304 группа


Задания для отработки пропущенных семинарских занятий для 304 группы
Лица, которые эти задачи не решат, будут не допущены до зачета. Одна задача прощается каждому студенту. Решить необходимо подробно со ссылкой на нормы закона в письменном виде от руки и принести решения на зачет.
Бакутенков Сергей:
Задача 1:
Аспирант по классу вокала музыкального училища Левкоев взял у своего друга Филина - солиста оперного театра для пользования на время участия в конкурсе певцов-исполнителей фрачный костюм.
Филин с коллективом театра отбыл на зарубежные гастроли.
Поскольку у Левкоева также возникла необходимость уехать на некоторое время из места своего постоянного проживания, он сдал фрачный костюм под расписку на хранение своей квартирной хозяйке, которая хорошо знала обоих музыкантов.
После возвращения Левкоев обратился к квартирной хозяйке с просьбой вернуть фрачный костюм, однако получил от нее отказ на том основании, что эта вещь не его, а Филина.
Кроме того, хозяйка заявила, что будет удерживать данную вещь до полного погашения Левкоевым своего долга по квартирной плате.
Вернувшись с гастролей, Филин узнал об этом от Левкоева и сам обратился к квартирной хозяйке с требованием возвратить его фрачный костюм.
Хозяйка ответила Филину, что у него она ничего не брала и никакого договора с ним не заключала.
Задача 2:
Между ОАО «Жиртрест» (заказчик) и юридическим бюро «Право» (исполнитель) был заключен договор возмездного оказания правовых услуг. В качестве предмета договора было указано составление исполнителем текста претензии и искового заявления о взыскании с контрагента заказчика задолженности и процентов за пользование чужими денежными средствами.
В договоре было предусмотрено, что оплата юридических услуг производится заказчиком в размере 10% от всех сумм, добровольно уплаченных должником на основании претензии или взысканных с него по решению арбитражного суда.
В установленные договором сроки тексты претензии и искового заявления были подготовлены юридическим бюро и представлены заказчику.
В суде первой инстанции иск заказчика к должнику был удовлетворен полностью. На следующий день после вынесения судебного решения заказчик уплатил юридическому бюро 10% от суммы удовлетворенных требований.
Спустя два месяца заказчик обратился в арбитражный суд с иском к исполнителю о возврате в полном размере неосновательно перечисленных денежных средств. При этом заказчик ссылался на следующие обстоятельства:
1)решение суда первой инстанции было отменено кассационной инстанцией и в иске заказчику было полностью отказано;
2)заказчик не принимал оказанные правовые услуги по акту приемки, следовательно, нельзя считать, что правовые услуги были оказаны исполнителем надлежащим образом;
3)в составлении текста претензии и искового заявления активное участие принимал юрист самого заказчика.
Задача 3:
15 апреля 2002 г. при получении груза в аэропорту г. Хабаровска представители грузополучателя — ООО «Олимп» при осмотре прибывшего груза обнаружили нарушение его упаковки и недостачу на сумму 557 тыс. руб. От авиакомпании «Хабаровские авиатрассы», выполнявшей данный рейс, представители ООО «Олимп» потребовали возместить причиненный ущерб. Авиакомпания согласилась с фактом причинения ущерба и предложила грузоотправителю составить и направить ее руководству претензию в установленный ВК РФ срок. 22 апреля 2002 г. грузоотправитель направил претензию руководству авиакомпании.
10 мая 2002 г. авиакомпания направила ООО «Олимп» в письменной форме ответ на претензию и указала, что у грузополучателя фактически отсутствует право на предъявление авиакомпании претензии, поскольку он не составил и не направил авиакомпании вместе с претензией коммерческий акт, необходимость составления которого предусмотрена ВК РФ для удостоверения факта несохранности доставленного груза.Задача 4:
Тарасов и Янов были соседями по участкам в садоводческом товариществе.
Приехав в начале дачного сезона на садовый участок, Тарасов обнаружил, что несколько листов шифера на крыше дома Янова сломаны и сгнили ступени крыльца.
Тарасов пытался уведомить Янова о необходимости ремонта дома, однако все его попытки выяснения места пребывания Янова оказались безрезультатными. Опасаясь, что имеющиеся повреждения приведут к еще большим разрушениям, Тарасов нанял кровельщиков и плотника, которые и провели необходимый ремонт. Общая стоимость выполненных работ составила 100 тыс. руб., которые Тарасов уплатил.
Возвратившись осенью вместе с семьей из зарубежной командировки, Янов согласился возместить Тарасову 80 тыс. руб. за ремонт крыши, считая, что это было срочно необходимым. От оплаты остальной суммы Янов отказался, полагая, что стоимость ремонта крыльца значительно завышена и проводить его не было крайней необходимости.
Тарасов обратился в суд с требованием о взыскании с Янова убытков в размере 20 тыс. руб.
Задача 5:
Собственник автомобиля — шведский гражданин Юхан- сон после выплаты ему страхового возмещения в связи с наступлением страхового случая (автомобиль был похищен) утратил право собственности на данный автомобиль, которое в порядке суброгации перепито к страховой компании «Скандинавия».
Впоследствии шведским судом была установлена виновность гражданина Швеции Сведеборга в хищении застрахованного автомобиля (приговор вступил в законную силу).
Суд удовлетворил иск страховой компании «Скандинавия» в пределах выплаченного страхового возмещения, взыскание которого оказалось невозможным ввиду отсутствия у Сведеборга достаточных денежных средств.
Через некоторое время стало известно, что похищенный автомобиль принадлежит российскому предпринимателю Загоскину, который приобрел его у гражданина России Соболева.
В свою очередь Соболев приобрел данный автомобиль в комиссионном магазине на территории Российской Федерации на основании договора купли-продажи, действительность которого никем не оспаривалась.
Шведская страховая компания «Скандинавия» предъявила требование о виндикации спорного автомобиля у российского предпринимателя Загоскина по основаниям, предусмотренным п. 1 ст. 302 ГК РФ.
Страховщик отозвал свое ходатайство об исполнении решения суда судебным приставом Швеции и обязался не совершать дальнейших попыток исполнения решения шведского суда до рассмотрения российским судом дела об истребовании автомобиля.
Бекиш Илона:
Задача 1:
В связи с проводимым ремонтом своей квартиры Блинов попросил соседа по лестничной площадке Оладьина взять на хранение три банки с краской, пообещав забрать их по мере необходимости до окончания ремонта.
Оладьин согласился, однако спустя несколько дней передал одну из банок с краской своему родственнику.
Через месяц, узнав о завершении ремонта в квартире Блинова, Оладьин потребовал забрать хранящиеся в его квартире оставшиеся две банки с краской.
Блинов отказался это сделать, ссылаясь на то, что он оставлял на хранение три банки, а не две.
Задача 2:
14 января 2005 г. в результате дорожно-транспортного происшествия была повреждена автомашина ООО «Рольф», застрахо¬ванная ЗАО «Норд» (страховщиком).
Выплатив 18 февраля 2005 г. страховое возмещение в размере 300 тыс. руб., ЗАО «Норд» обратилось к ООО «Комус», которое яв¬лялось непосредственным причинителем вреда, с требованием о возврате данной суммы.
Поскольку переговоры о добровольном удовлетворении требова¬ний страховщика сильно затянулись, 15 января 2008 г. ЗАО «Норд» обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с ООО «Комус» 300 тыс. руб., выплаченных в виде страхового возмещения ООО «Рольф».
В процессе рассмотрения спора ответчик заявил о применении ис-ковой давности.
Арбитражный суд в иске отказал.
Казаков Александр:
Задача 1:
Красовская взяла из камеры хранения санатория, где она находилась на отдыхе, ювелирные украшения и платье, чтобы надеть их на торжественный вечер. После ужина она пришла в свой номер и обнаружила пропажу приготовленных к вечеру вещей. Красовская обратилась к директору санатория, который дал распоряжение охране санатория оказать содействие в поиске пропавших вещей. Однако найти похищенное имущество не удалось.
Через неделю Красовская обратилась к директору санатория с требованием возместить ей стоимость пропавших ювелирных украшений и платья за счет санатория.
Директор отказался выполнить требования Красовской. Он заявил, что санаторий несет ответственность только за сохранность вещей, сданных в камеру хранения санатория. Поскольку Красовская забрала вещи из камеры хранения, она сама должна нести убытки, связанные с пропажей имущества.
Сочтя приведенные доводы несостоятельными, Красовская обратилась с иском в суд.
Задача 2:
Перед отъездом в длительную зарубежную командировку Петрищев поручил управлять своим жилым домом, дачей, автомашиной и другим имуществом Савельеву. Между Петрищевым и Савельевым был заключен договор доверительного управления имуществом сроком на один год — с октября 2006 г. по октябрь 2007 г.
15 сентября 2007 г. Савельев направил Петрищеву письмо с просьбой освободить его от обязанностей по дальнейшему управлению имуществом, так как он переезжает на постоянное место жительства в другой город.
27 сентября 2007 г. Савельев получил от Петришева письмо, в котором содержалась просьба застраховать принадлежащее ему недвижимое имущество и пенные движимые вещи, срок страхования которых истек.
В январе 2008 г. Петрищев вернулся из заграничной командировки и узнал, что 30 декабря 2007 г. дача и автомашина уничтожены пожаром.
Поскольку все имущество оказалось незастрахованным. Петрищев предъявил к Савельеву иск о взыскании суммы, на которую имущество было ранее застраховано самим Петрищевым.
Савельев исковые требования Петрищева не признал, так как срок действия договора поручения закончился к моменту получения им распоряжения о страховании имущества, а потому выполнять новые указания Петрищева Савельев был не обязан.
Задача 3:
Морской агент судовладельца, действуя от своего имени, предъявил в арбитражный суд иск о взыскании с фрахтователя в свою пользу демереджа за простой судна в порту выгрузки сверх сталийного времени, предусмотренного условиями договора морской перевозки груза, заключенного между фрахтователем и судовладельцем.
Свое право на предъявление иска агент обосновывал тем, что между ним и судовладельцем в соответствии со ст. 232 КТМ РФ был заключен договор морского агентирования, предусматривающий, что агент от своего имени совершает по поручению и за счет судовладельца все юридические и иные действия в данном порту.
На основании договора и ст. 237 КТМ РФ агент наделен правом осуществлять сбор (инкассирование) фрахта и иных сумм, причитающихся судовладельцу по договорам морской перевозки груза.
В отзыве на исковое заявление фрахтователь указал, что согласно ст. 404 КТМ РФ передача права на предъявление претензий и исков другим организациям или гражданам не допускается, за исключением случаев передачи такого права отправителем получателю или наоборот, а также отправителем или получателем экспедитору либо страховщику.
Следовательно, исходя из указанной нормы судовладелец был не вправе передавать свое право на предъявление иска агенту или каким- либо другим лицам.
Кроме того, закрепленное в договоре морского агентирования право морского агента осуществлять сбор (инкассирование) фрахта и иных сумм, причитающихся судовладельцу по договору морской перевозки груза, не означает его право предъявлять от своего имени иски о взыскании этих сумм.
Ковров Владислав:
Задача 1:
Производственный кооператив (покупатель) заключил договор купли-продажи с ООО «Машзавод» (продавец) на приобретение трех станков.
В соответствии с договором в течение пяти дней с момента его подписания покупатель обязан был уплатить продавцу 300 тыс. руб., составляющих стоимость трех станков (по 100 тыс. руб. за каждый станок), а продавец принимал на себя обязанность доставить указанные станки покупателю в течение 10 дней с момента поступления соответствующей денежной суммы на его расчетный счет.На следующий день после подписания договора покупатель перечислил на расчетный счет продавца 200 тыс. руб. Однако станки в его адрес доставлены не были.
Через три месяца покупатель предъявил иск в арбитражный суд с требованием о возврате 200 тыс. руб. с начислением на них процентов годовых (ст. 395 ГК РФ) с момента, когда соответствующая сумма была зачислена на счет продавца.
В отзыве на иск продавец возражал против исковых требований и предъявил встречный иск о взыскании с покупателя 300 тыс. руб., недоплаченных покупателем за станки, а также процентов годовых на эту сумму в связи с просрочкой исполнения денежного обязательства (ст. 395 ГК РФ).
Задача 2:
ОАО «РНТ» заключило с ООО «Ворон» договор уступки прав, в ст.1 которого («Предмет договора») было указано, что «ОАО «РНТ» уступает ООО «Ворон» в полном объеме свои права покупателя по договору поставки помидоров от 12 февраля 2007 г. № 32-РН, заключенному между ОАО «РНТ» и ЗАО «Шаркон», а также переводит на ООО «Ворон» свои обязанности по этому договору поставки в объеме, не исполненном ОАО «РНТ» к моменту заключения настоящего договора уступки».
В п. 2 договора уступки было указано, что к моменту его заключения ОАО «РНТ» исполнило свою обязанность перед ЗАО «Шаркон» по оплате помидоров в части уплаты аванса в размере 20% от цены договора поставки (что соответствовало действительности).
Договор уступки прав был в письменной форме одобрен ЗАО «Шаркон».
В связи с тем, что лицо, которому ООО «Ворон» предполагало продать эти помидоры, отказалось от их приобретения, а также в силу ряда причин субъективного характера ООО «Ворон» решило отказаться от своего права на получение помидоров.
С этой целью заместитель генерального директора ООО «Ворон», обладающий доверенностью на заключение от имени ООО «Ворон любых договоров, за четыре дня до установленной договором поставки даты получения помидоров направил ЗАО «Шаркон» письмо о прощении его долга.
Этим письмом ЗАО «Шаркон» освобождалось от установленной договором поставки обязанности передать помидоры в собственность
ООО«Ворон».
Вернувшийся на следующий день из длительной командировки генеральный директор ООО «Ворон» не одобрил решение, принятое его заместителем, и потребовал от ЗАО «Шаркон» передачи помидоров.
На эти требования ЗАО «Шаркон» возразило, что ООО «Ворон» простило ему долги. Следовательно, его обязательство по передаче помидоров прекратилось.
Не соглашаясь с этими возражениями, ООО «Ворон» утверждало, что прощение долга возможно только на основании двустороннего соглашения сторон, которое в данном случае отсутствовало.
Не сумев разрешить дело миром, ООО «Ворон» обратилось в арбитражный суд с требованием о взыскании с ЗАО «Шаркон» убытков, причиненных неисполнением договора поставки.
В суде ЗАО «Шаркон» доказало, что копия письма ООО «Ворон» о прощении долга была в день его получения отослана по почте ООО «Ворон» со сделанной на нем генеральным директором ЗАО «Шаркон» надписью: «Согласен».
По мнению ЗАО «Шаркон», при таких обстоятельствах можно говорить о прощении долга на основе двустороннего договора.
Кроме того, ООО «Ворон» вообще не обладало правами покупателя по договору поставки помидоров, так как «эта права были подарены ему юридическим лицом, что противоречит закону».
Доказывая, что при заключении договора уступки прав имела место безвозмездная передача имущества, представитель ЗАО «Шаркон» доказывал, что в этом договоре ничего не говорилось об обязанности ООО «Ворон» уплатить какую-либо сумму ОАО «РНТ» за приобретаемoe право.
Более того, как подчеркивал представитель ОАО «Шаркон», лицо, «передавшее» ООО «Ворон» права покупателя, к моменту рассмотрения дела в суде было исключено из ЕГРЮЛ в связи с неосуществлением им деятельности (в течение последних 12 месяцев, предшествующих моменту принятия налоговой инспекцией решения о ликвидации, оно не представляло документы отчетности и не осуществляло операций по одному из своих банковских счетов), а потому ЗАО «Шаркон» все равно не смогло бы отвечать перед ним.
Не соглашаясь с доводами ЗАО «Шаркон», ООО «Ворон» утверждало, что в договоре уступки нет каких-либо указаний на безвозмездность передачи прав по договору поставки и не существует никаких других обстоятельств, которые могли бы свидетельствовать о намерении сторон договора уступки совершить безвозмездную сделку.
Поэтому у ООО «Ворон» возникла обязанность уплатить ОАО «РНТ» за приобретенные права, которая не была им исполнена только в связи с исключением ОАО «РНТ» из ЕГРЮЛ.
Задача 3:
10 марта 2012 г. Тихомирова и Игнатьев заключили договор безвозмездной передачи Игнатьеву квартиры общей площадью 50 кв. м.
При этом Игнатьев обязывался сохранить за Тихомировой право пользования одной комнатой (15 кв. м) и местами общего пользования, а также ежемесячно предоставлять ей содержание в размере 2,5установленных законом величин прожиточного минимума, а при изменении состояния здоровья Тихомировой осуществлять за ней необходимый уход.
15 марта 2013 г. Игнатьев был осужден к 10 годам лишения свободы.
В мае 2013 г. Тихомирова обратилась в суд с просьбой признать заключенный договор недействительным.
Истица указала, что несколько раз к ней приходили разные люди. Предъявляя выданные Игнатьевым доверенности, они утверждали, что являются его представителями.
При этом Тихомирова указала, что хотя все обязанности Игнатьева выполняются в полном объеме, она не согласна с тем, что эти обязанности исполняются за Игнатьева третьими лицами.
Кроме того, Тихомирова возражала против присутствия в своей квартире посторонних лиц, которым Игнатьев сдал вторую (не занимаемую Тихомировой) комнату, даже не уведомив об этом Тихомирову.
Задача 4:
В соответствии с решением местной администрации 60-квартирный жилой дом подлежал капитальному ремонту, который по заключению архитектурно-строительной экспертизы должен был проводиться с отселением жильцов.
Семье Торпедина из трех человек, занимавшей по договору найма двухкомнатную квартиру, было предложено вместо переселения в дом маневренного фонда получить в постоянное пользование благоустроенную квартиру, равную по плошали той квартире, которую они занимают, с заключением договора социального найма. Торпедины решили посмотреть предлагаемую им квартиру.
Спустя два дня Торпедины получили сведения о том, что в документации на капитальный ремонт их дома предусмотрено улучшение планировки и увеличение на 6 кв. м жилой площади квартиры, которую они занимают. В связи с этим Торпедины отказались от предложенной им квартиры и согласились переехать в дом маневренного фонда, заявив, что после окончания капитального ремонта дома они рассчитывают вернуться в свою квартиру.
Через полтора года, когда ремонт был завершен, Торпединым было предложено получить благоустроенную квартиру по действующей норме предоставления, поскольку в результате ремонта и перепланировки жилая площадь их прежней квартиры увеличилась на 12кв. м, а вспомогательная площадь увеличилась на 11 кв. м. Как сообщили Торпединым, они не вправе требовать вселения в свою прежнюю квартиру, которая по решению местной администрации уже предоставлена Самсонову.Торпедин обратился в суд с иском о признании за его семьей права пользования квартирой, которую семья занимала до проведения капитального ремонта дома, а также о признании недействительным решения местной администрации о предоставлении указанной квартиры Самсонову.
Задача 5:
ЗАО «Промстрой» (подрядчик) заключило с ООО «Ени- сейстрой» (заказчик) договор строительного подряда, согласно которому приняло на себя обязанность по возведению складского здания.
В смете, утвержденной заказчиком, не были учтены расходы на используемую при строительстве электроэнергию.
По окончании работ подрядчик потребовал возместить ему расходы на эксплуатацию передвижных электростанций, использование которых не было согласовано с заказчиком.
При этом он сослался на пункт договора подряда, согласно которому заказчик обязан уплатить подрядчику установленную договором цену работ, а также возместить ему понесенные при строительстве расходы.
В обоснование своих требований он указывал и на то обстоятельство, что в течение трех последних лет уже возвел для заказчика по другим договорам подряда два подобных объекта.
После приемки этих объектов заказчик никогда не отказывался возмещать расходы на использование передвижных электростанций, несмотря на то что при их возведении такие расходы также не были включены в сметы строительства.
Таким образом, по мнению подрядчика, использование электростанций при строительстве приняло характер установившейся практики отношений сторон.
Как утверждал подрядчик, в договоре подряда нигде не говорилось о том, что его цена твердая.
Более того, договором предусматривалось утверждение подрядчиком смет на отдельные этапы работ, из чего следует, что стороны допускали возможность корректировки установленной договором цены.
Заказчик с расчетом стоимости выполненных работ не согласился, указав, что согласно договору он обязан возмещать лишь расходы, предусмотренные сметой.
То обстоятельство, что он возмещал такие расходы подрядчику по другим договорам, не свидетельствует, по словам представителя заказчика, о правоте подрядчика: ранее расходы на использование передвижных электростанций были возмещены подрядчику по той причине, что строительство велось в тех районах, где подключение к электросетям на этапе строительства было существенно затруднено.
Напротив, по последнему договору подряда строительство осуществлялось в районном центре, где у подрядчика «не должно было возникнуть проблем с подключением к электросети», а договор не возлагал на заказчика обязанности обеспечивать подрядчика электроэнергией.
Более того, строительство велось иждивением подрядчика.
Заказчик также подчеркивал: тот факт, что в некоторые акты сдачи-приемки отдельных видов работ, подписанных заказчиком, включены расходы на эксплуатацию передвижных электростанций, не имеет правового значения для разрешения их спора.
Поскольку обязанность возмещать эти затраты не предусматривалась договором подряда и сметами, она не могла возникнуть в результате подписания актов приемки.
Акты были подписаны в таком виде только по причине того, что затраты на эксплуатацию электростанций представляли собой одну из почта что согни позиций в актах сдачи-приемки, на которую представитель заказчика не обратил должного внимания в связи с относительной незначительностью таких затрат, указанных в акте.
После подачи подрядчиком иска о взыскании с заказчика расходов на использование электростанций заказчик, желая, по его словам, «проучить подрядчика», предъявил к нему встречный иск о взыскании с него сумм, уплаченных ему ранее в возмещение расходов на использование электростанций при строительстве двух вышеупомянутых объектов.
Возмещение данных расходов не было предусмотрено сметами строительства, следовательно, получение их подрядчиком привело, по мнению заказчика, к неосновательному обогащению подрядчика.
Задача 6:
Штейман приобрел в туристической фирме «Динамосервис» путевки в Турцию дам себя и своей бывшей жены с ребенком. Через эту фирму он забронировал в отеле два отдельных номера: одноместный и двухместный.
Однако в это время в Турции проходил съезд ассоциации защитников Курдистана и таких свободных номеров в гостинице не оказалось. Туристам предложили поселиться в двухкомнатном четырехместном номере.
Возражение жены Штеймана о том, что ставшие чужими люди не могут проживать совместно, принимающая фирма отклонила как несостоятельное. При этом Штейману была выдана справка о том, что ему был предоставлен другой номер по причинам, не зависящим от турецкой стороны.
После возвращения с курорта Штейман обратился в туристическую фирму с требованием о возмещении убытков и морального вреда.
Ему выплатили сумму, эквивалентную 75 долларам США, в счет компенсации разницы между стоимостью заказанных и фактически предоставленного номеров.
Не удовлетворившись полученной суммой, Штейман обратился в суд с иском к туристической фирме о возмещении убытков и морального вреда.
Ответчик признал, что условия договора действительно не были выполнены, однако не по вине турфирмы, а потому никакой ответственности фирма нести не должна.
Суд отказал в иске на том основании, что истец приобрел товар, за недостатки которого после передачи его покупателю продавец не отвечает. Кроме того, эти недостатки возникли в результате действий третьих лиц.
Задача 7:
25 марта 2001 г. грузополучатель - ООО «Альфа-М» предъявило претензию авиакомпании «Байкальские авиалинии» о возмещении ущерба, причиненного недостачей груза, который в соответствии с условиями заключенного договора воздушной перевозки грузов был доставлен перевозчиком 25 июля 2000 г. рейсом из аэропорта г. Красноярска в аэропорт г. Самары.
Не получив письменного ответа на претензию, заместитель генерального директора по правовым вопросам ООО «Альфа-М» обратился к руководителю отдела по грузовым перевозкам авиакомпании «Байкальские авиалинии» за разъяснениями. Сотрудник авиакомпании пояснил, что грузополучатель утратил право на предъявление перевозчику претензии, поскольку в соответствии с п. 1 ст. 126 ВК РФ претензия к перевозчику при внутренних воздушных перевозках может быть предъявлена в течение шести месяцев, при этом срок исчисляется начиная со дня, следующего за днем выдачи груза.
25 июня 2001 г. ООО «Альфа-М» обратилось в арбитражный суд с иском к авиакомпании «Байкальские авиалинии». Однако судья возвратил исковое заявление истцу, мотивируя свое решение тем, что суду не были представлены документы, свидетельствующие о соблюдении досудебного (претензионного) порядка разрешения спора.
Задача 8:
ОАО «Пароход» (принципал) заключило с ЗАО «Танкер» (агент) договор на агентское обслуживание судов.
По условиям договора агент принял на себя обязательства от своего имени, по поручению и за счет принципала совершать юридические и иные действия, связанные с обслуживанием судов, принадлежащих, зафрахтованных либо находящихся в эксплуатационном управлении пароходства, в случае захода этих судов в специализированный морской порт «Витино».
В период навигации в порт осуществлялись заходы танкеров, судовладельцем которых являлось пароходство. Соответствующие заявки по оказанию услуг буксирного обеспечения ошвартовки судов (наряды на буксир) подавались законными представителями судовладельца — капитанами судов. Факт оказания услуг документально подтверждался подписанием капитанами судов нарядов по завершении работ.
Порт выставил пароходству к оплате счет за оказанные услуги по тарифам, утвержденным приказом генерального директора порта.
Пароходство отказалось оплатить услуги по установленным портом тарифам, а также не приняло на себя оплату буксирных услуг по двум судам, не принадлежащим пароходству, считая, что обязанность оплаты услуг порта возложена на агента как вытекающая из условий агентского соглашения.
Агент отказался от оплаты, сославшись на соответствующий раздел агентского соглашения, не содержащий условий о поручении ему заключить договор с портом об оказании услуг по буксирному обеспечению судов. Он полагал, что этот вид услуг был оказан вне рамок агентского договора, а потому следует руководствоваться нормами гл. XII «Договор буксировки» КТМ РФ, а не правилами об агентировании гл. 52 ГК РФ.
Агент полагал, что в пользу возложения обязанности по оплате оказанных услуг на пароходство свидетельствуют еще два обстоятельства.
Во-первых, подача заявок (нарядов на буксир) осуществлялась капитанами судов как законными представителями пароходства.
Во-вторых, пароходство направило порту письмо, в котором обязалось частично погасить задолженность перед портом по судозаходам судов пароходства.
Спор поступил на рассмотрение арбитражного суда.
Задача 9:
Германов обратился в суд с иском к страховой компании «Сиверко» о взыскании страхового возмещения в размере 600 тыс. руб., а также неустойки в размере 3% за несвоевременную выплату страхового возмещения.
В исковом заявлении Германов указывал, что он заключил договор страхования принадлежащей ему дачи и хозяйственных построек по страховой оценке в 500 тыс. руб. от рисков, в число которых входил пожар от любых причин.
В период действия договора страхования дача сгорела, и компания выплатила ему 200 тыс. руб., что не соответствует установленной в договоре страховой сумме.
Представитель компании иск не признал на том основании, что при заключении договора Германов ввел страховщика в заблуждение, указав в качестве объекта страхования баню, не существующую в действительности. По мнению страховщика, стоимость дачи и хозяйственных построек была завышена.
При рассмотрении спора было установлено, что при заключении договора страхования страховщик не производил осмотр имущества и не направлял страхователю никаких письменных запросов об обстоятельствах, имеющих существенное значение для определения размера возможных убытков от наступления страхового случая.
Вызванные в суд в качестве свидетелей соседи Германова по даче заявили, что бани у истца не было, а рядом с дачей стоял старый металлический гараж для автомашины, в котором Германов держал кур и кроликов.
По заключению экспертизы дача была построена без фундамента, стены не обшиты, нижние бревна прогнили.
Указанные факты свидетельствовали о значительном завышении страховой стоимости объекта страхования и намерении истца сообщить ложные сведения о нем.
Лупин Владислав:
Задача 1:
Адвокаты Иванов, Петров, Сидоров обратились в суд с иском к ОАО «Гидра» о взыскании дополнительного вознаграждения согласно договору об оказании юридической помощи.
В ходе судебного разбирательства выяснилось, что в соответствии с договором адвокаты приняли на себя обязательства по защите интересов общества в апелляционной инстанции арбитражного суда путем участия в процессе.
Стоимость услуг адвокатов была определена в сумме 100 тыс. руб., которые подлежали уплате в течение трех дней с момента подписания договора.
Договором также было предусмотрено дополнительное вознаграждение, выплата которого обусловливалась принятием судом апелляционной инстанции постановления в пользу общества.
По результатам рассмотрения спора апелляционная инстанция вынесла постановление в пользу общества.
Общество отказалось выплатить адвокатам дополнительное вознаграждение, сославшись на то, что его размер был существенно завышен по сравнению с расценками, обычно взимаемыми за подобные услуги.
Задача 2:
ООО «Привоз» (страхователь) обратилось в арбитражный суд с иском к ЗАО «АРКО» (страховщику) о взыскании 400 тыс. руб. страхового возмещения по договору страхования; 900 тыс. руб. пени за несвоевременную выплату страхового возмещения по договору; 120 тыс. руб. убытков в виде упущенной выгоды в связи с невыполнением страховщиком своих договорных обязательств; 200 тыс. руб. расходов на оплату юридических услуг.
Ответчик предъявил встречный иск о признании договора страхования недействительным.
В судебном заседании выяснилось следующее.
По договору страхования имущества ООО «Привоз» застраховало в ЗАО «АРКО» имущество на сумму 300 тыс. руб.
Страхование производилось на случаи: повреждения огнем в результате стихийного бедствия; аварии; неисправности; противоправных действий; механического повреждения вследствие противоправных действий; кражи (грабежа).
29 июня 2008 г. застрахованное имущество было уничтожено при пожаре, причиной которого, согласно акту о пожаре, постановлению об отказе в возбуждении уголовного дела и заключению органов государственной пожарной службы от 11 июля 2008 г., явился грозовой разряд.
В ответ на обращение страхователя о выплате страхового возмещения страховщик ответил отказом, считая договор страхования недействительным в связи с отсутствием у страхователя интереса в сохранении имущества, поскольку ООО «Привоз» не являлось его собственником, а лишь арендовало его на основании договора аренды от 5 апреля 2008 г. сроком на 15 лет.
Истец обратился в адвокатское бюро с просьбой дать письменное заключение по следующим вопросам:
—возможно ли связывать наличие страхового интереса у страхователя исключительно с принадлежностью имущества на праве собственности или также на ином законном основании;
—зависит ли право на получение страхового возмещения от того, является ли ООО «Привоз» как арендатор ответственным за гибель имущества перед собственником-арендодателем или произойдет его неосновательное обогащение за счет страховых выплат;
—как влияет на решение вопроса об ответственности арендатора ООО «Привоз» перед собственником-арендодателем распределение риска случайной гибели имущества с учетом факта его уничтожения вследствие действия непреодолимой силы.
Непринцева Екатерина:
ЗАО «Сибирь» (страховщик) и ООО «Полис» (страхователь) заключили договор страхования имущества, принадлежащего на праве собственности ООО «Полис».Согласно договору «объектом страхования являются имущество, указанное в перечне, являющемся неотъемлемой частью договора, вычислительная техника, находящаяся в офисах № 401, 403, 405, 407, расположенных по адресу: ул. Гидростроителей, 53, и в здании медицинского лицея, находящегося на ул. Курганской, 12». Индивидуальные признаки вещей, входящих в состав застрахованного имущества, в договоре не описывались.
Через три месяца после заключения договора, испытывая потребность в новых помещениях в связи с расширением сферы профессиональной деятельности, ООО «Полис» приобрело другой офис (ул. Байкальская, д. 17), переместив в него часть застрахованного имущества, которое спустя некоторое время было похищено.
Страхователь направил страховщику уведомление о состоявшейся краже застрахованного имущества и необходимости выплаты страхового возмещения в связи с наступлением страхового случая.
Страховщик требование отклонил, мотивируя свой отказ изменением страхователем в одностороннем порядке условия договора, предусматривающего место нахождения застрахованного имущества по определенному адресу. Страховщик утверждал, что изменение страхователем места нахождения имущества вопреки одному из существенных условий договора страхования противоречит закону и нарушает права страховщика.
Спор поступил на рассмотрение арбитражного суда.
Нефедов Вячеслав:
ООО «Заря» заключило договор о доверительном управлении производственным кооперативом «Октябрь».
Через год после заключения договора ООО «Заря» было объявлено банкротом.
Конкурсный управляющий ООО «Заря» потребовал от кооператива «Октябрь» прекратить управление имуществом и передать его в общую имущественную массу банкрота.
Кооператив «Октябрь» выполнил это требование, и комплекс был передан конкурсному управляющему.
Однако по причине отсутствия средств на оплату труда обслуживающего персонала деятельность кооператива была остановлена.
Вследствие этого организации (учредители доверительного управления), заключившие договоры доверительного управления их имуществом с кооперативом «Октябрь» (доверительным управляющим), начали нести убытки и обратились в арбитражный суд с исками об их возмещении.
Кооператив «Октябрь» иски не признал и предложил всем истцам обратиться к конкурсному управляющему ООО «Заря».
Истцы против этого возражали, полагая, что первоначально их требования должны быть удовлетворены за счет имущества, переданного в доверительное управление, затем за счет управляющего и только потом за счет учредителя управления.
Орлов Владислав:
Задача 1:
Супруги Плотниковы передали в доверительное управление инвестиционной компании принадлежащие им ценные бумаги.
В договоре было установлено, что супруги ежеквартально уплачивают доверительному управляющему вознаграждение в размере 1 % от стоимости переданного в управление имущества и возмещают все необходимые расходы.
Ежеквартально инвестиционная компания представляла отчет о ведущихся операциях.
В очередном отчете супруги обнаружили, что стоимость принадлежащих им ценных бумаг понизилась, и они понесли убытки.
Несмотря на это, инвестиционная компания произвела возмещение расходов, понесенных ею в связи с доверительным управлением ценными бумагами за отчетный период, в частности очередной платеж депозитарию, ведущему учет ценных бумаг, и выплатила себе вознаграждение за очередной период.
Полагая, что доверительный управляющий имеет право на вознаграждение и возмещение расходов только из дохода, получаемого от доверительного управления, супруги Плотниковы потребовали от инвестиционной компании возместить причиненный им ущерб.
Задача 2:
Тимошин, проживавший в Орехово-Зуево, имел в пригородной зоне фруктовый сад и огород.
С соседом по дому в городе Бугреевым он заключил договор, в соответствии с которым тот обязался продавать овощи и фрукты, выращенные Тимошиным, на городском рынке за вознаграждение в размере 10% от стоимости реализованных фруктов и овощей. Собранные овощи и фрукты Бугреев перевозил для хранения на квартиру Тимошина.
В связи с приобретением Бугреевым квартиры в другом районе города он написал Тимошину письмо, в котором сообщал, что отказывается от договора.
Из полученных от продажи овощей и фруктов сумм Бугреев удержал вознаграждение за работу и оставшуюся сумму перевел Тимошину.
Тимошин заболел и в течение двух недель не смог найти замену Бугрееву.
Хранившиеся в квартире овощи и фрукты испортились и были проданы на 30% дешевле.
После выздоровления Тимошин предъявил иск к Бугрееву, требуя взыскания с него убытков, причиненных односторонним отказом от договора.
Задача 3:
Рачков работал коммерческим агентом торгово-закупочного кооператива «Меркурий». В силу агентского договора, заключенного с кооперативом. Рачков был обязан заключать сделки от своего имени, но в интересах кооператива для приобретения продовольственных и промышленных товаров. Срок договора был установлен в один год с выплатой агентского вознаграждения по соглашению сторон после представления отчета.
Находясь в тепличном хозяйстве «Петровское», Рачков, зная о необходимости регулярно поставлять кооперативу овощную продукцию, выращенную в тепличном хозяйстве, заключил с хозяйством договор на покупку этой продукции для кооператива.
В процессе исполнения обязанностей коммерческого агента Рачкову потребовалось осуществить закупку кружев, изготовленных ООО «Вологодские узоры». Не имея возможности лично заключить договор купли-продажи кружев. Рачков договорился с членом торгово-закупочного кооператива «Меркурий» Потаповым, что он проведет в Вологде переговоры о предстоящей сделке и оформит необходимые документы на имя кооператива.
В течение всего осенне-зимнего периода тепличное хозяйство поставляло торгово-закупочному кооперативу «Меркурий» овощную продукцию по договору, заключенному Рачковым.
Потапов, выполняя поручение Рачкова, закупил для кооператива партию кружев на общую сумму 500 тыс. руб.
Исполнив свои обязанности посредников. Рачков и Потапов обратились к кооперативу с требованием о выплате вознаграждения.
Кооператив отказался удовлетворить их требования.
В отношении Рачкова отказ был мотивирован тем, что представленный им отчет не содержит необходимых сведений, подтверждающих произведенные расходы.
Потапову председатель кооператива заявил, что не поручал ему действовать от имени кооператива. Обязательство, принятое Потаповым от Рачкова, не создает никаких правовых последствий для кооператива.
Задача 4:
Нотариус Ушаков был женат и имел двух сыновей: Василия и Петра.
Василий жил отдельно от отца и был с ним в ссоре.
Ушаков составил завещание, в котором указал, что все его имущество после смерти должно перейти к жене и Петру, в том числе по договорам страхования.
Ушаков (страхователь) заключил несколько договоров страхования с ЗАО «Альянс» (страховщик): страхования жизни, страхования от несчастных случаев, страхования предпринимательского риска осуществления нотариальной деятельности и страхования принадлежащего ему автомобиля.
В период действия этих договоров Ушаков, находясь в отпуске в другом городе, встретил там своего фронтового друга Рудина, который во время войны спас ему жизнь и которого он безуспешно разыскивал долгие годы после окончания войны.
Возвратившись домой, Ушаков обратился в страховую организацию, с которой были заключены договоры, и составил распоряжение о назначении Рудина выгодоприобретателем по всем четырем договорам.
После смерти Ушакова его сыновья предъявили иск к Рудину и ЗАО «Альянс» о признании недействительным страхового распоряжения о назначении Рудина выгодоприобретателем.
Они утверждали, что распоряжение, не оформленное нотариально, не может отменить надлежащим образом составленное завещание.
Сын Василий также указал, что еще до смерти отца он был признан инвалидом II группы. Поскольку завещатель не вправе лишить своих нетрудоспособных детей обязательной наследственной доли, он требует предоставления части сумм, причитающихся к выплате по договорам страхования.
Задача 5:
Банк «Трио» (кредитор) обратился к ЗАО «Мираж» (заемщику) с иском о взыскании суммы кредита и процентов за пользование денежными средствами по договору от 3 сентября 2007 г. на общую сумму 15 млн. 750 тыс. руб.
В отзыве на исковое заявление ответчик указал, что банк без согласия и распоряжения заемщика после учета данной суммы на открытом заемщику ссудном счете зачислил указанную сумму в счет погашения долга по другому кредиту, полученному заемщиком ранее (в 2002 г.), сроком на один год.Пересыпкина Анастасия:
Задача 1:
В гардеробе института было утеряно много жетонов, в связи с чем верхняя одежда принималась на хранение без выдачи жетонов.
Студент Головлев, придя на занятия, был вынужден сдать куртку в гардероб без получения жетона.
По окончании занятий ему отказались выдать куртку и потребовали предъявить жетон.
Головлев заявил, что куртка у него была принята без жетона, что подтверждали многие студенты, которые сдавали верхнюю одежду одновременно с ним.
Как выяснилось, куртки Головлева в гардеробе института уже не было.
Администрация института отказалась возместить Головлеву стоимость куртки, после чего Головлев обратился с иском в суд.
Задача 2:
Никонов был осужден за причинение Титову тяжких телесных повреждений.
Страховая компания выплатила Титову по договору личного страхования страховое обеспечение в размере 150 тыс. руб., отказав в компенсации морального вреда, поскольку в договоре страхования и Правилах страхования от несчастных случаев, приложенных к договору страхования, не были предусмотрены в качестве страхового риска действия, причиняющие физические или нравственные страдания.
Страховщик, считая Никонова обязанным возместить произведенную страховую выплату, предъявил к нему иск.
Титов заявил требование о компенсации морального вреда.
Решением суда иск страховщика был удовлетворен со ссылкой на ст. 1081 ГК РФ.
В иске Титову было отказано на основании ст. 1100 ГК РФ.
Кассационная инстанция оставила решение суда по иску страховщика в силе с изменением квалификации требования на ст. 387 ГК РФ.
Правильность решения, принятого судом в отношении Титова, была подтверждена ссылкой на ст. 947 ГК РФ.

Приложенные файлы

  • docx 23883696
    Размер файла: 56 kB Загрузок: 1

Добавить комментарий