, которые по поручению египетского царя Птоломея переводили священные книги с древнееврейского языка на греческий. Симеону пришлось переводить книгу пророка Исаи, и он усомнился в пророчестве о рождении Эммануила от Девы (Исаи 7:14), и тогда явился ему Ангел и предсказал, что он не умрет до тех пор, пока не увидит своими собственными глазами исполнение этого пророчества. По внушению Духа Божия он пришел в храм, очевидно туда, где был жертвенник всесожжения, и в принесенном Пресвятой Девой Младенце узнал Мессию-Христа. Старец взял Его в объятия свои, и из его уст излилась вдохновенная молитва благодарности Богу за возможность узреть в лице этого Младенца спасение, уготованное для человечества. “Ныне отпускаешь раба Твоего, Владыко, по слову Твоему, с миром” произнес старец; с этой минуты порвалась связь, державшая его в жизни, и Ты, Владыко, отпускаешь меня из этой жизни в другую новую жизнь, “по глаголу Твоему,” по предсказанию, данному мне от Тебя Святым Твоим Духом, “с миром,” “ибо видели очи мои спасение Твое.” Спасение, обещанное Богом миру через Искупителя-Мессию, которого я сподобился узреть, спасение, “Которое Ты уготовал пред лицом всех людей.” Евангелист подчеркивает, что спасение уготовано не только для евреев, но и для всех народов. Это спасение есть “Свет к просвещению язычников” и “слава народа Божия Израиля,” как вышедшая из его среды. Иосиф и Матерь Божественного Младенца дивились, вероятно, тому, что везде находились люди, которым Бог открывал тайну об этом Младенце.
Возвращая Младенца Матери и благословив Ее и Иосифа, по праву глубокого старца, на котором, очевидно, почивал Дух Святой, Симеон в пророческом вдохновении предрекает, что Младенец сей будет предметом споров и пререканий между последователями Его и врагами: “Да откроются помышления многих сердец,” то есть, в зависимости от различности отношения людей к этому Младенцу, обнаружатся их сердечные расположения, настроения души: те, кто любит истину и стремится творить волю Божию, тот уверует во Христа, а те, кто любит зло и дела тьмы, тот возненавидит Христа и будет в оправдание своей злобы всячески клеветать на Него. Это, собственно, и исполнилось уже на примере книжников и фарисеев и исполняется до нашего времени на примере всех безбожников и христоненавистников. Для уверовавших в Него Он лежит “на восстание,” или на вечное спасение, а для не уверовавших — “на падение,” или на вечное осуждение их, на вечную погибель. Симеон прозревает духом и те страдания, которые придется претерпеть и Пречистой Матери за Ее Божественного Сына: “И Тебе Самой оружие пройдет душу.”Присутствовала при этом и Анна, “дочь Фануилова,” которую Евангелист называет пророчицей за особенные действия в ней Святого Духа и за дар вдохновенной речи, которым обладала она. Евангелист, очевидно, хвалит ее, как честную вдовицу, посвятившую себя Богу, после того, как она, прожив с мужем всего 7 лет, дожила до 84-х летнего возраста, не отходя от храма, “постом и молитвою служа Богу день и ночь.” Она тоже, подобно Симеону, восславила Господа и, видимо, в пророческом вдохновении повторила примерно то же самое, что сказал старец, всем, ожидающим избавления в Иерусалиме, то есть ждавшим пришествия Мессии.
Евангелист говорит далее, что исполнив все по закону, святое семейство вернулось в Галилею, “в город свой Назарет.” Святой Лука опускает все, что случилось за Сретением, вероятнее всего потому, что об этом подробно повествует св. Матфей: о поклонении волхвов в Вифлиеме, о бегстве святого семейства в Египет, об избиении младенцев Иродом и о возвращении святого семейства из Египта после смерти царя. Подобный способ сокращений мы часто находим у писателей священных книг.
Отрочество Иисуса Христа.
(Луки 2:40-52)Дo выхода Своего на общественное служение человеческому роду Господь Иисус Христос пребывал в безвестности. За этот период времени Евангелист Лука приводит единственный факт из Его жизни. Так как писал он свое Евангелие “по тщательном исследовании всего начала,” то надо полагать, что других таких же выдающихся фактов в жизни Господа за этот ранний период не было. Общую характеристику этого периода св. Лука дает нам в таких словах: “Младенец же возрастал и укреплялся духом, исполняясь премудрости; и благодать Божия была на Нем.” Это и понятно, так как отрок Иисус был не только Богом, но и человеком, и, как человек, подлежал обычным законам человеческого развития. Только по мере развития своего, человеческая мудрость отражала или вмещала в себе всю глубину и полноту Божественного ведения, которой обладал отрок Иисус, как Сын Божий.
И вот, когда отроку Иисусу исполнилось 12 лет, эта Божественная мудрость впервые ярко проявила себя. По закону Моисея (Втор. 16:16), все евреи мужского пола обязаны были три раза в год являться в Иерусалим на праздники Пасхи, Пятидесятницы и Кущей; исключение делалось только для детей больных. Особенно строго требовалось посещение Иерусалима на Пасху. Отрок, достигший 12 лет, становился “Чадом закона”: с этого времени он должен был изучать все требования закона и исполнять его предписания, в частности, ходить в Иерусалим на праздники. Св. Лука говорит, что “родители” Иисуса каждый год ходили в Иерусалим. Тайна рождения Богомладенца оставалась сокровенной: Пресвятая Дева Мария и старец Иосиф не считали нужным и полезным открывать ее; и в глазах жителей Назарета Иосиф был мужем Марии и отцом Иисуса. Евангелист употребляет это выражение применительно к общественному мнению. В другом же месте (3:23) он прямо говорит о том, что Иосифа только считали отцом Иисуса, и, следовательно, на самом деле он не являлся таковым.
Празднование Пасхи продолжалось 8 дней, после чего богомольцы возвращались по домам, обыкновенно группами. Иосиф и Мария не заметили, как отрок Иисус остался в Иерусалиме, полагая, что Он идет где-то поблизости от них в другой группе, с родственниками или знакомыми. Видя же, что Он долго не присоединяется к ним, они начали искать Его и, не найдя, в тревоге вернулись в Иерусалим, где только через три дня (надо полагать, со дня своего выхода из Иерусалима) нашли Его в храме, сидящего среди учителей, слушающего и вопрошающего их. Это происходило, вероятно, в одном из притворов храма, где раввины собирались, рассуждая друг с другом и с народом, поучая в законе всех желавших слушать их. В этой беседе отрок Иисус уже проявил Свою Божественную мудрость, почему все слушавшие и удивлялись разуму и ответам Его. Богоматерь, высказав Ему их тревогу за Него, называет Иосифа отцом Иисуса, поскольку иначе Она и не могла назвать его, так как в глазах всех Иосиф был отцом. На слова Матери отрок Иисус впервые открывает Свое назначение — исполнить волю пославшего Его и поправляет Мать Свою, указывая, что не Иосиф Его отец, но Бог: “Или вы не знали, что Мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему?” Но ни Мать Иисуса, ни Иосиф не поняли этих слов Его, потому что и им еще не была вполне открыта тайна дела Христа на земле. Однако “Матерь Его сохраняла все слова сии в сердце Своем,” — это был особенно памятный для Нее день, когда Сын Ее впервые дал знать о Своем высоком предназначении. Так как еще не настало время общественного служения Иисуса, то Он послушно пошел с ними в Назарет и, как отмечает Евангелист, “был в повиновении у Своих земных родителей,” разделяя, вероятно, труды Своего мнимого отца Иосифа, который был плотником. Возрастая, преуспевал Он в мудрости, и для внимательных все яснее становилась особая любовь Божия к Нему, что и привлекало к Нему и любовь людей.
3. Проблемы датировки (Мф.2,1) и переписи (Лк.2.1), связанные с событием Рождества Христова; доводы современной библеистики в пользу ошибочности вычисления года Рождества Христова Дионисием Малым в VI веке.
Датировка Рождества Христова
Современная библеистика утверждает, что при расчете даты Рождества Христова была допущена ошибка. Епископ Кассиан (Безобразов) в своей книге «Христос и первое христианское поколение» пишет: «Ясно, что дата Рождества Христова должна быть тою чертою, от которой отсчитываются все прочие события. Но дело в том, что христианская эра, установленная Дионисием Малым, монахом, жившим в VI веке, была вычислена неправильно. Существует несколько систем научной хронологии евангельской истории. Точная дата Рождества Христова не может считаться окончательно установленною. Чаще всего его относят к 4 году до христианской эры»  HYPERLINK "http://mpda-dl.ru/mod/lesson/view.php?id=952" \l "1" [1]. Какие же указания Евангелия и светской мировой истории для установления точной даты обычно принимаются во внимание, что в Евангелии может говорить в пользу ошибки как минимум на 4 года?
Первый момент связывают традиционно со свидетельством Евангелия о том, что Христос родился в дни царя Ирода Великого (Мф.2,1). Значит, узнав год смерти Ирода Великого, можно будет назвать точно дату, позже которой Христос родиться не мог. К сожалению, ни в одном труде древности даты смерти Ирода не указывается. Имеется лишь косвенное свидетельство иудейского историка II века Иосифа Флавия в его «Иудейских древностях». Здесь, в 17-й и 18-й книгах он описывает последние дни деятельности Ирода Великого. Многие исследователи утверждают, что из этого описания следует, будто царь умирает, практически, на праздник Пасхи, незадолго до которого случается лунное затмение. Зная иудейскую Пасхалию, высчитывают дату близкого совпадения лунного затмения с Пасхой в исследуемом промежутке: получается приблизительно 3 год до нашего летоисчисления. Если учитывать время пребывания святого семейства в Египте перед смертью царя Ирода, с поправкой на то, что оно не было долгим, то действительно получается, что Христос не мог родиться позже 4 года до нашего летоисчисления.
Второй момент – это свидетельство Лк.3.1. Согласно ему в 15-й год правления Тиверия кесаря Иоанн Креститель выходит на проповедь на берега Иордана. Учитывая то, что служение Иоанна не могло быть продолжительным – не более полугода, можно утверждать, что около этого времени крестился Господь. Ему было чуть больше тридцати лет (Лк.3, 21-23). При переводе на наше летоисчисление 15 год Тиверия кесаря приходится на даты: с 1 октября 27 года по 30 сентября 28 года. Итак, в 27-28 году по нашему летоисчислению Иисусу было чуть больше, чем 30 лет. Тогда дата Рождества Христова будет опять близка к 4 году до нашего летоисчисления.
Третий момент – Ин.2, 20. Согласно этому свидетельству, к началу общественного служения Иисуса Христа реконструкция Иерусалимского храма уже продолжалась в течении 46 лет. Благодаря Иосифу Флавию известно, что Ирод Великий начал капитальную реконструкцию храма в 18 год своего правления. Ирод воцарился в 37 году до начала нашего летоисчисления. Значит, в 19 году начинается реконструкция. Тогда дата очищения Христом храма приходится на 27 год по нашему летоисчислению. В это время Господу чуть больше 30 лет. Опять получаем дату Рождества около 4 года до нашего летоисчисления.
Четвертый момент. Общественное служение Господа длилось около 3,5 лет, то есть к моменту страданий Ему было 33,5 года. Христос пострадал на Кресте в праздник Пасхи иудейской. Эта Пасха приходилась с пятницы на субботу. В тот момент, когда Христос на Кресте страдал, было солнечное затмение. Вычисляя, когда случилось такое затмение, совпавшее с Пасхой иудейской, пришедшейся с пятницы на субботу, получим апрель 30 года. Тогда опять получается, что Он родился около 4 году до нашего летоисчисления.
Пятый момент, на который также ссылается современная библеистика, связан с попыткой вписать известную по Евангельской истории Звезду Волхвов в круг движения небесных светил. В декабре-марте 1603-1604 годов на небе наблюдался парад планет Юпитера, Сатурна, чуть позже к ним присоединился Марс – царская звезда. Тогда же на небе появилась звезда небывалой величины. Это дало повод астроному Кеплеру предположить, что подобное могло случиться и накануне Рождества Христова. Расчеты ученого по времени подобного парада планет выпали на 6 год до Рождества Христова. Учитывая то, что Ирод выведывает у волхвов время появления звезды (Мф.2,7) и издает указ избить всех младенцев от 2-х лет и ниже (Мф.2,16), опять получим дату Рождества Христова около 4 год до нашего летоисчисления.

HYPERLINK "http://mpda-dl.ru/mod/lesson/view.php?id=952" \l "_1" [1] Кассиан (Безобразов), епископ. Христос и первое христианское поколение. М., 2002, стр.17.
Признаем, что все приведенные выше данные очень убедительно звучат. Однако есть и другие аргументы, которые сильно ослабляют категоричность утверждений в пользу ошибки по расчету даты Рождества Христова.
Относительно первого момента следует заметить, что при внимательном чтении «Иудейских Древностей» Иосифа Флавия, не обязательно складывается впечатление, что все произошло, практически, единовременно: затмение луны, Пасха и смерть Ирода Великого. У читателя, поскольку мысль Иосифа Флавия постоянно «петляет» по разным дворцовым интригам в доме Ирода, вполне закономерно может возникнуть впечатление, что между затмением луны и смертью Ирода Великого могло пройти около 2 лет, а то и больше.
Второй момент. О Тиверии известно, что он был приемным сыном императора Августа. Август не имел родных сыновей и Тиверия сделал наследником. Известно, что сначала Тиверий три года был соправителем Августа, а только после смерти последнего начал самостоятельное правление. Евангелист Лука, к сожалению, не уточняет, считает он три года соправления Тиверия или нет. Если считает, то тогда 15-й год, действительно, выпадает на 27 год по нашему летоисчислению. А если евангелист Лука 3 года соправления не учитывает, то тогда 15-й год приходится на 30-й год по нашему летоисчислению, когда Иисусу Христу тридцать лет. Тогда дата Его Рождества совпадает с традиционно принимаемых.
Третий момент. Иосиф же Флавий говорит, что указ на царство от императора Ирод получает в 37 году, но из-за тех смут, волнений, мятежей и неурядиц, которые были в Иудейском царстве, к правлению он смог приступить только через 3 года, то есть в 34 году. Если считать, что реконструкцию храма Ирод начал через 18 лет не после 37-го, а после 34-го года, то тогда 46-й год храмовой реконструкции придется на 30 год, когда Христу - опять же 30 лет. Тогда и здесь дата Его Рождества совпадает с общепринимаемой.
Четвертый момент. Дело в том, что на Пасху всегда бывает полнолуние, а это значит, что в этот момент затмения солнца, естественным образом происходящего, никак быть не может. Значит, это было чудесное затмение. А если это так, то и высчитать его, как это сделали астрономы, пользуясь традиционными расчетами и выкладками по движению планет, нельзя.
То же самое касается и пятого момента – Звезды Волхвов. События Рождества Христова сопровождали многие чудеса, и одним из таких чудес является Звезда Рождества. Неслучайно святитель Иоанн Златоуст, а вслед за ним и блаженный Феофилакт Болгарский говорят, что это была умная сила – Ангел, явленный в виде звезды. Попытка вписать чудеса в рамки рационального объяснения, апеллирующего к естественным законам бытия, - не есть ли начало пути отвержения веры?
Крайняя затруднительность вычисления даты Рождества Христова не свидетельствует ли нам о том, что это Событие вневременного значения? Апостол Павел говорит, что Пришествие Бога во плоти есть «велия благочестия тайна» (1 Тим. 3:16). Рождество Христово – свершившееся таинство, которое не поддается абсолютно точному описанию в рационалистических параметрах мира. И если евангелисты, которые писали исключительно для того, чтобы научить нас спасению, не сообщили нам точной даты Рождества Христова, то не значит ли это, что знание этого факта или, наоборот, незнание никоим образом не определяют нашего спасения? (ср.Деян.1,7)
Проблема переписи: Лк. 2,1
«Было же в дни те: вышел указ от кесаря Августа о переписи всей вселенной. Это была первая перепись в правление  Квириния Сириею».
В этих словах евангелиста Луки встречается серьезное затруднение: дело в том, что историки кесаря Августа, говоря о многих переписях, нигде не говорят ни о всеобщей переписи по всей Римской Империи, ни о переписи в Иудее, во время которой родился Иисус Христос. Иудейский историк Иосиф Флафий упоминает в своих Иудейских Древностях об одной переписи в Иудее, которая была произведена именно Квиринием, правителем Сирии, но уже по царствовании Архелая, сына Ирода: не раньше 6-го года по РХ, то есть 10 лет спустя после смерти Ирода. По хронологии Лк. перепись проводилась в последние годы жизни Ирода. В это время наместниками Сирии были Сенций Сатурнин, затем Квинтилий Вар. Квириний был назначен наместником Сирийского диоцеза лишь через несколько лет после смерти Ирода.
Для разрешения недоумений можно принять следующие соображения.
1) Греческое слово αυτη, в зависимости от ударения может быть переведено или как «сия (эта)» (αὕτη), или как «сама» (αὐτὴ). Традиционное чтение – первое, но если использовать второй вариант, то Лк.2,1-2 может быть прочитано так: ''В те дни вышел указ Кесаря Августа сделать перепись по всей Римской империи (в состав которого входила и Иудея), сама же перепись в Иудее была первая во время управления Квириния Сириею»: т.е. время выхода и объявления Августова указа о переписи отличается от времени ее совершения в Иудее. Итак, по указу Августа перепись начинается до РХ, в том числе и в Иудее, но потом по причине смерти Ирода Великого и происшедших по этому поводу некоторых политических замешательств в Иудее она приостановлена. А позднее – в правление Квириния Сириею– окончена.
В связи с вышесказанным не лишним будет иметь в виду и следующее. В древности на Ближнем Востоке процесс переписи мог занимать от 5 до 15 лет. Такие переписи имели два этапа: первый – подушная перепись, второй – имущественная. Здесь не лишним будет заметить, что упоминаемая Иосифом Флавием перепись, которую осуществил Квириний около 6 года по РХ, со всей очевидностью была имущественной. Значит, подушная уже была проведена. Но кем и когда? Сказать сложно, но в этой связи примечателен один факт, который сравнительно недавно был установлен. Оказывается, что Квириний в последние годы жизни Ирода Великого занимал пост легата Римского императора, то есть был его полномочным представителем в любой точке Римской империи. В этом смысле, он мог доставить указ о начале подушной переписи в Иудеи и контролировать его выполнение. Поэтому в сознании иудеев эта перепись могла остаться связанной с именем Квириния.
2) Сложнее ответить на вопрос, почему Иосиф Флавий не упоминает о переписи: это – факт. Но Иосиф Флавий упоминает о другом – о некоей присяге императору  Августу и царю Ироду, которую отреклись дать фарисеи в количестве 6000 человек. (Тогда Ирод наложил на них денежный штраф, и её внесла за них жена дяди Иродова – Феррары. За это благодеяние фарисеи  предсказывали ей, что Ирод и его потомство скоро  будут лишены царства по определению Божию и что царство перейдет в род Феррары и детей их. Это узнал царь. Он умертвил главных виновников из фарисеев, и всех из своего дома, которые находились в согласии с фарисеями.) (см.Иудейские Древности,17:2:4). Сущность присяги, по словам Иосифа Флавия, состояла в обещании верности императору и царю. Присяга означает подданство, но последнее ничем не может быть так изображено, как переписью. Итак, в словах Иосифа Флавия о присяге можно видеть указание на перепись [1].

[1] См.: Прот. Александр Горский, История Евангельская и Церкви Апостольской. СПб., 1999 (репринт М., 1883), стр.34.
Важные моменты повествования
И идяху вси написатися, кийждо во свой град (Лк.2,3). Если обычаи народа не представляли ничего опасного для могущества империи, то римская власть применялась к народным обычаям. Обычаи же иудеев требовали, чтобы запись велась по коленам, по родам и племенам.
Пошел также и Иосиф из Галилеи… записаться с Мариею, обрученною ему женою, которая была беременна (Лк.2,4-5). Еп. Михаил (Лузин) видит так суть дела: «Хотя ни закон, ни обычаи еврейские не требовали, чтобы женщины являлись лично с мужьями для записи, и римский указ не требовал сего, тем не менее Мария сопутствовала обрученному Иосифу, несмотря на то, что была беременная. Дело Её сопутствования Иосифу объясняется из высших целей. И Мария и Иосиф уже знали, что от Неё должен родиться Мессия, и они без сомнения знали также, что Мессия должен родиться в Вифлееме (см. Мих.5.2). Теперь, когда был объявлен им указ Кесаря о переписи, по которому оказалось необходимым, по крайней мере, Иосифу отправиться в Вифлеем, не могло ли, не должно ли было благочестивое чувство подсказать им, что этот указ Кесаря в руках Провидения есть орудие для того, чтобы исполнение пророчеств Сын их – Мессия родился именно в Вифлееме… И Мария, несмотря на то, что скоро приходило время разрешения Её; или именно потому, что скоро приходило это время, решилась сопутствовать своему обручнику в Вифлеем, видя в сем чудесные пути высокого промышления Божия о Ней и Её будущем Младенце» [1].

[1] При ссылках в лекции на труд еп. Михаила Лузина «Толковое Евангелие от Матфея, Марка, Луки и Иоанна» следует обращаться к тем толкованиям, которые соответствуют указанному месту в цитации.
Хронология Рождества Христова и последующих событий
Время Рождества Христова: Мф.2,1-2; Лк.2,1-5; 3,1.
Рождество Иисуса Христа: Лк.2,6-7.
Благовестие Ангелов пастухам: Лк.2,8-14
Поклонение пастухов: Лк.2,15-20.
Обрезание Иисуса Христа и принесение Его во Храм: Лк.2,21-24.
Пророчество прав.Симеона и Анны: Лк.2,25-39.
Поклонение волхвов: Мф.2,1-12.
Бегство в Египет: Мф.2,13-15.
Избиение младенцев: Мф.2,16-18.
Возвращение в Назарет: Мф.2,19-23.
Когда же они были там, наступило время родить Ей; 7 и родила Сына своего Первенца, и спеленала Его, и положила Его в ясли, потому что не было им места в гостинице (Лк. 2,6-7). Итак, когда Иосиф и Мария были в Вифлееме, наступило время родить Ей. По причине большого стечения народа в городе, для бедного семейства не оказалось места в человеческом обиталище («жилой дом» – более правильно, чем «гостиница»), и Мария была принуждена положить новорожденного Богомладенца в ясли, то есть Иосиф и Мария приютились в хлеву домашних животных, устроенному, как утверждает древнейшее предание, Церкви (например, иконографические изображения и богослужебные тексты) в пещере скалы [1].Недостаток помещения в жилище, безусловно, повел к недостатку и в других удобствах, которые так необходимы женщине при родах. Но чудесно зачатый – без нарушения девства и родился чудесно, не вредив Девы в рождестве Своем и не причинив обычных женщинам болезней и страданий рождения, так что Пресвятая Дева легко могла подать Сыну Своему необходимую помощь, не прибегая  к необходимым в таких случаях пособиям повивальной бабки и других лиц. Об этом так рассуждает свт. Игнатий Кавказский: ''Божественное тело Богочеловека зачалось Божественно и родилось Божественно... Господь вышел из утробы Девы, не разрушив печатей девства. Дева совершила рождение, будучи во времени рождения преисполнена духовной, светлейшей радости. Болезни не сопровождали этого рождения, подобно тому, как не сопровождали болезни взятие Евы из Адама. Они не могли иметь тут места, будучи одной из казней за первородный грех, а этот грех не имеел тут места, потому что зачатие совершилось не только без участия мужеского семени, не только без всякого ощущения плотской сласти, но, в противоположность обычному зачатию, при наитии Святого Духа на Деву, при вселении Всесвятого Бога Слова в утробу Девы. Безболезненность Девы при рождении Богочеловека очень ясно видна из простого и скромного повествования, которое читаем в Евангелии: «Роди Сына своего Первенца… и повит Его, и положи в яслех». Родила Дева и немедленно приступает к служению! Рожденного повивает, полагает в яслях, не нуждаясь при служении в посторонней помощи, потому что не ощущает никакой болезни, никакого изнеможения. Божия Матерь родила Жизнь и Подателя Жизни.'' HYPERLINK "http://mpda-dl.ru/mod/lesson/view.php?id=952&pageid=1967" \l "_2" [2]
[1] См.: Боголепов Д. Руководство к толковому чтению Четвероевангелия. М., 1886, стр.74-74, сн. №1.
HYPERLINK "http://mpda-dl.ru/mod/lesson/view.php?id=952&pageid=1967" \l "2" [2] Свят. Игнатий Брянчанинов, еп. Кавказский. Аскетическая проповедь, т. IV, М., 1993 (репринт СПб., 1886), изложение учения Православной Церкви о Божией Матери, стр. 410-411.

Приложенные файлы

  • docx 22944389
    Размер файла: 73 kB Загрузок: 7

Добавить комментарий