304 группа


Задания для отработки пропущенных семинарских занятий для 304 группы
Лица, которые эти задачи не решат, будут не допущены до экзамена. Одна задача прощается каждому студенту. Решить необходимо подробно со ссылкой на нормы закона в письменном виде от руки и принести решения в течение семестра до экзамена.
Бакутенков Сергей:
Задача 1:
Собственник автомобиля — шведский гражданин Юхан- сон после выплаты ему страхового возмещения в связи с наступлением страхового случая (автомобиль был похищен) утратил право собственности на данный автомобиль, которое в порядке суброгации перепито к страховой компании «Скандинавия».
Впоследствии шведским судом была установлена виновность гражданина Швеции Сведеборга в хищении застрахованного автомобиля (приговор вступил в законную силу).
Суд удовлетворил иск страховой компании «Скандинавия» в пределах выплаченного страхового возмещения, взыскание которого оказалось невозможным ввиду отсутствия у Сведеборга достаточных денежных средств.
Через некоторое время стало известно, что похищенный автомобиль принадлежит российскому предпринимателю Загоскину, который приобрел его у гражданина России Соболева.
В свою очередь Соболев приобрел данный автомобиль в комиссионном магазине на территории Российской Федерации на основании договора купли-продажи, действительность которого никем не оспаривалась.
Шведская страховая компания «Скандинавия» предъявила требование о виндикации спорного автомобиля у российского предпринимателя Загоскина по основаниям, предусмотренным п. 1 ст. 302 ГК РФ.
Страховщик отозвал свое ходатайство об исполнении решения суда судебным приставом Швеции и обязался не совершать дальнейших попыток исполнения решения шведского суда до рассмотрения российским судом дела об истребовании автомобиля.
Задача 2:
ООО «Рубин» и АО «Строитель» заключили между собой договор о совместной деятельности в целях осуществления капитального ремонта здания гостиницы и его последующей совместной эксплуатации.
ООО «Рубин» обязалось в течение 30 дней с даты подписания договора внести в качестве вклада в совместную деятельность здание и 2 млн руб.
АО «Строитель» обязалось в тот же срок внести 10 млн руб.
Организацией ремонта здания, заключением договоров с подрядчиками, контролем за ходом и качеством работ, закупкой необходимых материалов товарищи поручили заниматься АО «Строитель».
По условиям договора размеры вкладов признавались равными.
АО «Строитель» своевременно внесло свой вклад и приступило к демонтажу внутренних конструкций здания и подготовке помещений к началу ремонтных работ.
ООО «Рубин» внесло денежную часть своего вклада через два месяца после заключения договора, после чего АО «Строитель» смогло закупить в полном объеме необходимые для ремонта материалы и продолжить работу.
На просьбы АО «Строитель» зарегистрировать общую собственность участников на здание ремонтируемой гостиницы генеральный директор ООО «Рубин» ответил отказом и обещал вернуться к этому вопросу после окончания ремонтных работ.
АО «Строитель» обратилось в арбитражный суд с иском о государственной регистрации перехода здания в общую долевую собственность сторон по договору о совместной деятельности и о взыскании с ООО «Рубин» предусмотренной договором неустойки за просрочку внесения денежной части вклада в размере 1% от суммы вклада за каждый день просрочки.
В судебном заседании ООО «Рубин» заявило, что АО «Строитель» не вправе требовать государственной регистрации перехода здания в общую собственность участников, поскольку договор о совместной деятельности не был зарегистрирован, несмотря на то что один из участников обязался внести в качестве вклада недвижимое имущество.
Более того, отношения между участниками позволяют сделать вывод о намерении сторон заключить не договор о совместной деятельности, а договор подряда, и фактически АО «Строитель» является подрядчиком.
Бекиш Илона:
Задача 1:
В связи с проводимым ремонтом своей квартиры Блинов попросил соседа по лестничной площадке Оладьина взять на хранение три банки с краской, пообещав забрать их по мере необходимости до окончания ремонта.
Оладьин согласился, однако спустя несколько дней передал одну из банок с краской своему родственнику.
Через месяц, узнав о завершении ремонта в квартире Блинова, Оладьин потребовал забрать хранящиеся в его квартире оставшиеся две банки с краской.
Блинов отказался это сделать, ссылаясь на то, что он оставлял на хранение три банки, а не две.
Задача 2:
14 января 2005 г. в результате дорожно-транспортного происшествия была повреждена автомашина ООО «Рольф», застрахо¬ванная ЗАО «Норд» (страховщиком).
Выплатив 18 февраля 2005 г. страховое возмещение в размере 300 тыс. руб., ЗАО «Норд» обратилось к ООО «Комус», которое яв¬лялось непосредственным причинителем вреда, с требованием о возврате данной суммы.
Поскольку переговоры о добровольном удовлетворении требова¬ний страховщика сильно затянулись, 15 января 2008 г. ЗАО «Норд» обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с ООО «Комус» 300 тыс. руб., выплаченных в виде страхового возмещения ООО «Рольф».
В процессе рассмотрения спора ответчик заявил о применении ис-ковой давности.
Арбитражный суд в иске отказал.
Голубев Андрей:
Генеральный директор ЗАО «Энтрада-инвест» Мотыгин обратился в суд с иском к ЗАО «Сосновский муниципальный банк» с иском о взыскании 55 тыс. руб. убытков за необоснованную выплату денежных средств по безотзывному покрытому аккредитиву.
Как установил суд, ЗАО «Сосновский муниципальный банк» произвело раскрытие аккредитива и выплатило денежные средства бенефициару (предпринимателю Смышленому) против документов, подтверждающих исполнение предпринимателем своих обязательств по договору купли-продажи, заключенному между предпринимателем Смышленым (продавец) и ЗАО «Энтрада-инвест» (покупателем).
Истец указал, что договор купли-продажи был подписан от имени ЗАО «Энтрада-инвест» юристом Арбышевским, не обладающим полномочиями на заключение таких контрактов. На этом основании данный договор в установленном порядке был признан недействительным арбитражным судом, решение которого вступило в законную силу.
Следовательно, по мнению истца, суд должен применить общие последствия недействительности сделок. Коль скоро аккредитив был выставлен на основании соглашения, заключенного во исполнение недействительного договора, стороны следует возвратить в первоначальное положение, т.е. взыскать с банка в пользу ЗАО «Энтрада- инвест» всю сумму покрытия.
Икрин Иван:
Германская компания «Unger RSP GmbH» направила российской организации - ООО «Ральф Авиа» оферту, содержащую предложение о покупке товара с указанием его количества, срока поставки, цены, а также способа платежа - инкассо.
В письме, подтверждающем получение оферты, ООО «Ральф Авиа» сообщило, что расчеты между сторонами будут осуществлены с помощью аккредитива в стране покупателя против документов, подтверждающих исполнение продавцом своих обязательств по договору.
Ни уполномоченные органы, ни представители интересов «Unger RSP GmbH» в стране покупателя на это письмо не отреагировали.
Спустя некоторое время ООО «Ральф Авиа» предъявило претензии «Unger RSP GmbH» в связи с неисполнением обязательств продавца по договору купли-продажи.
В ответ на заявленные претензии генеральный директор компании «Unger RSP GmbH» г-н Вайс возразил, что никакого договора с ООО «Ральф Авиа» компания не заключала, следовательно, не принимала на себя никаких обязательств по поставкам товара российской компании.
По мнению ООО «Ральф Авиа», тот факт, что компания «Unger RSP GmbH» не возразила против акцепта, свидетельствует о заключении договора на условиях оферты с изменением условий, оговоренных в акцепте.
Казаков Александр:
Задача 1:
Красовская взяла из камеры хранения санатория, где она находилась на отдыхе, ювелирные украшения и платье, чтобы надеть их на торжественный вечер. После ужина она пришла в свой номер и обнаружила пропажу приготовленных к вечеру вещей. Красовская обратилась к директору санатория, который дал распоряжение охране санатория оказать содействие в поиске пропавших вещей. Однако найти похищенное имущество не удалось.
Через неделю Красовская обратилась к директору санатория с требованием возместить ей стоимость пропавших ювелирных украшений и платья за счет санатория.
Директор отказался выполнить требования Красовской. Он заявил, что санаторий несет ответственность только за сохранность вещей, сданных в камеру хранения санатория. Поскольку Красовская забрала вещи из камеры хранения, она сама должна нести убытки, связанные с пропажей имущества.
Сочтя приведенные доводы несостоятельными, Красовская обратилась с иском в суд.
Задача 2:
Перед отъездом в длительную зарубежную командировку Петрищев поручил управлять своим жилым домом, дачей, автомашиной и другим имуществом Савельеву. Между Петрищевым и Савельевым был заключен договор доверительного управления имуществом сроком на один год — с октября 2006 г. по октябрь 2007 г.
15 сентября 2007 г. Савельев направил Петрищеву письмо с просьбой освободить его от обязанностей по дальнейшему управлению имуществом, так как он переезжает на постоянное место жительства в другой город.
27 сентября 2007 г. Савельев получил от Петришева письмо, в котором содержалась просьба застраховать принадлежащее ему недвижимое имущество и пенные движимые вещи, срок страхования которых истек.
В январе 2008 г. Петрищев вернулся из заграничной командировки и узнал, что 30 декабря 2007 г. дача и автомашина уничтожены пожаром.
Поскольку все имущество оказалось незастрахованным. Петрищев предъявил к Савельеву иск о взыскании суммы, на которую имущество было ранее застраховано самим Петрищевым.
Савельев исковые требования Петрищева не признал, так как срок действия договора поручения закончился к моменту получения им распоряжения о страховании имущества, а потому выполнять новые указания Петрищева Савельев был не обязан.
Задача 3:
Морской агент судовладельца, действуя от своего имени, предъявил в арбитражный суд иск о взыскании с фрахтователя в свою пользу демереджа за простой судна в порту выгрузки сверх сталийного времени, предусмотренного условиями договора морской перевозки груза, заключенного между фрахтователем и судовладельцем.
Свое право на предъявление иска агент обосновывал тем, что между ним и судовладельцем в соответствии со ст. 232 КТМ РФ был заключен договор морского агентирования, предусматривающий, что агент от своего имени совершает по поручению и за счет судовладельца все юридические и иные действия в данном порту.
На основании договора и ст. 237 КТМ РФ агент наделен правом осуществлять сбор (инкассирование) фрахта и иных сумм, причитающихся судовладельцу по договорам морской перевозки груза.
В отзыве на исковое заявление фрахтователь указал, что согласно ст. 404 КТМ РФ передача права на предъявление претензий и исков другим организациям или гражданам не допускается, за исключением случаев передачи такого права отправителем получателю или наоборот, а также отправителем или получателем экспедитору либо страховщику.
Следовательно, исходя из указанной нормы судовладелец был не вправе передавать свое право на предъявление иска агенту или каким- либо другим лицам.
Кроме того, закрепленное в договоре морского агентирования право морского агента осуществлять сбор (инкассирование) фрахта и иных сумм, причитающихся судовладельцу по договору морской перевозки груза, не означает его право предъявлять от своего имени иски о взыскании этих сумм.
Задача 4:
Продавец продовольственного магазина отказал покупателю Николаеву в расчете за совершенную им покупку банкнотами ЦБ РФ.
При этом продавец сослался на Правила торговли, утвержденные директором магазина, согласно которым уплата цены покупки, превышающей 10 тыс. руб., допускается только в безналичном порядке — с помощью банковских карт платежных систем Visa или MasterCard.
Николаев возразил, что банкноты и монеты Банка России являются законным средством платежа, а потому должны приниматься без ограничений на всей территории Российской Федерации.
Задача 5:
Герц дал в газете объявление о пропаже карманных часов с цепочкой с точным описанием их индивидуальных признаков и пообещал выплатить нашедшему вознаграждение.
Через три дня знакомый Герца Таврин принес Герцу утерянные им часы, сообщив, что нашел их в бане, где они вместе мылись несколько дней назад.
Герц принял часы и поблагодарил Таврина за услугу.
Через день Таврин узнал об объявлении и пришел к Герцу за объявленным вознаграждением.
Герц отказался уплатить вознаграждение по следующим причинам.
Во-первых, возвращая Герцу часы, Таврин ничего не знал про объявление и вознаграждение.
Во-вторых, Герц обещал вознаграждение за возврат часов с цепочкой, а Таврин принес ему часы без цепочки.
Ковров Владислав:
Задача 1:
Производственный кооператив (покупатель) заключил договор купли-продажи с ООО «Машзавод» (продавец) на приобретение трех станков.
В соответствии с договором в течение пяти дней с момента его подписания покупатель обязан был уплатить продавцу 300 тыс. руб., составляющих стоимость трех станков (по 100 тыс. руб. за каждый станок), а продавец принимал на себя обязанность доставить указанные станки покупателю в течение 10 дней с момента поступления соответствующей денежной суммы на его расчетный счет.На следующий день после подписания договора покупатель перечислил на расчетный счет продавца 200 тыс. руб. Однако станки в его адрес доставлены не были.
Через три месяца покупатель предъявил иск в арбитражный суд с требованием о возврате 200 тыс. руб. с начислением на них процентов годовых (ст. 395 ГК РФ) с момента, когда соответствующая сумма была зачислена на счет продавца.
В отзыве на иск продавец возражал против исковых требований и предъявил встречный иск о взыскании с покупателя 300 тыс. руб., недоплаченных покупателем за станки, а также процентов годовых на эту сумму в связи с просрочкой исполнения денежного обязательства (ст. 395 ГК РФ).
Задача 2:
ОАО «РНТ» заключило с ООО «Ворон» договор уступки прав, в ст.1 которого («Предмет договора») было указано, что «ОАО «РНТ» уступает ООО «Ворон» в полном объеме свои права покупателя по договору поставки помидоров от 12 февраля 2007 г. № 32-РН, заключенному между ОАО «РНТ» и ЗАО «Шаркон», а также переводит на ООО «Ворон» свои обязанности по этому договору поставки в объеме, не исполненном ОАО «РНТ» к моменту заключения настоящего договора уступки».
В п. 2 договора уступки было указано, что к моменту его заключения ОАО «РНТ» исполнило свою обязанность перед ЗАО «Шаркон» по оплате помидоров в части уплаты аванса в размере 20% от цены договора поставки (что соответствовало действительности).
Договор уступки прав был в письменной форме одобрен ЗАО «Шаркон».
В связи с тем, что лицо, которому ООО «Ворон» предполагало продать эти помидоры, отказалось от их приобретения, а также в силу ряда причин субъективного характера ООО «Ворон» решило отказаться от своего права на получение помидоров.
С этой целью заместитель генерального директора ООО «Ворон», обладающий доверенностью на заключение от имени ООО «Ворон любых договоров, за четыре дня до установленной договором поставки даты получения помидоров направил ЗАО «Шаркон» письмо о прощении его долга.
Этим письмом ЗАО «Шаркон» освобождалось от установленной договором поставки обязанности передать помидоры в собственность
ООО«Ворон».
Вернувшийся на следующий день из длительной командировки генеральный директор ООО «Ворон» не одобрил решение, принятое его заместителем, и потребовал от ЗАО «Шаркон» передачи помидоров.
На эти требования ЗАО «Шаркон» возразило, что ООО «Ворон» простило ему долги. Следовательно, его обязательство по передаче помидоров прекратилось.
Не соглашаясь с этими возражениями, ООО «Ворон» утверждало, что прощение долга возможно только на основании двустороннего соглашения сторон, которое в данном случае отсутствовало.
Не сумев разрешить дело миром, ООО «Ворон» обратилось в арбитражный суд с требованием о взыскании с ЗАО «Шаркон» убытков, причиненных неисполнением договора поставки.
В суде ЗАО «Шаркон» доказало, что копия письма ООО «Ворон» о прощении долга была в день его получения отослана по почте ООО «Ворон» со сделанной на нем генеральным директором ЗАО «Шаркон» надписью: «Согласен».
По мнению ЗАО «Шаркон», при таких обстоятельствах можно говорить о прощении долга на основе двустороннего договора.
Кроме того, ООО «Ворон» вообще не обладало правами покупателя по договору поставки помидоров, так как «эта права были подарены ему юридическим лицом, что противоречит закону».
Доказывая, что при заключении договора уступки прав имела место безвозмездная передача имущества, представитель ЗАО «Шаркон» доказывал, что в этом договоре ничего не говорилось об обязанности ООО «Ворон» уплатить какую-либо сумму ОАО «РНТ» за приобретаемoe право.
Более того, как подчеркивал представитель ОАО «Шаркон», лицо, «передавшее» ООО «Ворон» права покупателя, к моменту рассмотрения дела в суде было исключено из ЕГРЮЛ в связи с неосуществлением им деятельности (в течение последних 12 месяцев, предшествующих моменту принятия налоговой инспекцией решения о ликвидации, оно не представляло документы отчетности и не осуществляло операций по одному из своих банковских счетов), а потому ЗАО «Шаркон» все равно не смогло бы отвечать перед ним.
Не соглашаясь с доводами ЗАО «Шаркон», ООО «Ворон» утверждало, что в договоре уступки нет каких-либо указаний на безвозмездность передачи прав по договору поставки и не существует никаких других обстоятельств, которые могли бы свидетельствовать о намерении сторон договора уступки совершить безвозмездную сделку.
Поэтому у ООО «Ворон» возникла обязанность уплатить ОАО «РНТ» за приобретенные права, которая не была им исполнена только в связи с исключением ОАО «РНТ» из ЕГРЮЛ.
Задача 3:
10 марта 2012 г. Тихомирова и Игнатьев заключили договор безвозмездной передачи Игнатьеву квартиры общей площадью 50 кв. м.
При этом Игнатьев обязывался сохранить за Тихомировой право пользования одной комнатой (15 кв. м) и местами общего пользования, а также ежемесячно предоставлять ей содержание в размере 2,5установленных законом величин прожиточного минимума, а при изменении состояния здоровья Тихомировой осуществлять за ней необходимый уход.
15 марта 2013 г. Игнатьев был осужден к 10 годам лишения свободы.
В мае 2013 г. Тихомирова обратилась в суд с просьбой признать заключенный договор недействительным.
Истица указала, что несколько раз к ней приходили разные люди. Предъявляя выданные Игнатьевым доверенности, они утверждали, что являются его представителями.
При этом Тихомирова указала, что хотя все обязанности Игнатьева выполняются в полном объеме, она не согласна с тем, что эти обязанности исполняются за Игнатьева третьими лицами.
Кроме того, Тихомирова возражала против присутствия в своей квартире посторонних лиц, которым Игнатьев сдал вторую (не занимаемую Тихомировой) комнату, даже не уведомив об этом Тихомирову.
Задача 4:
В соответствии с решением местной администрации 60-квартирный жилой дом подлежал капитальному ремонту, который по заключению архитектурно-строительной экспертизы должен был проводиться с отселением жильцов.
Семье Торпедина из трех человек, занимавшей по договору найма двухкомнатную квартиру, было предложено вместо переселения в дом маневренного фонда получить в постоянное пользование благоустроенную квартиру, равную по плошали той квартире, которую они занимают, с заключением договора социального найма. Торпедины решили посмотреть предлагаемую им квартиру.
Спустя два дня Торпедины получили сведения о том, что в документации на капитальный ремонт их дома предусмотрено улучшение планировки и увеличение на 6 кв. м жилой площади квартиры, которую они занимают. В связи с этим Торпедины отказались от предложенной им квартиры и согласились переехать в дом маневренного фонда, заявив, что после окончания капитального ремонта дома они рассчитывают вернуться в свою квартиру.
Через полтора года, когда ремонт был завершен, Торпединым было предложено получить благоустроенную квартиру по действующей норме предоставления, поскольку в результате ремонта и перепланировки жилая площадь их прежней квартиры увеличилась на 12кв. м, а вспомогательная площадь увеличилась на 11 кв. м. Как сообщили Торпединым, они не вправе требовать вселения в свою прежнюю квартиру, которая по решению местной администрации уже предоставлена Самсонову.Торпедин обратился в суд с иском о признании за его семьей права пользования квартирой, которую семья занимала до проведения капитального ремонта дома, а также о признании недействительным решения местной администрации о предоставлении указанной квартиры Самсонову.
Задача 5:
ЗАО «Промстрой» (подрядчик) заключило с ООО «Ени- сейстрой» (заказчик) договор строительного подряда, согласно которому приняло на себя обязанность по возведению складского здания.
В смете, утвержденной заказчиком, не были учтены расходы на используемую при строительстве электроэнергию.
По окончании работ подрядчик потребовал возместить ему расходы на эксплуатацию передвижных электростанций, использование которых не было согласовано с заказчиком.
При этом он сослался на пункт договора подряда, согласно которому заказчик обязан уплатить подрядчику установленную договором цену работ, а также возместить ему понесенные при строительстве расходы.
В обоснование своих требований он указывал и на то обстоятельство, что в течение трех последних лет уже возвел для заказчика по другим договорам подряда два подобных объекта.
После приемки этих объектов заказчик никогда не отказывался возмещать расходы на использование передвижных электростанций, несмотря на то что при их возведении такие расходы также не были включены в сметы строительства.
Таким образом, по мнению подрядчика, использование электростанций при строительстве приняло характер установившейся практики отношений сторон.
Как утверждал подрядчик, в договоре подряда нигде не говорилось о том, что его цена твердая.
Более того, договором предусматривалось утверждение подрядчиком смет на отдельные этапы работ, из чего следует, что стороны допускали возможность корректировки установленной договором цены.
Заказчик с расчетом стоимости выполненных работ не согласился, указав, что согласно договору он обязан возмещать лишь расходы, предусмотренные сметой.
То обстоятельство, что он возмещал такие расходы подрядчику по другим договорам, не свидетельствует, по словам представителя заказчика, о правоте подрядчика: ранее расходы на использование передвижных электростанций были возмещены подрядчику по той причине, что строительство велось в тех районах, где подключение к электросетям на этапе строительства было существенно затруднено.
Напротив, по последнему договору подряда строительство осуществлялось в районном центре, где у подрядчика «не должно было возникнуть проблем с подключением к электросети», а договор не возлагал на заказчика обязанности обеспечивать подрядчика электроэнергией.
Более того, строительство велось иждивением подрядчика.
Заказчик также подчеркивал: тот факт, что в некоторые акты сдачи-приемки отдельных видов работ, подписанных заказчиком, включены расходы на эксплуатацию передвижных электростанций, не имеет правового значения для разрешения их спора.
Поскольку обязанность возмещать эти затраты не предусматривалась договором подряда и сметами, она не могла возникнуть в результате подписания актов приемки.
Акты были подписаны в таком виде только по причине того, что затраты на эксплуатацию электростанций представляли собой одну из почта что согни позиций в актах сдачи-приемки, на которую представитель заказчика не обратил должного внимания в связи с относительной незначительностью таких затрат, указанных в акте.
После подачи подрядчиком иска о взыскании с заказчика расходов на использование электростанций заказчик, желая, по его словам, «проучить подрядчика», предъявил к нему встречный иск о взыскании с него сумм, уплаченных ему ранее в возмещение расходов на использование электростанций при строительстве двух вышеупомянутых объектов.
Возмещение данных расходов не было предусмотрено сметами строительства, следовательно, получение их подрядчиком привело, по мнению заказчика, к неосновательному обогащению подрядчика.
Задача 6:
Штейман приобрел в туристической фирме «Динамосервис» путевки в Турцию дам себя и своей бывшей жены с ребенком. Через эту фирму он забронировал в отеле два отдельных номера: одноместный и двухместный.
Однако в это время в Турции проходил съезд ассоциации защитников Курдистана и таких свободных номеров в гостинице не оказалось. Туристам предложили поселиться в двухкомнатном четырехместном номере.
Возражение жены Штеймана о том, что ставшие чужими люди не могут проживать совместно, принимающая фирма отклонила как несостоятельное. При этом Штейману была выдана справка о том, что ему был предоставлен другой номер по причинам, не зависящим от турецкой стороны.
После возвращения с курорта Штейман обратился в туристическую фирму с требованием о возмещении убытков и морального вреда.
Ему выплатили сумму, эквивалентную 75 долларам США, в счет компенсации разницы между стоимостью заказанных и фактически предоставленного номеров.
Не удовлетворившись полученной суммой, Штейман обратился в суд с иском к туристической фирме о возмещении убытков и морального вреда.
Ответчик признал, что условия договора действительно не были выполнены, однако не по вине турфирмы, а потому никакой ответственности фирма нести не должна.
Суд отказал в иске на том основании, что истец приобрел товар, за недостатки которого после передачи его покупателю продавец не отвечает. Кроме того, эти недостатки возникли в результате действий третьих лиц.
Задача 7:
25 марта 2001 г. грузополучатель - ООО «Альфа-М» предъявило претензию авиакомпании «Байкальские авиалинии» о возмещении ущерба, причиненного недостачей груза, который в соответствии с условиями заключенного договора воздушной перевозки грузов был доставлен перевозчиком 25 июля 2000 г. рейсом из аэропорта г. Красноярска в аэропорт г. Самары.
Не получив письменного ответа на претензию, заместитель генерального директора по правовым вопросам ООО «Альфа-М» обратился к руководителю отдела по грузовым перевозкам авиакомпании «Байкальские авиалинии» за разъяснениями. Сотрудник авиакомпании пояснил, что грузополучатель утратил право на предъявление перевозчику претензии, поскольку в соответствии с п. 1 ст. 126 ВК РФ претензия к перевозчику при внутренних воздушных перевозках может быть предъявлена в течение шести месяцев, при этом срок исчисляется начиная со дня, следующего за днем выдачи груза.
25 июня 2001 г. ООО «Альфа-М» обратилось в арбитражный суд с иском к авиакомпании «Байкальские авиалинии». Однако судья возвратил исковое заявление истцу, мотивируя свое решение тем, что суду не были представлены документы, свидетельствующие о соблюдении досудебного (претензионного) порядка разрешения спора.
Задача 8:
ОАО «Пароход» (принципал) заключило с ЗАО «Танкер» (агент) договор на агентское обслуживание судов.
По условиям договора агент принял на себя обязательства от своего имени, по поручению и за счет принципала совершать юридические и иные действия, связанные с обслуживанием судов, принадлежащих, зафрахтованных либо находящихся в эксплуатационном управлении пароходства, в случае захода этих судов в специализированный морской порт «Витино».
В период навигации в порт осуществлялись заходы танкеров, судовладельцем которых являлось пароходство. Соответствующие заявки по оказанию услуг буксирного обеспечения ошвартовки судов (наряды на буксир) подавались законными представителями судовладельца — капитанами судов. Факт оказания услуг документально подтверждался подписанием капитанами судов нарядов по завершении работ.
Порт выставил пароходству к оплате счет за оказанные услуги по тарифам, утвержденным приказом генерального директора порта.
Пароходство отказалось оплатить услуги по установленным портом тарифам, а также не приняло на себя оплату буксирных услуг по двум судам, не принадлежащим пароходству, считая, что обязанность оплаты услуг порта возложена на агента как вытекающая из условий агентского соглашения.
Агент отказался от оплаты, сославшись на соответствующий раздел агентского соглашения, не содержащий условий о поручении ему заключить договор с портом об оказании услуг по буксирному обеспечению судов. Он полагал, что этот вид услуг был оказан вне рамок агентского договора, а потому следует руководствоваться нормами гл. XII «Договор буксировки» КТМ РФ, а не правилами об агентировании гл. 52 ГК РФ.
Агент полагал, что в пользу возложения обязанности по оплате оказанных услуг на пароходство свидетельствуют еще два обстоятельства.
Во-первых, подача заявок (нарядов на буксир) осуществлялась капитанами судов как законными представителями пароходства.
Во-вторых, пароходство направило порту письмо, в котором обязалось частично погасить задолженность перед портом по судозаходам судов пароходства.
Спор поступил на рассмотрение арбитражного суда.
Задача 9:
Германов обратился в суд с иском к страховой компании «Сиверко» о взыскании страхового возмещения в размере 600 тыс. руб., а также неустойки в размере 3% за несвоевременную выплату страхового возмещения.
В исковом заявлении Германов указывал, что он заключил договор страхования принадлежащей ему дачи и хозяйственных построек по страховой оценке в 500 тыс. руб. от рисков, в число которых входил пожар от любых причин.
В период действия договора страхования дача сгорела, и компания выплатила ему 200 тыс. руб., что не соответствует установленной в договоре страховой сумме.
Представитель компании иск не признал на том основании, что при заключении договора Германов ввел страховщика в заблуждение, указав в качестве объекта страхования баню, не существующую в действительности. По мнению страховщика, стоимость дачи и хозяйственных построек была завышена.
При рассмотрении спора было установлено, что при заключении договора страхования страховщик не производил осмотр имущества и не направлял страхователю никаких письменных запросов об обстоятельствах, имеющих существенное значение для определения размера возможных убытков от наступления страхового случая.
Вызванные в суд в качестве свидетелей соседи Германова по даче заявили, что бани у истца не было, а рядом с дачей стоял старый металлический гараж для автомашины, в котором Германов держал кур и кроликов.
По заключению экспертизы дача была построена без фундамента, стены не обшиты, нижние бревна прогнили.
Указанные факты свидетельствовали о значительном завышении страховой стоимости объекта страхования и намерении истца сообщить ложные сведения о нем.
Задача 10:
ООО «Юридическая фирма «Бридуазон»» предъявило в КБ «Авизо» инкассовое поручение на взыскание с ЗАО «Шейлок» 5 млн 768 тыс. 99 руб.
Инкассовое поручение было возвращено банком без исполнения с объяснением, что его содержание противоречит приложенному к поручению исполнительному листу.
Во-первых, в исполнительном листе арбитражного суда в качестве взыскателя указано ОАО «Инвесттрейд», а не юридическая фирма, как в инкассовом поручении.
Во-вторых сумма, указанная в инкассовом поручении, не соответствует той, которая обозначена в исполнительном листе, — 753 тыс. 400 руб.
По мнению банка, согласно Правилам безналичных расчетов наличие таких несоответствий является основанием для возврата инкассового поручения без исполнения.
Представители юридической фирмы пояснили, что их организация действует на основании агентского договора, заключенного между фирмой как агентом и ОАО «Инвесттрейд» (взыскателем) в качестве принципала. В соответствии с указанным договором взыскание денежных средств с должников является обязанностью агента. Разницу в сумме агент объяснил тем, что должник частично погасил долг, перечислив 176 тыс. 501 руб. на счет юридической фирмы уже после выдачи исполнительного листа.
Колос Глеб:
ОАО «Камэнерго» выставило платежное требование на сумму 1 млн 563 тыс. 829 руб. 57 коп. за потребленную ОАО «Мехза- вод» электроэнергию в соответствии с договором на снабжение электрической энергией и актом сверки расчетов.
Обслуживающий плательщика КБ «Инвестбанк» по истечении пяти дней возвратил указанное требование без исполнения в банк получателя платежа на том основании, что клиент отказался акцептовать платежное требование. Безакцептное списание средств с расчетного счета клиента не предусмотрено договором банковского счета, заключенным между банком и ОАО «Мехзавод».
ОАО «Камэнерго» потребовало от КБ «Инвестбанк» возместить убытки, причиненные неисполнением платежного требования.
Лупин Владислав:
Задача 1:
Адвокаты Иванов, Петров, Сидоров обратились в суд с иском к ОАО «Гидра» о взыскании дополнительного вознаграждения согласно договору об оказании юридической помощи.
В ходе судебного разбирательства выяснилось, что в соответствии с договором адвокаты приняли на себя обязательства по защите интересов общества в апелляционной инстанции арбитражного суда путем участия в процессе.
Стоимость услуг адвокатов была определена в сумме 100 тыс. руб., которые подлежали уплате в течение трех дней с момента подписания договора.
Договором также было предусмотрено дополнительное вознаграждение, выплата которого обусловливалась принятием судом апелляционной инстанции постановления в пользу общества.
По результатам рассмотрения спора апелляционная инстанция вынесла постановление в пользу общества.
Общество отказалось выплатить адвокатам дополнительное вознаграждение, сославшись на то, что его размер был существенно завышен по сравнению с расценками, обычно взимаемыми за подобные услуги.
Задача 2:
ООО «Привоз» (страхователь) обратилось в арбитражный суд с иском к ЗАО «АРКО» (страховщику) о взыскании 400 тыс. руб. страхового возмещения по договору страхования; 900 тыс. руб. пени за несвоевременную выплату страхового возмещения по договору; 120 тыс. руб. убытков в виде упущенной выгоды в связи с невыполнением страховщиком своих договорных обязательств; 200 тыс. руб. расходов на оплату юридических услуг.
Ответчик предъявил встречный иск о признании договора страхования недействительным.
В судебном заседании выяснилось следующее.
По договору страхования имущества ООО «Привоз» застраховало в ЗАО «АРКО» имущество на сумму 300 тыс. руб.
Страхование производилось на случаи: повреждения огнем в результате стихийного бедствия; аварии; неисправности; противоправных действий; механического повреждения вследствие противоправных действий; кражи (грабежа).
29 июня 2008 г. застрахованное имущество было уничтожено при пожаре, причиной которого, согласно акту о пожаре, постановлению об отказе в возбуждении уголовного дела и заключению органов государственной пожарной службы от 11 июля 2008 г., явился грозовой разряд.
В ответ на обращение страхователя о выплате страхового возмещения страховщик ответил отказом, считая договор страхования недействительным в связи с отсутствием у страхователя интереса в сохранении имущества, поскольку ООО «Привоз» не являлось его собственником, а лишь арендовало его на основании договора аренды от 5 апреля 2008 г. сроком на 15 лет.
Истец обратился в адвокатское бюро с просьбой дать письменное заключение по следующим вопросам:
—возможно ли связывать наличие страхового интереса у страхователя исключительно с принадлежностью имущества на праве собственности или также на ином законном основании;
—зависит ли право на получение страхового возмещения от того, является ли ООО «Привоз» как арендатор ответственным за гибель имущества перед собственником-арендодателем или произойдет его неосновательное обогащение за счет страховых выплат;
—как влияет на решение вопроса об ответственности арендатора ООО «Привоз» перед собственником-арендодателем распределение риска случайной гибели имущества с учетом факта его уничтожения вследствие действия непреодолимой силы.
Задача 3:
ООО «Ладога» обратилось с иском к банку «Приозерский» (банк-эмитент) и банку «Чернослив» (исполняющий банк) о солидарном взыскании убытков, причиненных выплатой по безотзывному покрытому аккредитиву.
По мнению истца, при выплате средств получателю (ЗАО «Шалом») были нарушены условия аккредитива, что выразилось в следующем.
Во-первых, в актах приема-передачи вместо ЗАО «Шалом» указано ОАО «ШАЛОМ». Подпись лица, представляющего продавца, не соответствует образцу, имеющемуся в карточке с образцами подписи и оттиска печати.
Во-вторых, вместо нотариально заверенных копий удостоверений качества свинины 1-й категории в банк были представлены копии, заверенные самим продавцом.
Ответчики иск не признали, указав, что банк не обязан проверять подлинность документов, представленных получателем средств. Кроме того, истец не понес никаких убытков, поскольку договор поставки был исполнен, что подтверждается актами приема-передачи, подписанными самим истцом. Об отсутствии убытков свидетельствует и тот факт, что при покупке свинины истец действовал в качестве комиссионера. Весь полученный товар он в тот же день передал своему комитенту - ООО «Эдельвейс», от которого ранее получил 100%-ный аванс на покупку свинины.
Задача 4:
АО «Велес» и АНО «Полет» (студия изобразительных искусств) решили совместно построить для собственных нужд офисное здание и заключили договор простого товарищества о строительстве и эксплуатации этого здания.
Учитывая близкое соседство строящегося здания с крупным торговым рынком, товарищи решили построить на примыкающей к зданию территории платную автостоянку, чтобы в последующем за счет дохода от ее эксплуатации частично вернуть свои затраты на строительство офисного здания.
Через два года после начала строительства из студии в качестве самостоятельного юридического лица выделилось общество любителей архитектуры (АНО «Архимед»), что привело к значительному сокращению штатной численности сотрудников АНО «Полет».
В результате таких изменений руководство АНО «Полет» приняло решение о продаже части причитающегося ему здания в связи с уменьшением потребности в офисных помещениях.
Новый собственник планировал разместить в указанном помещении дирекцию расположенного рядом торгового рынка.
Узнав об этой сделке, АО «Велес» обратилось в арбитражный суд с иском к АНО «Полет» о признании недействительным договора о совместной деятельности по строительству и эксплуатации офисного здания и платной автостоянки.
В обоснование своих требований истец ссылался на то, что продажа АНО «Полет» части причитающегося ему в результате совместной деятельности здания направлена на извлечение прибыли и относится к предпринимательской деятельности.
Поскольку ответчик является автономной некоммерческой организацией, в силу прямого указания закона он не вправе быть участником договора о совместной деятельности, заключенного для осуществления предпринимательской деятельности.
Непринцева Екатерина:
Задача 1:
ЗАО «Сибирь» (страховщик) и ООО «Полис» (страхователь) заключили договор страхования имущества, принадлежащего на праве собственности ООО «Полис».Согласно договору «объектом страхования являются имущество, указанное в перечне, являющемся неотъемлемой частью договора, вычислительная техника, находящаяся в офисах № 401, 403, 405, 407, расположенных по адресу: ул. Гидростроителей, 53, и в здании медицинского лицея, находящегося на ул. Курганской, 12». Индивидуальные признаки вещей, входящих в состав застрахованного имущества, в договоре не описывались.
Через три месяца после заключения договора, испытывая потребность в новых помещениях в связи с расширением сферы профессиональной деятельности, ООО «Полис» приобрело другой офис (ул. Байкальская, д. 17), переместив в него часть застрахованного имущества, которое спустя некоторое время было похищено.
Страхователь направил страховщику уведомление о состоявшейся краже застрахованного имущества и необходимости выплаты страхового возмещения в связи с наступлением страхового случая.
Страховщик требование отклонил, мотивируя свой отказ изменением страхователем в одностороннем порядке условия договора, предусматривающего место нахождения застрахованного имущества по определенному адресу. Страховщик утверждал, что изменение страхователем места нахождения имущества вопреки одному из существенных условий договора страхования противоречит закону и нарушает права страховщика.
Спор поступил на рассмотрение арбитражного суда.
Задача 2:
В соответствии с договором поставки, заключенным между ООО «Центроплод» (поставщик) и ЗАО «Петроликс» (покупатель), покупатель дал поручение обслуживающему его банку «Расчетный» об открытии безотзывного гарантированного аккредитива.
Платеж по аккредитиву должен был быть произведен против представления получателем средств «четырех экземпляров реестров счетов формы 0401065, экземпляра договора поставки, надлежащим образом заверенных копий железнодорожных накладных, оригиналов счетов- фактур покупателя».
Произведя поставку, ООО «Центроплод» своевременно представило в исполняющий банк (КБ «Южный трафик») комплект документов.
Через 10 дней исполняющий банк сообщил об отказе в принятии документов по следующим основаниям:
—вместо нотариально заверенных копий накладных были представлены копии, заверенные самим поставщиком. Следовательно, по мнению банка, их нельзя считать «надлежаще заверенными»;
—представленный текст договора поставки не содержит указания на количество поставляемой продукции. Таким образом, его нельзя считать заключенным, следовательно, условие о представлении договора плательщиком не выполнено.
ООО «Центроплод» обратилось с иском о взыскании понесенных убытков ссолидарно с исполняющего банка и банка-эмитента.
Нефедов Вячеслав:
Задача 1:
ООО «Заря» заключило договор о доверительном управлении производственным кооперативом «Октябрь».
Через год после заключения договора ООО «Заря» было объявлено банкротом.
Конкурсный управляющий ООО «Заря» потребовал от кооператива «Октябрь» прекратить управление имуществом и передать его в общую имущественную массу банкрота.
Кооператив «Октябрь» выполнил это требование, и комплекс был передан конкурсному управляющему.
Однако по причине отсутствия средств на оплату труда обслуживающего персонала деятельность кооператива была остановлена.
Вследствие этого организации (учредители доверительного управления), заключившие договоры доверительного управления их имуществом с кооперативом «Октябрь» (доверительным управляющим), начали нести убытки и обратились в арбитражный суд с исками об их возмещении.
Кооператив «Октябрь» иски не признал и предложил всем истцам обратиться к конкурсному управляющему ООО «Заря».
Истцы против этого возражали, полагая, что первоначально их требования должны быть удовлетворены за счет имущества, переданного в доверительное управление, затем за счет управляющего и только потом за счет учредителя управления.
Задача 2:
Производственный кооператив «Кантор» (поставщик) заключило с ООО «Сиреневый туман» (покупатель) договор поставки сельскохозяйственной продукции, содержащий условие об аккредитивной форме расчетов.
Покупатель обратился в коммерческий банк «Изенгард» с просьбой выставить безотзывный гарантированный аккредитив с целью оплаты поставщику стоимости продукции.
По условиям соглашения, заключенного ООО «Сиреневый туман» (плательщиком) с банком «Изенгард», банк принял на себя обязательство выставить безотзывный гарантированный аккредитив, платеж по которому должен был быть произведен получателю средств по предъявлении в установленный срок сертификата качества поставляемой продукции и документов, свидетельствующих об ее отгрузке в адрес плательщика. В свою очередь плательщик обязался возместить банку «Изенгард» уплаченные покупателю денежные средства и уплатить вознаграждение.
Банк «Изенгард» выставил безотзывный гарантированный аккредитив, исполнение по которому должно было производиться ООО «Китежгражский муниципальный банк» по месту нахождения кооператива «Кантор».
В срок, установленный условиями аккредитива, представители кооператива «Кантор» представили в ООО «Китежградский муниципальный банк» документы, подтверждающие исполнение своих обязательств по договору поставки.
ООО «Китежградский муниципальный банк» отказалось выплатить требуемую сумму кооперативу, сославшись на то, что у служащих банка возникли сомнения в подлинности представленных документов.
В связи с этим кооператив «Кантор» обратился в арбитражный суд с требованием к банку «Изенгард» (банку-эмитенту) о выплате денежных средств по выставленному им аккредитиву, ссылаясь на необоснованность отказа исполняющего банка в совершении платежа.
Банк «Изенгард» исковые требования не признал, сославшись на то, что в силу п. 1 ст. 872 ГК РФ банк-эмитент несет ответственность за нарушение условий аккредитива только перед плательщиком. Это означает, что кооператив должен обращаться за удовлетворением своих требований не к нему, а к исполняющему банку или к плательщику.
ООО «Китежградский муниципальный банк», привлеченное к участию в деле в качестве третьего лица без самостоятельных требований, указало, что отказ в выплате денежных средств получателю является правомерным. По его мнению, имеются серьезные сомнения в подлинности документов, представленных председателем кооператива «Кантор» Ягуниным в отделение Китежградского муниципального банка в подтверждение исполнения обязательств кооператива по договору поставки.
Вариант: Изменится ли решение задачи в случае, если в соглашении об открытии аккредитива, заключенном ООО «Сиреневый туман» с банком-эмитентом, содержалось указание о применении к отношениям сторон Унифицированных правил и обычаев для документарных аккредитивов?
Орлов Владислав:
Задача 1:
Супруги Плотниковы передали в доверительное управление инвестиционной компании принадлежащие им ценные бумаги.
В договоре было установлено, что супруги ежеквартально уплачивают доверительному управляющему вознаграждение в размере 1 % от стоимости переданного в управление имущества и возмещают все необходимые расходы.
Ежеквартально инвестиционная компания представляла отчет о ведущихся операциях.
В очередном отчете супруги обнаружили, что стоимость принадлежащих им ценных бумаг понизилась, и они понесли убытки.
Несмотря на это, инвестиционная компания произвела возмещение расходов, понесенных ею в связи с доверительным управлением ценными бумагами за отчетный период, в частности очередной платеж депозитарию, ведущему учет ценных бумаг, и выплатила себе вознаграждение за очередной период.
Полагая, что доверительный управляющий имеет право на вознаграждение и возмещение расходов только из дохода, получаемого от доверительного управления, супруги Плотниковы потребовали от инвестиционной компании возместить причиненный им ущерб.
Задача 2:
Тимошин, проживавший в Орехово-Зуево, имел в пригородной зоне фруктовый сад и огород.
С соседом по дому в городе Бугреевым он заключил договор, в соответствии с которым тот обязался продавать овощи и фрукты, выращенные Тимошиным, на городском рынке за вознаграждение в размере 10% от стоимости реализованных фруктов и овощей. Собранные овощи и фрукты Бугреев перевозил для хранения на квартиру Тимошина.
В связи с приобретением Бугреевым квартиры в другом районе города он написал Тимошину письмо, в котором сообщал, что отказывается от договора.
Из полученных от продажи овощей и фруктов сумм Бугреев удержал вознаграждение за работу и оставшуюся сумму перевел Тимошину.
Тимошин заболел и в течение двух недель не смог найти замену Бугрееву.
Хранившиеся в квартире овощи и фрукты испортились и были проданы на 30% дешевле.
После выздоровления Тимошин предъявил иск к Бугрееву, требуя взыскания с него убытков, причиненных односторонним отказом от договора.
Задача 3:
Рачков работал коммерческим агентом торгово-закупочного кооператива «Меркурий». В силу агентского договора, заключенного с кооперативом. Рачков был обязан заключать сделки от своего имени, но в интересах кооператива для приобретения продовольственных и промышленных товаров. Срок договора был установлен в один год с выплатой агентского вознаграждения по соглашению сторон после представления отчета.
Находясь в тепличном хозяйстве «Петровское», Рачков, зная о необходимости регулярно поставлять кооперативу овощную продукцию, выращенную в тепличном хозяйстве, заключил с хозяйством договор на покупку этой продукции для кооператива.
В процессе исполнения обязанностей коммерческого агента Рачкову потребовалось осуществить закупку кружев, изготовленных ООО «Вологодские узоры». Не имея возможности лично заключить договор купли-продажи кружев. Рачков договорился с членом торгово-закупочного кооператива «Меркурий» Потаповым, что он проведет в Вологде переговоры о предстоящей сделке и оформит необходимые документы на имя кооператива.
В течение всего осенне-зимнего периода тепличное хозяйство поставляло торгово-закупочному кооперативу «Меркурий» овощную продукцию по договору, заключенному Рачковым.
Потапов, выполняя поручение Рачкова, закупил для кооператива партию кружев на общую сумму 500 тыс. руб.
Исполнив свои обязанности посредников. Рачков и Потапов обратились к кооперативу с требованием о выплате вознаграждения.
Кооператив отказался удовлетворить их требования.
В отношении Рачкова отказ был мотивирован тем, что представленный им отчет не содержит необходимых сведений, подтверждающих произведенные расходы.
Потапову председатель кооператива заявил, что не поручал ему действовать от имени кооператива. Обязательство, принятое Потаповым от Рачкова, не создает никаких правовых последствий для кооператива.
Задача 4:
Нотариус Ушаков был женат и имел двух сыновей: Василия и Петра.
Василий жил отдельно от отца и был с ним в ссоре.
Ушаков составил завещание, в котором указал, что все его имущество после смерти должно перейти к жене и Петру, в том числе по договорам страхования.
Ушаков (страхователь) заключил несколько договоров страхования с ЗАО «Альянс» (страховщик): страхования жизни, страхования от несчастных случаев, страхования предпринимательского риска осуществления нотариальной деятельности и страхования принадлежащего ему автомобиля.
В период действия этих договоров Ушаков, находясь в отпуске в другом городе, встретил там своего фронтового друга Рудина, который во время войны спас ему жизнь и которого он безуспешно разыскивал долгие годы после окончания войны.
Возвратившись домой, Ушаков обратился в страховую организацию, с которой были заключены договоры, и составил распоряжение о назначении Рудина выгодоприобретателем по всем четырем договорам.
После смерти Ушакова его сыновья предъявили иск к Рудину и ЗАО «Альянс» о признании недействительным страхового распоряжения о назначении Рудина выгодоприобретателем.
Они утверждали, что распоряжение, не оформленное нотариально, не может отменить надлежащим образом составленное завещание.
Сын Василий также указал, что еще до смерти отца он был признан инвалидом II группы. Поскольку завещатель не вправе лишить своих нетрудоспособных детей обязательной наследственной доли, он требует предоставления части сумм, причитающихся к выплате по договорам страхования.
Задача 5:
Банк «Трио» (кредитор) обратился к ЗАО «Мираж» (заемщику) с иском о взыскании суммы кредита и процентов за пользование денежными средствами по договору от 3 сентября 2007 г. на общую сумму 15 млн. 750 тыс. руб.
В отзыве на исковое заявление ответчик указал, что банк без согласия и распоряжения заемщика после учета данной суммы на открытом заемщику ссудном счете зачислил указанную сумму в счет погашения долга по другому кредиту, полученному заемщиком ранее (в 2002 г.), сроком на один год.
Задача 6:
ЗАО «Вектор» в лице директора Артурова обратилось в суд с иском к банку-эмитенту и исполняющему банку о взыскании с них солидарно 450 тыс. руб. убытков, возникших вследствие нарушения ответчиками условий аккредитива.
Как указал истец, во исполнение соглашения об открытии аккредитива банк-эмитент (КБ «Секьюрити») открыл в исполняющем банке «Дериватив» покрытый безотзывный аккредитив на сумму 450 тыс. руб., перечислив списанную с расчетного счета плательщика сумму покрытия на корреспондентский счет банка «Дериватив».
Банк «Дериватив» произвел выплату названной суммы против документов, которые он направил банку-эмитенту.
Банк «Секьюрити» отказался принять данные документы и потребовал у исполняющего банка вернуть сумму покрытия по аккредитиву. По мнению банка «Секьюрити», банк «Дериватив» произвел выплату денежных средств бенифициару против документов, не соответствующих условиям аккредитива.
Во-первых, бенифициаром был представлен, а исполняющим банком принят дубликат железнодорожной накладной устаревшей формы.
Во-вторых, исполняющий банк принял акт приема-передачи товара, подписанный иным должностным лицом ЗАО «Вектор», чем было предусмотрено по условиям аккредитива.
В-третьих, количество фактически поставленного товара было значительно меньше того, которое должно было быть подтверждено исполняющему банку по условиям аккредитива.
Ссылаясь на нарушение бенефициаром своих обязательств и условий аккредитива, плательщик, ЗАО «Вектор», обратилось к банку «Секьюрити» с требованием о возврате суммы покрытия аккредитива, а получив отказ, обратился в суд.
Возражая против иска, исполняющий банк «Дериватив» заявил следующее.
Количество поставленного товара, подтвержденное бенефициаром, фактически не отличается от исходного количества, заявленного в аккредитиве, так как укладывается в пределы нормы естественной убыли.
Кроме того, банк-эмитент не учел, что еще на стадии исполнения бенефициаром своих обязательств произошла реорганизация оригинального бенефициара (ООО «Чесноков ЛТД») в виде присоединения к нему ООО «Центр финанс». В результате проведенной реорганизации общим собранием бенефициара управляющим партнером ООО «Чесноков ЛТД» был назначен Епифанов. В соответствии с решением общего собрания были внесены изменения в устав бенефициара, согласно которым лицом, уполномоченным на подписание документов, заявленных в условиях аккредитива, было указано лицо в должности финансового директора, а не управляющего партнера, как было ранее.
Таким образом, ответственность должна быть возложена на банк- эмитент.
Банк «Секьюрити» не согласился с аргументами плательщика и банка «Дериватив», полагая, что согласно нормам ГК РФ ответственность перед плательщиком за неправильную выплату денежных средств по покрытому аккредитиву вследствие нарушения условий аккредитива должна быть возложена на исполняющий банк.
Вариант: Как изменится решение задачи, если финансовым директором ООО «Чесноков ЛТД» было бы назначено то же лицо, что ранее занимало должность управляющего партнера ООО?
Задача 7:
Муниципальное бюджетное медицинское учреждение «Клиник» (арендодатель) заключило договор аренды пристройки, примыкающей к основному зданию поликлиники, с медицинским кооперативом «Очко» (арендатор), который обязался использовать помещение исключительно для размещения своих медицинских кабинетов и не сдавать имущество в субаренду без согласия арендодателя.
Спустя год во время проверки правильности эксплуатации арендатором занимаемого помещения арендодатель обнаружил, что половина сданного в аренду помещения используется несколькими организациями как склад медицинского оборудования и лекарственных средств.
На просьбу арендодателя представить документы, на основании которых указанные организации занимают помещения, их руководители представили договоры простого товарищества, заключенные с арендатором, в соответствии с которыми стороны осуществляли совместную деятельность по реализации медицинского оборудования и лекарственных средств, принадлежащих партнерам арендатора, для чего арендатор вносил в качестве вклада в совместную деятельность право пользования арендованным помещением, а его товарищи ежемесячно отчисляли своему партнеру 25% от получаемой прибыли.
Поликлиника обратилась в арбитражный суд с иском о расторжении договора аренды в связи с нарушением медицинским центром запрета на сдачу имущества в субаренду без согласия собственника.
Пересыпкина Анастасия:
Задача 1:
В гардеробе института было утеряно много жетонов, в связи с чем верхняя одежда принималась на хранение без выдачи жетонов.
Студент Головлев, придя на занятия, был вынужден сдать куртку в гардероб без получения жетона.
По окончании занятий ему отказались выдать куртку и потребовали предъявить жетон.
Головлев заявил, что куртка у него была принята без жетона, что подтверждали многие студенты, которые сдавали верхнюю одежду одновременно с ним.
Как выяснилось, куртки Головлева в гардеробе института уже не было.
Администрация института отказалась возместить Головлеву стоимость куртки, после чего Головлев обратился с иском в суд.
Задача 2:
Никонов был осужден за причинение Титову тяжких телесных повреждений.
Страховая компания выплатила Титову по договору личного страхования страховое обеспечение в размере 150 тыс. руб., отказав в компенсации морального вреда, поскольку в договоре страхования и Правилах страхования от несчастных случаев, приложенных к договору страхования, не были предусмотрены в качестве страхового риска действия, причиняющие физические или нравственные страдания.
Страховщик, считая Никонова обязанным возместить произведенную страховую выплату, предъявил к нему иск.
Титов заявил требование о компенсации морального вреда.
Решением суда иск страховщика был удовлетворен со ссылкой на ст. 1081 ГК РФ.
В иске Титову было отказано на основании ст. 1100 ГК РФ.
Кассационная инстанция оставила решение суда по иску страховщика в силе с изменением квалификации требования на ст. 387 ГК РФ.
Правильность решения, принятого судом в отношении Титова, была подтверждена ссылкой на ст. 947 ГК РФ.
Задача 3:
Государственное унитарное предприятие «Восход» заключило с ООО «Ключ» договор о совместной деятельности по производству кухонной мебели из сосны.
ООО «Ключ» закупило специальное оборудование для обработки древесины.
По условиям договора все расходы и прибыль от совместной деятельности должны были распределяться между участниками в равных долях.
ООО «Ключ» полностью рассчиталось с продавцом оборудования, но не получило компенсацию своих затрат от предприятия, которое против этого не возражало, но хотело сначала проверить работу оборудования.
Не желая тратить время на судебное взыскание половины своих затрат с партнера, ООО «Ключ» уступило свое право требования по сделке цессии кооперативу «Заря», который предъявил иск к ГУП «Восход» о взыскании стоимости приобретенного деревообрабатывающего оборудования.
Суд первой инстанции в иске отказал, признав кооператив ненадлежащим истцом.
Романов Андрей:
Задача 1:
Директор ООО «Бублик» Леханов обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с банка «Форум» 650 тыс. руб. за необоснованную выплату суммы покрытия по аккредитиву.
Как заявил в суде представитель истца, договор поставки, заключенный между истцом (приказодателем) и бенефициаром, был подписан в спешке, а потому не содержал всех существенных условий договора поставки. В частности, в договоре не были указаны наименование и количество поставляемого товара, которые стороны намеревались согласовать в будущем путем подписания дополнительного соглашения. Однако этого не произошло, значит, договор не может считаться заключенным. Следовательно, банк не мог осуществить раскрытие аккредитива, так как из условий аккредитива явствовало, что выплата могла быть произведена банком по предъявлении в том числе и договора поставки, заключенного в соответствии с законодательством. Кроме того, документы, направленные истцом в банк, не свидетельство ваш о том, что бенефициар исполнил договорные обязательства. При таких обстоятельствах банк должен был сознавать, что выплата бенефициару не обоснована.
Представители банка возражали против иска, утверждая, что при решении вопроса о выплате по аккредитиву банк не обязан проверять соответствие договора, заключенного плательщиком с бенефициаром, условиям аккредитива.
Задача 2:
Котеночкин поместил в газете объявление, в котором пообещал вознаграждение (5 тыс. руб.) лицу, которое найдет и передаст ему потерянный Котеночкиным портефель с единственным экземпляром статьи по влиянию солнечных лучей на состояние времени. В объявлении Котеночкин указал район города, в котором предположительно был потерян портфель.
Крымов, нашедший портфель с содержимым, передал его Коте- ночкину и получил обещанное вознаграждение.
Полагая, что вознаграждение представляет собой лишь премию за находку, но не включает в себя расходы на поиск пропавшей вещи, Крымов потребовал от Котеночкина компенсировать ему указанные расходы.
Крымов указал, что его расходы составляют стоимость проезда на общественном транспорте в указанном в объявлении районе. Данные расходы Крымов вынужден был понести для поиска пропавшей вещи.
Котеночкин возражал против оплаты расходов Крымова, ссылаясь на ст. 1055 ГК РФ, по смыслу которой объявленная награда включает в себя возможные расходы отозвавшегося лица.
Возмущенный Крымов для разрешения спора обратился в суд.

Приложенные файлы

  • docx 23883697
    Размер файла: 74 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий