bismark


Г.Ф. Вороненкова
ПОЛИТИКА БИСМАРКА В ОБЛАСТИ ПЕЧАТИ
"Бисмарк сам был выдающимся журналистом" — эти слова нередко повторяют в Германии. На самом деле Бисмарк был политиком, но никогда не был профессиональным журналистом и газету рассматривал лишь как средство для достижения определенных поли-тических целей. С 1862 по 1890 г. он возглавлял правительство и внешнеполитическое ве-домство Пруссии, а затем и Германской империи. Наследие Отто фон Бисмарка — единая Германия с 1871 г. Однако ей не суждено было долго жить: поражение в первой мировой вой-не и последовавшая за ней Ноябрьская революция 1918 г. привели к гибели Германии как единого государства.
Бисмарк был одним из тех, кто в 1848 г. оказал содействие консерваторам в деле создания "Нойе пройсише цайтунг" ("Новая прусская газета"). Он был хорошим читателем газет до тех пор, пока не стал политиком. Его первая статья опубликована в "Нойе пройсише цайтунг" в номере от 5 июля 1848 г. Будучи посланником прусского бундестага во Франкфурте, он наблюдал, как эта газета превращалась в официоз, получив прозвище "Кройццайтунг" ("Крестовая газета"). В 1866 г. Бис-марк заявил: "На основе позиции "Кройццайтунг" нельзя управлять [государством]. Речь идет о том, что правительство должно действовать в соответствии с позицией тех, кто болеет за нацию"1.
Первое выступление Бисмарка, направленное против журналистов, состоялось в 1850 г. в Эр-фуртском союзном парламенте2, где он выполнял обязанности секретаря. Тогда он потребовал ото-брать удостоверение у одного из журналистов. Ему показалось, что представитель проавстрийски ориентированной франкфуртской газеты "Обер-постамтс-цайтунг" ("Главная газета почтового ве-домства") нанес ущерб интересам Пруссии.
В 1851 г., когда Пруссия стала принимать участие в Союзном сейме, Бисмарк получил пред-ложение стать советником, а затем посланником прусской миссии во Франкфурте-на-Майне, где с 1815 г. находилась штаб-квартира сейма. С этого времени он внимательно изучал политику авст-рийских властей в области печати. Пруссия в этих вопросах следовала примеру Австрии. Во франк-фуртском представительстве Пруссии работали два сотрудника, следившие и анализировавшие га-зетные публикации. Почти до конца 50-х годов в Пруссии стояла пора, которую современники на-зывали "кошмаром десятилетней реакции"3. Приближенными к власти стали политические друзья Бисмарка — группа "Кройццайтунг". Они вели подкоп под те законодательные положения, которые были приняты под давлением низов в годы мартовской революции (1848 г.). Позднее, в 1859 г., вспо-миная свою деятельность в этом направлении, Бисмарк писал: "Главенство одной или двух газет в Германии, которые пишут так, что ни один из печатных органов не может их игнорировать, добива-ются больше, чем многочисленные литераторы со своими ограниченными и скучными публикациями в провинциальной прессе"4. После лет, проведенных во Франкфурте, Бисмарк приходит к выводу,
что австрийская модель политики в области печати не самая лучшая и от нее необходимо отказать-ся. Впоследствии, а точнее на заключительном этапе своей политической карьеры, он строил свою программу взаимоотношений с прессой в противовес политике Вильгельма II. Назначение Бисмарка, считавшегося при королевском дворе ярым реакционером (крон-принц Фридрих-Вильгельм слыл либералом), на самый высокий пост в государстве состоялось в об-становке глубочайшего политического кризиса, или, как его тогда называли, "конституционного конфликта"5. Из-за возникших революционных настроений и бесконечных разногласий с правитель-ством прусский король Вильгельм I был готов отречься от престола, боясь трагической участи каз-ненных народом королей — Карла I в Англии и Людовика XIV во Франции. На помощь ему пришел Бисмарк, высказавший готовность войти в правительство и взять всю ответственность на себя. После того как 23 сентября 1862 г. он становится государственным министром, а 8 октября министром-президентом и одновременно министром иностранных дел, газеты реагируют на это назначение по-разному. "Норддойче альгемайне" ("Северогерманская всеобщая газета"), сообщив о его назначении уже 21 сентября, желает ему много сил для исполнения столь сложных обязанностей. "Нойе пройси-ше цайтунг" увидела в нем подходящего человека, который сможет преодолеть все трудности, вклю-чая и конституционный кризис. Либеральные и католические издания предсказывали, что Бисмарк поведет умную политику. "Кёльнише цайтунг" ("Кёльнская газета") писала, что "среди юнкеров [зем-левладельцев] в восточных областях он редкая птица", что "ни по духу, ни по образованию он ни на что не способен, но зато и мало опасен". Газета "Вохеншрифт дес Национальферайнс" ("Ежене-дельник Национального союза"), напротив, назвала его "состоявшимся государственным мужем" и в то же время авантюристом. Однако уже тогда все признавали, что его деятельность будет направлена на достижение единства Германии, за которое он активно боролся еще будучи посланником во Франкфурте.
Очень скоро многие поняли, что недооценили Бисмарка как политика и государственного деятеля. Выступая 30 сентября на заседании бюджетной комиссии, которая за неделю до этого приня-ла окончательное решение об исключении из проекта бюджета ассигнований на реорганизацию армии, он ринулся в бой, произнеся свои знаменитые, бессчетное количество раз цитировавшиеся на протя-жении столетий слова: "...не речами и постановлениями большинства решаются великие вопросы времени — в этом крупная ошибка 1848 и 1849 гг., — а железом и кровью"6.
Нельзя сказать, что эти слова остались незамеченными. Но все же первая серьезная критика в его адрес появилась в прессе, когда 13 октября по инициативе Бисмарка был распущен ландтаг, что повлекло за собой перерастание конфликта по военному вопросу в конституционный кризис, который чуть не стоил ему отставки. Газеты буквально набросились на него. После того как король все же за-крыл сессию ландтага по представлению Бисмарка, он решил нанести удар по враждебной ему печа-ти. Бисмарк издавна относился к прессе с изрядной долей презрения и выразил его недвусмысленно, цинично заявив: "Печать — это не общественное мнение". 17 ноября 1862 г. последовало предложение Бисмарка о подчинении редакций оппозиционных газет министерскому Печатному комитету и даже закрытии тех изданий, которые наносят вред государству. Да и само общественное мнение он не очень уважал, всегда считал необходимым и возможным им манипулировать. Печать была для него одним из средств такого манипулирования. Будучи главой правительства, в борьбе с либераль-ной прессой он с самого начала приступил к подкупу и подавлению. Так, газета "Норддойче альге-майне цайтунг", редактором которой был республиканец 1848 г. Август Брасс, получила субсидии, а вместе с ними указания, что и как писать. По свидетельству историка В.В. Чубинского, аналогичные попытки подкупа предпринимались и в отношении социал-демократа Вильгельма Либкнехта, но они не увенчались успехом. Не чуждался Бисмарк и прямого насилия.
Деятельность Отто фон Бисмарка — главы правительства и канцлера Германии — в области прессы можно условно разделить на три периода. Первый и, видимо, самый жестокий охватывает пер-вые шесть лет его пребывания у власти.
1 июня 1863 г. было опубликовано распоряжение правительства, согласно которому власти получали право запрещать газеты и журналы после двух предупреждений в случае, если их концеп-ция подвергала опасности "общественное благо". И хотя само это распоряжение было неконституци-онно, в соответствии с ним к 1866 г. прекратили свое существование около 80 газет. Многие из них попали под контроль правительства, что для редакций означало назначение редакторов, угодных правительству. Гонения на оппозиционную прусскую прессу вызвали всеобщее возмущение и под-верглись резкой критике в печати других германских государств. Собравшаяся на очередную сессию палата депутатов отменила правительственное распоряжение о печати.
Бисмарк не только читал и анализировал содержание газет, но и возбуждал против них су-дебные процессы. Весной 1863 г. в министерстве иностранных дел тайному советнику Метцлеру было поручено наблюдение за прессой. Ему подчинялись отделы, существовавшие до этого времени в МВД Пруссии. Министерское газетное бюро, созданное еще в 1841 г., закрылось в 1848 г., но уже летом 1848 г. было конституировано подобное бюро, которое вначале называлось "Литературный кабинет" государственного министерства, с 1851 г. — "Центральное бюро по делам прессы", с 8 февраля 1860 г. — "Литературное бюро Королевского государственного министерства". 19 марта 1862 г. под воздей-ствием конституционного кризиса оно было подчинено министерству внутренних дел, с тем: чтобы регулировать внутреннюю прусскую политику в области прессы. Это бюро готовило ежедневную сводку газетных материалов для министерства, выделяло субсидии для принадлежащих правитель-ству газет и журналистов. Главной в этом ряду с 1863 по 1884 г. являлась газета "Провинциаль-корреспонденц".
Начиная с 1861 г. правительство Бисмарка проводило в отношении прессы весьма жесткую политику. В 1862 г. в Берлинском суде состоялось 74 процесса против печатных органов. Всего же было возбуждено 92 дела в Берлине и 29 дел в прусских провинциях. По данным немецкого историка печати проф. К. Кошика, в 1864 г. состоялось 175 процессов против прессы. Наряду с репрессивными Бисмарк использовал и административные методы воздействия на содержание газет. Это в первую очередь коснулось телеграфного бюро Вольфа, когда в 1865 г. оно было подчинено правительству, но чаще всего репрессии осуществлялись с помощью официоза "Провинциаль-корреспонденц".
Однако власти не могли повлиять на тиражи газет. Так, 4 консервативные газеты Берлина имели совокупный тираж лишь 11 тыс. экз.; 7 оппозиционных газет, среди которых была популяр-ная "Фолькс-цайтунг" ("Народная газета") с тиражом в 32 тыс. экз., достигали тиража в 71 тыс. экз. Следует отметить, что почти все провинциальные газеты сумели выжить при новом режиме. В февра-ле 1863 г. Бисмарк взялся и за ведомственные издания: он потребовал, чтобы они были организова-ны по-новому. Единственный официальный орган газета "Нойе пройсише цай тунг" (прозвана за близость к 4 правительству "Штерн-цайтунг" — "Звездная газета"), требовавшая ежегодно субсидий в 18 тыс. талеров, была закрыта в конце 1862 г. Ее место быстро заняла "Норддой- че альгемайне", ежегодные расходы которой составляли 12 тыс. талеров. Благодаря правительст-венной помощи ее начальный тираж в 400 экз. постепенно увеличивался. Финансировало правитель-ство и консервативные газеты. Между тем либеральная пресса все чаще позволяла себе публиковать материалы, направленные против политики правительства. Бисмарк лично принимал участие в осуществлении контроля за прессой. Так, он потребовал, чтобы "Норддойче альгемайне" периодически присылала ему рукописи материалов, особенно тех, ко-торые касались деятельности МИДа. Нередко он сам правил передовые статьи, что вызывало недо-вольство со стороны редакции. В 1867 г. во время дебатов о союзном сейме Бисмарк поставил условие главному редактору газеты Брассу, чтобы тот выступал в русле его политики по всем злободнев-ным вопросам. В 1870 г., когда возник новый конфликт между Бисмарком и Брассом из-за разли-чий в позиции по отношению к Австрии и Наполеону III, Брасс был освобожден от должности. Его преемником в 1872 г. стал Эмиль Пиндтер, при котором тираж газеты резко упал с 10 тыс. до 5 тыс. экз. Однако, начиная с 1890 г., отказавшись действовать в угоду своему покровителю, и он на-чал нападки на него.
Бисмарк и его окружение не оставляли без внимания и провинциальную печать Пруссии. 9 февраля 1863 г. появился циркуляр, в котором местные газеты определялись как инструмент "здоро-вого политического обучения" и должны были способствовать возникновению "газет здорового кон-сервативного направления". Независимые до сих пор местные газеты стали подвергать строгому кон-тролю. По примеру англичан в министерстве готовилась редакционная часть. С 1 апреля она рас-пространялась через созданную для этих целей газету "Провинциаль-корреспонденц", которая за-няла место выходившей с 1860 г. "Зонтагскорреспонденц" ("Воскресная корреспонденция"). Цена 100 экз. составляла всего 5 талеров, отдельные экземпляры доставлялись бесплатно. В начале рас-пространение "Провинциаль-корреспонденц" не приносило правительству больших дивидендов. До июня 1863 г. удалось распространить лишь 130 отдельных экземпляров и только 40 газет перепеча-тывали статьи из "Провинциаль-корреспонденц"
Заседание ландтага 27 мая 1863 г. вынудило правительство к принятию новых мер по отношению к прессе. Новое распоряжение вступило в силу уже 1 июня 1863 г. В его основу было поло-жено французское законодательство, в соответствии с которым вслед за предупреждением могло последовать закрытие газеты на длительное время. Была разрешена концессия, или передача имуще-ства в другие руки, если редакция, издатель или журналист осуждались по суду. 5 июня шесть крупных берлинских либеральных газет, как и многие провинциальные издания, выступили с протес-том против этих решений, назвав их нарушающими конституцию. Правительство ответило преду-преждением в адрес издателей. Через три недели издатели объединились в "Союз по защите консти-туционной свободы печати", но дальше этого дело не пошло. Издатели и главные редакторы приня-ли предупреждения властей к сведению, поставив тем самым свои газеты в положение бессловесных наблюдателей, как это уже было в домартовский период .1848 г.
19 ноября 1863 г. новый прусский парламент назвал распоряжение правительства от 1 июня антиконституционным и отменил его. Бисмарку было рекомендовано найти новые пути для осущест-вления контроля над прессой, но он упрямо настаивал на своих позициях и требовал штрафных санкции против газет. В июле 1864 г. Бисмарк обвинил "Кёльнише цайтунг" в финансировании ее английским правительством из-за того, что газета перепечатывала непроверенные статьи из "Мор-нинг пост", в которых обсуждались роль Пруссии в войне и ее место в Австрийской империи.
Правительство было довольно тем влиянием, которое оказывала газета "Провинциаль-корреспонденц" на прессу. С конца 1863 г. до конца 1864 г. его тираж повысился с 10 тыс. до 29 тыс. 5 экз., но затем стал падать. Тем не менее быстро росли тиражи оппозиционных газет. Например, "Берлинер фолькс-цайтунг" увеличила в этот же период свой тираж до 40 тыс. экз. В первые два года правления Бисмарка особенно пострадала "Гартенлаубе" ("Садовая беседка"), созданная в 1853 г. в Лейпциге и распространявшая 1/3 своего 160-тысячного тиража в Пруссии. Она была закрыта 14 декабря 1863 г. Вместо нее 1 октября 1864 г. вышел журнал "Дахайм" ("Домашний очаг").
Следующие 1866—1870 гг. нельзя назвать периодом противостояния Бисмарка и прессы, а скорее поворотом буржуазных изданий к его личности в связи с военными победами и манипулиро-ванием ею для достижения своих целей. К этому времени сформировалась партийная пресса, и про-тивниками Бисмарка стали центристы, социал-демократы и левые либералы. 7 мая 1866 г. студент Фердинанд Коэн-Блинд совершил неудачную попытку покушения на Бисмарка. Одновременно с этим событием Людвиг фон Герлах опубликовал в газете "Нойе лройсише цайтунг" статью, где со-держалось предупреждение Бисмарку в связи с "несправедливой войной" против Австрии. Бисмарк воспринял эту публикацию болезненнее, чем покушение на собственную жизнь7, доказав правоту своей политики победным воссозданием Северогерманского союза, за что в 1867 г. был назначен союзным канцлером. Еще в 1864 г. Бисмарк пригласил на пост главного советника по делам печати МИД Лотара Бухера, который с 1850 по 1861 г. находился в эмиграции в Лондоне и являлся корреспондентом берлинской "Националь-цайтунг" ("Национальная газета"). Как и руководителя политического отдела Хайнриха Абекена, его назовут позднее "пером Бисмарка". Именно Л. Бухер и X. Абекен помогали Бисмарку вести пропагандистскую кампанию во время франко-германской войны 1870 г., которая и завершилась объединением Германии. Им принадлежала идея публикации в офици-альной прессе так называемой "Эмсской депеши". Тогда никто не знал, что Бисмарк существенно изменил се содержание, сократив текст и удалив из него важные подробности. Из мирной депеши она превратилась в провокационный и оскорбительный документ по отношению к Франции. В тот же день, 13 июля 1870 г., депеша была опубликована в 21.00 в экстренном выпуске газеты "Нойе пройсише цайтунг", а также разослана по телеграфу во вес миссии, кроме французской. Либкнехт, редактировавший тогда газету "Фольксштаат" ("Народное государство"), заподозрил неладное и опубликовал серию статей, где обвинил Бисмарка в провоцировании войны и подделке "Эмсской депеши", за что был подвергнут штрафу в 360 марок.
Незадолго до этого Бисмарк пригласил на пост пресс-секретаря МИДа Морица Буша, который с 1857 по 1866 г. редактировал газету "Грецботен" ("Приграничный курьер"). 7 июля 1870 г. сам канцлер и его советник Лотар Бухер инструктировали Буша по поводу того, какие публикации о войне необходимо инспирировать в газетах "Норддойче альгемайне", "Берлинише нахрихтен" ("Берлинские новости") и "Нойе пройсише цайтунг", материалы из которых перепечатывала вся немецкая пресса. Через несколько дней, 19 июня 1870 г., началась третья франко- германская война8, полно-стью проигранная Францией в 1871 г. В результате Франция потеряла Эльзас-Лотарингию и должна была выплачивать колоссальные репарации. Бисмарк был очень доволен этой газетной аферой, тем более что она закончилась не только военной победой, но и объединением Северо-германского и Южногерманского союзов и созданием Германской империи. Провозглашение Германской империи было назначено еще до окончания войны на 18 января 1871 г. Бисмарк за-канчивал се уже на посту канцлера Германской империи.
В 1871 г. начинается новый период и в политике Бисмарка по отношению к прессе. В МИ-Де был создал отдел прессы. В его задачу входило отслеживание публикаций в немецких и зару-бежных изданиях. Специально для Бисмарка отдел собирал газетно-журнальные вырезки и сум-мировал их. Каждый месяц "выжимку" из них клали на стол канцлеру. Просматривая их, Бисмарк делал пометки на полях, отмечая, каким образом следует реагировать на ту или иную статью. По-мимо этого немецким представителям за границей вменялось в обязанность периодически отсы-лать в Берлин газетные вырезки. При этом Бисмарк распространял полученные материалы из-за рубежа не только в отделе прессы МИДа, но и отправлял в политические отделы местных органов власти.
3 марта 1871 г. состоялись выборы в первый общегерманский рейхстаг. Самую сильную фракцию в нем составили национал-либералы. 14 апреля была принята конституция, в основу ко-торой была положена конституция Северогерманского союза. Она вступила в силу 4 мая. Соглас-но конституции союзный канцлер превращался в имперского, назначался императором (прусский король с этого времени именовался императором) и не нес никакой ответственности перед рейхс-тагом. В конституции отсутствовали параграфы о политических "свободах", а регламентация в сфере деятельности печати была отнесена к компетентности имперского законодательства. 10 мая 1871 г. канцлеру было поручено подготовить проект закона о прессе, но он не выполнил это поруче-ние, так как был занят подготовкой "Исключительного закона против социалистов". Поскольку мно-гим депутатам казалось, что этот закон повторит судьбу обещанного, но так и несостоявшегося Со-юзного акта 1815 г., 19 марта 1873 г. 80 депутатов национально-либеральной, прогрессивной и либе-ральной фракций предложили свой проект закона о печати, который базировался на положениях, предложенных Карлом Бидерма-ном, депутатом от национал-либералов. Бисмарк отложил принятие закона сначала до 29 мая, заявив, что подготовит проект, а затем вообще затянул его рассмотрение до новых выборов в бундестаг, обосновывая это отсутствием необходимого количества голосов для его принятия.
20 февраля 1874 г. депутаты вновь избранного рейхстага дебатировали правительственный 7
проект нового закона. Было решено передать его на доработку комиссии из 14 человек. С 16 по 24 марта закон обсуждался во втором чтении. У четырех депутатов сомнения вызвали некоторые пункты о выходных данных и содержании информации во время ведения боевых действий. Были определены такие положения, как государственная измена, предательство, оскорбление высокопоставленных персон. Определялась и ответственность редакторов. Споры вызвали формулировки о том, что от-ветственный редактор в случае нарушения закона будет преследоваться как "нарушитель" и что не будут учитываться особые обстоятельства — болезнь, отпуск и т.д. После доработки третье чтение законопроекта состоялось 24—25 апреля. Главными противниками выступили представители про-грессивной партии и партии центра. Закон в окончательном варианте вступил в силу 7 мая 1874 г. после подписания императором Вильгельмом I и в тот же день был опубликован. Главный прин-цип нового закона изложен в § 1: "Свобода прессы подлежит лишь тем ограничениям, которые до-пускаются или предписываются настоящим законом"9. Отныне на каждом издании требовалось ста-вить фамилию и адрес типографщика, издателя или автора, если последний сам издает свое произве-дение. Согласно закону один экземпляр каждого номера периодического издания (кроме изданий по науке, искусству, торговле и промышленности) при начале рассылки издатель должен был отправлять в местное полицейское управление. Если зарубежное издание дважды в течение года подвергалось су-дебному осуждению, то канцлер имел право в течение двух месяцев после вступления в силу су-дебного решения запретить издание на срок до двух лет. Канцлер мог также запретить распростра-нение информации о передвижении войск во время военных действий. В определенных случаях пре-дусматривалась конфискация изданий. Отменялись концессии изданий. Судьям не разрешалось вмешиваться во внутренние издательские дела. Все нарушения закона о печати должны были рас-сматриваться в судебном порядке. Его принятие было самым важным в деятельности Бисмарка по регламентации печати. Хотя закон и регламентировал деятельность печати на всей территории Гер-манской империи, в то же время в нем содержались зачатки ограниченной, но свободы печати.
Другой крупной внутриполитической акцией в начале 70-х годов прошлого столетия иссле-дователи называют "культуркампф" — борьбу за культуру. Бисмарк и его сторонники понимали под этим развернутую борьбу против католической церкви и католического клерикализма вообще, кото-рый в рейхстаге представляла партия центра, блокировавшаяся в парламенте со всеми антипрусски-ми течениями. У Бисмарка были все основания опасаться политического католицизма, подкреплявше-го антипрусские и антиимперские тенденции авторитетом церкви. Объявлением войны партии цен-тра историки считают инспирированную Бисмарком статью в "Кройццай-тунг" от 19 июня 1871 г., где провозглашалась решимость правительства ответить на "агрессию" со стороны антинациональной раскольнической партии "агрессией, направленной как вовне, так и вовнутрь"10. Но когда за преду-преждением последовали практические дела, культуркампф до предела обострил конфликт канцлера и с консерваторами. Та самая "Кройццайтунг", которая вначале была его сторонницей, повела про-тив него систематическую кампанию, обвиняя в приверженности парламентаризму и атеизму.
Усугубилось это тем, что с 1874 по 1876 г. общественности Германии не давала покоя исто-рия с Гарри фон Арнимом, поскольку грозила негативными последствиями для германской поли-тики. Гарри фон Арним был немецким послом в Париже. После публикации в немецких и австрий-ских газетах "Винер цайтунг" ("Венская газета"), "Шлезише цайтунг" ("Силезская газета") и "Бер-линише нахрихтен" секретных документов Бисмарк заподозрил Арнима в стремлении занять пост германской) канцлера. Бисмарк дважды привлек его к суду и избежать тюремного заключения Ар-ниму удалось только после бегства во Францию, о чем и рассказали прусские газеты.
Но кульминационным моментом борьбы Бисмарка с прессой в этот период все же считается 8
публикация статей под общим заголовком "Эра Кампгаузена — Дельбрюка — Блейхредера" в "Кройццайтунг". Было это так. В 1875 г. Константин Рёсслер, занимавший в 1865 г. должность пресс-референта прусского посланника в Гамбурге, а затем до 1871 г. работавший в газете "Штаат-санцайгер" и сотрудничавший с редакцией "Пройсишес ярбух" ("Прусский ежегодник") и офици-альными изданиями, написал статью, вызвавшую большую полемику в прессе, под названием "Вой-на на горизонте"11. В ответ "Кройццайтунг" обвинила канцлера и его приближенных — Кампгаузена и Дельбрюка — в биржевых махинациях и связях с финансовым миром в серии публикаций, полу-чивших название "статьи века". Бисмарк был так разгневан, что, выступая 9 февраля 1876 г. в рейхстаге, заявил: "От такой газеты нужно отречься... каждый, кто ее выписывает и оплачивает, косвенно участвует во лжи и клевете, которыми она занимается"12. Призыв канцлера вызвал печат-ные заявления солидарности с газетой большого числа ее консервативных читателей (их стали на-зывать "декларантами"). Бисмарк подумывал о судебном преследовании "Кройццайтунг", тем более что любил судиться с газетами, но, испугавшись, что дело не выиграет, отказался от этой затеи. На-падками на канцлера отличалась и другая газета консерваторов "Райхсглоке" ("Колокол империи"), усердным читателем которой был сам Вильгельм I.
Через некоторое время Бисмарк включился в полемику о законопроекте, предусматривавшем ужесточение наказаний за политические преступления и некоторое ущемление свободы печати. Он выступил в рейхстаге почти с той же речью, что и 9 февраля, резко нападал на "Нойе пройсише цай-тунг", обвиняя прессу в злоупотреблениях свободой слова. Это выступление наделало много шуму, но. не имело никаких последствий, так как Бисмарк стал заново муссировать идею новой "военной тре-воги": начиная с 1874 г. канцлер распространял легенду о быстром экономическом и политическом возвышении Франции, что якобы являлось угрозой Германской империи. Он втягивает в это прессу: с его ведома и по его инициативе начинается новая газетная кампания, которую подогрела "Берлинер пост" ("Берлинская почта"), поместив 9 апреля 1875 г. статью под заголовком "Война действительно на горизонте?" Еще за четыре дня до этого газета "Кёльнише цайтунг" опубликовала статью "Новый альянс?" под рубрикой "Письмо из Вены". В ней отмечалось, что Франция перевооружается, заклю-чает договор против Германии с самой могущественной Рабочей партией Австрии и находится на-кануне заключения реваншистского союза с Италией. Позднее исследователи доказали, что эта кам-пания была инспирирована правительством, но Бисмарк делал вид, что он тут ни при чем.
1878 год стал новым этапом в политической деятельности Бисмарка: он начал "крестовый поход" против социалистов, который длился 12 лет. Поводом для этого послужили два покушения на кайзера Вильгельма I. Главная же причина заключалась в желании -Бисмарка изменить количест-венное соотношение парламентского большинства. Он выступил с законопроектом по поводу изме-нения экономической политики, но тот был отклонен. Тогда разгневанный канцлер продиктовал ста-тью в официальную "Норддойче альгемай-не", которая содержала нападки на социал-либералов и была опубликована без подписи. 21 октября 1878 г. рейхстаг принял "Исключительный закон против социалистов", который официально назывался "Закон против общественно опасных устремлений социал-демократов". Срок действия закона истекал 31 марта 1881 г., но рейхстаг продлевал его че-тыре раза, так что он действовал 12 лет.
Согласно исключительному закону о социалистах запрещались все организации, ставившие целью с помощью социал-демократической, социалистической и коммунистической идеологий свер-жение существующего государственного или общественного строя. Фактически запрещалась вся партийная печать, включая газету "Форвертс" ("Вперед"). Газеты нелегально ввозились из Швейца-рии, там же издавался "Социал-демократ". Местную социал-демократическую печать во времена 9
действия "Исключительного закона" создать не удалось, но позднее появился ряд формально непар-тийных изданий, среди которых выделялся теоретический журнал "Нойе цайт" ("Новое время"), ре-дактировавшийся Карлом Каутским.
В 1888 г. скончался Вильгельм I, что и предрешило дальнейшую судьбу "железного" канцле-ра. В марте место императора занял Фридрих III, оказавшийся смертельно больным. Крон-принц Фридрих Вильгельм II, вступивший затем на престол и знавший Бисмарка с 1863 г., стремился с ним поскорее расстаться. 14 августа 1888 г. главный редактор "Нойе пройсише цайтунг" пишет письмо кайзеру и сообщает, что тот слишком доверился Бисмарку. Но канцлер был еще силен, заставив кай-зера исключить эту газету из числа ведомственных официозов.
Далее события развивались так. 28 апреля 1889 г. газета "Дойчланд" публикует статью под заголовком "Больше не удастся!", где сообщила, что канцлер отстранен от власти. Действительно, 18 марта 1890 г. Бисмарк подал прошение об уходе в отставку. В тот же вечер император сообщил на совеща-нии генералов об увольнении канцлера, не известив о своем решении, однако, Бисмарка. Его пре-емник Лео фон Каприви так спешил стать канцлером, что занял часть служебной квартиры Бисмарка еще до того, как тот получил императорский указ, что оскорбило канцлера.
После отстранения от дел Бисмарк внешне сторонился открытого участия в политической жизни. Однако он придирчиво следил за действиями своих преемников, установив тесные контакты с двумя изданиями — "Гамбургер нахрихтен" ("Гамбургские новости") и журналом "Цукунфт" ("Будущее"). Оба посчитали за честь предоставлять свои полосы экс-канцлеру для его едких выпа-дов против новой политики и ее творцов.
"Железный канцлер", как прозвали Бисмарка, умер 31 июля 1898 г. Газета "Фрайзинниге цайтунг" ("Свободомыслящая газета") написала в этот день: "Кем он останется для всего мира — министром на посту или человеком, которому благодарен народ?" На этот вопрос трудно ответить, хотя в историю Германии князь Отто фон дер Бисмарк, которому Вильгельм II даровал графский титул и от которого Бисмарк отказался, вошел как первый канцлер объединения страны. Ясно одно: когда решались вопросы большой политики, для него отсутствовали моральные категории, но факт то, что Бисмарк, будучи человеком, интеллектуально образованным и прекрасным оратором, пони-мал, какую силу представляет печать.

Приложенные файлы

  • docx 24058098
    Размер файла: 40 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий