Билет 43. Проблема авторства послания к Евреям и его происхождение


Билет 43: Проблема авторства послания к Евреям и его происхождения. Мнения древнецерковных писателей и современных исследователей.
1)В отличие от всех прочих посланий ап. Павла, Послание к Евреям не содержат обращения, то есть имен автора и получателей — оно сразу начинается как богословский трактат.
2)Язык и стиль Евр. не характерны для ап. Павла: этот факт отмечали еще древние авторы: например, Ориген, писавший, что «выбор слов и склад речи» не типичны для ап. Павла.
3)Хотя многие мысли в Евр. вполне могут претендовать на авторство ап. Павла, центральный образ послания — Христос как первосвященник по чину Мельхиседекову — не встречается больше ни в одном тексте апостола. (Добавим также, что Павел получил образование в среде фарисеев, для которых было не характерно представление о священническом служении Мессии.)
4)Вызывает удивление и место Евр. в перечне канонических текстов ап. Павла: послания апостола расположены согласно убыванию их длины; начинается ряд Рим., самым длинным посланием, а заканчиваются Флм., самым коротким. Послание же к Евреям, будучи довольно пространным текстом, стоит на последнем месте, после Флм., как приложение ко всему Павлову корпусу.
5)В отличие от восточных Церквей, на Западе вплоть до IV в. не признавали подлинность Евр.
Все эти соображения, объективность которых нельзя отрицать, вынуждают большинство современных критиков просто отрицать авторство ап. Павла в отношении Евр. Вместе с тем существует одно немаловажное, на наш взгляд, обстоятельство: если сосредоточить свое внимание на последних стихах Послания, то возникает отчетливое ощущение, что они принадлежат перу ап. Павла. Приведем этот отрывок:
«Прошу вас, братия, примите сие слово увещания; я же не много и написал вам. Знайте, что брат наш Тимофей освобожден; и я вместе с ним, если он скоро придет, увижу вас. Приветствуйте всех наставников ваших и всех святых. Приветствуют вас Италийские. Благодать со всеми вами. Аминь» (Евр. 13. 22—25).
Кто мог быть автором этого краткого увещания Принять довольно пространные «слова» Послания? Возможно, сам ап. Павел. Чьим братом был Тимофей, с которым автор намеревался вместе совершить путешествие? Вероятно, ап. Павла. Наконец, кто обычно завершал все Послания пожеланием благодати:
«Благодать со всеми вами» (Евр. 13. 25)?
По свидетельству самого ап. Павла, эти слова являлись отличительным знаком его авторства: в конце 2 Фес., одного из первых посланий апостола, читаем:
«Приветствие моею рукою, Павловою, что служит знаком во всяком послании; пишу я так: благодать Господа нашего Иисуса Христа со всеми вами» (2 Фес. 3. 17—18; см. комментарий sub loco).
Напрашивается очевидный вывод: по-видимому, Евр. принадлежит неизвестному нам автору. Однако представляется вполне вероятным, что ап. Павел, прочитав и одобрив его содержание, подтвердил это, добавив своей рукой краткое заключительное увещание, в котором он просит тех, кому адресовано Послание, «принять» слова, написанные не им лично. Если согласиться с таким предположением, то это позволило бы разрешить все перечисленные выше трудности. Уже древние авторы осознавали, что подлинность Евр. не очевидна.
Восточная Церковь
В целом на Востоке признавалось авторство ап. Павла в отношении Евр. Вместе с тем наиболее тонкие знатоки Священного Писания отдавали себе отчет — задолго до современных критиков — в том, что стиль и в особенности язык послания, не характерные для ап. Павла, представляют проблему. Речь идет о Клименте Александрийском и об Оригене. Первый предположил, что Послание было написано ап. Павлом, но по-еврейски, а затем переведено кем-то, кто хорошо владел классическим греческим языком. Климент допускал, что таким переводчиком мог быть Лука, действительно писавший на языке, близком к классическому варианту греческого. В свою очередь, Ориген задавался тем же вопросом. Вот что он пишет: «В языке Послания, озаглавленном “К Евреям”, нет особенностей, свойственных языку апостола, который признает, что он “неискусен в слове”... Послание составлено на хорошем греческом языке, и каждый, способный судить о разнице стилей, это признает». Верный преданию восточных Церквей, Ориген предположил, что один из учеников ап. Павла мог изложить его мысли:
«Его приписывали одни Клименту, епископу Римскому, другие — Луке».
Хотя Климент Александрийский и Ориген высказывали критические замечания, никто из них, в согласии с распространенной в восточной Церкви традицией, не сомневался в том, что Послание восходит к ап. Павлу. Между тем предложенные ими объяснения кажутся в настоящее время очень маловероятными.
Западная Церковь
До IV в. авторство ап. Павла в отношении известного Западу Послания к Евреям не признавалось. В таких памятниках, как Первое послание Климента Римского или «Пастырь» Ерма, встречаются целые куски, заимствованные из Евр. без всякого упоминания об ап. Павле. Тертуллиан, представлявший карфагенскую традицию, полагал, что Евр. было написано не ап. Павлом, а Варнавой, его учеником. Киприан Карфагенский (перв. пол. III в.) ни разу не цитирует Евр., утверждая, что Павел писал только ксеми Церквам, а это исключает Евр.
В 1740 г. Муратори опубликовал список книг Нового Завета, составленный предположительно около 170 г. после P. X. в Северной Италии. В этом списке, известном как «канон Муратори», Евр. не фигурирует. Однако в IV в. мнение западных экзегетов изменилось. Иероним, переводчик Библии на латинский язык (ок. 347—420), заявил в начале своей жизни по поводу Послания к Евреям, что «все греки его признают, из латинян же — никто». Но к концу жизни он изменил свое мнение, признав авторство ап. Павла в отношении Евр., указывая на то, что «это послание признается не только восточными Церквями, но и всеми грекоязычными церковными авторами, жившими до нас, хотя некоторые и полагали, что оно принадлежит Варнаве или Клименту». В свою очередь, Августин тоже в конце концов признал подлинность Евр., сказав, что доверяет авторитету восточных Церквей, которые включают его в канонический свод новозаветных текстов.
Начиная с IV в., Послание к Евреям повсюду признается подлиным, несмотря на все высказанные до того критические замечания и сомнения.
Изыскания современной критики Выше мы приводили те аргументы, которые вынуждают современных критиков, даже умеренных, отказывать Посланию к Евреям в подлинности. Мы также указывали на то, что конец послания, как нам кажется, принадлежит самому ап. Павлу. Мы видели, что древние экзегеты, жившие до IV в., в той или иной степени осознавали некоторую проблематичность авторства Евр.
Остается задать вопрос, удалось ли современным экзегетам угадать подлинного автора Послания? Предлагались самые разные имена. Самой правдоподобной нам представляется гипотеза, выдвинутая епископом Кесласом Спиком, автором объемного комментария на Евр., а также перевода, введения и примечаний в Иерусалимской Библии. Спик без колебаний называет в качестве автора Аполлоса. Как сообщает Книга Деяний, Аполлос, катехизированный в Ефесе Прискиллой и Акиллой, проповедовал затем в Коринфе вслед за ап. Павлом (Деян. 18. 24—19. 1). Его проповедь имела успех: в Коринфе стали говорить «я Павлов, я Аполлосов» (1 Кор. 1.12; 3. 4). Павел осудил эти поползновения, возникшие среди коринфян, но самого Аполлоса не критиковал: «Я насадил, Аполлос поливал, но возрастил Бог» (1 Кор. 3. 6). Лука, ученик и верный спутник ап. Павла, восхваляет в Книге Деяний красноречие Аполлоса, его знание Писаний и апостольскую ревность (Деян. 18. 24—25). Именно эти качества Спик усматривает у анонимного автора Послания к Евреям.
В пользу авторства Аполлоса можно выдвинуть еще одно, рискованное, предположение. В тот момент, когда Прискилла и Акилла встретили Аполлоса, он, как сказано, знал лишь «крещение Иоанново» (Деян. 18. 25). Однако Иоанн Креститель, хотя и не принадлежал к ессейской общине Кумрана, тем не менее был близок к их настроениям (ессеи практиковали крещение; как и Иоанн Креститель, они называли себя «гласом вопиющего в пустыне» (Ис. 40. 3; Устав общины. VII. 14; X. 3). Можно предположить, что до того как принять христианство, Аполлос был ессеем. Послание к Евреям содержит, как кажется, более или менее явную критику ессейских учений, в частности — их мессианских воззрений. Ессеи, как и автор Евр., исповедовали священническое служение Мессии. Однако в то время, как ессеи ждали мессию из колена Ааронова, из которого по закону выходили иудейские священники, в Евр. речь идет об Иисусе, «священнике по чину Мельхиседека» (Евр. 7. 11), а не Аарона. Если Аполлос был действительно ессеем, то неудивительно, что в Евр. содержится толика антиессейской полемики. Это подтвердило бы авторство Аполлоса в отношении Евр.

Приложенные файлы

  • docx 22944357
    Размер файла: 33 kB Загрузок: 10

Добавить комментарий