Cry All You Want To

Root Entry***********************************************************************************************
Cry All You Want To (I Don't Care)
http://ficbook.net/readfic/2243124
***********************************************************************************************

Автор: jetty

Переводчик: Муравейчик (http://ficbook.net/authors/494623)

Беты (редакторы): Эшелонище.
Фэндом: My Chemical Romance
Персонажи: Фрэнк/Джерард
Рейтинг: NC-21
Жанры: Слэш (яой), Драма, Даркфик, AU
Предупреждения: OOC, Насилие, Изнасилование, Секс с использованием посторонних предметов
Размер: Миди, 62 страницы
Кол-во частей: 7
Статус: закончен

Описание:
Фрэнк не любит Джерарда он никогда не видел его до вечеринки. Но! Это не значит, что он не хочет его, не нуждается в нём. Джерард красив, уязвим и просто является типом Фрэнка. Это всё вина Уэя в том, что он такой слабый подводит глаза, носит обтягивающие джинсы и наивный. Так и просится, чтобы им воспользовались против воли.

Примечания автора:
06.09.14.



№18 в жанре "Даркфик".

========== Chapter 1. ==========
Извини за брата, – сразу предупредил Майки, впуская Фрэнка внутрь дома. Тот даже никогда не видел этого "таинственного старшего брата", но Майки, несмотря на это, извинялся. Найди место, ладно?



Ага, – протянул Фрэнк, оглядываясь на обочину, усыпанную машинами. Чей это дом, говоришь?



Кузины Рэя. Он рассказывал тебе вчера, Айеро переступил порог и оказался в заполненной людьми комнате, исследуя взглядом тех, с которыми у него был шанс сойтись. Пьяные девицы тёрлись друг о друга, поднимая в воздух красные стаканы. Милые и уродливые парни разговаривали, пили и приставали к девушкам.



Да.



Ну-с, пиво на кухне, ликёр в туалете.



Почему ликёр в туалете? сморщив нос, спросил Фрэнк, на что Майки пожал плечами и исчез в толпе. Айеро последовал за ним, чтобы достать пива на кухне, боязливо думая о том, что же может находиться в бутылках из-под ликёра. Так, где твой брат?



Проводит время впустую в ванной комнате, отозвался Майки, протягивая Фрэнку стакан. Он приехал сюда на машине и боится, что кто-то может забрать его ключи. Он убьёт кого-нибудь за это, поэтому убедись, что не стоишь рядом с его машиной, а то ох, как пожалеешь.



Кухня кишела красными и голубыми стаканчиками: пустыми, полными, наполовину пролитыми. Также здесь валялись коробки от пиццы пустые или нет и упаковка бывших куриных крылышек. Фрэнку стало ясно, что он уже опоздал на вечеринку.



Звучит, будто он просто весёлый парень, ответил он, приподнимая брови и отпивая теплое пиво.



Хэй! Фрэнк, ты пришёл сюда! воскликнул Рэй, заходя на кухню с его девушкой под боком.



Ага, пожав руку трезво выглядящей женщине, Фрэнк уставился на неё сканирующим взглядом.



Он уже видел твоего брата? спросил Рэй, ближе прижимаясь к подруге. Фрэнк почувствовал противный укус ревности, поэтому сделал большой глоток пива, с горечью глядя на жидкость в стакане.



Ещё нет, ответил Майки. Он до сих пор бухает в туалете?



Он не бухает. Думаю, он подавлен.



Или пьян, выпив несколько глотков из своей кружки, младший брат продолжил, Или под кайфом. Или распускает нюни, бубня, добавил он, окончательно выпивая весь напиток.



Тебе на самом деле не нравится твой брат, сказал Фрэнк, наблюдая за блондинистым парнем, зашедшим за очередной бутылкой алкоголя.



Я люблю этого ублюдка, Майки кинул на пол стакан, вызывая у Рэя недовольный вздох. Но он большой, блять, ребенок, которому нужно вырасти. Я вытащил его из дома, и что он сделал? Закрылся в туалете и спрятался.



Может, он стеснительный?



Ты даже не представляешь, насколько.



Фрэнк ещё немного пообщался с друзьями, пока не выпил вторую бутылку пива, и пошёл на "поиски". Майки быстро заприметил девушку, которую сразу прижал к стене, Рэй целовал свою подругу в щеки и губы.



Фрэнк незаметно скользил около стены, ища кого-нибудь более уязвимого. Он не был извращенцем, не был сумасшедшим, не был ненормальным... Ему просто нравились слабые жертвы. Он ненавидел отношения. Ненавидел слушать и "быть рядом", когда никто не слушал его и не был с ним, как он нуждался в этом.



Не было ничего криминального в том, чтобы найти человека на ночь, даже если тот был не в очень трезвом состоянии.



Но затем Фрэнк увидел свою цель. Он носил узкие черные джинсы, подчеркивающие его сексуальность или, по крайней мере, создающие впечатление уверенности. Худи на парнише была велика, будто он пытался спрятаться в ней от некой угрозы. Уверенность и неуверенность. Он постоянно потирал нос дрожащей рукой. Он был напуган. Он был идеален.



Фрэнк медленно подошёл к нему и улыбнулся:



Привет.



Мужчина подпрыгнул и шокировано уставился на Фрэнка. Его светло-коричневые, воспаленные глаза расширились, его влажные, поблёскивающие губы неровно ловили воздух. Он не привык разговаривать.



Эм... Привет? ответил парень, снова вытирая нос, на этот раз рукавом.



Тебе нравится вечеринка? спросил Фрэнк. Его новый знакомый замешкался на несколько секунд, а затем рукой провел по грязным, длинным, черным волосам.



Эм, да... Да, всё нормально, Айеро еле сдержал дьявольскую ухмылку, когда увидел, как парень трясется от нервов.



Ты брат Майки? он вспомнил все издевательства и оскорбления, о которых говорил его лучший друг.



Д-да, пробубнил мужчина. Я Джерард. Как ты узнал это?



Я Фрэнк, лучший друг твоего брата, на его лице появилась огромная, лживая, дружелюбная улыбка. Он говорит о тебе всё время, парень уставился в пол и вздохнул.



Не очень хорошие вещи, Джерард прошептал. Я знаю, что он говорит, он ушёл, и Фрэнк отпустил его. Это была часть плана.



Айеро тоже двинулся с места и вскоре нашёл Майки.



Хэй? сказал тот, держа за руку уже другую девушку.



На какой машине приехал твой брат?



Зачем тебе это? в его голосе не было и капли заинтересованности.



Хочу выйти покурить, и я должен знать, какой машины мне остерегаться.



Уэй засмеялся, но ответил:



"Subaru". Серая. Он не уедет до того, пока не уйду я.



Я скоро пойду отсюда, может быть. Я устал.



Оу, пробубнил друг, сжимая руку девушки. Тогда, увидимся позже. Жаль, что ты не встретил хорошей подруги здесь.



Фрэнк никогда не говорил Майки, что он гей. Так было безопаснее. Он подстраивал всё так, что друг видел его только с девушками, поэтому у него не было и причины думать, что Фрэнк уводит с вечеринок мужчин, издеваясь над ними.



Итак, Айеро ушёл с вечеринки и побрел между рядами припаркованных машин. Серебристый "Subaru" находился под деревом внизу улицы. Автомобиль одиноко стоял, прямо как и его обладатель. Машина оказалась незапертой, на что Фрэнк закатил глаза, удивляясь глупости парня, и забрался на пол под задними сидениями. Было легче спрятаться в этих темных тенях так, чтобы Джерард не заметил его.



Он прождал примерно полчаса, прежде чем услышал, как кто-то подходит к машине. Его сердце бешено колотилось в груди. Фрэнку нравилось это - то напряжение, когда Джерард сел в автомобиль и захлопнул дверь; то, как его тело покрылось мурашками, когда брат друга заговорил:



Гребаный Майки... Постоянно водит меня туда, куда я не хочу. И зачем? Он и его тупые друзья смеются надо мной.



Для Фрэнка слушать жалобы Джерарда, пока тот ведет машину - как бальзам на душу.



Подождав, пока Уэй проедет ещё несколько поворотов, Айеро начал медленно забираться на задние сидения. Нервы были на пределе - что, если его поймают? Джерард закричит, потеряет управление, и они врежутся в дерево? А может, в столб?



Быстро и тихо, Фрэнк всё-таки улегся на кресла, лежа здесь еще несколько минут, пока "не пришло время". Ему приходилось сдерживать хихиканье, которые так и норовилось выбраться наружу из глотки.



Когда Джерард остановился на красный свет, Фрэнк начал свою игру:



Что за хуйня? пробубнил он в лживом сонливом тоне. Это было сказано громче, чем спящий человек вообще мог произнести. Джерард не мог не услышать его.



Уэй задержал дыхание, его тело словно окоченело. Ох, как же Фрэнк любил эту атмосферу страха!.. Бедный Джерард, он был слишком напуган, чтобы просто повернуться и посмотреть, кто сидел сзади. Казалось, что он готов в любую минуту открыть дверь и выбежать на улицу.



Фрэнк медленно привстал, держась за голову и претворяясь пьяным.



Где... что? он недовольно простонал. Это не моя машина!



Плечи Джерарда опустились, и он всё же оглянулся назад свирепым взглядом, который тут же исчез:



Фрэнк? на его лице отразилась гримаса непонимания. Светофор загорелся зелёным, но Джерард не двинулся с места, даже когда автомобили сзади него раздраженно гудели. Какого хуя ты делаешь в моей машине?



Это твоя машина? спросил Фрэнк, склонив голову.



Да, моя, отрезал Уэй, снова начиная ехать, только увидев зелёный свет. Что ты, блять, тут делаешь? он начинал злиться.



Ну, ничего, скоро он снова будет напуган, но сначала Фрэнку нужно втереться в доверие.



Я пошёл спать. Я думал, это была моя тачка... Ты можешь отвезти меня домой?



Джерард резко подавился от неожиданности, но затем раздраженно вздохнул:



Ладно... Я не могу отпустить тебя одного идти в такой темноте пьяным.



Вообще-то, это ты пьян, икнул Фрэнк. Все так говорят.



Я не пьян! прокричал тот.



Айеро наклонился вперёд на сидении, чтобы опереться на то, которое находилось рядом с водителем.



Я думаю... Ты классный, выдохнул он. Я живу там, Фрэнк указал рукой прямо перед лицом Джерарда, чуть не ткнув в него пальцем. Спасибо за то, что отвозишь домой, пьяный смешок. Ты милый. Ты выглядишь мило сегодня. Почему ты им не нравишься? он видит, как по лицу Уэя проскальзывает тень боли, и ему бы хотелось увидеть больше. Но не сейчас. Он должен быть жалким. Ещё несколько кварталов до дома.



Где ты живешь? сменил тему Джерард.



Рядом с вечеринкой...чуть дальше.



Опять ехать назад?! Почему ты подумал, что это твоя машина? Ты собирался водить в таком состоянии?



Нет, не собирался. Я просто хотел поспать... Джерард со злобой выдохнул и развернулся на дороге по направлению к дому Фрэнка. Ты такой милый, невнятно пробубнил Айеро. Я люблю тебя... он плюхнулся обратно на сиденье, утыкаясь носом в обивку кресла. Я не могу встать...



Раздраженно простонав и откинув голову назад, Джерард разблокировал машину и открыл дверь.



Ты поможешь мне выйти? глупым и пьяным тоном спросил Фрэнк. Уэй был наивной, тупой шлюхой – по крайней мере, скоро он таким и станет.



Он вышел из автомобиля и отворил заднюю дверь для Айеро. Тот еле встал и чуть не упал на нового знакомого. Желудок Фрэнка будто вывернулся наизнанку, поэтому его тело сразу навалилось на Джерарда. Тот стоял, не двигаясь.



Мне нехорошо, простонал Айеро, отталкивая его и наклоняясь к другой стороне дороги. Он повернулся спиной и украдкой протолкнул пальцы себе в глотку, вызывая рвоту.



Джерард поморщился от этого зрелища, закрыл машину и подошел к Фрэнку:



Тебе нужно, ну... в больницу или что-то еще? спросил он, мягко кладя ладонь на плечо Айеро.



Нет, с настоящим ужасом воскликнул тот. Иногда он просто ненавидел то, что ему приходилось делать, чтобы получить свою жертву. Он ненавидел то, как его горло жгло. Я просто хочу прилечь, прозвучал его голос с наигранным плачем.



Давай, я помогу тебе зайти внутрь, ладно? Я не хочу, чтобы ты упал, Джерард помог другу подняться. Фрэнк нашарил в кармане ключи, а Уэй открыл для него дверь в дом.



Каждый раз, когда старший парень хотел убрать руки от него, Айеро притворялся, будто падает, заставляя Уэя ловить его (так он будет уверен, что Джерард доведет его до спальни).



Вот мы и здесь, ласково, словно обращаясь к ребенку, сказал Джерард, закрывая дверь и ведя Фрэнка в спальню.



Я больше никогда не буду пить! в фальшивой истерике прокричал он, когда его привели к кровати. Его спальная комната была безупречно чистой – правда, никто не знал, что же прячется у него под постелью.



Тебе станет лучше, утешил его Уэй, будто уже привык сталкиваться с пьяными людьми, несмотря на то, что Майки всем говорит, что это он – алкоголик. Просто полежи, хорошо? А то, мало ли, ты можешь заболеть во сне.



Ладно, промямлил Фрэнк, сидя на коленях в уголке кровати. Он не смог сдержать ухмылки, Джерард всё равно ее не увидел, так как стоял спиной. Кровь разгоняла по жилам адреналин и чистое блаженство – он любил эту часть. Джерард? сонно позвал Айеро.



М? ответил тот, в последний раз потирая плечо друга, прежде чем Фрэнк резко подался вперед и ударил его в лицо. Джерард вскрикнул, быстро закрывая его руками. Айеро действовал уверенно, уже привыкнув к этому, и ударил Уэя в живот с новой силой.



Джерард был слишком ошарашен и занят своим лицом, поэтому Фрэнк, воспользовавшись ситуацией, больно потянул его за волосы, толкая на кровать.



Нет, ему не нравилась такая поза. Он всё еще хотел поиграться, прежде чем его жертва поймет, что уже не убежать.



До Джерарда наконец дошел смысл происходящего, и он попытался выбраться отсюда любым способом. Он начал ползти на кровати, думая, что у него получится сделать это быстро и сбежать.



Фрэнк знал этот ход. Ожидая этого, когда Джерард был на кровати, он схватил его, садясь Уэю на живот, и ударил со всей своей силой в лицо. Джерард кричал, словно раненное животное, и пытался скрыться от льющихся ударов. Но это ничего Фрэнку плевать, по чему бить: по лицу, рукам, запястьям. Он просто хотел избивать его, стать причиной боли и знать, что эти грустные, болезненные, шокированные звуки вырываются из Джерарда из-за него.



Хватит! Джерард пытался остановить поток ударов и всхлипнул, стараясь перевернуться так, чтобы спрятать лицо в подушке. Пожалуйста! – слабо дав сдачи, он лежал, содрогаясь в рыданиях от боли. Фрэнк разжаловался и теперь бил не так сильно.



После того, как удары прекратились, Айеро решил не ждать, пока Джерард поймет, что уже ничего не попишешь. Он завёл его запястье за голову, на котором была кровь, и Уэй попытался выскользнуть из хватки.



Но Фрэнк не отпустит его, нет, нет, нет... Он снова схватил Уэя за запястье так, что был слышен хруст костей, и припечатал его к подушке. Джерард безысходно выдыхал, его глаза были плотно сжаты, а кровавые губы исказились в гримасе боли. Фрэнк не бил его по губам, но кровь из носа прилично разукрасила всё лицо.



Остановись, умоляла жертва. Мой кошелек в машине, ты можешь взять столько, сколько захочешь, всхлипнул Джерард. Он плакал, что вызывало у Фрэнка восторг. Он был таким красивым. Пожалуйста, не делай мне больно, он был таким жалким. Несколько ударов в лицо – и всё, больше никакого сопротивления.



Ничего, скоро это повторится, Фрэнк знал. Жертвы всегда снова начинают драться, когда понимают, что дело не в банкнотах.



Мне не нужны твои деньги, горячо выдохнул он на ухо Джерарду. Ты не проститутка... Ты мой, глаза того резко открылись, и с его губ слетел странный крик. Всё тело трясло, и он снова начал сопротивляться. Уэй высвободил свою руку и с силой потянул Фрэнка за волосы. Тот вскрикнул и жестче сжал запястья Джерарда, убеждаясь, что он всё ещё занимает позицию сверху. Его бедра должны находиться на животе жертвы: если Джерард будет сверху, он с легкостью сможет сбежать. Но Фрэнк не хотел этого, ибо Джерард – его новая игрушка. И он собирается играть с ней.



Крики Уэя успокаивали и умиротворяли Фрэнка. Это всё так ожидаемо!..



У бедного Джерарда не было и шанса, когда Айеро достал веревку из-под подушки и быстрыми движениями свободной рукой привязал запястье жертвы к прутьям на спинке кровати.



Удары со стороны Джерарда начали учащаться, когда он понял, что почти оказался в ловушке. Пытаясь хоть что-то предпринять, он замахнулся и несвязаной рукой впечатал Фрэнку в нос. Он думал, что если ударит его, то освободится, но вместо этой мысли пришло чувство паники.



Когда завязка веревок была окончена, Фрэнк вытащил второй шнур из-под простыни, и, вау, так быстро руки парня под ним оказались связаны в тугой узел.



Ещё пару раз ударив Джерарда в лицо, Айеро прекратил битье и просто слушал всхлипывания.



Нет, простонал тот. Нет! он крутил запястьями, пытаясь выбраться. Чистые слёзы Джерарда смешивались с алой кровью на щеках. Он был таким красивым, Фрэнку нравилось это.



Ему всегда нравились жертвы, когда они у него были.



Что ты собираешься сделать? прошептал Джерард, когда Айеро перестал причинять ему боль. Чего ты хочешь?! но никто не услышит его криков.



А как ты думаешь? в том же тоне, вопросом на вопрос, ответил Фрэнк, наклоняясь, чтобы лизнуть щеку Уэя. Парень затрясся под ним, но уже ничего изменить – его руки всё ещё были связаны и отсюда не было вы-хо-да.



Ты лучший друг Майки, всхлип. Он постоянно о тебе говорит. Он сказал, что ты милый, о-оу, жертва пытается растопить сердце мученика. Он до сих пор надеялся, что Фрэнк отпустит его...



Я милый. Если ты милый со мной, дыхание Джерарда участилось в несколько раз, когда Фрэнк сел ему на колени, а не на живот.



Как только Айеро принялся за пряжку ремня, всхлипывания Уэя прекратились в крики:



Нет! Хватит! Остановись! Фрэнк устало закатил глаза. Ему надоело слушать это, но еще рано затыкать тому рот.



Возгласы были ужасно громкими и пронзительным, но он не останавливался, расстегивая ремень, пуговицу...расстегивая молнию и медленно начиная стаскивать штаны вниз.



У тебя был секс с мужчинами до этого? – с гадкой ухмылкой глядя на Джерарда, который, в свою очередь, напугано смотрел на него, спросил Фрэнк.



Нет, выдохнул тот. Это был не ответ на вопрос, а протест против того, что, конечно же, сейчас произойдет.



Нет? проворные пальцы медленно спускают джинсы с бедер.



Нет! выкрикнул Джерард, только зря трясясь и елозя в своей ловушке. Его физическое возражение готово было вылезти наружу. Это чувство пряталось в нем до того момента, когда Фрэнк снял с него одежду и увидел всё. Вот тогда все эти истерики готовы были прекратиться – Джерард будет сопротивляться до последнего. Сопротивляться, кричать и плакать до тех пор, пока Фрэнк не окажется внутри него. Вот тогда все желание и пропадет.



Тогда он просто станет лежать и всхлипывать, смирившись с тем, что все это происходит против его воли.



Фрэнк не понимал, в чём разница между быть оттраханным в жопу и избитым по лицу – от этого оставались следы, и всё так же болело. Но почему секс заставлял сердце биться так...быстро?



Фрэнк никогда не узнает...



Джерард издал звук, напоминающий крик раненого ребенка, когда Айеро принялся стягивать с него боксёры – нетерпеливо и глядя в глаза мужчине – и опустил их на бедрах до середины задницы.



Оу... с наигранным разочарованием сказал Фрэнк, смотря на член Джерарда, пытаясь заставить того чувствовать себя неловко. Я думал, он будет больше. Я хотел получить приз получше за то, что мне пришлось вытерпеть все твои истерики. Но это, хихикнул он и плотно сжал орган, вызывая крик жертвы, так же жалко, как и ты.



Отвали от меня, пытаясь ногами скинуть мучителя, Джерард одержал неудачу, так как боксеры сковывали движения так же, как веревка на запястьях.



Зачем? вскинул брови Фрэнк, убирая руку с члена Джерарда и просовывая ее ему между ног, чтобы ухватить за яйца. Я веселюсь! он распевал слова, крутя этой самой рукой, вызывая громкий крик парня.



Ау! Ау, пожалуйста, хватит!



Айеро разжал пальцы и убрал руку, вздыхая. Он думал, будет больше сопротивления... Джерард так легко поддавался. Фрэнку уже даже становилось скучно – он любил неожиданные болезненные удары в лицо. Боль была такой...такой эротичной.



На этот раз просто отпуская Уэя, Фрэнк снова разочарованно вздохнул, садясь на матрац, а не на тело бедного парня. Тот, в свою очередь, вместо того, чтобы врезать своему мучителю, притянул к себе колени, пытаясь скрыть наготу.



Почему ты не дерешься? Айеро заботливо снял один ботинок с ноги Джерарда.



Я не хочу снова чувствовать боль, всхлипнул он. Фрэнк расстроено захныкал – его жертва уже была сломлена, несмотря на то, что еще ничего не произошло.



Но я буду причинять тебе боль, второй ботинок полетел в сторону. Джерард дрогнул, а Фрэнк наблюдал за его трясущемся в страхе теле.



Ты же друг Майки. Пожалуйста, отпусти меня.



Зачем? Тогда ты побежишь к своему братцу и расскажешь, что я сделал? Он не поверит тебе, наконец сдёрнув ненужную ткань с бедер Джерарда и чуть не получив по лицу ногой во время снятия носков, Фрэнк лег Уэю на грудь, ощущая, когда она неровно поднимается и опускается из-за сбившегося дыхания.



Он был таким идеальным.



Пожалуйста... Пожалуйста, не надо, очередной всхлип срывается с алых влажных губ.



Почему? Айеро неназойливо пальчиками расстегнул парочку пуговиц на рубашке Джерарда и медленно приподнялся, садясь ему на член и заставляя чувствовать боль.



Уэй заскулил еще громче, когда Фрэнк начал дразняще медленно разрывать его свитер и майку, открывая вид на покрытые порезами руки.



Что это? с наигранным удивлением спросил парень, проводя пальцами по ранам. Джерард пытается убить себя?



Хватит, всхлипы, всхлипы, всхлипы.



Я постоянно слышу это от Майки. "О, Джерард – суицидник", "О, Джерард опять в больнице, он перестал есть", "О, дорогой Джерард пытался повеситься". Если ты хотел умереть раньше, то ты наверняка сейчас ненавидишь свою жизнь. Я покажу тебе, каково это – бороться, чтобы выжить, ты больше не будешь причинять себе боль, Фрэнк схватил Джерарда за шею, заставляя смотреть в глаза. Я убью тебя, прошипел он сквозь зубы.



И на беднягу это подействовало (чему свидетельствовала дрожь во всем теле), потому что он не хочет умирать. Сейчас Фрэнк был богом. Он мог контролировать чувства.



Джерард поднял взгляд на свои запястья и покрутил ими снова, надеясь всё-таки выбраться. Пока он был занят этим делом, Фрэнк потянулся к прикроватной тумбочке, доставая презерватив из ящика. Увидев это, Уэя снова начало трясти, но один удар в лицо прекратил все эти движения.



Не было больше никакого сопротивления, когда Айеро – скучающий и усталый – снял свои джинсы и сам натянул себе презерватив, не тратя зря времени. Это его тело, и он здесь не для того, чтобы доставлять Джерарду удовольствие.



Единственное, что Фрэнку не нравилось, когда он закинул ноги Уэя себе на плечи и подставил член к его анусу без растяжения и подготовки было то, что Джерард был весь в слезах. Каждый вдох и выдох был всхлипом.



Смотри на меня, скомандовал Фрэнк и закричал, когда жертва протестующе закачала головой и спрятала лицо в подушке, Смотри на меня! ему даже не пришлось применять силу – Джерард уже стал рабом. В страхе снова получить боль, тот медленно открыл глаза и взволнованно уставился на Фрэнка. Я хочу видеть твои глаза. Хочу видеть твое выражение лица во время первого раза, когда мужчина трахает твою жалкую задницу, Джерард попытался отвести взгляд в сторону, но одумался, получив звонкую пощечину. Он был слабым, и ему приходилось смотреть, как Фрэнк медленно, медленно...медленно входил в узкое маленькое тело.



Больно! Больно! Хватит, ау! Ау!



Хм, а это удивило Айеро. Джерард был первым, кто дрался уже тогда, когда он находился внутри. Ну и ладно, всё равно от этого больнее Уэю.



Фрэнк полностью вошел, наклоняясь к губам парня, чтобы украсть поцелуй. И этот ублюдок укусил его! Решив наказать того за непослушание, Айеро вышел и снова резко вбился в Джерарда, немного причиняя боли себе, но не показывая этого.



Уэй оглушительно закричал, будто его убивают, и вжался в кровать, пытаясь справиться с болью хоть как-то.



Фрэнк набирал быстрый темп, смотря, как Джерард закатывает глаза, как с его обкусанных, в крови губ слетают крики. Он выглядел отвратительно – кровь, сопли, слезы и слюни, капавшие с его искаженного болью лица.



Почему ты делаешь это? с расстановкой между толчками болезненно прохныкал Джерард.



Потому что я люблю тебя, горячо выдохнул Фрэнк. Он наблюдал, как Уэй трясет головой, теряя сознание, пока его жестко трахали, вбивая в матрац. Его запястья кровоточили из-за жалких попыток выбраться, но это зрелище не вызывало у Айеро жалости и сострадания.



Глупый Джерард, позволил незнакомцу задержать его в поездке до дома. Идиот, зашел в дом с ним. Гребанный придурок, думал, что безопасно донести его до спальни и уложить в постель. Он сам напросился на это – Фрэнк просто дает Джерарду то, что тот заслужил.
Комментарий к Chapter 1.
И, да, это еще часть первой главы, я просто решила разделить ее, ибо она слишком большая. Вы же не против?

========== Chapter 1. Part 2. ==========
Фрэнк проснулся, лежа сверху на липкой вздымающейся груди Джерарда. Дыхание того было ровным, что означало, что он ещё в отключке. Уэй потерял сознание незадолго после того, как Айеро закончил с ним. Эх, это было грустно, ведь Фрэнку так хотелось заснуть под колыбельную, состоящую из всхлипов!



Ну, ладно, это еще случится. Может, даже сегодня вечером.



Фрэнк сладко потянулся и тихо встал с кровати. Он собирался принять душ, а затем разбудить своего маленького пленника. Или пленник сам проснется и начнет кричать, а Фрэнк будет нежиться под струями теплой воды и наслаждаться криками...



Оба варианта звучали прекрасно, но Айеро хотел разбудить его сам.



Быстро смыв с себя последствия прошлой ночи и насухо вытеревшись, Фрэнк оделся в костюм и шагнул обратно в спальню. Джерард всё еще лежал, выглядя мертвым во сне.



Увидев кровь на простыне около ног Джерарда, Фрэнк вздохнул. Ему придется покупать новый матрац, но этот слишком нравился!



Айеро плавно подошел к кровати и развязал запястья Уэя. Веревка была затянута слишком сильно, что означает, что циркуляция крови была медленной всю ночь. Но ему нужны были ручки раба – позже тому придется делать кое-что себе, потому что нет ничего лучше, когда жертва считает себя - своим худшим врагом.



Джерард был ещё в отключке, когда Фрэнк снова связал ему руки (не сильно туго) менее натирающей кожу веревкой. Пользуясь случаем, он так же перемотал шнур вокруг щиколоток, чтобы тот даже не пытался драться с утра пораньше.



Просыпайся, дорогой, проговорил Фрэнк примерно через час после перевязки Уэя. Джерард не просто спал, он полностью потерял сознание. Просыпайся, малыш, проворковал он, играясь с прядями парня и целуя его в окровавленную щеку.



Первое, что Джерард сделал, прежде чем открыть глаза, болезненно простонал. Что, несомненно, заставило Фрэнка улыбнуться.



Ты хочешь что-нибудь попить, малыш? снова пропел он. Уэй открыл свои опухшие, сломленные, опустошенные, вымученные глаза и начал беззвучно содрогаться в плаче. М? Попить? Фрэнк снова наклонился, чтобы подарить парню ещё один поцелуй в щеку.



Джерард зажмурился, а его слезы превращались в истерику. Он не пытался выбраться из своей ловушки, но Фрэнк был даже не удивлен. Дух Джерарда уже был сломлен и не восстановится в течение еще нескольких часов. Если же восстановится – мистер Айеро быстро решит эту проблему.



Я дам тебе одежду и обработаю раны на лице, нежно сказал Фрэнк, вставая с кровати и топая в ванную. Он услышал короткий писк, на что улыбнулся, набирая теплой воды в стакан и возвращаясь в комнату с охапкой чистой одежды, не забыв захватить аптечку. Вот, малыш. От этого тебе станет лучше.



Сначала Джерард вскрикнул и отпрянул от прикосновений Фрэнка, но быстро сдался, ложась на пропитанную кровью подушку и тихо шипя от боли от промывки ран.



Бедный малыш, лепетал Фрэнк, очищая щеку Джерарда. Я не хотел разбивать тебе нос... из глотки второго парня вырвался стон ужаса и страха. Я буду нежным. Мой бедный малыш.



Он мог быть ласковым, когда только захочет, а хочет он только тогда, когда очищает последствия своих пыток. В конце концов, все его мужчины-жертвы позволяют делать что угодно. Но они остаются у него только одну или, на худой конец, две недели.



Фрэнк никогда не убивал своих жертв, даже когда угрожал им смертью. Через некоторое время он отпускал их, зная, что об этом не узнает ни одна душа. Но Джерард был другим. Фрэнк хотел убить его. Хотел видеть, как глаза Джерарда превращаются из напуганных в мертвенно стеклянные... Он хотел знать, как это выглядит. Как выглядит душа Джерарда.



Что ты собираешься сделать? шепот Уэя наполнен безысходностью.



Я оставлю тебя у себя, сказал Фрэнк, всё ещё стирая кровь с подбородка и шеи. И, если подумать, он так же должен промыть его задницу и бедра, прежде чем пробовать что-нибудь новенькое. Я буду играть с тобой целыми днями... И я убью тебя, Джерард затрясся в страхе и отпрянул от Фрэнка с ваткой. Это всё, что он мог сделать, со связанными руками и ногами.



Я никому не расскажу, умолял он.



О, я знаю, протянул Фрэнк, наклоняясь и мягко прикасаясь своими губами к губам парня. Он мог чувствовать его вздохи, что, несомненно, нравилось Айеро. Но я даже думать не хочу, как кто-то другой будет прикасаться к тебе. Теперь ты мой. И я знаю, что, если отпущу тебя, ты найдешь кого-нибудь, кому будешь доверять, и он поможет тебе... Кого-нибудь, с кем ты будешь трахаться, и этот человек выбросит меня из твоей памяти. Я запрещаю.



Джерард ахнул и позволил горячим слезам скатиться по щекам:



Пожалуйста. Не делай мне больно.



Вся суть в том, чтобы сделать тебе больно, глупыш. Ты не должен был оставлять машину незапертой – ты должен был выкинуть меня из нее еще на светофоре. Ты не должен был выходить из своего автомобиля, ты не должен был заходить в мой дом и оставлять одного в спальне, ты идиот. Сам напросился на это, и ты этого заслуживаешь, Уэй слабо дернулся в веревках. Нет... Скажи мне, чего боишься больше всего. Я должен знать, чем воспользоваться против тебя, он уставился на него с загнанным видом. Он не понимал, почему Фрэнк такой жестокий. Что касалось самого Айеро, то это всё не имело смысла, он просто играл в игры. Люди умные. Когда он спрашивает об их страхах, они понимают, что это будет использовано против них. Смотри, я боюсь пауков. А чего боишься ты?



Умереть.



И поэтому ты резал свои вены? спросил Фрэнк, нажимая на свежую ранку на руке Джерарда, отчего тот визгнул.



Умереть в одиночестве...



Ты не будешь одинок. Я буду с тобой – буду убивать тебя медленно и расчленять твое тело, пока ты ещё жив.



Джерард затряс головой и прокричал в истерике:



Я ничего тебе не сделал! Пожалуйста! Отпусти меня!



Нет, твердо сказал Фрэнк, поворачивая лицо Уэя к себе за подбородок. Тот уставился на Айеро с умоляющими, широко открытыми глазами, в которых второй тонул. Его губы были обкусаны, слюни блестели на них, щеки были в ссадинах из-за вчерашних побоев Фрэнка. На коже осталось так много отпечатков от ударов... Ты в настроении
·
·‚, малыш? Я хочу трахаться... Джерард начал извиваться под ним, а затем кричать, когда Фрэнк развязал одну из веревок на ноге.



Но Уэй даже не пытался ударить его... да и Айеро бы не позволил. Он окончательно убрал веревку с обеих ног, приподнимая их и разводя в стороны, чтобы разместиться между. Взяв презерватив с тумбочки, расстегнув джинсы, он снова сделал то, что хотел...и снова...три раза, пока Джерард не вышел из-под контроля и сходил "под себя" в страхе. Фрэнк не наказал его – стыд и унижение на лице Уэя явно растопили сердце Айеро, но он, конечно, больше никогда не позволит этому...инциденту произойти снова.



Фрэнк вытер весь беспорядок, прежде чем снова лечь рядом с Джерардом, не заботясь о том, чтобы связать ноги. Джерард не дрался, он притворялся мертвым.



У Фрэнка с утра была работа, что расстроило его. Значит, он меньше времени проведет со своим маленьким пленником и больше будет трудиться один, – уставший и одинокий.

Завтра люди по-настоящему начнут волноваться за Джерарда. Они будут гадать, почему его не было на работе, и почему он не отвечает на телефон.



Айеро раздраженно простонал, потому что ему ещё нужно было отвезти машину Джерарда куда-нибудь, где это будет смотреться не так подозрительно... Может, около реки, тогда все подумают, что Джерард спрыгнул. Или, может, где-нибудь на трассе, тогда будет вариант, что он оставил машину и отправился путешествовать автостопом.



Фрэнк не хотел отвозить автомобиль, он хотел остаться в кроватке со своим Малышом и долго-долго обниматься...



***




Джерард лежал на кровати, всхлипывая и покусывая кляп во рту. Он не пытался ни выбраться из веревки на запястьях, ни из веревки на ногах. Выхода не было, – он был в ловушке.



Он оставался в заточении несколько дней. Фрэнк снова ушел на работу, оставляя Джерарда одного в этом странном доме, его единственной компанией был огромный дилдо, который Айеро оставил в нём перед уходом. Если игрушка упадет – Фрэнк заменит её другой, более крупной. Джерард правда старался удержать её в себе.



Он хотел домой. Хотел к Майки, хотел встряхнуть его, пока тот не ответит, почему оставил Джерарда одного на вечеринке и игнорировал всю ночь. Почему он не мог решить сам? Почему он не мог остаться у себя в квартире и спрятаться?



Часть Джерарда была уверена, что Майки хотел, чтобы всё так и случилось. Фрэнк показал ему, насколько мало люди его любят. Никто не заботился о нем. Никто не искал его. Никто не спрашивал Фрэнка, видел ли он его...



Входная дверь со скрипом отворилась, и Уэй начал громче всхлипывать. Айеро пришел домой на обеденный перерыв, и сейчас ему будет больно, как всегда. Каждый час в течение, вроде, двух недель ему причиняют боль.



Фрэнки, вскрикнул Джерард в свой кляп, когда мужчина зашел в комнату. Он сжался в ужасе, когда Фрэнк быстро подошел к нему, а затем визгнул, когда тот одним движением вытащил дилдо.



Я даже не получу "спасибо"?



Спасибо, тихо сказал Уэй, кляп делал слова неразборчивыми.



Хороший мальчик. Я вытащу эту штуку у тебя изо рта, но ты не будешь шуметь, парень активно закивал и расслабился, когда взмокший, влажный кляп был снят. Обе стороны его рта были красными и облезлыми, ремешок был слишком туго затянут. Ты хочешь пить, малыш? кивок. А?



Да, Фрэнки, промямлил Уэй. Он должен был называть его "Фрэнк", но после "Фрэнки" обычно к нему относились лучше.



Хороший мальчик. Я принесу тебе водички.



Спасибо, Фрэнк! прокричал Джерард, уже когда мужчина покинул комнату.



Фрэнк вернулся с бутылкой воды и бутербродом. Сэндвич был для Айеро, но Джерард всё равно хотел только пить. Он уже ел ночью, а питье – это то, в чем он нуждался.



Я развяжу тебе руки и сегодня ты попьешь сам, ладно? спросил Фрэнк, ставя тарелку и бутылку рядом на кровать. Уэй только кивнул, потому что ему не всегда разрешалось говорить, пока Айеро по одной освобождал его руки.



Джерард больше не сопротивлялся. Ему становилось противно только от одной мысли, что легче просто подчиниться. Он не смог бы сбежать, и он знал это. Он знал, что Фрэнк скоро убьет его, но всё равно не пытался выйти на свободу. Если Уэй будет хорошо себя вести, Айеро будет заботиться о нем. Ему не нужно капризничать, иначе он снова попадет в неприятности. Он просто потеряет этот кусочек свободы, который у него есть, если начнет паясничать.



***




На второй месяц Фрэнку уже конкретно все надоели. Полиция расспрашивала его по поводу исчезновения Джерарда, и он был подозреваемым. Конечно, он не говорил Джерарду о том, что его расспрашивают. Парень сказал, что никто не думает о нем, что никто не заметил пропажи.



Глупый Джерард поверил ему. Глупый Джерард был так... так хорош. Фрэнк держал его у себя довольно долго, но ему нравилась эта постоянная компания. Джерард был его, чтобы трахать, с кем трахаться, и кому причинять боль – он был его "мальчиком для битья", его подушкой, его любовником.



Майки расклеивался на глазах. Фрэнк видел, как тот дважды сдавался на вечеринках. Он винил себя в исчезновении Джерарда, и, блин, так и должно быть.



Джерард общался с Фрэнком не так, как его прошлые жертвы. Он открывался полностью и рассказывал своему мучителю, как все к нему относились. Как заставляли ходить на вечеринки, чтобы терпеть все издевки, даже когда был ребенком. Он любил оставаться дома и прятаться, но Майки буквально выталкивал того из квартиры.



Медленно, но верно Фрэнк начинал верить, что это вина Майки. Джерард стал замкнутым из-за смешков всю жизнь, он не знал, каково это - быть осторожным и защищаться.



Фрэнк, в первое время, чувствовал жалость к своей жертве. Бедный Джерард... Айеро бы отпустил его, если бы крики Уэя не были такими прекрасными.



Как и сейчас - они заполнили всю комнату, пока Фрэнк трахал его слишком большим дилдо для принятия. Айеро был загипнотизирован, смотря, как невероятно толстый, невероятно длинный предмет исчезает в теле его пленника. Не важно, на сколько сильно Джерард сопротивлялся, он входил всё глубже и глубже, вызывая кровотечение.



Фрэнк полностью вытаскивал игрушку и снова вставлял, крутя, в течение практически часа – он не понимал, сколько времени прошло. Это было восхитительно. Как его тело может так расширяться и принимать в себя столько, сколько Фрэнк хочет?



Неожиданно, слишком неожиданно, Джерард тихо вздрогнул, и Фрэнк вытащил дилдо из него, пугаясь. Неужели его малыш потерял сознание? Да... Уже седьмой раз он отключается во время пыток. Айеро никогда не наказывал Уэя за это, в отличие от других жертв. Ему было жаль Джерарда, поэтому он просто прощал.



Но Фрэнку пришлось прекратить играть с ним, что было грустно, но он может продолжить завтра.



Айеро отложил игрушку в сторону, чтобы позже почистить её, и аккуратно вытер кровь Джерарда, текущую из ануса, пальцем. Она была такой яркой. Ярко-красная кровь, предупреждающая о проблемах в организме. Тело ещё не привыкло к такому обращению к себе, но оно смирится с этим, как и сам Джерард.



Фрэнк смазал кончик члена Уэя кровью с пальца просто для того, чтобы прикоснуться к нему там, даже если этого не надо. Он встал с кровати и направился в ванную комнату, ища тряпки, чтобы умыть лицо Джерарда.



Фрэнк правда ненавидел видеть, как тот лежит весь в слезах и соплях, которые ему приходилось вытирать.



Как и у других мужчин, на лице Джерарда всегда застывала гримаса боли, когда его раны промывали.



Привет, малыш, мягко позвал Фрэнк. Уэй посмотрел на него в течение нескольких секунд, а затем начал плакать снова.



Болит. Это больно.



Я знаю, Айеро сказал это, будто не он является причиной боли. Тебе скоро понравится. Я знаю, что да. Это наполняет тебя изнутри, отчего ты возбуждаешься.



Джерард покачал головой:



Сильно болит.



Я так и хочу. Мне нравится причинять тебе боль, ты издаешь такие прекрасные звуки.



Я могу издавать их по-другому! Уэй еле сдерживался, чтобы не впасть в истерику. Я могу!



Нет, Фрэнк нежно перебирал его волосы. Ты можешь их издавать только тогда, когда я тебе делаю очень больно.



Сделай мне больно где-нибудь еще?



Айеро засмеялся, потому что ни один человек – ни один раб – не разговаривал с ним так. Они всегда плакали и умоляли, умоляли и плакали. Джерард пытался договориться. Он знал, что ему и так и так будет нехорошо.



Мне нравится причинять тебе больше здесь, внизу. Это место такое чувствительное. Удар – и ты стонешь, царапина – ты кричишь. Я обожаю это. Я обожаю делать тебе больно, в доказательство этому Фрэнк гадко ухмыльнулся и взял в руку член Джерарда, водя по нему, пока не набухнет, а затем он ногтями расцарапывал чувствительную кожу до тех пор, пока не появились капельки крови.



Он упивался криками Джерарда и хотел бы сделать их частью себя навсегда.



Фрэнки, болит...



Хорошо.



Уэй простонал и упал обратно на кровать, выглядя совершенно дезориентированным. Фрэнк закончил умывать лицо и прижался к нему с нежным поцелуем, прежде чем забрать все тряпки в ванную и снова намочить их в воде.



Когда он вернулся, он принялся за самую прекрасную часть в промывке, вытирая кровь с порванного "входа", наслаждаясь, как Джерард шипит от боли от прикосновений Фрэнка.



Айеро стало грустно, потому что он знал, что ему придется оставить тело Уэя на некоторое время – ему нужно восстановиться перед тем, как...



Фрэнк активно закачал головой, отгоняя мысли.



Восстановиться? Он волновался о заживлении ран?



Что это значит? Он не будет убивать Джерарда? Но он хотел убить его. Хотел Джерарда мертвым... но не сейчас. И не в ближайшее время.



Он хотел продолжать трахать его... хотел этого сейчас, несмотря на то, что Уэй и так разорванный и кровоточит. Ему нужно это...



Резко, Фрэнк бросил тряпки в сторону и достал презерватив с тумбочки. Джерард пискнул, увидев это, и первый раз за день дернулся в ловушке из веревок.



Нет! крикнул он, не громко, но отчаянно. Нет! Нет!



Фрэнк одним толчком вошел до конца, пугаясь таких криков Джерарда. Это не так приятно, как он хотел, но всё равно хорошо. Было так много крови, что Айеро мог с легкостью выскальзывать и снова вбиваться в Уэя.



Джерард дергался под ним, его тело тряслось от боли, которая пронзала его. Фрэнк гортанно простонал, осознавая, что причиной этого является он. Он один. Джерард буквально разрывался на кусочки.



Фрэнки, тихо позвал он. Так сильно болит... Фрэнк наблюдал, как Уэй закатывает глаза, а его взгляд расфокусировается. Он начал двигаться быстрее, заставляя того терять сознание от разрывающих (буквально) чувств.



Это был тот раз, когда Фрэнк решил, что он хочет трахать Джерарда даже тогда, когда тот умрет... Он хочет быть внутри его бездыханного тела. Затем он хочет осквернить его труп.



***




Джерард проснулся в ванне чертовски обжигающей воды и крикнул. Он чувствовал, как она жгла его порванный "вход", а поврежденная плоть покрылась красными пятнами. Вода жалила чувствительную кожу его паха, но когда он попытался выбраться из ванны, Фрэнк заставил вернуться назад. Создавалось ощущение, что он просто решил сварить его заживо.



Успокойся, тебе надо помыться. Твой маленький бесполезный член будет в порядке, расслабься, Джерард простонал и завопил, когда кипяток буквально разрывал на части его бьющееся в агонии тело. Боль всё росла и росла, когда Фрэнк начал тереть его раны губкой, и она увеличилась, когда тот окунул голову Уэя в воду, чтобы смыть шампунь с волос.



Джерард не знал, почему, но когда Айеро наконец-то вытащил его из воды и вытер мягким махровым полотенцем, он притянул Фрэнка к себе за талию, крепко обнимая и зарываясь носом в изгиб шеи, надеясь получить хоть какую-нибудь заботу от мужчины.



И это сработало...



Фрэнк нежно перебирал его влажные волосы и позволил обниматься, лежа на груди, в течение пяти минут перед тем, как снова вытереть Джерарда и поднять с кровати его тело, покрытое ранами. Уэя снова отправили в спальню, но не связывали, разрешая просто лежать на кровати.



Я думаю, если я достану тебе что-нибудь поесть, ты останешься здесь?



Джерард быстро закивал и зарылся лицом в кровавых простынях. Он знал, что лучше подчиняться... Но он не знал, что делать, когда внизу кто-то позвонил в дверь.

========== Chapter 2. ==========
Джерард услышал звон бьющейся посуды на кухне, когда кто-то позвонил в дверь. Он вскрикнул и вжался в испачканные кровью и спермой простыни, слыша быстрые шаги Фрэнка по направлению в спальню.



Фрэнк вбежал в комнату, на что Уэй замолчал в страхе. Он убьет его? Просто чтобы убедиться, что он будет молчать?



Ни одного ебанного слова, понял?! прошипел Айеро, тыкая в него указательным пальцем.



Да, Фрэнки.



Ни. Слова, бросил Фрэнк, выбегая из спальни. Джерард с замиранием сердца слушал, как тишину в доме разрывает звук открывающегося замка.



Хэй, привет, чувак, что нового? Ты в порядке? сердце Уэя трепетало, когда он услышал нечеткое бормотание гостя. Ага. Нет, всё в порядке. Давай, заходи, входная дверь захлопнулась, и в гостиной послышался скрип дивана, на который сели двое.



Гость постоянно мямлил что-то, и кровь Джерарда застыла в жилах, когда он распознал этот голос. Майки... Это был Майки. Он сдерживался изо всех сил, чтобы не позвать своего младшего братика и уйти к чертям от Фрэнка, убегая и не оглядываясь назад.



Самой последней вещью во всем мире, которую он бы хотел, это умереть связанным в одной кровати с младшим братом, которого подвергли пыткам и избиениям. Джерарду было плевать, собирается ли Фрэнк издеваться над ним до смерти, он просто не хотел причинять боль Майки.



Даже если это всё вина Уэя-младшего, Джерард не может злиться на него, и он не желает этой боли никому.



Майкс, можешь подождать немного? подал голос Фрэнк. Уэй-старший стих, потому что послышались шаги, направляющиеся в спальню.



Он всё еще молчал, даже несмотря на то, что сам трясся так, что кровать ходила ходуном. Он не должен разочаровывать Фрэнка, он должен подчиняться, тогда его не убьют! Или Майки не убьют...



Эй, прошептал Айеро, заходя в комнату и закрывая за собой дверь. Джерард медленно присел на кровати, игнорируя боль, разливающуюся по всему телу. Он выглядел обеспокоенно и напугано, когда его похититель медленно подошел к кровати, снял ремень и расстегнул пуговицу на джинсах. Открой рот.



Джерард застыл в нерешительности, потому что его голову атакуют мысли, вроде "сейчас?" и "серьезно? Прямо сейчас?", но, конечно, он повиновался. Он открыл широко рот, высовывая язык так, что он закрывал весь ряд нижних зубов.



Фрэнк подошел к постели и, как обычно, схватил Уэя за волосы на затылке, наклоняя вниз, таким образом его член оказался окутан ртом жертвы. Джерард позволил Айеро управлять им, водя головой вверх-вниз, ощущая гладкую кожу, скользящую по языку, и горькую каплю спермы, текущую вниз в горло. Он отстранился, а за ним потянулась паутинка слюны.



А сейчас не шуми, ясно? прерывисто выдохнул Фрэнк, начиная трахать Джерарда в рот, пока его родной брат сидит в комнате рядом. Уэй сдался, больше не пытаясь понять, почему Айеро поступает так, он просто отдался мужчине, забивая на напряженность и неопределенность. Или я приведу сюда твоего маленького братца и трахну на этой кровати рядом с тобой, но Джерард не смог сдержать вздоха, наполненного ужасом, когда Фрэнк полностью отстранился, несмотря на возбуждение и то, что он всё ещё сочился спермой. Ни звука, с этими словами, натянув штаны, он покинул комнату. Извини, Майки. Мама звонила. Нет, никаких проблем. Я перезвоню ей позже. Ты в порядке? Я знаю, что это сложно.



Противясь горькому привкусу во рту, Джерард пытался уловить хоть слово, произнесенное Майки, но его брат только вяло мямлил. Наконец, его голос стал чуть громче:



Я имею в виду... Ты видел, что он с кем-то разговаривает? Да, я знаю, что ты ушел перед тем, как он уехал, но... я так скучаю по нему. Не было даже причин исчезновения. Ну, а что его машина делала на окраине города? Просто стояла там!



Я не знаю, Майки, соврал Фрэнк. Джерард сжал руки в ярости, ненавидя Айеро за то, что он издевается над ним и до сих пор называется лучшим другом Майкла.



Я так волнуюсь. Я... Я думаю, он мертв.



Мертв? голос Фрэнка до отвращения спокоен.



А где же еще он может быть? Это не по-Джерардовски просто...просто уйти.



Ты говорил, что у него наклонности к суициду, как бы невзначай напомнил Айеро. Майки издал болезненный стон, на что Джерард тихо заскулил, ударяя грязную простыню, на случай, если Фрэнк как-то услышит его. Ты знаешь, я не виню его. И я говорю это, потому что я твой друг.



Что? оторопел младший парень. Пленник поднял голову, внимательно слушая, и уставился взглядом в дверь в комнату.



Ну, ты заставил его пойти на вечеринку и даже не разговаривал с ним. Всё, что ты делал, – говорил другим, как тебе жаль, что твой брат здесь, Джерард хныкнул, но звук получился громким, что удивило самого Уэя, поэтому он снова спрятался в постели. Майки... Нет ничего удивительного в том, что он – суицидник. Ты говоришь о нем, будто стесняешься.



Есть такое... Но он знает, что я люблю его!



Да, но ты разбил парню сердце. Я видел его лицо, когда общался с Джерардом. Ты был единственным другом, а казалось, что ты желал, чтобы его вообще не существовало, Джерард снова промычал, слушая, как Фрэнк обвиняет Майки уже примерно тридцать минут, не давая брату и слова вставить.



Когда Майкл ушел, парень продолжал лежать на матраце, ожидая Фрэнка, который придет, чтобы закончить – или начать – новую пытку, что была у него на уме.



***




Фрэнк вбежал в комнату и сразу набросился на Джерарда с глубоким поцелуем, посасывая его нижнюю губу и зарывая пальцы в волосах. Разговор с Майки о том, насколько его брат жалок и бесполезен, ещё больше возбудил Айеро. Быстрого отсоса было достаточно, чтобы сконцентрироваться на беседе.



Чертовски обожаю выбивать из тебя всё гребаное дерьмо, прорычал Фрэнк, сильнее кусая нижнюю губу Джерарда и слушая его тихий болезненный стон. Боже, ты так много времени потратил, прячась, Джерард. Если бы ты не замыкался в себе, у тебя было бы больше друзей, он покусывал нежную кожу Уэя на шее и толкнул того вниз на матрац. Майки причинил тебе столько боли, как долго он должен извиняться? Джерард повернул голову в сторону и рвано выдохнул, отгоняя мысли, какой обузой для брата и семьи он был.



Фрэнк несильно ударил Уэя, когда тот не ответил, на что он вернулся в прежнее положение, располагаясь под бедрами Айеро.



Он говорит, что любит тебя, а сам относится, как к дерьму, простонал он, оставляя "метку" на шее. Боже, я бы относился к тебе чертовски хорошо, если бы мы были на публике. Держал бы за руку, целовал, всем представлял тебя. Никто бы никогда даже не услышал, как я жалуюсь на тебя, Джерард затаил дыхание, когда Фрэнк начал расстегивать свой ремень, возбуждаясь сильнее. Я так тебя люблю, прошептал Айеро, устраиваясь между ног пленника и ухмыляясь.



Нет! Нет, пожалуйста! Фрэнки, мне и так больно, пожалуйста! он вздохнул и отстранился, вспоминая прошлый секс, который был ужасен. Что угодно, я сделаю всё, пожалуйста.



Отлично, сказал Фрэнк, наклоняясь назад и утаскивая с собой Уэя. Тогда закончи то, что мы начали ранее. Соси, он не сдержал усмешки, когда Джерард наклонил голову и взял в рот, будто ему нравится это. Айеро мягко простонал и провел пальцами по его волосам, направляя голову назад и вперёд. Было очевидно, что Джерард не знал, что надо делать, кроме того, что втягивать щёки и прятать зубы, чтобы не поцарапать плоть, но Фрэнк давал ему подсказки. Хорошо, малыш. Возьми немного глубже, ладно? он придержал голову Уэя, толкаясь в горло. Он почувствовал, как оно сжалось в рвотном позыве, и медленно выскользнул, прежде чем снова вбиться в рот, подавляя кашель. Хороший мальчик.



Джерард издал странный, булькающий звук и промычал.



Всё в порядке. Попытайся поработать языком, хорошо? он хныкнул, но сделал, как Фрэнк сказал. В конечном итоге, он приловчился, водя головой назад-вперед и скользя языком по члену. Айеро опрокинул голову назад, простонав.



Это был не лучший опыт в его жизни, но он был фантастический. Это было моральное наслаждение от понимая того, что Джерард полностью принадлежит ему. Умные мужчины не позволили бы своим жертвам отсасывать – есть большая вероятность, что тебя укусят. Если бы Уэй это сделал, то он бы ох, как пожалел.



Так близко, малыш, ох, так близко, Фрэнк схватил Джерарда за волосы, толкаясь ему в рот еще раз. Тот позволял делать это, даже не издавая ни одного протестующего звука. Он был так счастлив, что его маленькую задницу не насилуют, что даже не сопротивлялся, когда Айеро кончил ему в рот.



Уэй уставился на Фрэнка ожидающим взглядом, глотая сперму и заставляя своего похитителя стонать. Он и мечтать не мог о лучшей ночи.



Хороший мальчик, он всё ещё пытался отдышаться, отпуская голову Джерарда, на что тот неуверенно потер затылок, будто это было единственное место, что тревожило его, и снова уставился на Айеро. Что?



Я... Я...



Ты что? спросил Фрэнк, нежно проводя шершавыми пальцами по щеке Уэя.



Пообедаем? предложил тот, вытирая рукой остатки спермы с губ.



Да, малыш, Айеро обратно натянул штаны и встал с кровати. Надень что-нибудь и спускайся ко мне на кухню, Джерард вылупился на него в удивлении, затем кивнул.



Это был тот раз, когда Фрэнк решил перейти на новый уровень. Если Уэй не позвал Майки, когда услышал голос брата в соседней комнате, то он не сбежит, если дать немного свободы. Теперь Фрэнк полностью владел им.



***




Фрэнк, конечно, ожидал плохой реакции, но не настолько же. Ни одному мужчине не нравился пирсинг на члене (они и не хотели его), но Джерард отреагировал на это хуже остальных.



Он не просто плакал и всхлипывал, как обычно, он кричал, и кричал, и кричал. Будто Фрэнк собирается убить его, но у того даже в мыслях такого не было (пока что), парень просто повертел перед глазами пирсинг, который "одолжил" у знакомого тату-мастера. Джерард, только взглянув на это, затрясся, будто пирсинг уже был надет на его жалкий член.



Первый раз за эти дни он снова начал драться, толкая и царапая Фрэнка, чтобы тот держался подальше. Но пара ударов в лицо сделали своё дело, и он, воспользовавшись преимуществом боли Уэя, привязал его запястья к прутьям на спинке кровати.



Нет! Только не это! Пожалуйста! Фрэнк был доволен страхом Джерарда, который длился практически десять минут, и стоило ему двинуться – тот сразу кричал.



Я ещё не сказал тебе, где сделаю пирсинг, малыш, проворковал Айеро, на что Уэй начал рвано дышать, будто задыхался, и активно качал головой. Что? он забрался на кровать, ложась рядом и подделывая беспокойство в голосе. Покрутив иголкой в руке, он видел, как метался Джерард.



Я заболею! всхлипнул он. Фрэнк закатил глаза, пока не услышал, что пленник начал кашлять, и из его рта вылетали звуки, будто его тошнит. Не зная, что делать, но пытаясь что-то предпринять перед тем, как он блеванет, Фрэнк дал Джерарду пощечину, чтобы хоть как-то успокоить...или еще больше шокировать.



В чем твоя проблема?



Иголки! Я не люблю их, выкрикнул он. Пф, как будто это как-то изменит ситуацию. Он же не думал, что больше всего на свете Фрэнк любит причинять ему боль?



Авв... Мой бедный малыш, промурчал Айеро, гладя Джерарда по щеке.



Пожалуйста, не делай этого. Пожалуйста, я не могу...



Нет, можешь, на его лицо расплывалась сумасшедшая ухмылка. Всё, что ты должен делать, – лежать. Каждый раз, когда будешь бояться – новый пирсинг на твоем теле. Я предполагал три, как только предложение слетело с его губ, Джерард снова начал орать. Вечером сделаю один!



Нет! Пожалуйста, Фрэнки, не надо! Я не могу! Фрэнки, нет! Я... Боже, нет! его слова состояли из случайных фраз и криков ужаса.



Оно всего-то болит минутку, соврал Фрэнк. Уэй покачал головой на подушке и всхлипнул. Его лицо было красное и опухшее от слез, к тому же выражающее боль и страх.



Фрэнки. Зачем?



Чтобы помучить тебя, Джерард забился в агонии, будто это было новым для него.



Пожалуйста... Что ты собираешься сделать?



Проколоть твой член, улыбнулся Фрэнк, когда снова увидел, как жертва теряет спокойствие. Пленник трясся, дергался, дрался и бесполезно качал головой из стороны в сторону, и всё это сопровождалось криками, будто он одержим.



Фрэнку нравилось это. Если бы тело Джерарда было в лучшем состоянии, он бы трахнул его перед "операцией".



Нет. Пожалуйста, Фрэнк, я не могу. Нет.



Не заставляй меня связывать твои ноги, пригрозил Айеро, вставая, чтобы достать веревки. Если бы он только знал о фобии Джерарда...он бы оставил эту пытку на более лучшее время. Как наказание, как нарушение... но никак каждодневная пытка.



Когда щиколотки были связаны, Джерард просто лежал на кровати и всхлипывал. Это было самое жалкое зрелище, что Фрэнк видел. Боже, как будто это хуже, чем быть изнасилованным или похищенным. Маленький кусок металла, протыкающий кожу, был хуже, чем сексуальное домогательство, подумать только!..



Фрэнк, как я могу изменить тебя? Джерард кричал, его слова были еле различимы.



Никак. И я сделаю это – сейчас, он отчаянно уставился на Фрэнка, смотря, как тот встает с кровати, чтобы найти всё, что ему нужно, чтобы продезинфицировать участок кожи и сам металл.



***




Это худшая боль, которую Джерард только мог представить. Изогнутая игла протыкала уретру насквозь, тем самым рвя мягкую и слишком чувствительную кожу на головке члена. Да это самая худшая пытка, которую Джерард мог представить – последнее место, где он бы хотел иголку и первое, которое Фрэнк решил проколоть!



Айеро сказал, что любит его, но не имеет значения, сколько раз Джерард умолял его, он не изменялся. Фрэнк вытащил обратно иголку и закрепил кольцо на ее место, закрывая его маленьким серебристый шариком.



Вот и всё, прошептал он на ухо Уэю. Было плохо? Джерард не ответил, он просто жадно ловил воздух ртом, в шоке уставившись в потолок. Боль всё растекалась по его телу – не такая боль, кроткая и неприятная, когда прокалывают уши. М, малыш?



Уэй в ужасе простонал, никак не выговорив и слова, но он был слишком напуган тем, что будет, если он не ответит своему господину.



Ты знаешь, где будет следующая дырка?



Нет. Фрэнк, пожалуйста...



Авв, малыш, не сегодня. Может, позже, Джерард всхлипнул. Он знал, где Фрэнк мог сделать пирсинг – возможно, на самом члене. Или на яйцах... Или на сосках... Или на губах и глазах... Что-нибудь ужасное. Хватит плакать, ты выводишь меня. Через несколько дней тебе понравится это кольцо, сказал Фрэнк, поглаживая плоть Джерарда, прежде чем взять за "свежий" пирсинг, рассылая импульсы боли.



Я хочу умереть, прошептал Уэй. Он знал, что не стоило говорить этого, когда Айеро сильно потянул за кольцо.



Тебе нравится это, сука? прошипел он, крутя пирсинг и заставляя Уэя откинуть голову. Скажи снова, что хочешь умереть, и увидишь, что случится.



Я хочу Майки, сквозь зубы выговорил Джерард, не решаясь добавить что-нибудь еще. Ему было больно, он был напуган, он просто хотел спокойствия. Он хотел спрятаться и ограничить себя от боли.



Ты хочешь Майки? Джерард не ответил, он просто лежал и шипел от ощущений, привязанный к кровати. Что, если я скажу тебе, что ты можешь поговорить с Майки? промямлил Фрэнк.



Я сделаю всё, что ты скажешь. Я просто хочу, чтобы он знал, что я в порядке.



Но ты не в порядке, засмеялся парень. Тебя пытают и используют против твоей воли. Что ты скажешь брату?



Что я люблю его. Что ему не нужно волноваться.



Но он должен волноваться. Я дам тебе поговорить с Майки, если ты скажешь ему то, что я напишу тебе на бумаге... Джерард подумал над этим с настороженностью. Он знал, что здесь есть подвох, и ему придется расплачиваться потом, но он хотел услышать голос своего брата и дать ему понять, что это не его вина... что он не винит его.



Я могу сказать ему, что это не его вина?



Ты скажешь ему то, что я напишу. Всё ещё желаешь поговорить? Уэй медленно кивнул, вытирая слезы с щек. Он так устал. Он не мог больше драться. Его единственным успокоением был голос Майки.



========== Chapter 2. Part 2. ==========
Спустя два дня после пирсинга.




Джерард проснулся от удара по голове мобильным телефоном, который Фрэнк бросил.



Позвони долбанному Майки. Практикуй своё красноречие, добавил он, кидая на кровать блокнот, который попал Уэю прямо в лицо. Прочти только это и всё. Я буду сидеть здесь, отчеканил Айеро, опускаясь на постель и уставляясь на Джерарда пустым взглядом. Тому вдруг показалось, что он как-то причинил Фрэнку боль, поэтому он показывает так мало эмоций.



Спасибо, Фрэнки, тихо произнес Уэй, взяв блокнот и телефон. Его рука тряслась, набирая заученный номер Майки, и его сердце практически остановилось, когда брат взял трубку через несколько долгих гудков:



Алло? неуверенно начал он на другом конце провода.



Майки, выдохнул Джерард, его нервы были на пределе, а кожа покрылась мурашками, стоило ему только услышать голос брата. Фрэнк больно ударил Уэя по ноге, приводя в чувство и указывая на блокнот. Одно лишнее слово – и Джерард уже не следует сценарию.



Джерард? голос Уэя-младшего был наполнен волнением и неким облегчением. Джерард, где ты?



Майки, тело старшего парня затряслось в предвкушении того, что ему придется читать следующую строчку. Он не хотел разочаровать Фрэнка. Я... Я не приду домой, прочитал Джерард, его глаза сразу наполнились слезами, потому что эти слова окончательно разрушили все надежды на то, что он когда-нибудь выберется из этого места.



Почему? Почему нет? Где ты?



Спроси, почему его это волнует, пробубнил Фрэнк, не следуя своему же сценарию, но Джерард лучше будет подчиняться словам, чем бумаге.



Почему тебя это волнует? он практически всхлипывал.



Джерард, я люблю тебя, ты мой старший брат. Извини за вечеринку. Я не знал, что это так ранит тебя, я не хотел. Этого не повторится, я обещаю. Ты важнее для меня, чем все эти люди.



Ты никогда не заботился обо мне. Ты ненавидел меня, поэтому я не буду стоять у тебя на пути, Джерард ненавидел Фрэнка за то, что тот причиняет боль брату таким путем. Айеро был настоящим злодеем – ему доставляла удовольствие боль других.



Нет, я не ненавижу тебя! Джерард, правда! Пожалуйста, пожалуйста, выслушай. Я люблю тебя. Пожалуйста, возвращайся домой, мама и папа волнуются. Я знаю, что это моя вина, но если ты простишь меня... Майки начал плакать, на что Джерард с умалением посмотрел на Фрэнка.



Читай ебаную бумагу, прошипел тот.



Я никогда не прощу тебя. Ты... издевался надо мной. Из-за тебя у меня нет друзей, потому что каждый раз, когда мы куда-то идем, ты говоришь, что я... придурок, Джерард уставился на блокнот и неожиданно вспомнил, что Майки говорил за его спиной. Ты извиняешься за меня, хотя я ничего не сделал. Я чувствовал, будто ты стесняешься меня и будто... Будто я не был частью семьи. Поэтому я ухожу, потому что... он не сдержал всхлипа, потому что Фрэнк понял все его чувства. Парень заставил его сказать то, чего бы он никогда не осмелился. Даже несмотря на то, что на бумаге не его слова, они были в мыслях у Джерарда. ... Потому что ты всё равно не ценишь меня, и теперь тебе не придется извиняться за своего странного брата-алкоголика.



Джерард, нет, устало выдохнул Майки. Я никогда больше не сделаю этого, я не хотел причинить тебе боль. Пожалуйста, вернись, мы поговорим лицом к лицу. Клянусь, я не обижу тебя. Меня не волнует, что другие думают, я не стесняюсь тебя.



Нет, стесняешься, этого не было написано на бумаге, но Фрэнк, видимо, не возражал. Тебе плевать на меня. Ты хотел, чтобы это произошло со мной, пробубнил Джерард, понимая, что это правда. Он думает, что Майки сказал Фрэнку, что хочет, чтобы его брат исчез, а тот выполнил просьбу лучшего друга.



Это вина Майки.



Чтобы произошло что?



Выключи телефон, скомандовал Фрэнк. Джерард замер, понимая, что он сказал это слишком громко.



Джерард? сконфуженно позвал Майки.



Выключи, Джерард, прошипел мужчина, смотря на парня убийственным взглядом. Тел
·
·
·о пленника застыло в страхе, и он не мог даже пошевелиться, чтобы положить трубку.



Джерард, кто это с тобой? Где ты?



Сука, выдохнул мучитель и потянулся к Джерарду. Тот думал, что он просто тянется за телефоном и был готов подать его, но вместо этого Фрэнк тянулся к пирсингу. Джерард ахнул, перед тем, как Айеро взял колечко и дернул за него.



Боль быстро распространилась по всему телу, и Уэй не смог сдержать крика. Его мучения только увеличились, когда Фрэнк начал крутить кольцо, и явно не собираясь останавливаться.



Джерард кричал в агонии, пытаясь взять себя в руки, но боль наполнила все мысли.



Фрэнки, пожалуйста! прокричал он. Фрэнк взглянул на него с ужасом и яростью. Он оставил пирсинг в покое, но только для того, чтобы ногтями расцарапать член Уэя, сильно сжимая его в кулаке, стараясь причинять как можно больше боли.



Джерард охрип, его голос сорвался. Вскоре он вспомнил, что его брат всё ещё на линии, крича, чтобы узнать, где он, с кем и всё ли в порядке. Выключив телефон, Джерард кинул его в сторону, надеясь, что после этого пытки прекратятся.



Ебаный идиот! орал Фрэнк, давая Уэю пощечины. Тот всхлипывал и шептал извинения. Телефон снова начал звонить, что ещё больше подогрело ярость Айеро. Тупая шлюха! Я, блять, хочу убить тебя! Джерард жалко вскрикнул, когда парень потянул его за волосы с кровати на пол, незамедлительно начиная бить, куда попадется: в пах, в живот, лицо и даже по горлу, отчего Уэй еще долгое время пытался глотнуть воздуха.



Видимо, Фрэнк и правда собирался убить, пока его мобильник не зазвонил в другой комнате.



Двинешься – и ты мертв, тупая бесполезная шлюха, прошипел он, в последний раз нанося удар и покидая комнату. Джерард всхлипывал и трясся, чувствовал себя уже мёртвым. Он хотел спрятаться, заползти под кровать и никогда не выходить, но он знал, что Фрэнк будет издеваться больше, если он хоть пошевелит пальцем.



Майки, Майки, успокойся, говорил Айеро в трубку. Что ты имеешь в виду под тем, что он позвонил тебе? Джерард лежал на полу, удивляясь способностям Фрэнка врать, будто его ложь была правдой. Он звучал убедительно со своей фальшивой озабоченностью и глупыми советами.



Тело Уэя напряглось, когда он услышал, что Фрэнк возвращается в комнату. Он остановился в дверном проеме, жестоко глядя на Джерарда, прежде чем установить телефон на громкую связь.



... И последнее, что я услышал, всхлипнул Майки, кто-то делал ему больно, он кричал. Фрэнк, что я наделал? Почему кто-то его калечит?



Я уверен, это было для шоу. Да и звучит, будто он специально хотел заставить тебя чувствовать себя виноватым.



Ты не слышал его! Он плакал и говорил с кем-то. Я слышал чей-то голос.



Голос? переспросил Фрэнк, уставившись на Джерарда, будто он не помнит такого.



Говорил ему выключить трубку. Он у кого-то, Фрэнк. Почему? Айеро вздохнул, выключил громкую связь и снова вышел из комнаты. Уэй смотрел, как тот уходит, и заскулил из-за ужасной боли. Он даже не знал, что хуже: его раздраженный пирсинг, жгучий живот, поврежденное горло или кровоточащий нос...



Уэй был так напуган тем, что случится, когда Фрэнк вернется в комнату, но он знал, что это по-любому подразумевает боль.



Майки, тебе не надо приходить! Джерард застыл. Потому что тебе нехорошо! Майки, я приду к тебе. Ладно? Тебе нужен кто-то, но ты не можешь водить к таком состоянии. Я не желаю тебе зла, он выдохнул, потому что не хотел быть связанным снова, как всегда. Хорошо, Майки. Скоро увидимся. Просто... Попытайся успокоиться.



Фрэнк завершил разговор и вернулся в спальню.



Подними свою задницу на кровать, скомандовал он. Джерард попытался встать, но боль в паху и животе явно думала по-другому. Поднимись на кровать! прокричал Айеро, хватая Уэя за волосы и таща по направлению к матрацу. Гребаный идиот! Тебе надо умереть! Джерард болезненно простонал, получив от Фрэнка удар по затылку.



Он не сопротивлялся, когда тот привязал его запястья к кровати, и не сопротивлялся, когда Айеро взял дилдо с тумбочки и толкнул глубоко ему внутрь.



Если он упадет, ты получишь самый худший вариант, и он останется в твоей заднице на сутки. Только попробуй позволить ему упасть, и ты увидишь, если думаешь, что я шучу... Фрэнк ушел, не добавляя слова, и Джерард захныкал в подушку, как только входная дверь закрылась. Он хотел к Майки... И через шесть часов он хотел к Фрэнку.



Он хотел к кому-нибудь...



***




Первое, что Фрэнк услышал, вернувшись домой от Майки, – умоляющие всхлипывания Джерарда. Ему нравилось слушать плач парня – его голос был идеальным.



Фрэнки, позвал пленник. Айеро вздохнул и вернулся в спальню, где оставил Джерарда связанным, вся злость испарилась. Майки знал, что над его братом издеваются, что не есть хорошо, но он не знает, кто бы мог это делать. Фрэнк всё ещё в безопасности, поэтому пока не было причин убивать Джерарда. Фрэнк, уже более радостно прокричал Уэй, поворачивая голову в сторону двери и тихо шипя из-за неприятных ощущений. Я скучал по тебе.



Скучал? переспросил Фрэнк, вытаскивая дилдо из задницы парня.



Да.



Как это вообще возможно? никто никогда не скучал по нему. Если он потеряется, даже Майки вряд ли забеспокоится.



Не люблю быть один, выдохнул Джерард, когда его запястья оказались развязанными. Онемевшие, жесткие руки безжизненно упали на подушку. Фрэнк почти заволновался, не перекрыл ли он циркуляцию крови, пока не увидел, что пальцы двигались. И если ты оставишь меня, я умру, добавил Джерард, тихо плача, но находясь в гораздо более спокойном состоянии, чем несколько секунд назад.



Ты по-любому сдохнешь. Разве тебе не хочется, чтобы это было менее болезненно?



Голод – это болезненно, промямлил Уэй, наблюдая, как Фрэнк подошел ближе.



Это причиняет меньше боли, чем, блять, побои, которые ты, кстати, получишь, если не заткнешься, Джерард откинулся на подушку. Но он не мог молчать. Он был так счастлив, что на него обратили внимание.



Я скучал по тебе.



Нет, не скучал. Ты просто боялся, что тебя оставят здесь с этой штукой в заднице, пока не придет полиция и найдет тебя, Уэй издал грустный звук и уткнулся носом в подушку. Как твой член?



Болит.



Хорошо. Если бы ты слушался меня, мне бы не пришлось срываться.



Я больше не буду ослушиваться тебя!



Фрэнк ухмыльнулся:



Да, поэтому я и сделал тебе пирсинг здесь. Это придает тебе желания слушать, разве нет?



Да, сэр...



Кровь идёт? спросил он, садясь на кровать рядом с Джерардом и нежно поглаживая его спину.



Я не хочу знать, прошептал тот, снова утыкаясь в подушку и вздыхая. Но болит... У меня всё болит.



Да, да, пробубнил Фрэнк, рукой скользя ниже, добираясь до задницы жертвы и больно сжимая её. Джерард заворчал, но это не звучало, как протест. Усмехаясь, Фрэнк сильно шлепнул его по заднице, вырывая вздох из груди Уэя. Фрэнк снова ударил его, понимая, что это – не самое худшее, что он делал со своим подопечным, но пробуя новизну.



Чем больше он думал об этом, тем больше ему нравилась идея о том, чтобы приходить домой с работы, снимать ремень и бить им свою маленькую зверушку.



Фрэнк простонал и приложил ладонь к ягодице Джерарда, наслаждаясь ощущением под рукой.



Фрэнк, неуверенно начал Уэй.



Да, малыш?



Ты останешься со мной завтра? Фрэнк уставился на него с непониманием. Что, черт возьми, не так с этим парнем? Разве он не должен сейчас молить Айеро оставить его в покое?



Нет, я уйду на работу.



Я хочу, чтобы ты остался со мной.



Я приду домой на обед, сказал Фрэнк, закатив глаза.

А потом я выпорю тебя ремнем до крови и ран на твоём теле и жалкой заднице, про себя подумал он.



Ладно.



Так, а сейчас иди прими душ. Ты воняешь, Джерард медленно подобрался к краю кровати и встал на ноги. Он шёл к ванной комнате, сгорбившись и держась за ушибленный пах и живот. Подожди, сказал Фрэнк, когда Джерард проходил мимо. Дай посмотреть на твой член, я должен знать, не повредил ли я там что-нибудь.



Пирсинг был идеальной идеей – это не только сексуально, но и отличное наказание. Одно движение, и Джерард сразу поддавался.



Из-под пирсинга текло больше крови, чем обычно – больше, чем Фрэнк предполагал при прокалывании.



Там кровь? спросил Джерард, смотря в потолок.



Немного, сосредоточенно проговорил Айеро, нежно потирая головку большим пальцем. Уэй всё ещё ощущал слишком много боли, чтобы почувствовать удовольствие, да и Фрэнк не был в настроении доставлять наслаждение сейчас. Промой хорошо, я не собираюсь заботиться о тебе, если подцепишь какую-нибудь инфекцию, Фрэнк хотел ударить Джерарда в пах последний раз перед душем, но решил не делать этого.



И я ничего не смогу сделать, если с ним что-то не так?



Нет. Почему ты хочешь спасти свой бесполезный член? Ему всё равно нет применения. Иди в душ, Джерард грустно выдохнул и потопал в ванную. Фрэнк стоял около двери в комнату и слушал всхлипывания и стоны Джерарда, когда тот, наверное, промывал свой пирсинг.



Когда Уэй вышел из душа, он плакал сильнее.



Сильно больно, да? спросил Фрэнк. Джерард активно закивал и зарыдал. Айеро ничего не оставалось, кроме нежно обнять его, позволяя уткнуться в плечо. Скоро перестанет. Только больше не выводи меня, а то снова будет плохо.



Нет! прокричал парень, сильнее прижимаясь к своему мучителю. Нет, я больше не буду злить тебя! Нет...



Я не хочу снимать пирсинг с тебя... Поэтому тебе придется самому мыть его, если не хочешь заразиться.



Да, Фрэнки.



Ложись на кровать. Тебе надо поспать, проворковал Айеро. Джерард послушался, забираясь в постель и сворачиваясь калачиком на грязных простынях. Фрэнк завтра напомнит ему постирать их. Становится неприятно спать в лужах крови и спермы.



***




Джерард закричал и зарылся лицом в вонючих простынях. Ещё два удара ремнем пришлось на его спину, от чего он издал странный крик. Он никогда не думал, что порка может так причинять боль, но он был уверен, что Фрэнк может сделать всё мучительным.



Фрэнк, всхлип. Пожалуйста, хватит, умолял он. Его голос дрожал. Фрэнк убрал ремень и снова замахнулся им, острый звук, разрезающий воздух, заставил Джерарда зажмуриться еще до того, как искусственная кожа коснулась его плоти. Ау!



Он ничем не разозлил Фрэнка, но всё равно был наказан. Он даже не пытался перевернуться на спину, чтобы остановить побои – несмотря на то, что руки были развязаны, парень не пытался укрыться. Джерард надеялся, что скоро всё прекратится, но, видимо, его хорошее поведение никак не действовало на удары.



Заткнись и смирись, прошипел Фрэнк, снова, снова и снова рассекая ремнем. Джерард закричал в подушку; его тело тряслось от боли. Он знал, что его кожа была в ссадинах, синяках и крови. Он знал, что он ранен и скоро снова останется один – напуганный и подбитый.



Джерард взвыл, соприкосновение каждого удара разъедало его кожу. Фрэнк бил без разбора – никаких остановок для отдышки или слёз.



Удар.



Джерард кричит, слёзы падают с его лица.



Удар.



Джерард выдыхает, слюна капает с губ.



Удар.



Джерарда начинает тошнить. Боль была такой невыносимой, что даже желудок разрывался на две части.



Фрэнк! прокричал он, не пытаясь быть не таким громким.



Ты думаешь, это больно? спросил Фрэнк, замахиваясь ремнём, но вместо этого ударяя им по кровати. Уэй всё кричал от страха и неприязни. Ничего, вот подожди, когда я вернусь с работы, Айеро повесил предмет для битья на спинку кровати и оставил здесь.



Что я сделал не так?! визгнул Джерард; голос сложно разобрать из-за нескончаемого потока слёз.



Ах, малыш, Фрэнк нежно перебирал его волосы. Ты всё ещё думаешь, что я наказываю тебя? Ты забыл, зачем я привёз тебя сюда? Мне нравится причинять тебе боль, это не наказание, это игра, Уэй скрыл лицо в подушке. Постирай эти простыни, пока меня не будет дома, сказал Фрэнк, наклоняясь назад, чтобы оценить свои труды.



Парень вздрогнул, когда услышал звук открывающегося ящика полки. Он знал, что сейчас случится, поэтому медленно раздвинул ноги, вскрикивая от боли. Вся его задница была порвана и в царапинах, некоторые порезы – он был уверен – доходили даже до мышц.



Это не остановило Фрэнка от ещё одной звонкой пощечины Джерарду. Затем он плотно сжал двумя пальцами его щеки, в это время вставляя среднего размера резиновую игрушку.



Продержи это до того, как я вернусь домой. Уверен, ты не хочешь знать, что будет, если это упадет, Джерард позволил всхлипам покинуть его связки, и сам поддался навстречу игрушке, шипя от ощущений.



Болит! Это слишком больно, слюна потекла по щеке, впитываясь в испачканные простыни.



Хорошо, сказал Фрэнк, в последний раз шлепая Уэя по заднице перед тем, как уйти, захлопнув дверь за собой.



***




Фрэнк бил Джерарда по его кровоточащей заднице уже пятидесятый раз, прежде чем тот перевернулся на матраце и набросился на Айеро. Сначала Фрэнк подумал, что парень пытается ударить его, но потом понял, что это были всего лишь объятия. Он не мог оттолкнуть его.



Нет, Фрэнки... хныкал Уэй. Пожалуйста, Фрэнк, не надо больше, пожалуйста, он кричал между слов; крики были ещё более отвратительны, чем всхлипывания. Ау! Фрэнку не понравилось это, поэтому он поднял руку и снова ударил по коже Джерарда. Ай! Хватит, ауч! он ухмыльнулся и резко отпустил Уэя из объятий, от чего тот перевалился на пол.



Перестань быть ребёнком, сказал Фрэнк, повторяя фразу, которую так часто слышал в детстве, когда его били. Ты сам знаешь, что заслужил это. строки, а не боль, которая следуют с ними, захватили его разум. Они приелись к нему, потому что эти слова – ложь, которую матерь всегда говорила ему. Он знал, что не заслужил этого; она просто не верит словам маленького сына.



Извини, Фрэнки... Ау... Больше не надо, ладно? Пожалуйста? Джерард свернулся в комочек на полу и громко плакал.



Нет, надо. Ты хочешь, чтобы я потрогал твой пирсинг?



Нет! Нет, Фрэнки!



Да. Иди на кровать. Фрэнк помахал ремнём перед глазами парня.



Нет... это не было протестом, скорее, выражением своего страха. Фрэнк! Оу, нет!



На кровать, приказал Айеро, ударяя ремнем бок Джерарда.



Ау, Фрэнк, умолял парень. Он не мог заставить себя подняться; он слишком боялся подчиниться, хотя знал, что боль будет хуже, если он не сделает этого. Пожалуйста.



На кровать, повторил Фрэнк, снова ударяя и пряжкой задевая поясницу Джерарда, пока тот пытался закрыть лицо руками. Быстрее! прикрикнул Айеро, отрывая запястья Уэя от лица. Он не хотел, чтобы такое прелестное лицо было изуродовано.



Фрэнк, я не хочу.



Тогда, может, ты хочешь, чтобы я снял тебе пирсинг и сделал его где-нибудь ещё на твоём маленьком члене?! Отлично, сказал он после минутной тишины.



Нет! Фрэнк спустился вниз с кровати и попытался развести ноги Джерарда в стороны. Не надо! Пожалуйста, Фрэнки, больше не надо, я не могу!



Раздвинь свои гребаные ноги.



Нет! Нет, ты не можешь!



Я могу. Раздвинь ноги!



Нет! Фрэнки, я люблю тебя! Люблю, пожалуйста, остановись! Фрэнк уставился на него со злостью и удивлением. Фрэнк, ты знаешь, что я люблю тебя, прекрати это. крики Джерарда перешли в глубокие, дрожащие вздохи. Я сильно тебя люблю, пожалуйста, не делай этого для меня. Я люблю тебя. Айеро зарычал и толкнул парня на полу.



Он не мог издеваться и слушать такие слова.



Нужно достать кляп...



***




Джерард жадно целовал губы Фрэнка, пальцами пробегаясь от его щеки до подбородка, чтобы углубить поцелуй.



Хватит, сказал Фрэнк, убирая от себя руки парня. Уэй выдохнул и снова прижался губами к Айеро. В чём твоя проблема? тот отвернулся.



Я люблю тебя, проворковал Джерард, укладываясь на грудь мужчины и довольно вздыхая, когда Фрэнк начала перебирать его пряди.



Конечно, любишь. Джерард промурлыкал, сильнее прижимаясь к торсу Айеро, наслаждаясь объятиями. Он уже почти уснул, когда услышал стук в входную дверь.



Было страшно ощущать, как тело Фрэнк напряглось. Уэй обернулся через плечо на дверной проем и захныкал.



Нужно вставать, промямлил мужчина, вылезая из-под Джерарда и поднимаясь. Тот простонал, когда Фрэнк вышел из комнаты, мягко закрыв дверь. Он знал правила, когда приходят гости. Молчать и оставаться в кровати.



Если что-то пойдет не так, Джерарда жестоко изобьют. Если всё пройдет хорошо, его просто побьют и займутся сексом. Боль больше не действовала на него – всего лишь один раз стоит сильно протянуть за пирсинг – он уже бился в агонии.



Майки, что ты делаешь здесь? послышался голос Фрэнка. Джерард застыл, а затем присел на кровати, стараясь двигаться как можно тише.



Рэй и я захотели потусоваться, почти радостно проговорил Майки. В его интонации еще слышались нотки усталости и грусти, но не было той безысходности, будто он сильно волновался. Ты больше никуда не выходишь... Мы скучаем.



Джерард вздохнул и подготовился к приходу Фрэнка в комнату, чтобы засунуть игрушку в его задницу. Он всегда так делает, когда приходят гости; Фрэнк говорит, что это помогает ему сосредотачиваться.



Куда ты идешь? поинтересовался Рэй.



Я должен взять кое-что из комнаты. Я сейчас приду.



Ты всегда ходишь к себе в комнату. Что ты прячешь? задал вопрос Майки.



Ничего, отрезал Фрэнк. Он был так сдержан, он никогда не терял спокойствие. Джерард был удивлен и напуган. Сейчас вернусь.



Нет, правда! засмеялся Уэй-младший. Что ты прячешь? Порно?



Конечно, порно, да. Не заходите туда.



Успокойся, чувак. Мы никому не расскажем твой секрет. ребята засмеялись, и Джерард задержал дыхание в ужасе.



Фрэнк зашёл в спальню и закрыл за собой дверь:



Если ты издашь хоть звук...



Тогда я сдохну. Да-да, я знаю.



Заткнись, громко прошептал Фрэнк. Джерард кивнул и наблюдал, как Айеро достал неудобный толстый дилдо из ящика. Вставь это, сказал он, кидая игрушку. Не шуми. Джерард подождал, пока он уйдет, а затем откинулся на кровать, вводя в себя ужасную игрушку. Чертовски больно; его тело было изнасиловано прошлой ночью.



Он негромко выдохнул и сфокусировался на чувстве заполненности внутри. Джерард был уверен (до этого), что он не гей... Но ощущения, которые он испытывал, пользуясь игрушками, были чудесны. Он любил это растяжение и жжение внутри.



Так хорошо... Так хорошо.

========== Chapter 3. ==========
Джерард всё ещё мыл посуду, когда Фрэнк вернулся с работы. Он уже должен был закончить с мытьём, но специально работал медленно – просто чтобы разыграть классическую сцену между мужем и женой. Муж приходит домой, Жена ставит блюда с ужином на стол.



Ты ещё не закончил? спросил Фрэнк, садясь и пробуя кусочек ужина. Это вкусно, малыш.



Спасибо, ответил Джерард, выключая кран и неловко усаживаясь напротив своего похитителя.



Что-то не так? Ты смотришь на меня этим взглядом.



"Этот взгляд" означал, что в глазах Джерарда читалась тревога, смешанная с соблазном. Это был его способ контролировать Фрэнка, когда тот начинает свои пытки, но смягчается.



Всё нормально, пробубнил Уэй. Просто захотел быть милым... Фрэнк пожал плечами и принялся за еду.



Знаешь... Думаю, сегодня ты легко отделаешься. Джерард уставился на него с недоверием. Что это значит? Что эти слова значат для Фрэнка? Если ты будешь хорошо себя вести.



Ты же знаешь, что я сделаю всё, что ты скажешь. Что ты хочешь, чтобы... я выполнил? спросил он, кладя на стол вилку и грустно глядя на Фрэнка.



Сначала закончи свой ужин. Джерард снова взял вилку и начал незамедлительно поглощать пищу. Не так быстро, добавил Фрэнк. Парень замедлился и повторял за движениями мужчины, поэтому они всё съели одновременно. Вымой это, а потом возвращайся в спальню. Джерард кивнул и собрал тарелки со стола. Помыв посуду, он направился в комнату, попутно разглядывая свои руки, не осталось ли на них еды.



Фрэнки? Уэй зашёл в комнату и попытался сдержать рвотный позыв, когда увидел ремень, который валялся на кровати. Он не хотел снова быть избитым... Он не хотел снова чувствовать боль, потому что только недавно перестал чувствовать дискомфорт при сидении.



Давай. Кровать, махнул рукой Фрэнк на постель, продолжая рыться в ящике, где находились все игрушки.



Джерард, по-моему, издал все звуки ужаса и страха, ложась на кровать. Он уставился на ремень и боролся с желанием затолкать его под простыни, чтобы спрятать. Он не хотел, чтобы его снова били! Он не хотел! Не хотел.



Фрэнки?



Что? спросил Фрэнк, ковыряясь в ящике и кидая один дилдо через плечо, который приземлился на кровать, задев Уэя. Джерард уставился на вещицу с...удивлением, ведь она была небольшой. Маленькая и невинная розовая игрушка.



Ты будешь...меня...



Пороть? Да. Парень хныкнул и принял позу, которой натренировал его Фрэнк. Тот бросил другую игрушку на кровать, но Джерард даже не взглянул на неё. Он был напуган ремнём. Ничего не устрашало так, как этот кожаный пояс и чувствительный пирсинг. Хватит ныть. Ты можешь выдержать это.



Но... Больно, пробубнил Джерард.



Да ладно! рассеянно проговорил Фрэнк, копаясь в ящике. Эта тумбочка казалась бездонной бочкой, ей-Богу, ибо в ней хранилось столько всего!..



Мне будет...так же плохо, как...



В прошлый раз? Нет. Мне осточертело отмывать простыни от твоей крови.



Прости, тихо сказал Джерард, утыкаясь носом в свежее постельное бельё. С тех пор, как у него появилось больше привилегий в доме, он начал заботиться о чистоте и свежести для Фрэнки. Поэтому, например, простыни больше не были в таком отвратительном состоянии, как неделями раньше.



Ты постоянно извиняешься. Так, сегодня ты отделаешься всего ста ударами.



Спасибо, Фрэнки, оживился Уэй. Сто раз – это маленькое количество для Фрэнка.



Айеро бросил ещё одну игрушку на кровать; она была большой и тяжелой, и при приземлении больно задела затылок Джерарда, отчего тот вскрикнул. Фрэнк повернулся к нему:



Это ударило тебя? спросил он, садясь на кровать около своего пленника и бережно потирая его ушибленное место на голове.



Ага...



Извини. Джерард вздрогнул, когда услышал звук пряжки на ремне. После того, как я наиграюсь, ты выберешь ряд игрушек, с которыми будешь сам играть. Хорошо?



Да, Фрэнки.



Фрэнк привстал на коленях на кровати, и Уэй сильно зажмурился, слушая, как Айеро сделал пару шлепков для начала, прежде чем наконец нанести первый удар, звук которого разрезал воздух.



Фрэнк любил думать, что от него зависит состояние своего раба. Джерард приглушал свои крики, пытался сдерживать себя до тринадцатого удара, но слёзы прыснули из глаз только после сорок седьмого.



Сто шлепков от Фрэнка – это как тысяча от нормального человека. Он бьет без остановки, его рука будто вообще не устает. После этих чертовых ста ударов Джерард знал, что на его коже сейчас открытые раны, но всё было менее серьезно, чем в первый раз. Он не жаловался и не дрался, и, может быть, хотя бы тогда Фрэнк увидит, что Уэй ведет себя хорошо...



Выбери игрушки. Мужчина откинул ремень в сторону и по-хозяйски сжал задницу Джерарда. Тот медленно присел на колени, не скрывая всхлипов, и посмотрел на валявшиеся игрушки. Он вытер рукой слюну со своего подбородка и умоляюще уставился на Фрэнка. Выбери. Игрушки. Джерард снова уставился вниз и неровно вздохнул.



Он сразу же увидел тот порядок, в котором Фрэнк хотел использовать эти штуки. Сначала маленький дилдо, затем анальные шарики, и в конце длинный толстый вибратор.



Хороший мальчик. Ты такой умный. Айеро оставил лёгкий поцелуй на губах парня, и Джерард заключил его в объятия. Вот, вставь это в себя. Фрэнк передал ему маленький розовый дилдо, который вскоре проскользнул внутрь Уэя. После всех пыток его тело потихоньку начинало привыкать к такого рода вещам.



Джерард беспристранно толкал небольшой объект в себя, играясь, пока Фрэнк наблюдал. Он уже привык. Фрэнк не участвовал в этом, а был лишь посторонним зрителем. Он даже приучил Джерарда к командам "найди простату", "медленнее", "быстрее", "прекрати задевать простату", "потрогай себя", "кончи"... Уэй научился даже кончать по команде.



К чёрту, вдруг выдал Айеро, нарушая ритм Джерарда. Дай мне это. Тот послушно убрал от себя руки и позволил Фрэнку достать игрушку из себя. Иди сюда. Фрэнк забрался сверху на парня, расстегивая свои джинсы. Он жадно целовал его, а затем провел языком от щеки Джерарда до лба.



Фрэнки? сконфузился Уэй. Айеро промычал – но это звучало почти как мурчание – и принялся кусать и посасывать кожу на шее Джерарда. Это было так чувственно – так не "по-Фрэнковски".



Молчи, малыш. Айеро потянулся за презервативом на тумбочке и зубами разорвал упаковку, спускаясь к поврежденному паху жертвы. Как там твой пирсинг, малыш? спросил он, одной рукой не больно надавливая на маленький шарик на головке. Джерард вздрогнул в удовольствии.



Ещё пару раз проведя рукой по своему члену, Фрэнк натянул на него презерватив и устроился между ног Уэя, закидывая его ноги себе на талию. Протолкнувшись внутрь, он наклонился к лицу Джерарда; губы парней находились друг напротив друга.



Джерард пытался приостановить поцелуй и успевать за резкими толчками своего похитителя, но это было практически невозможно Фрэнк двигался слишком быстро и засовывал язык слишком глубоко в рот. Джерард глухо простонал в поцелуй, даже не стараясь сдержать своего самообладания, когда Фрэнк задел его простату – в первый раз. Они ещё никогда не занимались настоящим сексом... Джерард был уверен, что что-то не так.



Но он не мог заставить себя пожаловаться или заговорить. Фрэнк наверняка скоро снова будет причинять ему боль – будет тянуть за кольцо или снова будет наносить удары на искалеченное тело. Ну, конечно!..



Айеро громко выдыхал и постанывал. Будто для него это было больше, чем обычное удовольствие, будто, он думал, это что-то...значит.



Но, может, Джерард просто лелеял себя надеждами.



Фрэнк выкрикнул, когда кончил, – выкрикнул так, как Уэй ни разу не слышал от него. Это был звук, наполненный отчаянием и счастьем. Мужчина медленно отстранился и снова слился с Джерардом в ленивом глубоком поцелуе, прежде чем встать с кровати.



Душ, сказал он, устало показывая жестами на дверь ванной комнаты и опустошенно уставляясь в потолок. Уэй медленно встал с постели и направился за своим хозяином, боясь даже взглянуть на него, в ванную, где он мог бы наконец быстро принять душ и даже подрочить, надеясь, что Фрэнк не поймает его за этим грязным дельцем.



***




Фрэнк злобно усмехнулся, смотря на сильно трясущееся тело Джерарда, и в последний раз оставил размашистый удар на его изуродованной заднице. Уэй ошибался, если думал, что хуже первого раза ничего не было.



Фрэнки! громко крикнул Джерард. Каждый сантиметр его кожи на спине – начиная с плеч и доходя до сгиба коленей – был покрыт ранами, рубцами и образующимися синяками. Каждый раз, когда он пытался двинуться, вместо этого он кричал и продолжал лежать на полу. Ау...



Пленник всхлипывал на паркете, крупно дрожа. Фрэнк решил ради смеха ещё раз пнуть его ногой.



Фрэнки, убей меня...



Заткнись! взбесился он.



Очень больно, Фрэнки. Что я сделал?



Замолчи! Джерард зарыдал и впился ногтями в деревянный пол.



Он ничего не сделал. Почти. Фрэнку просто нравилось смотреть, как он слабеет и ломается. Это так завораживало – наблюдать, как Джерард снова чувствует себя важным после того, как ему доказали его бесполезность снова и снова.



Уродливая шлюха, прошипел Айеро, ударяя Джерарда по ноге, и обошёл того вокруг. Парень еле вдыхал из-за насморка, который образовался из-за плача, и судорожно водил головой, будто пытаясь прижаться к полу. Вставай и иди прими душ.



Уэй болезненно крикнул и не сдвинулся с места. Всего лишь одна мысль о горячей воде, которая коснется ран, сводила его с ума.



Вставай или я искупаю тебя. Он всхлипнул и попытался встать. Позволить Фрэнку мыть себя – значит позволить ему опустить тебя в раскаленную воду и потереть раны черствой стороной губки. Когда бедняга поднялся, из одного из сотни порезов на бедре потекла кровь, что вызвало отвращение у Айеро. Иди, блять, в ванну! Повсюду твоя кровь! Надоел! Джерард сделал два шага и снова рухнул на колени.



Фрэнк, я не могу! Пожалуйста, прости! Мужчина только закатил глаза и схватил жертву за волосы, таща в ванную. Ай, пожалуйста! Только оказавшись в комнате, он толкнул парня в сторону угла, как послышался стук в дверь.



Кто, блять... Фрэнк отпустил волосы Джерарда, только чтобы бросить взгляд на часы в гостиной. Два часа дня, суббота. Кто это? крикнул он, незамедлительно включая свой дружелюбный тон голоса, несмотря на то, что несколько секунд назад он надрывал свои связки, крича на пленника.



Фрэнк? отозвался гость.



Вот дерьмо, прошептал он, глядя на Джерарда, который, в свою очередь, уставился на него в ужасе. Дерьмо. Оставайся в ванной. Джерард быстро проскользнул в глубь комнаты, слушая звук захлопывающейся двери.



Минутку! предупредил Фрэнк посетителя. Он закрыл дверь в спальню, чтобы скрыть кровь, которую он не успел отчистить. Он даже проверил свои руки и футболку на пятна крови, которые могли прыснуть с бедер Джерарда, но там ничего не оказалось.



Отворив входную дверь, Фрэнк попытался изобразить спокойствие на своем лице для гостя – его мамы.



Привет, она нервно улыбнулась. Прости, что просто...пришла без предупреждения, но...



Нет, всё в порядке, перебил лепет матери Фрэнк, чувствах мурашки по коже. Она узнает о Джерарде. Если кто и мог увидеть всю ложь и фальш в его улыбках, то это его мама. Заходи, мам. Он раскрыл дверь, приглашая женщину внутрь.



Но всё нормально, если она увидит Джерарда или услышит его тупые рыдания. Она никому не расскажет, и Фрэнк знал это. Она понимала, что это её вина. Её вина во всём.



***




Джерард лежал на холодном кафеле в ванной комнате, слушая разговор Фрэнка с матерью. Он изо всех сил пытался подавить всхлипы, но их бесконечный поток всё никак не прерывался. Всё так болело – кожа горела и пульсировала, и он знал, что пройдут недели, прежде чем раны только начнут заживать.



Фрэнк, я знаю, что не приходила к тебе довольно давно...



Всё в порядке, мам, ответил Фрэнк. Джерард прислушивался к его спокойному голосу и мечтал, что с этой безмятежной интонацией Айеро обратится к нему, когда парень выйдет из ванной. Ты постоянно звонишь. Уэй знал, что это ложь – ни разу с того момента, как он "переехал", эта женщина даже не звонила.



Это неправда, Фрэнки, тихо проговорила мать. Джерард почти не слышал её. Не то, чтобы я пыталась игнорировать или забыть тебя...



Я знаю, мама. Ты работаешь, да и я никогда не был приятной компанией, так что...



Нет, нет. Это не правда. Ты мой сын, ты всегда хорошая компания.



Джерард приподнялся на полу, негромко хныча и ковыряясь в собственных ранах.



Я волнуюсь за тебя, сладкий, сказала мама Фрэнка. Ты не выглядишь, будто ты...в порядке.



Я в порядке, мам.



Ты был занят? Я тебе помешала?



Нет. Я занимался... Ээ... Джерард простонал, когда кровь из пореза образовалась в немаленькую лужу рядом.



Я знаю, что должна была позвонить сначала, но всегда боюсь, что ты не ответишь мне.



Я всегда отвечаю на твои звонки. Фрэнк начинал терять терпение.



Я боялась, что ты не захочешь говорить со мной после нашей последней драки.



Мам... Ты моя мать. Я не могу просто ограничить тебя от своей жизни. Джерарду казалось, что это не всё, что сын хотел сказать.



Я не знаю, плохо ли это... Знаешь, я всегда пыталась решить, будет ли хорошо, если я просто отпущу тебя и позволю жить свободно без вмешательств, но... Ты мой сын, я просто... Женщина глубоко вздохнула. Я просто не могу отпустить тебя.



Даже не знаю, что ответить на это. Голос Фрэнка стал громче. Джерард вздрогнул, в страхе уставившись на дверь и боясь Айеро, который, казалось, сейчас вбежит в ванную и снова начнет его избивать. Почему каждый звонок или каждый визит в гости ты начинаешь с одного и того же разговора? Из-за тебя я не могу забыть о том, что произошло, или просто смирить
·
·
·ся с этим, потому что ты постоянно напоминаешь!



Ох, Фрэнк, я не хотела этого...



Я знаю! Но уже поздно!



Прости, Фрэнк, виновато промямлила мать. Джерард бы хотел знать, о чём идет разговор, но знал, что лучше не вмешиваться. Если у Фрэнка что и случилось в прошлом, то он точно не расскажет об этом своему пленнику, потому что тот был обычной тупой, бесполезной, уродливой шлюхой.



Я понимаю, что ты чувствуешь себя виноватой и сожалеешь. Мы уже обговорили это, но меня всё ещё выбешивает твое поведение! Если ты хочешь поговорить со мной или навестить, то почему бы не начать беседу с вопроса о моем дне, а? Но нет, вместо этого ты говоришь о том происшествии. Да ты издеваешься!



Нет, Фрэнки! Нет, я не хотела обидеть тебя, а только увидеться! Я скучаю и хотела бы исправить то, что натворила, но не знаю, как.



Ты не сможешь! Ты не сможешь исправить! Забудь! Хватит напоминать об этом.



Куда ты идёшь?



В ёбанную ванную! заорал Фрэнк. Джерард вздрогнул и отполз от двери.



Фрэнк... нежно позвала женщина.



Дверь распахнулась, и Фрэнк громко захлопнул её, только переступив порог комнаты.



На что ты, блять, смотришь? прошептал он. Уэй опустил взгляд в пол. Ты подслушиваешь, сука?



Нет, Фрэнки...



А я уверен, что да, рявкнул мужчина. Уверен, что тебе любопытно, ты хочешь знать всё обо мне или о моих слабостях. Что ж, это, сука, не твоё дело. Ничего, подожди, сейчас она уйдет, шлюха. Потому что я собираюсь выбить всю дурь из тебя. Ты умрешь сегодня, ублюдок, шипел Фрэнк. Ты уже мертв.



Он покинул ванную, хлопая несчастной дверью, даже не ударив или пнув парня. Джерард лежал, трясясь и опустошенным взглядом смотря в потолок; раны кровоточили. Он хотел свернуться в клубочек и спрятаться, но идти было некуда.



Фрэнк, я не хочу ссориться, мягко начала женщина. Я просто хотела увидеть тебя, ведь ты мой единственный ребенок. Ты – мой мир, и я боюсь, что ты отрежешь меня от своей жизни.



А, может, я хочу этого! Фрэнк кричал, он уже не скрывал своей злости. Тебе всегда было плевать, ты не верила мне! Я говорил и говорил тебе, умолял поверить, но это ты "отрезала" меня! Я никогда не прощу тебя. Это твоя вина! Почему сейчас ты притворяешься, что тебя волнует хоть что-то, хотя не делала этого раньше? Потому что теперь тебе не нужно заботиться обо мне, и только сейчас до твоего мозга это дошло? Я больше не живу в твоем доме, и тебе не приходится видеть мою рожу каждый день! Разве это не классно?



Фрэнки, пожалуйста! Я перепробовала всё! Даже записала тебя на консультацию и...



Херня! выкрикнул Айеро. Всё херня! Это не помогло мне, и я уже говорил это! Черт побери, мама, я шел всего лишь в третий класс! Меня мучили годами. Ха, да ты счастливица, что я не застрелил тебя, как планировал это в течение трех лет! Ты счастливица! Потому что тебя бы я застрелил.



Ох, Фрэнк, это не ты! Ты хороший мальчик.



О, неужели? саркастически удивился Фрэнк. Тогда скажи мне, почему ты била меня каждый раз, как только какой-то мудак говорил тебе это делать!



Фрэнки, я думала...



Ты доверяла ему больше, чем мне. Незнакомцу, а не родному сыну! Скажи, почему я должен простить тебя. Джерард мог чувствовать всю боль Фрэнка в его голосе, но не мог ничего сделать, поэтому просто закусил губу. Что же случилось с Фрэнком такого, что он в таком состоянии?..



У Уэя появилась хорошая догадка, какого рода мучения использовались на Айеро. Кто-то причинял ему боль (кто-то, кому его мать доверяла), и, когда он сказал об этом, она подумала, что сын лжет и била его.



Джерард понемногу начал понимать.



Фрэнк, я была глупой, мне жаль! Я не знаю, что сделать, чтобы ты чувствовал себя лучше.



Мой парень помогает мне чувствовать себя лучше! И это потому, что я могу долбануть его башкой об стену, и он даже не ударит в ответ!



Ты бьешь своего парня? спросила мама Фрэнка с настоящим удивлением. Джерард уставился на дверь и сглотнул. Парень? Фрэнк назвал его своим парнем? Хотя, логично предполагать, он же не мог сказать матери, что он похитил человека и держит его в плену.



Я выбиваю из него всё дерьмо!



Почему, Фрэнк?.. Почему ты делаешь это?



Потому что я могу! в ответ на тихий тон прокричал Айеро. Почему бы и нет?



Фрэнк, это не ты. Ты не жестокий...



Это не имеет значения! Ты сделала меня таким! Это всё твоя вина.



Вина в чём, Фрэнк? Женщина не пыталась кричать на сына. В том, что ты бьешь другого человека? Всё, что я когда-либо делала, это...



Била меня ремнем, который оставил папа. Потому что какой-то мужик сказал, что я не слушался. Он врал! Я ничего не сделал. Он причинял мне боль, ты приходила домой и тоже причиняла мне боль! Я никому не мог доверять. Джерард жалостливо выдохнул, понимая, что Фрэнк научился такой жестокости от кого-то, причем, от родной мамы. Но парень подозревал, что что-то большее, чем порка, так повлияло на психическое здоровье мальчика.



Фрэнки!



Изнасиловали! выкрикнул Айеро. Джерард раскрыл рот и невидящим взглядом впился в дверь. Даже если Фрэнк был его похитителем, он всё равно не любил, когда кому-то другому было больно. Ты позволила изнасиловать меня!



Фрэнк, я же извинилась.



Извинения ничего не исправят! Извинения не исправят того, что я сделаю со своим парнем, когда ты уйдешь!



Что ты своему... Фрэнк?



В ванной... выдохся парень. Джерард визгнул, когда услышал чьи-то шаги, приближающиеся к комнате, где он находился. Почему он рассказал это своей матери?



Показать ей, что он – монстр? Показать ей, каким он стал?



Уэй озирался по сторонам в поисках полотенца, которым мог бы укрыться. Шипя от боли, он дотянулся до полотенца на раковине и обмотался им, поэтому теперь он не будет голым, когда мать Фрэнка увидит парня.



Дверь осторожно открылась, и Джерард посмотрел вверх на вошедшую женщину, которая, в свою очередь, закрыла рот рукой от ужаса, только встретившись взглядом с Уэем. Фрэнк облокотился на дверной косяк сзади мамы, и Джерард, загнанный в угол гостьей, посмотрел на него и хныкнул, не зная, что делать.



Фрэнк... Тишину прервала женщина, прошептав.



Это мой парень.



Это... Он выглядит, как парень из телевизора.



"Местный мужчина, исчезнувший после вечеринки", процитировал Фрэнк.



Фрэнк! его мама прикрикнула, поворачиваясь к Джерарду спиной. Ты... Я не делала тебя таким!



Ты – нет, мой гувернер – да. Я думаю, ты должна уйти, мам. Нам с Джерардом нужно побыть наедине.



Не делай ему больно, Фрэнк. Его мама смотрела в глаза сыну с мольбой за судьбу Джерарда. А сам пленник переводил взгляд то на нее, то на Айеро. Он мог сказать по теням в глазах Фрэнка, что тот не собирается убивать его. Ему нужна любовь, и если Джерард откроет ему это чувство, Фрэнк забудет свою травму. Не надо калечить его. Он... Он напуган.



И это правильно, сказал Айеро, взглядом чуть ли не заглядывая в душу Уэю.



Фрэнк, ты не будешь делать ему больно.



Разве? наигранное удивление. Я думал, я уже сделал. Фрэнк оттолкнул мать в сторону и вломился в комнату. Джерард уклонился от его руки, но бежать все равно было некуда. Фрэнк взял в кулак его волосы и сорвал полотенце с тела. Одним сильным толчком Уэй уже лежал лицом вниз на полу, истекая кровью из новых ран на коже.



Боже, Фрэнк! выдохнул женщина. Что ты сделал с ним?! Она шагнула по направлению к парням, но Джерард знал, что Фрэнк не допустит этого. Незамедлительно тот пнул его в бок, и мама остановилась. Фрэнк.



Ты даже не пожаловалась на него в полицию. Ещё один сильный удар, заставивший жертву крикнуть.



Фрэнк...



После всего, что он сотворил со мной, продолжал он, наступая на руку Джерарда. Тот задрожал и отдернул руку к себе, прижимая ее к груди.



Фрэнк!



И знаешь, что? задал риторический вопрос Айеро, садясь на колени рядом с Уэем и проведя рукой от его затылка до кровавых бедер.



Боже, Фрэнк... Это не ты!



Он также не пожалуется на меня. Неважно, что я делаю, мой парень будет любить меня. Мама закрыла глаза и покачала головой. Собираешься позвонить копам, мамочка? Собираешься сдать меня?



Нет. Но я ухожу. Я не воспитывала тебя таким образом. Джерард поднял голову, чтобы увидеть лицо Фрэнка. Тот глядел на свою мать пустым взглядом, будто она врала ему. Будто он думал, что она хочет, чтобы он сошел с ума.



Джерард смотрел, как женщина просто ушла, закрыв за собой входную дверь.



Не переживай, выдавил Фрэнк, мягко перебирая волосы Уэя. Она делала со мной то же самое.



Я не виню тебя, Фрэнки, промямлил тот, позволяя Айеро поднять его на ноги и дойти до душа.



Заткнись, бубнил Фрэнк, настраивая воду. Вымойся и скажи мне, когда будешь готов. Тогда я смогу прилепить тебе эти дурацкие пластыри.



Да, Фрэнк.



Мужчина дернул шторку для душа и ушел из ванной после того, как сам вымыл пол от крови.



***




Он был кем-то вроде моей няньки в начальной школе, сказал Фрэнк. Джерард примостился на его груди, пока сам Айеро медленно массировал кожу его головы. Он несильно вздрогнул, когда Фрэнк прошелся по синякам и порезам на разодранной спине.



Мне жаль, Фрэнки.



Когда мы с мамой переехали на новую улицу, он первый поприветствовал нас. Вообще, мама должна была волноваться – никто в тех окрестностях не разговаривал друг с другом. Но она думала, что этот мужик – лучшее, что придумал Господь. Джерард вздохнул и прижался к шее Фрэнка. Он здесь, чтобы утешить Фрэнка. Вот, почему Фрэнк похищал людей... Чтобы найти кого-то, кто утешит его. Кого-то, кто заберет себе всю боль... Она знала его только три недели, но уже приглашала к нам на ужины и прочее дерьмо. Сейчас, оглядываясь назад, я думаю, они трахались.



Джерард снова вздохнул, и Айеро рукой поглаживал его плечи.



Мне тогда было не много лет. Я был, наверное, в классе третьем, когда это началось.



Он бил тебя, Фрэнки? спросил Уэй, целуя парня в шею, и насупился, когда тот отпрянул.



Сначала он просто трогал меня. Я ничего не говорил маме, потому что меня это не волновало. Я думал: "Вау, это странно". Затем он заставлял меня трогать его, но я молчал потому, что... Фрэнк замер, и Джерард уже испугался даже пошевелиться. Мало ли, получит сейчас удар или толчок. Потому что я не знал, как сказать. Я не знал, как объяснить ей, поэтому даже не пытался. Потом, когда я был в пятом классе, он стал смелее. Он двигался очень медленно... Я привык к этому. Я думал, это было, блять, нормально.



Бедный Фрэнки, прошептал Уэй. Он ненавидел, когда другие издевались над людьми, особенно когда взрослые брали преимущество над детьми.



В первый раз он протолкнул в меня свои пальцы, я побежал к маме и заплакал, а она... Не поняла. Я не знал, что случилось со мной, поэтому всё, что я мог сказать, – что он сделал мне больно. Что он сделал больно моей попе. Поэтому мать подумала, что я сделал что-то плохое и тоже наказала меня. Её правило было что-то вроде "Если он наказал тебя, значит, я тоже должна наказать тебя". Джерард посмотрел вверх на лицо Фрэнка, на котором отражалась боль и напряжение. Фрэнк громко сглотнул и снова вернул руку в волосы парня. Поэтому каждый раз, когда он насиловал меня, он говорил маме, что наказал меня, и она била меня.



Фрэнки... промямлил Уэй, сжимая тело Айеро в необходимых, теплых объятиях.



В шестом классе мы проходили тему секса на биологии. Вот тогда-то я всё и узнал... Пришлось тратить три месяца, чтобы попытаться объяснить всё маме, и когда я наконец подошел к ней и рассказал, она назвала меня лжецом. Я умолял поверить мне, но она стояла на своём. Я правда думаю, что они трахались. Если они занимались сексом, тогда я понимаю, почему она не слушала меня. Но я кричал на маму, я умолял часами. Я рассказал ей всё, я рассказал всё в подробностях, но она продолжала называть меня лжецом.



Твой... Папа, Фрэнк? он намеками пытался спросить, где тогда находился этот мужчина.



Папа? Я бы не назвал его папой. Кстати, этот мужик узнал, что я рассказал всё маме и отыгрывался на мне за это в течение двух лет. Я не говорил ничего матери после того раза, и побои прекратились после того, как я закончил среднюю школу. В конце концов, мне больше не нужна была нянька, и этот мужчина ушел. Всё... Прекратилось.



Я люблю тебя, Фрэнки.



Я заговорил с мамой об этом в старшей школе. Сказал, что прощаю ее за то, что не верила мне, но она просто вышла из себя. Она кричала на меня в течение часа о том, как я мог опуститься до уровня того, что уже обвиняю людей в изнасиловании, если этого не было. Мы подрались, и я изо всех сил пытался объяснить ей – я снова рассказал всё в подробностях – но она дала мне пощечину и велела потеряться. В общем, потом она спросила, правда ли то, что я говорю... А потом мама повела меня на консультацию. В последние два года моей учебы мы максимум обменялись парой слов.



Как она могла не знать? осуждающе спросил Джерард.



Я не знаю, честно ответил Фрэнк, прижимая его к себе и щекой упираясь к макушку. Наверное, до нее дошло, что сперма на простынях была моей. Джерард задрожал в страхе, когда Айеро перевернулся и оказался сверху его тела. Но кого это ебет? Ты до сих пор мой. Парень зажмурился, когда вес мужчины над ним пришелся на пластыри и порезы, но не подал и звука протеста, когда Фрэнк поместился между его ног.



Айеро взял презерватив с тумбочки и быстро натянул его, ворча, и медленно вошел внутрь Уэя. Джерард раздвинул ноги так широко, как только мог, для Фрэнка и зарылся пальцами в волосах любовника. Фрэнк был нежен, если сравнивать прошлые разы. Он не задевал простату Джерарда, но в то же время того не разрывало на куски из-за ощущений.



Толчки были сильными, парни целовались несчитанное количество раз.



Фрэнки? позвал Джерард, когда Фрэнк начал постанывать и тяжело дышать.



Что? он простонал, прежде чем толкнуться быстрее.



Я правда... Я правда твой парень? стонал Уэй, извиваясь, давая Фрэнку знак двигаться дальше.



Да, малыш, выдохнул тот. Джерард замолчал и уставился на лицо Айеро: его глаза были закрыты, рот широко раскрыт. Он тоже закрыл глаза и мягко улыбнулся, игнорируя боль, разливающуюся по раненому телу.



Странное чувство, заставляющее Джерарда плакать, образовывалось у него в груди. Фрэнк был его похитителем, его мучителем. Он боялся Фрэнка – Фрэнк приносил боль. Но он мог чувствовать, как сильно любит его и переживает. И, как бы странно это не звучало, он радовался, что он был единственным на Земле, кого Фрэнк хотел так сильно, что похитил и привязал его к себе.



Почему ты плачешь? спросил Айеро, продолжая набирать темп. Джерард покачал головой и дальше развел ноги. Почему ты плачешь? повторил он, хватая Уэя за коленки и вбиваясь глубже.



Просто... Я твой парень, всхлипнул Джерард. Фрэнк толкнулся в него быстрее и кончил, рвано выдохнув.



Забей на это, предложил он, снимая презерватив и кидая его в сторону.



Я счастлив! Ты мой парень, выкрикнул он, приподнимаясь, чтобы заключить бойфренда в объятия, но вместо этого получая пощечину.



Нет, ты мой парень. Я твой похититель. Пойми, блин, правильно.



Ладно, Фрэнки, успокаивался Уэй, держась за ушибленную щеку.



Я всё ещё собираюсь убить тебя, выдавил Фрэнк, плюхаясь на кровать рядом.



Джерард был уверен, что это была ложь...
Комментарий к Chapter 3.
В общем, сейчас я перевожу последнюю главу, и я разделила ее на три части, чтобы подольше держать интригу ;)

========== Chapter 3. Part 2. ==========
Фрэнк смотрел на Джерарда - такого доступного, трясущегося, со связанными запястьями и круглым кляпом во рту. Он только что закончил прокалывать правый сосок раба и двигался к левому. Джерард никак не мог воспрепятствовать этому; да и было просто забавно наблюдать, как он извивался и крутился.



Парень завопил, когда Фрэнк ввел иглу и двумя ловкими движениями вытащил её и заменил кольцом. На этот раз он продумал место нового пирсинга, в отличие того, что был на бесполезном члене пленника.



Джерард пронзительно закричал, насколько это позволял шарик во рту, и прекратил трястись.



Ну, было очень плохо? незатейливо спросил Айеро. Он закатил глаза, когда увидел активные кивания головой жертвы. Как только кляп оказался вне рта Уэя, тот протяжно выкрикнул, от чего у Фрэнка заболела голова. Ауч, хватит. Эти штуки заживут быстрее, и они тебе понравятся.



Иголки! повторял, как мантру, Джерард. Главный мужчина решил игнорировать крики (пытался), разглядывая свою работу на груди раба.



Радуйся, что я не сделал тебе татуировку! Уэй сразу замолк и перестал крутиться. Да, уверен, что тебе эта мысль не импонирует. Ты должен быть благодарен мне.



Спасибо, Фрэнки.



Сегодня Майки приходит, чтобы посмотреть фильм, о котором они с Рэем постоянно говорят. И как ты будешь себя вести?



Тихо, выдохнул Джерард.



Поэтому оставайся в кровати и спи. Никаких ночных кошмаров.



Я не буду шуметь.



Хороший парень. Фрэнк ухмыльнулся и наклонился, чтобы оставить поцелуй на слюнявых искусанных губах Уэя. Джерард уставился на него влажными, наполненными отчаянием, глазами, что подействовало на Фрэнка неоднозначно... Он захотел просто спуститься к шее парня и откусить кусок кожи.



Всё, что он мог помнить, прежде чем Джерард зашипел от дискомфорта, был фиолетовый засос с отпечатками пяти зубов.



Фрэнки-и, попытался оттолкнуть его пленник.



Остановись, скомандовал "Фрэнки", потянув за кольцо на члене.



Ау! дернулся Уэй в веревках.



Остановись, повторил мужчина. Тому ничего не оставалось, как послушаться и затылком прижаться к подушке. Если сравнить это с тем, что я мог бы сделать, – это ещё цветочки.



Фрэнки, устало выдохнул Джерард.



Что? Чем слабее Айеро кусал его, тем непринужденнее чувствовал себя Джерард. Это был нескончаемый круг. От избиений к страху, от объятий к любви, от любви к привязанности, привязанность раздражала Фрэнка, что снова приводило к избиениям.



Что мы собираемся делать?



Насчет чего?



Наших... Отношений? Фрэнки, мы не можем оставить всё так навечно.



Я собираюсь убить тебя, вот и всё.



Нет, ты не убьешь меня. Фрэнк уставился на него взглядом, от которого Джерард хотел испариться. Это было неприятно осознавать... Потому что Айеро знал, что это правда. Он не мог убить этого тупого идиота. Он любил его. Любил контролировать его и бить в любой момент, при этом не лишая парня привязанности.



Скажи это снова и увидишь, что произойдет, грозно прошептал Фрэнк.



Он ненавидел то, что рассказал Джерарду свой секрет. Ненавидел то, что теперь этот мальчишка имеет власть над ним. Он поклялся никому не рассказывать, но сдался и высказал всё своему заключенному. Мысли Фрэнка были "да кому он расскажет?", но сейчас он понимал, что должен отпустить парня. Он не может держать его вечно, и Айеро уже надоело бить Уэя. Он перебрал все пытки и устал видеть запачканные простыни и кровь. Он практически вывихнул плечо, ударяя Джерарда по заднице две недели назад, и сейчас Фрэнк не хотел делать этого.



А если он не может бить Джерарда, как он может продолжать держать его в плену?



Фрэнк мягко выдохнул и присел на край кровати. Он не мог позволить Джерарду сбежать, поэтому придется отпустить его лично. И что тогда? Ждать копов каждый день? Снова погрузиться в одиночество, после полугодовалого секса с Уэем? Похитить какую-нибудь милую жалкую шлюху?



Вряд ли кто-нибудь обойдет Джерарда в хорошем поведении и криках.



Конечно, Фрэнк представлял себе, что у него будет настоящий парень, но он считал, что такого никогда не будет. Он приносит людям слишком много неприятностей, чтобы продолжать отношения.



Фрэнк?



Хватит умолять меня, пробормотал мужчина. Джерард снова нерешительно начал:



Фрэнк?



Что?!



Ты меня любишь?



Заткнись, Джерард...



Так... нет? Айеро раздраженно простонал и встал с кровати. Фрэнк?



Что?! Что ты хочешь?



Ты можешь развязать меня? уставился на него невинно Уэй, на что получил кулаком в глаз. Джерард выкрикнул из-за боли и подтянулся к спинке кровати на веревках.



Я сказал заткнуться, поэтому слушайся меня! Или ты хочешь пирсинг где-нибудь еще?! Парень покачал головой и наконец захлопнул свой рот. Ты должен молчать, когда я тебе говорю. Если бы я сказал тебе заткнуться шесть месяцев назад, ты бы даже не заикнулся, выполнив мой приказ.



Шесть месяцев назад ты был злее.



Заткнись! заорал Фрэнк, хватая ремень с пола и замахиваясь им по лицу Джерарда. Хочешь получить снова?



Нет...



Тогда слушайся! Я открылся тебе, и сейчас ты берешь преимущество над моими слабостями. Посмотрим, буду ли я когда-нибудь еще добр с тобой. Уэй уставился на Айеро со всей болью во взгляде, и Фрэнка передернуло, когда он увидел, какое чувство плескалось в этих глазах.



Джерард сочувствовал ему. Джерард доверял ему. Джерард знал, что Фрэнк не убьет его.



***




Фрэнк, я схожу в туалет, окей? Майки поднялся с дивана, где ребята расположились, играя в игры. Ну, Рэй и Фрэнк играли, у Майкла особо не было настроения.



Он знал, что медленно погружается в депрессию, но никак не мог заставить себя не раскисать. Из-за депрессии и тоски ему казалось, что ничего не имеет значения после того, что он сделал с братом.



Как Майки мог быть таким жестоким? Джерард был одиноким и депрессивным, как он мог побороть стеснительность на вечеринках – единственном месте, где можно найти друзей и с кем-нибудь познакомиться?



Ага, бросил Фрэнк, не отрываясь от приставки. Майки вышел из комнаты, слушая разочарованные возгласы Рэя, который проиграл.



Сыграем еще раз?



Черт, да!



Майкл дошел до ванной, но стоило ему только отворить дверь, как из спальни Фрэнка послышался скулёж. Сначала парень был в замешательстве, но потом подумал, что это, возможно, собака друга, которую Айеро содержит без ведома домовладелицы.



Он закатил глаза и ступил в комнату, вспоминая, что Фрэнк всегда возвращается к себе в спальню, когда ребята приходят в гости, будто он проверяет там что-то.



Покинув туалет, Уэй услышал ещё один странный звук, что только подогревало интерес. Да ладно, он всё равно не хотел играть в видео-игры, а ещё он обещал своему другу хранить его секрет, поэтому ничего не случится, если Майки просто поиграет с одинокой собакой.



Бросив быстрый взгляд на диван, где Фрэнк с Рэем увлеченно соревновались, Уэй тихо приоткрыл дверь. Он снова обернулся в сторону гостиной, парни всё ещё были заняты игрой, поэтому он медленно потянул за ручку.



В последний раз убедившись, что хозяин дома ничего не замечает, Майки толкнул дверь в комнату. Осмотрев темное помещение, он вздохнул и уж было ушел, но его взгляд упал на кровать. Первое, что он заметил, кто-то (не собака) лежал в постели в Фрэнка, спиной к двери.



Айеро наверняка что-то натворил, если он скрывал свою девушку, которая живет с ним, и о которой никто не знает. Из груди Майки вырвался тихий смешок, и он снова оглянулся на диван, размышляя о только что полученной информации.



Он почти подошел к наполовину голой девушки Фрэнка; её спина была полностью обнаженной, ну, по крайней мере, та часть, что не закрывалась простынями. Спать в постели Айеро, пока в доме гости, в одиночестве...



Майки уже собирался вернуться в гостиную, но вопрос, неожиданно всплывший в его мозгу, заставил остановиться.



Почему Фрэнк прячет свою девушку? Почему она такая тихая и невидимая, когда в доме гости? Почему у неё такие мускулистые плечи?..



Плюнув на всё, Уэй снова приоткрыл дверь и посмотрел на тело на кровати.



Чем больше Майки вглядывался в человека, тем больше он понимал, почему Фрэнк скрывал его. Не было сомнений, что этот человек – мужчина. Ясно выраженные плечи, широкая спина, короткие и волнистые черные волосы...



Фрэнк - гей? Но он никогда раньше не проявлял интереса к парням. На всех вечеринках этого ловеласа можно было встретить только с девушками...



Вдруг осознание того, что Майки лез не в свое дело, пялился на парня, ударило в голову Уэя-младшего, и он снова закрыл дверь за собой.



Наконец, Майкл вернулся в гостиную и плюхнулся на диван. Он не мог перестать сверлить Фрэнка изучающим, сканирующим взглядом, будто пытаясь узнать что-то.



Все эти вечеринки, где друг заигрывал с девушками и строил из себя дурака – это всё было шоу? Почему он думал, что должен скрывать от друзей свою ориентацию? Фрэнк же знал, что они не гомофобы.



Хватит пялиться на меня, проговорил Айеро, не отрываясь от игры. Мне неприятно. Майки отвел взгляд и тоже уставился в экран.



Он пытался вспомнить, видел ли когда-нибудь Фрэнка с парнями... И единственный парень, с которым, он помнит, друг разговаривал, был Джерард.



Айеро никогда не рвался встретиться с братом, но, только узнав, что тот на вечеринке, вопросы так и посыпались. Вроде вопросов, был ли он застенчивым... и какую машину водит.



Майки замер и почувствовал, будто что-то оборвалось в животе, кожа покрылась мурашками, а волосы на затылке встали дыбом.



На сколько вечеринок он ходил с Фрэнком, после которых в машинах находили избитых мужчин без сознания? Еще и Джерард...



Дыхание Уэя ускорилось, и он попытался отогнать от себя эту паранойю. Он же знает Фрэнка несколько лет и уверен, что тот не является жестоким похитителем. Он не убийца.



Фрэнк спросил, какую машину водит Джерард... А потом ушел с вечеринки. Затем ушел Джерард, и никто не видел его.



И только после вечеринок, на которых был Фрэнк, на утро покалеченные парни не могли вымолвить и слова. Не "я сам нарвался", не "я танцевал с его девчонкой", ничего.



И Фрэнк спросил, какую машину водит Джерард...



И в комнате Фрэнка лежал мужчина; в эту комнату вход запрещен после исчезновения Джерарда.



У Майки чуть не случилось панической атаки. Сердце бешено колотилось, и он не мог восстановить дыхание.



Майки? позвал Фрэнк, отвлекая Уэя от мыслей и экрана. Ты... В порядке?



И Фрэнк больше не ходил на вечеринки.



И Фрэнк спросил, какую машину водит Джерард... И у парня в спальне волосы, как у Джерарда.



Майки? присоединился Рэй. Майкл покачал головой и поднялся с дивана. Он должен знать, он должен знать.



Последним, с кем разговаривал Джерард, был Фрэнк... И Фрэнк спросил, какую машину водит Джерард, приведя при этом херовую отговорку.



Что случилось? Айеро приостановил игру и отложил контроллер.



Мне нужно в туалет, сказал Майки, понимая, что выглядел , как дурак, но... Ему нужно знать. Нужно прекратить эти издевательства.



Уэй встал с дивана и прошагал по направлению к спальне.



Майки? Майки, это не моя ванная! Фрэнк вскочил с места, осознавая, что друг шел в комнату.



Но, вопреки всем крикам хозяина дома, Майкл с силой распахнул дверь, да так, что она ударилась о стену, отчего мужчина на кровати резко обернулся, дабы посмотреть, кто вошел. Уэю-младшему показалось, что его желудок свернулся в тугой узел; голос застрял где-то в горле.



Что это? Что происходит?!



Джерард, он попытался выкрикнуть, но еле уловимый звук вырвался изо рта.



Почему Джерард в постели Фрэнка? Почему у него синяк под глазом и разбитая губа? Какого черта куски металла делали на его груди? Почему на шее укус? Почему на теле засосы? Почему его запястья красные и в синяках?



Что за херня, Фрэнк?! вернул дар речи Майки, поворачиваясь к мужчине и готовясь нанести удар.



Майки! подал голос Джерард, укрываясь простынями. Это не то, что ты думаешь!



Рэй вбежал в комнату, чтобы так же понять, что происходит.



Тогда что это?! Он не знал, как себя вести: волноваться за брата или разнести здесь всё. Что? Что за черт?



Я-я... замялся пленник (бывший?), переводя взгляд с Майки на Фрэнка и обратно.



Джерард!



Фрэнки – он... Фрэнк мой... Майкл заметил, как глаза Джерард расширились, и тело дрогнуло, прерывая речь. Я имел в виду... Я-я парень Фрэнка.



Джерард, Майкл сделал глубокий вдох, чтобы успокоить нервы, и уставился на порезы и рубцы, гадая, где ещё они могут быть. Ты даже не гей! У тебя была девушка... года два!



Майки, вмешался Фрэнк, хватая друга (ага, друга) за руку. Тот незамедлительно отреагировал на этот жест, влепив Айеро крепкий удар.



После вечеринок парней находили избитыми а теперь Джерард был в кровати Фрэнка, в синяках по всему телу, с пирсингом на груди, при этом у него боязнь иголок? Фрэнк украл его – о, да, он сделал это. Он врал, говоря, что не знает, где Джерард – Джерард кричал от боли в телефон. Стонал в агонии и кричал.



Я, блять, убью тебя! орал Майки, нанося удары за ударами по лицу похитителя. Всё это время! Ты говорил, что ты не знал! Что ты сделал с ним?! Фрэнк не прекращал попыток объяснить всё, даже когда Уэй жаждал переломать все его кости, но в это быстро вмешался Рэй. Ты был моим лучшим другом!



***




Джерард каждый раз вскрикивал, видя, как его брат избивает его парня. Он хотел защитить Фрэнка, объяснить всем, что это не его вина.



Майки, хватит! Парень поспешно встал с кровати, пытаясь тканью укрыть свое тело от удивленных взглядов на худшие раны. Майки, пожалуйста! Всё не так! Прекрати! Ему пришлось приблизиться к Майклу, который восседал над Фрэнком и наносил удары в лицо. Пожалуйста, я его парень!



Джерард схватил кулак брата, который тот занес над головой. Майкл только поднял на него взгляд, как тем временем Рэй оттолкнул друга от Фрэнка. Айеро облокотился на стену, прижав колени к груди, и откровенно плакал. Джерарду было так жаль.



Фрэнки, мягко позвал он, наклоняясь к лицу и гладя его по щеке. Фрэнки, ты в порядке? Фрэнк только всхлипнул и отпрянул от прикосновений Уэя. Фрэнки?



Джерард, начал Майки. Его голос звучал сурово, но чего он ожидал, когда надеялся, что Джерард будет на стороне брата, когда тот избил его парня?



Фрэнк, ты в порядке? проигнорировал его старший, пальцами пробегаясь по волосам Фрэнка.



Уйди, Джерард.



Нет, нет, Фрэнки. Он нежно сжал его плечо.



Джерард, твоя спина! вмешался Майкл.



Всё хорошо, пробубнил тот, продолжая играть с волосами парня. Фрэнки-и, как ты?



Уйди! закричал Фрэнк, сильно отталкивая Джерарда, отчего тот упал на спину. Майки было уже снова наступал с кулаками, но Рэй вовремя остановил его.



Фрэнки...



Свалите! Слёзы катились из глаз. Все вы! Уйдите! Айеро медленно встал на ноги, одной рукой закрывая лицо, а другой придерживаясь за стену.



Фрэнк.



Джерард, что происходит? Уэй-младший совсем отчаялся. Какого черта?!



Фрэнк нуждается во мне. Джерард еле поднялся с колен, держась за простыни, которые уже вряд ли скрывали все повреждения.



Вы спланировали это? Вы, черт возьми, спланировали разыграть исчезновение и довести меня до ручки?!



Я... Старший парень не знал, как объясниться брату. Он смог только обвить руками тело Фрэнка, несмотря на то, что тот закрывался ото всех. Майки, он нуждается во мне. Я не хотел волновать тебя. Он хотел сбежать с Майки, убежать и оставить все пытки и боль позади, но Фрэнк не мог быть один. Его преследуют призраки прошлого. Фрэнку нужен кто-то, кто может утешить... Помочь пережить травмы.



В смысле "он нуждается во мне"?! Что это? Вы типа развлекаетесь? Вы специально нервировали меня? Вы оба спланировали это?!



Нет, Майки. Джерард не хотел сдавать Фрэнка, но так же он не мог врать брату и быть объектом его злости. Нет, так не должно быть, Майкл не должен злиться! Но он был тем типом людей, которые прогоняют других из своей жизни, стоит только вывести их из себя.



Тогда что происходит?!



Ты никогда не ценил своего, блять, брата, Уэй, прошипел Фрэнк, отталкивая Джерарда от себя, и облокотился спиной о стену; на лице было много крови. Поэтому я забрал его.



Забрал?



Проник в его дурацкую машину, этот идиот оставил ее незакрытой. Джерард вздохнул; он уже привык к словесным оскорблениям, но после них всё равно оставался осадок. Лежал на спине, ждал его... Он не видел меня, просто отъехал недалеко, а я притворился пьяным и типа перепутал машины. Придурок поверил.



Эй! выплюнул Майки. Ты, не смей разговаривать о моём брате, как...



Как ты? Ты называешь его пьяным, наркоманом, тряпкой, фриком. Ты даже хуже меня. Майкл попытался вырваться из хватки Рэя, н
·
·
·о тот быстро умирил приятеля, гладя на Фрэнка, будто он видит его в первый раз. Джерард был так мил со мной, Майки; он отвез меня домой и помог зайти внутрь, потому что я не мог ходить – "был пьян".



Ты гребаный ублюдок! Что ты сделал с ним?! Почему?



А почему нет?! Врезал пару раз, затащил в постель – теперь он мой! Он любит меня! Он мой!



Ты промыл ему мозги, прорычал Уэй. Ты был моим лучшим другом, Фрэнк! Почему ты сделал это? Если хотел просто познакомиться с Джерардом...



Познакомиться? Фрэнк уставился на Джерарда, который так хотел заключить своего пар...похитителя в защитные объятия, но знал, что лучше не делать этого. Я не хотел знакомиться, я хотел убить его!



Почему?! Что он, блять, сделал?



Ничего! Поэтому уходите из моего дома!



Фрэнки, неуверенно заговорил Джерард. Пожалуйста, успокойся. Всё будет хорошо.



Нет, не будет! не унимался Майкл. Я звоню в полицию.



Нет! Ты не сделаешь Фрэнку больно!



Почему? он вскинул бровь. Почему нет? Что он сделал с тобой, что ты превратился в это? Изнасиловал?



Заткнись!



Почему ты защищаешь своего насильника?!



Просто заткнись, Майки! взревел парень. Тебе было плевать до сих пор!



Как ты можешь говорить такое?! Я перерыл весь город в поисках тебя! Я, блять, волновался!



Съебите, а, простонал Фрэнк, прихрамывая направляясь к кровати. Джерард, забери свою одежду и уйди.



Нет, упрямился Уэй, идя за ним. Майки схватил мимо проходящего брата за руку, но тот ускользнул.



Твои запястья кровоточат! Он связывал тебя. Ты знаешь, что он делал тебе больно, Джерард! Джерард окинул Майкла взглядом и покачал головой. Физические удары Фрэнка не ранили так, как осознание того, что родной брат открыто стыдится его. Никакой шлепок ремнем от злости не сравнится с вечеринками, где каждый перешептывался о том, какой же уродец старший брат Майки.



Иди домой, Майки. Я... может быть приду позже.



Ты обязан прийти. У тебя больше нет квартиры, и всё твоё дерьмо у меня! Джерард не мог понять, злился ли Майки беспричинно или нет. Я перепроверил все вещи, когда собирал их. Нашел все твои записки про самоубийства. Ты понимаешь, каково это?!



Это твоя вина! Ты ненавидишь меня! Что ты предлагаешь мне делать?! Я был одинок!



Как ты можешь говорить так?.. сорвался Майкл, давая волю слезам, от чего Джерард почувствовал укол совести. Я люблю тебя, ты мой братик!



А Фрэнк мой любовник! Я нужен ему. Поэтому идите домой. Я вернусь позже.



Уходи сейчас же, Джерард, рычал Фрэнк.



Я не оставлю тебя с ним! протестовал Уэй-младший. Он же убьет тебя.



Если вы не уйдете, то тогда я убью его! Свалите из моего дома! Он кричал, кричал, пока в горле не начало саднить.



Майки, пошли, быстро поговорил Рэй. Давай договоримся – если Джерард не вернется к полуночи, мы вызовем полицию.



Я не оставлю Фрэнка. Он хорошо относится ко мне!



Свали нахер! заорал Фрэнк, пользуясь положением Джерарда, и ударил того в лицо. Уэй грохнулся на пол, держась за щеку и изо всех сил пытаясь скрыть подступающие слезы.



Не трогай его! снова дернулся Майки. Я вызову копов, мудак. Я думал, что ты мой друг! Ты еще заплатишь за это.



Майки, пошли.



Я не оставлю его! Джерарду казалось, будто мир превратился в водоворот, всё вышло из-под контроля и обрушилось на него. Он хотел уйти от издевательств Фрэнка, – иголок и ударов – но ему было так жаль парня... Тому нужна любовь и рука помощи, а не годы в тюрьме.



Джерард, если ты, блять, не оденешься и не уйдешь из моего дома, я клянусь, я вырву твой пирсинг прямо с кожей, угрожал Фрэнк. Майкл что-то выкрикивал, но Джерард ничего не замечал; он только в упор смотрел на Айеро с грустью. Уйди!



Фрэнки, я не уйду, мне всё равно, упрямился парень. Фрэнк простонал и подошел к тумбочке. Сначала Уэй испугался, что тот достанет одну из игрушек, и Майки увидит её (что будет крайне неловко), но вместо этого Фрэнк бросил ему джинсы. Те, которые он носил на вечеринке.



Уйди.



Нет. Он стоял на своём, теснее укутываясь в простыни и оглядываясь на брата и Рэя. Если они думали, что раньше он был фриком, то кем он был теперь? Жертва защищает своего мучителя?



Фрэнк вздохнул и осел на пол, пальцами впутываясь в свои волосы:



Заберите его. Просто уходите. Его голос звучал, будто он снова плакал, и Джерард закусил губу – ему было так жаль Айеро.



Уэй вскрикнул, когда Майкл поднял его с пола. Плотнее обмотавшись простынями и неотрывно глядя на сгорбившуюся фигуру, Джерард вышел из дома в сопровождении Майки и Рэя.



Это был не последний раз, когда Джерард был в этом доме; этого просто не может быть. Он любил Фрэнка, ему нужно больше видеть парня. Он нужен ему. Он слишком сильно любил его.



Майки не мог разделить их. Нет, так нельзя.

========== Chapter 3. The end..?! ==========
Фрэнк лежал на кровати, уставившись на завешанное шторами окно, и не двигался. Просто... Дышал. Иногда он утыкался носом в кровавое пятно на подушке – кровь с лица Джерарда.



Айеро звонил на работу и сказал своему начальнику, что ему нужно покинуть штат из-за похорон родственника, на что Фрэнк получил положительный ответ. Правда, в этом месяце он не сможет заплатить за квартиру вовремя, потому что не получит зарплаты, но плевал Фрэнк на это дерьмо.



Это неважно. Всё неважно. Он снова одинок, и без присутствия Джерарда мозг концентрируется только на том ужасе, что Айеро совершил.



Похищение... Пытки... Это не он. Может, проникновение в чью-то машину было приемлемо, но те парни, которых Фрэнк избивал, были пьяными или просто придурками, которые сами напрашивались на взбучку. А Джерард... Джерард просто был невинным и беспомощным, депрессивным и грустным. Он не заслужил этого...



Фрэнк думал, что он должен быть благодарен Джерарду, потому что тот не нажаловался в полицию. Каждый день Айеро слышит звуки мимо проезжающей полицейской машины с сиреной за окном. Уэй держал язык за зубами; по телевизору не было новостей, что он вернулся домой.



Айеро грустно вздохнул и притянул простыни, раскинутые по матрацу, к лицу и вдохнул испаряющийся запах пота и тела Джерарда.



Из-за своего безрассудства он разрушил всю жизнь. У него не было друзей Майки даже не собирался снова разговаривать с ним, Рэй не отвечал на звонки. Нет, Фрэнк не надеялся на внимание знакомых, но теперь ему хотелось объяснить всем, почему он делал это.



Он думал, что хотя бы Рэй выслушает. Конечно, всё подробно разъяснять он не собирается, но Фрэнк хотел, чтобы его друг знал, что Айеро не конченный маньяк.



Он не мог говорить с Рэем, он не мог найти Джерарда... Казалось, вся жизнь кончена.



***




Джерард разглядывал свое отражение в зеркале: свои узкие джинсы, толстовку, подводку на глазах, черные сапоги... Ему нравился новый имидж. Майки не хотел, чтобы брат шел сегодня на вечеринку, но Джерард даже не слушал его. Ему надоело сидеть в своих "хоромах", поэтому он решил развлечься после тяжкого усилия обратно вернуть работу и набрать немного веса, чтобы отдохнуть от вечных счетов и еды.



Он мило обустроил свою квартиру, но не потому, что собирался привести сюда какую-нибудь девчушку. Были и другие причины, чтобы держать дом в чистоте и порядке, кроме соблазнения девушек.



Майклу пришлось идти на вечеринку в роли телохранителя Джерарда, а Рэю в роли защитника Майки, если тот захочет кого-нибудь убить.



Джерард приехал на своей собственной машине к дому, где проходило празднование, и пытался выглядеть дружелюбно с гостями в ожидании брата. Кто-то впихнул ему пиво, которое он тут же хлебнул, оглядываясь по сторонам и оценивая людей. Все милые девушки уже были заняты парнями, поэтому он просто стоял у стены в гостиной комнате.



Первое время Майки и Рэй прилипли к Джерарду, заставляя того чувствовать себя не комфортно, но затем, после того, как прибыло больше людей, включая девушку Торо, ребята растворились в толпе.



Было около одиннадцати тридцати, когда на дом обрушился очередной приток гостей. Джерард изучил небольшую группу людей, пока не наткнулся на того, кого ждал и хотел.



На гостя, которого, как обещал Майки, здесь не будет.



Фрэнк.



Уэй всё подстроил, ему стоило только пообжиматься с девушкой хозяина дома и упросить её пригласить Фрэнка. Пришлось немного поуламывать девочку, конечно, но, в конечном итоге, она передала, что Айеро согласился на приглашение, несмотря на то, что отшельничал уже четыре месяца.



Джерард немного понаблюдал за ним, просто убеждаясь, что Фрэнк не скроется из виду. Фрэнк выглядел грустным, он потерял много веса. Конечно, было очевидно, что он жалеет о том, что сделал, но не радоваться же ему, в самом-то деле. Если бы ему было плевать на то, что он издевался над невинным человеком полгода, он бы был толстым и счастливым, забыв о содеянном.



Проследив за Айеро в течение примерно часа и заметив, что тот собирается уходить, Джерард поймал его, чтобы отвезти туда, куда ему надо.



Он преследовал Фрэнка до машины, оставался в тишине, чтобы его не услышали, но как только первый парень вставил ключи в дверь автомобиля, чтобы открыть его, Джерард нанес удар. Он схватил Айеро за затылок и впечатал того лицом к стеклу настолько сильно, насколько мог.



Фрэнк выкрикнул и сполз на дорогу, дезориентируясь, но не теряя сознания. Джерард действовал быстро: снова схватив парня за волосы, он ударил его головой об дверь, пока Фрэнк наконец не отключился. К этому времени на машине красовалась полоса крови.



Уэй оглянулся по сторонам и потащил Фрэнка по направлению к своему автомобилю, бросая ключи Айеро на земле. Не имея достаточно сил, чтобы донести его, Джерард просто вцепился кулаком в волосы Фрэнка и небрежно кинул того на задние сидения.



Хлопнув дверью, он бросил последний взгляд на людей. Какая-то пьяная парочка болталась на крыльце, зажигая сигареты и смеясь. Джерард, как ни в чем не бывало, уселся на место водителя. Заблокировав машину и поворачивая ключ зажигания, он ухмылялся себе по дороге домой.



Пробуждаясь, Фрэнк начал издавать хныкающие звуки, но это не имело значения Джерард был почти на месте. Припарковав автомобиль около дома, он разблокировал салон. А между тем Айеро уже всхлипывал и корчился на заднем сиденье.



Вставай, приказным тоном повелевал Уэй, выходя из машины и резко открывая заднюю дверь. Фрэнк ещё не до конца пришел в себя, что было явно на руку Джерарду.



Он быстренько сбегал к входной двери дома, чтобы заранее отворить её, и вернулся обратно к автомобилю. Подхватив Фрэнка на руки и поднимая того с сидения, Джерард отпустил его, отчего Айеро крикнул, когда оказался на твердой брусчатной дороге.



Съеб... Съебись, чувак, выдохнул Фрэнк. Уэю пришлось поднять его с земли и дотащить до этого треклятого дома, кидая его в комнате.



Заткнись, приказал он, сильно ударяя Айеро по ребрам.



Дж-Джерард?..



Заткнись! Ему пришлось использовать все свои силы, чтобы не слабо врезать Фрэнку. Парень заорал, его тело обмякло. Джерарду снова пришлось тащить его до кровати, но напоследок он оставил на лице Айеро удар.



Новая жертва вскрикнула и попыталась закрыть рукой кровоточащий нос. Уэй дал ему немного времени, прежде чем достал свою ловушку с прикроватного столика. Фрэнк пытался сопротивляться, когда Джерард закреплял наручники на его запястьях, но, очевидно, ничего не вышло.



Скучал по мне, парень? усмехнулся старший, оставляя на кровавых губах жертвы глубокий поцелуй.



Джерард. Что происходит?



Что происходит? Ты мой парень, разве не так?



Джерард, прости!



Я твой парень или нет?! закричал Джерард, забираясь сверху Фрэнка и коленом налегая на его промежность. Тот зашипел и бесполезно прижал ноги друг к другу. Уэя забавляла эта ситуация, и он наклонился для еще одного поцелуя, расставляя руки по сторонам от головы парня.



Фрэнк трясся под ним, от чего ухмылка на лице старшего росла. Месть сладка.



Ну-с, начал Уэй, я твой парень, да, Фрэнки?



Да! проговорил Айеро, зная, что сейчас произойдет с ним. Он заслужил. Мне так жаль...



Молчи. Джерард поцеловал пленника в щеку, поцелуями спускаясь к шее, на которой он оставил укус своими маленькими зубками. Второй раз он укусил его сильнее, капельки крови брызнули из-под кожи, и продолжил ряд из поцелуев-укусов до плеча. Хорошо? Тебе нравится, Фрэнки?



Джерард, я...



Молчи, Фрэнки. Скажи мне, насколько хорошо ты чувствуешь. Джерард снова укусил его и простонал, когда струйка солоноватой крови попала в рот. Фрэнк кричал и зажмурил глаза. Тебе не нравится, Фрэнки? Он тихо всхлипнул, что Уэй воспринял как знак к продолжению и переместился к другой стороне шеи, кусая ее до крови.



Джерард высасывал кровь и не мог скрывать ухмылок, когда Фрэнк прекращал дергаться и спокойно лежал.



Ты собираешься... убить меня? тихонько прошептал Айеро.



Нет. Поцелуй в губы. Ты мне больше нравишься живым. И смотри! Уэй спрыгнул с кровати и бодро прошагал к тумбочке. Достав из ящика длинный, толстый фиолетовый дилдо, он повернулся к Фрэнку. Я купил это для тебя!



Пленник уставился на вещицу с огромными от испуга глазами, на что получил очередную усмешку.



Фрэнк заставил Джерарда полюбить его тот собирается сделать то же самое. И Айеро может плакать и умолять сколько угодно, пощады он не получит.


Комментарий к Chapter 3. The end..?!
Окей, гайз, это мой был мой первый серьезный (!) перевод, и я более-менее довольна им, поздравьте меня. Мне было приятно работать с этим фанфиком, на самом деле, потому что, когда я читала оригинал, меня он зацепил, и я сидела несколько минут, уставившись в одну точку, и такая: "Ээ...это как?..." В общем, надеюсь, вам он тоже понравился! И, прошу, воздержитесь от комментариев "фу как противно читать как так можно фу". Во-первых, обратите внимание на предупреждения. Во-вторых, на рейтинг, в конце концов. Ах, и да, спасибо огромное моей бете! Надеюсь, не много хлопот тебе принесла. Что ж... Это всё? Спасибо вам!







Приложенные файлы

  • doc 23997863
    Размер файла: 364 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий