dzesi ikita arkhiv


1. если бы я не родился
  Говорят, чтобы вспомнить что-то давно забытое, нужно мысленно вернуться на то место, к тому моменту времени, где реальность и воспоминания терпят разрыв. Это как карандаш вставленный в кассету - крутишь до тех пор, пока не найдешь нужный тебе отрывок. Вот только отматывая плёнку назад, самое главное - вовремя остановиться.   Я родился в августе 93-го, ровно через восемь лет после того, как рядовой японский клерк Иоши Каваками поставил точку в своем прощальном письме с извинениями перед семьей за то, что они не смогут отпраздновать Обон вместе, так как у самолета на котором он вылетел к ним тридцать одну минуту назад из токийского аэропорта в аэропорт Осаку оторвало киль. А еще через минуту, он и остальные 520 пассажиров сидящих по сторонам будут мертвы. Точно так же как и их предки, в память которых каждый год и устраивается этот самый праздник.  Нет, неправильно... слишком далеко, неправильно...   Вот мой седьмой день рождения. Я загадываю желание перед тем как задуть свечи на праздничном торте и стараюсь выглядеть веселым. А где-то в тысячах километров от моего дома, 43-х летняя Лидия Александровна в желтом фартуке варит борщ на своей маленькой кухне и еще не знает, что никогда не поведет своего внука Ванечку в первый класс, в школу, где она сама работает учителем математики. А Ванечка никогда не родится, потому что прямо сейчас, его отец становится героем России, захлебываясь в воде Баренцева моря на глубине 108-ми метров, в подводной лодке, названной в честь одного небольшого города-героя к югу от Москвы.   Спустя пару минут я загадываю, чтобы этого дня в году никогда не существовало. И задуваю свечи.
2. право на страшные сны
Все Это Было Ошибкой   С детства меня преследовали сны о странных и тревожных вещах. Повзрослев, я понял, что ситуация только ухудшилась, я перестал отличать их от яви. Сны и настоящие воспоминания слились воедино, и пытаться разобраться во всем этом - все равно что отделять просо от маковых зернышек.    Я просто просыпаюсь в своей постели и бесцельно брожу по комнате подобно полупрозрачной копии себя самого, подхожу к окну, трогаю пальцами испещрённое ледяными прожилками стекло, но не чувствую холода, а затем просыпаюсь снова и снова, по-кругу, пока не защипаю себя до смерти или (когда ужас достигает своего возможного предела) ударяю себя по лицу. Вот и сейчас я стою здесь, усыпанный россыпью маленьких синяков, не в силах понять где же я на самом деле. По какую сторону стекла? Ноябрь такой темный... И герань на подоконнике совсем увяла.    Иногда я вижу тебя, юного, фарфорового, смеющегося. Ты обут в красивые дорогие туфли, а на лицо надета безукоризненно белоснежная улыбка. Все в тебе идеально: серо-зеленые глаза, руки, предплечья, скулы, спина, запястья, мочки ушей, ладони, лодыжки, веснушки, веки, локти, живот, ступни, губы, пальцы, язык, ресницы, голос, ключицы, родинки, плечи, бедра, кожа, кости, печень, легкие, сердце, твои светлые волосы вьются, вьются, вьются удавкой вокруг моей шеи. Мечта моя, наваждение. Я хочу сделать шаг навстречу, я хочу разжать свои пальцы, чтобы в самый последний раз дотронуться до твоего ускользающего образа, до твоей безнравственной красоты. Я протягиваю руку вперед, задерживаю её в воздухе на пару секунд, а затем наотмашь бью себя по лицу.
3. нежнее ножа
Все Это Было ОшибкойЭй, очнись! Смотри на меня когда я разговариваю с тобой, сфокусируй взгляд. Еще тошнит? Сколько членов ты видишь? Видишь ли ты тех, летящих испепелить меня, серафимов, разбивающихся об окна моей обшарпанной квартиры? Видел ли ты как автомобили  разваливались на куски вместе с кричащими пассажирами врезаясь в меня, когда я шел босиком по неосвещенной автостраде?  Я сохранил ужас их глаз в своей крови. У тебя есть все что мне нравится в мальчиках твоего возраста: ум, порочность и крепко зажатый в руке нож. Подойди ко мне, и я покажу сколько радостей и изысканных ласк таится под зубчатым лезвием! Сожги все свои учебники и тетрадки, я научу тебя единственному, что тебе по-настоящему пригодится в жизни, я научу тебя подлинной нежности. Мы перекрасим твои волосы в красный, мы перепишем Сильвию Плат и ты сам станешь юным Лазарем, пожирающим мужчин как воздух. Ты будешь отрывать им головы зубами на звериный манер! Я забираю тебя из школы, ты забираешь меня из наркопритона. Я сделаю тебя своим по первому же твоему требованию. Я напишу длинное письмо твоей матери, в котором она распишется своими слезами, в знак своего отказа от притязаний на тебя, я пошлю твоему отцу фотографии своих зрачков и он сам все поймет. Что ты видишь за их алой пеленой?  Видишь ли ты то, из-за чего в моем доме больше нет ни одного зеркала? Я вырежу твои стальные глаза и оставлю себе на память,  если ты вдруг перестанешь смотреть на меня с обожанием. Я вставлю их в свои пустые глазницы и буду носить до тех пор, пока не найду тебе замену. Не улыбайся мне. Если я полюблю тебя, то перестану тебя хотеть. Если наша противоестественная связь перестанет быть насилием, то ты перестанешь смотреть на меня с обожанием. Я не как тот сопливый идиот Гумберт, я душегуб, я сын двух белых акул и мне необходимо выпотрошить тебя, чтобы убедиться, что внутри ты красив так же как и снаружи. Я надеюсь отыскать зашитый в твоем животе пакет с опием, чтобы у меня появилась причина оставить тебя при себе еще на один уикенд.
4. невозможная карта
Все Это Было ОшибкойСколько жизней способен прожить один человек? Остаются ли наши воспоминания с нами, чуть больше, чем на мгновение? Чем объяснить невероятную, мучительную тоску из-за лица незнакомца, чьи черты напомнили о какой-то старой, давно забытой потере? Не знаю... Уже ничего не знаю... Я рассказывал, что плохо отличаю настоящие воспоминания от обрывков снов, так было с самого начала. С самого детства. Я помню себя семилетним, сидящим на заднем сидении родительского автомобиля, в день, когда это случилось со мной впервые. Закатное небо было таким тоненьким, таким прозрачным, как веки спящего младенца - нежно-розовые с лазурными прожилками. Металл душил. Я крутил в руках веточку акации, выжженную беспощадным июльским солнцем, и она рассыпалась в труху, прилипала к потным ладоням и отказывалась покидать их, сколько бы я не старался сдуть своим дыханием бурые лоскутки. На юге в это время года с деревьев осыпаются коричневые листья, жухнет трава, с неба падают мертвые птицы, задыхаются люди, солнце сжигает мою кожу. Все сгорает. Мы стояли у светофора на перекрестке и ждали нужного сигнала. "Посмотри на него" - моя мама обращалась к отцу. "На улице плюс тридцать шесть, а он в свитере . Колется, наверное". Я абсолютно машинально посмотрел в окно на человека о котором шла речь и, вжавшись в сидение, остолбенел. Я перестал слышать звуки и видеть что либо еще, руки и ноги мои сделались ватными, сердце в груди колотилось так сильно, что я ощущал его биение в гортани. Не было в нем ничего ужасающего или примечательного, обычный мужчина, еще молодой, на вид не больше тридцати. Я помню, что он стоял, ссутулившись, на обочине скрестив руки и испугано озирался по сторонам, возможно ждал кого-то. Он был одет в джинсы и потрепанный серый свитер, рукава которого он натянул до упора, спрятав в них пальцы. Я слышал, как от него доносится звук перематываемой назад старой кинопленки, треск виниловой пластинки с забытой песней, шум радиоволн. Я не мог оторвать от него глаз. Мне трудно описать свои чувства сквозь годы, что это было? Нежность, трепет, неизмеримая ни в каких единицах тоска. Мне хотелось открыть дверь автомобиля и кричать: "Я помню тебя! Я помню тебя! Подойди сюда, я помню тебя! Я скучаю! Я помню тебя!". Но я не мог его помнить. Автомобиль тронулся. Меня душили слезы, я чувствовал, что оставил его, потерял навсегда. Даже сейчас, спустя 15 лет, я иногда вижу этого человека во сне. Серые глаза, серая кожа, серый свитер. Я подхожу к нему в упор, но не могу произнести ни слова. Я забыл тебя, у меня теперь другая жизнь, прости, я забыл тебя, прости, я забыл тебя, прости, я забыл тебя, прости я забыл тебя, прости, я забыл тебя, прости, я забыл тебя, прости, я забыл тебя, прости, прости, прости.-Мне нравится вспоминать о тебе, после того как я ширнусь. День сатурна. Мы сидим у тебя в квартире, на черном диване, на котором я впервые попробовал героин. Ты всегда повернут спиной, потому что твоего лица мне уже ни за что не вспомнить, а мое подсознание насмехается на до мной. Или жалеет меня. "Ты наверное из тех, кто мастурбирует глядя на себя в зеркало", - это первое, что ты сказал мне при знакомстве, а я глупо засмеялся. Тебя раздражали снобы и выскочки, а я был именно таким. Мне было семнадцать и я мало чего понимал в этой жизни, но думал совершенно наоборот. За что я любил тебя? Не знаю... Не помню... Но если я и думаю о ком-то из своего прошлого целенаправленно, то только о тебе. Ты всегда повернут ко мне спиной. Я помню ее молочную белизну и местоположение всех родинок. Два, четыре, десять, шестнадцать, тридцать, сорок... На твоей спине шестьдесят четыре родинки, а лица мне уже не вспомнить. Я прислоняюсь к тебе щекой, но моментально отодвигаюсь назад. Слишком холодно, призрачно, нереально. И опять этот чертов шум, вечно это этот шум... Провожу пальцами по твоей коже и он усиливается, как радиоприемник в поиске нужной волны. Я начинаю понимать, что на самом деле тебя здесь никогда и не было. Приход закончится, и ты уйдешь, растворишься в прошлом как и все остальное. Но это не важно. Я улыбаюсь. Ты побудешь со мной еще немного. Нескольких мгновений. Мне достаточно. В комнате солнечно, я глажу ладонью твою уставшую спину, и слышу как где-то вдали, среди этого шума женщина поет на испанском: No hay sortilegiosQue pueden curarmeVives bajo mi piel(Нет заклятий, которые могут вылечить меня. Ты живёшь под моей кожей)Son mil caricias, mil buenos momentosLos que te escondenBajo mi piel(Тысячи ласок, тысячи прекрасных моментов, которые ты спряталпод моей кожей)Y sera tu voz la que enciendaLas luces perdidasQue me devuelven a ti(И твой голос зажжет потерянные огни,которые вернут меня к тебе)Y sera mi piel marcadaEl mapa imposibleQue me devuelve a casa(и кожа моя станет невозможной картой, которая вернёт меня домой)No hay sortilegiosNo hay palabras magicasSiempre estaras bajo mi piel(Нет заклятий, нет волшебных слов. Ты всегда под моей кожей).5. весна пахнет, как только что сваренный джанкВсе Это Было ОшибкойПесня из раздолбанной магнитолы затихает, сменяясь глухим, почти неслышным шипением, и я вынимаю иглу из паховой вены. Радует, что я уже почти не способен воспринимать боль. Сколько лет прошло с тех пор, как я последний раз посмотрел в твою спину? Год - это  очень серьезный срок для юных. За год обещания утрачивают свою силу, рушатся иллюзии, все проходит. Исчезают любые обиды, сожаления, злость, нежность, влечение, надежды. Через три года, они почти уже не помнят ни лиц, ни имен, только общие очертания, искривленные образы. Что-то вроде: "у нее были чудесные кудрявые волосы и красивые черные платья", "он смешно произносил букву "р" и глаза у него были цвета прибрежного тумана..ой, нет, карие", "кажется ей нравилась тыквенная каша". А шесть лет, милый? Шесть лет на языке юности звучит как "вечность". Кажется, я перестал существовать для тебя уже через пару недель, но мне это не особо интересно. Совершенно. Потому что ты для меня есть. Всегда. Я встаю с кровати, думая о том проснулся ли ты сегодня. Я принимаю лекарства, думая о том, где ты проснулся сегодня. Я еду на работу, думая о том, с кем ты проснулся сегодня. Больше я уже ни о чем не думаю до конца дня. Я достаю из кармана пиджака потрепанную записную книжку. Веду своего рода статистику. Обычно, я  ставлю в ней штрих или крест . Прямая черточка | означает, что сегодня я чувствовал себя нормально, крест + -панические атаки или другие неприятности. Иногда мне приходится исправлять черточки на кресты. Астрономы наблюдают за звездами, орнитологи наблюдают за птицами, а я наблюдаю за тобой в пределах моего сознания. Но в этот раз я открываю разворот блокнота и записываю строки одного из моих любимейших авторов, для того чтобы они перестали крутиться у меня в голове:"Я помню, как тыПоявился на свет.И не говори,Что меня тогда совсем не было,Нигде.Я был." И закрываю его навсегда. Картинка перед глазами начинает расплываться и я откидываюсь на автомобильное кресло. Я начинаю вспоминать нашу первую встречу. Кажется, мы все отмечали день рождения какой-то общей знакомой. Я до сих пор не знаю ни её имени, ни сколько лет ей тогда исполнилось. Это все не имело никакого значения, ведь в этот день и в это место я попал почти случайно. За компанию с кем-то. Нехотя. Я даже не догадывался, понимаешь? Я даже не догадывался... Я помню, грозовые тучи собирающиеся на небе как на тонкой пластине чароита, я помню этот вязкий, склеивающий мои астматические бронхи запах весны, я помню твою белую рубашку, и то, как ты высунувшись из окна почти по пояс, пытался дотянуться до цветущей абрикосовой ветки. Как бы банально это не прозвучало сейчас, но я любил тебя с первой секунды своего существования в пространстве той комнаты, с первого вздоха, с первого взгляда (а только в такую любовь я и могу верить). Влюбился первый и последний раз в своей жизни. Я, оцепеневший на пороге, на выдохе. Я, впервые смотревший в твою спину не моргая. Я думал: "ВОТ ОН! ВОТ ЖЕ ОН! ВОТ ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РАЗРУШИТ МОЮ ЖИЗНЬ!".
6. сделай так, чтобы я не проснулся
Все Это Было ОшибкойНам не нужно становиться младше на несколько лет, не нужно никуда ехать. Сегодня мы организовали небольшой бойскаутский лагерь прямо на моей широкой кровати, под одеялом украшенным какими-то причудливыми узорами. Ты видишь в них гнезда черных дроздов и пустые глазницы средневековых ведьм, а я перекати-поле из старых телевизионных вестернов. Время плавится от моего жаркого дыхания и перетекает подобно часам на картине Дали, пламя костров вспыхивает от первого же прикосновения спички. Трезвые ли мы, или мы с тобой вообще никогда не трезвели? Мои глаза и запястья уже связаны бирюзовым скаутским галстуком, и мне приходится с помощью своего языка обучать тебя плетению венков из полевых цветов и диких трав: пионы, маки, полынь, нежные незабудки, полупрозрачные сухоцветы тающие в руках, тающий венок на твоих пшеничных волосах, который тут же превращается в самую драгоценную корону. Нет нет нет. нет никаких цветов, это всего лишь мираж, концепция цветочного поля, дурманящий шлейф, который источает твоя кожа, и вот я уже стою в нем по самое горло. Я уже не отличаю поцелуи от засахаренных фиалок которыми украшают пирожные в белых кондитерских, пока ты всем телом пытаешься сложиться в бумажного журавля, я раз за разом пытаюсь слизать языком веснушки с твоей молочной кожи, чувствуя при этом вкус горьковатого апельсинового молока. Я целую твои полуоткрытые веки, представляющиеся мне в этот момент зелеными бутылочными стеклышками, которые дети собирают на берегу моря и заботливо оборачивают лепестками лунарии. Ты снимаешь маленькие стальные замочки с моего языка, медленными, но уверенными прикосновениями достаешь отвертки из моего тела: отвертку за отверткой, отвертку за отверткой, отвертку за отверткой. А оставшиеся на их месте сквозные дыры, заполняешь льном, брусникой и мягким ковылем. Впервые за долгие годы я засыпаю абсолютно счастливым. И ты накрываешь мое лицо подушкой.
7. последнее путешествие
Все Это Было ОшибкойЯ помню каким был мир до твоего рождения. Мир, в котором тебя еще не было, и ничто не предвещало твоего появления в нем. Я помню огромных птиц со стальными клювами, леса, заросшие многометровым папоротником, насекомых кишащих всюду. Ты знаешь, что если прижать ухо к влажному чернозему, то где-то там внизу под камнями ты услышишь еле уловимый хруст? Такой же хруст издают шейные позвонки повешенных и разрезанная корка арбуза. Слышишь? Это разворачиваются и сворачиваются в хитиновый клубок сотни проворных мокриц. Я помню касание их лапок на своем лице (твои ресницы напомнили мне о нем). Я помню нежных пиявок вцепившихся своими зубастыми круглыми ртами в кожу вдоль моего хребта, там, где сейчас красуются гематомы твоих поцелуев. Мир был прекрасен. И я был прекрасен. Тебя еще не было. А я лежал не земле и ждал. На мне прорастали тощие ландыши. Свое первое путешествие ты совершил по фаллопиевым трубам своей матери, в последнее – ты отправляешься вместе со мной в металлическом коконе автомобиля. Мы преодолели в нем тысячи километров, прежде чем остановиться здесь. Длинный шланг тянется из запечатанного салона прямо к выхлопной трубе, я зажигаю двигатель и начинаю пристально наблюдать за тобой. Мне интересно, через сколько секунд ты попытаешься вырваться из нашего убежища. Мотылек охваченный броуновским движением. Золотой ребенок. Ты всегда знал, что я связался с тобой только ради этой поездки, ты всегда завидовал мне. Завидовал моей способности любить что-то, иметь все что захочется, делать все что захочется. Я не боюсь умирать, потому что я видел и любил многое, а у тебя не было ничего кроме меня. Пристегнись, закрой глаза и постарайся не плакать. Я любил многое. Я любил ночь, в которую я, подобно святым апостолам проткнул твою полупрозрачную щеку рыболовным крюком и вытащил из толпы. Я любил гладить твои ноги под барной стойкой складным ножом, я любил твои, стиснутые от моих прикосновений бедра. Хороший полицейский отличается от плохого тем, что дает подержать в руках свой ствол, я любил смотреть как ты вставляешь его в рот и имитируешь самоубийство. Я любил твои руки на лобовом стекле, на моих плечах, я любил все, до чего дотрагивались твои руки. Я любил смотреть как ты задыхаешься, как твои зрачки сужаются по вертикали. Я любил твои змеиные танцы подо мной – черный полоз сбрасывающий кожу. Податливый спрут. В моменты близости, вдавливая твою спину в извилистые корни деревьев, я любил мечтать о нашем путешествии. Я любил многое. Сегодня, сквозь тошноту и судороги, я видел как от угарного газа, словно под лучами закатного солнца, розовеет твоя кожа. Сегодня я впервые любил тебя.
8. тыникогданеповеришь, чтокожабывает такихцветовВсе Это Было ОшибкойПривкус желчи и свиной крови во рту. Приступ рвоты сменяется новым приступом, ощущение, слово ты герой рекламного ролика, выплевывающий собственные зубы на безупречно белоснежную эмаль раковины. Достаю из собственной блевотины прозрачный осколок, подношу его к уродливой лампе свисающей с потолка – единственному источнику света в этой комнате. Ты только представь: тонкое стеклышко в кровяных разводах, поднималось вверх, попутно разрезая собой мой пищевод и глотку, чтобы после, зацепившись за внутреннюю сторону щеки ловко выскользнуть наружу. Мне кажется, таким же мог быть и наш первый поцелуй.Ты всегда мне нравился. Я не мог воспринимать тебя как одну из составных частей внешнего мира, кусочек общего пазла, как часть окружающей меня объективной реальности. Не мог рассматривать тебя в рамках универсальных категорий. Я любовался твоей жизнью протекающей по ту сторону зеркала, мне нравилось наблюдать, как в темноте, сидя у черной глянцевой глади озера, ты часами гипнотизируешь собственное отражение. А затем, делая неожиданно резкий рывок, на мгновение слившись в поцелуе со своим двойником, скрываешься под покровами темных вод, оставляя меня наедине с очередной загадкой: кто же из вас двоих вынырнет наружу за жадным глотком кислорода? Так было и сегодня, перед тем как приготовить сытный ужин из битого стекла я хотел еще раз взглянуть на тебя. Это не сложно. Достаточно всего лишь плотно закрыть глаза ладонями. Смотреть на тебя - всего равно что сидеть в душном зале кинотеатра, на ночном показе фильмов нуар. Мне достаточно пары секунд, чтобы найти твою фигуру среди других зрителей. Глаза цвета помех в радиоэфире, кожа усыпанная рубцами и абсцессами, ты всегда сидишь спиной к экрану. Ты всегда повернут спиной к происходящему за пределами твоего сознания. Сатурн пожирающий своих любовников. Волк укравший мое лицо. Я робко машу тебе рукой с заднего ряда. Ты отводишь взгляд в сторону. Что ты видишь разрезая колкими зрачками воздух над моей головой? Знаешь ли ты, что происходит по ту сторону изгороди? В той части мира, которая неподвластна твоему присутствию, в мире, в котором вынужден существовать я. Там, где нет ни молчания, ни настоящей музыки. Там, где осколки звезд под ногтями превращаются в обычную грязь, поющие пещеры становятся кишащими крысами тоннелями метро, фокусник вытаскивает из шляпы милостыню. Видишь? Полнолуние за нашими окнами оказалось всего лишь неоновой вывеской у придорожного мотеля, а любую надпись на теле можно стереть острым ластиком. Но я знаю, что если взять тонкую иглу, или любой из осколков стекла, которые я глотал для того, чтобы понять, что ты чувствуешь проглатывая собственные слова, если взять и вскрыть любой из желтых гноящихся нарывов на твоем теле, то внутри я не найду ничего, кроме нераскрывшихся бутонов самых прекрасных нарциссов.
7 млрдВсе Это Было Ошибкойнас двое.в плечо тебе вою.надвое горе дели.я словно кит,прибитый прибоемморяо скалы и льды.скулы твои,чужие оскалы,в плечи твои скулёж.все, что мы любим,развеется ветром.жаль, что и ты умрешь.все, что ты видишь - ложь.просто помни об этом. если ты душу пропьешь,продашь за ломаный грош,я встречу тебя с пистолетом.мы оба проглотим пули.ты сразу,я позже. с рассветом. однажды, атомным летом,ты встанешь и просто уйдешь.одно твое имя - дрожь,до сердца,разрыв миокарда.а я для тебя всего лишьодин из 7миллиардов.
о
Все Это Было Ошибкойты исчезнешь в одну из средне купив обратный билети потом, с течением летсохранив в сознании спинуя забуду твое лицои мое любимое имяобещай, что когда я сгинуты не снимешь с пальца кольцоумоляю,скажи что не снимешьты желанен больше чем смерть.даже больше:чем смерть во снеа ты сможешь ответить мнекак давно я хочу умереть?если жизнь всего лишь дорогаот утробы до тесного гроба,то прошу милосердного Богапоскорее ее прекратить. только ты заставляешь жить. психопат и чертов садистно ответит любой юрист" принуждение к жизни- законно"что другим нельзя тебе можноты ведь знаешь,любимый безбожникдля меня ты полностью чист.и оправдан уже раз стовсе обиды - времени тратау меня вместо сердца гранататы однажды сорвал кольцо.знал ли ты, что из этого выйдет?после взрыва не выжил никто.я который год выживаюиз умаинсценирую жизнь.пусть угаснут все,кого знаю но лишь бы не ты.держись.ведь я тебя так долго ждал. но где бы ты не блуждал,меня утешает то,то что к любому Рембовернется его Верленв самый жестокий плен,на глубочайшее днознай, я люблю тебя.все остальное - тлен.и если я завтра сгинупоклянись, что не снимешь кольцо.
журавлики
Все Это Было Ошибкоймне не гладить твои колени,синяки,прозрачные веныа твои стеклянные пальцыне коснутся моей души.придуши меня если мы встретимся,просто я не решаюсь повеситься,но мне кажется, было бы веселоумереть от твоей руки.я сую по конвертам стихи,но все письма приходят обратно,почтальон мне сказал аккуратно:адресаты давно мертвы.впрочем так же как яили ты. я наверно погиб в пьяной драке,на груди расцветали маки я смеялся взахлеб, и кстати,насчитал 45 ножевыхне надеясь остаться в живых.и на то, что ты мне ответишь,я уже не надеюсь почти.но тогда хотя бы прочти.я пишу тебе с Южного Полюсас самой южной точки Землиздесь не любят, не спят и не молятся,а твои белоснежные волосытак похожи на вечные льды.ну а тысвоими стекляннымисоздаешь из бумаги птицно они не взлетают, а стаями,как снежинкипадают вниз
про тюльпаны и амфетаминыВсе Это Было Ошибкойне кричи.это верно нервы твои неровные,беспрерывные.как в руках моих рванные,вытекающие в раковины и ванные вены.помни:я самый верный.и я же самый ненужный,безрукий и безоружный,а ты под моею бледнойкожейи даже глубже.ты моя последняя радость(счастье чуждо моей природе)у тебя в запасе столетия,ну а япочти на исходе.ты же видишь, я задыхаюсьобними меня напоследок но прошу, не дари мне цветовприноси мнепобольше таблеток
вой
Все Это Было Ошибкойзакрой свои кариеи не дыши. здесь ни души.лишь мы,у которых нет душ.я свою пропил,а ты не имели думал, что все это чушь.цитировал Ницше, что Бог давно мертв,что Бога съел богоед. а если он даже где-то и был, то взял перерыв на обед.вышел в отпуск бессрочный.а нам здесь кричать да корчитьсяеще миллионы лет. тебе мой прощальный привет.хватит и девятнадцати, чтоб подвести черту.но не одну, а несколько острым блестящим лезвием, твоим пронзительным взглядом.мой Бог стоял со мной рядом, а после канул во тьму.он молча держал меня за рукуи гладил венозные ветки цвета замерзшей сирени, самый холодный цвет.жаль не нарвать букет  и не составить гербарий.мы с тобой пара парийпечальный такой дуэт.вернее, печально распавшийся, на множество мертвых атомов с холодными синими ядрамии в каждом из нихтоска.ты - мой кольт у виска, ты - моя пуля и выстрел кто-то ведь должен был выстрелитьпервым.так лучше уж я. вслед же шепчи проклятия.помню, это занятие было одним из любимых. но быть одним из любимыхне суждено. finitо. наша книга закрыта и порвана красная нить. но знайтебе не уплыть, не улететьне спрятатьсяв самой глубокой пропасти в любой из возможных реальностейв этой жизни и следующих каждую ночь проклЯтуюты будешь слышать мой вой. помни,что я где-то рядом.знай, я все еще твой.
ай уонт ту би ё дог
Все Это Было Ошибкойв детстве меня дразнили из-за имениговорили оно собачье но когда я повзрослел и стал влюбляться все подтвердилосья мерз в парадныхскулил от голодацарапалскребся лапамив дверитолько ради тогочтобы он вышел ив очередной раз погладил меняпротив шерстино однаждыменя отвезли за город привязали к какому-то дорожному столбу и уехалиа я остался ждатьи жду до сих порлюбимыйну почему же никто не сказал мнечто на собак у тебяаллергия
привет, пап
Все Это Было Ошибкойкогда я был маленьким отец постоянно говорил мнео том что реклама вреткурение вызывает рак легкихо том как легко стать алкоголикомговорил что стоит остерегаться женщин что им всем нужны только деньгиостерегатьсяособенно таких как моя мать а я прислушивался потому что очень любил егомы не виделись с отцом несколько летно при встрече я смогу радостно сообщить ему что работаю на телевидении не спился и не женился на какой-нибудь залетевшей от меня дурепотому что уже давно сижу на метадоне и сплю только с мужчинамипусть гордится мной
чистота
Все Это Было Ошибкойя чувствую каждый звук могу попробовать на вкус и даже ощутить температуручеловеческих голосовя точно знаю, что единицы черные, а цифра 4 зеленая как траваточнее, как вторникии аккорд G#mкстати, твое имя абсолютно белоеи если бы я не запомнил его с первого разая бы рассказывал знакомымчто повстречал человека с абсолютно кокосовым именем или молочным я зачем-то открываю тебе все этоты не понимаешьсмеешься и наверняка думаешь что я опять под дозой нет действительно неткак же сильно я люблю тебя
июль десятого
Все Это Было Ошибкойя любил тебя больше, чем осознание собственной смертности.лелеял сильнее душевных страданийи мук.мой единственный друг, моя квинтэссенция.мой Север.мой Запад.Восток.и конечно же Юг.мой смертельный недуги волшебная панацея.ты стреляешь в горло прицелено, я стараюсь не выблевать сердцеи остаток ненужных чувств.но я явственно слышу хруст своих ребер, в которых так тесно,даже воздуху в легких нет места,а ты так восхитительнопуст. ты закрылся,а я вскрываюсьчтоб скрывать в рукавах все летосвои вены синего цветаразведенные как мосты.выжигать пресловутое "ты" и бинтами затягивать ноги.перечитывать все твои блоги, в каждом посте видеть:"УМРИ"и пытаться выполнить просьбу,не сейчас,а годам к тридцати,когда ты меня даже не вспомнишь,а я буду лежать под наркозом,умирая от передозаболи,жажды и нелюбви.
амнезия
Все Это Было Ошибкойв твоем доме меня не ждуткто-то вместо меня держит жгут и затягивает выше локтя ты стареющий принц в лохмотьях я все тот же преданный шути каждую ночь я прошуу своих святых покровителей чудесного избавления благословенной болезни зовущейся амнезиейя знаю мы были вместево всех предыдущих жизняха если сейчас не последняято сколько еще нужно выстрадатьчтоб заслужить прощениечтобы в одной из следующихвстретив тебя на улицерухнуть на том же месте впасть в многолетнюю комуно не твердить без умолкуя ничего не помнюя ничего не помнюя ничего не помню
розовый ослик
Все Это Было Ошибкойсколько же суицидавмещают твои зрачкиты надеваешь очкичтобы никто не виделдве кольцевых магистрали адачто прячешь за векамидьяволы носят pradaа ты по утрам влезаешь в тесный костюм человекападаешь в улицу куришь окурки летят под колеса хочется броситься следом нажраться стекла за обедом но каждый раз переносишьдату собственной смертичтобы продлить этот праздникна котором ты служишь пиньятойлюди бьют тебя палкамиверя что вместо внутренностейна них будут падатьконфеты
я в порядке
Все Это Было Ошибкойпочувствовал близость смерти вмясном отделе.рухнул на пол, лицо закрываяруками,рыдал как ребенок,бился в припадке,пока продавец пытался вызватьохрану.одна из толпы старалась помочьмне,остальные молча стояли,смотрели,ждали развязки.стало стыдно и я соврал ей:"девушка,вы так прекрасны,чтоб приступ не повторился,просто съебитесь подальше,у меня ведь синдром Стендаля.смерть не самое страшное,с чем вам придется встречаться".мама, я не в порядке.и последний раз я был счастливв девяносто шестом,мне тогда было три,и я ничего не боялся,кроме монстра живущего подкроватьюи редких приступов астмы.не хочу верить в Бога,другие миры,возможность реинкарнации,но за жизнью опять последуетжизнь -заебешься перерождаться.каждый раз начиная сначалабез возможности что-то исправить.ваш Бог естьи он беспощаден,это все что я о нем знаю.
тройное обвитие
Все Это Было Ошибкойты никогда не узнаешь, как это - жить двадцать лет на свободевне тела матери,но продолжая всЕ эти годычувствовать непроходящее медленное удушье,словно на шее тугое тройное обвитие.первый мой крик являлся просьбойубить меня.тем же является нынешнее молчание. если ты хочешь помочь - то тогда не мешай мне.я не нуждаюсь ни в чем, что ты мне предложишь, ведь моя боль намного острее,чем ножпьяного папы в горле трехлетней дочери.
live fast. die youngВсе Это Было Ошибкойс таким образом жизни Вы любезный и до 30 не дотянетевыхожу от врача со странным щемящим чувством благодарен ему за удачный прогноз ведь в мире искусства принято быть молодым безумцемоставившим после себя привлекательный трупя достаточно глуп чтобы следовать этой инструкции только слишком ленив для того чтобы лезть в петлю я не врал когда говорил что люблювсех людей живущих на этой чудесной планетене так сильно как тот бородатый парень Иисуспросто кто я такой  чтоб судитьи желать человечеству смертине могу разобраться с собственной жизньюк чужой не хочу прикасаться я точно бы отдал все что имеючтоб вообще никогда не рождаться не плодить подобныхне тратить ресурсы после высохнув как гербарийнадпись на майке"live fast die young"как слоган для абортариев
ты чо?
Все Это Было Ошибкойбросил курить на дняхно еще столько всего нужно броситьпостоянные мысли о суицидеи чувство вины за прошлоеесли меня кто-нибудь проситрассказать про счастливое детствоговорю что все было довольно банальночто зачат был с помощью сексав чудесной семье убежденных фричайлдеровпо пьяни или случайностина аборт не хватило денега сейчас не хватает смелости закрыть это глупое реалити-шоу кури не кури ты уже обречен этот март ничего не изменит ты не встретишь любовьне займешься бегомжри бифштекс и клянись перейти на веганне допишешь романху/й не станет большеты все время что-то кому-то долженбойся будущего прячься от прошлогоя рожден был на свет недоношенным на пару столетийа может и большепрямиком из вагины в ад выброшен брошен на рельсы парализованным чтобы жить в ожидании поездаи того что весной все изменится
ты странный
Все Это Было Ошибкоймне плевать на войну в Cириихимическое оружиено чтоб не блевать на ковер когда  смотрю новостия держу при себе ведеркогуляя по улицестоя в очереди только так я могу быть уверен что не испорчу обувь.в одной из воскресных школ, пастор, страдающий гомофобией,говорит с детьми о том "что есть бог?" "возлюби ближнего своего, не взирая на то, что у ближнего между ног" - так кончалась бы эта заповедь будь я кем-то вроде Иисуса. лицемерные трусы, трясущие своей "верой" словно огромным ху/ем и пытаясь его запихнуть кому-нибудь в глотку.жрите водку за здравие,а потом собирайте деньги чтобы спасти ребенка (да, молитвы здесь не помогут, но если спасут,то все благодарности богу,а не врачам).набираю девять одиннадцать по ночам и прошу о спасении стоя с петлей на шее.но в ответ тишинаспасителя нетникто никогда не приедет спасать твое тело.разве что посмотреть.зайти в чатрулет  и вскрыться при каком-нибудь извращенце любой имеющий сердце заскринит этот момент
нетрезвое
Все Это Было Ошибкойимя твое - три слога складывать в один выкрик. я так надрывно вою,чтобы глухой мог услышать,а бессердечный заплакать.ты - моя древняя рана,неизлечимое горе.сколько еще нужно выпить, чтобы залить этот айсберг?спрятать верхушку в море,чтобы никто не понял:я изо льда на две трети, и на одну треть из боли.
мучителю
Все Это Было Ошибкойвсе что с тобой было связано осталось болезненно личнымзапутанней образов Линчав любой его кинолентевсе чего ты добился -смерть на чужом континенте под кайфом или под градусомасфиксия рвотными массами на чьей-то съемной квартире я замерзаю в Дрезденезная что ты не простил меняно я простил тебе это  спиной на холодном кафеле окруженный грязными игламишепчу простуженным голосомимя твое запретноесловно готовясь к выстрелу и неминуемой гибели умереть на губах с твоим привкусом я просил у богов только этого но сквозь сотни ломок и послестольких лет твоего отсутствия примерзая к белому кафелюя шепчу твое имя без усталибудто это не имя вовсе и уже ничего не чувствуюи уже ничего не чувствуюЛорка
Все Это Было Ошибкоймой поцелуй был гранатой,тяжелой и твердой,твой рот был железным заслоном.а дальше - минное поле.мои руки были плетьмина двух спинах,тело твое - кровоточащей раной.а дальше - минное поле.на простыне утром,помятой и грязной,мои "люблю" превратилисьв засохшую сперму.а дальше - минное поле.загноились надеждынаивного детства, и продырявила грудь невыносимая боль.а дальше - минное поле.теперь, охотник жестокий,я убивать научилсяи надежды свои и любовь(этих зверушек пушистых).а дальше - минное поле.
любовь
Все Это Было Ошибкойразглядываю собственный труп в зеркалено что за ночь могло измениться? пиз/дуй на работу утешай себя фразами"вы не стоите даже мизинцамоей левой руки, не стОитени одной моей мастурбации"приходи и прилежно с девяти до шестиначальству вылизывай яйца будь умнее меня не ходи по краюв супермаркетах не воруй едусходи в церковь с друзьямипоставьте по свечке чтоб потом не гореть в адуне ударься в буддизмешь больше мяса верь новостям по твобещай, что не будешь читать книги Сартра обещай, что в твоей голове никогда не появятся мыслио смысле или тщетности бытиямое сердце не выдержит если ты станешь таким же ху/йлом как и ястанешь считать себя лучше других в каждом искать подвохлюбому спросившему как делаотвечать, что еще не сдохприступы смеха вдруг обернутся безудержной тошнотой я рожден был летать, но почему-то все время ползу за тобой.утверждая, что это осознанный выбор,опускаюсь на самое дно.в детстве хотелось скорее стать взрослыма сейчас - жертвой взрыва в метроотравиться газомпопасть под колеса но когда наконец умруя хочу быть подальше от этих уебковпусть меня похоронятв лесу
удушье
Все Это Было Ошибкойон кладет мне пальцы на шеюпо ночампроверяя пульс.боится,что я не проснусь(а вот я на это надеюсь)но каждое утров девять,он трясет за костлявые плечи мое телокоторому нечем,абсолютно нечемвздохнуть.будто смерть легла мне на грудьи целует в холодный лоб,потому что лежащий рядом поглощает мой кислород,утверждая, что этоастма виновата в моем удушье.я не верю ему,но послушнооткрываю свой бледный рот,принимая, в негоингалятори насильно делаю вдох.тот кто любит менябесплатно,безвозмездно ибезвозвратно,называет меня своей музой.я шепчу ему хриплое"(m)use me" потому что я одинок и нуждаюсь хотя бы в иллюзии нашего с ним симбиоза.прижимаясь к спине отчаянно,вспоминаю реальность печальную..я умею любить лишь под дозойв те секунды когда кончаю 
слышь?
Все Это Было Ошибкойутро. 6:45на заднем сидении полупустого автобусая пытаюсь сбежать от прошлогоосторожно перебираю мелочь в кармане,перекладываю багаж на колени открываю, и с грустью смотрю на то чего я добился за 20 лет -смятые джинсы, пара блокнотов и штопанное ничего-привет!я еще немного сопротивляюсь, но женский голос возвращает меня к окружающей реальности.молодая хорошенькая блондинка с ухоженными руками улыбается так, словно ждала этой встречи с детства,словно я что-то должен ей сделать или сказатья открою рот - она влюбится. а узнает поближе, будет возиться как бедная мать с проблемным подросткомобвинять в безразличии, черствости и лелеять в себе это лживое благородство ею  же и придуманной псевдолюбвибоже, что с меня взять?я же шут, я паяц не ударивший в жизни пальца о палец ради кого-тоя люблю посмеяться до рвоты и если придется отрежу себе гениталии если того потребует замысел шуткиесли мне стукнет в головумоя жизнь ничего не значит, и не важно чем это кончится но зачем мне тащить ко дну человека который видитв этом убогом мире повод чему-то радоваться?я отвечаю ей "-нет" тем самым спасая ее судьбу,а она обиженно отворачивается.
дурачок
Все Это Было Ошибкойя всегда был сам виноват в своей боли ни семья ни школа ни социум ничего не делали,не сгибали и не выламывали никто против воли не связывал,не приковывал к себе цепью,не тыкал лицом в свой ботинок в ожидании что я вылижу я держал жгут своими зубами пуская по венераздвигал колени в надежде что изнасилуют идущих по краю никто никогда не толкает они оступились и падают и я падаю вместе с ними я сам виноват что в друзья выбирал предателей вместо первой любви у меня был строгий каратель он бил по коленям палкой и угощал леденцамирозовой сахарной ватой и крепким ударом в печеньхочешь уйти а некуда хочешь блевать а нечем любовь измеряется в трещинах в количестве пролитой спермыесли ты знал все заранее, то и жалеть себя незачем это не самопожертвование это самопознание это растление детства юности в реках крови к тебе тянут и сердце и нежность а ты сам выбираешьбойню
икита хузинВсе Это Было Ошибкойсообщают: эта зима будет самой длиннойсамой холодной настолько, что пальцы просто примёрзнут к кнопкам ноутбука я не склонен верить синоптикам, людям, богубог кинул нас в детстве"выгребай здесь как-нибудь сам, придурок" его сын смеется с креста слезая, уходит следом он вернется однажды назад, воскрешать динозавров вместо людей я бы сам предложил ему эту идею  но родился в суровом векев жестокой стране в городе смога и спиртзаводов пьяниц орущих в подъезде может все это звучит как нытье но я просто пытаюсь быть честным перечеркиваю свое имя на бейджике, пусть люди увидят правду:"самый ху.евый ху.й на планете. менеджер по рекламе" меня увольняют, теперь я как парень из фильма кровь пеликанакурящий траву на краю дивана в обнимку с разбитым биноклем птицы летели на север.у птиц отвалились головы.птицы сдохли.я - агент Купер застрявший в Черном Вигваме непонимающий что происходит вокруг меняЧТО здесь вообще происходит что здесь блять происходит зачем я пишу все это кому я пытаюсь высказаться? я учу страдать поколение но меня ведь ни разу не понялиэто слезы в жилетку на вешалкеэто плач в рукав собственной курткимноголетнее одиночество умещается в несколько буковок в грустных картиночках с тамблерав паре постов в вконтакте я начал пускать по вене ,чтоб набирать больше лайков вот и вся моя глупая молодость вот и вся ничтожная юность
рушиться
Все Это Было Ошибкойбуквы высыпаются из моего сознаниявыделяются через поры высыпаются голоса, телефонные разговоры люди эвакуируются из моей жизни как с тонущего корабля выбрасываются из моей жизникак из окон горящего небоскреба он вот вот рухнет отклеиваются пласты памяти сползают с меня ожогами как кожа с гниющий кости я не смог никого спастии теперь одинок как в детстве все друзья растворились и умерли превратились в воображаемых а я съедаю себя на ужин вместе с ножамивтыкаю себе вилки в ногимне больше никто и не нужен.в бронежилете под душем я могу сидеть сутками как мультяшная утка для ванны из желтого пластика пока меня не задушит шлангом.я топлю ноутбук, телефон, наушники сжигаю свой паспорт и теперь меня условно не существует в этом пространстве в этой больной реальности я рисую себя повисшем в петле с двенадцати я надел ее в свой выпускной вместо галстука я шагнул со стула
сорькВсе Это Было Ошибкойтвои глаза твои обкуренные глаза как два цветка герберы зрачки шире чем бедра рожениц возьми ножницы и проткни себе вену чтобы узнать насколько ты тонок, насколько ты нежен и не востребован как черный фрагмент из пазла рассветного неба пропасть между тобой и всеми измеряется вертикальноне докричишься. изо рта выходят субтитры. помехи в эфире и фоновый шумя тушу об лицо сигареты, пожары чужие истерикия никого не хочу но меня опять не спросили насилие порождает любовь любовь недоверие и вот я больше не яиз человека я становлюсь идеей я то на что хватит чьей-то больной фантазиия остаюсь недосказанным предложением недописанной книгойшкольными сочинениями где я провел это лето почему в плюс тридцать я в джинсах и черном свитере почему говоря всем правду тебе не верят 140 символов в твиттере чтоб попросить прощение за то что тебя зачали и навсегда замолчать
ничего нового
Все Это Было Ошибкойесли честно, я всегда плачу при написании, но читаю вслух так, будто это список продуктов,состав освежителя воздуха, теорема по геометрии, табло с расписанием поезда Дрезден-Ебландия. состав все никак не тронется. заебавшись лежать на рельсах,я встаю и иду домой (то есть к месту где я проживаю). где я чувствую, что в безопасности от случайной встречи на улице с каким-нибудь бывшим приятелем,с любым из моих знакомых. с тем, кто может окликнуть по имени. я прошу, если сможешь, пойми меня. я боюсь всех людей одинаково и от этого всех ненавижу. я почти забыл как я выгляжу.в каждом зеркале светится надпись: "недоступное изображение. повторите попытку позже." я не знаю, на что я похож,но страница не обновляется. все становится только запутанней. если мерить всю жизнь минутами, я любил тебя где-то около двух десятых наносекунды и, надеюсь, тебе достаточно. потому что я е.банутый, возомнивший себя писателем,неудачник с комплексом бога,неспособный даже убить себя.неспособный найти кого-нибудь,кто окажет эту услугу.у меня не найдется ни друга,ни простого доброжелателя,больного тем же недугом,и от того готового окончить эти страданияюного псевдо-Вертера.я снимаю с себя бессмертие,расстегни мой бронежилет.
плак плакВсе Это Было Ошибкоймне не нравятся люди ни мужчины ни дети ни женщины все одинаково отвратительны я хочу блевать когда ко мне прикасаются я отвергаю свой пол и свое лицо моя ориентация - отрицательная не хочу быть частью чего-то не хочу быть одним из тех кто не хочет быть этой частью ежеминутно ссать кипятком от чувства собственной уникальности заниматься самоотсосомсамому себе ставить лайки под каждым постом не нуждаться в читателях в любом кто захочет послушать увлекательную кулстори о том как мы были счастливыо том как я виртуозно проебывал все что было когда-то дороговсе то что казалось мне важным или каким-то значимым все слишком искусственно единственное настоящее это я сам сам себе друг и компания тот кто себя не предаст не сделает больно тот кто верен себе до гроба чьи слова о любви никогда не являются трепом дешевой ложью кольцом из тетрадной бумаги все кого я любил шеренгой шагают нах.уйа я остаюсь в одиночестве
пара дешевых монеток
Все Это Было Ошибкойдо моих экспериментов с наркотиками и измененной  реальностьюты был лучшим из всего что я пробовалгероин сильнее людской привязанностивот одна из его особенностейи пожалуй одна из лучшихне считая прекрасного чувства легкости во всем теле в самом деле становится ясно то что солнечный луч тяжелее меня слова тяжелеевзгляд тяжелее а я легче вздоха я легкость я легкие полные воздухаготовые разорваться бог красота и счастье которое скоро проходит и я надеваю ношу походный рюкзак с кирпичамигорб и тяжесть из прошлогомы даже не попрощались но я несу через годы где-то в дырявом кармане пару дешевых монеток доставшихся мне на сдачу их звон это все что осталось мне от твоей любви
приятного аппетита
Все Это Было Ошибкойтело белое бледное как вырванный лист бумаги тетрадка в клеточку тело бумага а вены клеточки синие клеточки красным порезом поле кожа сладкая сахар сахар привыкший к мужскому запаху в детстве капали йод и ели чтобы прогуливать школу подойди ко мне открой роттемпература под сорок нужно лежать и не двигаться под каждым твоим касанием под каждым из поцелуев распустится по бутону красные кляксы маков красное красное поле нет ни меня ни простыни только твой волчий голод только мое молчание я говорю субтитрами ты на меня не смотришь
м. не больно
Все Это Было Ошибкойя бы мог придумать и написать о нас нечто  сентиментально-сопливое,то от чего будет долго подташнивать ванилином в пакетикахили присыпкой для тортов в виде цветных сердечек.заменителем сахара для диабетиков.написать о долгих прощаниях в стенах пустого вокзала, то как плакали у перрона.рассказать, как тебе не хватило места в моем вагоне,а мне не нашлось в твоей жизни.в общем, всеми силами показать как мне больно,  и какой ты незаменимый.но я скажу правду. наш короткий роман держался на трех элементахмы только орали, пиз.дились и е.балисьне было в нас ни красоты ни нежности ни даже взаимной жалости.но нам было вместе весело,а все что я знал о любви до этого -полное наебалово  я так и не начал бояться внезапной смерти я так  и не смог хоть раз почувствовать счастье я до сих пор не могу понять что нас связывало по-настоящему.что нас вообще могло связыватьпочему все в мире кончается такой дешевой банальщиной почему все имеет срок годности?мы чувствовали одиночество даже лежа в одной постелино когда я держал тебя за руку, мне больше не было больнобольше не было болии ничего большене было
ввоВсе Это Было Ошибкойнет в мире вещи хуже июльского вечера, когда заливает солнцем всю твою комнату.  невозможность поднять головы, выйти из ступора, выйти из комы. куда бы я не уехал из этого города - ничего не изменится.   я останусь лежать без движения,у меня кататония  от всего что я видел вокруг себя.  от всего что я пережил. перешагни меня, Джерикоили коснись рукой, сделай что-нибудь прежде чемнавсегда исчезнуть. прежде чем все рассыплется. прежде чем рухнут стены. вернись ко мне где бы ты не был, откуда не возвращаются.в любой из дальнейших жизней,я буду на этом же месте, я стану сильней чем прежде.чтоб снова не потерять тебя,я сделаю все что нужно.я обещаю, Джериков день нашей следующей встречи я будуво всеоружии.
джерикоВсе Это Было Ошибкойсобираю тебя по буквам складываю по слогам сколько лет я смогу закрывать глаза чтобы вспомнить твое лицо чтобы быть на это способным интервал между тьмой и всплывающим подбородком появляющимися глазами увеличивается каждый годя не помню как выглядел рот но в моем до сих пор остался горький привкус могильной земли "если любишь меня то умри" ты стоишь и считаешь до трех только я почему-то не сдохя любилно остался в живых но ты понял что я готовдля тебя умереть/убить и что это уже не игра в"как далеко мы зайдем?" как понять кто из нас проиграл?почему ты просто ушел?ты был брат мне ты был мне друг мы брались за одно ружье целовались в одной петле мы лежали с тобой на днемы кололись одной иглойя был психом - ты был вдвойне я стал старше тебя -  ты в земле и тебе навсегда 19
absВсе Это Было Ошибкойя вплетаю в венок полынькамни кварца ичертополохи я дождусь твой последний вздох,а затем украду твою теньты прекраснее чем Лютиэнь я пущу твой труп по реке посмотреть, как мерцает во тьме это тело, подобно Луне только призрачней и бледнее и плывет невеста Морфея белоснежный цветок на водеу тебя в ногах сто сердец у тебя в глазах сто смертейя сплету тебе скорбный венецты прекраснее всех людей 
маленькая никаВсе Это Было Ошибкойстеклянная девочка с белыми волосамибрала волшебную пыль, взлетала над мостовыми,меня оставляя кататься на чертовом колесе.так далеко от небес.когда она возвращаласья бежал и ловил ее в огромный сачок или на рукичтобы прижать ее к сердцу.спрятать ее под боком.но сегодня она задержалась после большого полета,и когда ее откачалия спросил, ты видела бога?она так долго смеялась а потом в первый раз обняла меня в небе только бесполые ангелыв небе только  фригидные звезды
спутник
Все Это Было Ошибкойделай со своей жизнью все что считаешь нужнымпустись во все тяжкиевоткни по сотни иголок в венув каждую рукуты для меня одинаково неприступнакаждодневно прекрасная люблю человекаа не его поступкии мне неважногде ты проснулась вчерашним утромгде ты проснешься завтрашнимя всегда на твоей сторонея всегда тебе буду другомесли тебе станет страшно то ты можешь прийти ко мнеи я спрячу тебя в шкафу где мы будем сидеть обнявшись среди маминых траурных платьев
в путь
Все Это Было Ошибкойне иди за мной там где я - там боль там озёра слез там поля тоски не ходи за мной оставайся здесь полюби других а меня не смей там где я - там смерть десять тысяч змей30 лет войны я уйду чтоб ты снова стал любимя умру чтоб ты был счастливей всех
Адам и ЭвиВсе Это Было Ошибкойя не придумал ничего лучшечем пригласить тебя не свидание в музей естествознания и науки ты вцепившаяся в мою руку,глядящая на огромного птеродактиля,вернее его останки подвешенные под куполом зданияя смотрел в твой затылок и чувствовалчто ты лучшее и единственное сотворенное богом создание ведь после огромных ящеров все было сплошной ошибкой я не хочу быть мальчикомя становлюсь стегозаврому меня костяные пластины вдоль всего тела я никогда не страдаю, мой мозгслишком мал для этого двадцать лет я был человекоми мне совсем не понравилось я все время искал ответы выворачивал мироздание и ты знаешь, что будь я первымя бы не съел то яблокоя бы не трахнул Евуя бы убил человечество я бы спас всех нас от страданий просто не кончив в телку просто не тратя спермуно ты тянешь меня за рукав и уводишь к мамонтам говоришь что я слишком мечтательный и не выжил бы без интернета, кофеина и самокопанияи что грех в таком месте вообще вспоминать о библейском сюжете я улыбаюсь и мысленно шлю спасибо Адаму и Дарвину. за то что ты есть
не знаю
Все Это Было Ошибкойбудем честны.как человек, я не очень-то получилсяне состоялсяговори как хочешьвысоко в небесах есть конвейер и я вышел оттуда с браком врожденным пороком мое тело обтянуто кожей а не древесной коркой мои руки не ветвииз меня не вырастут листья не сунуть ноги в мягкую черную почву.у меня не те почки. у меня на плечах не поселятся птицы не совьют на них свои гнездараз в моей тени ты не сможешь скрыться от палящего летнего солнцатак зачем я вообще родился?
у тебя что-то из лица торчит
Все Это Было Ошибкойнекоторым людям проще сказать :не верь никому никому не доверяй все кругом желают тебе зла опасайся всех никто никому не нужен все желают тебе зла кругом враги кругом враги не верь никому опасайся удара в спину удара в спину опасайся не доверяй никому кругом враги у тебя нет друзей опасайся удара в спину не верь никому никому никому все желают тебе зла не оборачивайся опасайся удара в спину сорок ножевых сорок ножевых сорок ножевых сорок ножевых сорок ножевых сорок ножевых в лицо сорок ножевых сорок ножевых сорок ножевых не верь никому остерегайся кругом врагичем: пожалуйста, не люби никого кроме меня.
день победы
Все Это Было Ошибкойбольшинство моих одноклассников уже обзаводятся семьями если вспомнить школьные годы, то мне страшно представить что выйдет на свет из яйцеклеток и семени этих тупых уродов, больных ублюдков я был найден в коробке с фруктами, я одинок, я живу в телефонной будке с сидящем на "крокодиле" педофилом по имени Генау меня никогда не будет детей, я не вложу свои гены в фонд человечествапотому что мне стыдно за все что я пережил, за все что я делал и думалкак когда я сливал голоса на выборах депутатов в госдуму, покупал шестиклассникам блейзероставлял посреди дороги пенсионерокоставлял умирать тех рыбок выброшенных на берег как бы я смог заглянуть в глаза своим нерожденным детям?разве такой человек как я смог бы им что-то дать?я "красивая" мышь из "ВСЕЛЕННАЯ-25" у меня нет ни славы ни денег ни минимальных амбиций я не вижу особой разницы между:умереть от глубокой старости будучи миллиардером, кокаиновым-принцемили закончить свои деньки обычным разносчиком пиццы, какой-нибудь офисной гнидой всю свою юность я гнил, в день победыя распадаюсь на атомы от стыда за свою бесполезность а призраки предков пусть вздернут меняна георгиевских ленточках
текст, в котором я всех ненавижу
Все Это Было Ошибкойуже стесняешься синькой затариваться в магазине продавщица не просит показывать паспорт лет эдак с тринадцативиноваты морщины или старческая усталость во взгляде без разницы я бухаю чтобы чувствовать себя радостным чтобы быть живым рубль падает, нефть дешевееталкоголизм это путинский строгий режимэто стабильностьмне не нравится быть молодым,  общаться с ровесникамипсевдопоэты, хикки, ебучие ламберджеки,  абстрактные рэперы, феминистки красят подмышки розовой краской,  это дерьмо текущее в массы как бодипОзитив - быть жирным не страшно, если наденешь классные шмотки и сфоткаешься отвечая на аске пафосно, что тебе абсолютно похерусколько ты весишь, насколько плохо ты выглядишь а меня все устраивает если есть деньги на выпивку любой катаклизм, война на донбассе исчезнувший боингя простой человек, и то, что меня не трогает мне до пи/здыговорить то что думаешь это невежливо,поэтому лучше врипишешь пост:"спасибо, вас уже ху/ева тысяча!"но если быть честным, ты ненавидишь своих подписчиков считаешь их малолетками лишенными вкусанеспособными по-достоинству оценить твои грустные высеры спасибо, что вы подписываетесь и ставите лайки иначе как мне измерить собственную исключительность если не трудно, говорите почаще, что я уникальный а лучше прочтите парочку текстов своим родителям скажите что именно так и выглядит постмодернизм я давно не пытаюсь быть искренним, мне похуй на каждого лицемерие это не так уж и страшночеловек человеку зверь ежедневно лижущий задницу нас имеют с субботу по пятницу и мы энергично подмахиваем но вы улыбаетесь, а я не могу найти в себе силы поставить в конце сообщения смайликя веду себя неестественно как из тюбика зубной пасты, я выдавливаю эмоции, слова для своих рассказов я учился пять лет на пиарщика чтобы делать взаиморепосты меня не прокормит творчество, дажеесли я гений и в тысячу раз талантливее чем некий писатель сэй но ведь мой жизненный опыт подсказывает, что люди любят говно покрытое шоколадомсоя - символ эрзаца,  что в принципе намекает я не вижу особой разницы между соевым мясом и соевыми стихамия бы выкупил все их сборники тиражамичтобы зимой с бомжами греться сжигая в баках этот зашквар, пачки макулатурыэто не высокомерие, а объективная реальностьеблом торговать, искусственной нежностью, ездить в гастрольные турыразмазывать сопли про мертвых китов, лисиц и маленьких принцев  я бросаю поэзию, включаю первый канал и сажусь деградировать может быть так мне удастся с кем-нибудь подружиться
ерунда какая
Все Это Было Ошибкойя просто не знаю, что теперь делать с этим письмом, что тебе рассказать еще?ведь все давно сказано я повзрослел, стал строже и даже почти не вмазываюсьбросил писать свои глупые тексты, ходить на дешевые впискимой бог теперь Герман Кисткин "увечность" - его скрижали я больше не ною, мол, лучше б меня не рожали на третьем от солнца крошечном шарея самый классныйты сам-то как кстати там? кстати... как тебя звали?здесь все по-старомудекабрь, и птицы бескрайними стаями свалили на юг, возможно на ибицуа я остаюсь в бетонном скворечнике бок о бок с тупицами в огромном холодном городе, с одной непростой задачей: продолжать быть самым горячим,и я отлично справляюсь.в среду сходил к врачу, вырезал слезные железы просто подумал: а нахуй они мне уже?кинул в коробку, ну, в тугде хранил наши общие фотки, вместе с твоими вещамиможет раздам в переходе бездомным, ну правдане обнищаю же, ведь ничего не изменится были мы счастливы, не были - разница в миллиметры, в две небольшие ладони из трех лет что мы были вместе, я и ни дня не вспомнючтобы мне было весело и интереснотак же, как в одиночестветак что спасибо, что бросил меня!спасибо что бросил.я реально не знаю что делать с этим письмом, я выбросил марки но, видимо, это все. прости за помарки и эти странные пятна это не слезы лол, правда, я просто писал его в маке, наверное капнул соусом
хочешь читай хочешь не читай
Все Это Было Ошибкойя никогда не умел нравиться окружающимпроизводить приятное впечатлениевсе за что я берусь - выходит неправильным, очень смутным и недоделаннымвсе что я здесь напишу вызовет отвращение преподавателей знакомые сделают вид что меня никогда и не было друзья удалят совместные фотографии, отчистят историю сообщенийот меня ни пикселя не останется ни жалкого предложения ни маленькой точки зафиксированной где-то во времени и пространстве я плод отвергаемый собственной матерью выброшенный из лона все самки с венеры, мужчины с марса а я идиот  на землю упавший  с крошечного плутона который планетой-то не считается за неспособность своей гравитациивыталкивать астероиды  с орбиты к звездным потокамему как и мне давно на все похуй.по субботам мы ходим на вписки с парнямиКьеркегором, Прустом, Осаму Дадзаем мы садимся все вместе за стол и бухаем или играем в покеря рыдаю под старые фильмы Тарковского под монологи Сталкерамоя жизнь похожа на свалку или спец-школу я сижу за последней партой в классе коррекции обнимаюсь с цветочным горшком и втыкаю в стену неврастеник напичканный пачками фенапожирающий транквилизаторы вместо ужина вместо завтракастрою город из пустых блистеровне способный на компромиссы не пытайся заговорить со мной не подходи слишком близконе прикасайся  руками юность - лучшие годы жизни и так говорят веками так ответят тебе и мама и школьный учительи тетя-психолог по ящику в какой-нибудь передачесчастье - довольствоваться настоящимназывать это время лучшим потому что невнятно и мрачно будущееи так страшно так страшно так страшно
бог вудиВсе Это Было Ошибкойчернокожие дети в жестокой африке умирают от засухи и дезинфекции в то время как в питере или рязани белая женщина в чистенькой ванне  направляет струю воды на свой клиторей похуй на африку я пишу в своем твиттере насколько нелепоневыносимо существование,  а у кого-то нет ручек чтоб постить грустяшки  и сохранять картинки мне похуй на инвалидовна е/баных нытиковя хочу потреблять, жрать стейки, е/бать все что движетсяили хотя бы дышит быть тощим и злым, не привыкать ни к комусамого себя как собаку к столбу не привязыватья лучше умру в одиночестве, ведь это уже не пугает так сильно как мысли о самонасилиикак годы которые прожил бок о бок с дегенератами тебя разорвут на цитаты, меня на части и если ты сохранишь чеку от гранаты когда все случится я может быть буду счастлив что не ошибся однажды в выборе  провожатого но мне надоело любить тебя и я съебываю стремительнопрямо в закат стоять экспонатом в музее поля чудес в костюме медбрата между консервами, пока мне и это не надоест покажите где мое место на гуглкартах, оплатите проезд я отправлюсь жить в лес, аскезу примубуду питаться ягодами, спать на деревьях сожгу документы и деньги, утрачу свой человеческийоблик, но,если честно, я без раздумий продался бы,если кто-то готов платить мне за то что я есть за то как смотрю на тебя с фотографии глазами пропавшего мальчика с молочной коробки пока ты съедаешь на завтрак медовые хлопья с орешками а потом навсегда уходишьза то, как я выжираю водку в миксе с таблетками и падаю мимо кровати в марево, в безднуоткрытую подсознанием за все что я мог бы сделать, за все мои тексты, в которых я просто пытаюсь понять себя,  но ничего не меняетсяблуждаю в трех соснах, бьюсь о них лбом как дятел я давно уже спятил от саможаления, от любви необъятной к собственной самости к собственным страхам, юности брошенной в пеклои наблюдая за мной, где-то сверху, бог смеется как вуди вудпекерна ужин
Все Это Было Ошибкойищу свой диагноз в толстой медкнижке внимательно вчитываюсьотчего меня ненавидят девчонки, мальчишки и их родители с самого детства я ощущаю, что оскорбителен даже факт моего рождения ведь я пидор, жид, либерал, да еще и неверующий с безразличным лицом, злобным взглядом и странным именем я бы родину на бутылку винища выменял станцевал бы на чьей-то могиле в цветной балаклаве как один музыкальный ансамбль в иисусовом храмев их названии что-то про письки, но не те что по-нраву мне расскажи для чего мне самка в белой фате, беспрерывно рожающая детейдля которой главная в жизни цель - накормить всю семью борщом(от которого портится аппетит)я найду того кто красив, уменбесконечно сильно в меня влюблен кто накормит лаской, а не едой или сварит отличный "винт")
жемчуг
Все Это Было Ошибкойи начиналось все тоже не очень-то и красиво с громкого крика с обрезанной пуповины вот ты пришел в этот мир одинокой псиной, чтобы всю жизнь свою простоять в наморднике у продуктового магазина на привязи.  там внутри копошатся люди куда-то бегают думают кем пообедать куски трупов запихивают в корзинылучше брюхо набить, чем голову мыслями. мне не по пути с ними. в свой двадцать первый день рождения я облил себя керосином а потом не хватило духа не чиркнула спичкауходить надо, не сказать что красиво, но ярконо не зажглась главная свечка на этой тщеславной ярмарке на праздничном торте слепленном из вчерашней блевотины и ржавых гвоздейвпрочем, хватит думать о себе накорми сначала этим гостей накорми сначала гостей  не хочу становиться терпимее и добрей не хочу учиться жить с идиотами рядоможерелье жемчужное подаришь свинье, знаешь что потом получишь  в награду, а?ничего не получишь продадут тебя при первом удобном случаес потрохами сожрут костей не оставяти поэтому в каждый праздник я желаю счастья только себе остальные как-нибудь сами справятся
гудбайВсе Это Было Ошибкой-5 лет я держал тебя связанным прикованным наручниками к батарее, в подвале моей нестареющей памяти кормил с ложки песнями, фотографиями, совместными воспоминаниямиты брыкался, тебя тошнилоно сегодня, набравшись сил, я спустился на дно подвала развязал тебя и отпустил - ты теперь свободен, идия останусь внутри.один.(нескончаемый стук уходящих шаговраздающийся на весь мир).
дверной проем
Все Это Было Ошибкойкак мне не думать о тебе с ужасомс дрожью в коленях и голосечугунной тоской в сердце отхаркивать твое имя из горла кровавым сгустком металлическим отзвуком патронновой тяжестью столько лет ничего не чувствовать кроме страха слепого ужаса к человеку из прошлогоя боюсь выходить из дома смотреть из окна на улицу кобра ввела в транс дудку крыса ведет крысолова к пропасти жертва наносит маньяку удар арматурой я ввожу в руку иголку и представляю как твоя голова лежит неподвижно в дверном проёме а я молча берусь за ручку и закрываю дверьснова и снова снова и снова и снова
взросление
Все Это Было Ошибкойчто мне еще нужно сделать какие слова найти для тихого утешения ощущение собственной уникальности пропадает в момент взросленияи поэтому ты не вырастешь ты не вырастешьты не станешь зрелымидет время в этом году тебе двадцать девятьты так и остался самонадеянным идиотом вечным подростком застрявшим в дурацких кедаху тебя малолетки-фанаткии каждый твой пост вконтакте заставляет их шликать быстрее считать тебя гениемназывать вторым Хемингуэем и даже пизжелисты твоих книжек насквозь пропитаны их слезами всё так размыто и влажномне теперь не прочесть ни буквы не вспомнить ни словая и лица твоего не помню но главное не забывается не заживает   я мечтаю чтоб ты повесился чтобы ты вздернулся книжно - бумажное месиво чтоб ты нажрался им чтобы стояло комом и не выблевывалосьне переваривалось чтобы ты высрал все бритвы которыми резал каждый бычок потушенный об мою шею"ты не почувствуешь лезвий ты ничего не почувствуешь, верь мне" я внимал каждому жесту, каждому лживому слову я был слепым я веровал я не противился зломуя возлюбил ненавидящего благословлял проклинающегоподставляя правую щекубудь готов к удару по яйцамесли б Иисус был немного умнее он ни за что бы не спас нас он бы сопротивлялся, его бы не продырявили не пригвоздили запястьяя как святой Себа'стьян проткнут твоими стрелами ранен но не смертельно я постарел на столетиесросся с бронежилетом пуленепробиваемыйсделанный из железа не потерявший контроля.я ни о чём не жалею что бы со мной не делалимне не бывает больно
без названия
Все Это Было Ошибкойи названия нет у этого страшного чувства: и не боль и не грусть, а нутро твое черство и пусто.и не плоть разрывающий вопль, не крик- молчание навзрыд.как сажаешь утром ребенка в школьный автобус,а потом, через две остановки разносится взрыв.как когда тебе в ноги цветы, да толпы народа,а ты любишь покойника больше чем всех живых.
червивое яблочко
Все Это Было Ошибкойвряд ли найдется на свете что-то ужаснеепервой любви смазливого старшеклассника первое - вечно не к месту рожденное муками это младенец замерзший во чреве -вечная куколка это соленые губы, нечто слюнявое как наступить необутой ногой на устрицу ложкой наружу глазное выдавливать яблокозавтракать уксусом я выгрызаю себе кутикулы я выгрызаю фаланги пальцевя выгрызаю руки по самый локотьлишь бы не прикасаться к тебе больше не прикасатьсяя становлюсь самолетиком, бабочкой из бумаги, гипсовой безделушкой,той тяжелой подушкой, которой  верные жёныдушат своих супругов на поздних стадиях рака,остеогенной саркомыдушат тех кто впал в кому, тек кто не просыпается, тех кто не спит от боли все потому что любовь -это и есть удушье
как тебя зовут?
Все Это Было Ошибкоймне всегда удавалось встретить тебя в толпе, отличить от тысячи остальных безошибочно выявлять в проходящихлюдях твои черты я люблю тебя с детства, ине важно кем ты окажешься в этот раз мальчиком или девочкой интересно, мы бежим наперегонки или я идиот всю жизнь гоняюсь за ветром, мчусь со всех ног за призраком? но я видел тебя я видел тебя я виделты скрывался в кроне дерева между веток я заметил тебя в отражении озера в парке ты сидел за трибунами на футболепрятался в складках моей футболки на последнем ряду в кинотеатре, в соседнем вагоне поездаоставлял мне послания в виде сухих цветов на чужих подоконникахсвои отпечатки пальцев на запотевших стеклах автомобилей не было для меня человека любимее, сна прекраснейты был всегда рядом: на миллиметр дальше вытянутой ладони, в доме напротив, на перекрестке, за полями тетрадимы ехали в разные стороны на эскалаторе, я попытался позвать тебя даже не зная именивечность бежать за тобой не глядя, не оборачиваясьвидеть тебя краем глаза за чьими-то спинами тень до которой мне никогда не дотронуться но если ты есть, пожалуйстаостанови меня
всегда будет все хорошо
Все Это Было Ошибкойвот и все оплачены все счетаубегай пока я закрыв глаза досчитаю до тысячи у меня к тебе никаких обиди нутро не ноет и не болит забирай все что хочешь и уходибеспрепятственно  ты забудешь и имя мое и лицо словно морок, дым, нехороший сон ты проснешься и просто забудешь все живи счастливо и не спрашивай как у меня дела гаснут звезды и рушатся города время трет вселенную в порошокно пока я помню твои глазавсе наверное хорошои всегда будет все хорошо
под шерстяным одеялом
Все Это Было Ошибкойв твоей спальне, солнца всегда было чуточку больше чем в Африке, нежности больше, чем в той шоколадке с лиловой коровой. я закрываю глаза и стою на твоем пороге. ну здравствуй.. твои руки покрыты лаской, словно глазурью покрывает с любовью пекарь имбирные пряники. ты - это детские сказки. ты - ожидание праздника в пластиковых коронах. это все что я помню. это все что я сохраню о тебе в своей памяти. извини, что тебе от меня ничего не останется, кроме, вывихов психики, шестнадцати шрамов по пьяни в той глупой игре, когда ты поёшь и ножом протыкаешь стол в расстояниях между пальцами. я ловлю на себе твой любящий взгляд и тут же промахиваюсь. не смотри на меня. ответь, зачем ты так смотришь? за что ты так меня ранишь? мы едем в травмпункт, чтобы вытащить нож застрявший в моей гортани. и я падаю в пропасть. я не буду тобой прощен, я жил как засранец, я жил как последняя сволочь под бой этих клавиш, под действием дозы, лежа под незнакомцами. и, знаешь, мне все это нравилось. от тебя остается в памяти только хорошее. чистое, как приходы, белое как твои простыни, как молоко, как твоя кожа и запах лимонных маффинов. как та фотография, где ты смеешься уткнувшись в мое плечо, и это смех обреченного, который вот-вот разрушится. ведь ты отдаешь все самое лучшее, ведь ты оставляешь мне самое лучшее. не прося взамен ничего.
листва в пыли
Все Это Было Ошибкойя боюсь допевать любую из песен не учу последних куплетовзабываю мелодиислушая музыку я ставлю трек на репитуже ближе к концу и моя песня не кончится я боюсь дочитывать книги я вырываю последний листок из каждой и прячу их в дальний ящик комодая не люблю завершение историймне страшно спускаясь по лестнице я считаю ступеньки и замирая на трех последних я перепрыгиваюя боюсь всплывающих надписейFIN в старых фильмах финальные титры я выбегаю из кинозала не досмотрев, не узнав чем же все завершилось потому что уже не имеет значения потому что все накрывает тьма я боюсь воскресенийя боюсь августая боюсь смерти
подлинная сексуальность
Все Это Было Ошибкойда, конечно я очень ценю глубину твоего внутреннего мирато, что ты можешь часами рассуждать о квантовой теории света, темной материивспышках на солнце перечитываешь Улисса по четвертому кругу в оригиналеникогда не спутаешь Мане и Монесухие и полусухие винагобой и кларнетзвезды Кастор и Поллукс в созвездии близнецаназываешь всю родословную Иисуса из Назарета и ни разу не ошибаешься рассуждаешь о Бодрийаре и Маклюэнесимулякры и симуляция от клише к архетипу для меня невероятно важно, что ты ешь только фрукты и овощи слушаешь только классику ставишь правильные ударения кАтарсис, гЕнезис, Искра, мизЕрный, включАтзнаешь столицы Бурунди, Джибути и Кот-д'Ивуара и то, зачем кормят мусангов а теперь замолчи на минуткуи раздвинь свои ноги поширелепестки опадают и превращаются в сажу
Все Это Было Ошибкойзнаете,за всю мою недолгую жизнь,у меня было около шестисот шестидесяти трех идеальных моментов для самоубийства.но каждый раз я находил хотя бы одну причину, чтоб улыбнуться и смерть выпускала меня из своих цепких когтистых лапок еще ненадолго.как кошка, которая только играется с мышью, но в нужный час отобедает.с возрастом, поиск причины стал занимать несколько дольше времени чем в восемь или шестнадцать. и вот вчера,исполосовав себя в решето и отчаявшись найти в своей голове хоть что-то хорошее я все же залез в те уголки сердца, запертые, как мне казалось, навечно.и вспомнил,что где-то в чужой странепод чужим небом, и солнцем, вписанным в него дополнением разговаривая на чужом языке с кем-то по телефону мужчина, которого я любил больше всего в своей жизни ставший чужимидет легкой поступью, не оглядываясь, (так же, как когда-то он уходил от меня)сквозь море цветущей сакуры
я никого не
Все Это Было Ошибкой- какая песня твоя самая любимая? такой простой вопрос, казалось бы но как мне выбрать из всего того множества шедевров, созданных еще до моего рожденияи тех, что когда-нибудь будут созданы как мне выбрать между Шнитке и Элвисом? чем лунная соната лучше той песни, звучащей из всех придорожных ларьков и белых приор со стеклами, чья тонировка беспросветнее вкуса их обладателей? откуда мне знать, какой фильм я люблю больше: что-то модное и интеллектуальное, что не стыдно написать в графе "ЛЮБИМЫЕ ФИЛЬМЫ"или то, что включаешь для фона, когда жаришь картошку чтобы тебе казалось, что в доме есть еще кто-тои можно тихо поплакать над глупостью диалогов и посмеяться вместе с закадровым смехом, в том самом моменте, когда по-мнению сценаристов должно быть смешнокошки или собаки? морская звезда или утконос? кем бы я предпочел быть съеденным, тираннозавром или дейнонихозавром? резать руки вдоль или поперек? трахаться в миссионерской позе под одеялом или задрав ногу на фортепиано играя при этом собачий вальс? пьяные тети и дяди на кухнеспрашивают ребенка пяти лет кого ты любишь больше, малыш,мамочку или папочку? (улыбаясь при этом довольными лицами тероподов)ребенок молчит глядя в пол, он пытается угадать какой из ответов правильный и какова вероятность уйти отсюда с конфетой во рту.на земле, помимо нас двоих, проживает еще 7 миллиардов человек, а ты спрашиваешь люблю ли я тебя и добавляешь условие: "больше всех"я замолкаю, мусоля горький ответ во рту как леденеци опускаю взгляд
этот поступок осудит тот, кто не встречал пустоидВсе Это Было Ошибкойнаша любовь, как застиранная футболка. десять раз перешитая, не наденешь, но жалко выбросить. безуспешны попытки снять с нее выкройку, кривенько перештопать. не поможет канистра ласки "магия черного", магия вуду, ни молитвы, ни привороты тут не помогут. от тебя меня выворачивает до физической рвоты. до обезвоживания. надоедливый мальчик-муха, мальчик - пустое множество, полый пиноккио, сам себе отпиливший нос. но на утро обман как утопленник всплыл наружу.наша история - это плохое кино. это низкобюджетный фильм ужасов. тебе страшно, а я не моргая смотрю в упор паранормально лишь то, что я к тебе что-то чувствовал. то, что видел в тебе сакральное божество, а оказалось - безвкусица, вроде иконок приклеенных на лобовое стекло. как тупая визгливая устрица, ту что долго пытаешься вскрыть ножом, только это совсем не жемчужница, проливается слизью и пустотой, перламутровым последом. я тебя никогда не забуду: преданное лицо, ласковая паскуда. твоя любовь - крашенный розовый куст из страны чудес, пластиковый венок и, увы, не моя забота. я бредил тобой, я думал таких больше нет. но в паблике "что я нашел на алиэкспресс" кто-то выложил твое фото.
вагончик тронется
Все Это Было Ошибкойвсе это сон, это сербский артхаус с субтитрамииз которого не проснуться, никак не выбратьсятолько биться об стенки тетриса змейкой пиксельной за фальшивым квадратным яблоком вот тебе жизньты не веришь, что все это матрица, дутый вымыселтолько черный Морфеус тебя уже жестко выебал ты лежишь на полу в отключке под препаратами и не важно какую пилюлю до этого выбрал ты —синюю или краснуювыбор – условность, исход всегда одинаковыйты говоришь есть два стула, но это иллюзия, проведи языком во рту, на секунду задумайсяпривкус скольких соленых залуп за щекой ты почувствовал? сколько пик торчит в твоем анусе?  только ты никогда не жаловался, тебя  все  устраиваетя живу как тот парень в желтом костюме кота, сидящий на лавочке ничего не ждущий, давно ни во что не верящий как гомофоб, соседу дающий в задницу только из ненависти я лицемерю когда пишу сообщение пишу этот текствсе мои отношения это душный плацкарт с койкой у туалетаа не блестящий экспресси я еду в горящем вагоне сквозь преисподнюю из точки А, до точки, в которой мне все это вдруг надоестспасибо, до встречи, прощай и если не сложно оплати за меня проезд я срываю стоп-кран и смываюсь быстрее чем втулка от зевы а ты навсегда остаешься здесь, становишься воспоминанием, которое я отсеку ножом выброшу за ненадобностью.все это небыль, это страна чудеся ухожу через сказочный лес с дашей и башмачкомчтобы вместе искать закладки.только голос разума мне говорит: это просто кислотный трип.затяжной наркотический  сонтвой трусливый побег из реальности, что еще страшней и опасней.и поэтому не просыпайся.
герой нашего времени
Все Это Было Ошибкоймне говорят стань нормальным, найди работу, женись. и я мастер пикапа умело подкрадываюсь к первой попавшейся женщине со спины. вот я уже шепчу ей на ухо: тупорылая с.ука, забери из ментовки свое заявление, я люблю тебя, а не преследую не обольщайся. а еще мне нужна прописка, выходи за меня, пожалуйста. но сотрудница загса с лукавым прищуром вдруг спросила не о согласии. "ты вообще в этой жизни любил?" я сначала подумал, послышалось, галлюцинации от травы, что, простите, спросили вы? и она повторила: "что ты телишься б.ля, отвечай мудила, ты вообще кого-то любил? и я убегаю как Роджер Мерто слишком старый для этой х.уйни, слишком юный для обязательств, и я слышу как вслед мне льются ее проклятия "не отвертишься, сука! мы давно за тобой следим, я подписана на твой пабличек и твой тви, че, стихи б.лять пишешь? это очень плохие стихи, у меня из-за них чуть сына не стал голубым, таким петушарой как ты!" нах.уй прописку, лучше остаться живым. так что женитьба это плохая затея (тетка права, мне больше по-вкусу х.уи) мне не стать человеком, я вне игры, где главная цель - успешное размножение. быть социально приемлемым, а не позором семьи - я не умею. я, б.лять, так не умею, отъе.бись от меня поскорее, вот тебе правда: я никого не любил, и тебе не стать исключением.не говори ерунды, между нами ничего не было, это не я тебе клялся в верности, я не знаю кто это был. кто-то другой смотрел на меня из зеркала, говорил моим ртом, брился, ел, мастурбировал, ходил на работу и был с тобой, возможно его похитили и клонировали, кстати, ты когда-нибудь видела мой пупок? нет, никогда не видела. моногамия для неудачников, полигамия для ограниченных, настоящие самураи даже себе не дергают письку. одиночество для элиты, а не масс-маркета. нет, мне не грусто, я постигаю прелесть самопознания. я начал писать этот текст чтоб к концу обоссаться от собственного возвеличивания. в общем, все как обычно. пожалуйста, не звони, живи своей жизнью, найди новых друзей, напиши длинный пост о том какой я припизженный, о том какой я посредственный, лузер с кучей амбиций. обновляй без конца страницу, мониторя каждый мой вздох: "ну че там, еще не сдох?". только вот, я давно глубоко и стабильно е.бу это дело в рот. вспоминать о тебе все равно не так больно, как первый пропущенный апперкот в мое красивое личико
если свет, который в тебе, тьма
Все Это Было Ошибкойправда в зеркале режет ножом глазавырезает из век моих тонкое красное кружево:"что разнылся тут, глупый? снаружи тебя не адв этой жизни все так, как ты, радость моя, заслуживаешь. и поэтому ты пускаешь по вене мет не звонишь друзьям, потому что их больше неткаждый день твой чернее того, что ты носишь внутрито что ты, дурак, называешь ошибочно "свет"а хулил ты бога - сломал себе обе рукичтобы впредь про него не вывести ни строки."и сидит в синагоге мама моя и плачет:"что сын сделал тебе? ты ведь в разы его вяще ослабь свою хватку, скажи, на кой тебе его боль?я ведь знаю, какой невесомой и нежной бывает твоя ладонь."кто-то сверху ей отвечает тихо и вкрадчиво:"твоего бы я пальцем не тронул мальчикани мизинцем его б не тронул, моя хорошая, но он первый начално он первый начал, а значит, пускай расплатится.как расплачется - может идти домой".
возвращение
Все Это Было Ошибкойс меня кожа сползает вязкой малиновой кашицей, когда ты до меня дотрагиваешься. я становлюсь покладистым как ребенок, послушной собакой в парфорсе, не смею и тявкнуть вполголоса на хозяина строгого. яви свою жалость, разреши мне грызть твои кости, лизать худые запястья, брать то, что мне полагается, брать тебя, как мне вздумается. будь хоть немного ласков, прежде чем снова пнуть меня, поставить меня на место.я для тебя не лучше предмета, не нужнее забытой вещи, закончившегося рассказа. такова моя участь: молча слушать твои приказы, следить за твоими жестами. ты командуешь "aus", словно бьешь меня острой палкой, словно гладишь меня против шерсти сталактитами гибких пальцев, я согласен быть чем угодно, чтобы ты хотел прикасаться ко мне, утолять свой тактильный голод. эту рук твоих мясорубку я изучал прилежно: с переломленным позвоночником, с перетертыми в пыль надеждами на твое ответное чувство, на твою взаимную жажду. я молюсь о твоем нисхождении на мои одинокие земли, на мои пустынные пашни. я молюсь о твоем путешествии в искаженное зеркало памяти, будто плоть моя - это карта под твоим тяжелым ботинком, под твоим беспощадным взглядом, когда все во мне разрушается. посмотри на меня как раньше, разреши мне дышать как прежде, дай мне команду "nimm". чтоб вгрызаясь зубами в холеное тело, я сумел тебе доказать на деле, чтоб сумел доказать хоть одну причину, по которой я стою твоей любви.
не кончается пытка
Все Это Было Ошибкойвода точит камень слезы стирают веки8 лет я пытался увидеть в тебе человекано видел лишь божество индуистского аватарамногорукого Шиву разрушающего мою жизнь возводящего суть в Ничтораздающего хуки справа  сразу шестьюза каждое "ай лав ю" я сижу и читаю мантры, чтобы стать подобным нулючтоб узнать свое естество чтоб узнать зачем всё так былочтоб понять сколько всё это стоиттак послушай мою историюведь в начале Всего было Слово, и теперь я тоже скажуу меня нет сил на поэзиюу меня нет сил на искусство, ведь оно не имеет смысла не имеет практической целия всю жизнь пытался быть чем-то, что стоит от меня всего дальшея пытался быть вещью.я хотел быть горлом ягненка с холодным щелчком сжимаемым волчьей челюстью, смыкаемым пастью вечностииз которого льется кровья хотел быть плюшевым зверем: вот я игрушка в тире, а вот я охотничий ножили охотник с Брейгелевской картины я пытался быть всем, что ты любишь, всем, что тебе в перспективе пришлось бы по вкусу, всем, что ты хотел видеть всем что хотел со мной делать в грязной съемной квартире на полу за запертой дверьюв темной зашторенной комнатерезать  меня по пунктиру -это не преступление, это не харакири это уроки выкройки, для достижения цели для твоего удовольствия рот не имеет звуков, рот не имеет вопросовя полотно из ушибов, кружево из затрещин холст для черных засосовперед тобой на коленях вечно шестнадцатилетний, с нашей последней встречи не повзрослевший ни на деньглупый еврейский мальчик с грязной еврейской кровью пришел на свидание в гестапо, в надежде остаться на волеа ему объяснили команды инацепили намордник.8 лет я пытаюсь понять тебя, 8 лет я пытаюсь простить тебя распороть, все что ты перешил во мнея живу, чтоб убить в тебе Будду я живу, чтоб убить в тебе Шивучтобы видеть в тебе мишень:тощий мальчик с изящной шеей, что за каждое "либе дихь" получает ногой под дых  и его никто не жалеет чтобы видеть в тебе ребенка, недолюбленного родителями недопонятого ровесниками выражающий ласку в насилиия живу, чтобы вечно любить тебячтобы видеть в тебе красивоечтобы помнить в тебе мужчинуиз которого лился свет
Н Н НВсе Это Было Ошибкойя не отдам свое сердце ни мужчине ни женщине ни солдату ни медсестрени богу ни золотому тельцу ни ребенку ни статуе ни художнику ни писателюни дракону ни псу ни цветку ни пустыне ни гремучей змее ни пиявке ни принцу ни стальному мечуни лезвию ни удавке ни покойнику ни вдовени старухе ни юному мальчику ни вечному сну ни смерти ни матери ни отцу  никому никому никому никогда не отдам свое сердце
квадрат
Все Это Было ОшибкойНочью брожу по парку под фонарями.Лицо как с картинок на сигаретных пачках,как Пьяный корабль Артюра или Титаник.И снег скрипит под ногами как старая мачта.Мы все дрейфуем в тумане и ждем свой айсберг,Настанет день, и я буду им протаранен, Как многие до, как многие после меня.И я уже мчусь на свиданиеС истиной выбитой в камне, с мрамором вечности,С тем, что в себя не вместит шестнадцать строк.Вместо иконы, ты помолился Малевичу,Ведь в черноте квадрата скрывается Бог.Седой и огромный как волна в КанагавеХолодный как космос и древний как антрацит. Когда я умру, не верь в чужие рассказыИ делай вид, что я жив.
не помню цвет твоих глаз, не помню вкус твоих слез
Все Это Было Ошибкойя ничего о тебе плохого не помнювпрочем, как и хорошего – все забыто.скомкано, вырвано, выжжено толстой лупойпамять – бейсбольный мячик под моей битой.можно забыть о голоде, людях, домеотвоевать и забыть что такое войнадаже отрезав руку по самый локотья бы забыл о том, что рука была.как и за что я любил тебя – я не помнюможет был молод или достаточно глупчтобы забыть того, за кого бы я умеркак оказалось, хватит пяти минут.я и лица твоего не вспомню – давно забытоно иногда я вижу словно во снекак мы лежали у речки в тени ракитыпомню лодыжки твои худые в журчащей воде...
укус
Все Это Было Ошибкойникогда воздух не был таким опьяняюще - прозрачным а небо настолько ясным и чистым чище любого ребенка, чище самых светлых помыслов, чище любого прихода таким как ты настолько, что я даже не замечаю, как лежу здесь, тряпичная кукла, на краю обочины, весь в грязи раскинув руки в стороны и улыбаюсь без губсвоими зелено-красными припухшими глазамиу меня к тебе подобие любви которую хочется глотать, пускать по вене, скуривать на кухне и бесконечно смеяться до болезненных спазмов и тошнотыи небо небо небо небо не бо литвпервые за несколько лет (двадцатилетний старик) верь мнедоказательство счастья - в следах от твоих зубов на костлявых запястьях
дураВсе Это Было Ошибкойсказать по правдев твой день рождения, я хотел преподнести тебе один единственный подарок: праздник своей собственной смертиподумать только, какая приятная безделушка – моя смерть сортируя подарки, ты бы обнаружила ее среди десятков ненужных предметов  декора, цветов в целлофане, глупых открыток с неискренними поздравлениями которые кто-то заранее в них напечаталпосмотрела бы и обрадовалась: "ну вот, хотя бы одна полезная вещь в этой груде блестящего хлама!" смерть – это вещь с десятком забавных опций, с сотней полезных функций ты наконец-то была бы свободна от всех своих обещаний, о которых давно пожалела или забылаи больше меня не пришлось бы делить со всем миром мертвые ведь не принадлежат никому, а память о них субъективнаможно придать собственный смысл словам, которыми я так небрежно сыпал при жизни выдумать то, что я не был способен чувствовать моя смерть это очень удобно, ты только подумай сколько свободного времени ты  сэкономишь без рассуждений о том, какой я плохой человек, какой я бездарный писатель как я посмел не любить тебя, как я мог не хотеть тебясмерть избавляет от ежедневных забот: нет нужды думать где я, чем занимался в то время пока ты рожала своих детей, играла в своем оркестре стирала рубашки мужа только подумай: ты примеряешь новое платье и знаешь где я  готовишь на ужин фалафель и знаешь где я играешь на виолончели и знаешь где я и знаешь, что я занимаюсь одним и тем же – я разлагаюсь где-то под теплым грунтом и ты улыбаешься, когда вспоминаешь об этом в твой день рождения, я хотел преподнести тебе один единственный подарок: праздник собственной смертино как моя смерть поможет избавить тебя от ненависти к человеку, которому я подарил свою жизнь?
близость
Все Это Было Ошибкоймне объяснили как извлечь корни из чисел, из чего состоят ископаемыесколько кварков в протоне, сколько в воздухе пыли почему если бросить камень он где-нибудь падает научили решать уравнения, находить лиссабон на карте я узнал как летают птицы, как зарабатывать деньги, как расщепляются атомы почему никто не сказал мне, что твои объятья бесплатны и чтобы любить кого-то не нужно учить все это—пусть мне ответят генетикичем измеряется близость почему не бутылочкой йода и твоей разбитой коленкой не моим на нее дыханием, не твоим "мне совсем не больно" для науки совсем неважно, то что я не могу дышать без тебято, что я не могу дышать печатая этону и пусть нас не скрестят ученые не обвенчают священники не распишут ни в одном загсе этой огромной страны—мне не нужны путешествия что я увижу в индии кроме слонов,что я смогу найти в африке кроме ожогов зачем я учил географию, разрисовывал в контурной карте озеро рица какое мне дело до разоренной пальмиры до копошений в грязи в поисках чьих-то останковесли мне интересен только участок тела, площадью в семь сантиметровтам, где видны веснушки на твоем левом бедре—о, если бы моя мама говорящая дома на трех языках, та, что давала мне скрипку и фортепиано вместо мяча а перед сном, вместо сказок читала о жизни веласкеса и караваджопотому что искусство вечно, а жизнь увядает и гаснетесли бы она только видела нас сейчас она бы сказала:"плебейское счастье" или"радости обывателей" только мне теперь все равно что она бы сказала
когда я захотел сказать, что люблю тебя мой язык свернулся в клубокоброс панцирем, как броненосец челюсть захлопнулась как медвежий капкан поймавший добычу руки, которыми я зажимал свой рот превратились в глухой намордник я подавился своим «люблю» как сливовой косточкой,захлебнулся своим «люблю» как апрельской грязьюя ни взглядом, ни вздохом, ни жестом не выдал тайныно стучало, стучало мое идиотское сердце: •-•- •-•• ••-- -••• •-•• ••-- - • -••• •-•-•-•- •-•• ••-- -••• •-•• ••-- - • -••• •-•-•-•- •-•• ••-- -••• •-•• ••-- - • -••• •-•-лес
Все Это Было Ошибкойэтой ночьюнакинув дождевики мы шли через лес шли хоронить твою белую кошку в черной коробке из под кроссовок свет фонаря скользил у нас под ногами терся об джинсы маленьким призрачным кругом кроссовки сорок второго размера хлюпали по грязи в пальцы впились занозы от рукоятки лопаты оказалосьчто на прошлое рождество я подарил тебе обувь и маленький гроб из картонамы стояли посреди леса в дождевикахутром кошку с человеческим именем сбила машинав кошке было четыре котенка три серых и рыжий в каждом из них ничего кроме маленькой смерти
эл оу эл
Все Это Было Ошибкойэл оу эл - мое кредо набитое на ебле, я человек-мем. сара коннор, идем со мной если хочешь уйти от проблем в психотропную неверленд, я не питер пэн я не жду ничего взамен я вообще ничего не жду кроме пьяной драки бомжей каждый воскресный вечер на цокольном этаже я болею за бородатого это не просто бомж это мое отражение, это моя проекция в старости, мое фото на стб, карпачов моя мама в ахуе. разве я выживу до сорокета - злобный мудак, звездочка из интернетов, нищий пиарщик из алкогольного гетто, "скучный посредственный рэпер". посмотри, мы живем в государстве у которого вместо флага зубная паста аквафреш тройная защита, столько же нужно было надеть моему отцу осенью девяносто второго самым юрким сперматозоидом стал дзёси икита а не новый гагарин сейм щит бро киваешь мне своим красивым лицом словно с гравюры словно выточенным из камня каким-нибудь итальянцем на такое лицо кончать в каком-нибудь лувре с таким бы лицом е.баться отдельно от тела, археологи бы оценили массивную окаменелость разрывающую левайсы пожалуйста не прикасайся, я не какой-то там пидор, я просто люблю похвастаться, это моя основная внутренняя мотивация, я всю жизнь просидел на стуле с точенными пиками и как видишь мне недостаточно. я пишу смешные рассказы, в детском саду я давился перловой кашей, в школьном толчке давился своими слезами, теперь я давлюсь всем тем, что меня окружает, будними днями, х.уями работодателей, красным дошиком, плесенью в кухне на съемной хате, крутится вертится ком из стыда и грязи, эта рвотная масса в массы моих читателей, то, что мне бы давно пора научиться сглатывать и быть взрослым счастливым мальчиком
ничего не осталось
Все Это Было Ошибкойвпервые я увидел снег в десять я не мог понять как люди способны здесь житьмокрые черные ветки серые лица ветер наждачкой стирает с лица эпидермис я смотрю как течет река как летают птицымы так слабы что должны защищаться даже от солнца представляешь даже от солнца и от всех наших бывших друзейя никогда не отвечучем мы станем когда умремчто останется после того как умрут наши детиничеготолько розовое красное золотоенебо над Иерусалимом

Приложенные файлы

  • docx 24023183
    Размер файла: 134 kB Загрузок: 1

Добавить комментарий