Otzyv_33_33

Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате РФ
Адрес: 103684, г. Москва, ул. Ильинка, 5/2
Истец: ООО «Торговый дом ВЕТЛА», РФ
Адрес: 199406, РФ, г. Санкт-Петербург, ул. Шевченко, д. 29
Ответчик: Компания «FIORA», Чешская республика
Адрес: 10085847, Чешская республика, г. Злин, ул. Пивная, д. 43


Отзыв на исковое заявление

Исковые требования истца не обоснованы.
В пункте 5.1 Контракта указано, что продавец гарантирует высокое качество изготовления, а также полное соответствие товара условиям Контракта, которое подтверждается сертификатом качества. Из пунктов 1.3 и 3.3 контракта следует, что продавцом к товару прилагается сертификат качества уполномоченного органа Чешской Республики. Таким образом, условие о качестве товара было согласовано сторонами. По смыслу статьи Контракта о применимом праве право Российской Федерации подлежит применению в случаях, не урегулированных Контрактом. Следовательно, ГОСТ и СанПиН, на которые ссылается истец в исковом заявлении, не подлежат применению, поскольку Контракт установил, что качество должно соответствовать стандартам, установленным в Чешской Республике. Сертификат качества был получен компанией «FIORA», т.е. условие Контракта о качестве товара было соблюдено.
В исковом заявлении истец ссылается на ст. 35 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров от 11.04.1980 г., согласно которой поставленный товар считается не соответствующим условию о качестве, если он не пригоден для тех целей, для которых товар того же описания обычно используется. Товар, по поводу которого был заключен Контракт, мак голубой пищевой продовольственный, предназначен, как следует из самого названия, для продовольственных целей. Соответствие товара данным целям было подтверждено сертификатом, выданным уполномоченным органом в соответствии нормативами, установленными в Чешской Республике. В соответствии с указом Министерства Здравоохранения Чешской Республики No 305/2004, а также Директивой Европейского Союза No 1881/2003 допустимый уровень кадмия в пищевом маке «не ограничивается максимальными показателями». Утверждение истца о том, что поставленный товар не соответствует продовольственным целям, поскольку влажность и содержащийся в нем уровень кадмия превышают пределы, установленные в Гигиенических требований к безопасности и пищевой ценности пищевых продуктов (СанПиН 2.3.2.1078-01), является неверным, поскольку условия Контракта не свидетельствуют о том, что товар приобретается покупателем в целях использования на территории Российской Федерации в продовольственных целях, а получение соответствующих сертификатов является безусловно необходимым. Кроме того продавец в условиях несогласования специальных требований к качеству товара не обязан знать о существующих в стране покупателя стандартах.
В своих требованиях истец заявляет о необходимости уплаты неустойки за просрочку поставки товара за период с 06.03.2011 по 25.05.2011 по Контракту № 555 от 11.01.2011 г. в размере 2368 Евро. Данное требование является необоснованным, поскольку со стороны продавца не было нарушения сроков поставки. В соответствии с пунктом 2.1 Контракта отгрузка товара производится в рамках 2 (двух) рабочих дней с момента поступления 100% оплаты партии товара на счет продавца. Товар, указанный в спецификациях, должен быть доставлен морским транспортом в порт Санкт-Петербург в срок и на основании голограммы, предоставленной перевозчиком. Пунктом 3.1 Контракта предусмотрено, что оплата за поставляемый товар должна быть осуществлена в 100% размере «формой предоплаты, не позднее даты, указанной в коммерческом инвойсе». Во исполнение Контракта истец перечислил истцу 70 000 Евро, что подтверждается заявлением на перевод от 12.02.2011 No 1 и поручением на покупку иностранной валюты от 12.02.2011 г., а ответчик осуществил передачу товара перевозчику без превышения срока, установленного в п. 2.1. Контракта. Поскольку в соответствии с Контрактом применимым является «законодательство РФ», то допустима ссылка на п. 2 ст. 458 ГК РФ, согласно которой обязанность продавца передать товар покупателю считается исполненной в момент сдачи товара перевозчику или организации связи для доставки покупателю, если договором не предусмотрено иное. Таким образом, обязанность продавца была исполнена в срок.
Из всего вышесказанного следует, что требования истца, заявленные в исковом заявлении, не подлежат удовлетворению.
Арбитражная оговорка данного контракта является недействительной, поскольку исходя из ее положений, невозможно установить действительную волю сторон. Согласно пункту 8.1 Контракта все споры и разногласия, могущие возникать из данного контракта или в связи с ним, должны быть решены по мере возможности путем переговоров между сторонами. Если стороны не могут достигнуть согласия, то дело передается на рассмотрение Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате России в г. Санкт-Петербурге в соответствии с правилами производства дел в указанном суде с применением законодательства РФ или в Арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Чешской Республики в г. Злин. Однако, Санкт-Петербург не является местом нахождения МКАС при ТПП РФ, а на территории Чешской Республики и в частности, в г. Злин, отсутствует организация, именуемая как Арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Чешской Республики. Указанные обстоятельства делают неисполнимой третейскую оговорку, поскольку содержание вышеупомянутого пункта Контракта не позволяет установить действительную волю сторон относительно конкретного третейского суда, которым должны разрешаться споры, возникающие в связи с данной сделкой. Истец в обоснование своей позиции о подсудности данного дела МКАС при ТПП г.Москвы, ссылается на Информационное письмо Президиума ВАС от 16 февраля 1998 г. №29, однако Информационное письмо не является источником российского права, и, кроме того, в п.8.1 Контракта подразумевается применение материального права РФ при разрешении спора, а не процессуального, какое применяется при решении вопроса о выборе арбитража. Кроме того, из положения данного информационного письма не следует то, что неточности, допущенные в арбитражной оговорке, могут быть устранены и может быть установлена действительная воля сторон. Толкование, приведенное истцом в исковом заявлении, не является единственно возможным, поскольку можно предположить, что воля сторон была направлена на то, чтобы возникающие между ними споры рассматривались в третейском суде при Санкт-Петербургской торгово-промышленной палате. Таким образом, арбитражная оговорка является не действительной.
Помимо этого, поскольку товар сформировался на территории Чешской Республики, то подсудность дел о возмещении вреда относится к компетенции соответствующего суда Чехии.

Перечень документов, прилагаемых к отзыву:
Копия контракта № 5 от 11.01.2011 г.;
Копия морской накладной от 15.02.2011 №4532/90;
Копия выписки со счета CZ65080000001 92000145399
Копия сертификата качества уполномоченного органа Чешской Республики от 12.09.2010 №590378;
Переведенная на русский язык копия указа Министерства Здравоохранения Чешской Республики No 305/2004;
Переведенная на русский язык копия Директивы Европейского Союза No 1881/2003;
Копия Устава компании «FIORA» о назначении Гануша Новака на должность генерального директора от 14.05.2006 г.


______________(Гануш Новак) 20.12.2012
Default Paragraph Font Table Normal
No List

Приложенные файлы

  • doc 23887741
    Размер файла: 40 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий