Конспект лекций (теор.геогр)











ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
Конспект лекций

1. История развития теоретической географии
Появление теоретической географии (ТГ) среди других географических наук связано с трудами как отечественных, так и зарубежных ученых. Ю.Г. Саушкин (1976) первенство в выделении ТГ отдал Б.Б. Родоману, который в одной из своих работ в 1956 г. писал: «Пора разработать специальное учение о логических формах районирования и сложных классификаций в географии и их изображении на карте, которое так же относилось бы к методологии районирования отдельных географических наук, как грамматика к словарю, как алгебра к арифметике, как картография к остальным географическим наукам».
В это же время зарубежные ученые так же подошли к необходимости пересмотра некоторых аспектов науки, а в частности ее понятийно-категориального аппарата.
В 1962 г. в Швеции вышла книга В. Бунге «Теоретическая география». Совместно с Т. Хёгерстрандом, с чьей помощью книга выша в свет, В.Бунге предложил выделить новую науку – теоретическую географию.
Путь развития ТГ они видели таким: картография, все более насыщаясь математическими методами становится метагеографией, а затем все более абстрагируясь превращается в теоретическую географию.
В.Бунге (1967) дал и определение теоретической географии как науки о пространственных структурах в их общем, абстрактном выражении. Созвучна с этом и позиция Ю.Г. Саушкина (1976), который писал: «Теоретическая география» ставит своей задачей выявление наиболее общих законов и построений пространственно-временных структур, изучаемых географическими науками».
В. Бунге отмечал необходимость ревизии географических понятий, таких как «расстояние», «расположение», «близость», «циркуляция», «стратификация» и т.д. Такой пересмотр обусловлен развитием всей науки, в т.ч. и геометрии, которая обогатилась идеями Римана и Лобачевского, а между тем географы до сих пор пользуются теми понятиями, которые были даны еще Евклидом.
Кроме этого, В. Бунге уделил внимание и анализу расстояний и оптимальному размещению географических объектов. Он предложил принцип: «Располагай взаимодействующие объекты как можно ближе друг к другу» (Бунге, 1967).
Работа В. Бунге вызвала определенный резонанс в географическом сообществе. Так, в 1971 г. вышла работа А.М. Смирнова «Общегеографические понятия». Автор поддержал своего коллегу в выделении теоретической географии, однако критиковал выделенный В. Бунге принцип, указывая на то, что и сам автор и В. Кристаллер и А.Лёш, на чьи работы он ссылается не учитывают влияние объектов на пространство в целом. Кроме этого, А.М. Смирнов большую часть работы посвятил представлениям о пространстве, тем самым дав начало новой волне исследований в этой области.
Однако не все ученые поддерживали выделение теоретической географии в отдельную науку. Еще в 1950-е гг. в зарубежной географии развернулась глубокая дискуссия о месте и задачах географии.
Одна позиция была наиболее подробно изложена в работе Ф.К. Шефера (1953). Его оппонент Р. Хартшорн (1953) обобщил ее так: «География – наука, которая ищет закономерности, и все явления в природе и обществе полностью обусловливаются этими закономерностями». Однако сам Р.Хартшорн имел прямо противоположную точку зрения. Будучи приверженцем концепции уникальности, он считал, что выявить географические закономерности очень трудно, так как географы изучают явления в «уникальных местоположениях». По мнению Р.Хартшорна, главная функция, цель науки – познавательная.
Эта дискуссия зарубежных ученых прозвучала в нашей стране в иной плоскости. Поддержав В. Бунге в выделении теоретической географии, Ю.Г. Саушкин, А.М. Смирнов и другие, приобрели оппонентов. Так, например, В.А. Анучин (1972) писал: «Совершенно несостоятельны попытки обоснования еще одной «особой» науки – «теоретической географии», противопоставляемой географии, как якобы не теоретической. Наук, лишенных теории не существует В каждой из наук есть своя теория, свои теоретические концепции, синтезирующие все разделы данной области человеческих знаний. Есть теория науки, а не «теоретическая наука», есть теория географии, а не теоретическая география». Этой же точки зрения придерживался и С.В. Калесник.
Выступая за «единую географию», В.А. Анучин считал, что выделение теоретической географии может нанести вред всей географической науке, «разбивая единую теорию географии на множество особых теоретических наук». Однако опасения не подтвердились. Выделение теоретической географии не нанесло урон единству географии, но теоретическая география заняла свое место в структуре географии, как ее наиболее абстрактное ядро.
2. География как научная дисциплина
География относится к числу древних наук, прошедших длительный путь исторического развития. Возникнув в составе философии, она постепенно обособилась, концентрируя свое внимание на землеописании. География почти с самого начала своего существования служила человеку, а ее содержание носило антропоцентрический характер. На первом этапе развития она была единой наукой, изучающей взаимосвязи и взаимозависимости в территориальных сочетаниях «земля – человек». Более глубокое познание отдельных компонентов, эволюционирующих природы и общества способствовало дифференциации науки и появлению отдельных географических дисциплин. Сформировались две основные ветви географии – природная (физическая) и общественная география, в составе которых «возникли» более частные дисциплины (геоморфология, климатология, гидрология, география населения, промышленности и др.).
Дифференциация науки позволила сделать ряд географических открытий, решить задачи покомпонентного развития природы и общества. Вместе с тем она постепенно начала давать и отрицательные результаты, поскольку стала возвышаться «стена» между природой и обществом, началось противопоставление естественно-географических и общественно-географических наук.
В последние годы крепнет убеждение, что наиболее прогрессивным и перспективным направлением в развитии географии как целостной системы наук является интеграция научных направлений. При этом все большую роль стали играть глобальные, национальные, региональные проблемы, находящиеся на стыке природы, населения и хозяйства. Отсюда и возникла важная потребность единения географических наук.
Интегрирующим началом географических дисциплин являются объектно-предметная сущность науки, общегеографическая теория и теоретическая география, пространственный аспект и географический метод исследования, системно-диалектический подход и геоэкологические изыскания, общие принципы функционирования наук и др.
Итак, путь, который прошла география, можно представить следующим образом: единая география – дифференциация географии – единая система географических наук.
Исходными понятиями науки являются объект и предмет познания, которые ориентируют исследовательскую деятельность и структурируют саму науку. Объект и предмет географии позволяют не только определить и сохранить исследовательскую «нишу» в системе научного знания, но и «организовать» всю совокупность географических учебных дисциплин.
Объект – это категория, выражающая то, что противостоит субъекту в его предметно-практической и познавательной деятельности.
Предмет – это часть объекта, непосредственно включённая в практическую деятельность субъекта или в процесс познания.
Объектом географии является географическая оболочка, предметом – пространственная организация географической оболочки, проявляющаяся в виде географических (территориальных, пространственных) систем.
Географическая оболочка (или геоверсум, по Э.Б. Алаеву) представляет собой сложное образование, включающее сочетание литосферы, гидросферы, атмосферы, биосферы, социосферы.
В геоверсуме протекают разнообразные процессы, связанные с трансформацией космической энергии в тепловую, световой в биологическую, биологической – в духовную. В составе геоверсума проявляется многообразие видов свободной энергии и наличие вещества в трех состояниях – твердом, жидком и газообразном.
Геоверсум отличается сложным сочетанием компонентов, включая абиотические, биотические, экономические, демографические, социальные и другие компоненты. Пространственно-временные сочетания этих элементов формируют своеобразный географический мир, выступающий составной частью реального мира.
Характерной чертой геоверсума является циклический характер функционирования, выраженный в круговоротах вещества и энергии. Наиболее ярко проявляются круговороты воды, кислорода, углерода, азота, фосфора, серы и других элементов. При этом различаются круговороты механического перемещения однородных масс (циркуляция атмосферы, морские течения и др.), физико-химического преобразования со сменой агрегатного состояния вещества (влагооборот) и биологической трансформации (обновление биомассы).
Естественные круговороты вещества и энергии испытывают мощное антропогенное (и техногенное) воздействие, возникающее в процессе жизнедеятельности людей. Люди не только воздействуют на круговороты, но и сами включаются в них, выполняя функции трансформации, генерации, регенерации, поглощения и др. Человек стал заметной составляющей геоверсума и действенным компонентом круговоротов вещества и энергии.
Для геоверсума как предельного объекта географии характерны следующие черты (по Э.Б. Алаеву):
- единство, взаимосвязь и взаимодействие всех компонентов элементов;
- зональность;
- цикличность (суточная, годовая) включая круговороты вещества и энергии;
- гироскопичность, как результат сложения движения компонентов с вращательным движением Земли;
- центросимметричность геосфер, определяемая центральной симметрией гравитации;
- предельность, выражаемая в определенной автаркии геоверсума;
- вещественный полиморфизм – многообразие форм и структур компонентов и элементов геоверсума;
- геопространственный полиморфизм – разнообразие явлений и тел, подверженных пространственной дифференциации;
- региональность – дискретизация геоверсума в форме районов.
Перечисленные особенности геоверсума отражают его уникальность, сложность и взаимообусловленность функционирования всех элементов и компонентов. Он также отличается диалектическим сочетанием континуальности (непрерывности) и дискретности (прерывности).
Континуальность выражается в непрерывности геоверсума и сплошном распространении атмосферы, гидросферы, литосферы, биосферы. Дискретность геоверсума проявляется в его делимости. Так, по функционально-компонентным признакам в геосфере можно выделить ландшафтную сферу и ойкумену.
Ландшафтная сфера, выделенная Ю.К. Ефремовым, Ф.Н. Мильковым и другими географами, включает кору выветривания, почвы, растительности, животный мир, приземные слои воздуха, поверхностные и подземные воды. Все, входящие в ее состав компоненты и элементы, тесно взаимосвязаны и взаимообусловлены. Можно предположить, что ландшафтная сфера является объектом изучения физической географии.
Ойкумена – заселенная часть геоверсума, пространственно организованная жизнь общества в тесном сочетании с окружающей средой. Ойкумена является предельным объектом общественной географии.
Итак:
Объектом географии является геоверсум
Объектом физической географии – ландшафтная сфера
Объектом общественной географии – ойкумена
Общим признаком системы географических наук является территориальный (точнее, геоториальный1) аспект изучения. Этот аспект «индивидуализирует» географию в системе научного знания и придает ей хорологический акцент.
Предметом географической науки являются географические (территориальные, пространственные) системы
Предметом общей географии – территориальные природно-общественные системы
Предметом физической (природной) географии – территориальные природные системы
Предметом общественной географии – территориальные общественные системы.
Территориальная природная система представляет собой сочетание естественных и культурных (преобразованных) компонентов.
Территориальная общественная система – сочетание общественных компонентов.
Территориальная природно-общественная система – сочетание естественных и общественных компонентов.
Эти системы находят конкретное выражение в природных и антропогенных ландшафтах, социально-экономических регионах и системах расселения, эколого-экономических и социально-экологических районах.
География – это наука о закономерностях и особенностях развития территориальных природных, общественных и природно-общественных систем, о механизмах регулирования и управления ими.
Современная география охватывает вопросы изучения многообразных природных и социальных процессов и явлений на земной поверхности, их генезис, структуру, эволюцию, морфологию, значение для человека и общества.
География придает особое значение тому, где наблюдаются те или иные явления, как они сформировались в тех или других местах (аспект динамики и времени), почему они могут проявиться (причинно-следственные отношения) и какие последствия их развития (прогнозный аспект).
География отличается сложным внутренним строением, обусловленным полиструктурностью предмета познания, многогранностью подходов и методов исследования, пространственными и временными параметрами изучаемых явлений и процессов. В структуре географической науки в соответствии с основными объектами исследования выделяется природная и общественная география.
В составе природной географии традиционно функционируют ландшафтоведение, палеогеография, геоморфология, климатология, гидрология, почвоведение, биогеография и другие научные направления.
В составе общественной географии выделяются следующие направления: экономическая география, география населения и поселений, социальная география, политическая география, культурная география, география сферы обслуживания, военная география и др.
Выделенные дочерние науки имеют собственный предмет познания, самостоятельную методологию и методику исследования. Каждая из них имеет сложную внутреннюю структуру и дифференцируется на более частные научные направления.
В зависимости от пространственных параметров исследования в составе общей географии выделяются научные дисциплины: регионоведение, страноведение, землеведение.
Регионоведение – общегеографическая научная и учебная дисциплина, раскрывающая закономерности и особенности развития регионов как природно-общественных образований. Формируясь на стыке нескольких научных направлений, регионоведение берет истоки в районном направлении экономической географии с постепенным включением природных ландшафтов.
Страноведение – географическая дисциплина, которая занимается комплексным изучением стран, включая природу, население, хозяйство, культуру, социальную сферу, инфраструктуру и управление. Отечественные географы рассматривают страны с позиции комплексности, системности и проблемности.
Землеведение, рассматриваемое не как раздел физической географии, а как наименование совокупности природно-общественных географических интегральных научных направлений, предметом которых является Земля как планета. Комплексное землеведение находится на стадии формирования и включает совокупность исследований литосферы, гидросферы, атмосферы, биосферы, социосферы и их пространственных форм и организации.
В зависимости от функциональной специфики географического познания формируются следующие научные дисциплины: рекреационная география, география природных ресурсов, геоэкология, социальная экология, медицинская география, мелиоративная география, историческая география, океанология.
Географическая наука структурируется не только по пространственным масштабам и функциональным аспектам, но и по времени исследования. Обычно выделяется историческая географии, раскрывающая историю открытий и географических учений. Особое внимание уделяется отражению жизнедеятельности путешественников и ученых, их взглядов и вклада в развитие географических идей.
Наряду с современной географией формируется прогнозная география, включающая прогнозы, гипотезы, концепции, проекты и программы развития территориальных систем.
В «зонах» контакта географии со смежными науками (экологией, историей, медициной, картографией, математикой, кибернетикой и др.) сформировались такие научные направления, как геоэкология, историческая география, медицинская география, геокартография, математическая география, геокибернетика и т.д.
Активное формирование пограничных дисциплин обусловлено уникальным положением географии на стыке естественных, общественных и технических наук. География является своеобразным «мостом» между научными дисциплинами, интегрируя их в единую систему научного знания. Уникальное положение географии позволяет творчески решать актуальные проблемы современности – взаимодействия природы и общества на разных пространственных уровнях, территориальной организации геоверсума, эффективного функционирования природных, общественных и природно-общественных систем.
В современной системе географических наук наметился широкий круг исследований, и одновременно проявляются контуры нескольких стержневых направлений. Среди них выделяются следующие:
1. Изучение пространственных процессов, объяснение пространственного распределения явлений (ответы на вопросы «где?», «что?», и «почему?»), сосредоточение внимания на расстояниях, географическом положении, географическом пространстве.
2. Анализ взаимосвязей и взаимодействий природы и человека во всей их сложности. Причем анализ систем «природа – общество», «человек – среда» тоже имеет пространственный аспект, поскольку подобные взаимосвязи порождают неравномерность пространственных распределений на всех уровнях.
3. Внимание к многогранным региональным проблемам. В последние годы региональный анализ переживает бурное возрождение, связанное со смещением центра на региональный и локальный уровни, повышенным интересом и уникальностью того или иного места, изучением взаимосвязей между регионами и внутри них.
4. Важнейшей задачей географии является решение глобальных проблем. Природа и природные процессы не знают административных границ. Мир становится всё более многоликим и разнородным и одновременно соединенным общими потоками мировой науки и культуры, возрастающим единением всех государств и этносов, формированием в итоге «Земли людей».
В целом всё большее число проблем, встающих перед человечеством, перед нашим государством в частности, приобретает ярко выраженную географическую окраску. Есть основания считать, что актуализация географических знаний будет возрастать и в дальнейшем. В связи с этим резко повышается интерес к географическому подходу в исследованиях и географическому мышлению.
Географический подход и географическое мышление имеют отличительную черту, заключающуюся в том, что они «привязаны» к территории и пространству. Территория и пространство – это фундаментальные категории повседневной жизни, и географы пытаются понять и объяснить, какую роль они играют в человеческой деятельности, как эта деятельность связана с конкретными ситуациями и мировоззрением, как нам лучше организовать пространство. Географический подход отличается комплексностью и особым вниманием к пространственным связям, расстояниям, местоположению, размещению, организации, регулированию явлений в пространстве.
Способность мыслить пространственными образами и понятиями необходима не только в науке, но и в общественной жизни, культуре и искусстве.
Только географы могут дать целостное представление о географической оболочке (геоверсуме), как сфере взаимопроникновения и непрерывной связи литосферы, атмосферы, гидросферы, биосферы и социосферы. Другие науки также затрагивают эти области, но география акцентирует их, и только в ней все аспекты эволюции геоверсума оказываются неразрывно объединенными. Географические работы расширяют знания о человеческой деятельности, взаимодействии человека среды его бытия.
Глобальность в географическом мышлении становится всё более важной частью, а кругозор географического мышления в таком случае приобретает философские масштабы. Но глобальность мышления должна быть соединена воедино с региональными и локальными уровнями. Реализуется известное выражение Римского клуба: «Мыслить глобально – действовать локально».
Географическая оболочка (геоверсум) представляется географу не складом случайных вещей, а в виде пространственно-временных ячеек – районов. Районирование играет в географии такую же роль, как классификация в биологии или периодизация в истории. Районированием фиксируется уникальность в природе и обществе, различия от места к месту. При помощи районирования география не только хранит свои знания о земном мире, но и помогает оберечь разнообразие. Районы в общественной жизни – это пространственно-временные формы территориальной организации населения и производства, ячейки человеческого бытия.
В географических исследованиях большое внимание уделяется универсальным и одновременно уникальным явлениям и процессам на Земле. Приоритет уникальности становится основополагающим тезисом географии. С точки зрения географа, всемерно использовать местные ресурсы – значит в каждом месте делать прежде всего то, что можно делать только здесь. Наша Россия настолько велика и разнообразна, что разумно управлять ею из одного центра невозможно. Объективное функционирование социально-экономических регионов становится основой для организации специальных органов самоуправления и повышения их статуса.
Географический подход предусматривает анализ пространственного изменения во времени природных, общественных и природно-общественных систем. В географических исследованиях временная доступность тех или иных объектов, длительность и динамичность происходящих общественных и естественных процессов выдвигаются в ряд важнейших характеристик. С географических позиций время может выступать в качестве важнейшего ресурса.
3. Теория географии и теоретическая география
Сущность теории географии
Современная география относится к классу фундаментальных наук, основанная на развитой теории и конструктивной методологии.
Теория – это форма научного знания, дающая целостное представление о законах и закономерностях развития реального и идеального мира или его компонентов.
Методология – это система основных положений науки, раскрывающих принципы построения, подходы и методы познавательной деятельности. Методология определяет сущность теоретических работ, роль методов и практическую направленность науки.
Теория географии сформировалась исторически и в настоящее время представляет совокупность научных знаний о закономерностях развития географического мира и его компонентов. Говоря о сформированности представлений о теории географии, следует иметь в виду разнообразие подходов к ее трактовке и внутренней структуре.
Так, А.Г. Исаченко в теории географии различает три главных блока:
1) учение об эпигеосфере;
2) учение о территориальной дифференциации, куда относится и районирование, играющее по существу роль связующего звена между всеми тремя блоками;
3) учение о географических системах, одновременно выполняющее функцию теории территориальной интеграции.
К ним он также относит комплекс теоретических вопросов, относящихся к географическим аспектам взаимодействия природы и общества.
А.М. Трофимов и М.Д. Шарыгин полагают, что фундаментальная часть географии представляет собой трёхуровневую теорию географии:
на первом уровне генерируются теории частных («дочерних») географических наук,
на втором уровне формируется общая теория географии,
на третьем уровне создается теоретическая география.
Каждый уровень отличается «характером» обобщения, степенью формализации, широтой географических идей. Все уровни диалектически взаимосвязаны и взаимообусловлены.
Первый уровень охватывает всю совокупность теорий частных географических наук. Теоретические суждения зародились на базе географических исследований разных природных и общественных явлений и процессов. На этом уровне фундаментализации общеизвестны учения о ландшафтах, территориально-производственных комплексах, городах, теории физико-географического районирования, природно-климатического зонирования и т.д.
На втором уровне фундаментальных исследований формируется общая теория географии, предметом которой являются пространственно-временные формы геоверсума – интегральные (природно-общественные) геосистемы. Проблемы взаимодействия природы и общества в границах разного иерархического уровня могут быть решены при условии глубоко разработанной общей теории развития геосистем.
Фундаментальные исследования целостных геосистем требуют нового уровня познания, который создается раскрытием законов и закономерностей природно-общественных явлений и процессов дедуктивным путём. С этой целью успешно разрабатывается совокупность новых методов исследования геосистем и геоситуаций, широко привлекаются системно-диалектический, региональный и экологический подходы.
Третий уровень фундаментальных исследований ассоциируется с теоретической географией. Для неё характерны высшая степень абстракции и формализации. Становление теоретической географии связано с изысканиями зарубежных (В. Бунге, Т. Хёгерстранд, П. Хаггет, Д. Харвей и др.) и отечественных (Ю.Г. Саушкин, А.М. Смирнов, В.М. Гохман, Б.Б. Родоман, А.М. Колотиевский и др.) ученых. Её появление было вызвано потребностью познания географического пространства и времени, географического поля, пространственно-временных структур, процессов и ситуаций. Наибольший интерес к познанию теоретической географии проявился в 70-80-е гг. XX столетия.
Теория географии представляет собой совокупность всех географических теорий, которые сформировались в процессе развития географии и её частных научных дисциплин.
Сущность теоретической географии
В настоящее время теоретическая география как целостное научное направление пока ещё не сформировалась. Основными причинами её неопределённости являются резкий спад теоретических изысканий, сохранение противников не только теоретической, но и общей географии.
Для определения контуров и внутренней сути теоретической географии следует рассмотреть позиции её сторонников. Так, А.М. Смирнов отмечал, что теоретическая география обобщает результаты всех географических наук, выявляя для всех этих наук объективные законы, формирует основные теоретические положения для географии в целом.
Ю.Г. Саушкин теоретическую географию определяет как науку о логике геопространств, их свойствах и принципах изучения и картографирования.
В.М. Гохман и Б.Б. Родоман цель теоретической географии видят в выявлении пространственных закономерностей, связывающих отдельные области географии в единую, целостную систему наук.
У. Мересте и Х. Ялласто подчеркивают, что теоретическая география рассматривает только те закономерности, которые являются общими для всех объектов, изучаемых географией.
А.М. Колотиевский различает теоретическую географию в широком и узком понимании. В широком понимании – это общая теория системы географических наук, совокупность наиболее общих (а не всех) и только взаимосвязанных географических концепций, теорий, гипотез, а в узком её понимании – это общая теория географических пространственных систем (геохоросистем).
Данный перечень подходов к определению теоретической географии отражает близость взглядов и наличие общих типических сторон в структуре новой науки
Являясь наиболее абстрактной географической наукой, теоретическая география призвана объединить физико-географические и социально-экономические сильно дифференцированные научные направления в целостную географическую науку. В этом плане теоретическая география выполняет роль «географической философии» и является интегрирующим ядром для всех географических дисциплин.
Теоретическая география изучает наиболее общие пространственные закономерности развития, свойственные как природным, так и общественным объектам и процессам, она изучает также структуру, функции и морфологию географического поля, географического пространства и географических систем.
Теоретическая география и смежные науки
В научной литературе встречаются возражения против теоретической географии на том основании, что уже сложилась теория географии, получившая международное признание. Противопоставление теоретической географии и теории географии, на наш взгляд, беспочвенно и противоречит логике развития науки, Подтверждением этого служит развитие теоретической физики, теоретической механики, теоретической геологии, теоретической биологии, которое подтверждает плодотворность их функционирования наряду с теорией физики, механики, геологии, биологии.
С целью более четкого определения статуса теоретической географии необходимо осуществить разграничение её со смежными науками и в первую очередь с теорией географии. Последняя представляет собой совокупность всех географических теорий, которые сформировались в процессе развития географии и её частных научных дисциплин.
Ю.Г. Саушкин правильно отмечает, что теория географии зародилась вместе с самой географией и неразрывна с ней. Не может быть науки, которая не имела бы своей теории. Закономерно говорить и о теории картографии, теории геоморфологии, теории экономической географии.
Развивая данное положение У. Мересте и Х. Яласто подчеркивают, что «теорию географии можно характеризовать как учение о всевозможных закономерностях, которыми в рамках географических наук вообще занимаются, невзирая на конкретные области проявления этих законов. В противовес этому теоретическая география рассматривает только те закономерности, которые являются общими для всех объектов, изучаемых географией».
Таким образом, теоретическая география и теория географии – это два самостоятельных научных направления, тесно взаимосвязанных между собою.
Представляется актуальным очертить круг исследований формирующейся новой научной дисциплины – метагеографии. Её отрицание (или замалчивание), встречающееся в ряде научных работ, связано с начальным этапом формирования и определённой «размытостью» цели и задач исследования.
Появление и становление метагеографии – это закономерный процесс реализации и конкретизации объективно существующей метатеории, развитие которой никто не отрицает. По аналогии с метатеорией, изучающей закономерности какой-либо теории, предметом изучения метагеографии является теория и методология географии.
Развиваясь смежно и сопряжено с теоретической географией, она исследует потенциал, возможности географической науки, выявляя её глубинную сущность. Метагеография ставит своей задачей определить, что такое география, чем она занимается, каково её место в ряду других наук, каковы её основные понятия, какова аксиоматика географии, её структура и место в системе научного знания.
Теоретическая география отличается повышенной формализацией, в связи с чем широко использует математические методы. Математизация географии привела к тому, что ряд ученых стал выделять новую научную дисциплину – математическую географию. Имеются попытки дать её определение и очертить круг вопросов, решаемых ею. Так, Б.Л. Гуревич и Ю.Г. Саушкин писали: «Выражаясь более развернуто, под математической географией мы понимаем науку, изучающую математическим методом сложные динамические (т.е. изменяющее со временем свое состояние) пространственно (территориально и акваториально) размещенные системы, в которых соединены воедино прямыми и обратными связями – природа, производство, население (включая и его потребление)».
На наш взгляд, высказанная позиция точно отражает сущность математической географии как методологической науки. Отсюда вытекает близость и сопряженность двух наук: теоретической и математической географии. Всё же это разные науки, имеющие собственные предметы и круг задач исследования.
Встречаются и другие точки зрения. Так, В. Бунге ставит знак равенства между ними. Мы полагаем, что теоретическая география значительно шире по объему и разнообразнее по методам математической географии. Последняя имеет обслуживающий характер и может (правда несколько грубо) рассматриваться (наряду с геокибернетикой и др.) в качестве специальной методики теоретической географии.
Итак, рассмотрев отношения и связи теоретической географии со смежными научными дисциплинами, можно сделать вывод о том, что её формирование и становление осуществляется сопряжено с теорией географии, метагеографией и математической географией. В то же время это самостоятельные научные направления, которые имеют собственный предмет, методы и задачи исследования.
Содержание и главные направления исследований теоретической географии
Теоретическая география выполняет следующие функции:
1. Обобщает и синтезирует географические понятия, теории, концепции, гипотезы, закономерности и факты.
2. Является объединяющим ядром для всех географических наук.
3. Вырабатывает новые знания: понятия, идеи, теории, методы и т.д. (Здесь уместно подчеркнуть важность гипотетико-дедуктивного подхода, согласно которому теоретические схемы не могут быть выведены из опыта чисто индуктивным путем. Они вначале конструируются как бы «сверху» по отношении к эмпирии, а затем накладываются на данные опыта и проверяются ими).
4. Вносит существенный вклад в решение вопросов оптимизации взаимодействия природы и общества, совершенствования природопользования.
5. Разрабатывает теоретические основы географического прогнозирования развития геосистем и их подсистем.
В содержание теоретической географии по А.М. Колотиевскому входят:
1. Теория территориальной дифференциации и организации взаимодействия природы и человеческого общества.
2. Общая теория географических пространственных систем (геохоросистем), основные разделы которой – теория географического регионализма (георегионика) и теория географического структурализма (геоструктуралистика).
3. Теория географического прогнозирования.
4. Теория управления геохоросистемами (геокибернетика).
К этому необходимо добавить важность необходимость разработки общегеографических законов и закономерностей.
В настоящее время исследования в области теоретической географии характеризуются определенной раздробленностью и широким охватом рассматриваемых проблем.
Главные направления в теоретической географии, разрабатываемые отечественными учеными, можно объединить в шесть групп.
1. Разработка понятийного аппарата теоретической географии. В последние годы наблюдается процесс выработки системы общегеографических понятий. Исследования протекают в двух направлениях.
Во-первых, уточняется и обобщается содержание традиционно существующих понятий. Среди таких понятий на онтологическом уровне можно отметить следующие: «географическая оболочка», «географическая среда», «географическое пространство», «географическая граница», «географический район», «территория» и др. На гносеологическом уровне – «географическая закономерность», «географический метод», «картографический метод» и др.
Во-вторых, вырабатываются новые понятия: «геосистема, «географическое поле», «территориальная структура», «поляризованный ландшафт», «пространственный узел» и др. В перспективе намечается формирование понятий и гносеологического характера.
Основу выработки общегеографических понятий заложил В.П. Семёнов-Тян-Шанский в книге «Район и страна» (1928). Наиболее активны в этой области А.М. Смирнов, А.М. Колотиевский, Ю.Г. Саушкин, Б.Б. Родоман, В.М. Гохман, В.Л. Каганский, С.А. Тархов и др.
2. Поиск и обоснование географических закономерностей – устойчиво повторяющихся, необходимых связей между элементами географических полей, между элементами геосистем (интегральных систем природы и общества).
В первом случае выявляются закономерности формализованного (концептуального) характера, во втором – содержательного. Наибольший вклад в разработку общегеографических закономерностей внесли Ю.Г. Саушкин, А.М. Смирнов, С.Я. Ныммик, Ю.Г. Липец, В.А. Дергачёв, И.Т. Твердохлебов и др.
3. Исследование свойств, метризации и строения географического пространства. Выявляется абстрактное и конкретное содержание географического пространства, определяются свойства и структурные уровни, делаются попытки его измерения, вводя и временные параметры. Конкретным воплощением географического пространства является территория, которая исследуется в разных направлениях, вплоть до выхода на территориальные структуры. Оригинальные работы в этой области выполнили В.М. Гохман, О.И. Шаблий, А.Г. Топчиев, А.М. Трофимов, В.С. Лямин, Н.Г. Култашев, В.А. Шупер, В.А. Боков.
4. Изучение морфологии, процессов, структуры и функций географических полей. Географическое поле рассматривается в основном на формализованном уровне с использованием разнообразных методов (математических, логических, «ткань-рисунок» и др.). Подходы к познанию отдельных сторон геополя исследуют А.М. Смирнов, В.А. Шупер, С.Я. Ныммик, Ф.Н. Мильков, А.Д. Арманд и др.
5. Исследование структуры, функционирования, динамики развития геосистем. Следует отметить, что в физической географии термин «геосистема» часто отождествляют с природными территориальными комплексами, а в экономической географии – с территориальными производственными комплексами. Мы же рассматриваем геосистему как интегральное природно-общественное образование, имеющее сложное строение. Структурой геосистем является совокупность системообразующих отношений – определенный их инвариант.
Системный подход в теоретической географии явился мощным методологическим подходом к исследованию связей, динамики функционирования, границ геосистем, их моделирования и конструирования. Среди учёных, занимающихся изучением геосистем, Ю.Г. Саушкин, А.М. Смирнов, А.Ф, Асланикашвили, В.С. Преображенский, И.А. Горленко, А.М. Трофимов, А.М. Паламарчук, Н.Н. Казанцев, В.Л. Бабурин и др.
6. Географическое прогнозирование развития геосистем. Научные исследования в этом направлении отличаются конструктивностью, активностью, творческим характером и практической направленностью. В настоящее время уже выработаны общие его принципы и идет активный поиск адекватных методов и приёмов разработки географических прогнозов. Наиболее плодотворно в этой области работают Ю.Г. Саушкин, Н.Т. Звонкова, П.Я. Бакланов, К.Н. Дьяконов, Ю.Л. Мазуров, И.Р. Спектор и др.
С целью более объективного и полного представления уровня развития и успехов отечественной теоретической географии необходимо сравнить результаты её с работами зарубежных учёных в данной области, сгруппированных Ю.В. Медведковым и Ю.Г. Липецом в пять групп направлений.
1. Геометрия геопространства разрабатывается с помощью представлений и методов геометрии чисел, теории графов, теории статистических распределений математической логики. Наряду с известными работами М. Дейси о полях точек на плоскости изучается пространственная автокорреляция, которая позволяет выявить «силовые поля», возникающие вокруг географических объектов (Л. Карри, А. Клифф и др.).
2. Структурно-системный анализ нацелен на такие задачи как идентификация и параметризация геосистем, моделирование внутрисистемных связей и поиск скрытых структур. В этом направлении много работают Б.Берри, Д. Марбл, Э. Мур, Т. Тоблер и др.
3. Моделирование процессов, связанное обычно с выбором одного из «разрезов» геосистемы. Много внимания уделяется пространственному распространению (диффузии) нововведений в развитие работ Т. Хегерстранда. Новый метод для моделирования географических процессов разработал А. Вильсон.
4. Взаимосвязь формы и процесса. От количественного изучения рельефа местности сделан переход к моделям статистического рельефа. Эти модели тесно связаны и используют результаты работ по геометрии геопространства и моделирования процессов (Амсон, Химен). Взаимосвязь формы и процесса всё чаще стала выявляться в рамках изучения пространственного поведения.
5. Динамика геосистем близка к стремлению географов добиться целостного рассмотрения как временного, так и пространственного измерения в географическом исследовании. Суть современных методов динамики систем (развитых Дж. Форрестером) состоит в охвате большой совокупности прямых и обратных связей. Наиболее оригинальные работы у Г. Вернъерда по динамике районной системы Швеции.
При сравнении круга исследуемых вопросов зарубежных и отечественных ученых видно, что теоретическая география в России не уступала зарубежным исследованиям. Это касается не только постановки проблем, но и научных достижений, использования методического инструментария, конструктивной направленности на совершенствование географического пространства, геополя, геосистем. На этом фоне научных достижений приходится констатировать заметный застой в теоретических исследованиях современных отечественных географов.
Некоторые задачи и тенденции развития современной теоретической географии
Перед теоретической географией стоит много нерешённых задач, важнейшими из которых являются следующие:
- формирование и развитие самого научного направления в процессе активного и конструктивного поиска учёных разных поколений;
- обоснование системы пространственных и системно-динамических понятий, предопределяющих характер и пути раскрытия общегеографических законов и закономерностей;
- разработка основных положений пространственно-временной парадигмы в географии;
- определение гипотетико-дедуктивного подхода в географических исследованиях в сочетании с пространственным, системно-диалектическим, математическим и картографическим методами;
- конструирование математико-географических моделей геополей, геосистем, динамики явлений и процессов;
- определение направлений практического применения общегеографических исследований.
Для решения этих задач необходимо:
- осознать важность теоретической географии в развитии частных теорий и парадигм, конкретных исследований компонентов геоверсума;
- активизировать деятельность научных коллективов и географических школ в направлении теоретизации географии;
- шире использовать современные технологии в научных исследованиях и учебном процессе.
В настоящее время в развитии теоретической географии наметились следующие тенденции:
1. Возрастание признания роли теоретизации знаний в исследовательской деятельности и образовании подрастающего поколения. Несмотря на снижение общегеографических публикаций появляются работы геоэкологического и теоретико-географического направлений, в которых на формализованном и содержательном уровнях раскрываются основные положения географического пространства, географического поля, геосистемы с широким привлечением разнообразных (традиционного и вновь создаваемого) методического инструментария.
2. Усиление консолидирующей и моделирующей роли теоретической географии в развитии системы географических наук, возрастание обобщающего её влияния. Выработка новых концептуальных теоретических схем, находящих применение в теории географии и частных географических науках. Становление системно организованного понятийного аппарата на онтологическом и гносеологическом уровнях, определение основных направлений формализации географических явлений и процессов.
3. Углублённое исследование многомерного географического пространства и географического поля. Переход от изучения их геометрии и структуры к исследованию функций и процессов, введение четвёртого измерения – времени. Наряду с формализованным раскрытием географического пространства и поля, широко осуществляется углублённый содержательный анализ территории, территориальных систем и структур.
4. Постепенное утверждение понятия «геосистема» как интегральной формы сочетания природы и общества, всё более полное выявление структуры, иерархии и организации геосистем, динамики их развития. Глубокое и всестороннее исследование геосистем и их составляющих как концептуальных моделей, так и конкретных образований, выход на этап прогнозирования и управления ими.
5. Совершенствование существующих и разработка новых общегеографических методов исследования. При этом особое внимание обращается на развитие логического, математического, картографического моделирования, географического районирования и др.
6. Более чёткая направленность исследований теоретической географии на решение практических задач, восстановление нарушенных объектов и связей. Формируются своеобразные «каналы» практического приложения теоретической географии, осуществляется выход на географический прогноз и систему территориального управления.
4. Географическое пространство
Основным объектом познания теоретической географии является географическое пространство (в сочетании с географическим временем). Беспредельность объекта в значительной мере отражается в фрагментарности знаний о географическом пространстве (и времени), разнообразии подходов к его изучению, более полном раскрытии лишь отдельных его предметных сторон.
Такой стороной (гранью) исследования теоретической географии является географическое поле – абстрактный предмет научного направления. Конкретным предметом изучения является реальный аналог геополя – интегральная природно-общественная система – геосистема. Для более глубокого их познания необходимо иметь общее представление о географическом пространстве и времени.
Понятие «географическое пространство и время» является производным от философских категорий «пространство» и «время», которые трактуются в широком диапазоне от объективной реальности до умственной конструкции.
Материалистическая диалектика подчеркивает объективный характер пространства и времени и отрицает внепространственную и вневременную реальность. В философском понимании пространство и время – это основные формы существования материи.
Иную позицию занимают философы идеалистического направления. Так, Беркли, Юм, Мах пространство и время ставили в зависимость от содержания индивидуального сознания, И. Кант рассматривал их как априорные формы чувственного созерцания, Гегель – как категорию абсолютного духа.
Философское понятие пространства и времени используется в конкретных науках – физике, математике, географии. В последней создано представление о географическом пространстве и географическом времени.
Однако в научной литературе до сих пор отсутствует развернутое толкование этих категорий, а многочисленные определения носят дискуссионный характер. Такое положение можно объяснить сложностью самих категорий в онтологическом и гносеологическом аспектах, а также малым сроком их познания. Однако вторая причина может показаться не совсем обоснованной. Дело в том, что К. Риттер в XIX в., А. Геттнер в начале XX в., а Р. Хартшорн в середине XX в. изложили свою концепцию географического пространства, заполненного объектами разного происхождения. Разработанная ими хорологическая концепция в нашей стране была воспринята неоднозначно. Наряду с позитивным восприятием хорологической концепции, она была подвергнута разрушительной критике. Следует подчеркнуть, что хорологическая концепция имеет не только слабые, но и сильные стороны. В частности, в концепции большое внимание уделяется процессам взаимодействия явлений и вопросам уникальности места.
Одними из первых отечественных ученых, обратившихся к понятиям «географическое пространство» и «географическое время», были Ю.Г. Саушкин, В.М. Гохман, Б.Л. Гуревич. Большой вклад в развитие этого понятия внёс А.М. Смирнов. Его работа «Общегеографические понятия» встретила живой отклик у многих географов и явилась стержневой при разработке пространственной парадигмы.
Существенный вклад в разработку категорий «географическое пространство» и «географическое время» внесли Э.Б. Алаев, А.Д. Арманд, А.Ф. Асланикашвили, М.М. Ермолаев, А.М. Колотиевский, В.. Преображенский, Б.Б. Родоман, А.Г. Топчиев, О.И. Шаблий и др., из зарубежных учёных – П. Хаггет, Р. Аблер, Д. Адамс, В. Бунге, П. Гулд, Р. Морил, Д. Харвей.
В отечественной литературе географическое пространство первоначально было определено как собственное пространство географических объектов – географических целостных образований. Позднее Э.Б. Алаев дал следующее определение: «Географическое пространство – совокупность отношений между географическими объектами, расположенными на конкретной территории и развивающимися во времени». Это определение отличают логичность, широта охвата онтологических и гносеологических подходов. К данному определению близко по содержанию данное А.М. Трофимовым: «Географическое пространство – это совокупность физических отношений между географическими объектами или системами». А.Г. Топчиев под географическим пространством понимает «порядок взаиморасположения целостных географических образований (геосистем) и их элементов».
Итак, географическое пространство представляет собой сочетание геосистем и совокупность отношений координации и протяженности сосуществующих разнородных элементов.
Географическое время выражает совокупность отношений координации и длительности сменяющих друг друга состояний разнородных элементов и геосистем.
Для того, чтобы понять сущность географического пространства, следует обратиться к концепции «индивидуального и группового пространства» (по А.М. Смирнову).
Индивидуальное пространство – это физическое пространство самих географических объектов в совокупности с ареалами их влияния на другие объекты.
Общность индивидуальных пространств образует групповое пространство или истинно географическое пространство.
Географическое пространство как сложное земное планетарное пространство вбирает в себя пространственные состояния всех сфер географической оболочки (геоверсума): литосферы, гидросферы, атмосферы, биосферы и социосферы.
Каждая из сфер занимает определенное место в структуре географического пространства. Они отличаются высокой активностью и стремлением к взаимодействиям и взаимообогащениям. В результате образуются комбинированные пространства – литогеографическое, гидрогеографическое, атмогеографическое, биогеографическое, социогеографическое. Наиболее организованным и завершенным является социально-географическое пространство, представляющее собой пространственно-временное сочетание общественных объектов, явлений процессов вместе с их взаимосвязями.
Важной задачей теоретической географии является установление свойств географического пространства. Уже выявлено, что наряду с общими свойствами (сложностью, организацией, упорядоченностью и т.д.) имеются и другие, более частные. Так, А.Г. Топчиев предлагает различать метрические и топологические свойства географического пространства. Метрические свойства связаны с количественными аспектами пространства, и в первую очередь, с его протяженностью. Они выражаются в понятиях расстояния, близости, удалённости, углов, площадей, объёмов и др. Сюда же относится однородность и изотропность пространства.
Топологические свойства пространства характеризуют его с наиболее общей, качественной стороны, в плане упорядоченности и структуры. Основными топологическими свойствами выступают непрерывность, связность, трёхмерность и упорядоченность географического пространства. Они реализуются в понятиях пространственной целостности, конкретности, ориентированности, симметрии, смежности, соседства. Для географов особый интерес представляет свойство места (местонахождения) географических объектов.
Отечественный географ Б.Б. Родоман сформулировал позиционный принцип функционирования географических объектов в географическом пространстве, в соответствии с которым пространственное положение есть совокупность таких пространственных аспектов отношений объекта к другим объектам, которые существенны для рассматриваемого объекта. И, действительно, очень многие свойства объектов можно объяснить положением по отношению к очагам формирования воздушных масс, к океанам и континентам. Уровень социально-экономического развития районов во многом определяется их положением относительно центров роста производства, науки, культуры и т.д.
Многие объекты в географическом пространстве имеют так называемый «локальный оптимум», т.е. такую оптимальную точку, в которой они функционируют лучше всего. Если объект находится вне этой точки, то на него действует сила, названная им «давлением места» или «позиционным давлением». Под таким давлением
1) легкоподвижные объекты изменяют своё местоположение,
2) малоподвижные объекты изменяют свои свойства или функции,
3) сильные объекты формируют для себя новое пространственное положение путём активного воздействия на среду,
4) слабые объекты, неспособные к изменениям, деградируют, а иногда и вовсе исчезают.
И в отношении людей можно сказать, что под давлением места отдельные индивиды начинают испытывать стресс, который побуждает их к миграции.
Для географического пространства характерно сочетание континуальности (непрерывности) и дискретности (прерывности).
Околоземное пространство представляет собой целостное образование, в котором все компоненты взаимообусловлены и взаимосвязаны. Континуальность обусловлена энерговещественными кругооборотами и горизонтальными потоками, с которыми сочетаются информационные и иные взаимодействия.
Континуальность географического пространства предполагает и его дискретность, прерывность в форме геополей, а также более частных подпространств. Примерами могут служить геополитические, финансовые, национально-этнические, религиозные и другие дискретные подпространства. Интегральная дискретность географического пространства предполагает его дифференциацию как целостного образования на целостные же части. Другими словами, в географическом пространстве как глобальном формировании происходят процессы регионализации и локализации в форме географических полей, а на территории в форме стран и регионов.

Географическое пространство неразрывно связано со временем, параметры которого ещё не установлены. Имеются лишь отдельные подходы к частным проявлениям времени. Наиболее распространёнными являются годовой и суточный временные измерения, которые рассматриваются на фоне геологического и биологического времени. Имеются и другие подходы.
Это социальные циклы А.Л. Чижевского, экономические циклы Н.Д. Кондратьева, этногенетические циклы Л.Н. Гумилёва, цивилизационные волны А. Тоффлера и др., т.е. везде используется цикловой подход, в основе которого находится представление о циклах развития, происходящего по спирали.
Географическое пространство и время характеризуется неразрывностью, что подтверждается исследованиями И. Валлерстайна. Он отмечает, что каждое время имеет своё пространство, а каждое пространство – своё время, предлагает их называть термином «timespace», т.е. «временем-пространством» (ВП). Такое ВП – реальность, порождаемая текущим социальным развитием и присущая текущему социальному анализу.
От научной категории географического пространства как общегеографического понятия, включающего индивидуальные и групповые интегрированные пространства, необходимо перейти к познанию объектов содержательного характера – географических систем как синтезированных образований. По нашему мнению, более логично это сделать через понятие «географические поле» как основного предмета теоретической географии. А.М. Смирнов подчёркивал, то «география начинается там, где сформировалось географическое поле. Именно здесь происходит разграничительная черта между географией и другими родственными ей науками».
5. Географическое поле
Основным предметом познания теоретической географии является географическое поле. Понятие «поля» берёт начало в исследованиях физики и постепенно стало общепринятым в научных исследованиях. Распространение этого понятия в географии шло по нескольким направлениям, что привело к неоднозначности его трактования.
Наиболее распространённым понятие географического поля стало в картографии. При отражении на картах географического пространства появилась серия карт полей, несущих разное содержание и тематическую нагрузку.
Географическое представление поля связано с изолинейным способом картографического изображения непрерывных свойств явлений и процессов. Континуальность распределения явлений, изображение географических концентраций и сфер их влияния, изучение динамики процессов, составление «векторных карт» побудили исследователей к изображению и анализу возникающих «статистических поверхностей». Статистические поверхности стали своего рода теоретическими моделями полей распределения географических явлений.
В связи с расширением понятия «статистическая поверхность», появлением «трендовых» «откликовых» карт, в практических целях стало удобным пользоваться предложенными «полями». Появились достаточно эффективные методы выделения трендовых и остаточных составляющих – одноимённых «полей», которые могут быть регулярными и случайными, региональными и локальными и т.д.
Постепенно возможности анализа «полей» расширяются, т.к. методы анализа переносятся на все существующие картографические «поля», в том числе и на «векторное поле», которое с целью анализа может быть разложено на горизонтальные и вертикальные составляющие.
Концептуальным выражением теоретической модели «статистического поля» стало понятие «поле потенциалов». В основе построения этих полей лежат гравитационные модели физического содержания.
Вторым направлением распространения термина «географическое поле» стало его отождествление с определённой локальной областью, сформированной в процессе взаимодействия центра и периферии. Так, например, Э.Б. Алаев понимает под географическим полем или полем данного объекта ареал, в пределах которого проявляется воздействие данного географического объекта и который от этого объекта неотделим. Понятием поля часто заменяют понятия типа «сфера влияния города», «хинтерланд порта», «миграционное поле общины», «силовое поле» (М. Дейси, Л. Карри, А.Клифф и др.). Используются термины, производные от них, которые используются при изучении каких либо влияний объектов на окружающее пространство. Например, «локальные поля социально-экономического содержания», «концепция среднего поля» (П. Хаггет), «радиус поля действия американского банка» (А. Лёш), «раздробленные поля» (Т. Хегерстранд) и др.
Подобный тип поля правильнее называть локальным (или индивидуальным?) полем. Оно не противоречит понятию географического поля и является его составной частью. Множество локальных (индивидуальных?) полей образует (групповое?) географическое поле.
Третье направление применения понятия «географического поля» происходит при исследовании пространственного распространения отдельных явлений или процессов. Появились такие термины, как «поле распространения отдельного вида животного или растения», «поле потенциальных затрат» и др. Выделение таких полей происходит по аналогии с физическими понятиями и отражает пространственную концентрацию и потенциал определённого явления.
Интегральное географическое поле – это концентрированное выражение отношений групповых пространств, образуемых в процессе наложения и пересечения индивидуальных пространств.

Географическое поле следует понимать как гносеологическую, так и онтологическую категорию. На гносеологическом уровне – это концептуальная модель географического пространства, обладающая хронологическими и хорологическими характеристиками геоверсума.
Онтологический уровень географического поля возникает при «проекции» его на конкретную территорию. В этом случае оно «трансформируется» в интегральную геосистему, включающую природу и общество.
Любое поле при определённых условиях вызывает появление потоков субстанции – энергии, вещества, информации. Движение их осуществляется от наименее к наиболее предпочтительной альтернативе.
Для познания специфики развития географических полей базисную основу формирует изучение протекающих в поле общих процессов: диффузии, концентрации, локализации однородностей среды, сближения конфликтующих структур, создание конфликтных ситуаций, возникновение пространственных диссонансов.
Эти процессы, являясь объектом изучения, породили развитие многих концепций и теорий, имеющих в настоящее время уже самостоятельное значение. Достаточно вспомнить теорию перемещений диффузии нововведений Т. Хегерстранда, концепции территориальной концентрации, описания структурных конфликтов и т.д.
Географические поля заметно различаются по своим параметрам и динамизму. Наиболее мощные поля образуются в местах концентрации природного, экономического, человеческого, культурного потенциалов. Это обычно «участки» пространства городских агломераций, мегалополисов и конурбаций. Менее мощные поля формируются в местах природного разнообразия и рубежах контрастности.
Внешним проявлением параметрических характеристик географических полей является их морфология. Морфологический уровень познания географического поля предполагает изучение территории как модельного обобщающего образа поля, границ и граничных узлов, ареалов, зон, всевозможных сетей, потенциалов, районов. Глубоким следствием изучения морфологического уровня географического поля может явиться географическое районирование.
Внутреннее содержание географического поля наиболее полно можно раскрыть через познание инвариантных сочетаний компонентов и элементов, совокупности устойчивых связей между ними. В географическом поле выявляются основные потоки, импульсы, различные устойчивые круговороты вещества, энергии и информации. Важнейшей структурой является совокупность энерговещественных циклов, обеспечивающих внутреннюю устойчивую связь географического поля. Именно в связи с последней существуют различные целостности, объединения, системы и другие инвариантные образования.
Широта распространения, существенность и конструктивность представлений о поле в географии привели к разработке единой теории географического поля. Единая теория географического поля выполняет интегративную функцию по отношению ко всем существующим географическим представлениям о поле.
Под реальным геополем понимается весь географический материальный субстрат с самым существенным в нём – географическими отношениями и взаимодействиями (геоситуациями). Под географическим полем, следовательно, понимается определённым образом структурированный географический «материал», материальный субстрат специфических географических взаимодействий вместе с этими взаимодействиями. Этот материальный субстрат по своей природе разнороден – он включает материальные носители различных форм движения материи, развивающиеся по определённым закономерностям.
К общегеографическим закономерностям, порождаемым неоднородным географическим полем, следует отнести следующие:
позиционный принцип (давление места);
стремление к сбалансированию компонентов;
принцип окружающего соседства и компромиссного существования;
одновременное сосуществование дискретных и континуальных географических образований (зон и ареалов, азональности);
тенденция к образованию локальных неоднородностей и последующей концентрации в них вещества, энергии и информации (зоны влияния и соответствующих потоков);
формирование особой структуры геопространства как следствия борьбы энтропийных и негэнтропийных процессов (отсюда стремление к выделению географических структур, наличие границ разной степени размытости);
стремление к сближению разноуровневых систем как одна из основных тенденций в развитии географического пространства-времени и др.
Единая теория географического поля очень тесно связана с теорией географического пространства-времени. Дело в том, что в общей теории относительности поле задаётся взаимодействием, движением материальных масс, и потому можно говорить, что поле – это искривлённое пространство-время. Но, в свою очередь сама структура поля определяет движение и распределение масс и, следовательно, формирует пространство и время.
Сущностью географического поля являются территориальные отношения, взаимодействия между географическими объектами. Структуру поля образуют совокупности природно-общественных взаимодействий, и этим она отличается от подобных образований других полей.
Географическому полю присущи отношения разного характера, среди которых выделяются пространственные – отношения сосуществования, протяженности и временные – отношения следования, длительности. Таким образом, пространство и время – это определённые аспекты поля, не исчерпывающие всего богатства его отношений. Пространство и время понимаются как основные, неотъемлемые свойства (атрибуты) поля – материального географического субстрата.
Конкретные состояния географического поля реализуются в конкретных географических системах – материальных образованиях, объектах из «материала» поля. Напомним, что под геосистемами понимаются относительно автономные совокупности взаимосвязанных природно-территориальных и общественно-территориальных компонентов.
6. Геосистемы и геоструктуры
Геосистемы
Одной из основных категорий теоретической географии является геосистема. Это стержневое понятие позволяет «увязать» её категориальный аппарат. «Геосистема» логично продолжает главный ряд понятий теоретической географии: географическое пространство – географическое поле – геосистема.
Геосистемы функционируют и развиваются как «проекция» на территорию географического поля со всеми его атрибутами. Анализ геосистем предполагает применение всех методологических подходов: системно-диалектического, дедуктивного и индуктивного, ноосферного, исторического, экологического, воспроизводственного, проблемного и др. Вместе с тем геосистема служит непосредственным выходом теоретической географии на прикладные разделы всей системы географических наук. Через геосистемы осуществляется связь географического поля как абстрактной модели с реальными направлениями, «перенесение» выводов теоретической географии на конкретную многообразную географическую деятельность.
Впервые понятие геосистемы (1963 г.) ввёл академик В.Б. Сочава, ограничив его ландшафтной сферой. Наиболее полное его физико-географическое толкование было раскрыто позднее. Интегральное понятие геосистемы как единой системы «природа – население – хозяйство» раскрыто Ю.Г. Саушкиным и А.М. Смирновым. При этом они отмечают, что представление о системах, в которых слиты воедино природа, хозяйство и население, формировались ещё прошлом – в работах К. Риттера, Ф. Ратцеля, Э. Реклю, А. Геттнера и др.
Позднее под геосистемой стали понимать всю совокупность систем, функционирующих на территории. Всё множество представлений о геосистемах можно объединить в четыре группы:
- частная геомоносистема, представленная сочетанием однородных элементов, например, тектоническая, океаническая, гидрологическая система;
- интегральная геомоносистема, включающая разнородные, но одноуровневые элементы, например, геохимическая система;
- геополисистема, объединяющая элементы, относящиеся к разным уровням сложности, например, природно-территориальная, территориальная социально-экономическая системы;
- интегральная географическая система (геосистема), включающая социальные, экономические и природные элементы, например, природно-общественная, или иначе – система «природа – население – хозяйство».
Основой учения о геосистемах служит понятие взаимосвязанности. Реальность обычно является чрезвычайно сложной из-за своих связей между различными переменными, а системный анализ предоставляет удобную абстракцию этой сложности в форме выделения наиболее значимых взаимосвязей.
Сейчас геосистему интерпретируют как систему, включающую:
1) множество элементов;
2) множество отношений между этими элементами;
3) множество отношений между элементами и внешней средой.
Конкретная геосистема характеризуется определённым составом, средой и структурой.
Состав есть совокупность её элементов,
среда – совокупность объектов, не входящих в геосистему,
структура – совокупность реальных отношений.
Рассматривая геосистемы на самом общем уровне с их подсистемами – природа – население – хозяйство, необходимо отметить, что в основе любой геосистемы или её подсистемы лежит функционирующий элемент. Это объект, выполняющий определённое функционирование и не подлежащий расчленению в рамках поставленной задачи. Связи его с внешней средой моделируются с помощью входов и выходов. Функционирование элемента – деятельность по преобразованию входных данных в выходные. По этим же соображениям следует признать, что функционирование системы выражается в процессах взаимодействия функционирующих элементов между собой и с внешней средой. Взаимосвязь с внешней средой также раскрывается с помощью анализа входов и выходов.
В познавательном смысле полезной является структурная классификация геосистем, исходящая из внутренней сложности их строения. Такую классификацию предложили английские исследователи Р.Чорли и Б. Кеннеди. Из одиннадцати классов выделенных ими систем наибольший интерес представляют первые четыре.
1. Морфологические системы. Они содержат морфологические или одновременные по внешнему проявлению физические свойства, совокупность которых как раз и характеризует систему, являющуюся отражением географической реальности. Например, какой-либо географический объект характеризуется сложным набором параметров (характеристик). Взаимосвязанное их изучение позволяет выяснить характер поведения такой системы в зависимости от того, как изменяются и комбинируются эти показатели. Другими словами, динамические свойства этих систем могут быть изучены посредством познания и последующей идентификации взаимодействующих параметров.
2. Каскадные системы. Представляют собой цепочку подсистем, часто характеризующихся наличием порогов (перепадов) массы или энергии, т.е. масса и (или) энергия, выходящая из одной подсистемы, становится входной величиной для следующей. Хорошим примером является транспортный узел, куда поступают потоки различного объёма, в котором частично оседают, а частично выносятся другим транспортным путём, имеющим иную пропускную способность. В данном случае транспортный узел является пороговым регулятором этой системы.
3. Процессорные системы. Образуются путём совмещения морфологических и каскадных. Каскадные и морфологические компоненты взаимно регулируют друг друга, меняя тем самым вход-выход подсистем. Последнее положение, особенно в случае, когда регулировка осуществляется пороговым регулятором, которые допускают вместимость извне, приводящие к перераспределению массы и (или) энергии в каскадных системах, приводит к появлению следующего типа.
4. Управляемые системы.
Для отражения специфики геосистем нужно раскрыть общие свойства и факторы их существования. Наиболее характерной чертой или свойством геосистем является их целостность.
Свойство целостности раскрывается рядом взаимосвязанных, относительно самостоятельных атрибутов геосистемы. К ним относятся синергетика, эмерджентность, компонентность, структурность, функционирование, отношение геосистемы к внешней среде, историзм (генезис).
Целостность геосистемы имеет свои особенности.
Наиболее общие основания целостности геосистем заключаются в материальном единстве мира, обретающем специфические проявления в конкретном типе целостной системы. Обмен веществом, энергией и информацией между компонентами целостной геосистемы объединяет части в единое целое, обеспечивает существование и развитие геосистем.
Условием сохранения и развития целостности является противоречивость геосистем, сторонами и отношениями которой выступают элемент и система, часть и целое, прерывное и непрерывное, структура и функция, внутреннее и внешнее, организация и дезорганизация и т.п. Единство и взаимодействие противоположностей является источником развития целостной системы.
Таким образом, при изучении целостности геосистем необходимо учитывать, что она,
с одной стороны, обусловливает необходимость рассматривать элементы и подсистемы геосистемы в их взаимной связи и моделировать систему в целом,
а с другой – предполагает структурную сложность, неоднородность, членимость и моделирование отдельных её частей.
Целостная геосистема обладает новыми качествами, не присущими её отдельным компонентам. Поэтому наличие синергетических и эмерджентных свойств выступает одной из характерных особенностей целостной системы. Каждая из геосистем обладает единственным в своём роде сочетанием элементов, поэтому целое представляет собой нечто большее, чем простую сумму частей. Чем выше организация геосистем, тем в большей степени присуще это качество, тем более уникальным и своеобразным является это сочетание. Свойство сложных систем приобретать новое качество, не встречающееся у элементов или подсистем по отдельности – это свойство синергетики и эмерджентности.
Геосистемам присуще также свойство компонентности: в единстве целого и частей относительная самостоятельность частей реализуется при ведущей роли целого. Свойство компонентности реализуется в следующих двух принципах геосистем:
в принципе делимости на части и
в принципе зональности и азональности, т.е. установлении и изучении зон влияния.
Зональность может быть выражена в географии в виде широтной зональности и вертикальной поясности в ландшафтной оболочке земли, и в виде зональности процессов, и в виде зон влияния каких-либо объектов на окружающую территорию, и в виде зон отдыха вокруг городов и т.д.
Целостной геосистеме присуща особая структурность. Части геосистемы, находясь в определённом отношении друг к другу, создают особую упорядоченность. Она и определяет структуру геосистем. В свою очередь структура характеризуется определённой пространственно-временной динамической устойчивостью. Упорядоченность выражается в координации компонентов, соподчиненность – в их субординации. Отсюда следуют принципы изучения геосистем: структурной однородности-неоднородности, иерархичности, организованности. Нетождественность частей целого обусловливает неоднородность компонентов геосистем. В свою очередь неоднородность часто служит зародышем новых качественных состояний геосистем.
Принцип иерархичности подчёркивает свойств делимости геосистем на относительно обособленные, однако соподчинённые между собой подсистемы различного ранга. Иерархия обладает рядом свойств:
1) вертикальной декомпозиции, т.е. вертикальные связи обусловливают многоуровневость подсистем геосистемы и вышестоящие подсистемы включают в себя нижестоящие;
2) приоритетом действий подсистем верхнего уровня;
3) зависимостью функционирования и развития подсистем нижних уровней.
С иерархичностью тесно связан принцип организованности. Организованностью определяется также структура геосистем. Мерой упорядоченности служит высота уровня негэнтропии. Мерой дезорганизованности, беспорядка в геосистеме выступает энтропия. Процесс развития геосистем, с одной стороны, ведёт к усложнению иерархии, повышении организованности в геосистеме, что соответствует уменьшению энтропии. С другой стороны, естественный процесс неизбежно сопровождается выравниванием различных потенциалов, понижением уровня организации. В этой сложной борьбе выкристаллизовывается структурная организация геосистем.
Целостная система предполагает её обособленность, ограниченность от внешней среды, следовательно, выделение границ геосистем имеет объективное обоснование. Этот процесс достаточно сложен, ибо выделенные геосистемы пересекаются. Целевая направленность позволяет исследовать данные сложности и выделить границы.
Геосистемы формируются в результате взаимодействия на определённой территории качественно различных объектов, одни из которых подчиняются в своём функционировании и развитии природным законам, другие – общественным. Объективной основой возникновения взаимодействия между ними является не только и даже не столько их географическая близость, сколько необходимость в обмене веществом, энергией и информацией, без которых невозможно функционирование и само существование объектов. Географическая близость в данном случае выступает, скорее, в качестве своеобразного фактора детерминации, определяющего не характер и содержание взаимодействий, а то, какие объекты вступают в непосредственный контакт, что служит основой формирования геоструктур.
Геоструктуры
В самом общем виде под структурой поднимается совокупность устойчивых связей и отношений объектов, обеспечивающих их целостность. Применительно к геосистемам главными свойствами структуры (геоструктуры) являются упорядоченность, организация и устойчивость.
Обычно геосистемам приписывают наличие
территориальных,
иерархических,
поэлементных,
покомпонентных,
стратиграфических,
пространственных,
региональных,
отраслевых и других структур.
Все эти устойчивые образования можно отнести к категории «частных структур». Их можно рассматривать как результат упорядочения многообразия сложно организованных геосистем. Помимо частных, во всех геосистемах есть общая структура, но она реально проявляется в виде частных структур.
При этом следует иметь в виду, что понятие о структуре носит онтологический и гносеологический характер. Конкретная структура является реальностью как инвариантный аспект геосистемы. Одновременно структура – это методический инструмент изучения системы, даже своеобразный методологический подход. Следовательно, возможны содержательный и формальный подходы к изучению структур.
Структуры геосистем можно представить и формализовать по различным системообразующим отношениям. В географическом смысле наибольший интерес вызывает анализ по отношениям пространственной упорядоченности между элементами. Углубляя эти исследования, А.Г. Топчиев и В.Н. Андерсон предложили следующие типы территориальных структур:
- разнокачественные контуры – геотекстуры, представленные разнообразными картосхемами районирования, зонирования, множеством любых контуров и ареалов;
- количественные градации признака – картограммы, которые можно рассматривать как «чёрно-белые» (контрастные) геотекстуры;
- скалярные поля, формализующие непрерывные (континуальные) скалярные свойства геосистем с помощью отметок – значений признака в отдельных точках, ареалов равных значений признака (картограммы), линий одинаковых значений признака – изолиний;
- векторные поля, формализующие многомерные (векторные) свойства территориально-упорядоченных элементов геосистем.
В геосистемах наряду с пространственной имеются и другие частные структуры. Одной из них является поэлементная структура. Совокупность однородных элементов образует компонентные структуры образования. В результате подобных взаимодействий в составе геосистем формируются структуры растительного мира, животного мира, почвенного покрова, техники, производства, населения, производственной инфраструктуры, социальной инфраструктуры и т.д.
Более сложная структуризация может быть осуществлена по функциональным признакам. Формирование устойчивых совокупностей элементов в процессе выполнения определённых функций в составе геосистем приводит к образованию устойчивых структур:
абиотической,
биологической,
экономической,
демографической,
социальной.
Особый вид инвариантных геоструктур образуется в процессе разноуровневого таксонирования. Иерархическая структура геосистем опирается на некоторые общие для многих систем положения. Выступающие в качестве целого геосистемы более высокого ранга делятся на целостные части – геосистемы более низкого ранга.
Иерархическая структура геосистем, начиная с низшего уровня, включает нано-, топо-, микро-, мезо-, макро-, супер- и глобальную системы (?- АК).
Сложность и проблемность выделения структур в геосистемах заключается в том, что они редко проявляются в чистом виде. В конкретных геосистемах множество функционирующих элементов, отношений и связей взаимно переплетено, что приводит к разным комбинациям, образованию на их основе новых структур. Общеизвестны такие комбинированные структуры, как функционально-компонентная, функционально-пространственная, пространственно-компонентная и др.
Задача выявления комбинированных структур геосистем тесно связана с проблемой потенциальных структур. Некоторые структуры могут находиться в потенциальном, резервном состоянии и не всегда явно проявляются. Это происходит потому, что в современной организации геосистемы они не вносят нового импульса в её развитие или же подавлены другими структурами. Кроме того, структуры могут находиться в потенциальном состоянии в результате недостаточного изучения геосистем с целью выявления резервных связей и отношений, способствующих повышению целостности развития геосистем
7. Территория и геотория
Географическое представление о территории имеет длительную историю и связано с фундаментальными основами науки. На современном уровне познания географического пространства и времени существенно обогатилось представление о территории как субстрате, на котором осуществляется вся жизнедеятельность, формируется среда жизни всего живого на Земле.
Понятие «территория» отличается ёмкостью и фундаментальной значимостью. Территорию рассматривают с разных позиций:
- территория как синоним пространства;
- как субстанция жизни людей, животных, растений;
- как естественный ресурс (природное богатство);
- как хозяйственный ресурс (хозяйственное освоение новых территорий);
- как социальный ресурс (социальный фактор функционирования социума);
- как рекреационный ресурс;
- как генетический ресурс (особо охраняемые территории) и т.д.
Территория выполняет множество функций, важнейшими из них являются следующие:
- пространственная субстанция для размещения и организации биоты и всех сфер жизнедеятельности населения;
- пространственный ресурс, включающий естественный, экохимический, социальный, экологический и другие потенциалы;
- среды жизнедеятельности людей;
- форма консолидации социальных общностей, экономических, социальных, финансовых и других ресурсов и др.
Первоначальное представление о территории ассоциируется с земной площадью. Изучение любой географической системы начинается с метрической характеристики территории. Определяется их площадь, географические координаты, положение по отношению к природно-климатическим и социально-экономическим явлениям и процессам.
Характеристика территории обычно включает геоморфологические параметры, конкретную «привязку» естественных ресурсов (водных, почвенных, растительных, животных и др.). С территорией связано ландшафтное строение, размещение хозяйства, расселение населения, инфраструктурное обустройство.
С территорией связаны такие понятия, как доступность, освоенность, пропорциональность, уникальность и др. Территориальная доступность проявляется в процессе преодоления пространства. Она может выражаться в транспортных поездках, распространении информации, товаров, услуг, инноваций. Доступность во многом зависит от степени освоенности территории.
В процессе освоения территории происходит её качественная трансформация – идёт процесс социализации территории. Территория как естественно-историческое явление наполняется социальными компонентами и превращается в социально-экономическое явление. В зависимости от степени социализации территории находится пропорциональность пространственной организации общества. Наряду с пространственной диспропорцией в размещении природных ресурсов проявляются диспропорции в социально-экономическом развитии территории.
Каждая территория как ограниченная часть земной поверхности, имея общегеографические свойства, отличается индивидуальностью, уникальностью. Уникальность территории проявляется в её функции, позиционном принципе и давлении места.
Любая территория имеет собственные параметры и ресурсы, которые предполагают желательные виды её использования. Соответствие возможностей территории с фактическим её наполнением приводит к сбалансированности географического пространства. Одновременно каждому типу социально-экономической деятельности присуща своя территориальная организация, своё соответствующим образом организованное пространство.
Уникальность каждой территории и соответствующая ей человеческая деятельность стали важным фактором проявления территориального разделения труда. Производство товаров, услуг, информации, обеспечивающее не только внутренние потребности, но и способное выдерживать конкуренцию на рынках других территорий, способствует территориальному их разделению. Взаимный обмен продукций разных территорий «закрепляет» их уникальность и одновременно поддерживает целостность географического пространства.
В понятие «территория» включается совокупность компонентов, пространственная суперпозиция которых проектируется в виде территориальных ареалов, сетей, структуры и организаций.
По мнению Э.Б. Алаева, зона, район могут выступать в качестве меры членения территории (геотории) как объект исследования, как его конечный результат, как объект действия. При этом
ареал – специфическая территория (геотория), которая отличается наличием того или иного явления;
зона – территория (геотория), которая характеризуется наличием и интенсивностью явления;
район – территория (геотория), характеризуемая наличием одного или нескольких явлений и их интенсивностью.
8. Географическое районирование
Среди множества свойств географического пространства выделяются свойства континуальности и дискретности. «Проекция» пространства на территорию и акваторию сохраняет эти свойства, познание которых позволяет осуществить географическое районирование.
Географическое районирование традиционно является «стержнем» науки, позволяющим систематизировать всё многообразие окружающего мира. Понятие «районирование» отличается сложностью, осуществлённой предметом познания, множеством природных и общественных процессов, разнообразием подходов и методов.
Обычно различается отраслевое и комплексное районирование, получившие распространение в системе частных и интегральных географических наук. Так, частными (отраслевыми) видами районирования являются климатическое, геоморфологическое, сельскохозяйственное, транспортное и т.д. Интегральными видами районирования чаще всего считают физико-географическое и социально-экономическое (экономическое). Эти виды районирования получили развитие соответственно в физической географии и социально-экономической географии.
Физико-географическое (природно-географическое) районирование даёт представление о закономерностях территориальной природной дифференциации и одновременно интеграции ландшафтной сферы.
Социально-экономическое (общественно-географическое) районирование позволяет выявить территориальную организацию экономики и всего общества.
Теоретико-методологическое и практическое значение этих видов районирования чрезвычайно велико и получило международное признание и реализацию в процессе территориальной организации природы, хозяйства, общества. В то же время целостность географического пространства и углубление природно-общественных связей и отношений настоятельно требует более интегрального и комплексного подхода к территориальной дифференциации природно-общественных образований – геосистем.
Назрела объективная потребность географического районирования (таксонирования) на более высоком интегральном общегеографическом уровне.
Таксонирование – процесс членения территории на сопоставимые или иерархически соподчинённые таксоны, включающий определение классов и типов таксонов, их идентификацию, делимитацию и установление отношений между ними (Э.Б.Алаев, 1983).
Таксонирование должно пониматься не только как обобщающее понятие по отношению к районированию, зонированию и т.д., но и содержащее в себе особые действия – такие, как определение первичных ячеек для сбора информации, размерности таксонов различных порядков, критериев их выделения, короче – разработку всей таксономической системы для данного исследования.
Районирование – процесс таксонирования, при котором идентифицируемые таксоны должны отвечать по меньшей мере двум критериям: критерию специфики данного таксона и критерию единства, целостности районируемых элементов (Э.Б.Алаев, 1983).
Основные таксономические единицы в физико-географическом районировании выделяются как по зональным (физико-географические пояса, зоны, подзоны) так и по азональным (физико-географические страны и области) признакам. Между зональными и азональными единицами районирования существуют сложные соотношения.
Иерархическая система физико-географического районирования8888
Иерархическая система социально-экономического районирования, включающая 5 уровней таксонов (по Шарыгину М.Д.):
1) макрорайоны - предназначены для формирования крупных экономических районов. В настоящее время наиболее действенными являются федеральные округа, во главе которых находится полномочный представитель президента РФ.
2) мезорайоны – являются базисом регионов-субъектов РФ, в которых сформирована региональная система управления.
3) микрорайоны включают в свой состав совокупность контактных муниципальных районов (городских округов), которую можно назвать региональным округом. Каждый округ будет иметь свою систему управления – связующее звено между государственным региональным управлением и местным самоуправлением.
4) топорайоны – это есть основа для формирования муниципальных районов и городских округов с местной системой самоуправления.
5) нанорайоны – это первичные территориальные ячейки, функционирующие в форме городских и сельских поселений. В них организовано местное самоуправление.
Для эколого-экономического районирования М.Д.Шарыгин добавляет ещё два уровня: глобальный и суперрайонный. Однако, для этого же уровня в мировой регионалистике используются и такие термины, как глобальный, региональный (группа стран) и субрегиональный (часть региона).
9. Литература
Основная
Исаченко А.Г. Теория и методология географической науки / А.Г. Исаченко. М., 2004.
Дополнительная
Алаев Э.Б. Социально-экономическая география. Понятийно-терминологический словарь / Э.Б. Алаев. М., 1983.
Анучин В.А. Теоретические проблемы географии / В.А. Анучин. М., 1960.
Анучин В.А. Теоретические основы географии / В.А. Анучин. М. 1972.
Баранский И.И. Избранные труды. Научные принципы географии / Н.Н. Баранский. М. 1980.
Бунге В. Теоретическая география / В. Бунге. М.: Прогресс. 1967.
Джеймс П. Все возможные миры. История географических идей / П. Джеймс. Дж. Мартин. М.. 1988.
Джонстон Р.Дж. География и географы / Р. Дж. Джонстон. М., 1987.
Максаковский В.П. Географическая культура / В.П. Максаковский. М., 1998.
Мересте У. И. Современная география: вопросы теории / У.И. Мересте, С.Я. Ныммик. М.: Мысль. 1984.
Поросёнков Ю. В. История и методология географии / Ю.В. Поросёнков. Н.И. Поросёнкова. Воронеж: Изд-во Воронеж, ун-та. 1991.
Преображенский B.C. Поиск в географии / B.C. Преображенский. М.. 1986.
Родоман Б. Б. Территориальные ареалы и сети / Б.Б. Родоман. Смоленск: Ойкумена, 1999.
Родоман Б.Б. География, районирование, картоиды / Б.Б. Родоман. Смоленск: Ойкумена, 2007. 
Саушкин Ю.Г. Экономическая география: история, теория, методы, практика / Ю.Г.Саушкин. М., 1973.
Саушкин Ю.Г. История и методология географической науки / Ю.Г. Саушкин. М., 1976.
Сочава В.Б. Теоретическая и прикладная география / В.Б. Сочава. Новосибирск. 2005.
Теория социально-экономической географии: современное состояние и перспективы развития. Ростов-на-Дону: Изд-во ЮФУ, 2010.
Трофимов А. М. Концептуальные основы моделирования в географии / A.M. Трофимов, Е.И. Игонин. Казань. 2001.
Хаггет П. География: синтез современных знаний / П. Хаггет. М., 1979.
Харвей Д. Научное объяснение в географии / Д. Харвей. М.: Прогресс, 1974.
Шарыгин М.Д. Введение в теоретическую географию / М.Д. Шарыгин. А.И. Зырянов. Пермь, 1984.


 См.: Алаев Э.Б. Социально-экономическая география. Понятийно-терминологический словарь. М., 1983.
1 Геотория (по Э.Б. Алаеву) – объемное понятие, включающее территорию, акваторию и аэроторию.
 См.: Трофимов А.М., Шарыгин М.Д. Общая география. (Вопросы теории и методологии). Пермь, 2007.
 См.: Анимица Е.Г., Шарыгин М.Д. География и её роль в общественном развитии // Вестник Пермского университета. География. Пермь. 1994.
 См.: Анучин В.А. Теоретические основы географии. М, 1972; Баранский Н.Н. Избранные труды. Научные принципы географии. М., 1980; Герасимов И.П. Советская конструктивная география. М, 1976; Голубчик М.М., Евдокимов С.П., Максимов Г.Н., Носонов А.М. Теория и методология географической науки. М., 2005; Исаченко А.Г. Теории и методология географической науки. М., 2004; Мересте У.Й., Ныммик С.Я. Современная география: вопросы теории. М., 1984; Саушкин Ю.Г. Избранные труды. Смоленск, 2001; Трофимов А.М., Шарыгин М.Д. Общая география (вопросы теории и методологии). Пермь, 2007; и др.
 Смирнов А.М. Общегеографические понятия //Теоретическая география. М., 1971.
 Саушкин Ю.Г. История и методология географической науки. М., 1976.
 Гохман В.М., Родоман Б.Б. Некоторые направления развития теоретической географии в СССР // Перспективы географии. М., 1976.
 Мересте У., Яласто Х. О перспективах и границах дальнейшего развития метагеографии, математической и теоретической географии // Теоретическая и математическая география. Таллин, 1979.
 Колотиевский А.М. Состояние и тенденции развития основных теоретических концепций в советской географии // Теоретическая география. Рига, 1973.
 Гуревич Б.Л., Саушкин Ю.Г. Математический метод в географии // Вестник МГУ. Сер. геогр. 1966. №1.
 Медведков Ю.В., Липец Ю.Г. Направления в теоретической географии за рубежом // Теоретические проблемы географии. Рига, 1976.
 См. Лямин В.С. География и общество. М., 1978.
 См. Гохман В.М., Гуревич Б.Л., Ю.Г. Саушкин. Проблемы метагеографии // Математика в экономической географии. Вопросы географии. М., 1968. № 77.
 См. Смирнов А.М. Общегеографические понятия // Теоретическая география. Вопросы географии. М., 1971. № 88.
 Особенности подходов к этим категориям отражены в сборнике тезисов: III Всесоюзный симпозиум по теоретическим вопросам географии. Киев, 1977; а также в работах: Трофимов А.М., Чистобаев А.И., Шарыгин М.Д. Теория организации пространства. Сообщение I. Географическое пространство-время и структура геообразований // Известия РГО. 1993. Т.125. Вып.2. С.10-19; Теория организации пространства. Сообщение II. Социально-географическое пространство и территория // Там же. Вып.3. С.9-17.; Теория организации пространства. Сообщение III. Пространственно-временная организация общества // Там же. Вып.5. С. 11-21.; Шарыгин М.Д., Зырянов А.И. Введение в теоретическую географию. Пермь, 1984.; и др.
 См. Гохман В.М., Гуревич Б.Л., Саушкин Ю.Г. Проблемы метагеографии // Математика в экономической географии. Вопросы географии. 1968. № 77. С. 3-14.
 Алаев Э.Б. Экономико-географическая терминология. М., 1977. С. 159.
 Трофимов А.М. Четыре лекции из цикла «Пространственная география». Казань, 1979. С.6.
 Топчиев А.Г. Географическое пространство и его свойства // Всесоюзный симпозиум по теоретическим вопросам географии. Киев, 1977. С. 47.
 Топчиев А.Г. Географическое пространство и его свойства // Всесоюзный симпозиум по теоретическим вопросам географии. Киев, 1977.
 Родоман Б.Б. Территориальные ареалы и сети. Смоленск, 1999.
 Wallerstin Immanuel. The timespace of world-systems analysis: a philosophical essay // Hist. Geogr. 1993 -23. № 1-2.
 Смирнов А.М. Общегеографические понятия // Теоретическая география. М., 1971.
 См.: Трофимов А.М., Солодухо Н.М. Вопросы методологии современной географии. Казань, 1986; Трофимов А.М., Шарыгин М.Д. Общая география (вопросы теории и методологии). Пермь, 2006.; и др.
 См. Сочава В.Б. Введение в учение о геосистемах. Новосибирск, 1978.
 Саушкин Ю.Г., Смирнов А.М., Геосистемы и геоструктуры // Вестник МГУ. Сер. геогр. 1968. №5.
 См. Шарыгин М.Д., Зырянов А.И. Введение в теоретическую географию. Пермь, 1984.
 Чорли Р., Кеннеди Б. Системы // Новые идеи в географии. М., 1976.
 См., Трофимов А.М., Солодухо Н.М. Вопросы методологии современной географии. Казань, 1986; Трофимов А.М., Шарыгин М.Д. Общая география. Вопросы теории и методологии. Пермь, 2007.
 См.: Топчиев А.Г., Андерсон В.Н. Изучение географических структур и текстур. Одесса, 1987.
 Алаев Э.Б. Экономико-географическая терминология. М., 1977.
 См.: Исаченко А.Г. Теория и методология географической науки. М., 2004.
 См.: Прокаев В.И. Физико-географическое районирование. М., 1983; Михайлов Н.И. Физико-географическое районирование. М., 1985; Исаченко А.Г. Ландшафтоведение и физико-географическое районирование. М., 1991; и др.
 См.: Колосовский Н.Н. Основы экономического районирования. М., 1958; Белоусов И.И. Основы учения об экономическом районировании. М., 1975; Калашникова Т.М. Экономическое районирование. М., 1982; и др.









13 PAGE \* MERGEFORMAT 145115





Приложенные файлы

  • doc 23646434
    Размер файла: 263 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий