BIBLRUS (1)

Петрозаводский государственный университет Кафедра истории дореволюционной России Кафедра отечественной истории Научная библиотека ПетрГУ О Евразии и евразийцах (библиографический указатель) Петрозаводск, 2000 Проект осуществлен при поддержке Института "Открытое общество" Фонд С ороса Мегапроект "Развитие образования в России" Грант № НВС 813 Составители: А. В. Антощенко Р. М. Беляева Н. Г. Евсеева Н. В. Егорова А. А. Кожанов М. Ф. Тикунова Научная редакция : А. В. Антощенко А. А. Кожанов Вступительная статья: А. В. Антощенко А. В. Антощенко, вступитель ная статья От составителей Идейно-теоретическое наследие евразийцев в последние годы стало пр едметом пристального интереса, о чем свидетельствуют переиздания рабо т евразийских авторов, издание работ зарубежных исследователей еврази йства, появление исследований евразийского течения в отечес т вен ной науке. Это стало побудительным стимулом к созданию данного библиогр афического указателя. При его создании составители опирались на имеющийся опыт. Первая из евра зийских библиографий появилась в 1931 г., автором ее является П. Н. Савицкий, в ыступивший под псевдонимом Степан Лубенский. Библи о графии евраз ийцев приводятся в работах западных исследователей. О д нако, опуб ликованные некоторое время назад, они не могли охватить н о вейшую отечественную исследовательскую литературу. Этот недостаток лишь отча сти компенсируется библиографиями, появившимися в нашей стране. Давая д остаточно полное библиографическое описание работ е в разийцев (с м. Приложение I), они в то же время не в полной мере отраж а ют современ ные публикации о евразийстве. Поэтому составители стрем и лись со брать как можно полнее информацию не только о евразийских и з дани ях, но и о исследовательских работах. Учитывая, что оригинальные евразий ские публикации являются раритетами, составители большое внимание уде лили поиску их переизданий. Материалы указателя охватывают 1920 — 1996 гг. Указате лю предп о слана статья А. В. Антощенко, представляющая собой истори ографич е ский обзор важнейших отечественных исследований о евра зийстве. Сам указатель состоит из пяти разделов и двух при ложений. Первый раздел представляет собой перечень периодических и неп е р иодических евразийских изданий. Сюда же внесены и отечественные а н тологии последних лет, в которых переизданы многие работы евразийцев . Аналитическое описание этих изданий не приводится в данном разделе, а д ается ниже. Следующий раздел посвящен программным документам еврази й ского движения, в число которых составители включили передовые и р е дакционные статьи ок азавшихся доступными им периодических изданий. Третий раздел включает в себя опубликованные эпистолярные мат е р иалы: переписку евразийцев между собой, со своими единомышленник а ми и оппонентами, открытые письма в редколлегии эмигрантских журн а лов. Четвертый раздел носит название “Персоналии”. Выбор этой, нескол ь ко расширенной, формулировки преднамерен. В целом составители сл е дуют уже сложившейся традиции, не ограничивая библиографию “класс и ческим” кругом автором. Впрочем, уместно заметить, что персональ ный состав течения постоянно менялся: ряд ученых, стоявших у его истоков, впоследствии по различным причинам отошел от него. С середины 20-х годов ев разийская литература пополнилась новыми именами. С еврази й скими изданиями сотрудничали авторы, которые не разделяли идейно-теоретичес ких основ движения, но работы которых в той или иной мере оказались созву чными последним. Стремление дать максимально полное представлен ие о творческом наследии евразийцев корректировалось принципом отбора материала, с о гласно которому в указатель внесены работы, непосре дственно связанные с “евразийской” проблематикой. Так, например, по срав нению с указат е лем А. А. Троянова и Р. И. Вильдановой значительно сок ращен список р а бот Д. П. Святополк-Мирского. Наконец, перечень включенных в этот раздел материалов не огран и ч ивается работами, опубликованными только в евразийских книжных, жу р нальных и газетных изданиях. Материалы этого раздела сгруппированы в рубрики по фамилиям а в торов, которые приводятся в алфавитном порядке. В п ределах отдельных рубрик произведения расположены в хронологическом п орядке (по врем е ни публикации). Републикации следуют сразу же за у поминанием первой публикации и также расположены в хронологическом по рядке. Затем пр и водятся переводы этих работ на иностранные языки. В некоторых рубр и ках, где данные о первоначальной публикации, в то м числе о ее времени, отсутствуют, допущено отступление от этого правила. Описание работ в этом случае проводится по републикации. Полнота послед них специально оговаривается. Для этого используются ремарки “В сокращ ении” и “Фра г менты” (отрывки, извлечения из работ). Последний раздел посвящен литературе о евразийстве и евразийцах. Матер иалы этого раздела различны по своему характеру и жанру. Здесь представл ены монографические исследования и журнальные статьи, р е цензии, авторефераты диссертаций, энциклопедические справки и т. п. Хронологически раздел распадается на два подраздела. Первый из них соде ржит публикации, вышедшие в предвоенный период. Литература о евразийств е стала складываться практически с самого начала сущес т вования течения — в виде рецензий, полемических статей, критических обзоров. Ав торами подчас выступали бывшие евразийцы, которые, отойдя от течения, по рвав с ним, стали на позиции его критиков или аналитиков. Перемещение цен тра евразийского движения из Софии в Берлин, а затем в Прагу и Париж, появл ение евразийских групп в Брюсселе и Белграде, их активная пропагандистс кая деятельность обусловили появление в зар у бежных изданиях отк ликов, авторами которых являлись как оппоненты-соотечественники, так и з ападные исследователи. Соответственно расп о ложен материал перв ого подраздела: сначала приводится литература на русском языке, а затем — на иностранных. Второй подраздел охватывает литературу послевоенного периода. В это вр емя наследие евразийцев стало — сначала в зарубежной, а затем и в отечес твенной науке — предметом академического изучения. Однако злободневн ость для современной России многих положений евразийцев определила то т факт, что интерес к ним не ограничивается рамками нау ч ных издани й. Поэтому составители посчитали возможным включить в этот раздел наряд у с научными и те публицистические произведения отечес т венных а второв, в которых упоминание о евразийцах не носит случайный характер. Изложение материала во втором подразделе постро ено по тому же принципу, что и в первом подразделе. Первая часть содержит л итературу на русском языке, во вторую включены работы о евразийстве зару бежных авторов на языке оригинала. Сведения о русских переводах зарубеж ных исследований приводятся сразу же после названия на иностранном язы ке. Материал внутри каждой из частей раздела дается в алфавитном п о р ядке. В Приложении I приводятся данные о наиболее извес тных отечес т венных библиографических указателях литературы о е вразийстве, а также о библиографиях работ тех, кто публиковался в еврази йских изданиях. Последнее позволит интересующимся составить более пол ное предста в ление об авторах, в той или иной степени связанных с е вразийским дв и жением. В Приложении II дается список периодических изданий, которые уп о ми наются при описании статей, посвященных евразийству. Названия воспроизводятся с минимальной правкой, определяемой с о временными нормами орфографии и пунктуации. Основная часть включенной в указатель литературы просматривалась сост авителями de visu . Работы, которые оказалось невозможным пров е рить, описанны на основании библиографических сведений и отмечены в тек сте звездочками. Источниками при разыскании литературы служили каталоги (в том числе эле ктронные) и картотеки Российской государственной библиотеки, Российск ой Исторической библиотеки (г. Москва), Российской Национал ь ной би блиотеки и Библиотеки РАН (г. Санкт-Петербург), библиотек Кал и форн ийского университета в г. Беркли и Гуверовского института в г. Стэ н форде (США), Славянской библиотеки университета г. Хельсинки и би б лиотек Або-Академии г. Турку/Або (Финляндия), Национальной библиотеки Р еспублики Карелия, Научной библиотеки Петрозаводского государстве н ного университета, Научной библиотеки Карельского научного центра РАН (г. Петрозаводск), а так же библиографические указатели ИНИОН РАН (сер ии “История. Археология. Этнография”, “Философия и социология”, “Языкозн ание”, “Литературоведение”), библиографические указатели “Книжная лет опись” и “Летопись журнальных статей”. Составители выр а жают при знательность сотрудникам вышеназванных библиотек за вним а тель ное отношение к просьбам и квалифицированную профессиональную помощь. Авторский коллектив особенно благодарен профессору Н. В. Рязано в скому (Калифорнийский университет в Беркли) за ценные консультации при с боре материала, а также его ассистенту И. Виньковецкому за помощь в опера тивном получении дополнительной информации. Просмотр и подбор литературы проводился преподавателями истор и ческого факультета А. В. Антощенко и А. А. Кожановым, сотрудниками справоч но-библиографического отдела Научной библиотеки Петрозаво д ско го университета Р. М. Беляевой, Н. Г. Евсеевой, Н. В. Егоровой, М. Ф. Тикуновой В предлагаемом указателе, вероятно, найдутся про пуски и недостатки. К сожалению, далеко не вся литература по вопросу, выше дшая в отечес т венных издательствах в последние годы, и информаци я о ней, оказалась доступной. Вероятно, при работе над библиографией сост авителям не удалось избежать и известной доли субъективности. В любом сл учае, с о ставители будут благодарны всем читателям, которые выска жут свои з а мечания и пожелания по поводу настоящего издания. А. В. Антощенко Споры о евразийстве Евразийство сформировалось как идейное направление в 20-е годы в сред е русской эмиграции. Оторванность от родины в сочетании с обос т ре нным ощущением катастрофичности переживаемых перемен, поро ж ден ных первой мировой войной и революцией в России, стали мощным импульсом для осмысления изгнанниками ее судьбы. Бесперспективность сокрушения большевизма силой оружия, ставшая очевидной в 1920 году, определяла постано вку задачи его духовного преодоления. Старые иде й ные подходы в эт их условиях казались недостаточными, они требовали коренного обновлен ия. Попытку такого обновления предприняли еврази й цы. Они выступили как выразители “пореволюционного мироощущения”, которое исходило из признания факта революции и стремил ось к осмы с лению ее причин и поиску выхода из создавшейся ситуаци и в “творческом реагировании” на этот факт. Первой яркой заявкой нового направления стала публикация в 1921 году в Софии сборника статей “Исход к В остоку. Предчувствия и свершения. Утверждение евразийцев”, авторами кот орого являлись экономист и географ П. Н. Савицкий, лингвист и этнограф Н. С. Трубецкой, философ и богослов Г. В. Флоровский, искусствовед П. П. Су в чинский. За первой последовала вторая книга утверждения — “На путях ”, а затем — продолжающее утверждение непериодическое издание “Евр а зийский временник”. Состав участников изданий изменился. К основоп о ложникам направления примкнули историк Г. В. Вернадский, историк и философ Л. П. Карсавин, правовед Н. Н. Алексеев, литературовед Д. П. Святопо лк-Мирский и другие. Напротив, Г. В. Флоровский разошелся с т е ми, кто стоял у истоков. Участие некоторых авторов (П. М. Бицилли, А. В. Карташева, М. В . Шахматова) в изданиях евразийцев носило случайный или временный характ ер. Однако в целом новое мировоззрение имело о т клик в среде русско й эмиграции, чему немало способствовали провод и мые евразийцами лекции и семинары, публикации “Евразийской хроники” и “Евразийских тет радей”. Возникшее на опасной грани философствов а ния и политики, к ак точно подметил С. С. Аверинцев См.: Евразийская идея: вчера, сегодня, завтра (Из м атериалов конференции, состоя в шейся в комиссии СССР по делам ЮНЕСКО // Иностранная литература. 1991. № 12. С. 225. , течение к середине 20-х годов приобр ело характер движения, имеющего определенные пол и тические цели и стремящегося к организационному оформлению. Вместе с тем расширение и изменение состава движ ения привело к его расколу, которому способствовало также проникновени е агентов ОГПУ в среду евразийцев. Внешним толчком, вскрывшим давно уже н акапл и вавшиеся противоречия между его участниками, стало издани е газеты “Евразия”. Ее выпуск был организован в конце 1928 года представите лями парижской группы. В состав редколлегии вошли Л. П. Карсавин, П. П. Су в чинский, П. Н. Малевский-Малевич, Д. П. Святополк-Мирский, С. Я. Эфрон, П. С. А рапов, В. П. Никитин, А. С. Лурье. Откровенно пробольшевистский тон газеты вы звал протест Алексеева, Савицкого, Ильина, заявивших о своем разрыве с из данием, в котором они поначалу принимали участие. Все больше тяготился с воим участием в движении Трубецкой, практически отошедший от него в 30-е го ды. Предпринятая в начале 30-х годов попытка придать д вижению новый импульс путем организации съезда сторонников евразийско й идеологии и активной публикаторской деятельностью не принесла ожида емых плодов. Постепенно к концу предвоенного десятилетия оно практичес ки прекрат и ло свое существование. Отправным моментом в формировании евразийской концепции стала ее н аправленность против претензий европейской культуры на униве р с альный характер. Еще до появления “Исхода к Востоку” в небольшой брошюре “Европа и человечество” Трубецкой высказал ряд идей, которые получили д альнейшее развитие в работах евразийцев. Прежде всего он отметил пагубн ость для неевропейских народов навязывания чуждой им европейской куль туры, что лишало автохтонные культуры их творческого потенциала. Претен зии на универсальность культуры, развитой романо-германскими народами, лишены основания, как считал Трубецкой. Каждая культура представляет са мостоятельную ценность и не может рассматр и ваться как низшая ил и высшая по отношению к другой. Поэтому правил ь ная постановка зад ачи заключается не в погоне за якобы передовыми н а родами, а в само познании. “Познай себя” и “Будь самим собой” вЂ” вот те постулаты, которые определили поиски евразийцев. Основополагающим для концептуальных построений евразийцев я в л ялось понятие Евразии, как “месторазвития” населяющих ее народов. Заним ающий срединное положение между собственно Европой и Азией евразийски й материк обладал природноклиматическими особенностями, превращавшим и его в “континент-океан”, обеспечивающий единое хозя й ственное, к ультурное и политическое развитие живущих здесь народов. Его пространс твенная отграниченность и связанность степью определяла общность их и сторических судеб и сформировавшихся под влиянием ср е ды этнопси хологических черт, религиозных взглядов и чувств, языков. “Е с тест венные условия равнинной Евразии, — писалось в программном з а яв лении евразийцев, — ее почва и особенно степная полоса, по которой распр остранилась русская народность, определяют хозяйственно-социальные пр оцессы евразийской культуры. Все это возвращает нас к основным чертам ев разийского психологического уклада — к осознанию органичности социал ьно-политической жизни и ее связи с природою, к “материковому” размаху, к “русской широте” и к известной условности и с торически устаивающ ихся форм, к “материковому” национальному сам о сознанию в безгра ничности, которое для европейского взгляда часто к а жется отсутс твием патриотизма, т. е. патриотизма европейского. Еврази й ский тра диционализм ... является верностью своей основной стихии и те н денц ии и неразрушимою уверенностью в ее силе и окончательном торж е ст ве” Евразий ство: опыт систематического изложения. Париж, 1926. С. 34-35. . Необычному пониманию России как Евразии соответствовало особое вид ение ее истории, которое предлагалось евразийцами. Их историческая конц епция строилась на борьбе “леса” и “степи”, которая разрешалась р я дом попыток создать единое евразийское государство. Причем истоки ед инства России-Евразии восходили, по мысли Вернадского, Савицкого, Трубец кого, не к Киевской Руси, а к империи Чингисхана, сыгравшей ва ж ную р оль в государственном строительстве и сохранении православной религии в условиях идейной и военной угрозы Запада. Ее прямым насле д ником стало Московское государство. “Это Московское государство , орг а нически выросшее из Северо-восточной Руси и еще до окончательног о своего оформления решившее в лице Александра Невского ценой тата р ского ига предпочесть верность своему исконному Православию окатол и чению, теперь заступило место монголов и приняло на себя их ку льту р но-политическое наследие” Там же. С. 38. . Таким обр азом, кочевые народы рассматр и вались евразийцами как деятельный субъект русского исторического пр о цесса, а за татарским игом при знавалось определенное положительное значение. Напротив, европеизация России, начатая Петром и продолженная его преемн иками, привела к извращению евразийской самобытности России, замутнени ю национального самосознания интеллигенции, бездумно во с приним ающей западные образцы, что привело к расколу культуры на “н и зы” и “верхи”, а в конечном итоге — к революции. Однако разбушевавша я с я социальная стихия способствовала очищению подлинной сути еврази й ского духа России от поверхностного европейского налета. По утвержд е нию евразийцев, наступающий период должен раскрыть общечеловеч е скую миссию России-Евразии, которая станет центром притяжения не е в ропейских народов против колониального засилья европейских с тран. “И не случайно и не ошибочно, — писалось в программе евразийцев 1926 г о да, — что, выходя из революции, Россия отворачивается от Европы и п о ворачивается лицом к Азии. До войны и революции русские интелли генты старались растворить Россию в Европе и сделать Россию аванпостом е в ропейской борьбы с “желтой опасностью”. А ныне оказывается, что “цве т ная опасность” направлена не на Россию и угрожает Европе со всем на иных путях. Она уже колеблет колониальные империи европейских де р жав, оставляя Россию-Евразию, как неподвижный центр, вокруг котор ого закипает борьба и на который склонны опереться своими тылом неевр о пейские культуры” Там же. С. 59. . В теоретическом обосновании единства культуры народов Евразии важн ую роль с приходом в движение Л. П. Карсавина стала играть его концепция вс еединства, получившая в этот период теоретическое обосн о вание в понятии “симфонической личности”. В отличие от рационалист и ческ ой традиции Запада, формирующей представление о личности как индивиде, К арсавин указывал, что реальность личности проявляется лишь в многообра зии ее деятельности и связей с другими личностями. Поэтому личность може т рассматриваться лишь как симфония множественности, входящая в целост ную иерархию более сложных симфонических личн о стей — социальны х групп, народов, культур. Своего совершенства симф о ническая личн ость может достичь лишь в церкви. “ Православная русская Церковь эмп ирически и есть русская культура, становящаяся Церковью . Этой целью и вытекающими из нее задачами определяется существо ру с ской куль туры. Русская церковь, уже существующая как средоточие ру с ской ку льтуры, есть цель всей этой культуры” Там же. С. 27. . Всепроникающее влияние правосла вия выражалось в “бытовом исповедничестве”, которое охват ы вало все стороны жизни русского народа. В соответствии с евразийской сутью ру сской культуры язычество, буддизм и мусульманство кочевых н а род ов Евразии интерпретировались как “потенциальное православие”, а лати нство как ересь. Историческая миссия Русской православной церкви при эт ом заключалась в обеспечении самораскрытия православной сути иноверны х исповеданий евразийских народов и в противостоянии латин и заци и. Средством утверждения истинной идеологии, опирающейся на прав о с лавие, рассматривалось государство. Если сфера церкви представл я лась евразийцам как сфера свободы, то “ сфера государства — сфера с и лы и принуждения ” Там же. С. 42. . При этом, “чем здоровее культура, т ем большею вл а стностью и жестокостью отличается их государствен ность” Там ж е. С. 43. . Определяя характер государства, соответствующего особенностям евр азийской культуры, авторы доктрины называли его демотическим или народ ным. Тем самым уже в термине выражалось неприятие ими евр о пейской демократии как формальной, основанной на атомистической трактовке гос ударства, механически объединяющего индивидов, и выр о дившейся в современных условиях в олигархию парламентариев. Ей евр а зийцы п ротивопоставляли понимание государственного строя как орган и ч еской связи между народом и вырастающим из него правящим слоем, формулир ующим народное миросозерцание, выражающим и осущест в ляющим его волю. Поэтому в однопартийной системе большевистской диктатуры и постр оенной на многостепенных выборах системе Советов евразийцы видели впо лне приемлемую форму властвования, которая должна наполниться новым ид ейным содержанием в условиях крушения господства коммунистической иде ологии. Они рассматривали себя как возможных преемников большевиков у р уля управления Россией. “Мысля новую партию, как преемницу большевиков, мы уже придаем понятию па р тии совсем новый смысл, резко отличающи й ее от политических партий в Европе. Она — партия особого рода, прав ительствующая и своею вл а стью ни с какою другою партией не дел ящаяся, даже исключающая сущ е ствование других таких же парт ий . Она — государственно-идеологический союз ; но вместе с тем она раскидывает сеть своей орг а низации по всей стране и нисходит до низов, не совпадая с государстве н ным аппаратом, и определя ется не функциею управления, а идеолог и ею ” Там же. С. 52. . Понятно, что т акой идеологией, которая должна стать основой для политического воспит ания молодежи, могла быть только идеология евр а зийства, раскрыва ющая истинную общечеловеческую миссию России как саморазвитие для сам оразвития других. Евразийство по-разному было воспринято в эмигрантских кругах. Часть эмигрантов, как уже отмечалось, увлеклась новыми идеями. Однако многие в ыступили с критикой основных положений евразийства. Стимулом для крити ческих выступлений было стремление евразийцев найти свой выход из созд авшейся в России ситуации, что приводило к отрицанию смысла политическо й борьбы их оппонентов. Если монархисты не призн а вали евразийцев, поскольку они выступали против реставраторства дор е волюционны х порядков, то либералы западнической ориентации критик о вали их потому, что видели в их взглядах угрозу собственным идеалам. По сути, евра зийцы оценили как неудачу попытку приложения либералами к России парла ментской модели, выработанной по западным образцам. Н е удивитель но поэтому, что среди критиков евразийства оказались П. Н. Милюков и А. А. Ки зеветтер. Для Милюкова, признававшего универсал ь ные законы исто рического развития, противопоставление России-Евразии Западу было неп риемлемо См. подробнее: Хачатурян В. М. П. Милюков и теория Евразии // Европейский альман ах. История. Традиция. Культура. М., 1994. С. 56-57. . С этих же позиций подходил к ев разийской концепции и Кизеветтер. Он определил евразийство как “настро ение, в о образившее себя системой”, указывая тем самым как на его п сихологич е ские мотивы, так и на научную несостоятельность. Она оп ределялась о б щим неверным утверждением об отсутствии общечелов еческих ценн о стей, что вело к целому ряду неточностей и ошибок в и х построениях. Правда, при этом Кизеветтер приписывал евразийцам несвой ственную им мысль о том, что в основе национальных своеобразий лежат вза имно-враждебные, исключающие друг друга начала различных культурных м и ров. Специальное внимание Кизеветтер уделил доказательству отл ичия славянофильства и евразийства. Более сложным было отношение деятелей религиозн ого возрождения ХХ века и тех, кто примыкал вначале к евразийству. Если С. Н. Булгаков почти сразу увидел в евразийстве возвращение к презираемому им н а родничеству и прагматический подход к религии, метко назван ный им пр а вославизмом См.: Письмо протоиерея профессора С. Н. Булгакова А. В. Ставровскому от 1 октября 1924 г. // Евразия: исторические взгляды русских эмигрантов. М., 1992. С. 41-43. , то Н. А. Бердяев на начальном этапе развития движе ния отмечал его положительные черты и общность некоторых их оценок со св оими собственными. Такими чертами были неприятие вульгарного ре с тавраторства, понимание русского вопроса как культурно-духовного, чу в ство утраты Европой культурной монополии и надежда на возвраще ние народов Азии в мировой поток истории, наконец, его пореволюционный х арактер. Однако он видел и зловредные и ядовитые стороны евразийс т ва, которые коренились в мировоззрении его сторонников. “Евразийцы р еалисты в понимании национальности и номиналисты в понимании чел о вечества”, — писал он, определяя мировоззренческие основы их взгляд ов. — Но номиналистическое разложение реальных единств нельзя прои з вольно остановить там, где хочешь. ... Если человечество или космос не есть реальность, то столь же не реальны и все остальные ступени” Бердяев Н. Евразийцы . (“Евразийский временник”. Книга четвертая. Берлин, 1925 г.) // Путь. 1925. № 1. С. 136. . В номиналистическом подходе крылась опасность отказа от христианства в угоду языческому партикуляризму. Позже он определил его как натурал и стический монизм, при котором государство понимается как функци я и о р ган Церкви и приобретает всеобъемлющее значение, организуя все ст о роны жизни человека. Конструирование такого “совершенног о” государс т венного устройства, не оставляющего пространства дл я свободы и тво р чества человеческого духа, Бердяев охарактеризо вал как “этатический утопизм евразийцев” См.: Бердяев Н. Утопический э татизм евразийцев // Путь. 1927. № 8. С. 141-144. . Он заметил, что эмоциональная напр авленность евразийства, являющегося реакцией “творческих нацинальных и религ и озных инстинктов на произошедшую катастрофу”, может обе рнуться ру с ским фашизмом Близкую позицию в этом вопросе занимали С. И. Гес сен и Ф. А. Степун. См.: Гессен С. И. Евразийство // Современные записки. Париж, 1925. Кн. 25. С. 499, Степун Ф. А. Евр а зийский временник . 1923. Вып. 3. [Рец.] // Современные з аписки. Париж, 1924. Кн. 21. С. 404. . Г. В. Флоровский, являвшийся одним из основателей движения, сн а чала выступил с критикой оппонентов евразийцев, хот я и не ставил при этом задачи защиты последних См.: Флоровский Г. В. Окамене нное бесчувствие. (По поводу полемики против еврази й ства) // Путь. 1926. № 2. С. 128-133. Важные уточнения об изменении текста при публ и кации вносит Э. Б лейн, который много общался с Флоровским и утверждает, с его слов, что данн ая статья была вся написана в третьем лице. См.: Георгий Флоровский: св я щеннослужитель, богослов, философ. М., 1995. С. 183. . Позже он четко сформулир овал свое понимание значения евразийства, отметив, что в нем — “правда в опросов, не правда ответов, правда проблем, а не решений” Флоровский Г. В. Евразийски й соблазн // Россия между Европой и Азией: Евразийский соблазн. М., 1993. С. 237. Впер вые опубликовано в журнале “Современные записки” (П а риж, 1928. № 34. С. 312-346). От метим, что, несмотря на различия в терминологии, в смысловом отношении кр итические положения Флоровского аналогичны тем, что выдв и гал Бердя ев. . Отправляясь от пр и знания факта революции и необходимости ее духовного преодоления, е в разийцы пришли к ее оправданию. Главн ую причину этого Флоровский в и дел в преклонении евразийцев пере д социальной стихией и, как следс т вие, подчинении исторической не обходимости. С таким видением истор и ческого процесса соединялос ь в евразийском сознании жуткое, хотя и мечтательное, упоение властью. Ст ремление спасти социальные дост и жения революции привело еврази йцев к идее создания нового направл е ния, партии. “Иссякнувший паф ос творчества, — писал Флоровский, — подменяется пафосом распределени я и “водительства”, максимализмом власти, не только дерзновенной, но и де рзостной. И в евразийстве, при всех декларациях о “внепартийности”, копи тся и возгревается дух челов е коненавистнической нетерпимости, д ух властолюбия и порабощения” Там же. С. 248. . Вполне понятно, что при таком подх оде в “феноменологии” евразийства не нашлось места для Церкви, в которой лежат истоки духовного творчества и свободы. Рассматривая обоснование евразийцами самобытн ости русской кул ь туры, Флоровский подчеркивал свойственный им м орфологический подход к проблеме, который приводил их к признанию подчи ненности истории н а родов роковому процессу развития всеединств а См. подробн о: Троянов А. А. Г. В. Флоровский как оппонент концепции “всеединства” // Рус ская философия: новые решения старых проблем. СПб., 1993. Ч. 1. С. 68-70. . Попытка ра зделить Россию и Европу необоснованна, поскольку они находятся внутри е диного культурно-исторического цикла. П. М. Бицилли, участвовавший в одном из евразийски х сборников, о п ределил свое двойственное отношение к евразийцам в названии своей критической статьи “Два лика евразийства” Бицилли П. М. Два лика евр азийства // Современные записки. 1927. Кн. 31. С. 421-434. . Ясным ликом он считал о т стаивание единства русской нации и государственности, которую нел ьзя искусственно расчленить в угоду “самоопределения народностей”, и с в я занное с этим провозглашение принципа федерализма. Второй лик — “с о блазнительный, но и отвратный” вЂ” виделся Бицилли в стремле нии евр а зийства стать единственной партией, что неминуемо должн о привести к диктатуре. Ссылки на то, что этому будет препятствовать евра зийская православная идеология, представлялись ему неубедительными. Н апр о тив, такое положение вещей могло лишь привести к сохранению п одчин е ния церкви государству. Основная дискуссия вокруг евразийства шла в 20-е тоды Подробный обзор, хотя и при страстный, что вполне объяснимо, дал П. Н. Савицкий в статье “Борьба за евр азийство”, помещенной в евразийском сборнике “Тридцатые годы”. . В 30-е вместе с распадом движения постепенно угасли и споры о нем. После II мировой войны о нем напомнил Борис Ижболдин, предпол а г авший, что в связи с ростом национализма в Советском Союзе после п о беды евразийство может заменить увядающий марксизм, поскольку оно яв ляется не только тоталитарной, но и националистической идеологией. В цел ом евразийское движение, по его мнению, “представляло своеобра з н ую смесь различных социальных и политических доктрин, таких как сл а вянофильство, доктрина азиатской гармонии, европейский фашизм и а в стрийская идея “органического целого” Ishboldin B. The Eurasian Movement // Russian Review. 1946. Vol. 5. No. 2. P. 72. . В исследовании Г. Струве о русской эмигрантской литературе евр а зийцам был посвящен лишь небольшой раздел Струве Г. Русская литератур а в изгнании. Париж, 1946. С. 40-49. . Автор подчеркнул ант и европейскую и антисоциалистическую направленность евразийских работ, выражавших их “катастрофическое мироощущение”, а также их успехи в литературной публ ицистике и, особенно, в организационно-идеологической деятельности. Аналитическое изучение проблемы началось чуть п озже, когда в 60-е годы появляется монография о евразийстве немецкого иссл едователя О т то Босса и ряд статей американского историка Н. В. Ряз ановского. Исследование немецкого историка Босса представ ляет собой реко н струкцию евразийской идеологии как целостной с последующим критич е ским анализом ее основных положений. Отправн ым моментом изучения автор выбрал исторические условия возникновения евразийства, опред е лившие как основной для его теоретиков вопро с о смысле русской рев о люции. Рассмотрение феноменологии револю ции в России, как она пре д ставлялась евразийцами (прежде всего Кар савиным), привело Босса к в ы воду о детерминистском и мессианическ ом видении ими истории, которая с необходимостью вела к этому событию, от крывающему перспективу р о ждения евразийского государства. При э том, жесткий детерминизм прот и воречил признанию ими свободы лич ности и пониманию истории как “св о бодной импровизации”. Другой важный вывод Босса заключался в том, что “для евразийцев значение революции 1917 г. переместилось из социально-политической области в национ ал-метафизическую” Босс О. Учение евразийцев // Начала. 1992. № 4. С. 91. , что открывало путь к рассмотр е нию ее в контексте длительной исторической перспекти вы. Осмысление революционного катаклизма в этом контексте позволяло на йти средства его преодоления. В признании факта революции и отсутствии у еврази й цев реставраторских устремлений автор видел их изначаль ное преимущ е ство перед реакционными эмигрантскими течениями. Изучая отношение евразийства к марксизму и коммунизму, автор и с х одил из различения евразийцами этих двух явлений. Босс согласился с оцен кой евразийцами русского коммунизма как восточного варианта ма р ксизма, что служило доказательством национального, а не интернаци о нального характера большевизма. Евразийцы считали его недостаточно русским и “религиозным”, что определяло их отношение к нему как к ст а дии, разрушающей европейский налет на истинной сути русской культуры , которую выявит призванное заменить большевизм евразийство. Отмечая ве рные, по его мнению, наблюдения евразийцев в отношении деформ а ции марксизма на почве русской революции, Босс видел их недостаток в недооце нке большевизма. “Большевизм, однако, — писал он, — не огр а ничилс я подобной скромной ролью, отведенной ему евразийцами, и в р е зульт ате вызвал духовное противостояние в мировом масштабе. С этой точки зрен ия евразийство представляет собой учение, как теоретически, так и практи чески ограниченное” Там же. С . 96. . Вторая глава книги Босса называется “Географическое, историческое и культурное единство Евразии”. Понятие Евразия, по мнению автора, н е удачно лексически и недостаточно обоснованно географически. Указыв ая на близость евразийского понятия “месторазвитие” и используемого н е мецкими исследователями понятия “культурный ландшафт”, автор о тм е чал и существенные отличия. Если последним понятием подчерки валась ведущая роль человеческого общества во взаимоотношениях с прир одой, то у евразийцев акцент сместился на среду обитания. “Возникает чув ство, — писал Босс, — что человек зависит от природы наравне с растениям и и животными” B ss O. Die Lehre der Eurasier. Ein Beitrag zur russischen Ideengeschichte des 20. Jahrhu n derts. Wiesbaden, 1961. S. 32. Выражаю свою признательность студентам исторического факультета Петрозаводского университета И. Золотой, Ю. Се мян и Д. Макарову, выпо л нившим перевод 2-4 глав книги Босса под руководс твом преподавателя кафедры ин о странных языков Е. П. Шишмолиной. . Такой жесткий географический детерминизм вел к геопол и тике и к п ризнанию географии как основы всех других наук: “географич е ское единство Евразии стало образцом для исторического, культурного, языков ого и политического единства” Ibid. S. 33. . Тем самым Босс подчеркивал два важнейших недостатка выделения Евразии как месторазвития — геогр а фический детерминизм и изоляционизм. Анализируя единую историческую традицию, определенную для Ро с си и-Евразии евразийцами (особенно Вернадским), Босс рассмотрел соо т ношение русской истории и истории Евразии. В результате им было выя в лено противоречие, которое состояло в объединении двух противополо ж ных исторических начал: одного, коренящегося в степной области к очевых народов, и другого, — в окраинной периферии степи. Положение авто ра о том, что идея “осознанной миссии” “была чужда почти всем кочевым нар о дам при провозглашении ими завоевательных и переселенческих це лей” Ibid. S. 35. , не вызывает возражений. Так же, как и вывод о том, что “пр оизошло не столько культурное, сколько геополитическое объединение ле са со ст е пью. Влияние культуры кочевников на русскую культуру нел ьзя отрицать, но оно не было столь сильно, чтобы превратить восточно-слав янскую оседлую культуру в культуру кочевников или в смесь обеих культур ” Ibid. S. 39. . К этому выводу примыкает и критика Боссом переоценки евразийца ми роли монгольского ига в русской истории. Наконец, очень точно его указ ание на отличие характера процессов “переселения народов” и завоевате льных походов кочевников, что не позволяет поставить в один ряд империю гу н нов, Киевскую Русь и империю монголов. Анализируя евразийскую культурологию, Босс отметил как основоп о лагающие для нее сформулированные Трубецким понятия “языковой с о юз” и “культурная зона” и закон “многообразия национальных культур” , к о торые определяли негативное отношение евразийцев к европейс кой кул ь туре и делали невозможным признание ими единой человече ской культ у ры, пусть даже основанной на христианстве. Напротив, хр истианство ст а вило задачи, которые каждый народ должен решать со гласно его особе н ностям. Созданная Савицким концепция “миграции культуры” из зон с более теплым климатом в зоны более низких температур имела, по мнению Бо с са, ги потетический характер и не учитывала исторического изменения климатич еских условий. Она вела к признанию культурного миссианизма России, в че м евразийцы выступали последователями взглядов Вл. С о ловьева. За этим явственно проглядывала мысль об истинности лишь православной вер ы, которая должна была стать основой культурного единства Евразии. При анализе вопроса об объединении церквей неме цкий историк не заметил различие позиций авторов сборника “Россия и лат инство”, иску с ственно соединив экуменические устремления Карта шева и неприятие унии Трубецким и Вернадским. Детально разбирая доказат ельства сохр а нения истинной литургики в православии, он показал, что эти доказател ь ства не имели научного основания, т. к. расхожде ния наметились еще в период складывания христианства, до его раскола на две ветви. Критика же негативного отношения евразийцев к “латинству”, ко рни которого он усматривал у Н. Ф. Федорова, превратилась у Босса в защиту католици з ма. Слабость обвинения евразийцами католичества в соде йствии утве р ждению субъективизма, репрезентизма и скепсиса, при ведших к утрате подлинной веры европейцами, состояла, по мысли Босса, в то м, что они не сумели противопоставить активной роли католической церкви в кул ь турном развитии каких-либо достижений православия в этой с фере. В обосновании кризиса европейской культуры евразийцами были как слабы е, так и сильные стороны. К слабым относилось смещение акцентов, приведше е к недооценке в ее развитии роли христианства и эллинского наследия. “Е сли бы они античность, христианство и германизм понимали как основные эл ементы сегодняшней Европы, — писал Босс, — тогда от их внимания не уско льзнуло бы то, что византийский и русско-православный Восток выступает к ак ответвление западноевропейской культуры” Ibid. S. 76. . Сильной ст ороной было признание развития рационализма причиной ее кризисов. Последняя глава книги посвящена рассмотрению системной теории России- Евразии, которая должна была стать основой возрождения их р о дины. Общая тенденция современного развития, из признания которой и с х одили евразийцы, состояла в интеграции государств в наднациональные ед инства на основе осознанного планирования. Главными функциями г о сударства должны быть поддержание мира и справедливости. Оно должно быть надклассовым и не являться инструментом партии. Евразийское п о нятие “демотия” интерпретировалось Боссом как объединение принцип ов аристократии и демократии, т. е. политика в интересах масс, проводимая м еньшинством, обеспечивающим их идейное и культурное самосознание. Указ ывая на “идеократический” характер евразийского государства, автор не применял (в отличие от Ижболдина) для определения его сути такого поняти я как “тоталитарный”, а использовал евразийское понятие “орган и ческий”. Столь же осторожно объективистски (по вполне понятным прич и нам) он воспроизводил взгляды евразийцев на взаимоотношение их иде о логии с фашизмом, который, в отличие от евразийства, не имел перспе к тив в век океанических и континентальных единств. Основу юридической доктрины евразийцев Босс вид ел в понимании права как правового притязания, т. е. возможности к исполне нию позити в ных или негативных действий. Характерная черта право вых отношений состояла в объединении прав и обязанностей. Отрицая объек тивное пр а во, евразийцы предлагали заменить его “установленным правом”, которое будет формулироваться правящим слоем в соответствии с религиозными идеалами. В целом, Босс оценил евразийскую правовую доктри ну как ги б кую и способную приспосабливаться к жизненным изменен иям. В решении национальной проблемы автор отметил близость позиции еврази йцев принципам советского федерализма, подчеркнув при этом, что они отри цали коммунистическую диктатуру. Обезличиванию наций в ко м мунис тическом интернационале они противопоставляли истинный союз народов, который обеспечил бы их равноправное культурное развитие и в котором ру сский народ был бы первым среди равных. В этой связи евр а зийцы под держивали культурный национализм и отвергали национализм политически й. Как особый, Босс выделял еврейский вопрос, поднятый Карсавиным. Анализ ируя взгляды главного евразийского специалиста по данной проблеме Я. А. Бромберга, немецкий историк пришел к выводу, что признавая большую долю вины еврейской интеллигенции в российской революции, он видел все же воз можность реализации положительного п о тенциала “мессианистско- эсхатологической” энергии еврейского народа именно в рамках России-Ев разии. В качестве главной задачи национал ь ной программы подчерк ивалась гармонизация отношений евразийских н а родов. Подробно рассмотрев идеи евразийцев о “правящем отборе” и гос у д арственном аппарате, Босс заметил, что у них “не было намерения зан о во создавать государство и правительство будущей России-Евразии, они хотели сохранить и укрепить существующие в советской государственной структуре те элементы, которые казались им пригодными для планиру е мой государственной системы” Ibid. S. 90. . Среди них — “опосредованная д емокр а тия”, при которой народ управляет не сам, а посредством депу татов. Ее деформацию олигархической диктатурой коммунистов можно устр анить, заменив партию вырастающим из народа и наиболее полно осознающим народные интересы правящим отбором. Его единство обеспечивалось “эйдо сом” или, иными словами, сопричастностью к высшей философско-религиозно й правде. Объединению “идеократического” правящего слоя и “демотическ ого” государства служила система управления, при которой наряду с правя щей группой будет создана система представительства от всех областей, с вободно выбираемого населением. Босс подробно ра с смотрел ее осн овные элементы. В отношении религии программа евразийцев предполагала утвержд е ние нового христианства, русского и православного, путем индивидуальн о го религиозного перевоспитания. Новизна нарождающейся религио зности состояла в переходе от пассивности к активной реализации опыта, н ако п ленного в веках созерцательного бытия. Возрождение религиоз ности н е возможно без восстановления независимости церкви. Религ иозное еди н ство России-Евразии виделось идеологам движения как совместная жизнь различных великих религий на основе равноправия. Так т езисно можно выразить реконструкцию Боссом религиозной программы евра зийцев. В сфере культурных преобразований евразийцы исходили из призн а н ия “симфонической” культуры народов России-Евразии, что позволило Босс у анализировать в единстве их понимание культуры и “симфонич е ск ой личности”. В итоге он выделил вслед за ними три культурные сферы: 1) госу дарственная или политическая, в которой проявляется единство культуры ; 2) духовная, как сфера духовного творчества; 3) материальная. Причем средни й элемент триады был центральным, т.к. обеспечивал св о бодный поиск истины, возможный лишь в рамках религии и церкви. П о следнее предо твращало также раскол единой культуры на культуру “н и зов” и куль туру “верхов”. В культурной политике евразийцев автор отметил их стремл ение к сохранению характера русской философии при симпатии к футуризму, который открывал новые возможности творчества. Однако футуризм был огр аничен, залогом же будущего искусства являлось пад е ние оков твор ческого индивидуализма и пробуждение забытого народного творчества. При реконструкции социально-экономических взглядов евразийцев Босс ис ходил из признания ими наступления новой эпохи планового х о зяйс тва, которое должно быть поставлено на “идеократическую” основу. Целью е го провозглашалась гармонизация интересов общества, групп и индивидов, занимающихся экономической деятельностью. Госудаственно-частное хозя йство, на преимущества которого указывали евразийцы, см о жет, по их мнению, преодолеть недостатки капитализма и социализма и создаст возмо жность для соревнования между государственным и час т ным сектора ми, которое ускорит развитие производительных сил России-Евразии. Исход я из этого, они выступали против всеохватывающей наци о нализации в промышленности, а в сельском хозяйстве — против поголо в ной кол лективизации, за сочетание колхозов и совхозов с индивидуал ь ным и частными хозяйствами, которые должны поддерживаться государс т вом. Следовало также стремиться к гармоническому развитию промы ш ленных районов с учетом их естественно-географических различий в ц е лях рационального использования природных ресурсов. В сельском хозя й стве необходимой мерой должно было стать природное районир ование различных видов производства. Континентальный характер местора звития России-Евразии диктовал развитие в ней “системы автаркических м иров как особой организационной формы мировой экономики”, — выделял мы сль Трубецкого Босс Ibid. S. 109. . Стержнем социальной политики евразийцев являлось изменение с о циальных отношений на основе замены “абсолютной собственности”, со з данной романскими народами, на ограниченную или “функциональну ю собственность”, характерную для германских и славянских народов. У п разднение частной собственности, по их мнению, не могло изменить сут и социальных отношений, т. к. касалось лишь субъекта: место частного со б ственника занимало государство, представленное бюрократией. Важне е было изменить отношение субъектов к объектам собственности посредс т вом государственного регулирования, выражающего социальные тр ебов а ния к собственникам. Поэтому социализации, делавшей из госу дарства собственника, евразийцы предпочитали национализацию, означавш ую лишь усиление его регулирующей функции в отношении собственности. В р ешении вопроса о собственности на продукты труда они также искали синте зирующее решение, которое позволило бы избежать крайностей к а пи талистического частного присвоения и социалистического государстве н ного. Выход виделся им в ограничении доли прибыли, изымаемой гос у дарством, и участии рабочих в управлении производством и распред ел е нии ими дохода в качестве акционеров. В общем изменение отноше ний собственности, предлагаемое евразийцами, вело к государственному к а питализму, делал вывод Босс. В данной части работы Босс был менее всего критичен, отмечая, что в предви дении будущих процессов евразийцы оказались сильнее, нежели в понимани и прошлого. Помимо этого, они “в своей теории о создании нов о го общ ества, — писал немецкий исследователь, — затронули темы, кот о рые актуальны для нас на Западе. В своей попытке синтеза всех областей госуд арственной жизни они без сомнения делали правильные наблюд е ния, что организация человеческого общества будет зависеть от соглас о вания идеи личной свободы с государственным управлением” Ibid. S. 117. . Завершая исследование показом раскола движения, Босс счел н е лишним напомнить критику евразийства одним из его основателей Фл о ровским, показавшим причины вырождения движения. Сам автор еще раз по дчеркнул, что идеология евразийства была эклектической смесью удо б ных для них положений предшественников, носила мессианический и ж е стко детерминистский характер. Но даже предсказания марксизма не р е а лизовались в России так, как они были сформулированы его создат елями, и русский коммунизм не стал ограниченным национальным делом, как считали евразийцы, стремившиеся его преодолеть духовно. “Это “заблу ж дение” стало решающим для крушения евразийской идеи”, — заключал с вое исследование Босс. Оценивая это исследование, нужно признать, что оно сохраняет свое значен ие в тех частях, где раскрываются внутренние противоречия взгл я д ов евразийцев. Там же, где их положениям противопоставляются собс т венные наблюдения автора или выводы других исследователей, они о т части устарели или могут вызвать контрдоводы современных сторонник ов евразийства. Кроме того, не всегда оправданным оказывается стремлени е Босса воспроизвести общий всем евразийцам взгляд на ту или иную пр о блему. Наконец, автор не учитывал динамику евразийской доктрины. Взгляды Рязановского на возникновение евразийс тва уже рассматр и вались в отечественной историографии, поэтому в данном обзоре осно в ное внимание будет уделено тем аспектам, кот орые не были затронуты в статье А. А. Троянова См. Троянов А. А. Изучение ев разийства в современной зарубежной литературе (кра т кий обзор) // Нача ла. 1992. № 4. С. 99-102. . Прежде всего отметим, что в своих оценках ам е рикан ский историк основывался не только на скрупулезном изучении р а б от евразийцев, но и на личных наблюдениях, поскольку был знаком с н е которыми из них, как и с некоторыми из их оппонентов. Главным впеча т лением, которое Рязановский вынес из знакомства с идеями евразийцев, была их “исключительная новизна” Рязановский Н. В. Возникновение евразийства // Зв езда. 1995. № 2. С. 36. В беседах с автором этих строк Николай Валентинович неоднок ратно подчеркивал, что евразийство было притягательно именно этой нови зной. Пользуясь случаем, выражаю свою призн а тельность профессору Н. В. Рязановскому за ценные обстоятельные консультации по вопросам, возни кавшим у автора в связи с интересом к евразийцам. . Выделяя в качестве важнейших и с торических условий возникновения евразийства перв ую мировую войну, Октябрьскую революцию и пробуждение колоний, он отмеча л, что евр а зийство следует рассматривать “как одну из европей ских (курсив мой — А. А.) идеологий послевоенного периода, отличающихс я резким неприятием прошлого и смутными мессианскими надеждами на буду щее” Там же. С . 37. Отметим, что данное положение было развито немецким исследоват е л ем Леонидом Люксом. См. его: К вопросу об истории идейного развития “перво й” ру с ской эмиграции // Вопросы философии. 1992. № 9. С. 160-164; его же. Евразийство // В о просы философии. 1993. № 6. С. 112-114. . Поэтому наряду с подчеркиванием “к онструктивного” отношения евразийцев к р е волюции Рязановский в идел в их концепции реакцию на обострение кол о ниального вопроса, которую “можно рассматривать как решительную з а щиту единой и не делимой России в век крушения всех империй” Там же. С . 39. Ср .: Riasanovsky N. V. Prince N. S. Trubetskoy’ s “Europe and Mankind” // Jahrb cher f r Geschichte Osteuropas. 1964. Bd. 12. S. 214-215. . Говоря о связи новой идеологии с предшествующей философской традицией, историк больше акцентировал внимание на различ иях, нежели на сходстве. Отсюда важным становилось понять механизм выраб отки н о вого самоопределения, которое порывало с привычным с петр овских вр е мен европейским самосознанием российской интеллиген ции. Почву для поворота к Востоку подготовил рост научных исследований в соответс т вующих областях (сравнительное языкознание, археологи я, история и с кусств и собственно история в лице В. О. Ключевского, об ратившего вн и мание на роль финского вклада в формирование велик орусского плем е ни). Однако ферментом, вызвавшим возникновение но вого самосознания, стало литературное творчество ряда писателей и поэт ов (В. Хлебникова, А. Белого, А. Блока, Р. Иванова-Разумника), художественное в оображение которых “увлеклось этими “азиатами”, “монголами”, “скифами ” вплоть до отождествления с ними” Там же. С . 43. . Такое отождествление п озволяло переместить опасность “желтой угрозы” (как определил ее Вл. Сол овьев), направляя монголов скорее против Запада, нежели против России, и и дентифицируя себя с “азиатами”, а не с их потенциальными жертвами Riasanovsky N. V. Prince N. S. Trubetzkoy’ s “Europe and Mankind”. S. 219. . Тенденция, з а родившаяся в художес твенном сознании, была утверждена и всесторонне разработана в идеологи и евразийства. В статье “Возникновение евразийства” намечены перспективные, с точки з рения Рязановского, направления понимания и объяснения субъе к ти вных причин возникновения идеологии. К ним он относил национальную и соц иальную принадлежность евразийцев, а главное — их положение и з г нанников, оказавшихся на чужбине сформировавшимися личностями, полным и сил, энергии, знаний, которые они хотели, но не могли применить на родине. В этом Рязановский видит их поражение и причину того, что они “принадлеж али одному поколению и не имели ни реальных предшес т венников, ни п оследователей” Рязановский Н. В. Возникновение евразийства. С. 44. Данное положение в к акой-то м е ре повлияло на Ч. Гальперина и А. Либермана, исследования ко торых о Вернадском и Трубецком будут рассмотрены ниже. . Рязановским же была определена и другая тенденц ия в изучении е в разийства — включение его в более широкий истори ческий контекст, что позволяло наметить новые связи и влияния. Для Рязан овского таким ко н текстом стало формирование национального само сознания русских, для которого важную роль играло отношение к Европе и А зии. В статье “Азия глазами русского” Riasanovsky N. V. Assia Through Russian Eyes // Russia and Asia. Ed. by W. S. Vucinich. Stanford, 1972. P. 3-29. ав тор выделяет три этапа в восприятии Азии. В дре в нерусском сознани и сформировалось восприятие азиатов как вызыва ю щей страх вражде бной стихии, угрожающей русской христианской культ у ре. Оно замен илось в петровскую эпоху отношением к Азии с позиции и м перского п ревосходства, сочетавшегося с интересом к экзотическим ст о ронам восточной культуры. В основе его лежало представление об об щ ност и с европейскими народами, определяемой христианством, что пр и зн авалось и сторонниками самобытности России, для которых конфликт с Евро пой был “братским конфликтом”. Наконец, евразийцы попытались представи ть Россию как Евразию, противопоставив ее Европе и идент и фицируя русских с азиатскими народами, вошедшими в ее состав. Близкий ракурс рассмотрения проблемы выбрал Мар к Бассин в своей статье “Россия между Европой и Азией: идеологическое по строение ге о графического пространства” Bassin M. Russia between Europe and Asia: The Ideological Construction of Geographical Space // Slavic Review. Vol. 50. No. 1. P. 1-17. См. также разбор положений М. Бас сина в статье А. А. Троянова “Изучение евразийства в современной зарубеж ной литературе” (с. 102). Правда, он иначе транслитерировал фамилию американ ского историка — Басс. , однако его вывод несколько отличен от в ы вода Рязановского об империалистическом характере взглядов еврази й цев. По его мнению, евразийцы привели к логическому заключению на ч а тые панславистами концептуальные построения, выдвинув в понят ии Е в разия антитезу разделению России на европейскую и азиатски е части или метрополию и колониальные окраины, которое было составной ча стью имперской идеологии. В том же, что панславистски настроенные предш е ственники евразийства едва ли бы приняли идею России-Евразии, по з и ции двух американских историков вновь сходятся. В ряде работ евразийство рассматривается в широ ком контексте ра з вития политических взглядов в русской эмиграци и. С. В. Утехин в краткой истории “Русской политической мысли” прослежива ет влияние еврази й ской доктрины, особенно взглядов Алексеева, на становление солидари з ма, ставшего стержневым положением для про граммы НТС См .: Utechin S. V. Russian Political Thought. New York, London, 1963. P. 256-261. . Роберт Виллиамс в кн иге “Культура в изгнании”, посвященной русской эмиграции в Германии с 1881 по 1941 гг., отмечает близость евразийских мессианич е ских устремлен ий и азиатской ориентации группе Скифы и резко критич е ское отнош ение к евразийству на страницах “Руля”, а также влияние на них немецкого романтизма, Шпенглера и Кайзерлинга См .: Williams R. C. Culture in Exile. Ithaca and London, 1972. P. 258-260. . Михаил Агурский, хотя и указывает на отличие евразийства от сменовех овства, прояви в шееся в неприятии первыми большевизма и опоре на п равославие, все же сближает их с национал-большевизмом и соглашается с о пределением евразийства советским историком Мамаем как “сменовеховст ва на рел и гиозно-философской почве” Агурский М. Идеология наци онал-большевизма. Париж, 1980. С. 98-102. Отметим, что в последней и наиболее обстоя тельной из известных нам зарубежных публикаций о см е новеховстве ев разийству уделено лишь два предложения (Hardeman H. Coming to Terms with the Soviet Regim. De Kalb, 1994. P. 83-84.), в то время как в советской историографии они обычно отождествляются. Ср.: Исаев И. А. Идейный крах сменовеховства (о полит и ческой программе “евразийств а”) // Буржуазные и мелкобуржуазные партии России в О к тябрьской револ юции и гражданской войне. М ., 1980. С . 10-17. . В ряде статей немецкого историка Л. Люкса Luks L. Die Ideologie der Eurasier im zeitgeschichtlichen Zusammenhang // Jahrb cher f r Geschichte Osteuropas. 1986. NF. 34. S. 374 -395; Люкс Л. К вопросу об истории идейного развития “первой” русской эмиграции // Вопросы философии. 1992. № 9. С. 160-164; его же. Евразийство // Вопросы философии. 1993. № 6. С. 105-114. евразийство помещается в о бщий контекст европейских идеологических течений послевоенного (после I мировой войны) периода, поскольку он считает, что антипарл а мента ризм и культурный пессимизм, присущий его представителям, был явлением е вропейским, а не российским. При этом автор явственно обн а руживае т параллели между евразийством и идеологией “консервативной революции ”, как протестом молодого поколения против идей и целей о т цов. Поэ тому большое место в статьях уделено расхождениям во взглядах представ ителей старшего поколения эмиграции и евразийцев. Парадо к сально сть “восстания молодежи” заключалась в том, что в отличие от XIX века, когда дети становились, как правило, левее отцов, после событий 1917-1918 гг. происходи л сдвиг вправо, но он означал для молодого пок о ления не реставрато рство предшествующего положения, а обращение для выработки идеала к бол ее отдаленному прошлому, что было характерно для евразийцев и их немецки х vis-а-vis. “Определенный параллелизм з а метен в политической структу ре обеих доктрин. Оба течения носили по д черкнуто тоталитарный, “а ристократический” характер: оба основывались на вере во всемогущество идей” Люкс Л. Евразийство // Вопросы философии. 1993. № 6. С. 112. . Однако были и различия. Если евр а зийцы стремились к религиозному обновлению, то для представ ителей “консервативной революции” был характерен религиозный индиффе ре н тизм, если первые были далеки от благословения террора, то втор ые э с тетизировали насилие. Наконец, евразийцы в отличие от консер вативных революционеров жили в эмиграции и не могли влиять на процессы, прои с ходившие на родине. Люкс выступает против отождествления е вразийства с большевизмом или фашизмом. “Политическая наивность евраз ийцев лучше всяких доводов говорит, что у них не было, в сущности, ничего о б щего с большевиками или фашистами, отлично владевшими техникой с о временной неограниченной власти” Там же. . Люкс называет ряд причин крушения евразийства. Прежде всего уст а новление тоталитарного режима в Советской России показало иллюзо р ность надежд евразийцев усовершенствовать общество с помощью у правляемого идеократического движения. Другой причиной был рост ш о винистических настроений в европейских странах, в то время как евраз и й цы пропагандировали содружество народов. Наконец, еще одна при чина заключалась в элитарности идеологии: для ее восприятия требовалос ь умственное напряжение, тогда как в Европе утверждалось идеологическо е упрощенчество. Другой немецкий историк, Ассен Игнатов рассматр ивает проблему ч е рез призму возрождения евразийского мифа в Рос сии. Материалами для изучения современного увлечения евразийством пос лужили прежде всего газетные публицистические выступления Н. Михалков а, И. Малашенко, Г. Померанца, С. Дунаева. Основные выводы своего исследован ия он су м мирует следующим образом. Во-первых, евразийство психоло гически в ы полняет компенсаторную роль, ослабляя чувство собстве нной неполн о ценности, возникающее всякий раз после очередной не удачи в соревн о вании с Западом. Подчеркивание “полуазиатского” характера вселяет н а дежду на реализацию связанных с этим преиму ществ. Во-вторых, евр а зийство, развенчивая ценности западного мир а, готовит общественное мнение к примирению с исламским миром. В-третьих, евразийская идеол о гия предлагает замену распавшейся империи, по скольку утверждает во з можность создания многонационального об разования, в котором Россия будет играть роль первой среди равных. Након ец, евразийство идеолог и чески обосновывает консервативные поли тические устремления. Отталк и вание от западной плюралистическо й демократии в угоду евразийской с а мобытности лигитимизирует вы ступления за авторитарные, даже дикт а торские формы правления. Ев разийство может выступить идеологией ре с таврации, дав приют ищу щим новое идеологическое знамя коммунистам Ignatov A. Der “Eurasismus” und die Suche nach einer neuen russischen Kulturidentit t: Die Neubeleburg des “Evrazijistvo” // Mythos. K ln, 1992. S. 42-43. См. рус. перевод: “Еврази й ство” и поиск новой русской культурной идентичности / Пер. В. К. Кантора // Вопросы ф и л ософии. 1995. № 6. С. 49-64. См. также обстоятельный реферат работы: Жмакин Ю. Д. Игнато в А. “Евразия” и поиски новой русской культурной самобытности: возрожден ие “евразийского” мифа // Россия и современный мир. 1993. № 2. С . 147-154. . Новое направление в изучении евразийства намеча ется в исследов а ниях взглядов отдельных представителей движени я, что позволяет изб е жать нивелировки их мировоззрения и выявить многообразный спектр подходов к проблемам, волновавшим евразийцев. Пер выми работами т а кого рода стали статья и монография Чарльза Галь перина о Г. В. Верна д ском Halperin Ch. George Vernadsky, Eurasianism, the Mongols, and Russia // Slavic Review. 1982. Vol. 41. No. 3. P. 477-493; idem. Russia and the Steppe: George Vernadsky and Eurasianism // Forschungen zur osteurop ischen Geschichte. 1985. Bd. 36. S. 55-194. . Если статья намечала общее решен ие проблемы и охватывала п е риод до появления первых работ по исто рии России, вышедших в США, то книга дает развернутый анализ всего жизнен ного и творческого пути ист о рика, опирающийся “на прочтение кажд ого слова, которое он когда-либо опубликовал”, и изучение его архивных до кументов Ibid. P. 56. . Гальперин отмечает парадокс. Взгляды Вернадского формировались под влиянием либерала отца, в среде либерально настроенных препод а в ателей Московского университета, а затем, в период подготовки маг и стерской диссертации, — либеральной петербургской университетско й профессуры, а первые исследования об экспансии Московского госуда р ства в Сибирь содержали в себе положения, предвосхищающие еврази й ство Близкие этому выводу положения развивает Н. Н. Алеврас, отметивший так же форм и рование до революции основных евразийских идей Савицкого. См.: Алеврас Н. Н. Г. В. Вернадский и П. Н. Савицкий: истоки евразийской концепции // Россия и Восток: пр о блемы взаимодействия. Челябинск, 1995. Ч. 1. С. 121-124. . В статьях “О движении русских на восток”, “Против солнца” и “Гос у да ревы служилые и промышленные люди в Восточной Сибири XVII в.” Вернадский у тверждал, что, будучи европейцами по расовой принадле ж ности и кул ьтуре, русские все же жили в западной Азии. Этот решающий географический факт был следствием монгольского завоевания. Иго, хотя и имело катастроф ические последствия для Руси, в то же время сыграло положительную роль, о пределив направление экспансии и оставив в н а следство некоторые политические идеи и институты. Но эти протоевр а зийские положени я отнюдь не дополнялись у Вернадского какими-либо выражениями неприязн и к западному влиянию. Напротив, в его исслед о вании о масонах в цар ствование Екатерины II и о Новикове он подчерк и вал прогрессивную р оль влияния европейской культуры на Россию. Это вполне сочеталось с его членством в кадетской партии и участием в зе м ском движении. Приход большевиков к власти означал для Вернадского утрату плод о творной и обеспеченной жизни представителя социальной и интеллект у альной элиты. Поэтому близость его взглядам положений евразийск ой доктрины, обосновывавшей к тому же возможность вернуться в обновле н ное Отечество и занять там по праву ведущее положение, определил а участие Вернадского в евразийских изданиях. Однако отношение Верна д ского к евразийскому движению было сложным. Он не примкнул к нему п о литически. В круг его общения в Праге входили не евразийцы, а уча стники семинара Н. П. Кандакова. Наконец, наряду с евразийскими работами, д а же в пражский период, историк публикует работы, не имеющие ничего о б щего с евразийскими идеями. Ослабление влияния евразийства пр оисх о дило в новых условиях, когда историк эмигрировал в США, хотя и здесь он продолжал оставаться его приверженцем и пропагандистом. Таким образом, общая эволюция исторических взгл ядов Вернадского представляется американским историком в следующем по рядке: “Каде т ская политическая и историографическая традиция ег о семьи и воспит а ния была модифицирована уже до революции некото рыми новыми выв о дами о значении монголов и степи в русской истори и. Под влиянием рев о люции и эмиграции он воспринял пристрастные у тверждения о религио з ном и этническом разделении между правосла вными и униатами, русск и ми и украинцами, русскими и европейцами, к оторые выразились в его принадлежности к евразийству. Тем не менее, он пр одолжал выражать к а детские представления о роли европейской кул ьтуры и политических м о делей в русской истории. Переезд в Соедине нные Штаты не изменил н е медленно его интерпретаций, но к послевое нному (после II мировой во й ны) периоду американская плюралистическ ая, свободная предприимч и вость и демократические ценности побуд или Вернадского отказаться от худших предрассудков евразийства в поль зу более универсальных каде т ских подходов” Halperin Ch. Russia and the Steppe. P. 91. . В целом Гальперин очень критичен в отношении к ев разийству. При этом следует заметить, что основные положения евразийств а он реконс т руирует на основе работ “Наследие Чингисхана” Трубе цкого и “Географ и ческие заметки по русской истории” Савицкого, а также выводов зарубе ж ных исследователей. Из оппонентов-соотечес твенников евразийцев уп о минаются прежде всего Милюков и Кизевет тер. Именно разносторонняя критика евразийства принесла движению “ска ндальную известность”. О б щая оценка евразийства такова: “Еврази йская теория была безнадежно метафизической, идеалистической, телеоло гической и детерминистской. Работы евразийцев были в высшей степени при страстными, публицист и ческими, ненаучными, испорченными огромны ми фактическими подтасо в ками. Евразийская политика была антидем ократической апологией имп е риализма и колониализма. Евразийств о было идеологией, которая ко м пенсировала недостаток свидетельс тв теорией, потому что факты прот и воречили евразийским веровани ям” Ibid. P. 98. . Столь же критичен Гальперин в оценке влияния евразийства на Вер надского, скрупулезный анализ проя в лений которого дан в пяти гла вах (“Вернадский о Евразии и внутренней Азии”, “Вернадский о Киевской Ру си и степи”, “Вернадский о монголах и России”, “Вернадский о Московии и Ук раине”, “Вернадский об империал и стическом и советском периодах истории”). “В своих наиболее евразийских работах, — заключает Гальперин , — Вернадский не осуществил профе с сионально приемлемого иссле дования” Ibid. P. 186. . Такие односторонние выводы автора позволили другому америка н скому исследователю, Анатолю Либерману справедливо назвать их “кур ь езными”. Сам Либерман далек от негативного видения евразийства. Не случайно им в 1991 году были опубликованы переводы на английский язык ва жнейших “евразийских” работ Трубецкого под названием “Наследие Чингис хана” Trubetzkoy N. S. The Legacy of Ghengis Khan and Other Essays on Russia’ s Identity. Ed. by A. Liberman. Ann Arbor: Michigan Slavic Publications, 1991. . Послеслов ие к изданию представляет собой набросок и с следования творчеств а одного из основоположников евразийства Liberman A. N. S. Trubetzkoy and His Works on History and Politics // Trubetskoy N. S. The Legacy of Ghengis Khan ... P. 295-375. . Оно состоит из трех частей — “ Жизнь и работа”, представляющей собой би о графический очерк, “Тру бецкой и евразийское движение”, обобщающей итоги предшествующих иссле дований, и “Трубецкой как евразиец”, да ю щей общее видение проблем ы автором. При характеристике условий формирования личности Трубецкого Л и берман отмечает влияние семейного окружения и, особенно, отца. “Ник о лай Сергеевич, по-видимому, воспринял либеральные позиции, которыми о тличался его отец” Ibid. P. 298. , а работа последнего “Учение о логосе в его ист о рии” вдохновляла сына на осмысление истории и значения христиан ства и его взаимоотношений с другими религиями. В этом же направлении де й ствовало участие в религиозно-философских кружках. В области фил ос о фии Либерман отмечает увлечение немецкой философией и прежде всего Гегелем, телеологическое объяснение истории которым не противор ечило религиозному мировосприятию Трубецкого. Рассмотрение поисков предмета исследования молодым Трубецким — в обл асти философии, этнографии, фольклористики, мифологии, ли н гвисти ки — позволяет Либерману наметить круг влиявших на него в эти годы учен ых (В. Ф. Миллер, С. К. Кузнецов, отчасти — В. К. Поржезинский) и обоснованно сф ормулировать вывод о причине выбора сравнительного языкознания, как по ля научной деятельности. Обладая научным подходом к предмету, языкознан ие должно было стать ключом к познанию человека и вооружить научным мето дом другие гуманитарные науки. Среди важнейших событий в жизни Трубецкого в дор еволюционный период отмечены два — встреча с Романом Якобсоном и высту пление против исследовательских принципов А. А. Шахматова, ученика и пос л е дователя Ф. Ф. Фортунатова. Оба события оказались связаны внутре нне, определяя собой исток структуралистского подхода к изучению языко в, вылившийся позже в фонологию. В биографии дается не только подробное освещение научной карьеры учено го в эмиграции, но и характеризуются его политические взгляды и психолог ическое состояние. Правда, раскрывая непримиримое отношение Трубецког о к большевикам на основе его предисловия к публикации и з вестной работы Г. Уэллса “Россия во мгле”, автор не замечает, что прив о димы е цитаты выражают не только, и может быть не столько собственное видение положения в Советской России Трубецким, сколько его отнош е ние к в идению этого положения Уэллсом и шире — западным человеком. Принимая эт о во внимание, а также ироничное заключение Трубецким слова “мир” (имеет ся ввиду Версальский мир) в кавычки в предисловии к книге “Европа и челов ечество”, можно поставить дополнительные вопросы к исследуемому матер иалу, которых нет в послесловии Либермана. Развивая мысль Якобсона о том, что характеристика туранского пс и хологического типа была сделана Трубецким на основе самоанализа, Л и берман отмечает, что это был скорее идеал. Достичь его в эмиграции в ус ловиях чуждого “романо-германского” окружения было едва ли возмо ж но, что определяло сложное морально-психологическое состояние Тр у бецкого, особенно — в 30-е годы. Характеристика Либерманом евразийства опирает ся на исследов а тельскую литературу. При этом он не согласен с отож дествлением евр а зийства и сменовеховства, замечая: “Евразийцы н е имели ни организац и онных связей, ни внутренней близости со смен овеховцами” Ibid. P. 345. . Вполне л о гично поэтому, что он проводит резкое различие “ортодоксальных” евр а зийцев от парижской и брюссельск ой групп, выступивших с оправданием большевистской диктатуры. Наконец, с равнение в настоящее время евр а зийцев с фашистами, по его мнению, должно выглядеть “святотатственно”. Этим Либерман справедливо подчерк ивает, что при использовании ист о рических понятий нужно исходит ь из их конкретно-исторического содерж а ния, которым они наполнял ись в момент их применения. Понятие “ф а шизм” в работах Ф. А. Степуна , С. И. Гессена или Н. А. Бердяева не имело той негативной коннотации, которая прочно закрепилась за ним позже. В вопросе о наследии Трубецкого-евразийца оценки Либермана н а мн ого положительнее тех, что дал Гальперин Вернадскому. Евразийство Трубе цкого было теорией национализма, исходящей из признания язык о во го и культурного разнообразия как неизменного закона. В соответсвии с по следним выдвигалась идея языковых союзов или культурных зон, ра с простаняемая на провозглашенную территорию Евразии, идея, которая “ост ается вечным монументом евразийских устремлений в этом направл е нии” Ibid. P. 368. Либерман имеет ввиду направление познавательной деяте льности, а не политические устремления некоторых евразийцев. . Идея я зыковых союзов и культурных зон, для возникновения кот о рых важна не только общность происхождения, но и последующее вза и модейств ие, определяла то, что главным понятием концепции Трубецкого становилас ь автаркия, объединяющая относительно независимые эл е менты. По с ути, Трубецкой рассматривал автаркию как систему, опред е ленным о бразом структурированную, что предполагало взгляд на любой феномен из с табильного центра. В случае с Евразией таким центром я в лялся “тур анский элемент”. Соответственно предмету сформировался метод исследования. От сравните льного изучения языков, благодаря своей склонности к классиф и ка ции и формализации, а также увлеченности междисциплинарными и с с ледованиями, он пришел к системному принципу в фонологии, а затем распро странил его на изучение других сфер общества Отметим, что близость мето дологических принципов фонологии и изучения обществе н ных явлений Трубецким отмечается и отечественными исследователями. — См., напр.: Ник ишенков А. А. Н. С. Трубецкой и феномен евразийской этнографии (предислови е к публикации) // Этнографическое обозрение. 1992. № 1. С. 91. “Аналогии с языком, ча ще всего глубинные и не вполне эксплицированные, составляют очень важну ю особенность метода и стиля работ этого “нелингвистического” цикла, — пишет В. Н. Топоров о сбо р нике статей Трубецкого “К проблеме русского самопознания”, — и позволяют (пусть в самом общем виде) строить догадки о некоей исходной структуре, которая обнаруживает себя в “почти” изоморф ных построениях различных областей гуманитарного знания и к о торая, вероятно, предносилась умственному взгляду Трубецкого. Как прирожденн ый си с тематик-классификатор, он вообще был особенно чуток к проблем е тождества и разл и чия, умел в подобном видеть разное, а в разном подо бное и, следовательно, прекрасно ориентировался в сложных системах связ и” (Топоров В. Н. Николай Сергеевич Трубе ц кой — ученый, мыслитель, чел овек (к столетию со дня рождения) // Советское славян о ведение. 1990. № 6. С. 80.). Т опоров указывает на параллелизм лингвистических и пе р сонологичес ких конструкций, понимая под последними концепцию “симфонической ли ч ности”. Заметим, к слову, что в вопросе о влиянии формализма Либерман и Т опоров расходятся. Если американский исследователь сближает Трубецког о с формалистами, отмечая близость его положений о сопряженности далеко отстоящих друг от друга ист о рических периодов с постулируемым посл едними законом литературного развития, ид у щего не “от отца к сыну”, а “от дяди к племяннику” или “от деда к внуку” (P. 372), то ро с сийский ученый отмечает неудовлетворенность Трубецкого чисто формалистическим подх одом к литературе, без учета ее социального значения, хотя и замечает выс окую оценку формалистов и даже использование их методов для исследован ия древнеру с ской литературы (То же // Советское славяноведение. 1991. № 1. С . 87-89). О примен е нии Трубецким системно-структурного подхода к истории см.: Антощенко А. В. Николай Сергеевич Трубецкой // Историки России XVIII — XX век ов. М., 1998. Вып. 5. С. 1-1112-119.. . Взаимосвяза н ность всех значимых обществен ных феноменов была очевидна для Тр у бецкого, верившего в наличие и руководство Высшего Разума и обнаруж и вавшего его как в структур е, так и в росте всех вещей. Вместе с систе м ным принципом на анализ о бщественных элементов распространялось их рассмотрение через оппозиц ию, что было проявлением релятивизма. П о этому расхождения во взгл ядах евразийцев (особенно Трубецкого, отр и цавшего реальность че ловечества) и Бердяева, указывавшего на реал ь ность человечества и космоса для обоснования реальности всех других явлений, Либерман расс матривает как “затрагивающие саму суть совр е менного мышления: р елятивизм против номенализма” Ibid. P. 371. . Парадигма, выработанная Трубецким, оказалась достаточно эффе к тивной для анализа многих явлений. Наиболее ярким примером ее реал и зации Либерман считает статью Трубецкого “У дверей. Реакция? Рев ол ю ция?” Довольно точными оказались оценки последним и ряда явле ний в современной ему Советской России. Если Либерман связывает воедино евразийство Трубецкого и его н а учное наследие, то авторы интересной работы о Флоровском практически не затронули вопроса о влиянии евразийства на его взгляды. Очевидно, что та кое невнимание отражает их позицию. Важное место в работе отв е ден о подтверждению Э. Блейном того факта, что Флоровский разошелся с еврази йцами уже в 1923 году, а статья “Окамененное бесчувствие” не я в лялась защитой евразийских взглядов См .: Georges Florovsky: Russian Intellectual and Orthodox Churchman. Crestwood, New-York, 1993. P. 38-40, 179-18 0; рус. пер.: Георгий Флоровский: священн ослужитель, бог о слов, философ. М ., 1995. С . 30-32, 183. . М. Раев указывает на независ и мый от общего направления, личный хара ктер статей Флоровского, пом е щенных в евразийских изданиях Ibid. P. 246. . Если в 1991 году Либерман отмечал недостаток знания о евразийцах и интереса к ним в российской историографии Liberman A. P. 357. , то за пос ледние годы п о ложение резко изменилось. Можно даже в известном см ысле говорить о буме евразийства. Стремительно возросший интерес к идео логии евр а зийства обусловлен рядом факторов. Во-первых, рухнувша я идеологич е ская плотина открыла русло для мощного потока иссле дований о русской эмиграции. Ее духовное наследие возвращается на родин у. Во-вторых, коллапс коммунистической идеологии, на протяжении многих д есятилетий служившей основой мировосприятия советского народа, породи л необх о димость поиска нового основания для самоидентификации, наконец, ра з вал Советского Союза, межнациональные конфликты, всп ыхнувшие на его территории, остро поставили проблему выработки новой ге ополитической концепции, способной интегрировать вновь образовавшиес я независимые государства и приемлемой для них. В поисках такой концепци и евразийс т во представляет интерес для определенных политическ их групп. Проявлением возросшего интереса к евразийству я вляется широко развернувшееся переиздание работ евразийцев, проведени е конфере н ций, посвященных евразийской тематике, публикация пер еводов исслед о ваний о евразийстве зарубежных авторов и, конечно же, аналитическое изучение их работ. Круг изучаемых вопросов значительн о расширился. Теперь это не только идеология, но и научное наследие евраз ийцев — их философские, этнологические, географические, лингвистическ ие, истор и ческие исследования. Актуализация евразийского наслед ия определяет тот факт, что публикации о нем перекочевывают со страниц н аучных изд а ний на страницы публицистических, так называемых “то лстых”, журналов и обратно. Многообразию аспектов изучения соответствует и многообразие по д ходов и оценок Весь спектр мнений, за искл ючением националистического, был представлен в обсу ж дении за кругл ым столом, организованном журналом “Вопросы философии” в 1994 году. — См.: Ев разийство: за и против, вчера и сегодня (материалы “круглого стола”) // Вопр о сы философии. 1995. № 6. С. 3-48. . С достаточной степенью условности они мог ут быть сгруппированы следующим образом. Во-первых, рассмотрение еврази йс т ва с либеральных позиций. Здесь следует отметить, с одной сторо ны, продолжение традиции либеральной критики евразийцев, заложенной эм игрантами послереволюционного периода. Среди продолжателей этой тради ции можно назвать И. А. Исаева, Л. И. Новикову, И. Н. Сиземскую, О. Д. Волкогонову, Н. А. Омельченко. С другой, — стремление вписать евр а зицев в мирову ю культурологическую традицию (Ф. И. Гиренок, Л. В. П о номарева, В. М. Ха чатурян). Второй подход к евразийству направлен на утверж дение евразийства как развитие русской идеи. Здесь также можно выделить два подхода. Е с ли С. С. Хоружий, А. В. Соболев, Р. А. Урханова рассматрив ают русскую философскую традицию с позиций развития универсальных цен ностей, то статьям В. В. Кожинова, С. Ю. Ключникова, Т. И. Очировой, Ю. К. Герас и мова присущ националистический оттенок. Наконец, третий подход представлен продолжателя ми евразийства, считающими его самобытным явлением, не укладывающимся н и в рамки западной либеральной традиции, ни русской национальной. Здесь следует разграничить приемство в академической и политической сфере. П ричем спектр политических преемников весьма широк — от Назарбаева и жу рн а ла “Свободная мысль” до Алксниса и журнала “Элементы” Рассмотрение воп роса о политических наследниках не входит в задачу данного обз о ра. С м. об этом: Губман Б. Л. Евразийский синдром // Россия и Запад: диалог культур. Тверь, 1994. С. 6-14. . Крушение идеологического диктата коммунистов и расширение аспе к тов изучения проблемы привели к тому, что классо вый подход к опред е лению сущности евразийства давно ушел в прошл ое и его место занимают современные исследовательские парадигмы. Показателен в этом отношении пример историка права И. А. Иса-ева. В начале 80- х годов его подход к проблеме ничем ни отличался от подх о дов В. В. Ко мина или Л. К. Шкаренкова Сравните: Исаев И. А. Идейный крах сменовеховств а (о политической программе “евр а зийства”) // Буржуазные и мелкобуржу азные партии России в Октябрьской революции и гражданской войне: матери алы конференции. М., 1980. С. 10-17; Комин В.В. Политич е ский и идеологический кра х русской мелкобуржуазной контрреволюции за рубежом. К а линин, 1977. С . 100-105. Шкаренков Л.К. Агония белой эмиграции. 3-е изд-е. М., 1987. С. 66-67, 159-160. . Однако уже в конце 80-х — нач а ле 90-х он использует для анализа евразийской к онцепции активно осва е мые в это время отечественной историческо й наукой понятия “авторита р ное мышление” и “тоталитаризм”. В его книге “Политико-правовая утопия в России: конец XIX — начало XX века” осново й исследования становятся методологические принципы изучения идеолог ии, сформулированные К. Манхеймом, и структуралистский подход к культуре как тексту. В специально посвященной евразийству главе авто ра интересуют прежде всего те способы, какими евразийцы пользовались дл я описания Евразии. Для определения существа той культуры, которую предс тавляла Евразия, важным являлась, по мнению Исаева, категория “границы”. Ге о графическая очерченность задавала не только материальный пр едел культуры, но и, используемая для описания, определяла структуру п о следнего, нормируя признаки и функции описываемой культуры. Прич ем пространственная закрытость являлась идеальным условием для форм и рования утопической модели социума, которым априори определяло сь н е гативное отношение к внешним влияниям и создавалась возмож ность м и фотворчества. Четкость географической границы позволяла поль зоваться перечи с лением всех элементов, включенных или исключенн ых из пределов евр а зийской культуры. Невозможность столь же четк о очертить этнические границы требовала отграничения от сходного, что д опускало наличие п о граничных зон, где происходила диффузия с при мыкающими культурными пространствами. “Такой прием предполагал инверт ированность культу р ных векторов: подчеркивая свое отличие от ко нтекстных элементов, кул ь тура тем самым формулировала свою спец ифику” Исае в И. А. Политико-правовая утопия в России: конец XIX — начало XХ века. М., 1991. С. 209. . Особенности евразийского дискурса выражали как приемство, так и отт алкивание евразийской концепции от славянофильской доктрины. Этот пов орот утопического сознания объясняется Исаевым существенными и катаст рофическими переменами в мире. Наряду с пространственными координатами описан ия культуры не м е нее значимыми являются временные. Особенность е вразийской конце п ции состоит в отказе от линейного описания раз вития культуры. Испол ь зуемая ими циклическая модель предполагал а, с одной стороны, испол ь зование пространственного критерия (объ единение — разъединение, це н трализация — автономия, ориентиро ванность в пространстве и др.) для выделения отдельных временных циклов, что предполагало видение всей перспективы культурной целостности. С др угой — описание каждого из них было возможно лишь при наличии полной ин формации о начальной и к о нечной стадии. Выделение Исаевым в качестве мифологемы правосл авия можно во с принять как противоречие, поскольку при этом диску рс приобретает с о вершенно иной вид. “Религия создает культуру, ку льтура создает этнол о гический тип, а последний выбирает или нахо дит “свою” территорию и по-своему ее преобразует. Культурный мир оказыва лся ориентирован ным на заранее заданную систему ценностей, построенну ю по шкале от “свяще н ного” к “светскому” с определенной градуиро вкой” Там же. С. 224. . Однако это против о речие легко “снимается” через определ ение пространственно-временных границ как означающего, а православия к ак смыслового в культуре. Другим противоречием построений евразийцев, обозначенным, но не замече нным Исаевым, является определение их идеологии как тотал и тарно й в сочетании с подчеркиванием характерной для их сознания идеи творчес кой свободной личности. Причина этого кроется в стремлении а в тор а реконструировать общую концепцию евразийцев, без учета отличий их мне ний. В данном случае он попытался свести к общему основанию взгляды таки х разных мыслителей, как Карсавин и Флоровский. Историк права, Исаев большое внимание уделяет политико-правовым идеям е вразийцев. Особенностями идеократической государственности, за котору ю ратовали евразийцы, были демотизм и гарантийность. В пе р вом приз наке автор видит черты корпоративизма, во втором — правового государст ва, хотя и не в западном смысле этого слова. Это позволяет ему смягчить по сравнению с более ранними работами оценку евразийской модели государс твенности. “Конечно же, — пишет он, — сочетание “дем о тизма” и “га рантийности” еще не может повести к восстановлению дем о кратичес кой модели традиционного либерального типа, но все же являе т ся се рьезной уступкой ей” Там же. С. 2 28. . В целом же оценка автором евразийского т и па мышления как авторитарного, для которого власть является самоц е лью, осталась неизменной. Также не изменилась характеристика евраз и й ства как течения правее центра в спектре эмигрантских политич еских т е чений и партий. Для Л. И. Новиковой и И. Н. Сиземской, опубликовавших ряд статей и посвященн ые евразийцам два выпуска антологий Россия между Европой и Азией: евразийский собла зн. Антология. М., 1993; Мир России — Евразия. Антология. М., 1995. , огранка евраз ийской идеологии была заимствована в значительной степени из арсенала бол ь шевиков. Евразийство, в их интерпретации, было вызовом русско й эми г рации. Для понимания сути движения нужно учитывать, “что евр азийство — это идейное течение внутри русской эмигрантской интеллиге нции, п е режившей разочарования в связи с поражением демократиче ских чаяний в революции 1905 года, эйфорию надежды, связанной с Февральской рев о люцией, трагедию, вызванную первой мировой войной, “обвалом” больш е вистского переворота, крушением не только идеалов, но и сам их устоев России, горечью изгнания или “добровольной” эмиграции. Постав ленная в экстремальные условия эмиграции, русская интеллигенция почув ствовала себя не просто изгнанной, а загнанной в тупик” Новикова Л., Сиземская И. Два лика евразийства // Свободная мысль. 1992. № 7. С. 101. . Данное положение неточно по крайней мере в двух а спектах. Во-первых, основатели евразийства не могли непосредственно пер ежить разочарование после революции 1905 года, когда они были десяти-пятнад цатилетними мальчиками. Во-вторых, метафора “тупика” не проя с няе т проблемы, поскольку порождает новые вопросы: кем интеллигенция была за гнана в тупик? оправдано ли психологически построение идеол о гич еской системы загнанными в тупик людьми? Эти недостатки — резул ь тат расширительных выводов, к которым можно отнести и положение этих дву х исследовательниц о том, что ““Исход к Востоку” стал еще одной ст у пенью развития миросозерцания русской интеллигенции после “Вех” (1909), “Из глубины” (1918), “Смены вех” (1921)” Новикова Л., Сиземская И. Евразийский искус // Фило софские науки. 1991. № 12. С. 104. . Однако данный ряд не имеет общего основания, т. к. авторы первых двух сборников не приняли евразийства Очень точно отношение “вех овцев” к евразийцам охарактеризовано в статье М. А. К о лерова, не прете ндующей на широкие обобщения, но вводящей в научный оборот новые важные факты. См.: его. Братство святой Софии: “веховцы” и евразийцы (1921-1925) // Вопросы ф илософии. 1994. № 10. С. 143-151. В более длительной временной перспе к тиве влияние на евразийство одного из направлений “веховства” вЂ” “путейства” рассм а т ривает Е. А. Голлербах. — См. его: Духовные отцы и ужасные дети: Полит ико-идеологическое творчество московской религиозно-философской груп пы “Путь” (1910-1919 гг.) и евразийство // Записки Русской академической группы в С ША. Нью-Йорк. 1998. Т. XXIX. С. 107-140. , в отношении последнего сами евразийцы-авторы “ Исхода” (быть может, только за исключением Савицкого) были весьма критич ны. Содержание статей Новиковой и Сиземской составл яет анализ чет ы рех основных идей евразийства, определяющих его п арадигму: 1) особого пути развития России как Евразии; 2) обоснования иде алов на н а чалах православной веры; 3) культуры как симфонической л ичности; 4) идеократического государства. Последняя по времени публикац ия допо л нена рассмотрением критики евразийцев их оппонентами из либерального лагеря. В русле либеральной критики оценивается евразий ство в работах О. Д. Волкогоновой См.: Волкогонова О. Д. Евразийство: эволюция идеи // Вестник Московского университ е та. Сер. 7, Философия. 1995. № 4. С. 26-43; Волкогон ова О. Д. Образ России в филос о фии Русского Зарубежья. М., 1998. С. 43-76. . Она определяет основные положения, составлявшие “кредо” евразийцев, следу ющим образом: 1) представление о России как особом мире — Евразии; 2) критич еское отношение к европейской культ у ре и к любым стремлениям пов ернуть ее “лицом к западной цивилизации и культуре”; 3) отказ от европоцен тризма и признание “мощной азиатской составляющей” российской самобыт ности; 4) создание подлинной наци о нальной культуры на основе право славия; 5) признание “факта” сверши в шейся революции и использован ие достижений советской власти; 6) в ы движение идеократической кон цепции государства. В реализации главной задачи — национального самоп ознания, сформулированной Н. С. Трубе ц ким, евразийцы упустили из в иду свойственный христианству универс а лизм, определивший мисси онерское призвание европейской культуры. Главная причина неприятия ев разийства Волкогоновой заключается в а г рессивности выдвигаемы х ими положений в отношении европейского влияния, в их радикальном антиз ападничестве. “В евразийстве, — зам е чает она, — отрицательный, к ритический пафос подчас выражен гораздо определеннее, чем его позитивн ое содержание. Позитивные цели — пр а вославное общество, культур а и т. п. — носят в изложении евразийцев а б страктный и даже поверхн остный характер” Волкогонова О. Д. Образ России в философии Русского Зарубежья. С. 57. . Характеризуя идеократич е ское государство с демотической ф ормой правления (”государство пра в ды”), за которое выступали евра зийцы, Волкогонова сближает его с тат а литарно-коммунистическим строем и фашизмом. В ее интерпретации ре а лизация идеи Трубецкого об установлении идеократий, правящих в авта р киях, возможна тольк о при кровопролитной перекройке карты мира. В пр о тивоположность оценкам идей Трубецкого попытку Карсавина соединить евразийство и пра вославную точку зрения на государство она оценивает как плодотворную, н о уже выходящую за рамки евразийской доктрины. Однако общая оценка евраз ийской концепции “государства правды” явл я ется отрицательной. И даже отмеченные Волкогоновой позитивные м о менты в попытке дать целостное видение исторического прошлого Евр а зии в книге Г. В. Вер надского “Начертание русской истории” не меняют ее негативного отноше ния к евразийству. “Достаточно абстрактное поним а ние принципов православия и попытки (разумеется, безуспешные) сочет а ния их с при зывами к созданию жестко стратифицированного общества, пренебрежение свободой личности, неоправданно негативное отношение ко всей западной цивилизации и культуре и — увы! — подчас примити в ный национализ м достаточно типичны для евразийства”, — делает вывод автор. Эволюция е вразийства, намеченная в работах лишь в самом о б щем виде, выражала сь в утрате течением православной ориентации и п е ренесении цент ра тяжести на политические цели, что привело к его выр о ждению посл е 1929 г. Попытки адаптировать идеи евразийцев к совр е менным условия м, по ее мнению, обречены на провал. В работах Омельченко, характеризующего критику евразийства в 20-е гг. См.: Омельчен ко Н. А. Споры о евразийстве: Опыт исторической реконструкции // ПОЛИС. 1992. № 3. С . 156-163; Омельченко Н. А. В поисках России: Обществ.-полит. мысль русского зарубе жья о революции 1917 г., большевизме и будущих судьбах ро с сийской госуда рственности. СПб.,1996. С. 139 -177. , больше внимания нежели у Волкогоновой удел ено позитивным м о ментам в их концепции. Он отмечает в качестве цен ного и оригинального в евразийской историософии идею цикличности исто рического процесса, множественности и уникальности развития цивилизац ий, критику европ о центризма и стремление евразийцев акцентирова ть внимание на вопросе о взаимоотношении восточного и западного элемен тов в развитии росси й ской государственности и отечественной кул ьтуры. В отличие от славян о филов, концепция которых строилась на и дее единства славянских нар о дов, евразийцы стремились осуществи ть этнокультурный и геополитич е ский синтез восточного и западно го начал. Однако правильное понимание евразийцами места России на стыке двух миров — Запада и Востока и значения последнего в российской истори и не уберегло их от противор е чий. “Противоречия начинаются там, — замечает автор, — где евразийцы от анализа национальных особенностей Р оссии переходили к выводам и оценкам современной им действительности” Омельченко Н .А. В поисках России. С. 172. . Противопоставление Зап а да и Востока, н епонимание относительности этих понятий, неверное пре д ставлени е о том, что петровская “вестернизация” уничтожила русскую с а моб ытность, питали антизападничество евразийцев и сближали их взгл я ды с советской геополитической концепцией. Понимание революции как к рушения наносных западных элементов в России вело их к ошибочному предс тавлению о связи большевизма с русской самобытностью, а их гос у да рства с властью русского народа. В целом, по мнению автора, еврази й цы сделали шаг назад по сравнению с А. С. Хомяковым и Ф. М. Достое в ски м, так как решали проблему своеобразия судьбы России через антит е зу Европы и Азии. Подготовленное учеными Института всеобщей исто рии РАН издание “Евразия: исторические взгляды русских эмигрантов” вкл ючает в себя не только фрагменты из публиковавшихся ранее работ евразий цев, но и большое число рукописей из фонда Савицкого, переданного пражск им а р хивом (фонд 5783 Центрального государственного архива России). Общий подход к проблеме определен в статьях Л. В. Пономаревой. Важнейшими моментами “личного духовного опыта” основателей еврази й ства, оп ределившими формирование их “катастрофического мироощущ е ния”, она считает следующие. Во-первых, распад России как государства в 1918-1919 гг. с последующим его воссозданием, чем обусловливалась з а дача осозна ть и обосновать исторически единство Евразии, которая дол ж на ста ть преемницей СССР после крушения власти большевиков. Во-вторых, обнаруж ившаяся в годы Первой мировой войны, революции и гражданской войны слабо сть жизненных и культурных устоев, что треб о вало осмысления прич ин произошедшего и выработки нового “духовного самосознания”, а не восс оздания прошлого. В-третьих, исчерпанность, по мнению евразийцев, либера льного развития России за период от февраля к октябрю 1917-го, чем обусловли вался поиск самобытного идеала для ее дальнейшего пути. Отметим, что пос леднее положение стало основой для взвешенного анализа автором критик и евразийцев со стороны либерально настроенной части русских эмигрант ов (Кизеветтера, Милюкова и др.). Однако, при всем отталкивании от Запада, культуро логическая ко н цепция евразийцев (прежде всего в интерпретации Т рубецкого) оказалась вписанной в современный им культурологический ев ропеизм. “Люди евр о пейской (российско-европейской) культуры, — за мечает Пономарева, — они не могли быть и не были ее отрицателями” Пономарева Л. В. Евр азийство и его место в русской и западноевропейской историко-философск ой традиции // Евразия: исторические взгляды русских эмигрантов. М., 1992. С. 9. . По мнению В. М. Хачатурян, “выбранные ими пути изуч ения русской культуры можно считать весьма перспективными” Хачатурян В. М. Историос офия евразийства // Евразия: исторические взгляды русских эмигрантов. М ., 1992. С. 44. . В основе их подхода к предмету исследования лежала мультилин ейная схема исторического процесса, разработанная в западной историог рафии Дж. Вико и И. Герд е ром, а в русской — Н. Я. Данилевским. Сравнива я взгляды Данилевского и евразийцев, Хачатурян отмечает существенные с ходства. Представление о прогрессе как поступательном движении вперед заменяется ими конце п цией “прогресса как реализации разнообраз ия возможностей, заложенных в различных культурах” Там же. С. 45. , а главная цен ность культуры видится в ее неп о вторимости, своеобразии. Правда, в отличие от Данилевского евразийцы не смогли соединить мультилинейнос ть развития с поступательностью. Их закономерность была циклической. Пр одолжая антиевропоцентристскую традицию русской историографии XIX века ( славяно филы, Данилевский, Леонтьев), они восприняли идею пагубности чуж дых духовных влияний и органического, спонтанного развития культуры. Евразия в своем развитии противополагается не т олько Западу, но и Востоку. Рассмотрение России-Евразии как “локальной ц ивилизации” ст а вит евразийцев в один ряд с такими европейскими ф илософами как О. Шпенглер и А. Тойнби. Пономарева связывает евразийский синтез с их от ношением к религии “как высшей области познания”. Однако данный раздел я вляется наиболее слабым в сборнике. Вызывает возражение помещение в нег о без оговорок фрагментов из работ М. В. Шахматова, очень рано отошедшего о т евр а зийства, и А. В. Карташева, участие которого в евразийских изд аниях н о сило скорее случайный характер. Статья последнего “Взаи моотношения Церкви и Государства (восточно-православная точка зрения)” развивала положения национально-теократической концепции “Святой Рус и”, кот о рую Карташев разрабатывал с середины 20-х годов и которая не имела ничего общего с идеей Евразии См.: Антощенко А. В. ”Евразия” или “Святая Русь”? (Е вразийцы и А. В. Карташев) // Пр о блемы историографии, источниковедения и исторического краеведения в вузовском ку р се отечественной истор ии. Тезисы выступлений. Омск, 1997. С. 58-62. . Биографический очерк о Савицком, написанный Н. Ю. Степановым, являетс я начальным этапом изучения творчества этого оригинального мыслителя Ср. с последн им по времени публикации биографическим очерком: Дурновцев В. И. Петр Ник олаевич Савицкий (1895-1968) // Историки России XVIII — ХХ веков. Вып. 6. С. 111-123. . Интере сно содержащееся в нем замечание о влиянии идей о “ноосфере” В. И. Вернадс кого на формирование учения Савицкого о “н о могенезе” Степанов Н. Ю. Идеологи е вразийства: П. Н. Савицкий // Евразия: исторические взгляды русских эмигран тов. М., 1992. С. 160. Ранее близкую оценку высказал Ю. В. Линник в предисловии к публ икации материалов евразийцев. По его мнению, введение понятия Евразия ка к месторазвития вело к созданию теории ноосферного пространства-време ни, что было методологически сродни соединению пространства и времени в физике А. Эйнштейна. См.: Линник Ю. В. Евразийцы // Север. 1990. № 12. С. 138-139. . Разработку темы исторических взглядов евразийцев продолжила М. Г. Ва ндалковская в монографии “Историческая наука российской эмиграции: “е вразийский соблазн”” Вандалковская М. Г. Историческая наука российско й эмиграции: “евразий ский соблазн”. М.: Памятники исторической мсли, 1997. . Она рассматривает евразийство как научную систему, неотъемлемой со ставляющей которой является история. Анал и зируя в первой главе к ниги теоретические взгляды евразийцев на ли ч ность, культуру, гос ударство и месторазвитие, она подчеркивает их заос т ренность про тив позитивистского, марксистского и отчасти неокантианск о го по дходов к изучению прошлого. Главным в теории исторического позн а ния евразийства она признает отход от причинного объяснения в истории и попытку утверждения системного видения прошлого. Правда, в ходе формиро вания и развития теории евразийства не все ее элементы были разработаны в равной степени. В итоге на первый план выдвинулось п о нятие место развитие, разрабатываемая Савицким. Теория личности пра к тически выпала из центра евразийского комплекса, культура же приобрела самодов леющее значение, заслонив само понятие личности. Вторая глава работы Ван далковской представляет собой подробный анализ оценок е в разийц ами основных этапов российской истории: древнерусского госуда р с тва, монголо-татарского ига, Московского царства, императорского п е риода, революции и советского периода. Причем автор подчеркнуто об ъ ективистски подходит к изучаемому материалу, что, порой, не позво ляет выявить его собственное отношение к исторической концепции евраз и й цев. Приведя в заключение оценки евразийства их современникам и, Ва н далковская как бы оставляет за читателем право на собственн ый вывод о значимости этого направления для развития исторической наук и росси й ской эмиграции. Такое отношение подчеркивается тем, что в приложении воспроизведены некоторые работы евразийцев о революции (Ка рсавина и Сувчинского) и полемические статьи их оппонентов (Милюкова и К изеве т тера). Для Гиренка “евразийцы — мастера раннего постмодернизма”. Поэт о му он выбрал довольно своеобразную форму прочтения их мировоззр е ния. Его статьи полны непрозрачных метафор, что приводит к многозна ч ности текста Само слово тропы в названии статьи может быть прочитано двояко: в обыденном смы с ле, как “проторенные дорожки”, и в научном — как поня тие стилистики “троп”, употре б ленное во множественном числе. . А о тказ от кавычек стирает грань между мыслями еврази й цев и автора. Н е случайно он предлагает идти “как наследники, не туда же, но за ними” Гиренок Ф. И. Е вразийские тропы // Вестник высшей школы. 1992. №7/9. С. 34. . Поворот, совершенный евразийцами в стиле мышления, был созн а т ельным сдвигом от прямого смысла к косвенному, что означало, по сути, поте рю этого смысла, понимаемого как трансцендентальное априори. П о п ытка его обретения вне привычных канонов рационалистического мы ш ления обернулась, с одной стороны, децентрованным миром равных в свое м различии. (В скрывающемся за этим стремлении “объединять без центра об ъединения” Гиренок видит исходную интуицию современного мышления.) С др угой — подменой логического целого сплошной факти ч ностью. “Евр азийская идея одной своей стороной коренится в постмоде р низме в сеобщего уравнения, а другой — в новоязыческих поисках тотал ь но сти” Там же. С . 36. . Отказ от европоцентризма стал первым шагом к восстанию против р а зума и языка (логоцентризма). “Евразийцы прошли этот путь наполовину”. Стиль мышления, который утверждали евразийцы в антропологии, вел к аперс онализму “симфонической личности”, к подмене православия новым язычес твом, церкви — бытовым исповедничеством. Описание истории в терминах тр ансцендентального апостериори делало неприменимым к ней ни понятие пр огресса, ни понятие регресса, поскольку она уже была з а гнана в пат. “Понимание того, что из пата не выходят логическими одн о родными ш агами, а выпрыгивают, и что этим прыжком создается реал ь ность — п оказывает глубину евразийства”, — считает Гиренок С. 40. . Евразийство замышлялось его создателями как расставание с импе р ским прошлым и советским настоящим России, как идеология будущего во ссозданной родины. Выбор лежал между капитализмом и социализмом. Именно — между, поскольку евразийцы не принимали ни капитализма, ни социализма . Однако видение народов России как органического целого исключало из ар сенала их мышления такие понятия, как автономная ли ч ность, гражда нское общество, демократия. Третий путь привел в никуда. И вновь тот же выб ор стоит перед Россией. Когда в “Вопросах философии” появилась статья С. С. Хоружего о Карсавине и де Местре, а в специально посвященном евразийца м номере журнала “Начала” вЂ” о философе-мусагетовце А. К. Топоркове, было н е понятно, какое отношение это имеет к евразийству. Все встало на с вои места в работе о трансформации славянофильской идеи в ХХ веке (п о строенной в соответствии с гегелевской триадой процесса познания: те зис — антитезис — синтез), которой предшествовали две статьи об отнош е нии Карсавина и Флоровского к евразийскому движению. В них автор п о мещает евразийство в диахронный типологический ряд, выражающи й и з менение в нашем столетии подхода к идее самобытности русског о кул ь турного развития. Отправным пунктом — тезисом — служит фо рмирова в шаяся в рамках синтезирующего русско-европейские элеме нты культурн о го феномена Серебряного века идея славянского Возрождения . Являя с о бой “замысел Серебряного века о себе сам ом” Хоружий С. С. Трансформация славянофильской идеи в ХХ веке // Вопросы философии. 1994. № 11. С. 54. , эта идея предполагала соотнесение культуры России с эллинство м, как универсальным культу р ным истоком, к которому должны припас ть на различных этапах историч е ского развития все народы, чтобы о брести подлинную культуру. Идеология евразийства, выражавшая типологическ ий и психологич е ский разрыв с довоенным менталитетом, разрыв, кот орый был обозначен понятием пореволюционности , стала антитезис ом триады. Отталкивание от прошлого (имперской России) и от чу жого (Западной Европы) привод и ло к релятивизму в трактовке кул ьтуры, т. е. отказу от признания того, что “культура имеет ценностное прево сходство над варварством, и это пр е восходство выражается в прису щем ей элементе культивации, воздел ы вания, или же аскезы, в дохрис тианском смысле” Там же. С . 57. . Последнее положение с необходимостью порождал о отказ от ценностных критериев в отношении к культуре различных народо в. Хоружий отмечает в этом определенный плодотворный аспект, отразивший ся в протесте против “нивелировки, ст и рания этнокультурного сво еобразия” Т ам же. , который, по сути, был предвиден и ем современного отношен ия к сохранению самобытности всех сколь уго д но малых культур. Одн ако автор не одобряет редукционистского подхода к культуре, проявившег ося у евразийцев во взглядах на религию, социал ь ную философию, ист орию. Неприятие Флоровским редукции или “агрессивного эмпиризма в ф и л ософии истории и культуры” стало побудительным толчком к разработке им теологии культуры или идеи неопатристического синтеза, который “должен быть понят как принцип творчества, питаемого от патристическог о истока через личностную и харизматическую связь в Предании Церкви” Там же. С. 61. . Такой взгляд утверждал на место евразийского культурного нигилизма идею культуры “в ее классическом образе — как возделывания и воспит а ния, творческого труда, нравственного и умственного усилия человек а и общества” Там же. С. 62. . Хоружим была предложена и периодизация евразийского движения, выяв ляющая его три этапа. “Начальный из них охватывает 1921 — 25 г о ды и про текает по преимуществу в Восточной Европе и Германии. На сл е дующе м этапе, приблизительно с 1926 по 1929 гг., движение имеет своим центром Париж, а с воим главным теоретиком — Карсавина (который до и после этого промежутк а практически не принимает участия в движении). Наконец, в период 1930 — 39 гг., после ряда тяжелых кризисов и расколов, движение идет на убыль, продолжа я существовать незначительными группами в отдельных эмигрантских цент рах” Хоружи й С. С. Карсавин, евразийство и ВКП // Вопросы философии. 1992. № 2. С. 78. . Наиболее плодотворным был первый период, когда каждый из евразийцев намечал и ра зрабатывал отдельные идеи. Хотя уже в это время наметилась тенденция к т рактовке самобытности в материальных категориях, низводящих ее до этни ческих и материальных факторов, против которой последовательно выступ ал Фл о ровский. Однако философское обоснование евразийства, равн о как и идейное обоснование его “резкого крена влево” принадлежало Карс авину, выступавшему в роли теоретика движения с 1926 года. Стержнем теор е тических построений Карсавина была концепция всеединства, в котор ой коренились ростки идеологии тоталитаризма. С его именем Хоружий св я зывает начало раскола движения, отчетливо проявившегося в конце 20-х годов Р. А. Урханова развивает эти положения С. С. Хоружего. См.: Урханова Р. А. Евразийс т во как идейно-философское течение в русской культуре ХХ века. Автор еферат дис... канд. философ. наук. М., 1992. . Близкую С. С. Хоружему, хотя отнюдь не тождественную, позицию з а нимает А. В. Соболев. Различия определяются прежде всего разными р а курсами историко-философского видения проблемы. Если Хоружий выдв и гает на первый план философское, то Соболев — историческое. Это п р о является и в определении Соболевым причин проявления “полюсов евр а зийства”, обозначенных именами Карсавина и Флоровского, и в и зучении самой детальной конкретики движения Для этого есть надежная ба за — переписка евразийцев из архива В. Козового, готов я щаяся к издан ию. , в которой каждый участник озн а чается не только философск ими идеями, но и чертами личного характ е ра Соболев А. В. Своя своих не п ознаша. Евразийство: Л. П. Карсавин и другие (конспект исследования) // Начал а. 1992. № 4. С. 49-58. . Выступая “как попытка творческого реагирования русского национал ь ного сознания на факт русской революции”, евразийское движение, по мнению автора, таило в себе возможность поляризации и раскола уже с са мого своего зарождения. Она коренилась “в двух различных ответах на вопр ос о том, что спасет Россию — земля или дух, “природные” ли стихи й н ые силы или сила покаянного подвига” Соболев А. Князь Н. С. Трубецкой и евразийство // Ли тературная учеба. 1991. № 6. С. 125-126. . Интересна и мысль Соболева о том, что утрата в эмиграции естес т венной культурной ауры, в которой жила и творила дореволюционная и н теллигенция и которая служила своеобразным камертоном, позволяющим определить фальшь звучания тех или иных идей, привела при попытке ее вос создания в изгнании к засилью “партийности”, деформировавшей даже плод отворные в истоке идейные поиски. Стремление Трубецкого против о стоять сползанию евразийства в политиканство, его нравственный автор и тет обеспечили на время внешнее единство движения, являясь в то ж е время источником духовного дискомфорта мыслителя. Эта тема была продолжена О. А. Казниной, опубликовавшей интере с ное “письмо-исповедь” Трубецкого Савицкому с искренним самоанализом отно шения к евразийству и оценками движения Письмо Н. С. Трубецкого П. Н. С авицкому от 8-10 декабря 1930 г. // Славяноведение. 1995. № 4. С. 95. . Еще ранее, прослеж и вая кризис евразийства, исследовательница подробно показала ро ль в этом Д. П. Святополк-Мирского Казнина О. А. Д. П. Святополк-Мирский и евразийско е движение // Начала. 1992. № 4. С. 81-88. . Казнина, как и ранее Соболев, не могла обой ти темы внедрения агентов ОГПУ в среду евразийцев. Причем в сж а том изложении Соболева на страницах “Нового мира” этот аспект пробл е мы даже выступил на первый план, производя впечатление, что именно чек исты во многом инициировали раскол движения. Именно эта публикация стала импульсом для полем ического ответа С. Ключ никова в “Нашем современнике”, статья которого а нонсиро ва лась к о ротким очерком В. Кожинова Кожинов В. Историософия ев разийцев // Наш современник. 1992. № 2. С. 140-144. . В последнем был задан общий подх од к проблеме. Евразийство должно рассматриваться как продолже ние и ра з витие наиболее плодотворной традиции русской историософии, отм ече н ной именами А. С. Пушкина, Ф. И. Тютчева, Н. В. Гоголя, Ф. М. Достоевск о го, Л. Н. Толстого, К. Н. Леонтьева, В. В. Розанова. Славянофилы, как о т талкивающиеся от опыта Европы, оказались вне этой традиции. Против о положной евразийцам была линия Н. А. Бердяева, П. Б. Струве, С. Л. Франк а, Г. П. Федотова, связанная с “западничеством” и марксизмом. В своих искан иях первые проявили себя как подлинные патриоты, говори в шие о тра гедийности русской революции, подготовленной вторыми. В ы ступил Кожинов и с утверждением о необоснованности обвинений евр а зийце в в сотрудничестве с ОГПУ, поскольку оно, во-первых, затронуло лишь малозн ачительных участников движения и, во-вторых, было всепр о никающим. Наконец, автор высказался против упреков в недооценке евр а зийца ми христианства. В соответствии с этими положениями Ключников на чинает свою ст а тью с утверждения, что “евразийское движение — эт о не случайный зигзаг российской историографии, якобы рожденный от искр революционного пожара и усиленный эмигрантской неприкаянностью, но за кономерный итог многовекового развития русской мысли” Ключников С. Русский узел е вразийства // Наш современник. 1992. № 3. С. 176. . В под твер жде ние автор указыв ает на интерес к протоевразийской тематике в дореволюционных работах В ернадского Справедливости ради отметим, что в наиболее крупной из ранних работ Г. В. В ерна д ского о масонах нет и намека на негативное отношение к западно му влиянию. и исследованиях Трубецкого, в доэмигрантский период — К арсавина. При рассмотрении этапов эволюции движения Ключн иков солидар и зируется с точкой зрения Хоружего, выделяя в качест ве важнейшего м о мента для ее понимания отношение евразийцев к ре волюции. В их оценке строго различались революция как явление истории, б ольшевизм как п о рождение революции и коммунизм как разрушительн ая идеология. Опир а ясь на анализ карсавинской феноменологии рев олюции с ее четырьмя этапами: 1) умирания старого правящего слоя; 2) анархии ; 3) создания ж е сткой тиранической партии, руководимой революционн ыми идеологами; 4) затухания революции и подъема нового правящего слоя, ав тор подчерк и вает, что последний этап рассматривался евразийцами как решающий. “В этот момент возникает главная и завершающая проблема р еволюции — народ должен найти подлинное правительство, которое в тесно й связи с правящим слоем (перелившимся к этому времени в армию) взяло бы в свои руки слабеющую власть и, возобновив связь с прошлым, возвратило бы н арод на его историческую дорогу” Ключников С. Русский узел евразийства. С. 177. . У казание автора на то, что е в разийцы ошиблись в прогнозе на пятьдес ят лет, делает это и последу ю щие положения статьи злободневными. Рассматривая взгляды евразийцев на причины рево люции, Ключников подчеркивает их неприязненное отношение к некритичес кому увлечению интеллигенции Европой. Бездумное заимствование чуждого России опыта привело к расслоению культуры, породившему в конце-концов стихийный революционный взрыв. Это положение привело автора к выводу о т ом, что евразийцы вплотную подошли к мысли о мессианской роли России, пок а завшей своим трагическим опытом тупиковость материалистическо го пути, по которому медленно движется весь мир. К общим положениям Кожинова об использовании евразийцев орг а нам и ОГПУ Ключников лишь прибавляет несколько конкретных фактов, отмечая, ч то “спектакли” чекистов были удачны благодаря высокому авт о рите ту СССР в глазах левой западной интеллигенции. Причины же упадка движени я лежали вовне: иллюзии о возрождении отечества в ходе реал и зации нэпа развеялись в связи с его насильственным свертыванием. П о сле днее положение заслуживает внимания. Решению вопроса об отнош е н ии к реализации первого пятилетнего плана могут помочь помещенные во фр анцузских изданиях статьи Савицкого, которые еще не анализиров а лись исследователями См.: Vostokov P. [Псевд. П . Н . Савиц кого ] L’ U.R.S.S. en 1930 // Le Monde slave. 1931. Vol. 8. N. VII. P. 131-149; idem. Le plan quinquennal de l’ U.R.S.S. // Le Monde Slave. 1931. Vol. 8. N. IX. P. 385-404. . Более подробно свои взгляды Ключников представл яет в предисловии к сборнику трудов евразийцев “Русский узел евразийст ва” Ключник ов С. Восточная ориентация русской культуры // Русский узел евразийства. М ., 1997. С. 5-70. . В нем он д о полняет характеристику евразийства реконст рукцией евразийской онтол о гии. В ее основании лежал иерархическ ий персонализм Карсавина и идеи Савицкого о смысле и организации как осн ованиях бытия (Ключников о п ределяет их как “пантеистический иде ализм”). Особая онтология еврази й цев характеризуется Ключниковы м как стихийно-органическая, природная и теологическая, идеалистическа я, духовная Там же. С. 31. . Характеристика истори о софии евразийства Ключни ковым опирается на ставший уже традицио н ным набор признаков: мул ьти линей ность, цикличность, морфологизм, т е леологичность и фат ализм в восприятии исторического развития. Однако он считает, что такая харктеристика не предполагает имморализма их и с ториософии. “Евр азийство, таким образом, никогда не было нигилистич е ской апологи ей чистого разрушения, но скорее представляло собой пол и тическу ю идеологию футуристического тпа, видевшую свою задачу в п о строе нии будущей великой евразийской культуры”, — делает вывод Клю ч н иков. Среди перспективных идей евразийства он выделяет следующие: идею р усского национально-культурного своеобразия, идею бытового и с по ведничества в православии, идею духовного преодоления революции и идею будущего государственного строя России в форме идеократии. Наиболее оригинальными, хотя не во всем беспорны ми, являются п о ложения Ключникова о влиянии евразийцев на эмигра нтскую литературу. Он подчеркивает особую роль журнала “Версты”, которы й издавался евр а зийцами. Основная заслуга издателей журнала сос тояла в публикации всего “лучшего” не только в эмигрантской, но и в совет ской литературе. “Версты” намечали “третий путь”, отличный как от сменов еховской капит у ляции перед большевиками, так и от идей реставрац ии “старой” России. Ключников признает, что евразийцы не сумели создать самостоятельной художественной школы, но они оказывали “опосредованно е влияние” на литературный процесс в эмиграции, выступая в качестве лите ратуроведов и литературных критиков. Подчеркивая это, Ключников раскры вает вли я ние историософии евразийцев на их эстетические принцип ы, которые он называет “эстетической органикой”. Главным понятием для ев разийцев было понятие “стихии”, с которым были сопряжены такие понятия к ак “здоровый реализм”, “творческая воля”, “напряжен ность действия”, “с об ы тийность”, “ритм”, “творческие циклы”, “народность”, “правда”. В своей с о вокупности они стали основой для изучения евразийцами композиции и стилистики русских литературных произведений допетровко го времени и литературы XVIII — XX вв. Намечая контуры евразийской эстетики, К лю ч ников пишет о “евразийском измерении русской литературы”. Он считает, что евразийцы раскрыли литературное выражение “идеи Азии” как “одной из основ самой художественной ткани отечественной словестности ”. “Л и тературное выражение идеи Азии, — обобщает Ключников, — св язано и с художественным отражением взаимодействия русской и восточно й стихий в реальной истории России, и с художественным воплощением русск ого своеобразия, несводимого в чистом виде ни к европейскому, ни к азиа т скому началу, и с особыми художественными принципами проникнове ния во внутренний мир Азии и восточной души” Там же. С. 59. . Автор конкре тизирует да н ные положения путем анализа евразийского видения “ж ивительной основы конфликта” в литературных произведениях между “худо жественными т и пами” “оседлого” человека и “кочевника”. Развивая данное положение применительно к истории, Ключников замечает “среди пр очих конфликтов, разрывавших тело и душу Империи, ... конфликт между двумя типами н а циональной психологии — “кочевнической” (преимуществ енно революц и онной и “красной”) и “оседлой” (в основном крестьянс кой и “белой”)” Там же. С. 62. . По его мнению, евразийцы призывали заменить революционн ую логику поб е ды одной из сторон в конфликте эволюционной логико й примирения, о с нованного “на гармоническом балансе между двумя тенденциями”. В этом он видит силу евразийцев, которая определяет актуал ьность их идей для современной России. Изучение евразийства как исследование русской и деи в ее самобы т ности на страницах научного издания продолжила Т. Н. Очирова. Аватор определяет произвольно расширенный круг имен, которые автор связыв а ет с течением: Н. С. и С. С. (?) Трубецкие, Л. П. Карсавин, Н. О. Л осский, С. Л. Франк, П. Н. Савицкий, Н. Н. Алексеев, Б. П. Вышеславцев, Н. А. Бердяев , В. В. Зеньковский. Это стало следствием несистемного подхода к идеологии евразийства. Рассмотрение его отдельных элементов вне си с темооб разующих связей и поиск схожих с ними положений у русских мы с лите лей приводят автора к тому, что непосредственными предшестве н никами (курсив мой — А. А.) евразийцев названы В. Ф. Одоевский, А. С. Хом яков, И. В. Киреевский, Н. Я. Данилевский, К. Н. Леонтьев, Вл. С. С о ловьев, а истоки евразийства возведены к национально-государственной концепции Н. М. Карамзина “о России как единстве западного и восточного мира, что дав ало ей преимущества перед другими государствами, хотя и было чревато дра матическими противоречиями” Очирова Т. Н. Евразийство и пути русского истори ческого самопознания // Известия РАН. Серия литературы и языка. 1993. Т. 52. № 4. С. 36. К ак восприемников русской идеи рассматривает евразийцев и польский ист орик Суханек. Правда, ряд имен, которыми он означает важнейшие этапы ее ра звития к евразийству, несколько отличается от пре д ставленного Очир овой. Начиная с Филофея, сформулировавшего концепцию “Москва — третий Р им”, он продолжает этот ряд именами славянофилов, Гоголя, Достоевского, Д а нилевского, Леонтьева и завершает консервативным мыслителем конца XIX века Па в лом Морозовым. Черты евразийского видения места России в м ировой истории Суханек находит у Солженицына, Шиманова, Шафаревича, Гуми лева. См.: Суханек Л. Россия и Европа. Евразийство: предшественники и продо лжатели // Культурное наследие росси й ской эмиграции 1917-1940 гг. М., 1994. Кн. 1. С . 179-190. . Методологическая н е обоснованность исследования привод ит к тому, что статья производит противоречивое впечатление. С одной сто роны, в ней содержится ряд очень точных наблюдений, с другой — она содерж ит ошибочные утве р ждения и неточности. К первым можно отнести: ана лиз критики еврази й ской концепции, который раскрывает не только основные положения опп о нентов, но и основания их критического от ношения к евразийству, опред е ление причин сочувственного отноше ния к евразийству в среде эмиграции, указание на увлеченность некоторых евразийцев (прежде всего Пейля и Савицкого) планами индустриализации. Ср еди вторых — помещение е в разийства в идеологический ряд “Мы ест ь третий Рим” Формула приведена именно в таком виде, поскольку в ней для автора “важе н был а к цент не только на Риме как символе нарождающейся Московской империи, но и на с а мом этом “мы”. “Мы” как начало соборное, связующее, п ридающее обществу одноро д ность, а следовательно относительную соц иальную гармонию, было прочной традицией государственного устройства России, оно так или иначе пронизывало все звенья русск о го общества, б удь то православная церковь или крестьянская община” (С. 38). — “самоде рж а вие, православие, народность” — “за веру, за царя и отечество”; утве р ждение о том, что “журнал “Русская мысль”, редактируемый Пет ром Стр у ве, также разделял позицию и программу евразийства” Там же. P. 41-42. , и другие, менее существенные неточности. Как “явление национального гения” определяет евразийство Ю. К. Герасим ов Герасимо в Ю. К. Религиозная позиция евразийства // Русская литература. 1995. № 1. С. 159. . В отличие от критического и неприязненного отношения к православной цер кви, характерного для “профессорских” кругов интелл и генции Это положени е едва ли точно, если вспомнить о русском религиозном возрождении конца XIX — начала XX веков. , евразийцы стали продолжателями религиозного де ла славян о филов, Гоголя, Юркевича, Достоевского и московского кру жка М. А. Н о воселова. Автор подчеркивает, что неприятие европейск ой культуры евр а зийцами было связано с их критикой католичества. Эта критика была не только продолжением традиции национальной мысли, но и ответом на п о пытку сговора большевиков с Ватиканом. Реакцией ст ало распростран е ние евразийцами принципа автаркии, “ревнивого с амозамыкания” на с о временную им Православную церковь. Высоко оц енивая идею “бытового благочестия”, автор не замечает, что, по сути, она бы ла выражением п е режитков язычества в русском православии. Долгое время единственым претендентом на евразийское наследие был Л. Н. Гумилев. Скептическая оценка его знаний о евразийстве Либе р мано м преувеличена. См .: Liberman A. Trubetzkoy’ s Works ... P. 357. Опровержением ее служи т статья Гумилева о Трубецком в “Нашем наследии”, написанная с хорошим з нанием вопр о са Гумилев Л. Н. Заметки последнего евразийца // Наше наследие. 1991. № 3. С. 19-34. Преувеличением следует признать и оценку этой статьи В. П. Нерознаком, который о п ределил ее как “лучшее из того, что написан о в нашем веке о сущности евразийства”. См.: Мысли о континентальном мента литете и о “новом евразийстве” // Посев. № 4. 1994. С. 64. . Однако интерпретация в зглядов Трубецкого довольно своеобразна. Гумилев выделяет в евразийск ой концепции те положения, которые бли з ки его собственным, и прида ет им свой смысл. По его мнению, употре б ляемое Трубецким слово “ли к” можно заменить понятием “этнос”, а вместо “многонародная личность” и спользовать понятие “суперэтнос”. Излагая взгляды Трубецкого на значе ние монгольского ига в русской истории, он дополняет их результатами сво их изысканий. Вторым планом изложения при этом является полемика с “русо филами”. Главный вывод, к которому пришел Гумилев, заключа ется в признании того, что “евразийская концепция этнокультурных регио нов и химерных целостностей в маргинальных (окраинных) зонах оказалась п ригодной для интерпретации всемирно-исторических процессов. Там, где ст алкиваются два и более суперэтноса, множатся бедствия и нарушается логи ка творч е ских процессов. Возникает подражание (мимесис) как проти вник ориг и нальности, и таким образом нарушается принцип “познай себя” или “будь самим собой”. “Напротив, этносы, живущие на своих террито риях-родинах, поддерживающие свою традицию — “отечество”, уживаются с с оседями розно, но в мире” Гумилев Л. Н. Заметки последнего евразийца. С. 25. . Из этого вывода вполне логично выведен другой: “... любой территориаль ный вопрос может быть решен только на фундаменте евразийского единства ” Там же. С. 26. . Л. Н. Гумилев называл себя “последним евразийцем” , но знамя бор ь бы за евразийство после его смерти в 1992 году было подх вачено А. С. Панариным См.: Панарин А. С. Россия в Евразии: вызовы и ответы // Вестник Московского униве р ситета. Сер. 12, Социально-политические ис следования. 1994. № 5. С. 25-35; его же. Россия в Евразии: геополитические вызовы и цив илизационные ответы // Вопросы ф и лософии. 1994. № 12. С. 19-31; его же. Евразийский проект в миросистемном контексте // Восток (Orient). 1995. № 2. С. 66-79. Отметим, что Панари н сместил акцент в понимании главного противника евразийства. Если для Г умилева им были русские националисты, то для Панарина — западники или а тлантисты, как он их называет. . Евразийство актуально для него прежде всего своим стремлением сформулировать мессианскую идею, необходимую для большой державы в ХX веке. Как когда-то евразийцы выступили с антиз а падническими лозунгами, так Панарин направляет свою критику проти в атлантизма и американизма. Необходимо противостоять идеологии п о требительского общества и связанной с ее утверждением в западных стр анах опасности экологической катастрофы. При этом он не склонен в и деть выход из создавшейся в посткоммунистической России ситуации ни в националистическом изоляционизме, ни в панславизме. Позитивной идеей современного евразийства должна стать постм о д ернистская аскеза, направленная на утверждение превосходства духо в ного совершенствования перед материальным производством и потре б лением. Другой идеей идеологии неоевразийства должен стать этат изм. Утверждение духа жертвенной государственности, способной отстоят ь н а циональные интересы, должно стать, по мнению Панарина, преград ой на пути декаденствующего индивидуализма, который оборачивается в Ро с сии разлагающим моральным нигилизмом “новых русских”. Возрастающим интересом к евразийству отличаются проводящиеся в послед нее время ежегодно конференции “Россия и Восток: проблемы взаимодейств ия”, на которых обсуждается самый широкий спектр пр о блем, которые когда-то были важны для евразийцев. Подобно евразийцам 20-х — 30-х годов учас тники конференций анализируют взаимоотношения России и азиатских стра н и народов в различных плоскостях — этногр а фии, языкознания, кул ьтурологии, философии, истории. Вполне логично, что на последней по време ни проведения конференции в 1995 году “евр а зийству” было посвящено несколько докладов. В них рассматривались как уже ставшие традиционным и для историографии евразийства вопросы — о категориях евразийской ко нцепции, истоках их взглядов, значении евр а зийской идеологии для современности, так и новые — о евразийской в о енной доктрине См. тезисы до кладов В. Д. Жигунина, К. И. Зубкова, В. Г. Тищенко, Н. Н. Алевраса, Т. А. Андреевой, О . В. Зотова на конференции 1995 года: Россия и Восток: проблемы взаим о дейс твия. Ч. 1. Челябинск, 1995. С. 112-130. . Если сами по себе академические исследования евразийства могут быт ь только приветствуемы, то некоторые политические выводы из них вызываю т тревогу. Прежде всего это сближение евразийства с идеологией консерва тивной революции и новыми правыми, которые воспринимаются в России как ф ашисты См.: Г убман Б. Л. Евразийский синдром // Россия и Запад: диалог культур. Тверь: Тве р ской государственный университет, 1994. С. 6-14. Губман отмечает опасность объедин е ния на неоевразийской платформе центристов-государственн иков, коммунистов и н а ционал-патриотов. . Близость неоевразийцев с новыми правыми о т метил А. Панарин, а А. Дугин на страницах журнала “Элементы” поставил евразийцев 20-х — 30-х годов в один ряд с итальянскими ф ашистами, и с панскими фалангистами и немецкими социал-националис тами Панари н А. С. Западники и евразийцы // Общественные науки и современность. 1993. № 6. С. 68-69; Дугин А. Консервативная революция: краткая история идеологий третьего п ути // Элементы. 1992. №1. С. 51. . Именно это стало причиной резкой критики идеол огии евразийства В. Сендеровым в статье “Евразия: прошлое или будущее, ре альность или миф?”, пом е щенной в “Гранях” Сендеров В. Евразия: прошло е или будущее, реальность или миф // Грани. 1995. № 175. С. 247-278. См. также ряд его реценз ий в “Русской мысли” вЂ” “Так что же все-таки это, в конце концов, такое?.. Нес колько замечаний о евразийстве” (№4045, 22-28 сентя б ря 1994); “Евразия в наступл ении” (№ 4091, 7-13 сентября 1995). . Для автора евразийство с момента своего заро жд е ния было политизировано. Все работы евразийцев были направле ны на обоснование идеологии. Стержнем их концепции стало антизападниче ство и идущий с ним рука об руку фундаментализм (православизм). Сендеров о тносит евразийство к прошлому и выступает не только против мифов, с о творенных евразийцами, но и мифов, создаваемых вокруг них сегодня. Споры о евразийстве продолжаются. I. СБОРНИКИ, ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ, АНТОЛОГИИ Исход к Востоку: Предчувствия и свершения. София: Рос.-Болг. кн. изд-во , 1921. 125 с. (Утверждение евразийцев. Кн. 1) Исход к Востоку / Под. ред. О. С. Широкова. М.: Добросвет, 1997. 263с. Ixodus to the East: Forebodings and events: An affirmation of the Eurasians. Ed. by Ilya Vinkovetsky and Charles Schlacks, Jr.; afterword by Nicholas V. R i asanovsky. Idyllwild, 1996. Пер. на англ. яз. На путях. Берлин: Геликон, 1922. 356 с. (Утверждение евразийцев. Кн. 2) Евразийский временник. Берлин: Евраз. кн. изд-во, 1923. 174 с . (Утве р ждение евразийцев. Кн. 3) Евразийский временник. Берлин: Евраз. кн. изд-во, 1925. 445 с. (Утве р жден ие евразийцев. Кн. 4) Евразийский временник. Париж: Евраз. кн. изд-во, 1927. 308 с. (Утвержд е ни е евразийцев. Кн. 5) Евразийский сборник. Прага: Евраз. кн. изд-во, 1929. 80 с. (Утверждение евразий цев. Кн. 6) Тридцатые годы. Париж: Евраз. кн. изд-во, 1931. 317 с. (Утверждение е в рази йцев. Кн. 7) Евразийская хроника. Париж; Берлин, 1925-1937. Вып. 1. Прага, 1925. 43 с.*; Вып. 2. Прага, 1925. 74 с .*; Вып. 3. Прага, 1926. 78 с.*; Вып. 4. Прага, 1926. 50 с.; Вып. 5. Париж, 1926. 85 с.; Вып. 6. Париж, 1926. 46 с.; Вып. 7. Пар иж, 1927. 64 с.; Вып. 8. Париж, 1927. 86 с.; Вып. 9. Париж, 1927. 102 с.; Вып. 10. Париж, 1928. 102 с.; Вып. 11. Берлин, 1935. 102 с.; Вып. 12. Бе р лин, 1937. 159 с.* Евразийские тетради. Париж, 1934-1936. Вып. 1. 1934. 42 с.*; Вып. 2/3. 1934. 47 с.; Вып. 5. 1935. 60 с.*; Вып. 6. 1936. 38 с. Евразия: Еженед. по вопросам культуры и политики. Па риж, 1928-1929. № 1-35. Евразиец. Брюссель, 1929-1934. № 1-25.* Россия и латинство: Сб. ст. Берлин: Евраз. кн. изд-во, 1923. 219 с. Комплектование Красной Армии. Берлин: Евраз. кн. изд-во, 1926. 78 с. Евразия в свете языкознания: Сб. ст. Париж: Изд-во евразийцев, 1931. 11 с. Евразийство и коммунизм. Б.м., б.г. 31 с. Новая эпоха: Идеократия: Политика: Экономика: Обзоры / Под ред. В. А. Пе йль. Нарва: Изд-во евразийцев, 1933. 48 с. Евразия: Ист. взгляды рус. эмигрантов. М.: ИВИ РАН, 1992. 180 с. Пути Евразии: Русская интеллигенция и судьбы России. М.: Русская книга , 1992. 432 с. Россия между Европой и Азией: Евраз. соблазн: Антология / Сост. Л. И. Новик ова, И. Н. Сиземская. М.: Наука, 1993. 368 с. Мир России — Евразия: Антология / Сост. Л. И. Новикова, И. Н. Сизе м с кая. М.: Высш. шк., 1995. 399 с. Русский узел евразицства: Восток в рус. мысли: Сб. тр. евразийцев / РАН. Ин -т. мировой лит. им. А.М. Горького, Рос. фонд культуры; Отв. ред. Н.И. Толстой. М.: Бе ловодье, 1997. 525 с. II. ДЕКЛАРАЦИИ, ПРОГРАММНЫЕ ДОКУМЕНТЫ, РЕДАКЦИОНН ЫЕ СТАТЬИ [Программные документы евразийцев 1923 г.] // Российский архив: Ист о рия отечества в свидетельствах и документах XVIII-XX вв. М., 1994. Т. 5. С. 491-497. (К истории е вразийства 1922-1924) Евразийство: Опыт систематического изложения. Париж: Евраз. кн. изд-во , 1926. 80 с. То же // Пути Евразии. М., 1992. С. 348-415. То же // Вече: Альманах рус. философии и культуры. СПб., 1994. Вып. 1. С. 26-35. Фрагме нты. То же // В поисках своего пути: Россия между Европой и Азией. М., 1994. Ч. 2. С. 159-167. Фрагменты. То же // Мир России — Евразия. М., 1995. С. 233-290. То же // Савицкий П. Н. Континент Евразия. М., 1997. С. 12-78. Евразийство: Формулировка 1927 года. Прага, 1927. 15 с. То же // Евраз. хроника. Париж, 1927. Вып. 9. С. 3-14. То же // Россия между Европой и Азией: Евраз. соблазн. М.,1993. С. 217-229. То же // Савицкий П. Н. Континент Евразия. М., 1997. С. 12-78. [Редакционное примечание к статье В. П. Никитина “Иран, Туран и Ро с сия”] // Евраз. временник. Париж, 1927. Кн. 5. С. 75-78. То же // Вестн. МГУ. Сер. 9, Филология. 1990. № 6. С. 77-80. По ту сторону коммунизма // Евразия. 1928. № 3. С. 1. К преодолению марксизма // Там же. 1928. № 4. С. 1. Государство и класс // Там же. 1928. № 5. С. 1. Евразийство и эмиграция // Там же. 1928. № 6. С. 1. Путь евразийства // Там же. 1929. № 8. С. 1. Марксизм в русской революции // Там же. 1929. № 9. С. 1. Огосударствление революции // Там же. 1929. № 10. С. 1. От редакции // Там же. 1929. № 10. С. 1. [Никитин В. П.] От председателя редакционной коллегии газеты “Евразия ” // Там же. 1929. № 11. С. 8. Два подхода // Там же. 1929. № 11. С. 1. О коммунистической однопартийности // Там же. 1929. № 11. С. 1-2. “Ленинизм” как оппозиция // Там же. 1929. № 12. С. 1-2. Проблема идеократии // Там же. 1929. № 12. С. 1; № 13. С. 1; № 14. С. 1; № 15. С. 1; № 16. С. 1-2; № 17. С.1-2; № 18. С. 1-2; № 19. С. 1; № 20. С. 1-2; № 21. С. 1; № 22. С. 1 Борьба вокруг коммунизма // Там же. 1929. № 15. С. 2. ВКП(б) и 16 Партконференция // Там же. 1929. № 23. С. 1-2. Просчеты и действительность // Там же. 1929. № 25. С. 1-2. Революция и интеллигенция // Там же. 1929. № 26. С. 3-4. Евразийская индустриализация // Там же. 1929. № 26. С. 1; № 27. С. 1-2; № 28. С. 1. О формах демократии // Там же. 1929. № 29. С. 1-2. История и современность // Там же. 1929. № 30. С. 1-2. К типологии новой культуры // Там же. 1929. № 31. С. 1-2; № 32. С. 1-2 . От необходимости к свободе // Там же. 1929. № 33. С. 1-2. Россия и революция // Там же. 1929. № 34. С. 1-2. К оценке современности // Там же. 1929. № 35. С. 1-2. Евразийство и СССР // Там же. 1929. № 35. С. 3. К вопросу о преобразовании советского государственного строя // Евра з. сб. Прага, 1929. Кн. 6. С. 78-80. Алексеев Н. Н., Ильин В. Н., Савицкий П. Н. О газете “Евразия”: Газета “Евраз ия” не есть евразийский орган. Париж, 1929. 30 с. Евразийство: Декларация, формулировка, тезисы. Прага: Евраз. кн. изд-во , 1932. 30 с. То же // Север. 1990. № 12. С. 151-153. Фрагменты Протокол совещания наличных в Праге членов Президиума ЦК с предст а вителями ЕА группы, 7-11 июля 1934 г. Прага, 1934. 36 с. На правах рук о писи .* Тезисы, выработанные на Пражском совещании представителей Еврази й ской организации 15-27 октября 1935 г. Париж, 1935. 11 с.* Постановление “Совета пяти” об отношениях с “Трестом” (конец 1925 — нач ало 1926 гг.) // Политическая история русской эмиграции. 1920-1940 гг.: Док. и материалы / Под. ред. проф. А. Ф. Киселева. М., 1997. С. 251-254. Тезисы П. П. Сувчинского к Пражскому совещанию евра зийцев 3 дек. 1927 г. // Там же. С. 272-273. III. ПИСЬМА Письмо Г. В. Флоровского — П. Б. Струве об евразийств е // Рус. мысль. 1922. № 1/2. С. 267-274. То же // Флоровский Г. В. Из прошлого русской мысли. М., 1998. С. 124-131. Письмо Г. В. Флоровского — редактору “Русской мысли” // Рус. мысль. 1923. № 1/2. С. 300-306. То же // Флоровский Г. В. Из прошлого русской мысли. М., 1998. С. 166-171. Письма П. П. Сувчинского — Н. С. Трубецкому (1922 — 1924) // Российский архив: Ист ория отечества в свидетельствах и документах XVIII — XX вв. М., 1994. Т. 5. С. 475-489. (К истор ии евразийства 1922-1924) Из письма П. Н. Сувчинского — Н. С. Трубецкому. 25 февра ля 1922 г. // Политическая история русской эмиграции. 1920-1940 гг.: Док. и материалы / По д ред. проф. А. Ф. Киселева. М., 1999. С. 245. Письмо Г. В. Флоровского — Н. С. Трубецкому, 17 октября 1923 г. // Вестн. РХД. 1993. № 168. С. 66. Письмо П. П. Сувчинского — Н. С. Трубецкому, 27 февраля 1923 г. // Евр а зия : Ист. взгляды рус. эмигрантов. М., 1992. С. 26. В сокращении. Письмо Н. С. Трубецкого — С. Н. Булгакову, март 1924 г. / Публ. и ко м мент . М. А. Колерова // Вопр. философии. 1994. № 10. С. 151-155 . Письмо П. П. Сувчинского — Н. А. Бердяеву, 24 апреля 1924 г. // Росси й ский архив: История отечества в свидетельствах и документах XVIII — XX вв. М., 1994. Т. 5. С . 489-491. (К истории евразийства 1922-1924) То же / Публ. и коммент. М. А. Колерова // Вопр. философии. 1994. № 10. С. 156-158. Письмо Н. А. Бердяева — П. П. Сувчинскому, 24 апреля 1924 г. / Публ. и коммент. М. А. Колерова // Вопр. философии. 1994. № 10. С. 155-156. Из писем П. С. Арапова — П. Н. Савицкому, 28 июня, 31 июля 1924г. // П о литиче ская история русской эмиграции. 1920-1940 гг. С. 246-249. Письмо П. П. Сувчинского — П. Н. Савицкому, 19 августа 1924 г. // Евр а зия: Ист. взгляды рус. эмигрантов. М., 1992. С. 26-27. Письмо А. Требинского — Н. С. Трубецкому, 28 августа 1924 г. / Публ. Р. А. Урхано вой // Философия в России XIX — начала XX в. Преемстве н ность идей и поис ки самобытности. М., 1991. С. 137-146. Письмо А. В. Ставронского — С. Н. Булгакову, 4 сентября 1924 г. / Публ. и коммен т. М. А. Колерова // Вопр. философии. 1994. № 10. С. 159 -160. Письмо С. Н. Булгакова — А. В. Ставронскому, 1 октября 1924 г. // Евр а зия : Ист. взгляды рус. эмигрантов. С. 41-43. В сокращении. То же / Публ. и коммент. М. А. Колерова // Вопр. философии. 1994. № 10. С. 160-162. Письмо С. Н. Булгакова — П. Н. Савицкому, 30 декабря 1924 г. / Публ. и коммент. М. А. Колерова // Вопр. философии. 1994. №10. С. 164-166. Письмо П. Н. Савицкого — М. Н. Эндену, 1924 г. // Русский узе л евразийс т ва: Восток в рус. мысли. С. 413-417. Письмо П. Н. Савицкого — С. Н. Булгакову, 1925 г. / Публ. и коммент. М. А. Колеро ва // Вопр. философии. 1994. № 10. C. 163-164. То же // Русский узел евразийства : Восток в рус. мысли. С.417-423. Письмо П. Н. Савицкого — И. А. Ильину, 1925 г. / Публ. и коммент. М. А. Колерова // Во пр. философии. 1994. № 10. C.164. Письмо П. Н. Савицкого в редакцию “Курьер-Порам”, 1925 // Р усский узел евразийства: Восток в рус. мысли. С. 423-425. Письмо Н. С. Трубецкого — П. П. Сувчинскому и П. Н. Савицкому, 9 се н т ября 1925 г. // Евразия: Ист. взгляды рус. эмигрантов. С. 152-155. Письмо П. Н. Савицкого — Н. Г. Беляеву, 1926 // Русский узел евразийс т в а: Восток в рус. мысли. С. 428-429. Письмо П. Н. Савицкого — Эдуарду Оттовичу, 1926 // Там же. С. 425-427. Письмо Н. С. Трубецкого — П.Н. Савицкому, 12 ноября 1926 г. // Полит и ческ ая история русской эмиграци. 1920-1940 гг. С. 255-258. Письмо П. Н. Савицкого — Н. С. Трубецкому, 1927 // Русский узел евр а зий ства: Восток в рус. мысли. С.430-431. Из письма П. П. Сувчинского Н. С. Трубецкому и П. Н. Савицкому. 3 янв. 1927г.// Поли тическая история русской эмиграции. 1920-1940 гг. С.258-260. Письмо П. П. Сувчинского — Борису Пастернаку, 23 октября 1927 г. / Вступ. ст., п римеч. и публ. В. М. Козового // Лит. обозрение. 1990. № 12. С. 99-103. Письмо в редакцию “Пути”. [П. П. Сувчинский и др.] // Путь. 1926. № 2. С. 134. Письмо П. Н. Савицкого — Ф. И. Успенскому, 1 мая 1928 г. / Пуб л. и ко м мент. М. А. Робинсона // Славяноведение. 1992. № 4. С. 83-85. Трубецкой Н. С. Письмо в редакцию газеты “Евразия” // Евразия. 1929. № 7. С. 8. Письмо Н. С. Трубецкого — П. Н. Савицкому, 8-10 декабря 1930 г. / Публ. и коммент. О . А. Козниной // Cлавяноведение. 1995. № 4. С. 89-95. Открытое письмо П. Н. Савицкого В. Н. Ильину // Евраз. хроника. Берлин, 1935. Вып . 9. С. 101-102. Письма П. Н. Савицкого — Л. Н. Гумилеву (1956-1966) / Публ. и ком мент. С. Б. Лаврова // Гумилев Л. Н. Ритмы Евразии: Эпохи и цивилизации. М., 1993. С . 201-234. Из писем Н. С. Трубецкого к Р. О. Якобсону о проблемах евразийства (1921-1935) / Ко ммент. О. С. Широкова // Вестн. МГУ. Сер. 9, Филология. 1992. № 1. С. 59-66. Еще о национал-большевизме: Письмо П. Н. Савицкого П. Б. Струве // С а вицкий П. Н. Континент Евразия. М., 1997. С. 272-276. То же // Политическая история русской эмиграции 1920-1940 гг. С . 242-244. The Letters of D. S. Mirsky to P. P. Suvchinskii, 1922-31 / Ed. by G. S. Smith. Birmingham, 1995. (Birmingham Slavonic Monographs No. 26) 238 ps. Trubetzkoy’ s Letters and Notes [ Письма и заметки Трубецкого ]. Prepared for publ. by R. Jakobson with the assistance of H. Baran, O. Ronen and M. Taylor. The Hague: Mounton, 1975. IV. ПЕРСОНАЛИЯ Алексеев Н. Н. Идея “Земного града” в христианском вероучении // П уть. 1926. № 5. С. 20-41. То же // Путь. М., 1992. С. 553-569. То же // Алексеев Н. Н. Русский народ и государство. М ., 1998. С. 21-47. Христианство и идея монархии // Путь. 1927. № 6. С. 18-31. То же // Путь. М., 1992. С. 659-670. Русский народ и государство // Путь. 1927. № 8. С. 21-57. То же // Алексеев Н. Н. Русский народ и государство. М., 1998. С. 68-119. Народное право и задачи нашей правовой политики // Евраз. хроника. П а риж, 1927. Вып. 8. С. 36-42. Записка о суде // Евраз. хроника. Париж, 1927. Вып. 9. С. 16-22. То же // Мир России — Евразия. М., 1995. С. 301-304. Евразийцы и государство // Евраз. хроника. Париж, 1927. Вы п. 9. С. 31-39. То же // Россия между Европой и Азией: Евраз. соблазн. М., 1993. С. 161-173. То же // Мир России — Евразия. М., 1995. С. 176-190. То же // Алексеев Н. Н. Русский народ и государство. М.,1998. С. 169-185. На путях к будущей России: Советкий строй и его политические возможн о сти. Берлин: Евраз. кн. изд-во, 1927. 78 с. То же // Алексеев Н. Н. Русский народ и государство. М.,1998. С. 282-371. Советский федерализм // Евраз. временник. Париж, 1927. Кн. 5. С. 240-261. То же // Обществ. науки и современность. 1992. № 1. С. 110-123. То же // Мир России — Евразия. М., 1995. С. 154-176. Обязанность и право // Евраз. хроника. Париж, 1928. Вып. 10. С. 19-27. То же // Алексеев Н. Н. Русский народ и государство. М., 1998. С. 155-168. Поездка в Латвию // Евраз. хроника. Париж, 1928. Вып. 10. С. 66-68. Отправные точки нашей политики // Евразия. 1928. № 1. С. 3-4. Собственность и социализм: Опыт обоснования социально-экономичес к ой программы евразийства. Париж: Евраз. кн. изд-во, 1928. 88 с. То же // Алексеев Н. Н. Русский народ и государство. М ., 1998. С. 186-281. Евразийство и марксизм // Евраз. сб. Прага, 1929. С. 7-15. Русское западничество // Путь. 1929. № 15. С . 81-111. Das russische Westlertum // Der russische Gedanke. 1929/1930. Bd. 1. S. 149-162. Пер. на нем. язык.* Религия, право и нравственность. Париж : YMCA-Press, 1930. 105 c. Современные задачи правоведения // Тридцатые годы. Париж, 1931. С. 213-220. К учению о “объективном праве”: О нормативизме в праве // Тридцатые год ы. Париж, 1931. С. 221-254. Теория государства: Теоретическое государствове дение, государственное устройство, государственный идеал. Париж: Изд-во евразийцев, 1931. 188 с. Духовные предпосылки евразийской культуры // Евраз. хроника. Берлин, 1935. Вып. 11. С. 13-28. То же // Алексеев Н. Н. Русский народ и государство. М., 1998. С. 142-154. Идет ли мир к идеократии?: [Ответы на анкету журнала “Евразийские те т ради”] // Там же. С. 39-41. Мировая революция и духовное назначение человека // Там же. С. 57-64. Пути и судьбы марксизма: от Маркса и Энгельса к Лени ну и Сталину. Бе р лин: Изд-во евразийцев, 1936. 102 с. Куда идти?: К вопросу о новой советской конституции. Берлин, 1936. 43 с.* О гарантийном государстве // Евраз. хроника. Берлин, 1937. Вып. 12. С. 17-33. То же // Алексеев Н. Н. Русский народ и государство. М., 1998. С. 372-385. Тот, которого мы не знаем // Там же. С. 86-91. О будущем государственном строе России // Новый град. 1938. № 13. С. 91-114. О газете “Евразия” // Алексеев Н. Н., Ильин В. Н., Савицки й П. Н. О газете “Евразия”: Газета “Евразия” не есть евразийский орган. Пар иж, 1929. С. 12-20. Русский народ и государство: Сб./ Предисл. А. Дугина; Послесл. Д. Тар а торина. М.: Аграф, 1998. 635 с. Библиогр. в конце работ. Современное положение науки о государстве и ее ближайшие задачи. Тео ретическое государствоведение. Государственное устройство. Гос у дарственный идеал // Алексеев Н. Н. Русский народ и государство. М. , 1998. С. 3 86-624. Христианство и монархия // Алексеев Н. Н. Русский нар од и государство. М., 1998. С. 48-67. О внешней политике СССР. 1935г. // Политическая история русской эми г рации. 1920-1940 гг. С. 296-297. Основы философии права / Вступ. ст. Г. Г. Бернадского, В . Г. Соболева. СПб.: Лань, 1999. 215 с. (Классики истории и философии права). Бицилли П. М. Рец. на кн.: Исход к Востоку. Утверждение евразийцев. София. 1921 // Русская м ысль.1922. Кн.1-2. “Восток” и “Запад” в истории старого света // На путях. Берлин, 1922. С. 317-340. То же // Евразия: Ист. взгляды рус. эмигрантов. М., 1992. С. 85-91. То же // Метаморфозы Европы. М., 1993. С.67-73. То же // Россия между Европой и Азией: Евраз. соблазн. М ., 1993. С. 24-35. То же // Бицилли П. М. Избранные труды по филологии. М.: Наследие, 1994. С. 6-21. Католичество и римская церковь // Россия и латинств о. Берлин, 1923. С. 40-79. Бромберг Я. А. О необходимом пересмотре еврейского вопроса // Евраз. сб. Прага, 1929. С. 43-48. Еврейское восточничество в прошлом и будущем // Тридцатые годы. П а риж, 1931. С. 191-211. То же // Мир России — Евразия. М., 1995. С. 200-219 Запад, Россия и еврейство: Опыт пересмотра еврейского вопроса. Прага: Изд-во евразийцев, 1931. 196 с. Идет ли мир к идеократии?: [Ответы на анкету журнала “Евразийские те т ради”] // Евраз. хроника. Берлин, 1935. Вып. 11. С. 42-49. Расизм и евреи // Евраз. тетради. Париж, 1936. Вып. 6. С. 1-17. В. П. Фридолин // Евраз. хроника. Берлин, 1937. Вып. 12. С. 156-159. Вернадский Г. В. “Соединение церквей” в исторической действительности // Россия и л а тинство. Берлин, 1923. С. 80-120. То же // Вопр. истории. 1994. № 7. С. 160-173. В сокращении. Два подвига св. Александра Невского // Евраз. временник. Прага, 1925. Кн. 4. С . 318-337. То же // Наш современник. 1992. № 3. С. 151-158. То же // Русский узел евразийства: Восток в рус. мысли. М., 1997. С. 227-249. Монгольское иго в русской истории // Евраз. временник. Париж, 1927. Кн. 5. С. 153-164. То же // Наш современник. 1992. № 3. С. 158-164. То же // Русский узел евразийства: Восток в рус. мысли. М., 1997. С. 250-264. Начертание русской истории. Ч. 1. Прага: Евраз. кн. изд-во, 1927. 235 с. С прил. “Гео политических заметок по русской истории” П. Н. Савицкого. То же // Родина. 1991. № 4. С. 54-55. Фрагменты. То же // Евразия: Ист. взгляды рус. эмигрантов. М., 1992. С. 100-109. Фрагменты. Заметки о Ленине: Учение Ленина об империализме и политика Коминте р на // Тридцатые годы. Париж, 1931. С. 115-122. Опыт истории Евразии с половины VI века до настоящего времени. Бе р лин: Изд-во евразийцев, 1934. 189 с. Звенья русской культуры. Берлин: Изд-во евразийцев, 1938. Ч.1., вып.1: Древняя Р усь: До половины XV века. 280 с. О составе Великой Ясы Чингис - Хана // Вернадский Г.В. Исследования и мат ериалы по истории России и Востока. Bruxelles: Petropolis, 1939. Вып . 1. С. 5-53. Волгин М. Закон живой идеи // Евраз. хроника. Прага, 1926. Вып. 3. С. 40-53. Всеволод Иванов “Мы” // Евраз. хроника. Париж, 1926. Вып. 5. С. 70-74. Иванов Вс. Мы. Культурно-исторические основы русской государ ственности. Харбин, 1926. К проблеме дня // Евраз. хроника. Париж, 1928. Вып. 10. С. 31-38. Ильин В. Н. К проблеме литургики в православии и католицизме // Россия и латинств о. Берлин, 1923. С. 117-219 . Столп злобы богопротивной // Евраз. временник. Берли н, 1925. Кн. 4. С. 155-223. К взаимоотношению права и нравственности // Там же. С . 305-317. О евразийском патриотизме // Евраз. хроника. Париж, 1927. Вып. 8. С. 11-15. Десница и шуица коммунизма: По поводу одного письма из России // Там же. С. 43-44. О небесной и земной соборности // Путь. 1927. № 6. С. 89-94. То же // Путь. М., 1992. С. 716-720 Об “идейной близости” евразийцев к большевикам // Евраз. хроника. П а риж, 1928. Вып. 10. С. 60. М. Л. Матницкий // Там же. С. 85-86. Материализм и материологизм // Евразия. 1928. № 2. С. 6-7. Революция и техника // Евразия. 1928. № 4. С. 4. Номогенез и мутация // Евразия. 1928. № 6. С. 6-7. Свет во тьме // Евразия. 1929. № 7. С. 1-2. Социальные цели и достоинства евразийства // Алексеев Н. Н., Ильин В. Н., С авицкий П. Н. О газете “Евразия”: Газета “Евразия” не есть еврази й с кий орган. Париж, 1929. С. 20-23. О религиозном и философском мировоззрении Н. Ф. Федорова // Евраз. сб. Пр ага, 1929. С. 17- 23. Эйдократическое преображение науки // Тридцатые го ды. Париж, 1931. С. 123-128. Под знаком диалектики: Прогресс техники, кризис марксизма и проблемы децентрализации материальной культуры // Там же. С. 135-145. Евразийство // Ступени. СПб.,1992. №2 Карсавин Л. П. О сомнении, науке и вере: Три беседы. Берлин: Обелиск, 1923.* То же. Берлин: Евраз. кн. изд-во, 1925. 32 с . Der russische Idee // Der Gral. 1925. Bd. 8. S. 351-360. Русская идея / Вступ. ст., пер. с нем. и коммент. А. А. Ермичева // Рус. лит. 1993. № 1. С . 136-143. Уроки отреченной веры // Евраз. временник. Берлин, 1925. Кн. 4. С. 82-154. Религиозная сущность большевизма / Пер. с нем. В. Кур апиной. Вст. ст. и примеч. А. А. Ермичева // Звезда. 1994. № 7. С . 169-174. Впервые в сб .: Der Staat, das Recht und die Wirtschaft des Bolschewismus: Archiv der Rechts- und Wirtschaftsphilosophie. 1925. Bd. 18. H. 4.* Ответ на статью Н. А. Бердяева об “Евразийцах” // Путь. 1926. № 2. С. 124-127. То же // Путь . М., 1992. С. 239-241. То же // Евразия: Ист. взгляды рус. эмигрантов. М., 1992. С. 38-39. Фра г менты. То же // Евразия. 1995. № 1 (3). С. 35-37. Младороссы // Евраз. хроника. Париж, 1926. Вып. 6. С. 13-17. [Предисловие и примечание] // Хомяков А. С. О церкви. Берлин, 1926. С. 3-5; 88- 89. Церковь, личность и государство. Париж: Евраз. кн. из д-во, 1927. 30 с. То же // Путь. 1928. № 9. С. 27-40. То же // Карсавин Л. П. Сочинения. М., 1993. С. 423-442. По поводу трудов Отмара Шпана // Евраз. хроника. Париж, 1927. Вып. 7. С. 53. Армия и революция: По поводу книги Ю. Н. Данилова “Россия в мировой войн е 1914-1915 гг.” // Евраз. хроника. Париж, 1927. Вып. 9. С. 40-46. Евразийская идея в материалистической оболочке: По поводу рукописи “Учение о жизни” // Евраз. хроника. Париж, 1927. Вып. 8. С. 65-86. Основы политики // Евраз. временник. Париж, 1927. Кн. 5. С. 185-239. То же // Россия между Европой и Азией: Евраз. соблазн. М., 1993. С. 174-216. То же // Мир России — Евразия. М., 1995. С. 110-154 Без догмата // Версты. 1927. Вып. 2. С . 129-144. То же // Карсавин Л. П. Сочинения. М., 1993. С. 443-458. Феноменология революции // Евраз. временник. Париж, 1927. Кн. 5. С. 28-74. То же // Вандалковская М. Г. Историческая наука российской эмиграции: “е вразийский соблазн”. М., 1997. С. 248 -307. То же // Русский узел евразийства: Восток в рус. мысли. М., 1997. С. 141-201. Россия и евреи // Версты. 1928. Вып. 3. С. 65-86. То же // Тайна Израиля: “Еврейский вопрос” в рус. религиозной мысли ко н ца ХIХ вЂ” перв. половины ХХ в. СПб., 1993. С. 407 -431. То же // Карсавин Л. П. Малые сочинения. СПб., 1994. С. 447-469. О смысле революции // Евразия. 1928. № 1. С. 1-3. Оценка и задание // Евразия. 1928. № 3. С. 1-2. То же // Отеч. философия: Опыт, проблемы, ориентиры исследования. М., 1992. Вып . 10. Неизвестное, забытое ... С. 109-114. Три подхода // Евразия. 1928. № 5. С. 3. Социализм и Россия // Евразия. 1928. № 6. С. 1-2; 1929. № 8. С. 1-2. Исторические параллели // Евразия. 1929. № 7. С. 1-2. Евразийство и проблема класса // Евразия. 1929. № 9. С. 1-2. Евразийство и монизм // Евразия. 1929. № 10. С. 2-3. К познанию революции // Евразия. 1929. № 11. С. 2-3. Идеократия как система универсализма // Евразия. 1929. № 12. С. 2-3. О политическом идеале // Евразия. 1929. № 13. С. 1-2. Идеализм и реализм в евразийстве // Евразия. 1929. № 16. С. 1-2. Еще о демократии, социализме и евразийстве // Еврази я. 1929. № 19. С. 1-2. Философия и ВКП: По поводу статьи А. В. Кожевникова // Евразия. 1929. № 20. С. 5-6. То же // Вопр. философии. 1992. № 2. С. 75-77. Политические заметки // Евразия. 1929. № 21. С. 1-2; № 22. С. 1-2; № 23. С. 1-2. Старая и новая наука // Евразия. 1929. № 27. С . 5-6. Erw gungen ber die russische Revolution // Der russische Gedanke. 1929/1930. Bd. 1. S. 265 bis 268.* Государство и кризис демократии / Пер. с лит. и коммент. Г. Й. Можейкиса и И. А. Савкина // Новый мир. 1991. № 1. С. 183-195. Восток, Запад и русская идея // Русская идея. М.,1992. С. 313-323. Европа и Россия: Наброски евразийской идеологии / Пер. с лит. и коммент. Г. Й. Можейкиса и И. А. Савкина // Логос: Санкт-Петербургские чтения по филосо фии культуры. СПб, 1992. Кн. 2. С. 140-159. Впервые на рус. языке. [Из протокола допроса Л. П. Карсавина 8 авг. 1949 г.] // Вопр. ф илософии. 1992. № 2. С. 85-87. От доктрины к идее / Публ. и примеч. А. Т. Горяева // Отеч. философия: Опыт, пр облемы, ориентиры исследования. М., 1992. Вып. 10. Неизвес т ное, забытое... С . 114-118. Карташев А. В. Реформа, Реформация и исполнение Церкви / Предисл. П . Н. Савицкого // На путях. Берлин, 1922. С. 27-98. Пути единения // Россия и латинство. Берлин, 1923. С. 141-151. Кожевников А. В. Философия и ВКП // Евразия. 1929. № 16. С. 21-25. То же // Вопр. философии. 1992. № 2. С. 72-74. Логовиков П. В. Научные задачи евразийства // Тридцатые годы. Париж, 1931. С. 53-63. Власть организационной идеи // Там же. С. 129-134. Малевский-Малевич П. Н. Достоевский и скифизм // Евраз. хроника. Париж, 1926. Вып. 5. С. 66-69. Записка по военному вопросу // Евраз. хроника. Париж, 1927. Вып. 9. С. 15-16. К международным проблемам (интервенция) // Евразия. 1928. № 3. С . 1-2; № 5. С . 1-2. A New Party in Russia. London: G. Routtedge, 1928. 119 p.* Пятилетка и Америка // Новая эпоха: Идеократия: Политика: Экономика. Нар ва, 1933. С. 27-30. САСШ // Евраз. тетради. Париж, 1934. Вып. 2/3. С. 35-36. Письмо по внешнеполитическим вопросам // Евраз. тетради. Париж, 1936. Вып. 6. С. 28-30. Никитин В. П. Персия в проблеме Среднего Востока // Евраз. хроника . Париж, 1926. Вып. 5. С . 1-15. Библиография: Что читать об Азии // Там же. С. 56-65. Переписка с “азиатом” Вс. Ивановым (автором “Мы”) // Евраз. хроника. П а риж, 1926. Вып. 6. С. 6-12. То же // Евразия: Ист. взгляды рус. эмигрантов. М., 1992. С. 77-80. Иран, Туран и Россия // Евраз. временник. Париж, 1927. Кн. 5. С. 79-120. Что я возразил бы П. Н. Милюкову // Евраз. хроника. Пари ж, 1927. Вып. 7. С. 34-42. По Азии // Евраз. хроника. Париж, 1927. Вып. 8. С. 16-25; Вып. 9. С. 55-60. Ритмы Евразии // Евраз. хроника. Париж, 1927. Вып. 9. С. 46-48. Поляк о евразийстве // Евраз. хроника. Париж, 1928. Вып. 10. С. 82-85. А. С. Свенцицкий “Персия”. А. Корецкий “Торговый Восток и СССР” // Там же. С. 86-88. Мы и Восток // Евразия. 1928. № 1. С. 5-6; № 2. С. 3-4. Китайский национализм // Евразия. 1928. № 4. С. 3-4; № 5. С. 5-6; № 7. С. 5-6. Проблемы нефти // Евразия. 1929. № 9. С. 4-5; № 10. С. 4; № 11. С. 6; № 13. С. 5-6; № 18. С. 5-6. Афганские события // Евразия. 1929. № 12. С. 6. Йемен // Евразия. 1929. № 14. С. 6-7; № 15. С. 5. Настоящая Россия // Евразия. 1929. № 16. С. 3. Наш континентализм // Евразия. 1929. № 17. С. 3-4. Россия и Персия: Очерки 1914-1918 гг. // Евразия. 1929. № 20. С. 3; № 22. С. 5; № 23. С. 6-7; № 24. С. 6; № 28. С. 7-8. Персидское возрождение // Евразия. 1929. № 30. С. 5-6; № 33. С. 6; № 35. С. 6-7. Манчжурская провокация // Евразия. 1929. № 32. С. 5-6. Полковников Г. Н. Диалектика истории. Париж, 1931. 169 с.* Пушкарев С. Г. О парламентаризме // Евраз. хроника. Париж, 1927. Вып. 8. С. 45-49. Россия и Европа в их историческом прошлом // Евраз. временник. Париж, 1927. К н. 5. С. 121-152. То же // Евразия: Ист. взгляды рус. эмигрантов. М., 1992. С. 70-73. Фра г менты. Савицкий П. Н. Европа и Евразия (по поводу брошюры кн. Н.С. Трубецкого “Европа и ч е ловечество”) // Рус. мысль. 1921. Кн. 1/2. С. 119-138. То же // Савицкий П. Н. Континент Евразия. М., 1997. С. 141-160.. Поворот к Востоку // Исход к Востоку. София, 1921. С. 1-3. То же // Элементы. 1993. № 3. С. 50. То же // Исход к Востоку. М., 1997. С. 53-57. То же // Савицкий П. Н. Континент Евразия. М ., 1997. С . 136-137. A Turn to the East // Ixodus to the East. Idyllwild, 1996. P. 5-7. Пер. на англ. яз. Миграция культуры // Исход к Востоку. София, 1921. С. 40-51. То же // Исход к Востоку . М ., 1997. С . 120-139. The Migration of Culture // Exodus to the East. Idyllwild, 1996. P. 41-51. Пер. на англ. яз. Континент-Океан (Россия и мировой рынок) // Исход к Востоку. София, 1921. С. 104-125. То же // Россия — особый географический мир. Прага: Евраз. кн. изд-во, 1927.* То же // Исход к Востоку. М ., 1997. С . 227-263. Continent-Ocean (Russia and the World Market) // Exodus to the East. Idyllwild, 1996. P. 95-113. Пер. на англ . яз. Два мира // На путях. Берлин, 1922. С. 9-26 . То же // Евразия: Ист. взгляды рус. эмигрантов. М., 1992. С. 66-69. Фра г менты. То же // Метаморфозы Европы. М., 1993. С. 58-66. То же // Россия между Европой и Азией: Евраз. соблазн. М ., 1993. С. 114-122. То же // Савицкий П. Н. Континент Евразия. М., 1997. С. 113-122. Степь и оседлость // На путях. Берлин, 1922. С. 341-356. То же // Евразия: Ист. взгляды рус. эмигрантов. М., 1992. С. 74-76. Фра г менты. То же // Россия между Европой и Азией: Евраз. соблазн. М., 1993. С. 123-130. Фрагменты То же // Мир России — Евразия. М., 1995. С. 58-66. В сокращении. То же // Савицкий П. Н. Континент Евразия. М., 1997. С. 332-241. Россия и латинство // Россия и латинство. Берлин, 1923. С. 9-15. Подданство идеи // Евраз. временник. Берлин, 1923. Кн. 3. С. 9-1 7. То же // Наш современник. 1992. № 12. С. 135-137. То же // Мир России — Евразия. М., 1995. С. 67-72. То же // Савицкий П. Н. Континент Евразия. М., 1997. С. 127-133. Производительные силы России // Евраз. временник. Берлин, 1923. Кн. 3. С. 125-148. Евразийство (дек. 1923г.) // Евразия: Истор. взгляды рус. эм игрантов. М., 1992. С. 164-172. Евразийство // Евраз. временник. Берлин, 1925. Кн. 4. С. 5-23. То же // Философ. науки. 1991. № 12. С. 109-122. То же // Наш современник. 1992. № 2. С. 145- 152. То же // Россия между Европой и Азией: Евраз. соблазн. М ., 1993. С. 100-113. То же // Мир России — Евразия. М., 1995. С. 83-97. То же // Русский узел евразийства: Восток в рус. мысли. М.,1997.С. 76-94. То же // Савицкий П. Н. Континент Евразия. М., 1997. С. 81-97. Хозяин и хозяйство // Евраз. временник. Берлин, 1925. Кн. 4. С . 406-445. То же // Россия между Европой и Азией: Евраз. соблазн. М ., 1993. С. 131-160. То же // Савицкий П. Н. Континент Евразия. М., 1997. С. 217-253. К вопросу об экономической доктрине евразийства // Евраз. хроника. П а риж, 1926. Вып. 6. С. 31-38. О евразийской литературе // Славянская книга. 1926, май-июнь. С. 202-206.* В. Алехин. Наши пойменные луга // Евразийская хроника. Вып. 9. Париж, 1927. С. 80-81. Географический обзор России-Евразии // Россия — особый географич е ский мир. Прага: Евраз. кн. изд-во, 1927.* То же // Савицкий П. Н. Континент Евразия. М., 1997. С. 280-294. Географические особенности России. Прага: Евраз. кн. изд-во, 1927. Ч. 1: Расти тельность и почва. 180 с., с табл. Геополитические заметки по русской истории // Вернадский Г. В. Начерт а ние русской истории. Прага, 1927. Ч. 1. С. 234-260. То же // Вопр. истории. 1993. № 11/12. С. 120-139. В сокращении. То же // Савицкий П. Н. Континент Евразия. М., 1997. С. 303-331. К вопросу о государственном и частном начале в про мышленности: Ро с сия XVIII — XX вв. // Евраз. временник. Париж, 1927. Кн. 5. С. 285-308. Памяти Я. Д. Садовского // Евраз. хроника. Париж, 1927. Вып. 7. С. 58. О внепартийности // Евраз. хроника. Париж, 1927. Вып. 8. С. 10. О задачах кочевниковедения: Почему скифы и гунны должны быть инт е ресны для русского? // Толль Н. П. Скифы и гунны: Из истории кочевого мира. Прага: Евраз. кн. изд-во, 1928. С. 83-106.* То же. Прага: Евраз. кн. изд-во, 1928. 26 с.* К познанию русских степей // Версты. 1928. Вып. 3. С. 215-241. К проблеме индустриализации // Евраз. хроника. Париж, 1928. Вып. 10. С. 61-63. По Доуралью и Сибири // Евраз. хроника. Париж, 1928. Вып. 10. С. 88-97. О русских курортах // Евразия. 1928. № 2. С. 2-3; № 3. С. 3. Задание евразийства // Евраз. сб. Прага, 1929. С. 4-5. Газета “Евразия” не есть евразийский орган // Алексеев Н. Н., Ильин В. Н., С авицкий П. Н. О газете “Евразия”: Газета “Евразия не есть евразийский орга н. Париж, 1929. С. 3-12. Из статьи П. Н. Савицкого “Газета “Евразия” не есть е вразийский орган” 5-18 янв. 1929г. // Политическая история русской эмиграции 1920-1940 гг. С.273-280. В борьбе за евразийство. Прага, 1931. 54 с.* То же // Тридцатые годы. Париж, 1931. С. 1-52. То же // Савицкий П. Н. Континент Евразия. М., 1997. С. 161-216. Главы из “Очерка географии России” // Тридцатые годы. Париж, 1931. С. 87-104. Lubenskij S. [псевд. П . Н . Савицкого ] L ’ Eurasisme // Le Monde slave. 1931. Vol. 8. N. I. P. 69-91. Vostokov P. [ псевд . П . Н . Савицкого ] L’ U.R.S.S. en 1930 // Le Monde slave. 1931. Vol. 8. N. VII. P. 131-149. Une page de l’ histoire de la conscience nationale russe (A la m moire de V. V. Bartol’ d.) // Le Monde slave. 1931. Vol. 8. N. VIII. P. 273-288. Vostokov P. Le plan quinquennale de l’ U.R.S.S. // Le Monde slave. 1931. Vol. 8. N. IX. P. 385-404. Из прошлого русской географии: Периодизация истор ии русских открытий // Научные труды Русского университета. Прага, 1931. Т. IV. С. 27 2-296.* Оповещение об открытии (Евразия в лингвистических признаках) // Евр а зия в свете языкознания: Сб. ст. Прага , 1931. С . 5-8. Savickij P. L’ Eurasie r v l e par la linguistique // Le Monde slave. 1931. Vol. 8. N. 3. P. 364-370. Пе р. на фр. язык. Месторазвитие русской промышленности. Берлин: Евраз. кн. изд-во, 1932. Вып.1: Вопросы индустриализации. 163 с. Пятилетний план и хозяйственное развитие страны // Новый град. Париж , 1932. № 5. estina sv ta. Rusko jako zem pisn a historick celek. Praha, 1933.* La conception eurasiste de l’ histoire // VII Congres International des Sciences historiques. R sum s des communications pr sent es au Congres. Varsovie, 1933. Vol. 2. P. 210-214.* На международном съезде историков в Варшаве. 1933 г. (из резюме докл.) // Евразия: Ист. взгляды рус. эмигрантов. М., 1992. С. 40. В сокращении. Очередные вопросы экономики Евразии // Новая эпоха: Идеократия: П о литика: Экономика. Нарва, 1933. С. 10-14. Идет ли мир к идеократии и плановому хозяйству: Ответ на анкету // Е в раз. тетради. Париж, 1934. Вып. 2/3. С. 1-29. Ist eine westlerische Auffassung der russischen Geschichte noch m glich? // Slavische Rundschau. 1933. Bd. 5. S. 337-342.* Географические и геополитические основы евразий ства // Евразия: Ист. взгляды рус. эмигрантов. М., 1992. С. 110-118. Пер. с нем. яз. (1934 г.) Вперв ые на рус. яз. То же // Элементы. 1993. № 3. С. 51-54. То же // Савицкий П. Н. Континент Евразия. М., 1997. С. 295-303. К преодолению провинциализма // Евраз. хроника. Берл ин, 1935. Вып. 11. С. 5-12. О денежном обращении // Евразийские тетради. Вып. 5. Па риж.1935. С. 8-13. Совместно с А. Лепаусисом. “Подъем” и “депрессия” в древнерусской истории // Евраз. хроника. Бе р лин, 1935. Вып. 11. С. 65-100. Разрушающие свою родину: (Снос памятников искусства и распродажа м у зеев СССР). Берлин: Изд-во евразийцев, 1936. 42 с.* Гибель и воссоздание неоценимых сокровищ: Разрушение русского зодч е ского наследия и необходимость его восстановления. Прага: Изд-во евр а зийцев, 1937. 40 с.* Ритмы монгольского века // Евраз. хроника. Берлин, 1937. Вып. 12. С. 104-155 За творческое понимание культуры русского мира. Пр ага, 1938-1939. 27 с. Единство мироздания // Евразия: Ист. взгляды рус. эмигрантов. М., 1992. С. 173-175. П убл. впервые. То же // Савицкий П. Н. Континент Евразия. М., 1997. С.134-135. Сила традиции и сила творчества // Евразия: Ист. взгляды рус. эмигра н тов. М., 1992. С. 58. Публ. впервые. То же // Савицкий П. Н. Континент Евразия. М., 1997. С. 138-139.. Идеи и пути евразийской литературы // Русский узел евразийства: Восто к в рус. мысли. М., 1997. С. 369-388. Проблемы русской истории // Там же. С. 389-402. Русские среди народов Евразии: Методологическое введение в проблем у // Там же. С. 403-405. Основы геополитики России // Там же. С. 406-411. Савицкий П. Н. Континент Евразия / Сост. А. Г. Дугин. М.: Аграф, 1997. 461 с. Евразийство как исторический замысел // Там же. С. 98-112. Евразийская концепция русской истории // Там же. С. 123-126. В порядке обсуждения: (к вопросу об экономической доктрине евразийс т ва) // Там же. С. 254-272. Садовский Я. Д. Оппонентам евразийства: (письмо в редакцию) // Евраз. временник. Бе р лин, 1923. Кн. 3. С. 149-174. Из дневника “Евразийца” // Евраз. временник. Берлин, 1925. Кн. 4. С. 378-405 . Святополк-Мирский Д. П. О московской литературе и протопопе Аввакуме: Два отрывка // Евраз. временник. Берлин, 1925. Кн. 4. С. 338-350. То же // Русский узел евразийства: Восток в рус. мысли. М., 1997. С. 331-342. Чем объяснить наше прошлое и чего ждать от нашего будущего? Париж, 1926. 86 с .* Поэты и Россия // Версты. 1926. Вып. 1. С. 143-146. То же // Русский узел евразийства: Восток в рус. мысли. М., 1997. С. 343-347. Веяния смерти в предреволюционной литературе // Версты. 1927. Вып. 2. С. 247-254. То же // Русский узел евразийства: Восток в рус. мысли. М., 1997. С. 358-365. О Толстом // Евразия. 1928. №1. Избрание Хувера // Евразия .1928. №2. Американа // Евразия. 1928. № 3. C. 4. Заметки о пролетарской литературе // Евразия. 1928. № 5. М. Светлов. Ночные встречи // Там же. Тютчев Ф.: К 125-летию со дня рождения // Евразия. 1928. № 6. С. 5-6. Годовщины: Некрасов. Зинаида Гиппиус. В. Хлебников. Джойс // Версты. 1928. Вып . 3. С. 140-149. “1905 год” Бориса Пастернака // То же. С. 150- 154. Заметки об эмигрантской литературе // Евразия.1929. № 7. То же // Русский узел евразийства : Восток в рус. мысли. М., 1997. С. 354-357. Пролетариат и идея класса // Евразия. 1929. № 9. С. 2-3. Хлебников // Евразия. 1929. № 10. “Наш марксизм” // Евразия. 1929. № 11. С. 3. Три тезиса об идеократии // Евразия. 1929. № 12. С. 2-3. Роман Тынянова о Грибоедове // Евразия . 1929 . №13. К вопросу об отличии России от Европы // Евразия. 1929. № 14. С. 1-2. Литература о кино // Евразия. 1929. № 15. Николай Тихонов // Евразия. 1929. № 17. Социальная природа русской власти // Евразия. 1929. № 18. С. 1-3; № 19. С. 3. Фильм В. Пудовкина “Потомок Чингис-хана” // Евразия. 1929. № 22. С. 8. Национальности СССР // Евразия. 1929. № 22. C.3; № 23. С. 3-4; № 24. С. 5-6; № 25. С. 1-2; № 26. С. 1-2; № 27. С. 1-3; № 28. С . 1-2; № 29. С. 1-2; № 30. С. 1-2; № 31.С. 1-2; № 32. С. 1-3; № 33. С. 1-3; № 34. С.1-3; № 35. С. 1-2. Литература о Толстом// Там же. С. 348-353. Малаков и Вишняк // Евразия. 1929. № 22, 23,25- 35. Нико Пироманишвили // Евразия . 1929. № 23. Чехов ( 1904-1929) // Евразия . 1929. № 31. “Современные записки”. Кн. 39 // Евразия. 1929. № 33. Проза поэтов // Евразия. 1929. № 34. Сеземан В. Э. Сократ и проблема самопознания // Евраз. временник. Берлин, 1925. Кн. 4. С. 224-267. Искусство и культура // Версты. Париж, 1927. Вып. 2. С. 185-204. Гейгер. Подходы к эстетике // Евразия. 1928. № 6. С. 3-4. А. Ф. Лосев: Диалектика художественной формы // Евразия. 1928. № 6. С. 5. Макс Шеллер // Евразия. 1928. № 2. C. 7-8. Основы славянофильства / Публ. И. А. Савкина // Начала. 1992. № 4. С. 64-72. Публ. вперв ые. Степанов И. Белые, красные и евразийство. Брюссель: Евраз. кн. изд-во, 1927. 63 с.* Сувчинский П. П. Сила слабых // Исход к Востоку. София, 1921. С. 4-8. То же // Мир России — Евразия. М., 1995. С. 55-58. То же // Исход к Востоку. М ., 1997. С . 58-65. The Strength of the Weak // Exodus to the East. Idyllwild, 1996. P. 8-11. Пер. на англ. яз. Эпоха веры // Исход к Востоку. София, 1921. С. 14-27. То же // Исход к Востоку. М ., 1997. С . 74-98. The Age of Faith // Exodus to the East. Idyllwild, 1996. P. 17-29. Пер. на англ. яз. Вечный устой // На путях. Берлин, 1922. С. 99-133. “Знамение былого”: О Лескове // На путях. Берлин, 1922. С. 134-146. То же // Русский узел евразийства: Восток в рус. мысли. М., 1997. С. 300-308. То же. // Моск. журн. 1999. № 5 . С. 43-48. То же // Петр Сувчинский и его время. М.: Изд. объед-е “Композитор”, 1999. С. 156-161. Типы творчества: Памяти А. Блока // На путях. Берлин, 1922. С. 147-176. То же // Вестн. МГУ. Сер. 9, Филология. 1991. № 3. С. 53-68. То же // Русский узел евразийства: Восток в рус. мысли. М., 1997. С. 309-328. То же // Петр Сувчинский и его время. М.: Изд. объед-е “Композитор”, 1999. С. 130-144. К преодолению революции // Евраз. временник. Берлин , 1923. Кн. 3. С. 30-51. То же // Наш современник. 1992. № 2. С. 153-160. То же // Европейский альманах. М., 1993. С. 50-60. То же // Вандалковская М. Г. Историческая наука российской эмиграции: “е вразийский соблазн”. М., 1997. С. 308-325. То же // Русский узел евразийства: Восток в рус. мысли. М., 1997. С. 205-223. Страсти и опасность // Россия и латинство. Берлин, 1923. С . 16-39. Инобытие русской религиозности // Евраз. временник. Берлин, 1923. Кн. 3. С. 81-106. То же // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 9. Филология. 1994. №3. С.83-88; №4. С. 29-38. Идеи и методы // Евраз. временник. Берлин, 1925. Кн. 4. С. 24-65. Два ренессанса (90-е — 900-е и 920-е годы) // Версты. 1926. Вып. 1. С . 136-142. То же // Петр Сувчинский и его время. М.: Изд. объед-е “Ко мпозитор”, 1999. С. 214-219. По поводу Апокалипсиса нашего времени В. Розанова // Версты. 1927. Вып. 2. С . 289-293. То же // Петр Сувчинский и его время. М.: Изд. объед-е “Композитор”, 1999. С. 152-155. К познанию современности // Евраз. временник. Берлин , 1927. Вып. 5. С. 7-27. То же // Петр Сувчинский и его время. М.: Изд. объед-е “Композитор”, 1999. С. 220-235. О ликвидации и наследии социализма // Евраз. хроника. Париж, 1927. Вып. 7. С. 13-15. Монархия или сильная власть // Евраз. хроника. Париж, 1927. Вып. 9. С. 22-24. К типологии правящего слоя новой России // Евраз. хроника. Париж, 1928. Вып. 10. С. 8-14. Новый “Запад” // Евразия. 1928. № 2. С. 1-2. О революционном монизме // Евразия. 1928. № 5. С. 8. Письма в Россию // Версты. Париж, 1928. Вып. 3. С. 127-134. Революция и власть // Евразия. 1929. № 8. С. 2-3. Третье начало // Евразия. 1929. № 9. С . 1-2. Pax Eurasiana // Евразия . 1929. № 10. С. 2. О современном евразийстве // Евразия. 1929. № 11. С. 1-2. Тезисы П.П. Сувчинского к Пражскому совещанию евразийцев 3 дек. 1927г.// Пол итическая история русской эмиграции. 1920-1940 гг. С. 272-273. Толль Н. П. Скифы и гунны: Из истории кочевого мира. Прага: Евраз . кн. изд-во, 1928.* Трубецкой Н. С. Европа и человечество. София: Рос.-Болг. кн. изд-во, 1920. 88 с. То же // Вече. 1987/1988. № 27. С. 89-113; № 28. С. 127-149; № 29. С. 99-111. То же / Коммент. О. С. Широков // Вестн. МГУ. Сер. 9, Филология. 1992. № 1. С. 66-88; № 2. С. 71-90. То же // Россия и Европа: Опыт соборного анализа. М.: Наследие, 1992. С. 234-243. Фра гменты. То же // Евразия: Ист. взгляды рус. эмигрантов. М., 1992. С. 51-54. Фра г менты. То же // В поисках своего пути: Россия между Европой и Азией. М., 1994. С. 125-130. Фр агменты. То же // Трубецкой Н. С. История. Культура. Язык. М., 1995. С. 55-104. То же // Альма матер. 1996. №1. С. 3-14. То же // Трубецкой Н. С. Наследие Чингисхана. М ., 1999. С . 25-90. Europa und die Menschheit. Aus dem Russ. bersetzt von R. O. Jacobsohn und F. Schl zer. Mit einem Vorwort von Otto Hoetzsch. M nchen, 1922. 107 s.* Пер. н а нем. язык. L’ Europa e l’ umanita. La prima critica all’ eurocentrismo. Torino: Einaudi, 1982.* Пер. на ит. язык. Europe and Mankind // The Legacy of Genghis Khan and Other Essays on Russia’ s Identity. Ed., and with a postscript, by A. Liberman. Ann Arbor: Mich i gan Slavic Publication, 1991. P. 1-64. Пер. на англ. язык. Об истинном и ложном национализме // Исход к Востоку. София, 1921. С. 71-85. То же // Исход к Востоку. М., 1997. С. 172- 196. То же // К проблеме русского самопознания. Париж, 1927. С. 10-20. То же // Север. 1990. № 12. С. 144-151. То же // Вестн. МГУ. Сер. 9, Филология. 1991. № 1. С. 77-87. То же // Лит. учеба. 1991. № 6. С. 144-150. То же // Пути Евразии. М., 1992. С. 316-330. То же // Россия между Европой и Азией: Евраз. соблазн. М., 1993. С. 36-47. То же // Вопр. экономики. 1994. № 2. С. 108-114. В сокращении. То же // Мир России — Евразия. М., 1995. С. 43-54. То же // Трубецкой Н. С. История. Культура. Язык. М., 1995. С. 114-125. То же // Трубецкой Н. С. Наследие Чингисхана. М ., 1999. С . 102-117. On True and False Nationalism // The Legacy of Genghis Khan... P. 65-80. Пер. на англ. язык. Idem // Exodus to the East. Idyllwild, 1996. P. 69-79. Пер. на англ. яз. Верхи и низы русской культуры: Этническая основа русской культуры // И сход к Востоку. София, 1921. С. 86-103. То же // К проблеме русского самопознания. Париж, 1927. С. 21-33. То же // Вестн. МГУ. Сер. 9, Филология. 1991. № 1. С. 87-98. То же // Пути Евразии. М., 1992. С. 330-345. То же // Трубецкой Н. С. История. Культура. Язык. М., 1995. С. 126-140. То же // Исход к Востоку. М.,1997. С. 197-226. То же // Трубецкой Н. С. Наследие Чингисхана. М ., 1999. С . 118-135. The Upper and Lower Stories of Russian Culture // The Legacy of Genghis Khan... P. 81-100. Пер. на англ. я зык. Idem // Exodus to the East. Idyllwild, 1996. P. 80-94. Пер. на англ. яз. [Предисловие] // Уэльс Г. Россия во мгле. София, 1921. С. 3-18.* То же // Трубецкой Н. С. История. Культура. Язык. М., 1995. С. 458-468. Религии Индии и христианство // На путях. Берлин, 1922. С. 177-229. То же // Вестн. МГУ. Сер. 9, Филология. 1991. № 2. С. 23-45. То же // Лит. учеба. 1991. № 6. С. 131-144. То же // Трубецкой Н. С. История. Культура. Язык. М., 1995. С. 267-294. То же // Трубецкой Н. С. Наследие Чингисхана. М., 1999. С. 293-327. “Русская проблема” // На путях. Берлин. 1922. С. 294-316. То же // Россия между Европой и Азией: Евраз. соблазн. М., 1993. С. 48-58. То же // Вопр. экономики. 1994. № 2. С. 114-116. Фрагменты. То же // Трубецкой Н. С. История. Культура. Язык. М., 1995. С. 295-306. То же // Трубецкой Н. С. Наследие Чингисхана. М ., 1999. С . 328-342. The Russian Problem // The Legacy of Genghis Khan... P. 101-116. Пер. на англ. язык. Соблазны единения // Россия и латинство. Берлин, 1923. С. 121-140. То же // Трубецкой Н. С. История. Культура. Язык. М., 1995. С. 307-318. То же // Трубецкой Н. С. Наследие Чингисхана. М ., 1999. С . 343-357. The Temptation of Religious Union // The Legacy of Genghis Khan... P. 117-136. Пер. на англ. язык. У дверей: Реакция? Революция? // Евраз. временник. Берлин, 1923. Кн. 3. С. 18-29. То же // Трубецкой Н. С. История. Культура. Язык. М., 1995. С. 319-326. То же // Трубецкой Н. С. Наследие Чингисхана. М ., 1999. С . 358-366. At the Door. Reaction? Revolution? // The Legacy of Genghis Khan... P. 137-146. Пер. на англ. язык . Вавилонская башня и смешение языков // Евраз. временник. Берлин, 1923. Кн. 3. С . 107-124. То же // Изв. РАН. Сер. лит. и яз. 1990. Т. 49, № 2. С. 152-160. То же // Евразия: Ист. взгляды рус. эмигрантов. М., 1992. С. 138-151. То же // Мир России — Евразия. М., 1995. С. 73-83. То же // Трубецкой Н. С. История. Культура. Язык. М., 1995. С.327-338. То же // Трубецкой Н. С. Наследие Чингисхана. М ., 1999. С . 367-381. The Tower of Babel and the Confusion of Tongues // The Legacy of Genghis Khan... P. 147-160. Пер. на англ. язык. Мы и другие // Евраз. временник. Берлин, 1925. Кн. 4. С. 66-81. То же // Наш современник. 1992. № 2. С. 160-167; № 3. С. 164-173. То же // Россия между Европой и Азией: Евраз. соблазн. М ., 1993. С. 77-89. То же // Мир России — Евразия. М.,1995. С. 97-110. То же // Трубецкой Н. С. История. Культура. Язык. М., 1995. С.349-361. То же // Русский узел евразийства : Восток в рус. мысли . М., 1997. С. 98-114. То же // Трубецкой Н. С. Наследие Чингисхана. М., 1999. С. 393-411. О туранском элементе в русской культуре // Евраз. временник. Берлин, 1925. К н. 4. С. 351-377. То же // К проблеме русского самопознания. Париж, 1927. С. 34-53. То же // Вестн. МГУ. Сер. 9, Филология. 1990. № 6. С. 60-77. То же // Евразия: Ист. взгляды рус. эмигрантов. М, 1992. С. 81-84. Фра г менты. То же // Этногр. обозрение. 1992. № 1. С. 92-106. То же // Россия между Европой и Азией: Евраз. соблазн. М, 1993. С. 59-76. То же // Вопр. экономики. 1994. № 2. С. 116-121. В сокращении. То же // Трубецкой Н. С. История. Культура. Язык. М., 1995. С. 141-161. 136-162. И.Р. [Н(И)колай Т(Р)убецкой] Наследие Чингисхана: Взгляд на русскую и с торию не с Запада, а с Востока. Берлин, 1925. 60 с. То же // Вестн. МГУ. Сер. 9, Филология. 1991. № 4. С. 33-78. То же // Трубецкой Н. С. История. Культура. Язык. М., 1995. С. 211-266. То же // Трубецкой Н. С. Наследие Чингисхана. М ., 1999. С . 223-292. The Legacy of Genghis Khan // Cross Currents. 1990. 9. P. 17-68.* Пер. на англ. язык. Idem // The Legacy of Genghis Khan... P. 161-232. Наш ответ. Париж, 1925. 11с. То же // Трубецкой Н. С. История. Культура. Язык. М., 1995. С. 339-348. То же // Трубецкой Н. С. Наследие Чингисхана. М., 1999. С. 382-394. “Хожение Афанасия Никитина как литературн ый памятник // Версты. 1926. Вып.1. С. 164-186. То же // Семиотика. М., 1983. С. 437-461. То же // Русский узел евразийства: Восток в рус. мысли . М., 1997. С. 267-299. К украинской проблеме // Евраз. временник. Париж, 1927. Кн. 5. С. 165-184. То же // Вестн. МГУ. Сер. 9, Филология. 1990. № 4. С. 64-79. То же // Наш современник. 1992. № 3. С. 164-173. То же // Трубецкой Н. С. История. Культура. Язык. М., 1995. С. 105-113. То же // Русский узел евразийства: Восток в рус. мысли. М., 1997. С. 115- 137. То же // Трубецкой Н. С. Наследие Чингисхана. М ., 1999. С . 412-434. The Ukranian Problem // The Legacy of Genghis Khan... P. 245-268. Пер. на англ. язык. О государственном строе и форме правления // Евраз. хроника. Париж, 1927. Вы п. 8. С. 3-9. То же // Трубецкой Н. С. История. Культура. Язык. М., 1995. С. 406-416. То же // Трубецкой Н. С. Наследие Чингисхана. М., 1999. С. 480-492. О метрике частушки // Версты. 1927. Вып. 2. С. 205-223. То же // Избранные труды по филологии. М., 1987. С. 371-390. Общеевразийский национализм // Евраз. хроника. Париж, 1927. Вып. 9. С. 24-31. То же // Свободная мысль. 1992. № 7. С. 111-116. То же // Россия между Европой и Азией: Евраз. соблазн. М., 1993. С. 90-99. То же // Вопр. экономики. 1994. № 2. С. 122-125. То же // Трубецкой Н. С. История. Культура. Язык. М., 1995. С. 417-427. То же // Трубецкой Н. С. Наследие Чингисхана. М ., 1999. С . 493-505. Pan-Eurasian Nationalism // The Legacy of Genghis Khan... P. 233-244. Пер. на англ. язык. Общеславянский элемент в русской культуре // К проб леме русского с а мопознания. Париж, 1927. С. 54-94. То же // Трубецкой Н. С. История. Культура. Язык. М., 1995. С. 162-210. То же // Трубецкой Н. С. Наследие Чингисхана. М ., 1999. С . 163-219. The Common Slavic Element in Russian Culture. Ed. by L. Stilman. New York: Columbia University, 1950.* Пер. на ан гл. язык. Идеократия и пролетариат // Евразия. 1928. № 1. С. 10-15; № 2. С. 8-13. Идеократия и армия // Евраз. хроника. Париж, 1928. Вып. 10. С. 3-8. То же // Трубецкой Н. С. История. Культура. Язык. М., 1995. С. 428-435. То же // Трубецкой Н. С. Наследие Чингисхана. М., 1999. С. 506-515. Ответ Д. И. Дорошенку // Евраз. хроника. Париж, 1928. Вып. 10. С . 51-59. То же // Вестн. МГУ. Сер. 9, Филология. 1990. № 5. С. 67-77. То же // Трубецкой Н. С. Наследие Чингисхана. М., 1999. С. 456-471. Мысли об автаркии // Новая эпоха: Идеократия: Политик а: Экономика. Нарва, 1933. С. 25-26. То же // Трубецкой Н. С. История. Культура. Язык. М., 1995. С. 436-437. То же // Трубецкой Н. С. Наследие Чингисхана. М., 1999. С. 516-517. Идет ли мир к идеократии и плановому хозяйству? // Евраз.тетради. П а риж, 1934. Вып. 2/3. С. 1-29.* Об идее-правительнице идеократического государства // Евраз. хроника . Берлин, 1935. Вып. 11. С. 29-37. То же // Трубецкой Н. С. История. Культура. Язык. М., 1995. С. 4 38-443. То же // Трубецкой Н. С. Наследие Чингисхана. М., 1999. С. 518-525. То же // Политическая история русской эмиграции. 1920-1940 гг . С . 291- 296. On the Idea Governing the Ideocratic State // The Legacy of Genghis Khan... P. 269-276. Пер. на англ. яз ык. О расизме // Евраз. тетради. Париж, 1935. Вып. 5. С. 43-54.* То же // Лит. учеба. 1991. № 6. С. 150-154. То же // Нева. 1994. № 7. С. 257-263. То же // Трубецкой Н. С. История. Культура. Язык. М., 1995. С. 449-457. То же // Трубецкой Н. С. Наследие Чингисхана. М ., 1999. С . 532-542. On Racism // The Legacy of Genghis Khan... P. 277-288. Пер. на англ. язык. Упадок творчества // Евраз. хроника. Берлин, 1937. Вып. 12. С. 10-16. То же // Трубецкой Н. С. История. Культура. Язык. М., 1995. С. 444-44 8. То же // Трубецкой Н. С. Наследие Чингисхана. М ., 1999. С . 526-531. The Decline in Creativity // The Legacy of Genghis Khan... P. 289-294. Пер. на англ. язык. История. Культура. Язык / Вступ. ст. Н. И. Толстого, Л. Н. Гумилева. М.: Прогрес с: Универс,1995. 800 с. (Филологи мира). Autobiographische Notizen von N. S. Trubetzkoy, mitgeteilt von R. Jacobson // Trubetzkoy N. S. Grundz ge der Phonologie. 4. Auflage. G ttingen: Vande n hoeck und Ruprecht, 1967. S. 273-278. Флоровский Г. В. Вечное и преходящее в учении русских славянофилов // Юбилейная книга в честь на Стефан Бобчев. София, 1921. С. 59-77.* То же // Начала. 1991. № 3. С. 30-50. То же // Флоровский Г. В. Из прошлого русской мысли. М., 1998. С. 31-51. Разрывы и связи // Исход к Востоку: Предчувствия и свершения. София, 1921. С . 9-13. То же // Исход к Востоку. М.,1997. С. 66-73. То же // Флоровский Г. В. Из прошлого русской мысли. М ., 1998. С . 52-56. The Slyness of Reason // Philosophy: Philosophical Problems and Movements. The Collected W orks of Georges Florovsky. Vaduz, Lichtenstein, 1989. P. 13-22. Пер. на англ. яз. The Cunning of Reason // Exodus to the East. Idyllwild, 1996. P. 30-40. Пер. на англ. яз. Хитрость разума // Исход к Востоку. София, 1921. С. 28-39. То же // Исход к Востоку .М., 1997. С. 99-119. То же // Флоровский Г. В. Из прошлого русской мысли. М ., 1998. С . 57-67. The Cunning of Reason // Exodus to the East. Idyllwild, 1996. P. 30-40. Пер. на англ. яз. О народах неисторических: Страна отцов и страна детей // Исход к Вост о ку. София, 1921. С. 52-70. То же // Мир России — Евразия: Антология. М., 1995. С. 27-42. То же // Исход к Востоку. М.. 1997. С. 140-171. То же // Флоровский Г. В. Из прошлого русской мысли. М ., 1998. С . 87-103. About Non-Historical Peoples (The Land of the Fathers and the Land of the Children) // Exodus to the East. Idyllwild, 1996. P. 52-68. Пер. на англ. яз. О патриотизме праведном и греховном // На путях. Берлин, 1922. С. 230-293. То же // Параллели (Россия-Восток-Запад): Альманах философской ко м паративистики. М., 1991. Вып. 2. С. 146-183. То же // Флоровский Г. В. Из прошлого русской мысли. М., 1998. С. 132-165. Два завета // Россия и латинство. Берлин, 1923. С. 152-176. Франк С. Л. Религия и наука. Берлин: Евраз. кн. изд-во, 1925. 23 с . То же // Путь. 1926. № 4. С. 145-147. Основы марксизма. Берлин: Евраз. кн. изд-во, 1926. 50 с. Собственность и социализм // Евраз. временник. Париж, 1927. Кн. 5. С. 262-284. Хара-Даван Э. Д. Евразийство с точки зрения монгола // Евраз. хроника . Париж, 1928. Вып. 10. С. 27-30. Чингис-хан как полководец и его наследие: Культурн о-исторический очерк Монгольской империи ХII-ХIV веков. Белград, 1929. 232 с.* То же. Элиста: Калмыцкое книж. изд-во, 1991. 222 с.* О кочевом быте / Предисл. П. Н. Савицкого // Тридцатые годы. Париж, 1931. С. 83-86. Чухнин В. Время, культура и тело: К познанию культурных задач современности // Тридцатые годы. Париж, 1931. С. 147-189. Чхеидзе К. А. Лига наций и государства-материки // Евраз. хроника. Париж, 1927. Вып. 8. С. 32-35. Теория двух состояний А. П. Щапова // Евразия. 1928. № 4. С. 3-5. Евразийство и ВКП(б) // Евраз. сб. Прага, 1929. С. 38-40. Из области русской геополитики // Тридцатые годы. Париж, 1931. С. 105-114. К проблемам идеократии // Новая эпоха: Идеократия: Политика: Эконом и ка. Нарва, 1933. С. 15-22. Идет ли мир к идеократии и плановому хозяйству: Ответ на анкету // Е в раз. тетради. Париж, 1934. Вып. 2/3. С. 1-29. Идеократическое содержание хозяйства // Евраз. хроника. Берлин, 1935. Вып. 11. С. 51-56. О национальном вопросе // Евраз. тетради. Париж, 1936. Вып . 6. С. 18-24. Шахматов М. В. Подвиг власти: Опыт по истории государственных иде алов в России // Е в раз. временник. Берлин, 1923. Кн. 3. С. 55-80. То же // Евразия: Ист. взгляды рус. эмигрантов. М., 1992. С. 124-129. Фрагменты. Государство правды: Опыт по истории государственных идеалов в Росси и // Евраз. временник. Берлин, 1925. Кн. 4. С. 268-304. Штейнберг А. З. Достоевский и еврейство // Версты. 1928. Вып. 3. С. 94-109. Ответ Л.П.Карсавину // Версты. 1928. Вып. 3. С. 87-94. То же // Тайна Израиля: “Еврейский вопрос” в рус. рели г. мысли конца XIX — первой половины ХХ вв. СПб., 1993. С. 460-467. Якобсон Р. О. К характеристике Евразийского языкового союза. Па риж: Изд-во еврази й цев, 1931. 59 с. О фонологических языковых союзах // Евразия в свете языкознания. Прага , 1931. С . 9-11. Jakobson R. O. Les unions phonologiques de langues // Le Monde slave. 1931. Vol. 8. N. 3. P. 371-378. V. ЛИТЕРАТУРА О ЕВРАЗИЙСТВЕ Бердяев Н. А. Евразийцы // Путь. 1925. № 1. С. 134-139. То же // Путь. М., 1992. С. 101-106. То же // Евразия: Ист. взгляды рус. эмигрантов. М., 1992. С. 28-36. В с о кращени и. То же // Россия между Европой и Азией: Евраз. соблазн. М ., 1993. С. 292-300. То же // Евразия. 1995. № 1 (3). С. 29-34. Бердяев Н. Утопический этатизм евразийцев // Путь. 1927. № 8. С. 141-144. То же // Россия между Европой и Азией: Евраз. соблазн. М., 1993. С. 301-306. То же // Мир России — Евразия. М., 1995. С. 328-335. Билимович А. Д. Богоискатели, евразийцы и материальная культура // Рус. мысль. 1922. № 8/12. С. 83-101. Бицилли П. М. Народное и человеческое: По поводу “Евр азийского вр е менника” // Соврем. зап. 1925. Кн. 25. С. 484-493. Бицилли П. М. Два лика евразийства // Соврем. зап. 1927. Кн. 31. С. 421-434. То же // Россия между Европой и Азией: Евраз. соблазн. М., 1993. С. 279-291. То же // Мир России — Евразия. М., 1995. С. 335-349. То же // Бицилли П. М. Избранные труды по филологии. М., 1996. С. 35-48. Бицилли П. М. [Рецензия] // Совр. зап. 1927. Кн. 34. С. 514-522. Рец. на кн.: Вернадский Г. В. На чертание русской истории. Ч. 1. Прага, 1927. Гессен С. И. Евразийство // Совр. зап. 1925. Кн. 25. С. 494-508. Зеньковский В. В. Русские мыслители и Европа: Критика европейской кул ьтуры у русских мыслителей. 2-е изд. Париж, 1955. 268 с. Из содерж.: [К. Н. Леонтьев. Евра зийцы]. С. 157-167. Первое издание: Париж, 1926. То же // Зеньковский В. В. Русские мыслители и Европа. М., 1997. С. 75-86. Ильин В. Евразийство // Ступени. 1992. № 2. С. 58-79.* Ильин И. А. Самобытность или оригинальничанье? // Рус. мысль. 1927. № 1. С. 59-63. То же // Начала. 1992. № 4. С. 59-63. То же // Мир России — Евразия . М., 1995. С. 349 - 354 Карсавин Л. П. Европа и Евразия // Соврем. зап. 1923. Кн. 15. С. 297-314. Кизеветтер А. А. Евразийство // Рус. экон. сб. Прага, 1925. № 3. С. 50-65.* То же // Филос. науки. 1991. № 12. С. 123-136. То же // Россия между Европой и Азией: Евраз. соблазн. М., 1993. С. 266-278. То же // Мир России — Евразия. М., 1995. С. 315-328. То же // Вандалковская М.Г. Историческая наука россий ской эмиграции: “Евразийский соблазн”.М.,1997.С.336-341. Кизеветтер А. А. Евразийство и наука // Slavia. 1929/1930. № 7. С. 426-430. Кизеветтер А.А. Русская история по-евразийски// Вандалковская М.Г. и с торическая наука российской эмиграции: “Евразийский соблазн”.М.,1997. С .341-348. Кизеветтер А. А. Славянофильство и евразийство: Лекция, записанная кн. К. А. Чхеидзе, прочитана 20 ноября 1928 г. // Евразия: Ист. взгляды рус. эмигрантов. М ., 1992. С. 19-25. Кривошеева Е. К истории евразийства. 1922-1924// Российский архив. М.,1924. Мещеряков Н. О новых настроениях русской интеллигенции // Печать и рев олюция. 1921. № 3. С. 33-43. Мещеряков Н. Евразийцы // БСЭ. 1-е изд. 1931. Т.23. С . 827-828. Милюков П. Н. Русский “расизм” // Вандалковская М. Г. Ис торическая наука российской эмиграции: “евразийский соблазн”. М., 1997. С. 331-335. Милюков П. Н. Третий максимализм // Там же. С. 326-330. Одинцов Б. Н. Пределы Евразии // Научные труды Русского народного униве рситета в Праге. Прага, 1929. Т. 2. С. 152-164.* Одинец Д. М. [Рецензия] // Совр. зап. 1935. Кн. 59. С. 482-484. Рец. на кн.: Вернадский Г. В. Опыт истории Евразии с половины VI века до настоящего врем ени. Берлин, 1934. Руднев В. Евразийство // Соврем. зап. 1927. Кн. 30. С. 583-592. Слоним М. Евразийцы // Воля России. 1922. № 1. С. 9-21.* Степун Ф. А. [Рец. на кн. Евразийский временник. 1923. Вып. 3.] // Соврем. зап. Париж , 1924. Кн. 21. С. 400-407. Трубецкой Г. Ответ на письмо евразийцев // Путь. 1926. № 2. С . 135-136. То же // Путь. М.,1992. С. 248-249. Флоровский Г. Окамененное бесчувствие: По поводу полемики против е в разийцев // Путь. 1926. № 2. С. 128-133. То же // Путь. М., 1992. С. 242-246. То же // Начала. 1992. № 4. С. 73-80. То же // Флоровский Г. В. Из прошлого русской мысли. М., 1998. С.246-255. Флоровский Г. Метафизические предпосылки утопизма // Путь. 1926. № 4. С. 27-53. То же // Вопр. философии. 1990. № 10. С. 79-98. То же // Путь. М., 1992. С. 405-424. То же // Флоровский Г. В. Из прошлого русской мысли. М ., 1998. С. 265-292. Флоровский Г. Евразийский соблазн // Соврем. зап. 1928. Кн. 34. С. 312-346. То же / Коммент. А. Соболева // Новый мир. 1991. № 1. С. 195-211. То же // Россия между Европой и Азией: Евраз. соблазн. М., 1993. С. 237-265. То же // Мир России — Евразия. М.,1995. С. 354-385. То же // Флоровский Г. В. Из прошлого русской мысли. М., 1998. С. 311-343. Шлецер Б. Закат Европы [Рец. на кн. Н. С. Трубецкого “Европа и челов е чество”] // Соврем. зап. 1922. Кн . 12. С . 339-348. * * * Abeghian A. Eurasien und die Eurasier // Slavische Rundschau. 1926. Bd. 53. S. 86-90. Block H. Eurasien // Zeitschrift f r Geopolitik. 1926. Bd. 3. H. 1. S. 8-16.* Bourgeois Ch. L’ h ritage de Gengis-Khan, les Eurasiens // Etudes. 1927. 5. 8. P. 1-25.* Gorlin M. Die Philosophisch-politischen Str mungen in der russischen Emigr a tion // Osteuropa. Bd. 8. K nigsberg, 1932-1933. S. 279-294.* Leppmann W. Die russische Geschichswissenschaft in der Emigration // Zeitschrift f r osteurop ische Geschichte. 1931. Bd. 3 (N.F. 1). S. 215-248.* Lobanov Rostovsky A. Russia at the Crossroads: Europe or Asia // The Sl a vonic Review. 1928. Vol. VI. No. 18. P. 496-504. Miliukov P. Eurasianism and Europeanism in Russian History // Ferstschrift Th. G. Masaryk zum 80. Bonn, 1930. P. 225-236. Милюков П. Евразианизм и европеизм в русской истор ии / Пер. с англ. В. Хачатурян // Европ. Альманах: История. Традиции. Культура. М .,1994. С. 58-66. Mirskij B. Les Scythes. Quelques th ories russes sur la crise europ enne. Pr face de A. Aulag. Paris, 1924. 48 p.* Mirsky D. S. The Exodus to the East // Russian Life. 1922. No. 1. P. 210-212.* Mirsky D. S. Two Aspects of Revolution Nationalism // Russian Life. 1922. No. 5. P. 172-174.* Mirsky D. S. The Eurasian Movement // Slavonic Review. 1927. Vol. VI. No. 17. P. 311-319. Popov S., von. Das Eurasiertum [ Евразийство ] // Der west stliche Weg. 1928. Bd. 1. S. 117-124.* Russia in Russurrection. A Summary of the View and of the Aims of a New Party in Russia. By an English Europasian. London, 1928. murlo E.F. La Russia in Asia e in Europa // L’ Europa Orientale. 1921. V. 3. P. 169-186.* Tima ev N. Die politische Lehre der Eurasier // Zeitschrift f r Politik. 1929. Bd. 18. S. 598-612. Uzdowski M. Eurazjanizm. Nowa idea w rosyjskim ruchu przeciw-kommunistycznym. Warszawa. 33.* Wijk N., van. Eurazisme // De Gids. 1927. 91/4. S. 236-251.* Zdziechowski M. Europa, Rosja, Azia. Szkice polityczno-literackie. Wilno, 1923.* * * * А. Б. Евразийцы и трест // Возрождение. Париж,1953. № 30. С. 117-127. Аванесова Г.А. Особенности евразийского анализа культуры // Наука о ку льтуре: Итоги и перспективы. М., 1998. Вып. 4. С. 28-50 Автономова Н. С., Гаспаров М. Л. Якобсон, славистика и евразийство: Две ко ньюктуры. 1929-1953 : Докл. на конф. “100 лет Роману Якобсону”. Мос к ва, дек. 1996 // Но вое литературное обозрение. 1997. № 23. С. 97- 101. Автономова Н. С., Гаспаров М. Л. Якобсон, славистика и евразийство: Две ко ньюктуры. 1929-1953 // Роман Якобсон: Тексты, документы, исследов а ния. М., 1999. С . 334-340. Агурский М. Идеология национал-большевизма. Париж, 1980. Из содерж.: [Исход к Востоку]. С. 98-102. Алеврас Н. Н. Россия и Восток в концепции евразийцев // Россия и Восток: п роблемы взаимодействия. Уфа, 1993. С. 3-6. Алеврас Н. Н. Г. В. Вернадский и П. Н. Савицкий: Истоки евразийской концеп ции // Россия и Восток: проблемы взаимодействия: Тез. докл. и с о общ. к м еждунар. науч. конф. Челябинск, 1995. Ч. 1. С. 121-124. Andreev N. G. V. Vernadsky (August 20, 1887 — June 12, 1973) // Vernadsky G. Russian Historiography: A History. Belmont, Mass.: Norland Publishing Co., 1978. P. 513-526. Андреев Н. Г. В. Вернадский (20 августа 1887 г. — 12 июня 1973 г.) // З а писки русской академической группы в США. 1995. Т . IX. С . 182-193. Андреева Т. А. Место и роль интеллигенции в евразийской концепции // Россия и Восток: проблемы взаимодействия. Челябинск, 1995. Ч. 1. С. 124-127. Антощенко А. В. ”Евразия” или “Святая Русь”? (Евразийцы и А. В. Карт а шев) // Проблемы историографии, источниковедения и исторического крае ведения в вузовском курсе отечественной истории. Тез. выст. Омск, 1997. С. 58-62. Антощенко А. В. Вопросы внешней торговли в экономической концепции ев разийцев // Ученые записки Санкт-Петербургского им. В. Б. Бобкова ф и л иала Российской таможенной академии. СПб., 1997. 1 (3). С. 186-201. Антощенко А. В. Николай Сергеевич Трубецкой (1890-1938) // Историки России XVIII - ХХ веков. Вып. 5-й. М., 1998. С. 106-121. Антощенко А. В. Евразия или Святая Русь? (Российская пореволюцион ная э миграция в поисках утраченного идеала) // Ситуации культурного пер е лома. Мат-лы науч.-теор. семинара. Петрозаводск, 1998. С. 126-132. Антощенко А. В. Россия в контексте всемирной истории (еразийский пр о ект Г. В. Вернадского) // Евразия: культурное наследие древних цивил из а ций. Новосибирск, 1999. Вып. 1. Культурный космос Евразии. С. 33-34. Бе Г.С. Концепция евразийства в России: Истоки и современность. Авт о реф. дис…. канд. полит. наук. М., 1997. 21с. Бураева О. В. Проблема присоединения Сибири к России и евразийцы // Евра зия: культурное наследие древних цивилизаций. Новосибирск, 1999. Вып. 1. Культ урный космос Евразии. С. 117-118. Бушуев С. В. Евразийство и его критики // Бушуев С. В. Ис тория госуда р ства Российского: Историко-библиогр. очерки. М.: Книж ная палата, 1994. С. 27-32. Вандалковская М. Г. Историческая наука российской эмиграции в Европе в 20-е — 30-е гг.: (Основные центры, направления и проблемы) // Культу р ное наследие российской эмиграции 1917-1940. Москва: Наследие, 1994. Кн. 1. С. 71-79. Вандалковская М. Г. Историческая наука российской эмиграции: “Еврази й ский соблазн” / РАН. Ин-т рос. нстории. М., 1997. 349 с. Варшавский В. С. Незамеченное поколение. Нью-Йорк, 1956. Из содерж.: [О еврази йцах]. С. 35, 39, 40, 43, 46, 51, 90-91. Вейдле В. В. Россия и Запад // Вопр. философии. 1991. № 10. С. 63-71. Вернадский Г. В.: Биография // Русский узел евразийства: Восток в рус. мыс ли. М., 1997. С.224-226. Вернадский Г. В. П. Н. Савицкий: 1895-1968 // Нов. журн. 1968. Кн. 92. С. 273-277. Вилента И. В. Концепция истории России в научном нас ледии евразийцев. Автореф. дис… канд. ист. наук. М., 1996. Вилента И. В. Проблема патриотизма в трудах евразийцев // Интеллиге н ция, провинция, Отечество: проблемы истории, культуры, политики. Тез. д окл. науч.-теор. конф. Иваново: Ивановский гос. ун-т, 1996. С. 401-402. Вилента И. В. Идея самобытности России в исторической концепции евр а зийцев // Вестн. Моск. Ун-та. Сер. 8, История. 1998. № 1. С. 27-58. Волкогонова О. Д. Евразийство: эволюция идеи // Вест. МГУ. Сер. 7, Фил о софия. 1995. № 4. С. 26-43. Волкогонова О. Д. Судьба России: Восток или Запад? // Культура и творч е ство. Тверь, 1995. С. 130-142. Волкогонова О. Д. Образ России в философии Русского Зарубежья. М., 1998. С. 43-76. Воронов Ю. М. Идеократия как идеальное государство в творчестве евр а зийцев // Некоторые современные вопросы анализа российской интел л и генции. Иваново, 1997. С.93-99. Вомперский В. П. Петр Михайлович Бицилли: Жизненный и творческий путь // Бицилли П. М. Избранные труды по филологии. М., 1996. С. 6-21. Геллер М. Я. Евразия // Геллер М.Я. История Российской и мперии: В 3-х тт. М., 1997. Т.1. С.7-10. Герасимов Ю. К. Религиозная позиция евразийцев // Рус. лит. 1995. №1. С. 159-176. Гиренок Ф. И. Евразийские тропы // Вестн. высш. шк. 1992. № 7/9. С. 34-43. Гиренок Ф. И. Евразийские тропы // Глобальные проблемы и перспективы ци вилизации. М., 1993. С. 162-180. Гиренок Ф. И. Новые дикие: Евразийские тропы: фрагменты // Вестн. МГУ. Сер .12, Соц.-полит. исслед. 1993. № 5. С. 36-42. Гиренок Ф. И. Паталогия русского ума: Картография до словности. М.: А г раф, 1998. 416 с. Гогохия Е. А. Евразийская мысль об истоках русской революции// Вестн. Мо ск.Ун-та. Сер.8, История. 1998. № 5. С. 54-66. Голлербах Е. А. Путейство и евразийство: (К вопросу о связях и соотве т ствиях двух религиоз.-полит. идеологий) // XXX науч. конф. молодых сп е циалистов (13-14 дек. 1994 г.): Тез. док л. СПб., 1996. С. 86-90. Голлербах Е. А. Путейство и евразийство: (К вопросу о связях и соотве т ствиях двух религиоз.-полит. идеологий) // Опыт религиозной жизни и це н ности культуры. Мат-лы ежегод. междунар. “Санкт-Петербургских рел иги о ведческих чтений” (ноябрь 1994 г.). СПб., 1994. С. 48-50. Голлербах Е. А. Духовные отцы и ужасные дети: Политико-идеологическое творчество московской религиозно-философской группы “Путь” (1910-1919 гг.) и ев разийство) // Записки русской академической группы в США. 1998. Т . XXIX. С . 107-140. Горяев А. Т. Евразийство и революция: Статьи Л. Карса вина // Отечеств. философия: опыт, проблемы, ориентиры исследования. М., 1992. Вы п. 10. С. 104-109. Горяев А. Т. Власть и личность в концепции евразийст ва // Социальная теория и современность. Вып. 2.: Тоталитаризм: к истории и те ории в о проса. М., 1992. С. 77-86. Горяев А. Т. Россия, “русский элемент” в концепции ев разийцев // Соц и альная теория и современность. М., 1992. Вып. 3.: Судьбы Рос сии: взгляд русских мыслителей. С. 106-111. Горяев А. Т. Этноэкологические воззрения евразийцев // Социальная те о рия и современность. М., 1992. Вып. 5.: Экология. Философия. Будущее. С. 195-198. Горяев А. Т. Евразийство как явление культуры Росси и: Историко-философский аспект: Автореф. дис... канд. философ. наук. М., 1993. 29 с. Губман Б. Л. Евразийский синдром // Россия и Запад: диалог культур: Сб. нау ч. тр. Тверь, 1994. С. 6-14. Губман Б. Л. Евразийство // Губман Б. Л. Россия и Европа в философии русск ой истории. Тверь, 1997. Гл.4. С. 53-65. Гуль Р. Я унес Россию: апология эмиграции. Нью-Йорк: Мост, 1981. Т. 1. Из содерж.:[ Евразийцы]. С. 167-172. Гумилев Л. Н. Заметки последнего евразийца // Наше на следие. 1991. № 3. С. 19-34. Гумилев Л. Н. “...Если Россия будет спасена, то только через евразийс т во”: Интервью с Л. Н. Гумилевым // Начала. 1992. № 4. С. 4-16. Гумилев Л. Н. Заметки последнего евразийца: (Предисловие Л. Н. Гумил е ва к сочинениям Н. С. Трубецкого) // Гумилев Л. Н. Ритмы Евразии: Эпохи и цив илизации. М., 1993. С. 33-66. Печат. по рукописи. Гумилев Л. Н. “Меня называют евразийцем...”: (Отрывок и з интервью Ан д рея Писарева с Л. Н. Гумилевым) // Там же. С. 23-24. Гумилев Л. Н. Скажу вам по секрету, что если Россия будет спасена, то тол ько как евразийская держава: [Интервью Игоря Савкина с Л. Н. Гум и лев ым] // Там же. С. 25-32. Гумилев Л. Н. Историко-философские труды князя Н. С. Трубецкого (З а метки последнего евразийца) // Трубецкой Н. С. История. Культура. Язык. М ., 1995. С. 5-28. Гусева А. В. Концепция русской самобытности евразийцев: Критический а нализ. Л.: Лен. ин-т авиац. приборостроения, 1986. 25 с. Рукопись деп. в ИНИОН АН СССР .* Гуськова А. В. В. Виноградов и дело “русских фашистов ” (1933-1934) // Наш современник. 1995. № 1. С. 183-192. Данилов С. И. Идея единодержавия и проблема организации верховной вла сти в политической философии евразийства // Феномен политической власти : Сб. науч. тр. Тверь, 1993. С. 13-19. Данилов С. И. Социальная философия евразийства: истоки, сущность, с о временное состояние. Автореф. дис... канд. философ. наук. М., 1994.* Дугин А. О евразийстве // Савицкий П. Н. Континент-Евразия. М., 1997. С. 6-12. Дугин А. Евразийский триумф // Савицкий П. Н. Континен т Евразия. М., 1997. С. 433-455. Дугин А. Теория Евразийского государства: Предисловие // Алексеев Н. Н. Русский народ и государство. М., 1998. С. 5-20. Дугин А. Преодоление Запада (Эссе о Николае Сергеевиче Трубецком) // Тру бецкой Н. С. Наследие Чингисхана. М., 1999. С. 5-25. Дурновцев В. Между лесом и степью: Еще одна тайна русской истории // Род ина. 1991. № 4. С. 51-52. Дурновцев В. [Предисл. к публ. ст. П. Н. Савицкого “Геополитические з а метки по русской истории] // Вопр. истории. 1993. № 11/12. С.120-124. Дурновцев В. И., Кулешов С. В. Жизнь и судьба П. Н. Савицкого // Культу р ное наследие российской эмиграции 1917-1940 гг. М., 1994. Кн. 1. С. 144-152. Дурновцев В. И. Петр Николаевич Савицкий (1895-1968) // Историки Ро с сии XVIII — ХХ веков. Вып. 6. С. 111-123. Дьяков В. А. О научном содержании и политических интерпретациях ист о риософии евразийства // Славяноведение. 1993. № 5. С.101-115. Дьяков В. А. “Русская идея” в эмигрантских изданиях 1920 — 1968 годов // Слав яноведение. 1995. № 4. С. 3-16. Евразийская идея: вчера, сегодня, завтра: (Из материа лов конференции, состоявшейся в комиссии СССР по делам ЮНЕСКО) // Иностр. л итерат у ра. 1991. № 12. С. 213-228. Евразийство: за и против, вчера и сегодня: Материалы круглого стола // Вопр. философии. 1995. № 6. С. 3-48. Егорова Н. В. Русская эмиграция о евразийском пути России // Интелл и генция, провинция, Отечество: проблемы истории, культуры, политики. Ив аново, 1996. С. 395-396. Епимахова Т. В. Евразийцы: Политическая концепция, т езисы кочевник о ведческой теории // Вестн. Челяб. ун - та. Сер. 1, Истори я. 1992. № 2(4). С. 37-42. Ермичев А. А. Л. П. Карсавин. Русская идея // Рус. лит. 1993. № 1. С. 132-13 6. Жарников А. Е. Евразийство: Истоки, доктрина, перспек тивы // Евразия как полиэтничекая система: Сб. ст. и тез. к первой Моск. науч. к онф. по теме “Евразия как полиэтническая система”. М., 1993. С. 3-11. Жигунин В. Д. Категория “евразийство”: географичес кий и исторический аспекты // Россия и Восток: проблемы взаимодействия. Че лябинск, 1995. Ч. 1. С. 112-114. Жмакин Ю. Д. [Реф. обзор: Игнатов А. “Евразия” и поиски новой русской культурной самобытности: Возрождение “евразийского” миф а] // Россия и соврем. мир. 1993. № 2. С. 147-154. Жукова Л. Н., Жуков А. Ф. О некоторых новых идейных течениях в русской эми грации 1920-1930-х годов // Русская эмиграция во Франции (1850-е — 1950-е гг.): Сб. науч. ст. С Пб., 1995. С. 81-88. Журавлев В. К. Н. С.Трубецкой: К 100-летию со дня рождения // Рус. речь. 1990. № 2. С. 91-96. Зиневич О. В. Русский Эрос евразийства// Евразия: кул ьтурное наследие древних цивилизаций. Новосибирск, 1999. Вып. 1. Культурный ко смос Е в разии. С. 35-40. Зотов О. В. Единство Давида и Голиафа: Евразийский синтез военной мысл и в работах А. Е. Снесарева // Россия и Восток: проблемы взаим о действ ия. Челябинск, 1995. Ч. 1. С. 128-130. Зубков К. И. Россия и Восток: генезис политического евразийства // Росси я и Восток: проблемы взаимодействия. Челябинск, 1995, Ч. 1. С. 115-118. Игнатова С. В. Историко-философский анализ евразий ского учения: Авт о реф. дис.... канд. философ. наук. М., 1995. 19 с. Иогансон Е. Н. Евразийская ностальгия // Глобальные проблемы и пе р спективы цивилизации: Феномен евразийства. М., 1993. С. 142-161. Иогансон Е. Н., Мякотин В. А. Проблема “Россия и Запад”: Критика теории ев разийства // Там же. С. 123-142. Исаев И. А. Идейный крах сменовеховства: (о политической программе “ев разийства”) // Буржуазные и мелкобуржуазные партии России в О к тябр ьской революции и гражданской войне: Мат-лы конф. М., 1980. С. 10-17. Исаев И. А. Геополитические аспекты тотальности: евразийство // Тотал и таризм как исторический феномен. М., 1989. С. 203-222. Исаев И. А. Идеи культуры и государственности в трактовке “евразийст ва” // Проблемы правовой и политической идеологии. М., 1989. С. 49-53. Исаев И. А. Евразийство: миф или традиция? // Коммунист. 1991. № 12. С. 106-118. Исаев И. А. Политико-правовая утопия в России: Конец ХIХ - нач. ХХ в. М.: Наук а, 1991. Из содерж.: [Геополитическая утопия “евразийства”]. С. 203-233. Исаев И. А. Геополитические корни авторитарного мы шления: Ист. опыт евразийства // Формирование административно-командной системы в 20-30 годы: Сб. ст. М., 1992. С. 132-146. Исаев И. А. Утописты или провидцы? // Пути Евразии. М., 1992. С. 3-26. Исаев И. А. Геополитические корни авторитарного мышления: Ист. опыт ев разийства // Дружба народов. 1993. № 11. С. 139-149. Исаев И. А. Евразийство: идеология государственности // Общественные н ауки и современность. 1994. № 5. С. 42-55. Исаев И. Евразийството: Идеология на държавността // Проблеми на кул ь турата. София , 1997. No. 71. С . 43-57.* На болг. яз. Каганович Б. С. П. М. Бицилли как историк культуры // Одиссей. 1993. М.: Наука, 1994. С. 256-271. Каграманов Ю. А был ли белый двойник? // Дружба народов. 1992. № 9. С. 99-113. Казнина О. А. Д. П. Святополк-Мирский и евразийское дв ижение // Нач а ла. 1992. № 4. С. 81-88. Казнина О. А. Н. С. Трубецкой и кризис евразийства // Славяноведение. 1995. № 4. C. 89-91. Кальсин М. Г. Движение евразийцев первой половины 20- х годов: Опыт осмысления феномена России // Традиции русской историческо й мысли: Историофилософия. М., 1997. С. 50-76. Карсавин Л. П.: Биография// Русский узел евразийства: Восток в рус. мы с ли. М., 1997. С. 138-140. Касаров Г. Г. Программа евразийцев // Интеллигенция и многоликость кул ьтуры российской провинции. Материалы второй всерос. науч. конф. Т. 1. Омск , 1995. С. 35-38. Касаров Г. Г. Разработка российской интеллигенцией экономической пр о граммы евразийцев // Интеллигенция, провинция, Отечество: проблем ы истории, культуры, политики. Иваново, 1996. С. 397-400. Клейнер Ю. А. Н. С. Трубецкой: Биография и научные взгляды // Учен. зап. высш . учеб. заведений Лит. ССР [Kalbotyra]. 1985. Т. 35, № 3. С. 98-110. Ключников С. Русский узел евразийства // Наш современник. 1992. № 3. С. 174-180. Ключников С. Восточная ориентация русской культуры // Русский узел е в разийства: Восток в рус. мысли. М., 1997. С. 5-70. Кожинов В. Историософия евразийцев // Наш современник. 1992. № 2. С. 140- 144. Кожинов В. О евразийской концепции русского пути // Е вразия: Народы. Культуры. Религии. 1997. № 1-2. С. 12-19. Козловский В. В., Савкин И. А. “Третий путь” евразийства // Вече: Альм а нах русской философии и культуры. СПб., 1994. Вып. 1. Отечественная духовност ь: истоки и сущность российского менталитета. С. 17-25. Козырева Л. Д. Евразийство об истоках русских духовных ценностей // Ру с ская эмиграция во Франции (1850-1950гг.). СПб., 1995. С. 73-80. Колесниченко Ю. В. Элементы евразийской гносеологи и // Общество и с о временный социокультурный процесс. М., 1993. С. 149-166.* Колесниченко Ю. В. Опыт евразийства: тема личности в отечественной фи лософии // Вест. МГУ. Сер. 12, Соц.-полит. исслед. 1994. № 1. С. 71-77. Колесниченко Ю. В. Концепция личности в философии евразийства. Авт о реф. дис... канд. философ. наук. 1994.* Колеров М. А. Братство св. Софии: “Веховцы” и евразийцы (1921-1925) // Вопр. филосо фии. 1994. № 10. С. 143- 1 51. Комин В. В. Политический и идеологический крах русс кой мелкобуржуа з ной контрреволюции за рубежом. Калинин: Калинин ский гос. ун-т, 1977. 122 с. Из содерж.: [О евразийстве]. С. 100-105. Кондрашов Н. А. Н. С. Трубецкой: К 100-летию со дня рождения // Рус. яз. в школе . 1990. № 2. С. 98-103. Конева О. В. Советская Россия 20-х — 30-х годов в трудах евразийцев // Отечес твенная историография и региональный компонент в образов а тельн ых программах: проблемы и перспективы. Мат-лы науч.-методич. конференции О мск, 11-12 мая. Омск, 2000. С. 228-230. Кочергина В. А. Н. С. Трубецкой-индоевропеист // Вестн. Моск. Ун-та. Сер. 9, Филология. 1998. № 5. С. 28-35. Кошарный В. П. Евразийство как объект междисциплинарного синтеза // Вестн. МГУ. Сер. 7, Философия. 1994. № 4. С. 9-19. Кувакин В. А. Религиозная философия в России: Начало ХХ века. М.: Мысль , 1980. 309 с. Из содерж.: [“Континент-Океан” или проект создания в России государс тва фашистского типа]. С. 124-129. Лавров С. Б. Гумилев и евразийство: [Предисловие] // Гум илев Л. Н. Ритмы Евразии: Эпохи и цивилизации. М., 1993. С. 7-19. Лавров С. Б. Первый российский геополитик: О научном наследии П. Н. Савицкого // Геогр. в школе. 1998. № 4. С. 23-29. Лавров С. Б. Евразийство: современность концепции // Естественно-истор ическая специфика России и русские геополитические концепции. Материа лы Всерос. конф. 15-16 июля 19999 г. СПб., 1999. С. 3-12. Линник Ю. В. Евразийцы // Север. 1990. № 12. С. 138-141. Лихачев Д. С. Культура как целостная среда // Новый мир. 1994. № 8. С. 3-8. Лысков А. П. “Метафизика всеединства” и “Учение о си мфонической ли ч ности” Л. П. Карсавина // Проблемы русской философи и и культуры. Кал и нинград, 1997. С. 52-74. Люкс Л. Евразийство / Пер. с нем. Н. Бурихина // Вопр. философии. 1993. № 6. С. 105-114. То же // Люкс Л. Россия между Западом и Востоком: Сб. ст. М., 1993. С. 76-91. Люкс Л. К вопросу об истории идейного развития “первой” русской эмигр а ции // Вопр. философии. 1992. № 9. С. 160-164. То же // Люкс Л. Россия между Западом и Востоком: Сб. ст. М., 1993. С. 92-100. Мажейкис Г., Савкин И. [Лев Платонович Карсавин] // Новы й мир. 1991. № 1. С. 193-194. Манихин О. В. Евразийство: Предчувствия и свершения // Сов. библи о графия. 1991. № 1. С. 78-81. Манухин И. И. Воспоминания о 1917-1918 годах: [О Сувчинском П.] // Ди а лог. 1991. № 18. С. 87-96. Марцева Л. М. Наука и идеология в концепции евразийства // Россия и Вост ок: Филилогия и философия: материалы IV междунар. науч. конф. “Россия и Восток: проблемы взаимодействия”. Омск, 1997. С . 153-155. Мейснер Д. Миражи и действительность: Записки эмиг ранта. М.: АПН, 1966. 302 с. Из содерж.: [О евразийцах]. С. 187-188. Миненко Г. Н. Оппозиция “Европа — Евразия” и диалектика конечного и б есконечного в культурно-историческом аспекте // Евразия: культурное н а следие древних цивилизаций. Новосибирск, 1999. Вып. 1. Культурный ко с мос Евразии. С. 18-26. Мироненко Н.С. Геополитическая концепция евразийства// Вестн. Моск. Ун- та. Сер.5. география.1997. N 6. С.53-55. Митрюев С.Н. Наследие Ф.М. Достоевского в идеологии “ евразийцев” // Сев ер.1997. N 11-12. С.130-139. Москвин А. Восток и Запад в евразийской концепции // Восток — Запад: вз аимодействие цивилизаций. 1992. № 1. С. 23. Национальные отношения: Словарь / Под. ред. проф. В. Л. Калашникова. М., 1997. Из содерж.: Вернадский Георгий Владимирович; Евразийство (Евразийское движ ение); Карсавин Лев Платонович; Савицкий Петр Ник о лаевич; Трубецко й Николай Сергеевич; Флоровский Георгий Васильевич. С. 3-33, 48-52, 63-65, 154-156, 173-175, 180-182. Авто р статей: О. В. Сол о пова. Никишенков А. А. Н. С.Трубецкой и феномен евразийской этнографии // Этно гр. обозрение. 1992. № 1. С. 89-92. Николаев Б. А. Жизнь и труды Г. В. Вернадского // Вернадский Г. В. Дре в няя Русь. Тверь: Москва: ЛЕАН: АГРАФ, 1996. С. 5-14. Нерознак В. П. Слово о Н. С. Трубецком: К 100-летию со дня р ождения // Изв. РАН. Сер. лит. и яз. 1990. Т. 49, № 2. С. 148-151. [Нерознак В. П.] Мысли о континентальном менталитете и о “новом евр а зийстве” // Посев. 1994. № 4. С. 63-70. Интервью с В. П. Нерознаком. Николай Сергеевич Трубецкой: К 100-летию со дня рожде ния // Вестник МГУ. Сер. 9, Филология. 1990. № 3. С. 3-9. Новикова Л.И.,Сиземская И. Н. Евразийский искус // Философ. науки. 1991. № 12. С. 103-108. Новикова Л. И., Сиземская И. Н. Евразийский соблазн // Русская филос о фия истории: Курс лекций / Ин-т “Открытое общество”. М., 1997. С. 276-289. Новикова Л., Сиземская И. Политическая программа евразийцев: реал ь ность или утопия? // Обществ. науки и современность. 1992. № 1. С. 104-109. Новикова Л., Сиземская И. Два лика евразийства // Своб. мысль. 1992. № 7. С. 100-110. Новикова Л., Сиземская И. Евразийский искус // Мир Рос сии — Евразия. М., 1995. С. 5-20. Обухов В.[ Рец. на кн.: Савицкий П. Н. Континент Евразия. М.,1997] // Л и тера турное обозрение. 1998. № 1. С. 102-104. Ожогин В. И. Парадигма евразийской культурософии // Евразия: культу р ное наследие древних цивилизаций. Новосибирск, 1999. Вып. 1. Культу р ный космос Евразии. С. 6-17. Омельченко Н. А. Споры о евразийстве: Опыт исторической реконструкции // ПОЛИС. 1992. № 3. С. 156-163. Омельченко Н. А. В поисках России: Обществ.-полит. мыс ль русского з а рубежья о революции 1917 г., большевизме и будущих судь бах российской государственности. СПб.,1996. С. 139-177. [Из содерж.: Исход к Востоку: Евразийство и его критики] Очирова Т. Н. Евразийство и пути русского исторического самопознания // Изв. РАН. Сер. лит. и яз. 1993. Т. 52, № 4. C.34-47. Очирова Т. Н. Геополитическая концепция евразийства // Обществ. науки и современность. 1994. № 1. С. 47-55. Палат Мадхаван К. Евразийство — идеология будущег о России // Культу р ное наследие российской эмиграции 1917-1940 гг. М., 1994. Кн.1. С. 80-87. Пашуто В. Т. Русские историки-эмигранты в Европе. М.: Наука, 1992. 400 с. Из содер ж.: [О евразийцах]. С. 83, 84-85, 93, 96-97, 231-232. Пащенко В. Я. Евразийцы и мы // Вестн. МГУ. Сер. 12, Соц.-полит. исслед. 1993. № 3. С. 79-89. Половинкин С. Евразийство // Русская философия: Малый энциклопедич е ский словарь. М.: Наука, 1995. С. 172-178. Половинкин С. М. Евразийство и русская эмиграция // Трубецкой Н. С. И с тория. Культура. Язык. М., 1995. С. 731-761. Пономарева Л. В. Евразийство и его место в русской западноевропейской историко-философской традиции // Евразия: Ист. взгляды рус. эмигрантов. М ., 1992. С. 3-9. То же // Россия и современный мир. 1993. № 2. С. 83-88. Пономарева Л. В. Вокруг евразийства: Споры русской эмиграции // Евр а зия: Ист. взгляды рус. эмигрантов. М., 1992. С. 10-18. Пономарева Л. В. Евразийский синтез // Евразия: Истор. взгляды рус. эмигр антов. М., 1992. С. 120-123. Пономарева Л. В. Идеи евразийства и доктрина “испан идад” Рамиро де Маэстру // Культурное наследие российской эмиграции 1917-1940г г. М., 1994. Кн. 1. С. 116-122. Пушкарев С. Г. Г. В. Вернадский // Нов. журн. 1973. Кн. 113. С. 266-270. То же // Записки русской академической группы в США. 1973. Т . VII. С . 182-193. Пушкарев С. Г. О русской эмиграции в Праге (1921-1945) // Нов. жу рн. 1983. Кн. 151. С. 138-146. Пушкин С. Н. Евразийские взгляды на цивилизацию // Социологические исс ледования.1999. № 12. С. 24-33. Радченко Т. А. Евразийский взгляд на судьбу России // II Державинские чтения. Тамбов, 1996. С. 12-13. Робинсон М. А., Петровский Л. П. Н. Н. Дурново и Н. С. Трубецкой: пр о бл ема евразийства в контексте “Дела славистов”: (По материалам ОГПУ-НКВД...) // Славяноведение. 1992. № 4. С. 68-82. Русская философия: Малый энциклопедический словарь. М.: Наука, 1995. 624 с. Из содерж.: [Алексеев Н. Н., Бицилли П. М., Карсавин Л. П., Сави ц кий П. Н., Сезем ан В. Э., Сувчинский П. П., Флоровский Г. В., Франк С. Л.]. С. 16-17, 62-63, 249-252, 457, 462-464, 499, 559-561, 561-565. Рязановский В. А. Обзор русской культуры: Историчес кий очерк. New York: Grenich Printing Corp., 1948. Ч. 2. Вып. 2. 214 с. Из содерж.: [Евразийство]. С . 170-172. Сабенникова И. В. П. Н. Савицкий и евразийская школа // Личные фонды, колле кции — источник сохранения национальной памяти России. М., 1994. * Савицкий П.Н.: Биография // Русский узел евразийства: Восток в рус. мы с ли. М., 1997. С. 73-75. Савкин И., Козловский В. Евразийское будущее России // Ступени. СПб, 1992. № 2 (5). С. 80-116.* Святополк-Мирский Д. П.: Биография // Русский узел евразийства: Восток в рус. мысли. М., 1997. С. 329-330. Семенкин Н. С. Концепция “правящего отбора” как политическая идея е в разийства // Этнополит. вестник. 1994. № 1. С. 179-193 Сендеров В. Евразия: прошлое или будущее, реальность или миф? // Гр а ни. 1995. № 175. С. 247-278. Сергеева В. В. Евразийство как традиция // Гуманитарные науки и образ о вание: Проблемы и перспективы. Саранск, 1997. С. 267-270. Сергеева В. В. Самобытный путь России: Евразийский п роект // Бахтин и время: IV Бахтинские науч. чтения, 20-21 нояб.1997г. г . Саранск. Саранск, 1997. С. 53-56. Сердобинцев К. С. Русская идея и евразийство // Проблемы русской ф и лософии и культуры. Калининград, 1997. С. 84-89. Сили Ш. К вопрос об истоках евразийской идеи: Влияние “физико-антропо логической теории” А. П. Щапова на формирование взглядов е в разийц ев // Место России в Европе. Мат-лы междунар. конф. (T he Place of Russia in Europe: Materials of International Conference). Magyar Ruszisztikai int zet: Budapest, 1999. С . 263-269. Славянофилы эпохи футуризма: Из истории евразийского движения: [Пр е дисл.] // Политическая история русской эмиграции. 1920-1940 гг. С. 236-238. Соболев А. В. Полюса евразийства: Л. П. Карсавин (1882-1952), Г. В. Фл о ровски й (1893-1979) // Новый мир. 1991. № 1. С. 180-182. Соболев А. Князь Н. С. Трубецкой и евразийство // Лит. учеба. 1991.№ 6. С. 121-130. Соболев А. В. Своя своих не познаша: Евразийство: Л. П. Карсавин и др у гие: (конспект исследования) // Начала. 1992. № 4. С. 49-58. Соничева Н. Е. Г. В. Вернадский: Русская история в евразийском контексте // Глобальные проблемы и перспективы цивилизации. М., 1993. С. 94-118. Соничева Н. Е. [Вступительная статья] // Вопр. истории. 1994. № 7. С. 155-159. Вступ. ст. к статье Г. Вернадского “Соединение церквей” в историч е ской дейст вительности”. Соничева Н. Е. Становление и развитие исторической концепции Г. В. Верн адског. Автореф. дис. ... канд. ист. наук. М., 1994. Соничева Н. Е. Георгий Владимирович Вернадский // Ист орики России XVIII — XX веков. Вып. 2. М., 1995. С. 107-116. Сорокина М. Ю. Георгий Владимирович Вернадский ( О творч. деятельн о сти рус. историка 1887-1973) // Природа. 1999. № 2. С. 89-102. Степанов Н. Ю. Идеологи евразийства: П. Н. Савицкий // Евразия: Ист. взгляд ы рус. эмигрантов. М., 1992. С. 156-163. Степанов Н. Практическая жизнь Пражской группы евразийской организ а ции как политической партии // Русская, украинская и белорусская э мигр а ция в Чехословакии между двумя мировыми войнами. Результат ы и пе р спективы проеденных исследований. Фонды Славянской библи отеки и пражских архивов. N rodni knihovna R. Praha, 1995. С. 437-447. Степун Ф. А. Россия между Европой и Азией // Нов. журн. 1962. Кн. 69. С. 251-277. То же // Россия между Европой и Азией: Евраз. соблазн. М., 1993. С. 307-327. Сторожук А. Ю. Механизм “власти идеи” (на примере понятия “Частная соб ственность”) // Евразия: культурное наследие древних цивилизаций. Новоси бирск, 1999. Вып. 1. Культурный космос Евразии. С. 27-32. Струве Г. П. Русская литература в изгнании: Опыт исто рического обзора зарубежной литературы. 2-е изд., испр. и доп. Париж : YMCA-PRESS, 1984. 426 с. Из содерж.: [О евразийцах]. С. 40-49. Первое издание: Нью-Й орк, 1956. 322 с. Сувчинский П. П.: Биография // Русский узел евразийства: Восток в рус. мыс ли. М., 1997. С. 202-204. Суханек Л. Россия и Европа: Евразийство: предшественники и продолж а тели // Культурное наследие российской эмиграции 1917-1940 гг. М., 1994. Кн. 1. С. 179-190. Тараторин Д. Николай Алексеев // Алексеев Н. Н. Русски й народ и гос у дарство. М., 1988. С. 625-630. Тищенко В. Г. Историческое значение движения евразийства для совр е менной России // Россия и Восток: проблемы взаимодействия. Челябинск , 1995. Ч. 1. С. 118-121. Толпегин А. О понятии “Евразия” у евразийцев 20-х годов // Евразия. 1995. № 1 (3). С . 27-29. Толстой Н. И. Н. С. Трубецкой и евразийство // Трубецкой Н. С. История. Культ ура. Язык. М., 1995. С. 5 -28. Топоров В. Н. Николай Сергеевич Трубецкой — ученый, мыслитель, чел о век: К 100-летию со дня рождения // Сов. славяноведение . 1990. № 6. С. 51-84; 1991. № 1. С. 78-99. Троянов А. А. Изучение евразийства в современной зарубежной литерат у ре: Краткий обзор // Начала. 1992. № 4. С. 99-103. Троянов А. А. Г. В. Флоровский как оппонент концепции “всеединства”: Пр облема философского и религиозного способов познания // Рус. фил о с офия: Новые решения старых проблем. СПб., 1993. Ч. 1. С. 68-70. Трубецкой Н. С.: Биография // Русский узел евразийства: Восток в рус. мысл и. М., 1997. С. 95-97. Тугаринов И. А. Евразийство в круге нашего внимания // Вестн. высш. шк. 1992. № 7/9. С. 16-24. Туниманов В. А. П. М. Бицилли (1879-1953) // Рус. лит. 1990. № 2. С. 134-138. Урханова Р. А. К критике западной культуры в творчес тве евразийцев // Философия в России в конце XIX — начале XX вв.: преемственнос ть идей и поиски самобытности. М., 1991. С. 120-136. Урханова Р. А. Евразийство как идейно-философское течение в русской к ультуре ХХ века: Автореф. дис... канд. философ. наук. М., 1992. 22 с. Урханова Р. А. Философско-исторические основания е вразийской культ у рологии // Философия и культура в России: методол огические проблемы: Сб. ст. М., 1992. С. 115-124. Филонова Л. Г. Лев Платонович Карсавин: 1882, Петербург — 1952, Абезь // Русские философы: конец ХIХ вЂ” середина ХХ века: Антология. М.: Кн. палата, 1993. Вып. 1. С. 243-255. Философы России XIX — XX столетий: (биографии, идеи, труды). М.: Книга и бизне с, 1993. Из содерж.: [Г. В. Вернадский, В. Н. Ильин, Л. П. Карсавин, П. Н. Савицкий, П. П. Сув чинский, Н. С. Трубецкой]. С. 10-11, С. 38, 75, 82, 160, 179, 186. Хачатурян В. М. Евразия: Между Западом и Востоком // Ев разия: Ист. взгляды рус. эмигрантов. М., 1992. С. 59-65. Хачатурян В. М. То же // Евразия. 1993. № 2. С. 10-13. Хачатурян В. М. Историософия евразийства // Евразия: Ист. взгляды рус. эм игрантов. М., 1992. С. 44-50. Хачатурян В. М. Культура Евразии: Этнос и геополитика // Евразия: Ист. взг ляды рус. эмигрантов. М., 1992. С. 92-99. Хачатурян В. М. П. Милюков и теория Евразии // Европ. Ал ьманах: Ист о рия. Традиции. Культура. М., 1994. С. 56-57. Хачатурян В. М. Истоки русской революции в оценке эмиграции 20 — 30-х гг. Х Х в. // Культурное наследие российской эмиграции 1917-1940 гг. М., 1994. Кн. 1. С. 88-94. Хоружий С. С. Карсавин и де Местр // Вопр. философии. 1989. № 3. С. 79-92. Хоружий С. С. Россия, Евразия и отец Георгий Флоровский // Начала. 1991. № 3. С. 22-30. Хоружий С. С. Философский процесс в России как встреча философии и пра вославия // Вопр. философии. 1991. № 5. С. 26-57. Хоружий С. С. Карсавин, евразийство и ВКП // Вопр. филос офии. 1992. № 2. С. 78-84. Хоружий С. С. Трансформация славянофильской идеи в 20 веке // Вопр. филосо фии. 1994. № 11. С. 52- 62. Черемисская М. И. Концепция исторического развития у евразийцев // Тез. докл. межвуз. науч. конф. “Совр. пробл. философии истории (Тарту-Кяэрику). Тарту, 1979. С.186-192. Черных В. А. Н. С. Трубецкой, как культуролог // Первые культуроло ги чес к ие чтения. М., 1997. С. 18-20. Чижевский Д. Князь Николай Трубецкой // Соврем. зап. 1939. Кн. 68. С. 445-467. Шапир М. И. Материалы по истории лингвистической поэтики в России (кон ец 1910-х - начало 1920-х) // Изв. АН СССР. Сер. Лит. и яз. 1991. Т. 50. № 1. Гл. 2: Вокруг новейшей русс кой поэзии (Из переписки Р. О. Якобсона и Н. С. Трубецкого). С. 48-57. Шарипов Р. Г., Шарипова Э. А. Евразийство для Евразии: Панацея или дурман ? // Вестн. Акад. наук. Респ. Башкортостан. Уфа, 1997. Т. 2. С. 65-76. Шатилов А. Б. Евразийская идея: миф или традиция? Ист оки евразийской идеологии (XIX - начало XX вв.) // Россия в новое время: выбор пути ист о рического развития: Материалы конф. М., 1994. С. 92-93. Шатилов А. Б. Евразийство и советские чекисты: к истории “Кламарского раскола” в русском зарубежном евразийстве // Гуманитарное образование в России: новые горизонты: Тез. докл. конф. М., 1995. С. 29-31. Шатилов А. Б. История евразийского движения (20-е годы) // Проблемы источни коведения и политической истории. М., 1995. С. 34-62. Шатилов А. Б. Проблема “власть и народ” в трактовке к лассического евр а зийства // Россия в новое время. Образованное мен ьшинство и крестья н ский мир: поиск диалога: Материалы конф. М., 1995. С . 88-90 Шатилов А. Б. Геополитическая альтернатива евразийства // Россия в н о вое время: Историческая традиция и проблемы самоидентификации. М ., 1996. С. 155-157. Шатилов А. Б. Геополитическая модель классического евразийства и ее с овременные мифологические интерпретации // Современная политич е ская мифология: содержание и механизмы функционирования. М., 1996. С. 78-90. Шевеленко И. Д. К истории евразийского раскола 1929 год а // Темы и в а риации: Сб. ст. и мат-лов к 50-летию Лазаря Флейшмана . Stanford [Oakland], 1994. С. 376-416.* Шевелев Г. Преображение духа: Заметки евразийца // Межд. жизнь. 1991. № 11. С. 86-91. Шидлаускас А. Биография Л. П. Карсавина // Пашуто В.Т. Русские историки эм игранты в Европе. М., 1992. С. 229-230. Шиловский М. В. Сибирские корни евразийства // Евразия: культурное н а следие древних цивилизаций. Новосибирск, 1999. Вып. 1. Культурный ко с мос Евразии. С. 102-111. Широков О. С. Проблема этнолингвистических обоснований евразийства // Исход к Востоку. М., 1997. С. 5-41. Шишкин Д. П. История евразийства и русский консерватизм второй пол о вины XIX века // Из истории философской мысли России вто рой половины XIX -нач. ХХ в.. М., 1984. С. 69-83. (Деп. В ИНИОН).* Шкаренков Л. К. Агония белой эмиграции. М.: Мысль, 1981. Из содерж.: [О евразийц ах]. С. 85-86, 154-155; 2-е изд. М., 1986. С. 77-78, 186-187; 3-е изд. М., 1987. С. 66-67, 159-160. Шнирельман В. А. Евразийцы и евреи // Вестник Еврейск ого Университета в Москве. 1996. № 11. С. 4-45. Шнирельман В. А. Евразийская идея и теория культуры // Этногр. обозр е ние. 1996. №4. С. 3-16. Шнирельман В. А. Евразийство и национальный вопрос (вместо ответа В. В. Карлову) // Этногр. обозрение. 1997. № 2. С. 112-125. Шнирельман В. А. Письмо в редакцию // Этногр. обозрение. 1997. № 5. С. 190. Эрдынеева Э. Д., Соколов С. М. Проблема “язык и культура” в републик а циях Н. С. Трубецкого // Вестн. Бурят. Ун-та. Сер. 6, Филология. 1998. Вып. 1. С. 60-63. Ястребов И. Б. Лекции по истории русской философии XIX — начала XX века. М.: Московский коммерч. ин-т, 1993. 96 с. Из содерж.: [Историософия евразийства]. С . 79-95. * * * B ss O. Die Lehre der Eurasier. Ein Beitrag zur russischen Ideengeschichte des 20. Jahrhunderts. Wiesbaden, 1961. Босс О. Учение евразийцев / Пер. с нем. Н. А. Никоновой и А. А. Троянова // Начала. 1992. № 4. C. 89-98. Перевод первой главы. B ss O. Zur wirtschaftskonzeption der “eurazier” // Probleme des Industriali s mus in Ost und West. Festschrift f r Hans Raupach. M nchen, Wien, 1973. S. 481-492. Gapanovich I. J. Historiographie russe hors de la Russie: Introduction l’ histoire de la Russie. Tr. by B. P. Nikitine. Paris, 1946. P. 101-108, 138-145. Georges Florovsky: Russian Intellectual and Orthodox Churchman. Crestwood, NY, 1993. P. 39-40, 179-180, 246-248, 250, 255, 274, 289. Георгий Флоровский: священнослужитель, богослов, философ / Отв. ред. Ю. П. Сенокосова. М.: АО Изд. группа “Прогресс” - “Культура , 1995. 416 с. Пер. с англ. Halperin Ch. J. George Vernadsky, Eurasianism, the Mongols, and Russia // The Slavic Review. 1983. Vol. 41. P. 477-483. Halperin Ch. J. Russia and the Steppe: Gerge Vernadsky and Eurasianism // Forschungen zur osteurop ischen Geschichte. 1985. Bd. 36. S. 55-194. Ignatow A. Der “Eurasismus” und die Suche nach einer neuen russischen Ku l turidentit t: die Neubelebung des “Evrazijstvo” // Mythos. K ln, 1992. 46 s. Игнатов А. “Евразийство” и поиск новой русской кул ьтурной идентичности / Пер. с нем. В. К. Кантора // Вопр. философии. 1995. № 6. С . 49-64. Ishboldin B. The Eurasian Movement // The Russian Review. Vol. 5. No. 2. 1946. P. 64-73. Karlov V. V. The Idea of Eurasianism and Russian Nationalism (In Connection with the Article by V. A. Shnirel’ man “ The Idea of Eurasianism and the Theory of Culture”) // Antropology and Archeology of Eurasia. 1998. Vol. 36. No. 4. P. 8-30. Kretschmer P. Nikolaus F rst Trubetzkoy // Almanach der Akademie der Wi s senschaften in Wien f r das Jahr 1938. 1939. Bd. 88. S. 335-345. Liberman A. N. S. Trubetzkoy and His Works on History and Politics // Trubetzkoy N. S. The Lega с y of Genghis Khan and Other Essays on Russia’ s Identity. Ann Arbor, 1991. P. 293-375. Luks L. Die Ideologie der Eurasier im zeitgeschichtlichen Zusammenhang // Jahrb cher f r Geschichte Osteuropas. 1986. NF. 34. S. 374-395.* Mazour A. G. An Outline of Modern Russian Historiography. Ber keley, 1939. Из содерж.: [Евразийская школа]. P. 99-104. Mazour A. G. Modern Russian Historiography. Princeton, 1958. Из содерж.: [Евразийск ая школа]. P. 236-242. Orchard G. E. The Last of the Westernizers // Canadian Slavonic Papers / R e vue Canadienne des Slavistes. 1971. Vol. 13. No. 1. P. 91-95. Orchard G. E. The Eurasian School of Russian Historiography // Laurentian University Review. 1977. Vol. X. No. 1. P. 97-106. Raeff M. Russia Abroad: A Cultural History of the Russian Emigration, 1919 — 1939. NY, Oxford, 1990. Из содерж.: [Евразийство]. P. 84, 107, 145, 166-168, 216. Раев М. Россия за рубежом: История культуры русской эмиграции (1919 — 1939). М .: “Прогресс” - “Академия”, 1994. Из содерж: [Евразийство]. С. 138-139, 190, 210-212, 215, 223. Пер. с англ. Riasanovsky N. V. Prince N. S. Trubetskoy’ s “Europe and Mankind” // Jahrb cher f r Geschichte Osteuropas. 1964. Bd. 12. H. 2. P. 207-220. Riasanovsky N. V. The Emergence of Eurasianism // California Slavic Studies. 1967. Vol. 4. P. 39-72. Ibid // Exodus to the East. Idyllwild, 1996. P. 115-142. Рязановский Н. В. Возникновение евразийства / Пер. И. Виньковецкого // Звезда. 1995. № 2. С. 29-44. Пер. с англ. Riasanovsky N. V. Asia Through Russian Eyes // Russia and Asia. Essays on the Influence of Russia on the Asian Peoples. Stanford, 1972. P. 3-29. Shnirel’ man V. The Eurasian Concept of Culture: N. S. Trubeckoj and L. P. Karsavin // Русская , украинская и белорусская эмиграция в Чехословакии между двумя мировыми войнами . Результаты и перспективы проеденных исследований. Фонд ы Славянской библиотеки и пражских архивов. (Ru s sian, Ukranian and Belorussian Emigration between the Wold Wars in Czech o slovakia. Results and Perspectives of Contemporary Research. Holdings of the Slavonic Library and Prague Archives.) N rodni knihovna R. Praha, 1995. С . 448-466. Shnirel’ man V. A. The idea of Eurasianism and the theory of culture // Anthr o pology and Archaeology of Eurasia, 1998. Vol. 36. No. 4. P. 8-31. Пер. на англ. яз. Shnirel’ man V. A. Eurasianism and the National Question // Anthropology and Archaeology of Eurasia. 1998. Vol. 36. No. 4. P. 51-74. Пер. на англ. яз. Stammler H. Europa-Russland-Asien. Der “eurasische” Deutungsversuch der russischen Geschichte // Osteuropa. Stuttgart, 1962. Bd. 12. S. 521-528.* Tsygankov A. P. [ Цыганков А . П .] Hard-line Eurasianism and Russia’ s Co n tending Geopolitical Perspectives // East Europe. Guart Boulder (Col.). 1998. Vol. 32. No. 3. P. 315-334.* Utechin S. V. Russian Political Thought. A Concise History. New York, 1963. P. 256-261. Vorбиek E. Eurasijskб syntйza: Koncepce politikйho ekonomickйho sustйmu // Slovanskй historicke studie. Pr. 1998. 24. S. 193-215.* Vorаcek E. Vznik eurasijstvi. Uvod do problematiku // Slovanskй historicke studie. Pr. 1997. 23. S. 35-51.* Watson W. E. [Review] // Canadian-American Slavic Studies. 1994. Vol. 28. No. 1. P. 99-100. Рец . на кн .: Trubetzkoy N. S. The Legacy of Ghengis Khan and Other Essays on Russia’ s Identity. Ann Arbor: Michigan Slavic Publication, 1991. Williams R. C. Culture in Exile. Russian Emigr s in Germany, 1881-1941. Ithaca: Cornell University Press, 1972. Из содерж.: [О евразийцах]. P. 256-261. Wytrzens G. F rst Trubetzkoy als Kulturphilosoph // Wiener Slavistisches Jah r buch. 1964. Bd. 11. S. 154-166. Приложение I. БИБЛИОГРАФИИ Библиография // Россия между Европой и Азией: Евраз. соблазн. М., 1994. С. 364-368. Библиография // Мир России — Евразия. М., 1995. С. 391-398. Библиография евразийства // Русский узел евразийства: Восток в русско й мысли. Сб. трудов евразийцев. М.: Беловодье, 1997. С. 484-512. Евразийское движение: Книги. Журналы. Сборники / Сос т. О. В. Манихин // Сов. библиография. 1991. № 1. С. 82-86. Евразийство: Библиографический список / Сост. Р. И. Вильданова, А. А. Троя нов // Вече: Альманах русской философии и культуры. СПб., 1994. Вып. 1. С. 36-37. Карсавин Л. П. Список трудов Льва Павловича Карсавина // Вестн. РСХД. 1972. № 104/105. С. 271-274. Лубенский С. [псевд. П. Н. Савицкого] Евразийская библиография 1921-1931 гг.: Пут еводитель по евразийской литературе // Тридцатые годы. П а риж, 1931. С . 285-317. То же / Публ. и коммент. Л. Е. Горизонтова // Славяноведение. 1992. № 4. С. 86-104. Lubenskij S. [псевд. П . Н . Савицкого ] Bibliographie de l’ Eurasisme // Le Monde slave. 1931. Vol. 8. N. 3. P. 388-422. На фр. языке. Материалы для библиографии русских научных трудов за рубежом (1920 — 1930) [ Алексеев Н. Н., Вернадский Г. В., Карсавин Л. П., Карташев А. В., Савицкий П. Н., Труб ецкой Н. С., Флоровский Г. В.]. Белград: Изд-е рус. науч. ин-та в Белграде, 1931. Вып. 1. С . 7-8, 65-67, 138-139, 271-272, 325-327, 343-346. Материалы для библиографии русских научных трудо в за рубежом (1930 — 1940) [Вернадский Г. В., Савицкий П. Н., Трубецкой Н. С.]. Белград: Из д-е рус. науч. ин-та в Белграде, 1941. Вып. 2. С. 83- 85, 287-289, 355-359. Савицкий П.Н. Евразийская библиография: 1921-1931 // Тридца тые годы. Кн. 7. Париж, 1931. С. 285-317. Список печатных работ Н. С. Трубецкого на евразийские темы // Евразия: И ст. взгляды рус. эмигрантов. М., 1992. С. 176-177. Троянов А. А., Вильданова Р. И. Библиография евразийс тва // Начала. 1992. № 4. C. 103-111. Труды русских историков-эмигрантов по истории России до 1861 г. [Але к сеев Н. Н., Бицилли П. М., Бромберг Я. А., Вернадский Г. В., Карсавин Л. П., Карташ ев А. В., Трубецкой Н. С., Савицкий П. Н., Святополк-Мирский Д. П., Толль Н. П., Флоров ский Г. В., Франк С. Л., Хара-Даван Э. Д., Шахматов М. В., Якобсон Р. О.] // Пашуто В. Т. Ру сские историки-эмигранты в Евр о пе. М.: Наука, 1992. С. 114, 119, 120, 122-123, 132, 133, 133-13 4, 176, 164-165, 166, 175, 182-183, 184, 185-186, 190. Bibliographie // B ss O. Die Lehre der Eurasier. Ein Beitrag zur russischen Ideengeschichte des 20. Jahrhunderts. Wiesbaden, 1961. S. 125-130. A Bibliography // Exodus to the East. Idyllwild, 1996. P. 156-174. Bibliography of Vernadsky’ s Works by Nikolay Andreev // Vernadsky G. Ru s sian Historiography: A History. Belmont, 1978. P. 527-538. Notes on Vernadsky’ s Bibliography // Halperin Ch. Russia and Steppe: George Vernadsky and Eurasianism. P. 188-194. Mirsky D. S. Profil critique et bibliographie par N. Lavroukine, L. Tchertkov, avec la collaboration de C. Robert. Paris: Institut d’ tudes slaves, 1980. P. 51-107. The Published Writings of Georges Florovsky // Georges Florovsky: Russian Intellectual and Orthodox Churchman. P. 341-401. Trubetzkoy N. S. [ Библиография ] // Opera slavica minora linguistica. Wien, 1988. S. XL-LXVII.* Приложение II. ПЕРИОДИКА Версты. Париж, 1926-1928. № 1-3. Вестник МГУ: Науч. журн. М, 1946. — Вестник высшей школы (Alma Mater): Науч.-педагог. журн. М., 1940. — Вестник Русского студенческого христианского движения. Париж: Нью-Й орк: М., 1923. — С № 111 1974 г. под загл.: Вестник Русского Христиа н ского движе ния. Вестник Русского Христианского движения. Париж: Нью-Йорк: М., 1974. Изд. с 1923 п од загл: Вестник Русского студенческого христианского дв и жения. Возрождение: Лит-полит. тетради. Париж, 1949-1974. № 1-243. Вопросы истории: Ежемес. журн. Института истории РАН. М., 1926. — Вопросы философии: Научно-теорет. журн. М, 1947. — Вопросы экономики: Ежемес. журн. Ин-та экономики РАН . М., 1929. — Вопросы языкознания: Теорет. журн. по общему и сравнит. языкознанию. М ., 1952. — Грани: Ежекварт. журн. литературы, искусства, науки и обществ.-полит. жи зни. Франкфурт-на-Майне, 1946. — Диалог: Обществ.-полит. и лит.-худож. журн. М., 1990. — Дружба народов: Независ. лит. худож. и обществ.-полит. ежемес. М., 1939.— Евразия: Народы. Культуры. Религии: Научно-попул. ил. журнал. М., 1993.— Звезда: Ежемес. лит.-худож. и обществ.-полит. независ. ж урн. СПб, 1924.— Известия РАН. Серия литературы и языка. М., 1852. — Иностранная литература: Ежемес. лит.-худ. и публицист. журн. М., 1955.— Коммунист: Теорет. и полит. журн. М., 1924-1991. С № 12 1991 загл.: Св о бодная мысл ь Литературная учеба: Лит.-философ. журн. М., 1930. — Литературное обозрение: Лит. критич., худож. и общест в.-полит. журн. М., 1973.— Москва: Журн. рус. культуры. М., 1957. — Начала: Религиозно-худож. журн. М., 1991. — Наш современник: Лит. худож. и обществ.-полит. ежемес. журн.. М., 1933.— Наше наследие: Обществ.-полит., лит.-худож. и науч.-попул. иллюстр. журн. М .,1988. — Нева: Ежемес. лит.-худож. и обществ.-полит. журн. СПб., 1955. — Новая и новейшая история / Ин-т всеобщей истории РАН. М., 1957. — Новое время: Полит. еженед. М., 1943. — Новый град: Философ., религ. и культурный обзор. Париж, 1931-1939. № 1-14. Новый журнал / New Review: Лит.-полит. издание. Нью- Йорк, 1942. — Новый мир: Ежемес. журн. худож. лит. и обществ. мысли. М., 1925. — Общественные науки и современность / РАН: Координац. совет по о б ществ. наукам. М., 1976. — ПОЛИС: Полит. исслед.: Науч. и культ.-просвет. журн. М., 1991. — Посев: Обществ.-полит. журн. Франкфурт-на-Майне, 1945-1991: М., 1991.— Путь: Орган рус. религ. мысли. Париж., 1925-1940. № 1-61. Родина: Историко-публицист. журн. М., 1989. — Россия и современный мир / Ин-т междунар. и полит. исслед. РАН. М.,1993.— Русская литература: Историко-лит. журн. СПб., 1958. — Русская мысль: Ежемес. лит.-полит. изд.. Прага, 1922-1923; Берл ин, 1923-1926; Париж, 1927. Русский язык в школе: Науч.-метод. журн. М., 1914. — Свободная мысль: Теорет. и полит. журн. М., 1991. — Изд. с 1924 под загл.: Коммунис т. Север: Лит.-худож. и обществ.-полит. журн. Петрозаводск, 1940. — Славяноведение / Ин-т славяновед. и балканистики РАН. М., 1992. — Изд. с 1965 под загл.: Советское славяноведение. Славянская книга: Месячник славян. библиографии. Прага, 1925. Современные записки: Ежемес. обществ.-полит. и лит. журн. Париж., 1920 -1940. Кн. 1-70. Ступени: Философ. журн. Творческ. объединения “Ступени”. СПб., 1991.— Философские науки: Науч. докл. высш. школы: Научно-теорет. журн. М, 1958. — Элементы: Евраз. обозрение. М., 1992. — Этнографическое обозрение / РАН. Ин-т этнологии и антропол. им. Н. Н. Микл ухо-Маклая. М ., 1926. — Этнополис: Этнополит. вестн. России: Информ. аналит. бюл. М., 1992. —

Приложенные файлы

  • rtf 24050732
    Размер файла: 902 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий