НАСЕЛЕНИЕДОГОВОР ОРГАНИЗАЦИЙ КОНФЕРЕНЦИИ ОТВЕТС..

ГЛАВА 7. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВАЯ РЕГЛАМЕНТАЦИЯ ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ НАСЕЛЕНИЯ.

1.Понятие и структура населения.
В доктрине международного права термин “население” имеет специфическое содержание, отличающееся от принятого в большинстве других наук: демографии, социологии, политологии и т. д. Если в перечисленных отраслях знания термин “население” нередко употребляется как синоним понятий “народ”, “нация”, “электорат”, “граждане”, то в международном праве подобное смешивание нежелательно. Представляется, что основным для уяснения содержания данного понятия является его ярко выраженная территориальная окраска, что позволяет отличать население от нации или народа. В самом деле: принадлежность индивида к той или иной нации (народу) в большинстве случаев не зависит от места его фактического нахождения. Гражданин Казахстана, проживающий в США, остается частью казахстанского народа, одновременно являясь частью американского населения. Напротив, сам факт проживания (нахождения) человека в той или иной стране не влечет автоматической принадлежности к народу или нации соответствующего государства.
Таким образом, с международно-правовой точки зрения под населением государства понимается совокупность индивидов, постоянно или временно находящихся на его территории и, как правило, подчиненных его юрисдикции. Из данного определения видно, что принадлежность к населению определяется не по гражданству, а по территориальному фактору. Что же касается термина “индивид”, то он идентичен термину “физическое лицо” и должен толковаться максимально широко, включая несовершеннолетних, недееспособных, иностранцев, апатридов, беженцев и любых других людей.
Правовое положение населения регулируется, главным образом, национальным правом каждой страны. При рассмотрении вопроса о международной правосубъектности (см. главу 5) уже отмечалось, что нормы международного права в подавляющем большинстве случаев адресованы государствам и непосредственно не порождают прав и обязанностей у индивидов. Практически все составляющие правового статуса личности коренятся в положениях национального законодательства. Последнее отражает национальные, исторические, религиозные и другие особенности правового статуса личности в данном государстве. Вместе с тем, реализация принципа всеобщего уважения прав и свобод человека породила определенный дуализм в правовом регулировании статуса отдельных категорий населения. Дело в том, что многие национально-правовые институты, связанные с положением личности, восприняты внутренним правом государств под сильным влиянием международного права. С одной стороны, это влияние носит морально-политический характер, а с другой - неуклонно растет количество международных обязательств государств в области прав человека. Данный процесс трансформации зашел так далеко, что говорить о правовом статусе личности без учета требований международного права практически нереально. Учитывая то обстоятельство, что международное право влияет на статус населения опосредованно (через внутреннее законодательство государств), имеет смысл говорить не столько о регулировании, сколько о регламентировании международным правом правового положения физических лиц. Основными областями международно-правового регулирования (регламентирования) правового положения населения являются: вопросы приобретения и утраты гражданства, режим иностранцев, институт дипломатической защиты, защита отдельных категорий населения, право убежища, экстрадиция преступников и некоторые другие вопросы.
В структуру населения входят различные категории лиц. Как правило, большую его часть составляют граждане данного государства, которые характеризуются наиболее тесной правовой связью с ним. Кроме них, к населению относятся иностранные граждане, лица без гражданства (апатриды) и лица с множественным гражданством (бипатриды). В свою очередь, иностранные граждане делятся на обычных и привилегированных (пользующихся дипломатическими привилегиями и иммунитетами). В качестве самостоятельных категорий населения можно также назвать беженцев, трудящихся-мигрантов, вынужденных переселенцев и лиц, получивших политическое убежище. Наконец, в состав населения государства входят лица, следующие через его территорию транзитом.
В принципе, каждая из перечисленных категорий населения обладает специфическим правовым статусом, то есть совокупностью прав, обязанностей и порядком и основаниями привлечения к ответственности. Как уже отмечалось, правовое положение этих лиц устанавливается как национальным законодательством каждого государства, так и действующими международно-правовыми документами.

2.Меджународно-правовые аспекты гражданства.
Под гражданством понимается устойчивая политико-правовая связь индивида с государством, выражающаяся в совокупности взаимных прав и обязанностей. В данном определении ключевым является слово “устойчивая”, которое характеризует связь гражданина со своим государством как стабильный институт, для прекращения которого нужны специальные основания. Данная связь лица с государством не прекращается со сменой места жительства, рода занятий, не зависит от пола, возраста, языка, социального прошлого и других факторов. Например, можно на протяжении десятков лет жить в иностранном государстве, оставаясь гражданином своей страны. Находясь в туристической поездке за границей, гражданин Казахстана также вступает в политико-правовую связь с государством пребывания, так как должен подчиняться его юрисдикции. Но эта связь не является устойчивой (она прекратится с выездом нашего гражданина), следовательно, она не может считаться гражданством. Связь же с Казахстаном у данного лица не прерывалась в течение поездки ни на минуту.
Иногда в литературе, в том числе в международно-правовых документах, можно встретить термин “подданство”. Чаще всего этот термин указывает на связь лица с государством, в котором принята монархическая форма правления. Исторически возникновению гражданства предшествовало именно подданство, то есть принадлежность, подчинение лица монарху (а не государству). В настоящее время значение термина “подданство” изменилось и его можно считать практически идентичным понятию “гражданство”.
Основное содержание гражданства - совокупность взаимных прав и обязанностей человека и государства. В Республике Казахстан данный институт регулируется Конституцией (Раздел 2 называется “Человек и гражданин”), а также Законом “О гражданстве Республики Казахстан” от 20 декабря 1991 года и другими нормативными правовыми актами.
Необходимо подчеркнуть, что основная масса прав и свобод личности предусмотрена международным правом. Так, право каждого лица на гражданство закреплено в статье 15 Всеобщей декларации прав человека 1948 года и в статье 24 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года. В соответствии с преамбулой казахстанского Закона о гражданстве в Казахстане каждый человек имеет право на гражданство, а наши граждане ни при каких условиях не могут быть лишены гражданства, права изменить свое гражданство, а также не могут быть изгнаны за пределы Казахстана.
Мировой практике известны различные способы приобретения и утраты гражданства. Наиболее распространенным из них является приобретение гражданства по рождению - филиация. В каждом государстве в основу филиации может быть положен один из конкурирующих принципов - “право крови” или “право почвы”. Согласно принципу “права крови” (jus sanguinis) ребенок при рождении получает гражданство своих родителей независимо от места рождения. Принцип “права почвы” (jus soli), напротив, обусловливает гражданство ребенка местом его рождения. На самом деле оба эти принципа не действуют изолированно, просто в каждом государстве один из них воспринят в качестве базового, а второй - в качестве вспомогательного. Принцип права крови распространен шире; он является приоритетным и в Республике Казахстан. С точки зрения международного права важно то обстоятельство, что каждый родившийся ребенок должен получить гражданство какого-либо государства. Соответствующее требование содержит, в частности, пункт 1 статьи 7 Конвенции о правах ребенка 1989 года.
Другим способом приобретения гражданства является натурализация - прием лица в гражданство государства по его просьбе. Основными принципами натурализации являются ее индивидуальный характер, добровольность, а также соблюдение определенных требований (цензов), установленных государством. Например, в Казахстане таким требованием является ценз оседлости - необходимость постоянного проживания на территории Республики Казахстан не менее 5 лет. Как правило, в международных соглашениях ценз оседлости устанавливается длительностью от 5 до 10 лет, что отражено и в национальном законодательстве разных стран. Другие известные мировой практике цензы - знание языка, владение имуществом, принесение присяги, безупречная репутация и т. п. Кроме того, правовым основанием натурализации по законодательству ряда государств могут быть отдельные юридические факты: усыновление, поступление на военную службу, вступление в брак, натурализация несовершеннолетних детей при натурализации их родителей. В ряде случаев законодательство государства может предусматривать упрощенный (льготный) порядок натурализации для отдельных категорий лиц. Например, стать гражданином Казахстана проще тем, кто имеет близких родственников - граждан Республики Казахстан, гражданам бывших союзных республик, лицам, вынужденно покинувшим территорию Казахстана по политическим мотивам, а также лицам, которые имеют особые заслуги перед нашим государством. Кроме того, статья 3 Закона “О гражданстве Республики Казахстан” гласит, что Республика Казахстан создает условия для возвращения на ее территорию лиц, вынужденно покинувших ее в периоды массовых репрессий, насильственной коллективизации, в результате иных антигуманных политических акций, и их потомков, а также для казахов, проживающих на территории других государств.
Исходя из национальных интересов той или иной страны, отдельным лицам может быть отказано в натурализации, что не противоречит международному праву и его императивным принципам. Так, отклоняется ходатайство о приеме в гражданство Республики Казахстан лица, которое совершило предусмотренное международным правом преступление против человечества, сознательно выступает против суверенитета и независимости Казахстана, было осуждено за террористическую деятельность или уже состоит в гражданстве других государств.
В принципе, механизм натурализации и ее условия являются внутренним делом каждого государства. Однако существует и международная договорная практика по вопросам натурализации. В качестве примеров можно назвать Конвенцию об упрощенном порядке приобретения гражданства гражданами государств-участников Содружества Независимых Государств от 19 января 1996 года, Соглашение между Республикой Беларусь, Республикой Казахстан, Кыргызской Республикой и Российской Федерацией об упрощенном порядке приобретения гражданства (вступило в силу 4 ноября 2000 года), Соглашение между Республикой Казахстан и Республикой Беларусь об упрощенном порядке приобретения гражданства гражданами Республики Казахстан, прибывающими для постоянного проживания в Республику Беларусь, и гражданами Республики Беларусь, прибывающими для постоянного проживания в Республику Казахстан (вступило в силу 31 июля 1998 года). Еще раньше аналогичное соглашение было заключено между Казахстаном и Россией.
Помимо филиации и натурализации известны и такие способы приобретения гражданства, как пожалование, реинтеграция и уже упомянутые “семейные” способы. Пожалование гражданства представляет собой акт поощрения государством лица за особые заслуги. Реинтеграция - это восстановление в гражданстве лица, которое когда-то уже было гражданином соответствующего государства. В Казахстане оба эти способа поглощаются натурализацией. Праву ряда мусульманских государств известна практика автоматического следования гражданства женщины гражданству ее мужа. Однако подобные нормы противоречат общепризнанным международным правилам, закрепленным, в частности, в Конвенции о гражданстве замужней женщины 1957 года (Казахстан присоединился к ней 30 декабря 1999 года). Согласно этой Конвенции, государства-участники должны предоставлять иностранке, состоящей в браке с их гражданином, гражданство в упрощенном порядке.
Все перечисленные способы приобретения гражданства регулируются преимущественно внутренним правом государств. Однако есть еще несколько случаев, когда процесс приобретения гражданства находится в области международно-правового регулирования. Все эти случаи представляют собой коллективную (массовую) смену гражданства в результате крупных геополитических изменений, влекущих за собой институт международного правопреемства. Например, при передаче части территории одного государства другому государству, приобретение гражданства населением соответствующей территории может происходить путем трансферта или оптации. При трансферте население переданной территории автоматически приобретает гражданство своего нового государства. Оптация же представляет собой процедуру выбора всеми лицами, проживающими на данной территории, своего гражданства. Через процедуру оптации прошли все граждане бывшего СССР, у которых в течение определенного времени и при наличии определенных условий была возможность выбрать себе гражданство одного из новых независимых государств. Оптация была предусмотрена и для жителей приграничных районов, когда в 2002 году Казахстан и Узбекистан договорились об обмене спорными участками территории. Оптация представляется более гуманным способом приобретения гражданства, чем трансферт, так как она более соответствует современной международно-правовой концепции прав человека. Поэтому трансферт в наши дни практически не встречается.
Коллективное приобретение гражданства возможно и в случае объединения двух или нескольких государств в одно (Германия). В таких случаях, как правило, вопрос об оптации в международных соглашениях не поднимается.
Утрата гражданства возможна в результате экспатриации, лишения гражданства, а также путем его автоматического прекращения. Экспатриация представляет собой добровольный выход лица из гражданства своего государства. В настоящее время в международном праве утвердился принцип “свободы экспатриации”, согласно которому государство не вправе лишать своих граждан права выхода из гражданствf. Вместе с тем, национальное законодательство может содержать определенные положения, ограничивающие свободу экспатриации. Например, согласно статье 20 Закона “О гражданстве Республики Казахстан” не допускается выход из гражданства Казахстана лиц, привлеченных к уголовной ответственности в качестве обвиняемых, отбывающих наказание по приговору суда, а также если это противоречит безопасности Республики Казахстан.
Лишение гражданства применяется в некоторых государствах в качестве карательной меры за совершение противоправных действий, грубо нарушающих обязанности гражданина. Такая практика достаточно долгое время была характерна для СССР, власти которого лишали советского гражданства представителей диссидентского движения. В настоящее время институт лишения гражданства встречается сравнительно редко и в основном в тоталитарных и авторитарных государствах. Как уже отмечалось, Конституция Республики Казахстан прямо запрещает лишать гражданства ее граждан. Из международных документов можно назвать Конвенцию о сокращении безгражданства 1961 года, статья 8 которой требует от государств не лишать гражданства лиц, если вследствие этого они станут апатридами.
Гораздо чаще прекращение гражданства происходит путем его автоматической утраты. Основанием для этого может служить наступление одного из предусмотренных законом юридических фактов. Например, в законодательстве Республики Казахстан основаниями для утраты гражданства названы следующие обстоятельства: 1)поступление нашего гражданина на государственную службу иностранного государства (кроме случаев, предусмотренных международными договорами); 2)гражданство Республики Казахстан было приобретено в результате представления ложных сведений или фальшивых документов; 3)гражданин Казахстана, постоянно проживающий за рубежом, не встал на консульский учет без уважительных причин в течение пяти лет; 4)иные основания, предусмотренные международными договорами Республики Казахстан.
Согласно Конвенции о гражданстве замужней женщины 1957 года, заключение и расторжение брака, а также изменение или утрата гражданства мужем не влекут за собой автоматического изменения гражданства женщины.
Наиболее часто в область международно-правового регулирования попадают лица с двойным гражданством и лица без гражданства. Двойное гражданство (бипатризм) характеризуется наличием у одного лица гражданства двух и более государств в соответствии с их национальным законодательством. Обычно бипатризм является следствием коллизии законов о гражданстве разных государств или действий самого лица, направленных на приобретение “дополнительного” гражданства. В разных государствах по-разному относятся к институту двойного гражданства. Мировая практика знает примеры, когда двойное гражданство не только признается, но даже приветствуется государством, а увеличение случаев бипатризма является частью внутренней и внешней политики страны. Например, в настоящее время двойное гражданство признается в России, Франции, Германии, Израиле, Великобритании, Армении, Белоруссии и в ряде других стран. Однако в целом как международное, так и внутригосударственное право в большей степени ориентированы на уменьшение двойного гражданства или, по крайней мере, на непризнание его правовых последствий. Причина этого - целый ряд неудобств как политического, так и правового характера, связанных с реализацией правового статуса бипатрида. Основными проблемами здесь являются доступ бипатридов к государственной службе и государственным секретам, процедура оказания им дипломатического покровительства (на это претендуют сразу несколько государств), а также исполнение ими своих конституционных обязанностей: налоговых, военных и т. д. Ясно, что по-настоящему эффективную правовую связь индивид может поддерживать только с одним государством. А это значит, что бипатриды поневоле подвергают дискриминации одно из государств, гражданством которого обладают. Наиболее известным документом в данной сфере является Европейская конвенция о сокращении случаев множественности гражданства 1963 года. Можно также упомянуть Гаагскую конвенцию о некоторых вопросах, относящихся к коллизии законов о гражданстве 1930 года и целый ряд двусторонних договоров, регулирующих случаи двойного гражданства. Действующее международное право борется с бипатризмом двумя способами: 1)путем ликвидации двойного гражданства (это означает, что международное соглашение устанавливает необходимость оптации, то есть выбора лицом гражданства какого-то одного государства); 2)путем непризнания правовых последствий двойного гражданства. В рамках второго способа двойное гражданство лица в принципе признается, однако на практике лицо несет права и обязанности по законодательству только одного государства. Данный принцип получил название “принципа эффективного гражданства” и сводится, по сути, к выбору государства, с которым бипатрид будет поддерживать устойчивую политико-правовую связь. В большинстве случаев таким государством признается государство, на территории которого бипатрид постоянно или преимущественно проживает. Таким образом, принцип эффективного гражданства устраняет коллизии, связанные с необходимостью делить юрисдикцию в отношении одного лица между несколькими государствами.
В Республике Казахстан за ее гражданами не признается гражданство других государств. Фактически, речь здесь идет о непризнании правовых последствий второго гражданства. Поэтому нередко высказываемая точка зрения о том, что в Казахстане двойное гражданство запрещено, выглядит не совсем корректной.
Отсутствие у лица гражданства какого-либо государства вообще называется апатризмом (безгражданством) и также является предметом правового регулирования в международном праве. Основные соглашения здесь - Конвенция о статусе апатридов 1954 года и Конвенция ООН о сокращении безгражданства 1961 года. Из самого названия этой Конвенции видно, что она направлена на предупреждение и устранение апатризма. Это связано с тем, что в современной концепции прав человека гарантии реализации правового статуса личности во многом связаны с наличием у лица гражданства. Например, подавляющее большинство социально-экономических прав, а также право на дипломатическую защиту предоставляются государствами исключительно своим гражданам. Поэтому апатриды изначально являются ущемленными в правах, что противоречит действующему международному праву. Статья 1 Конвенции определяет апатрида как лицо, которое не рассматривается гражданином какого-либо государства в силу его закона. Конвенция обязывает государства бороться с апатризмом путем включения в национальное законодательства соответствующих норм и посредством международного сотрудничества. Например, в Законе Республики Казахстан “О гражданстве Республики Казахстан” содержатся следующие положения, направленные против появления апатридов: 1)находящийся на нашей территории ребенок, родители которого неизвестны, является гражданином Республики Казахстан; 2)ребенок, родившийся у лиц без гражданства, постоянно проживающих в Казахстане, также является гражданином Республики Казахстан; 3)целый блок норм о возможности натурализации.
В соответствии с Конвенцией 1961 года каждое государство-участник должно создавать благоприятные условия для приобретения его гражданства апатридами, имеющими постоянное жительство на его территории. Что касается международных соглашений в данной области, то они предписывают государствам при территориальных изменениях предоставлять соответствующему населению гарантии от безгражданства.

3.Правовое положение иностранцев.
Экономическая и политическая интеграция государств как в универсальном, так и в локальном масштабе приводит к тому, что на территории одного государства появляется все больше граждан других стран. В некоторых государствах (например, в центрах мирового туризма) количество иностранцев в отдельные периоды сопоставимо с количеством местных граждан. Поэтому вопросы правового режима иностранцев закономерно получили отражение в действующих международно-правовых документах.
Под иностранцем в международном праве понимается лицо, которое не имеет гражданства государства пребывания и состоит в гражданстве другого государства в соответствии с его законом. С учетом данного определения понятия “иностранец” и “иностранный гражданин” следует признать тождественными. Вместе с тем, иногда в доктринальных и нормативных источниках эти термины используют как различные понятия: термин “иностранцы” несколько шире, так как включает, помимо иностранных граждан, еще и лиц без гражданства, находящихся в стране пребывания. Согласно Указу Президента Республики Казахстан “О правовом положении иностранных граждан” от 19 июня 1995 года, иностранный гражданин должен отвечать двум требованиям: 1)не иметь гражданства Республики Казахстан; 2)иметь доказательства своей принадлежности к гражданству иного государства.
Как одна из категорий населения, иностранцы являются объектом правового регулирования сразу нескольких правовых систем: национальной (причем как государства своего гражданства, так и государства пребывания) и международной. Основной особенностью правового положения иностранцев является так называемая “конкурирующая юрисдикция”. Дело в том, что иностранный гражданин одновременно находится в правовой связи с двумя государствами: государством пребывания и своим государством. Данное обстоятельство рождает немалое число проблем, требующих как законодательного, так и договорного решения.
Анализ действующего национального законодательства различных государств позволяет выделить несколько правовых режимов иностранцев. Чаще всего встречается национальный режим, который предполагает, что иностранцы в своих правах и свободах приравниваются к гражданам государства пребывания. При этом необходимо учитывать, что абсолютного тождества между правовым положением своих граждан и иностранцев нет ни в одном государстве. Скажем, практически нигде в мире иностранцам не предоставляются политические права, они не пользуются всей полнотой социально-экономических прав, не имеют доступа к государственной службе, не несут воинской повинности и т. д. Поэтому национальный режим иностранцев нельзя понимать буквально: он отражает лишь общий принцип равенства людей без учета отдельных изъятий. Уже упомянутый Указ Президента Республики Казахстан устанавливает для иностранных граждан национальный режим. Однако в Разделе 2 Конституции Республики Казахстан в одних статьях употребляется местоимение “каждый”, а в других - словосочетание “граждане Республики Казахстан”. Это наглядно иллюстрирует сущность национального режима иностранцев.
Режим наибольшего благоприятствования в качестве режима иностранцев может быть закреплен соответствующим международным договором. Смысл этого режима заключается в том, что граждане одной договаривающейся стороны пользуются на территории другой стороны всей совокупностью прав и свобод (в том числе льготами и привилегиями), которые предусмотрены государством пребывания для граждан любой третьей страны. Таким образом, положения об установлении режима наибольшего благоприятствования носят отсылочный характер, ссылаясь на уже действующие международные соглашения. Практика предоставления данного режима известна и Республике Казахстан.
Наконец, в отношении граждан отдельных иностранных государств может устанавливаться специальный режим, включающий как предоставление специальных прав (преференций), так и, напротив, введение отдельных ограничений (например, для граждан вражеского государства во время вооруженного конфликта). Известно, в частности, весьма специфическое отношение ряда арабских государств к гражданам Израиля и наоборот. Договорная база Республики Казахстан в данной области включает Договор между Республикой Казахстан и Российской Федерацией о правовом статусе граждан Республики Казахстан, постоянно проживающих на территории Российской Федерации, и граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Республики Казахстан от 20 января 1995 года, аналогичный договор с Беларусью от 17 января 1996 года, Соглашение между Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан о трудовой деятельности и социальной защите граждан Республики Казахстан, работающих на территории Республики Беларусь и граждан Республики Беларусь, работающих на территории Республики Казахстан от 23 сентября 1997 года, Соглашение между Правительством Республики Казахстан и Правительством Федеративной Республики Германия о сотрудничестве при поддержке граждан немецкой национальности от 31 мая 1996 года, Договор между Республикой Казахстан и Монголией об урегулировании вопросов добровольного переселения и гражданства лиц, прибывших в Республику Казахстан по трудовым договорам от 2 декабря 1994 года и другие соглашения.
В некоторых случаях вопросы правового режима иностранных граждан могут регулироваться многосторонними соглашениями. Так, 30 декабря 1999 года Республика Казахстан ратифицировала заключенный в рамках СНГ Договор о правовом статусе граждан одного государства, постоянно проживающих на территории другого государства. 18 августа 1999 года Правительство Казахстана утвердило Соглашение о предоставлении равных прав гражданам государств-участников Договора об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях от 28 марта 1996 года на поступление в учебные заведения. 9 июля 1999 года казахстанским Правительством было утверждено межправительственное Соглашение между Казахстаном, Кыргызстаном, Таджикистаном и Узбекистаном об оказании медицинской помощи гражданам государств-участников Договора о создании единого экономического пространства. 24 марта 2005 года Казахстан принял на себя обязательства, предусмотренные Протоколом к межправительственному Соглашению между Беларусью, Казахстаном, Кыргызстаном, Россией и Таджикистаном о взаимных безвизовых поездках граждан от 30 ноября 2000 года. Кроме того, Казахстан является участником Соглашения об обеспечении свободного и равного права пересечения физическими лицами границ государств-участников Таможенного союза и беспрепятственного пересечения ими товаров и валюты от 24 ноября 1998 года, Соглашения об оказании медицинской помощи гражданам государств-участников СНГ (включая Протокол о механизме его реализации; утверждены Постановлением Правительства 29 февраля 2000 года) и других договоров.
Вообще, в рамках СНГ было принято достаточно большое число актов, регулирующих международно-правовые вопросы статуса населения. Практически все они направлены на предоставление гражданам государств Содружества национального режима или режима наибольшего благоприятствования, наделение их на территории других государств СНГ всей полнотой основных прав и свобод. Среди таких актов можно назвать Соглашение о гарантиях прав граждан государств-участников СНГ в области пенсионного обеспечения от 13 марта 1992 года, Конвенцию о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 года (предоставляет гражданам равные процессуальные права), Конвенцию об упрощенном порядке приобретения гражданства гражданами государств-участников СНГ от 19 января 1996 года и другие.
На практике в каждом государстве все три режима иностранцев могут существовать одновременно и, соответственно, применяться к гражданам разных государств. Кроме того, законодательство многих стран делит всех иностранцев на постоянно проживающих и временно находящихся на их территории. Правовой режим тех и других может существенно различаться. Так обстоит дело и в Казахстане: постоянно проживающие в республике иностранцы могут иметь имущественные и личные неимущественные права наравне с гражданами Республики Казахстан, а временно проживающие иностранцы не могут иметь в собственности жилище. Аналогичные положения касаются прав в области образования, членства в общественных объединениях, медицинского обслуживания и т. д. Постоянно проживающими иностранными гражданами являются лица, получившие соответствующее разрешение и вид на жительство в органах внутренних дел Республики Казахстан.
Законодательство Республики Казахстан содержит исчерпывающий перечень оснований, по которым иностранному гражданину может быть запрещен въезд в страну. К ним, в частности, относятся следующие случаи:
-если этого требуют интересы обеспечения государственной безопасности, охраны общественного порядка или здоровья населения;
-если он выступает против суверенитета Республики Казахстан, призывает к нарушению единства и целостности ее территории;
-если он разжигает межгосударственную, межнациональную и религиозную вражду;
-если он осужден за террористическую деятельность либо признан судом особо опасным рецидивистом;
-если он ранее выдворялся за пределы Республики Казахстан и т. д.
Если обратиться к международным документам в области прав человека (Международный пакт о гражданских и политических правах и другие), то их анализ позволяет выделить некоторые общие принципы правового режима иностранцев, признаваемых большинством цивилизованных государств. Во-первых, на иностранцев (за исключением дипломатических агентов) распространяется юрисдикция государства пребывания, то есть они обязаны уважать и соблюдать законы той страны, на территории которой находятся. В противном случае государство пребывания вправе привлечь виновных к юридической ответственности. Например, в Республике Казахстан существует специфическая мера административного взыскания, применяемая только к иностранцам - принудительное выдворение из страны.
Во-вторых, в международно-правовой практике выработаны так называемые “минимальные стандарты прав и свобод иностранцев”, представляющие собой перечень прав, которые государство пребывания обязано гарантировать всем иностранным гражданам. К числу таких прав, в первую очередь, относятся личные права и свободы: право на жизнь, на достоинство, на свободу вероисповедания, на свободу слова, на личную свободу, на судебную защиту и т. д. Невыполнение этих стандартов каким-либо государством может быть квалифицировано как нарушение императивного принципа всеобщего уважения прав и свобод человека.
В-третьих, спецификой правового режима иностранных граждан является их право на получение дипломатической защиты (домицилия) со стороны государства своего гражданства. Государство пребывания обязано уважать это право и предоставить иностранному государству возможность через дипломатические каналы (консульство или посольство) защищать законные интересы своих граждан за рубежом. Дипломатическая защита своих граждан может быть как правом, так и обязанностью государства. Например, в Казахстане домицилий является обязанностью республики: пункт 2 статьи 11 гласит, что государство гарантирует своим гражданам защиту и покровительство за ее пределами. Как правило, дипломатическая защита реализуется в случаях, когда гражданин попадает в иностранном государстве в чрезвычайную ситуацию - становится жертвой преступления, в отношении него возбуждается уголовное дело и т. д. Естественно, что право на оказание дипломатической защиты должно согласовываться с принципом невмешательства во внутренние дела суверенного государства. Мировая практика знает случаи, когда под предлогом защиты своих граждан одно государство фактически развязывало агрессию против другого.
В-четвертых, для правового режима иностранцев характерен принцип недискриминации, который предполагает равенство прав иностранцев независимо от расы, национальности, пола, возраста, политических и религиозных убеждений и т.п. Не считается нарушением указанного принципа предоставление дополнительных (преференциальных) прав гражданам отдельных государств или, напротив, обоснованное ограничение их прав и свобод.

4.Особенности правового положения отдельных категорий населения.
Как уже отмечалось (см. п. 1 настоящей главы), в структуру населения каждой страны входят различные категории лиц, правовой статус которых имеет отдельные особенности. К числу таких традиционно относят привилегированных иностранцев, беженцев, трудящихся-мигрантов, вынужденных переселенцев. Правовой режим иностранцев, пользующих дипломатическими привилегиями и иммунитетами, будет рассмотрен в соответствующей главе.
Социальные катаклизмы привели к тому, что уже в первой половине прошлого века проблема беженцев оказалась в зоне действия международного права. Сотрудничество государств в данной области преследует такие задачи, как определение правового статуса беженцев, максимальная защита их интересов, а также создание и эффективная деятельность соответствующих координационных органов. Наиболее известными международно-правовыми документами в данной области являются Конвенция о статусе беженцев 1951 года и Протокол, касающийся статуса беженцев 1967 года.
Согласно Конвенции 1951 года, беженцем является лицо, которое в силу вполне обоснованных опасений стать жертвой преследований по признаку расы, вероисповедания, гражданства, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений находится вне страны своей гражданской принадлежности и не может пользоваться защитой этой страны или не желает пользоваться такой защитой вследствие таких опасений; или, не имея определенного гражданства и находясь вне страны своего прежнего обычного местожительства в результате подобных событий, не может и не желает вернуться в нее вследствие таких опасений. При этом не могут считаться беженцами лица, если они добровольно вновь воспользовались защитой страны своего гражданства, добровольно вернулись в страну своего гражданства, приобрели новое гражданство и пользуются защитой своего нового государства, а также в некоторых других случаях.
Основной смысл Конвенции - обеспечение максимальной защиты прав и свобод беженцев, оказавшихся не по своей воле на территории иностранного государства. Можно сказать, что беженцы находятся под защитой международного права. Конвенция исходит из того, что между беженцем и государством пребывания возникает определенная политико-правовая связь, выражающаяся в совокупности взаимных прав и обязанностей. С одной стороны, Конвенция говорит об общих обязательствах беженца в отношении страны пребывания, которые заключаются в необходимости подчиняться его законам и распоряжениям. С другой стороны, все государства обязаны на основе принципа недискриминации гарантировать беженцам свободу религиозных убеждений, свободу передвижения, имущественные, авторские и промышленные права, право ассоциаций, право обращения в суд и т. д. Кроме того, беженцы вправе заниматься деятельностью, приносящей доход и по возможности пользоваться системой социального обеспечения наравне с гражданами страны пребывания.
Согласно Конвенции, незаконный въезд или незаконное пребывание беженцев на территории договаривающихся государств (в настоящий момент участниками Конвенции являются свыше 150 стран) не должны влечь за собой каких-либо административных взысканий, при условии, что беженцы без промедления сами явятся к властям и предоставят удовлетворительные объяснения своих действий. Кроме того, Конвенция, по общему правилу, запрещает высылать законно проживающих беженцев иначе как по соображениям государственной безопасности и общественного порядка. Особенно недопустимо высылать беженцев в ту страну, где их жизни или свободе угрожает опасность вследствие их расы, религии, гражданства или политических убеждений. Подобные действия государство может предпринять только в случае угрозы своей национальной безопасности или осуждения беженца судом соответствующей страны за совершение особо тяжкого преступления. Наконец, все государства должны, по возможности, облегчать ассимиляцию и натурализацию беженцев путем ускорения соответствующего делопроизводства и уменьшения связанных с натурализацией сборов.
Республика Казахстан присоединилась к Конвенции о статусе беженцев 15 декабря 1998 года.
Практически одновременно с принятием Конвенции о статусе беженцев 1951 года в рамках ООН было учреждено Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН), действующее на основании Устава Управления от 14 декабря 1950 года. Главными задачами данной структуры являются международный контроль за соблюдением правового статуса беженцев и оказание им помощи в рамках гуманитарных миссий ООН. Необходимо иметь в виду, что компетенция УВКБ ООН последовательно расширялась, так как в сферу его деятельности включались все новые и новые категории лиц. В частности, сейчас мандат Верховного комиссара распространяется не только на жертв преследований по политическим мотивам, но и на лиц, пострадавших в ходе вооруженных конфликтов, массовых нарушений прав человека и т. п. Поэтому наряду с термином “беженцы” в доктрине международного права используется термин “лица, нуждающиеся в международной помощи”. Таким образом, компетенция УВКБ ООН в настоящее время шире, чем объект правового регулирования Конвенции 1951 года. Одна из основных форм деятельности Управления - подготовка докладов о положении беженцев компетентным органам ООН. Для этого все государства обязаны предоставлять ему в соответствующей форме любую запрашиваемую информацию и статистические данные. Это правило установлено Протоколом 1967 года, касающимся статуса беженцев (Республика Казахстан участвует с 1998 года).
Международно-правовое регулирование статуса беженцев осуществляется и на региональном уровне. В частности, в рамках СНГ 24 сентября 1994 года было принято Соглашение о помощи беженцам и вынужденным переселенцам, а 11 февраля 1995 года - Протокол к нему; на африканском континенте действует Конвенция по конкретным аспектам проблем беженцев в Африке 1969 года и т. д. Как показывает практика, региональное сотрудничество по вопросам реализации правового статуса беженцев может быть достаточно эффективным, так как в большинстве случаев с проблемой беженцев сталкиваются сопредельные государства одного региона. Например, в Республике Казахстан наибольшее число беженцев - выходцы из Чечни и Таджикистана.
Что касается трудящихся-мигрантов, то в данную категорию населения входят лица, приехавшие в иностранное государства для осуществления временной (в том числе сезонной) трудовой деятельности. В принципе, их правовой статус практически идентичен правовому статусу обычных иностранцев. Вместе с тем, масштабы трудовой миграции в наши дни таковы, что государства заключают соглашения в целях надлежащего регулирования этого процесса. Например, Республика Казахстан является участником следующих договоров: Соглашения об образовании Консультативного Совета по труду, миграции и социальной защите населения государств-участников СНГ от 13 ноября 1992 года, Меморандума о сотрудничестве в области миграции (участники - Казахстан, Кыргызстан и Узбекистан) от 8 июля 1994 года, Договора между Республикой Казахстан и Монголией об урегулировании вопросов добровольного переселения и гражданства лиц, прибывших в Республику Казахстан по трудовым договорам от 2 декабря 1994 года, Соглашения между Правительством Республикой Казахстан и Правительством Монголии о сотрудничестве по вопросам привлечения на работу граждан Монголии и Республики Казахстан по трудовому договору, Соглашения о сотрудничестве между Республикой Казахстан и Международной организацией по миграции от 13 января 1998 года, Соглашения о сотрудничестве государств-участников СНГ в борьбе с незаконной миграцией от 6 марта 1998 года,
Смысл указанных документов заключается в установлении системы гарантий против незаконной и бесконтрольной миграции. Трудящиеся-мигранты должны иметь разрешительные документы на занятие соответствующей деятельностью, на них должно распространяться трудовой законодательство страны пребывания. Нередко масштабы трудовой миграции регулируются специальными квотами на ввоз рабочей силы, которые устанавливаются отдельными государствами с учетом своих национальных интересов. Как известно, с проблемой трудовой миграции в той или иной степени сталкиваются все экономически развитые государства, например - государства Западной Европы (Германия, Франция и другие). В то же время трудовая миграция актуальна и для Республики Казахстан, что обусловлено большой разницей в уровне экономического развития Казахстана и других государств региона: Киргизии, Узбекистана, Таджикистана. Одним из самых проблемных вопросов в области трудовой миграции является соблюдение прав трудящихся-мигрантов.
Термин “вынужденные переселенцы” впервые официально был закреплен в Федеральном Законе Российской Федерации “О вынужденных переселенцах” от 19 февраля 1993 года. В сентябре 1993 года в рамках СНГ было принято Соглашение о помощи беженцам и вынужденным переселенцам (Республика Казахстан не участвует), в котором закреплены основные обязанности государств в области обеспечения правового статуса соответствующих лиц. Строго говоря, большой разницы между беженцами и вынужденными переселенцами нет. Специфика последних заключается в том, что вынужденным переселенцем можно стать и в своем государстве, подвергшись насилию или угрозе насилия в месте своего постоянного проживания. Практика показывает, что проблема вынужденных переселенцев характерна для многонациональных федеративных государств с большим количеством неурегулированных политических и социальных проблем.
Отдельные вопросы, касающиеся статуса переселенцев, регламентируются двусторонними соглашениями. Так, 6 июля 1998 года было подписано Соглашение между Правительством Республики Казахстан и Правительством Российской Федерации о регулировании процесса переселения и защите прав переселенцев, а 22 декабря 2003 года был подписан Протокол между Агентством Республики Казахстан по миграции и демографии и Министерством внутренних дел Российской Федерации о порядке реализации данного Соглашения.
В международно-правовой практике иногда использовался термин “перемещенные лица”, к которым относятся лица, принудительно вывезенные (депортированные) из своего государства или из мест постоянного проживания в рамках различных антигуманных действий отдельных государств. Основная цель международного сотрудничества в области защиты прав перемещенных лиц - создание правовых и экономических условий для их беспрепятственного возвращения на родину. Так, Республика Казахстан в 1996 году ратифицировала Соглашение по вопросам, связанным с восстановлением прав депортированных лиц, национальных меньшинств и народов от 9 октября 1992 года. Согласно статье 1 этого Соглашения, стороны обеспечивают депортированным лицам, добровольно возвращающимся в места их проживания на момент депортации, равные с постоянно проживающими там гражданами политические, экономические и социальные права и условия для обустройства. Депортированные лица при возвращении имеют право на беспошлинный ввоз имущества, на пенсионное обеспечение независимо от места назначения пенсии, на сохранение и перевод своих денежных вкладов, размещенных в банковских учреждениях сторон, на освобождение от подоходных налогов на период обустройства и некоторые другие привилегии.

5.Право политического убежища.
Под правом политического убежища понимается право каждого человека, преследуемого в своем государстве по политическим мотивам, искать защиты от таких преследований на территории иностранного государства.
Данное право, характеризующее правовое положение личности, является объектом регулирования как национального, так и международного законодательства. Это связано с тем, что реализация права на убежище всегда затрагивает интересы, как минимум, двух государств: государства гражданства преследуемого лица и государства, на территории которого оно пытается укрыться. Международно-правовые аспекты права политического убежища регулируются источниками "мягкого" права: Всеобщей декларацией прав человека 1948 года и Декларацией о территориальном убежище от 14 декабря 1967 года (принята Генеральной Ассамблеей ООН). Это означает, что в международном праве нет сколько-нибудь строгих императивных норм, обязывающих государства действовать при предоставлении убежища тем или иным образом
В соответствии со статьей 14 Всеобщей декларации прав человека каждый человек имеет право искать убежища от преследования в других странах и пользоваться этим убежищем. Однако это право не может быть использовано в случае преследования, в действительности основанного на совершении неполитического преступления или деяния, противоречащего целям и принципам ООН.
Характеризуя практику предоставления политического убежища различными государствами, можно выделить ряд общепризнанных принципов, в соответствии с которыми реализуется данный институт:
1)предоставление убежища является суверенным правом, а не обязанностью каждого государства;
2)предоставление убежища возможно только по ходатайству самого преследуемого лица и только в тех случаях, когда оно в своем государстве;
3)убежище предоставляется исключительно лицам, преследуемым в своих государствах по политическим мотивам;
4)противоправным является предоставление убежища лицам, совершившим международные или общеуголовные преступления;
5)государство, предоставившее убежище, принимает тем самым на себя определенные юридические обязательства перед преследуемым лицом.
Говоря о праве политического убежища, нельзя рассматривать его в качестве субъективного права того или иного индивида. Последний может лишь искать защиты, но не требовать ее обязательного предоставления. В противном случае этому праву должна была бы корреспондировать соответствующая обязанность каждого иностранного государства. Однако такой нормы (об обязанности предоставить убежище) нет в законодательстве ни одной страны. Предоставление убежища - это суверенное право государства, которым оно пользуется исключительно по своему усмотрению. В каждом конкретном случае вопрос решается согласно внутригосударственной процедуре, а окончательное решение всегда носит не столько юридический, сколько политический характер. Таким образом - право политического убежища - это не столько субъективное право индивида, сколько суверенное право государства.
Из данного принципа вытекает еще одно важное практическое следствие. Предоставление убежища не может рассматриваться государством гражданства данного лица как вмешательство в его внутренние дела, незаконное воспрепятствование осуществлению его юрисдикции или как иное нарушение международного права. Даже если государство считает, что у него есть все законные основания преследовать данное лицо (например, оно обвиняется в совершении общеуголовного преступления), такое государство обязано уважать право другой страны, предоставившей лицу возможность укрыться на своей территории.
Политическое убежище во всех случаях предоставляется по просьбе самого преследуемого лица. Если лицо фактически укрылось на территории иностранного государства, но при этом не обращалось с соответствующим заявлением в его компетентные органы, государство пребывания не вправе оказывать такому лицу какое-либо покровительство. Вместе с тем, в отдельных случаях намерение получить убежище может следовать из определенных действий преследуемого лица.
Как правило, государства отказывают в предоставлении политического убежища лицам, которые преследуются по политическим мотивам в государствах, иных, чем государства их гражданства или постоянного места жительства. В подобных случаях международная практика исходит из того, что преследуемое лицо должно сначала просить дипломатической помощи или искать защиты на территории своего государства. Само право убежища возникает лишь тогда, когда преследование лица осуществляется в его родной стране, и у него просто нет другого выхода, кроме обращения к другим субъектам мирового сообщества.
Другим обязательным условием предоставления политического убежища является преследование лица по политическим, а не каким-то иным мотивам. Современная международно-правовая доктрина исходит из максимально широкой трактовки политических мотивов. Так, считается, что лицо подвергается преследованию по политическим мотивам, если его права нарушаются в связи с политической деятельностью, убеждениями, взглядами, цветом кожи, национальной, этнической, партийной или религиозной принадлежностью, языком, социальным происхождением и т.д. На практике это дает основание просить политического убежища достаточно широкому кругу лиц.
С другой стороны, одних политических мотивов преследования недостаточно для предоставления преследуемому лицу убежища. Само преследование должно иметь характер серьезных нарушений или ограничений жизненно важных прав и свобод: права на жизнь, на личную неприкосновенность, свободы совести и др. Отдельные незначительные нарушения правового статуса личности не могут считаться достаточным основанием для предоставления убежища. Исходя из уже рассмотренного принципа, основанного на суверенном праве государства, каждая страна самостоятельно решает вопрос о том, преследуется ли обратившееся за защитой лицо по политическим мотивам и насколько серьезны масштабы соответствующих нарушений его прав.
С данным принципом тесно связан запрет на предоставление политического убежища лицам, совершившим международные или общеуголовные преступления. В большинстве случаев государства заключают международные соглашения, в которых предусматривают обязанность государства пребывания либо выдать преступника, либо осуществить в отношении него уголовное преследование. Соответствующие положения включаются как в двусторонние договоры о правовой помощи, так и в универсальные конвенции о борьбе с отдельными видами преступлений. Например, не могут считаться носящими политический характер преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, пиратство, угон воздушного судна и т.д.
На практике вопрос о квалификации противоправного деяния в качестве политического может представлять определенные трудности. Как правило, ни одно государство не соглашается с тем, что преследует своего гражданина по политическим мотивам и считает, что совершенное им деяние имеет общеуголовный характер. Особенно это касается так называемых "относительно политических" преступлений, которые представляют собой общеуголовные действия (убийства, уничтожение имущества, посягательства на нормальную деятельность государственной власти), совершаемые по политическим мотивам (см. п. 5 главы 18). В самом общем виде данная проблема решается следующим образом. Во-первых, каждое государство, решая вопрос о предоставлении лицу политического убежища, вправе самостоятельно квалифицировать его действия, в том числе в качестве политического правонарушения. Это означает, что предоставляющее убежище государство не связано оценкой соответствующего деяния, данной государством гражданства лица. Точно так же государство вправе не принимать во внимание национальное право другой страны, в рамках которого совершенное лицом деяние может расцениваться как общеуголовное. Например, в 2003 году Великобритания предоставила политическое убежище гражданину Российской Федерации А. Закаеву, который обвинялся Россией в организации и совершении террористических актов. Во-вторых, целый ряд международных соглашений возлагают на государства обязанность не считать политическими определенные виды правонарушений. К их числу, в частности, относятся все международные преступления и преступления международного характера.
Наконец, одним из принципов предоставления политического убежища является принятие соответствующим государством определенных обязательств перед преследуемым лицом. Основным из них является обязательство не выдавать его государству гражданства. Предоставляя убежище, каждая страна устанавливает свою юрисдикцию в отношении данного лица, вступает с ним в определенную политико-правовую связь. Оно не должно позволять другим государствам, включая государство гражданства, осуществлять в отношении такого лица свою юрисдикцию. Предоставление убежища автоматически означает, что лицо вправе рассчитывать на покровительство приютившего его государства. Указанная связь сходна с институтом гражданства, который характеризуется наличием взаимных прав и обязанностей как у государства, так и у индивида. Последний, в свою очередь, должен воздерживаться от любых действий, противоречащих международному праву, например - от разжигания межгосударственной неприязни, пропаганды войны, клеветы в адрес государства своего гражданства и т.д. Считается, что предоставившее убежище государство вправе оказывать преследуемому лицу так называемую "псевдодипломатическую помощь", то есть защищать его интересы за рубежом.
Предоставление политического убежища, по сути, представляет собой "изъятие" лица из-под юрисдикции государства его гражданства, ограничение его суверенитета. Ясно, что подобная практика не способствует улучшению межгосударственных отношений. В истории были случаи, когда институт политического убежища использовался как инструмент "холодной" войны, идеологического противостояния. С другой стороны, необходимость в соответствующем международно-правовом институте диктуется принципом всеобщего уважения прав и свобод человека. Особенно это касается случаев геноцида, апартеида, расовой или религиозной дискриминации. Когда такие действия являются частью масштабной государственной политики, право политического убежища - это единственная возможность защитить интересы личности.
Международная практика в области предоставления убежища достаточно противоречива. Так, в одних государствах убежище предоставляется любому лицу, получившему статус беженца. При этом причины, вынудившие его покинуть страну гражданства, могут быть различными: политические репрессии, притеснения, гражданская война, голод и др. В некоторых случаях основанием для предоставления политического убежища является сам факт гражданской принадлежности лица государству с тоталитарным режимом. Известно, например, что США предоставляли убежищу всем оказавшимся на их территории гражданам Кубы, априори считая их жертвами нарушения прав человека. Похожей практики придерживается Южная Корея в отношении граждан КНДР. Однако в большинстве государств все-таки принято различать статус таких категорий лиц, как беженцы, вынужденные переселенцы, перемещенные лица и лица, получившие убежище.
На практике право политического убежища реализуется в двух формах: в форме территориального убежища и в форме дипломатического убежища. Территориальное убежище предполагает возможность укрыться от преследования по политическим мотивам на территории иностранного государства, а дипломатическое - в помещении его посольства, консульства, в их транспортных средствах или на военных судах. Предоставление дипломатического убежища признается правомерным в некоторых государствах Латинской Америки. Однако в большинстве государств эта форма убежища не практикуется, так как противоречит положениям Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 года. Конвенция, в частности, запрещает использовать дипломатические привилегии и иммунитеты в целях, несовместимых с функциями дипломатического представительства.
Как уже отмечалось, в каждом государстве предоставление политического убежища регулируется его внутренним правом. В Республике Казахстан действует Указ Президента "О порядке предоставления политического убежища иностранным гражданам и лицам без гражданства в Республике Казахстан" от 15 июля 1996 года. Этим указом утверждено одноименное Положение, регулирующее данный институт в республике.
Согласно Положению, политическое убежище в Республике Казахстан предоставляется иностранным гражданам, лицам без гражданства и членам их семей, ищущим убежище и защиту от преследования или реальной угрозы стать жертвой преследования в стране гражданства или проживания за общественно-политическую деятельность, расовую или национальную принадлежность, за религиозные убеждения, а также в случаях нарушения прав человека, предусмотренных нормами международного права. Решение о предоставлении политического убежища или об отказе в предоставлении политического убежища принимается Президентом Республики Казахстан.
Политическое убежище в Республике Казахстан не предоставляется, если лицо:
1)преследуется за действия (или бездействие), признаваемые законодательством Республики Казахстан преступлением, или виновно в совершении действий, противоречащих целям и принципам Организации Объединенных Наций;
2)привлечено в качестве обвиняемого по уголовному делу либо в отношении него имеется вступивший в законную силу обвинительный приговор суда на территории Республики Казахстан;
3)проживало в третьей стране, где ему не грозило преследование;
4)предоставило заведомо ложные сведения;
5)имеет гражданство третьей страны, где оно не преследуется.
Лицо, находящееся на территории Республики Казахстан и желающее получить политическое убежище, должно лично обратиться в компетентный орган (Агентство по миграции и демографии) или его территориальное подразделение с письменным ходатайством на имя Президента Республики Казахстан. Лицо, находящееся за пределами Республики Казахстан, подает такое ходатайство через дипломатическое представительство или консульское учреждение Республики Казахстан. При этом не требуется письменного согласия детей, не достигших 14-летнего возраста, на предоставленное им политического убежища. Ходатайствующий до решения вопроса о предоставлении политического убежища не реже двух раз в месяц отмечается в Агентстве по миграции и демографии или его территориальном подразделении, либо в дипломатическом представительстве (консульском учреждении) Республики Казахстан, по месту своего проживания.
В ходатайстве на имя Президента о предоставлении политического убежища в Республике Казахстан должны быть изложены основания предоставления убежища. К ходатайству прилагаются автобиография, фотографии, справка о состоянии здоровья, в том числе об исследовании на вирус иммунодефицита, а также другие документы, имеющие отношение к данному вопросу. Компетентный государственный орган запрашивает заключение Министерства иностранных дел, Министерства внутренних дел и Комитета национальной безопасности Республики Казахстан о целесообразности предоставления обратившемуся лицу политического убежища в Республике Казахстан. Оформленные материалы вместе с мотивированным заключением о возможности трудового, жилищного и иного обустройства направляются в Отдел гражданства Администрации Президента.
Срок рассмотрения материалов по ходатайству о предоставлении политического убежища не должен превышать трех месяцев со дня регистрации заявления.
Предоставление политического убежища производится Указом Президента Республики Казахстан. Лицу, которому предоставлено политическое убежище в Республике Казахстан, и членам его семьи, достигшим 16-летнего возраста, выдается свидетельство установленного образца. Кроме того, таким лицам немедленно оформляется вид на жительство. По общему правилу, лицо и члены его семьи, которым предоставлено политическое убежище, пользуются правами и свободами, а также несут обязанности, предусмотренные Конституцией Республики Казахстан и законодательством о правовом положении иностранных граждан и лиц без гражданства в Республике Казахстан.
Лицо, которому предоставлено политическое убежище в Республике Казахстан, утрачивает право на политическое убежище в случае:
1)добровольного отказа от политического убежища в Республике Казахстан;
2)приобретения гражданства Республики Казахстан или гражданства другой страны;
3)добровольного возврата в страну своей гражданской принадлежности или выезда на постоянное жительство в третью страну;
4)утраты оснований, установленных Положением.
Кроме того, лицо может быть лишено политического убежища Президентом Республики Казахстан в случаях занятия деятельностью, противоречащей интересам национальной безопасности республики, целям и принципам ООН, либо если лицо совершило умышленное преступление и в отношении него имеется вступивший в законную силу обвинительный приговор.

Контрольные вопросы.
1.Что понимается под населением в международном праве?
2.Из каких категорий лиц состоит население государства?
3.Назовите основные способы приобретения гражданства.
4.Охарактеризуйте правовое положение бипатридов и апатридов.
5.Какие Вы знаете режимы иностранцев?
6.Какими актами регулируется статус беженцев?
7.Расскажите о статусе вынужденных переселенцев и трудящихся-мигрантов.
8.Что представляет собой институт политического убежища?
9.Расскажите о порядке предоставления политического убежища в Республике Казахстан.

Литература.
Азаров А., Ройтер В., Хюфнер К. Защита прав человека. Международные и российские механизмы. - М., 2003.
Боярс Ю. Р. Вопросы гражданства в международном праве. – М., 1986.
Гаврилов В. В. ООН и права человека. Механизмы создания и осуществления нормативных актов. - Владивосток, 1998.
Галенская Л. Н. Право убежища. Международно-правовые вопросы. – М., 1968.
Ежова О. Е. Национально-правовая имплементация международных норм о статусе иностранцев. – Киев, 1989.
Ибрагимов А. М. Международно-правовое положение беженцев. - Махачкала, 2000.
Кучин М. В. Вопросы гражданства: соотношение договорного и законодательного регулирования в рамках СНГ // Правоведение. 1992. № 5.
Лазарев П. В. Иностранные граждане (правовое положение). – М., 1992.
Лукьянцев Г. Е. Европейские стандарты в области прав человека; теория и практика функционирования Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. - М., 2000.
Поленина С. В. Права женщин в системе прав человека: международный и национальный аспект. - М., 2000.
Потапов В. И. Беженцы и международное право. – М., 1986.
Тиунов О. И. Международное гуманитарное право: Учебник. - М., 2000.
Черниченко С. В. Личность и международное право. – М., 1974.
Энтин М. Л. Международные гарантии прав человека: опыт Совета Европы. - М., 1997.
Ястребова А. Ю. Институт убежища и статус беженцев в международном праве // Советское государство и право. 1990. № 10.
Актуальные проблемы гражданства. – М., 1995.
Международное право: Учебник // Отв. ред. Ю. М. Колосов, Э. С. Кривчикова. - М., 2000.
Сборник документов по международному праву / Под общ. ред. К. К. Токаева. – Алматы, 1998. Т. 1.
Сборник законодательных актов государств СНГ и Балтии по вопросам миграции, гражданства и связанным с ним аспектам. – М., 1996.

ГЛАВА 8. ПРАВО МЕЖДУНАРОДНЫХ ДОГОВОРОВ

1.Понятие и источники права международных договоров.
Роль международных договоров в жизни мирового сообщества огромна. Являясь главным источником международного права, договор выступает основным средством регулирования международных отношений. При этом современное состояние международного права характеризуется усилением договорного начала. Это связано с тем, что обычай как источник права постепенно теряет свое былое значение, а так называемое "мягкое право" (резолюции международных организаций) пока не является общепризнанным инструментом правового регулирования. Именно поэтому (см. главу 1), говоря о международном праве, в первую очередь подчеркивают его договорный (согласительный) характер. Можно сказать, что договорная практика государств и привела к появлению современного международного права как совокупности норм и принципов.
Другим принципиальным моментом является то обстоятельство, что правосубъектность основных субъектов международного права - государств - на практике реализуется, главным образом, посредством участия в различных международных соглашениях. Отрицание за государством правоспособности в области заключения договоров фактически означает отрицание международной правосубъектности государства как таковой. Через международные договоры государство приобретает свои права и обязанности на международной арене, отстаивает свои национальные интересы, реализует суверенитет, осуществляет внешнюю политику и т. д.
Действующее международное право рассматривает институт международных договоров как важнейшее средство развития международного сотрудничества и укрепления международного правопорядка. Посредством заключения и исполнения международных договоров реализуются такие принципы, как суверенного равенства государств, решения международных споров мирными средствами, неприменения силы и угрозы силой, сотрудничества и других. Кроме того, главным принципом международного права является принцип добросовестного выполнения международных обязательств, большинство из которых имеют договорное происхождение. Таким образом, международная договорная практика занимает особое место в системе современного международного права. Неслучайно данный аспект международных отношений занимает видное место в деятельности Организации Объединенных Наций.
Тысячелетняя практика заключения и исполнения международных соглашений привела к появлению сначала обычных, а впоследствии и договорных правил, регулирующих данный процесс. Деятельность государств по созданию и реализации договорной базы основана на общепризнанных нормах и принципах, образующих право международных договоров. Таким образом, право международных договоров - это совокупность международно-правовых норм и принципов, регулирующих порядок заключения, действия, толкования и прекращения действия международных договоров, а также определяющих условия их действительности и недействительности.
Окончательному формированию права международных договоров как отрасли общей части международного права способствовала кодификация соответствующих норм, предпринятая в 1968-1969 годах на Венской конференции. Конференция завершилась принятием Венской конвенции о праве международных договоров (далее - Венская конвенция 1969 года), являющейся основным источником в рассматриваемой области. Достоинством этого универсального документа стало то, что в нем не только были закреплены общепризнанные обычные нормы того времени, но и заложен ряд прогрессивных идей, направленных на усиление роли договоров в международном сотрудничестве государств. Конвенция вступила в силу 27 января 1980 года, в настоящее время ее участниками являются более 100 государств (Республика Казахстан присоединилась 31 марта 1993 года).
В преамбуле Венской конвенции подтверждается важнейшая роль договоров в истории международных отношений, признается все возрастающее значение договоров как источника международного права и как средства развития мирного сотрудничества между нациями, а также отмечается, что принципы свободного согласия, добросовестности и норма pacta sunt servanda получили всеобщее признание. Подтверждая, что нормы международного обычного права будут по-прежнему регулировать вопросы, не нашедшие решения в Конвенции, она закрепила целый ряд важных положений, определяющих порядок заключения и исполнения государствами международных договоров.
Вместе с тем, развитие международных отношений привело к возникновению совершенно нового явления - договорной практики с участием международных организаций. Это явление отразило совершенно закономерный процесс роста влияния международных организаций на международной арене и также нуждалось в правовом обеспечении. Поэтому в 1986 году Венская конференция приняла Конвенцию о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями. В этой Конвенции отражена специфика международной правосубъектности международных организаций в области заключения договоров с государствами и друг с другом. Наряду с Венской конвенцией 1969 года Конвенция 1986 года является важнейшим источником права международных договоров.
В качестве международно-правового источника рассматриваемой отрасли можно также назвать Венскую конвенцию о правопреемстве государств в отношении договоров, которая вступила в силу 6 ноября 1996 года (о содержании Конвенции - в главе 5). Определенное нормативное значение имеют также отдельные резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, например - "Регистрация и опубликование договоров и международных соглашений, правила для введения в действие статьи 102 Устава ООН" от 14 декабря 1946 года. На региональном уровне государства также заключают соглашения, регулирующие институт международных договоров. Так, Республика Казахстан является участником Соглашения государств СНГ об информационном обеспечении выполнения многосторонних соглашений от 24 сентября 1993 года, а также Соглашения об информационном обеспечении межгосударственных договоров и соглашений в области экономического и социального развития Республики Казахстан, Кыргызской Республики и Республики Узбекистан от 8 июля 1994 года и других.
Помимо международных обычаев и соглашений, источником права международных договоров является внутреннее право отдельных государств. В каждой стране принят особый порядок заключения и исполнения международных договоров, их ратификации, денонсации и т.п. В Республике Казахстан основным нормативным актом, регулирующим данные вопросы, долгое время являлся Указ Президента, имеющий силу закона "О порядке заключения, исполнения и денонсации международных договоров Республики Казахстан" от 12 декабря 1995 года. В настоящее время данный Указ заменен Законом Республики Казахстан "О международных договорах Республики Казахстан", подписанным 30 мая 2005 года (далее - Закон 2005 года). Кроме того, 9 апреля 1996 года Президентом Республики Казахстан был подписан Указ "О вопросах реализации международных договоров Республики Казахстан и договоренностей, достигнутых в ходе встреч и переговоров на высшем и межправительственном уровнях". Этим Указом было утверждено одноименное Положение, регламентирующее деятельность государственных органов республики в области исполнения международных соглашений.
В качестве примеров внутригосударственных актов, регулирующих порядок заключения и исполнения международных договоров, можно также назвать следующие:
-Постановление Президента Республики Казахстан от 8 января 1993 года "О международных договорах Республики Казахстан о правовой помощи и правовом сотрудничестве";
-Распоряжение Премьер-Министра Республики Казахстан от 20 ноября 1995 года "О налоговой экспертизе проектов международных договоров";
-Указ Президента Республики Казахстан от 9 апреля 1996 года "О вопросах реализации международных договоров Республики Казахстан и договоренностей, достигнутых в ходе встреч на высшем и межправительственном уровнях, а также решений международных организаций, членом которых является Республика Казахстан";
-Постановление Правительства Республики Казахстан от 12 мая 2002 года "О создании межведомственной комиссии по инвентаризации международных договоров Республики Казахстан";
-Распоряжение Премьер-Министра Республики Казахстан от 2 августа 2002 года "Об утверждении плана выполнения внутригосударственных процедур, необходимых для вступления в силу некоторых международных договоров Республики Казахстан" и др.
В Казахстане продолжается работа по совершенствованию законодательной и иной нормативной базы, регулирующей договорную практику Республики. В частности, 31 августа 2004 года было принято Постановление Правительства "О проекте Закона Республики Казахстан "О международных договорах Республики Казахстан". В Постановлении закреплено решение о внесении на рассмотрение Мажилиса Парламента Республики Казахстан проекта данного закона, который определяет порядок заключения, выполнения и прекращения международных договоров Республики Казахстан. В соответствии с Проектом (стал законом в мае 2005 года), международные договоры Республики Казахстан заключаются, выполняются, изменяются и прекращаются в соответствии с Конституцией Республики Казахстан, общепризнанными принципами и нормами международного права, положениями самого международного договора, Венской конвенцией о праве международных договоров, самим Законом и иными законодательными актами Республики Казахстан. В настоящее время рассматривается вопрос о внесении ряда изменений и дополнений в Закон 2005 года.

2.Понятие и классификация международных договоров.
В соответствии с пунктом 1 статьи 2 Венской конвенции 1969 года (она применяется только к договорам между государствами) договор - это международное соглашение, заключенное между государствами в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится ли такое соглашение в одном документе, в двух или нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его наименования. Таким образом, Конвенция указывает на 4 признака международного договора: 1)он представляет собой соглашение, то есть содержит положения о взаимных правах и обязанностях сторон; 2)сторонами договора являются государства; 3)он должен быть заключен в письменной форме; 4)договор должен входить в предмет регулирования международного права, то есть касаться международных отношений. При этом не имеют значение структура договора и его наименование: слово "договор" является родовым понятием, охватывающим такие термины, как "соглашение", "пакт", "конвенция", "протокол" и т. п. Текст договора может содержаться как в одном документе, так и в нескольких. Важно лишь, чтобы между этими несколькими документами существовала объективная связь (например, в случае обмена официальными нотами двух государств). Примером такого договора может являться Договор в форме обмена нотами между Республикой Казахстан, Комиссией Европейских Сообществ и Программой развития ООН о внесении изменений в Соглашение об условиях работы регионального экологического центра Центральной Азии (Договор ратифицирован Казахстаном 9 января 2004 года).
Статья 1 Закона Республики Казахстан "О международных договорах Республики Казахстан" содержит следующее определение: международный договор Республики Казахстан - международное соглашение, заключенное Республикой Казахстан с иностранным государством (иностранными государствами) или с международной организацией (международными организациями) в письменной форме и регулируемое международным правом независимо от того, содержится такое соглашение в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования.
Определяющим для понимания сущности международного договора является первый признак. Именно он позволяет отличить международные договоры от других международных документов, внешне (а иногда и функционально) напоминающих соглашения между государствами. Например, Заключительный акт СБСЕ, безусловно, отражает согласованные позиции отдельных государств по целому ряду ключевых вопросов международных отношений. Однако Заключительный акт не является международным договором, так как не содержит юридических прав и обязанностей подписавших его государств. Ранее уже говорилось об огромном политическом влиянии этого документа на развитие международного права, но его природа не позволяет отнести его к категории международных соглашений. То же самое можно сказать и о различных декларациях, хартиях, совместных заявлениях, меморандумах и пр., в которых сформулированы некие общие подходы государств, но нет конкретных взаимных обязательств сторон.
Вместе с тем, на практике не всегда можно четко провести различие между традиционным международным договором и соглашением из области "мягкого" права, так как в последних государства все-таки выражают готовность принять на себя некоторые обязательства (развивать и углублять сотрудничество, поддерживать дружественные отношения и т.п.). Примерами таких актов могут быть Декларация о развитии дружественных отношений и сотрудничества между Республикой Казахстан и Румынией от 21 сентября 1998 года, Декларация о дальнейшем развитии дружественных отношений и сотрудничества между Республикой Казахстан и Республикой Болгария от 15 сентября 1999 года, Декларация о взаимоотношениях между Республикой Казахстан и Исламской Республикой Иран от 6 октября 1999 года и другие.
Как правило, структура договора включает в себя название, преамбулу, основную часть, заключительные положения и приложения. В названии отражается объект договора - то, по поводу чего государства заключают данное соглашение. Объектом договора могут быть как материальные, так и нематериальные блага и интересы, а также совершение каких-либо действий либо, напротив, воздержание от них. Преамбула договора отражает его цели, иногда в ней указывается на исторические предпосылки принятия договора или на его связь с другими международно-правовыми документами. Преамбула имеет немаловажное значение для толкования договора. В основной части международного договора перечисляются конкретные права и обязанности сторон, а также порядок и условия их реализации. основная часть не должна противоречить объекту и целям договора, указанных в его названии и в преамбуле. Заключительные положения содержат нормы о вступлении договора в силу, о порядке его денонсации, о депозитарии и т.д. Наконец, в приложениях к договору могут содержаться положения, конкретизирующие нормы основной части. В роли приложений могут выступать карты (в договорах о государственных границах), регламенты международных органов, согласительные процедуры, перечни видов оружия, биологических видов и другие материалы.
Язык международного договора определяется его участниками по взаимному согласию. Как правило, об этом есть указание в самом тексте договора. Если участники пожелают, они могут составить текст договора на нескольких языках, при этом все тексты будут считаться аутентичными и иметь равную юридическую силу. Например, Соглашение между Правительством Республики Казахстан и Правительством Федеративной Республика Германия о сотрудничестве по поддержке граждан Республики Казахстан немецкой национальности 1996 года совершено в двух экземплярах, каждый на казахском, немецком и русском языках, причем все тексты имеют одинаковую силу. Статья 7 Закона 2005 года гласит, что двусторонние международные договоры заключаются, как правило, на государственных языках участвующих в переговорах сторон, однако по согласию сторон языками международных договоров могут быть избраны иные языки. Что касается многосторонних договоров, то они заключаются на языках, определенных по согласию участвующих в переговорах сторон.
Классификация международных договоров может производиться по различным основаниям. Например, по объекту договоры делятся на военные, политические, экономические, культурные, договоры о границах, о правовой помощи и т. д. По кругу участников договоры могут быть двусторонними и многосторонними, а по сфере действия - локальными, региональными и универсальными. По времени действия различают договоры, заключенные на определенный срок, без указания срока и вечные (например, договоры о дружбе и сотрудничестве). По форме договоры бывают письменные и устные - так называемые "джентльменские соглашения". Несмотря на то, что Венская конвенция 1969 года исключает устные договоры из сферы своего применения, она не отменяет юридической силы подобных соглашений (статья 3 Конвенции). По порядку присоединения к договору они могут быть открытыми и закрытыми. Для присоединения к закрытому договору необходимо согласие всех его участников, для участия в открытом договоре такое согласие необязательно. В зависимости от того, на каком уровне заключается международный договор, он может быть межгосударственным, межправительственным или межведомственным. Так, согласно статье 2 Закона 2005 года, международные договоры Республики Казахстан заключаются с иностранными государствами и (или) международными организациями от имени:
1)Республики Казахстан;
2)Правительства Республики Казахстан;
3)государственных органов Республики Казахстан, непосредственно подчиненных и подотчетных Президенту Республики Казахстан, а также центральных исполнительных органов Республики.
В качестве примеров межведомственных международных договоров можно назвать следующие:
-Соглашение между Министерством юстиции Республики Казахстан и Министерством юстиции Республики Армения о сотрудничестве в области судебной экспертизы от 23 мая 2001 года;
-Соглашение между Агентством Республики Казахстан по делам здравоохранения и Министерством здравоохранения Китайской Народной Республики о сотрудничестве в области здравоохранения и медицинской науки от 12 сентября 2001 года;
-Соглашение между Министерством здравоохранения Республики Казахстан и Министерством здравоохранения Российской Федерации о сотрудничестве по вопросам здравоохранения от 15 апреля 2003 года и т.д.

3.Стадии заключения международного договора.
Заключение международного договора представляет собой достаточно трудоемкий, а иногда и очень длительный процесс. Например, работа над текстом Конвенции ООН по морскому праву продолжалась, в общей сложности, около 9 лет. В теории международного права принято говорить об определенных стадиях заключения договора, каждая из которых регламентируется Венской конвенцией 1969 года и национальным законодательством каждого государства.
В большинстве случаев заключению договора предшествует договорная инициатива - предложение о создании взаимных договорных обязательств для достижения определенных целей. Различают внутригосударственную и внешнеполитическую, официальную и неофициальную договорную инициативу - в зависимости от того, от каких лиц, организаций или органов она исходит. Как правило, договорная инициатива реализуется через дипломатические каналы, например, на переговорах. В Республике Казахстан предложения о заключении международных договоров вносятся Президенту Республики Казахстан Правительством или Министерством иностранных дел, а в Правительство Республики Казахстан - МИДом и по согласованию с ним соответствующими ведомствами республики. Международные договоры Республики Казахстан подлежат обязательной правовой экспертизе в Министерстве юстиции, а затем - согласованию в Министерстве иностранных дел.
Собственно заключение договора начинается с подготовки и принятия его текста. Эта стадия характеризуется работой над названием, структурой, содержанием договора, внесением и рассмотрением предложений, касающихся формулировок отдельных статей договора или концептуальных подходов к договору в целом. Подготовка текста договора может включать как совместную работу договаривающихся сторон над общим проектом, так и рассмотрение автономных проектов, предлагаемых заинтересованными сторонами. Обычно подготовка текста договора ведется на переговорах или на специально созванных конференциях. Если договор принимается под эгидой какой-либо международной организации, основная работа по подготовке его текста может осуществляться вспомогательными органами такой организации. Например, в рамках ООН соответствующие функции нередко выполняет Комиссия международного права.
Принятие текста договора означает утверждение его окончательного варианта. Утверждение текста договора означает, что именно в данной редакции он будет предложен государствам-участникам для выражения согласия на обязательность договора. Принятие текста может осуществляться различными способами. Соответствующие положения содержит статья 9 Венской Конвенции 1969 года. По общему правилу, текст принимается исключительно по согласию всех государств, участвующих в его составлении. Однако, если текст договора принимается на международной конференции, то для принятия достаточно, чтобы за него проголосовали две трети присутствующих и участвующих в голосовании государств, если тем же большинством голосов они не решили применить другое правило. На практике принятие текста договора происходит путем подписания или парафирования договора уполномоченными представителями государств. На международных конференциях, помимо голосования, применяются такие способы принятия, как консенсус (отсутствие официальных возражений со стороны участников) и (значительно реже) аккламация - выражение согласия путем одобрительных возгласов, аплодисментов и т.п.
Подготовка и принятие текста договора завершаются такой стадией, как установление аутентичности текста договора. Аутентичность текста означает одновременно его окончательность, подлинность и достоверность. Согласно статье 1 Закона 2005 года, аутентичный текст международного договора - это текст международного договора, рассматриваемый участвующими в переговорах сторонами или договаривающимися сторонами в качестве подлинного (окончательного). Аутентичными могут быть лишь ограниченное число экземпляров договора (или даже один экземпляр), и именно они имеют юридическую силу. Поэтому данная стадия - это последняя возможность исправить отдельные ошибки (в том числе опечатки), содержащиеся в тексте договора. После установления аутентичности какие-либо изменения в текст вносить уже запрещено. В соответствии со статьей 10 Венской конвенции 1969 года процедуру установления аутентичности определяют сами государства, участвующие в составлении текста договора. При отсутствии такой процедуры установление аутентичности текста производится посредством его подписания, подписания ad referendum или парафирования представителями этих государств. Парафирование представляет собой постраничное подписание текста договора инициалами уполномоченных лиц. Подписание ad referendum означает условное подписание и требует последующего подтверждения подписи уполномоченного лица соответствующим государством.
Последней стадией заключения международного договора является выражение согласия государств на его обязательность. Данная стадия - необходимое условие для возникновения вытекающих из договора международных обязательств государства. Согласно статье 11 Венской конвенции 1969 года, способами выражения согласия на обязательность договора могут быть подписание договора, обмен образующими его документами, ратификация, принятие, утверждение и присоединение к договору. Кроме того, государства могут условиться о любом другом способе.
Подписание договора представителем государства означает согласие этого государства на обязательность для него договора в следующих случаях:
-сам договор предусматривает, что подписание имеет такую силу;
-об этом договорились участвующие в переговорах государства;
-намерение государства придать подписанию такую силу вытекает из полномочий его представителя.
Если участвующие в переговорах государства условятся считать парафирование договора его подписанием, то парафирование при установлении аутентичности текста договора является одновременно выражением согласия государства на его обязательность.
Как правило, подписание двусторонних договоров осуществляется в порядке альтерната - чередования подписей. Первым ставит подпись представитель того государства, которое в названии договора упоминается первым. При подписании многосторонних договоров используется алфавитный порядок названий государств. Вместе с тем, бывают и исключения: при подписании Устава ООН, желая подчеркнуть особую роль постоянных членов Совета Безопасности, было решено предоставить им право первыми поставить свои подписи. Нередко в тексте договора указывается срок, в течение которого он открыт для подписания.
Ратификация представляет собой акт высшего органа государственной власти, которым он выражает согласие данного государства считать соответствующий договор обязательным для себя. Так как ратификация договора является внутренним делом каждого государства, ее порядок и условия регулируются национальным законодательством. В частности, внутреннее право определяет, какой орган осуществляет ратификацию, какие договоры подлежат ратификации и какое место ратифицированные договоры занимают в системе национального законодательства страны. Согласно статье 14 Закона 2005 года, ратификация международных договоров Республики Казахстан производится Парламентом Республики Казахстан. Ратифицированные международные договоры имеют приоритет перед казахстанскими законами и применяются непосредственно, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для его применения требуется издание специального закона. Не могут быть ратифицированы договоры, признанные Конституционным Советом не соответствующими Конституции Республики Казахстан. Ратификации подлежат следующие международные договоры Республики Казахстан (статья 11 Закона):
1)предметом которых являются права и свободы человека и гражданина;
2)выполнение которых требует изменения действующих или принятия новых законов, а также устанавливающие иные правила, чем предусмотрено законами Республики Казахстан;
3)о территориальном разграничении Республики Казахстан с другими государствами, включая международные договоры о прохождении государственной границы Республики Казахстан, а также о разграничении исключительной экономической зоны и континентального шельфа Республики Казахстан;
4)об основах межгосударственных отношений, по вопросам разоружения или международного контроля над вооружениями, обеспечения международного мира и безопасности, а также мирные международные договоры и международные договоры о коллективной безопасности;
5)об участии Республики Казахстан в межгосударственных объединениях и международных организациях, если такие международные договоры предусматривают передачу им осуществления части суверенных прав Республики Казахстан или устанавливают юридическую обязательность решений их органов для Республики Казахстан;
6)о государственных займах;
7)об оказании Республикой Казахстан экономической и иной помощи, кроме гуманитарной;
8)при подписании которых участвовавшие в переговорах стороны условились об их последующей ратификации;
9)если международные договоры предусматривают, что такое согласие выражается ратификацией.
Процедура ратификации предусмотрена статьями 12-14 Закона. Центральные государственные органы Республики Казахстан представляют в Правительство Республики Казахстан по вопросам своей компетенции предложения о ратификации международных договоров. Предложения о ратификации международных договоров вносятся Правительством Республики Казахстан на рассмотрение Парламента Республики Казахстан. Парламент в раздельном заседании палат рассматривает представленные договоры и принимает соответствующий закон. После подписания и обнародования закона о ратификации договора Президент Республики Казахстан подписывает ратификационную грамоту, направляемую сторонам договора или депозитарию.
Принятие и утверждение международного договора применяются в тех случаях, когда: а)данные способы выражения согласия на обязательность предусмотрены самим договором; б)об этом договорились государства; в)представитель государства подписал договор под условием принятия (утверждения); г)намерение государства подписать договор под условием принятия или утверждения вытекает из полномочий его представителя. Как правило, принятие и утверждение осуществляются тем органом, от имени которого заключается договор. В Республике Казахстан утверждение и принятие договоров межгосударственного характера производится Президентом, договоров межправительственного характера - Правительством, а договоров межведомственного характера - Правительством по представлению соответствующего ведомства.
Присоединение как способ выражения согласия государства на обязательность для него международного договора применяется в тех случаях, когда договор уже вступил в силу и действует в отношениях между другими государствами. Присоединение к договору может осуществляться путем ратификации, утверждения или принятия. В Республике Казахстан решения о присоединении к международным договорам принимаются:
1)в отношении подлежащих ратификации международных договоров, присоединение к которым осуществляется от имени Республики Казахстан или от имени Правительства Республики Казахстан Парламентом Республики Казахстан посредством принятия закона о присоединении и ратификации международных договоров;
2)в отношении не подлежащих ратификации международных договоров, присоединение к которым осуществляется от имени Республики Казахстан Президентом Республики Казахстан;
3)в отношении не подлежащих ратификации международных договоров, присоединение к которым осуществляется от имени Правительства Республики Казахстан Правительством Республики Казахстан.
Следует различать понятия "участвующее в переговорах государство", "договаривающееся государство" и "государство-участник". Участвующее в переговорах государство - это государство, которое принимало участие в составлении и принятии текста договора. При этом не имеет значения, выражало ли оно согласие на обязательность этого договора. Договаривающееся государство означает государство, которое согласилось на обязательность для него договора независимо от того, вступил договор в силу или нет. Наконец, государством-участником договора может быть любое государство, согласившееся на обязательность для него договора и для которого договор находится в силе, в том числе государство, не принимавшее участия в процессе подготовки и принятия его текста.
Выражая согласие на обязательность договора, государство может сформулировать оговорку. Оговорка - это одностороннее заявление государства, посредством которого оно желает исключить или изменить юридическое действие определенных положений договора в их применении к данному государству. При помощи оговорок государства делают юридически ничтожными отдельные нормы договоров, противоречащие их интересам или несовместимые с национальным законодательством. По общему правилу, оговорка изменяет положение договора в отношениях государства, сделавшего оговорку, с другими участниками договора в пределах сферы действия оговорки. Однако другие государства вправе заявить о своем возражении против оговорки; в таких случаях, если договор все-таки вступил в силу, его положения, к которым относится оговорка, не применяются в отношениях между соответствующими государствами. Статья 19 Венской конвенции 1969 года называет три случая, кода оговорка к договору не допускается: если она прямо запрещена самим договором, если оговорка не входит в число разрешенных договором оговорок и если данная оговорка несовместима с объектом и целями договора. Например, Конвенция, учреждающая Всемирную организацию интеллектуальной собственности от 14 июля 1967 года, не допускает каких-либо оговорок (статья 16 Конвенции). Государство, сделавшее оговорку, вправе в любой момент ее снять, если только на это не требуется согласия государства, принявшего оговорку.
В связи с этим следует упомянуть консультативное заключение Международного Суда ООН от 28 мая 1951 года об оговорках к Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него. Суд, в частности, указал, что государство, сделавшее оговорку, против которой возразили другие участники Конвенции, может рассматриваться как участник Конвенции, при условии что данная оговорка соответствует ее объекту и целям. В противном случае государство не может рассматриваться как участник Конвенции. Таки образом, государство-участник Конвенции, которое выдвинуло возражение против оговорки, посчитав ее несовместимой с объектом и целями Конвенции, вправе не рассматривать сделавшее такую оговорку государство в качестве участника Конвенции.
Кроме оговорки, государство вправе заявить о своем согласии на обязательность для себя не всего договора, а лишь какой-либо его части. Однако на это необходимо получить согласие других договаривающихся государств. В случаях, когда договор содержит альтернативные положения, допускающие свободу выбора, в согласии государства на обязательность такого договора должно содержаться ясное указание на выбранные положения.
Для всех перечисленных стадий заключения международных договоров (подготовки текста, утверждения текста, установления его аутентичности, выражения согласия на обязательность) характерно участие в этом процессе представителей государств - специально уполномоченных лиц. Участие государства в заключении договора создает для него юридические последствия только в том случае, если его представители были надлежащим образом уполномочены. В соответствии со статьей 7 Венской Конвенции 1969 года лицо считается представляющим государство в процессе заключения договора только в случаях, если оно предъявит соответствующие полномочия или если намерение государства рассматривать данное лицо как своего представителя очевидно явствует из практики этого государства или иных обстоятельств. Отдельные должностные лица считаются представляющими свои государства без специальных полномочий. В полном объеме это относится к главам государств, главам правительств и министрам иностранных дел. Главы дипломатических представительств и представители государства на международных конференциях или в организациях уполномочены подписывать только соответствующие договоры: между аккредитующим государством и государством пребывания и договоры, принимаемые на данной конференции или данной международной организацией. В принципе, вопрос о полномочиях представителей государства регулируется национальным правом каждой страны. Так, в Казахстане полномочия на совершение актов, относящихся к заключению международных договоров, подтверждаются Министерством иностранных дел Республики Казахстан путем оформления сертификатов полномочий (статья 9 Закона 2005 года). Следует заметить, что по Указу 1995 года полномочия на ведение переговоров и на подписание международных договоров межгосударственного характера выдавались Президентом Республики Казахстан, а по вопросам, относящимся к ведению Правительства - Правительством или Министерством иностранных дел. Что касается полномочий на ведение переговоров и на подписание договоров межведомственного характера, то они выдавались руководителем соответствующего ведомства республики (например, министром). В качестве примера подобных актов можно назвать Постановление Правительства Республики Казахстан от 20 августа 1999 года "О представлении Ержанову О. С. и Доминову Е. Е. полномочий по заключению международных договоров от имени Правительства Республики Казахстан".
В процессе заключения и действия международных договоров немаловажную роль играет депозитарий - хранитель подлинного (аутентичного) экземпляра договора. Как правило, необходимость в депозитарии возникает при заключении многосторонних договоров. В большинстве случаев функции депозитария поручаются (и об этом указывается в самом договоре) одному из государств-участников соглашения. Возможны ситуации, когда депозитарием являются сразу несколько государств, международная организация или ее должностное лицо. Например, депозитарием ряда авторитетных многосторонних соглашений является Генеральный секретарь ООН. Согласно статье 76 Венской конвенции 1969 года, функции депозитария являются международными по своему характеру, и при их исполнении депозитарий обязан действовать беспристрастно. В частности, тот факт, что между депозитарием и государством возникло разногласие, касающееся выполнения функций депозитария, не должен влиять на беспристрастность последнего. К функциям депозитария относятся:
-хранение подлинного текста договора и переданных депозитарию полномочий;
-подготовка заверенных копий с подлинного текста договора на языках, которые могут быть предусмотрены договором, а также препровождение их участникам и другим государствам;
-получение подписей под договором и получение и хранение документов, уведомлений и сообщений, относящихся к нему;
-изучение вопроса о том, находятся ли документы, относящиеся к договору, в полном порядке и надлежащей форме, и, в случае необходимости, доведение этого вопроса до сведения соответствующего государства;
-информирование государств, имеющих право стать участниками договора, о том, когда число подписей, ратификационных грамот или документов о принятии, утверждении и присоединении, необходимое для вступления договора в силу, было получено или депонировано;
-регистрация договора в Секретариате ООН;
-выполнение иных функций, предусмотренных положениями Венской конвенции 1969 года.
В случае возникновения любого разногласия между каким-либо государством и депозитарием относительно выполнения функций последнего депозитарий обязан довести этот вопрос до сведения подписавших договор государств либо, в соответствующих случаях, до сведения компетентного органа заинтересованной международной организации.

4.Действие международных договоров.
Для того, чтобы международный договор повлек юридические последствия, то есть создал реальные права и обязанности для его участников, необходимо, чтобы он вступил в силу. Здесь можно провести аналогию с внутригосударственным правом, где многие правовые акты (законы, приговоры и др.) также сначала издаются, и лишь затем вступают в силу. Вступивший в силу международный договор называется действующим. В международном праве нередко встречается ситуация, когда государства на практике руководствуются отдельными нормами недействующих договоров. Однако следует помнить, что такая практика не признается и не охраняется международно-правовыми средствами.
Венской конвенцией 1969 года предусмотрено, что порядок и дата вступления договора в силу определяются в самом договоре или по согласованию договаривающихся сторон. При отсутствии такого положения или соответствующей договоренности договор вступает в силу тогда, когда все участвовавшие в переговорах государства выразят согласие на его обязательность. Считается, что государство дало согласие на обязательность для себя договора с момента, когда между договаривающимися государствами произошел обмен ратификационными грамотами или документами о принятии, утверждении и присоединении. Кроме того, моментом дачи такого согласия может считаться депонирование перечисленных документов у депозитария или уведомление о них депозитария и договаривающихся государств. На практике начало действия договора может быть связано с определенной датой или с наступлением определенного условия (например, получением депозитарием установленного числа ратификационных грамот). Некоторые нормы договора могут вступать в силу после вступления в силу всего договора в целом, например - когда исполнение тех или иных обязательств связано с наступлением определенного события. При этом отдельные положения договора (касающиеся аутентичности текста, способа согласия на обязательность, порядка вступления в силу, функций депозитария и т.д.) применяются с момента принятия текста договора, то есть до его вступления в силу. Кроме того, заинтересованные государства могут договориться о временном применении договора до его вступления в силу. В таком случае нормы договора приобретают для соответствующих государств юридически обязательный характер. Например, Соглашение между СССР и США о линии разграничения морских пространств в Беринговом море от 1 июня 1990 года по взаимному согласию США и России временно применяется до сих пор.
Статья 18 Закона 2005 года предусматривает, что международные договоры или их отдельные положения применяются временно в части, не противоречащей действующему праву Республики Казахстан, до их вступления в силу, если это предусмотрено самими международными договорами или достигнута договоренность с участвовавшими в переговорах сторонами. Если в международных договорах не предусмотрено иное или об этом не были достигнуты договоренности с иностранными государствами или международными организациями, подписавшими международные договоры, временное применение Республикой Казахстан международных договоров или их отдельных положений прекращается со дня уведомления, направляемого иностранным государствам или международным организациям, в отношении которых временно применяются международные договоры, о намерении Республики Казахстан не становиться участницей международных договоров.
В соответствии с принципом pacta sunt servanda, закрепленным в статье 26 Венской конвенции 1969 года, каждый действующий (вступивший в силу) договор обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться. При этом, по общему правилу, участник не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора. Единственное исключение из этого правила - грубое и очевидное нарушение внутреннего права государства, касающегося компетенции и полномочий на заключение договора (статья 46 Конвенции).
Вступивший в силу международный договор не имеет обратной силы. Это означает, что он не применяется в отношении любого действия, факта или ситуации, которые имели место до даты вступления договора в силу. Вместе с тем, сами участники договора могут в тексте договора или каким-то иным образом распространить его действие на ранее возникшие между ними отношения, то есть придать договору обратную силу. Действие договора во времени продолжается до его полного исполнения, истечения предусмотренного срока, выхода из него необходимого числа участников или наступления отменительного условия. Говоря о действии международного договора во времени необходимо различать пролонгацию (продление действия договора) и реновацию (возобновление действия договора). Пролонгация характеризуется непрерывным действием договора во времени и часто бывает автоматической, не требующей от государств каких-либо действий. Реновация же всегда связана с временным прекращением действия договора и обычно осуществляется посредством специальных договоренностей между заинтересованными государствами.
Территориальная сфера действия договора включает, как правило, государственную территорию всех его участников (статья 29 Венской конвенции 1969 года). Однако в самом договоре может быть предусмотрено иное. Например, из объекта и содержания договоров, регулирующих сотрудничество государств в Антарктике, космосе, открытом море вытекает, что их действие распространяется за пределы государственной территории.
Статьи 34-38 Венской конвенции 1969 года регулируют действие международных договоров по кругу субъектов. Общее правило при этом гласит, что договор не создает обязательств или прав для третьего государства без его на то согласия. Согласие третьего государства на какое-либо обязательство, предусмотренное договором, должно быть выражено в письменной форме. Согласие же третьего государства на право молчаливо предполагается до тех пор, пока не будет иметься доказательств противного. Третьи государства, пользующиеся предусмотренным договором правом, должны выполнять условия пользования этим правом, установленные для них в соответствии с договором. Наконец, Венская конвенция 1969 года признает практику, в соответствии с которой отдельные положения договора могут стать обязательными для третьих государств в результате формирования нового международного обычая.
Определенные сложности возникают в процессе применения нескольких действующих договоров, регулирующих один и тот же круг международных отношений и относящихся к одному объекту. Если все участники предыдущего договора являются также участниками последующего договора и при этом действие предыдущего договора не отменено, он применяется только в той мере, в какой его положения совместимы с положениями последующего договора. Это означает, что из двух договоров по одному и тому же вопросу с тем же кругом участников преимущественную силу имеет более поздний договор. Вместе с тем, если в договоре устанавливается, что он обусловлен предыдущим или последующим договором или что он не должен считаться несовместимым с таким договором, то преимущественную силу имеют положения этого другого (предыдущего или последующего) договора. Например, Конвенция ООН о транзитной торговле внутриконтинентальных государств 1965 года предусматривает, что ее положения никоим образом не отменяют положения действующих или будущих договоров, которые предоставляют или будут предоставлять государствам, не имеющим выхода к морю, более широкие права и возможности.
Если не все участники последующего договора являются участниками предыдущего договора, то в отношениях между государствами-участниками обоих договоров преимущественную силу имеет последующий договор, а отношения между государством-участником обоих договоров и государством-участником только одного договора регулируются положениями того договора, участниками которого являются оба государства. Например, в рамках СНГ были приняты две Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам: Минская (1993 год) и Кишиневская (2002 год). Участники, не ратифицировавшие Кишиневскую конвенцию 2002 года, руководствуются в своих отношениях с другими государствами Минской конвенцией 1993 года.
В соответствии со статьей 102 Устава ООН все государства-члены Организации Объединенных Наций должны регистрировать свои договоры в Секретариате ООН, на котором лежит обязанность опубликовать их. Данная норма направлена, с одной стороны, на облегчение кодификации и прогрессивного развития международного права, а с другой - на уменьшение возможностей "тайной дипломатии", не раз представлявшей угрозу международному правопорядку. Кроме того, ни одна из сторон в любом международном договоре, не зарегистрированном в установленном порядке, не может впоследствии ссылаться на такой договор ни в одном из органов ООН, в частности - в Международном Суде. Это означает, что государствам-участникам незарегистрированных договоров гораздо сложнее защитить свои права в случае нарушения другой стороной (сторонами) условий такого соглашения. Зарегистрированные же договоры, по смыслу приведенного положения, находятся под защитой ООН.
Порядок регистрации и опубликования международных договоров содержится в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1946 года "Регистрация и опубликование договоров и международных соглашений, правила для введения в действие статьи 102 Устава ООН". Согласно статье 1 Резолюции, все договоры независимо от их формы и присвоенного им наименования, заключенные одним или несколькими членами ООН после 24 октября 1945 года, регистрируются в Секретариате ООН в возможно короткий срок. Регистрация не производится до тех пор, пока договор или международное соглашение не вступят в силу. Регистрация производится либо одной из сторон договора (в этом случае другие стороны освобождаются от обязанности производить его регистрацию), либо самой ООН, если она является стороной соглашения, уполномочена на это самим договором или является его хранителем (депозитарием). Днем регистрации договора считается день его получения Секретариатом. Секретариат заносит все зарегистрированные договоры в специальный Регистр, где договору присваивается серийный номер и указываются его заглавие, наименование сторон, дата вступления в силу, сроки действия, язык, дата регистрации и данные относительно опубликования договора. Регистр ведется на двух языках: английском и французском.
В Республике Казахстан вступившие для нее в силу ратифицированные международные договоры публикуются в официальных изданиях Парламента, а иные договоры - в сборнике "Собрание актов Президента Республики Казахстан и Правительства Республики Казахстан", а также в "Бюллетене международных договоров, соглашений и отдельных законодательных актов Республики Казахстан". Международные договоры Республики Казахстан, аутентичные тексты которых составлены на иностранных языках, публикуются с официальным переводом на государственный или русский языки. Регистрация международных договоров республики в Секретариате ООН и хранение их подлинников осуществляются Министерством иностранных дел Казахстана.

5.Толкование международных договоров.
Под толкованием международного договора понимается выяснение подлинного смысла и содержания договора, истинной воли заключивших его сторон. Значение правильного толкования определяется тем, что без него невозможно соответствующее применение договора, а в конечном счете - достижение его основных целей. В зависимости от субъектов толкования договора различают аутентичное толкование (осуществляется самими участниками), международное толкование (осуществляется различными международными органами, например - Международным Судом ООН, арбитражами, согласительными комиссиями и т.д.), а также неофициальное толкование, главным образом - доктринальное (осуществляется учеными и специалистами в области международного права). Наибольшее значение имеет аутентичное толкование, так как только оно, учитывая согласительную природу международного права, является для сторон обязательным. Аутентичное толкование отдельных терминов чаще всего фиксируется в самом договоре, но может содержаться и в самостоятельных документах. Например, статья 2 Венской конвенции 1969 года называется "употребление терминов".
По способам толкование может быть грамматическим, логическим, историческим и систематическим. Грамматическое толкование (самый распространенный способ) предполагает анализ текста договора через уяснение смысла и значения отдельных слов и понятий. Логическое толкование строится на сопоставлении всех частей договора (названия, преамбулы, отдельных статей, приложений и т.д.) и уяснения смысла договора как единого документа. Историческое толкование включает в себя выяснение исторических условий, в которых заключался договор и которые могли обусловить истинный смысл отдельных терминов и положений договора. Наконец, систематическое толкование означает использование в процессе толкования других документов, как правило - связанных с данным договором.
Толкование международных договоров регулируется Разделом 3 Части III Венской конвенции 1969 года. В соответствии с ее положениями, договор должен толковаться добросовестно в соответствии с обычным значением, которое следует придавать терминам договора в их контексте, а также в свете объекта и целей договора. Для целей толкования договора контекст включает в себя не только текст, преамбулу и приложения к договору, но и любое соглашение, относящееся к данному договору, которое было достигнуто между всеми его участниками в связи с заключением договора. Кроме того, относится к контексту (а значит, учитывается при толковании) любой документ, составленный и принятый участниками договора в качестве документа, относящегося к договору. Наряду с контекстом, при толковании положений договора должны учитываться:
-любое последующее соглашение между участниками относительно толкования договора или его применения;
-последующая практика применения договора, которая устанавливает соглашение участников относительно его толкования;
-любые соответствующие нормы международного права, применяемые в отношениях между участниками.
При толковании договора отдельным терминам может придаваться не обычное, а специальное значение. Однако для этого необходимо установить, что участники договора при его заключении имели такое намерение. Если перечисленные правила толкования после их применения оставляют отдельные положения договора двусмысленными, неясными или приводят к явно абсурдным или неразумным результатам, Венская конвенция 1969 года разрешает обратиться к дополнительным средствам толкования. К ним, в частности, могут относиться подготовительные материалы (протоколы переговоров, материалы пленарных заседаний конференций, тексты проектов договоров и т.п.), а также обстоятельства заключения договора (историческая или политическая обстановка).
Если аутентичность текста договора была установлена на двух или нескольких языках, его текст на каждом языке имеет одинаковую силу, кроме случаев, когда участники не условились об ином. Предполагается, что термины договора имеют одинаковое значение в каждом аутентичном тексте. В случаях, когда сравнение аутентичных текстов обнаруживает неустранимое расхождение значений, принимается то значение, которое, с учетом объекта и целей договора, лучше всего согласовывает эти тексты.

6.Недействительность международных договоров.
Под недействительностью международного договора понимается юридическая ничтожность его положений. Недействительный договор не создает для его участников правовых последствий, а его применение противоречит международному праву. В то же время, действительность договора может оспариваться только на основании Венской конвенции 1969 года. Она называет следующие основания недействительности международных договоров: явное нарушение внутреннего права, ошибка, обман, подкуп представителя государства, принуждение представителя государства, принуждение государства, противоречие договора императивной норме общего международного права. Нетрудно видеть, что институт недействительности международных договоров имеет определенное сходство с институтом недействительности гражданско-правовых сделок. Следует различать, как минимум, две группы оснований недействительности договоров: первая группа оснований связана с недействительностью согласия государства на обязательность для него договора, вторая - с содержанием самого договора.
Как уже отмечалось, государство, по общему правилу, не вправе ссылаться на нарушение его внутреннего права как на основание недействительности его согласия на обязательность договора. Вместе с тем, если нарушение касалось компетенции заключать договор и было явным, то есть очевидным для любого государства, действующего добросовестно и в соответствии с обычной практикой, то такое нарушение может считаться основанием для признания договора в отношении соответствующего государства недействительным. Другим похожим случаем является несоблюдение представителем государства специального ограничения, которым было обусловлено выражение согласия государства на обязательность договора. Если представитель выразил согласие (например, подписал договор) в нарушение этого ограничения, такое согласие может быть аннулировано, а договор признан недействительным. Однако для этого требуется одно важное условие: все участвующие в переговорах государства должны быть заранее уведомлены о существовании специального ограничения правомочия представителя данного государства.
Ошибка может стать основанием для признания договора недействительным, если она касается факта или ситуации, которые, по предположению одной из договаривающихся сторон, существовали при заключении договора и представляли собой существенную основу для ее согласия на обязательность для нее данного договора. Иными словами, во-первых, государство при заключении договора должно было заблуждаться относительно какого-либо факта или ситуации; во-вторых, это заблуждение должно быть столь существенным, что в противном случае государство не дало бы согласия на обязательность договора. При этом Венская конвенция требует, чтобы ошибка была следствием добросовестного заблуждения: на нее нельзя ссылаться, если ее возникновению способствовало своим поведением само же государство или если обстоятельства были таковы, что государство должно было обратить внимание на возможную ошибку. Таким образом, ошибка, возникшая по вине самого государства, не может считаться основанием для признания договора недействительным.
Обман как основание недействительности согласия государства на обязательность договора имеет место тогда, когда государство заключило договор под влиянием обманных действий другого участвовавшего в переговорах государства. Венская конвенция 1969 года не указывает, какие именно действия могут считаться обманными. Однако очевидно, что такие действия должны были существенно повлиять или даже обусловить дачу обманутым государством согласия на обязательность договора. Иными словами, обман должен был касаться существенных обстоятельств и оказать решающее влияние на позицию обманутого государства.
То же самое можно сказать и о таких основаниях недействительности международного договора, как подкуп или принуждение представителя государства, а также принуждение государства. Во всех перечисленных случаях согласие государства на обязательность для него договора должно быть обусловлено противоправными действиями другой стороны; без подкупа или обмана такое согласие получено не было бы. При этом подкуп представителя государства может быть как прямым, так и косвенным: важно лишь, чтобы был факт его корыстной заинтересованности в исходе переговоров. Под принуждением представителя государства следует понимать как физическое, так и психическое насилие, то есть любые действия или угрозы, направленные против него. Принуждение государства к заключению договора делает договор ничтожным, если оно осуществлялось посредством угрозы силой или ее применения в нарушение принципов международного права, воплощенных в Уставе ООН.
Также ничтожным является договор, если в момент заключения он противоречит императивной норме общего международного права (jus cogens). Под императивной нормой общего международного права следует понимать норму, которая принимается и признается международным сообществом государств в целом как норма, отклонение от которой недопустимо и которая может быть изменена только последующей нормой, носящей такой же характер.
Следует обратить внимание, что все перечисленные основания недействительности международных договоров неодинаковы по своим последствиям. В случае нарушения внутреннего права, ошибки, обмана и подкупа представителя государство, как сказано в Венской конвенции 1969 года, вправе ссылаться на данные обстоятельства как на основание недействительности своего согласия на обязательность договора. Если "вправе ссылаться" - значит, вправе и не ссылаться, то есть договор будет действовать (диспозитивная норма). В случае же принуждения представителя государства Конвенция говорит о том, что данное согласие "не имеет никакого юридического значения", то есть можно предположить, что данное основание недействительности является императивным и не зависит от воли потерпевшего государства. Наконец, два последних основания (принуждение государства и противоречие договора норме jus cogens) сразу влекут за собой ничтожность договора.
Венская конвенция 1969 года содержит еще ряд положений, касающихся недействительности международных договоров. В частности, недействительность договора не затрагивает обязанности государства выполнять любое предусмотренное данным договором обязательство, которое имеет для него силу в соответствии с международным правом, то есть независимо от договора. По общему правилу, основание недействительности договора влечет за собой недействительность всего договора в целом, а не отдельных его частей. Вместе с тем, если основание недействительности касается только отдельных положений договора, то государства вправе требовать применения оставшейся части договора. Для этого нужно одно из следующих условий:
-названные положения отделимы от остальной части договора в отношении их применения;
-из договора вытекает, что принятие этих положений не являлось существенным основанием согласия других участников на обязательность договора в целом;
-продолжение выполнения остальной части договора не будет несправедливым.
При этом следует помнить, что в случаях принуждения представителя государства или самого государства, а также противоречия договора норме jus cogens делимость положений договора не допускается.
Государство утрачивает право ссылаться на основание недействительности договора, если уже после того, как оно узнало о существовании соответствующего основания (ошибка, обман, подкуп и др.), оно выразило явное согласие на действительность договора или это согласие было молчаливым и вытекало из его поведения. Таким образом, вопрос о признании договора недействительным должен быть решен заинтересованным государством немедленно, как только ему стало известно о наличии соответствующего обстоятельства.
Процедура признания договора недействительным предусматривает обязательное уведомление соответствующим участником других участников о своем требовании. Если в течение трех месяцев с момента получения уведомления ни один участник не выскажет возражения, то направивший уведомление участник имеет право осуществлять предусмотренные меры, в частности - направить другим участникам официальный документ, объявляющий договор недействительным. Как правило, такой документ должен быть подписан главой государства, главой правительства или министром иностранных дел.
Последствия недействительности международного договора предусмотрены статьей 69 Венской конвенции 1969 года. Основное правило гласит, что положения недействительного договора не имеют никакой юридической силы. Однако если на основе такого договора уже были совершены какие-либо действия, каждый участник (кроме ответственного за обман, подкуп или принуждение) вправе потребовать от любого другого участника реституции, то есть восстановления первоначального положения сторон. При этом добросовестно совершенные действия до признания договора недействительным не могут считаться незаконными лишь по причине недействительности договора. Если договор признан недействительным на основании противоречия норме jus cogens, его участники устраняют, насколько это возможно, последствия любого действия, совершенного на основании положения, противоречащего императивной норме международного права, и приводят свои взаимоотношения в соответствие с ней.

7.Прекращение и приостановление действия международных договоров.
Прекращение договора, то есть окончание его действия, возможно как для всех участников, так и для одного (нескольких) участников данного договора. Поэтому следует различать собственно прекращение договора и выход из него отдельных участников: в последнем случае договор прекращает действовать только для соответствующих государств. Односторонний отказ государства от выполнения обязательств по международному договору и выход из него называется денонсацией. Денонсация и выход из договора допускаются только в том случае, если такая возможность предусмотрена самим договором или характер договора подразумевает право денонсации (выхода) у его участников. Если договором не предусмотрено иное, о своем намерении денонсировать договор или выйти из него участник обязан уведомить других участников не менее чем за 12 месяцев.
По общему правилу, прекращение договора или выход из него участника могут иметь место либо в соответствии с положениями самого договора, либо в любое время с согласия всех его участников по консультации с прочими договаривающимися сторонами. Кроме того, основаниями прекращения договоров могут быть:
-заключение последующего договора;
-существенное нарушение данного договора;
-невозможность выполнения данного договора;
-коренное изменение обстоятельств;
-возникновение новой императивной нормы общего международного права (jus cogens).
Примером прекращения действия международного договора по общему согласию его участников может являться Протокол от 1 декабря 2000 года о прекращении многосторонних договоров, заключенных в рамках СНГ (утвержден Указом Президента Республики Казахстан от 4 декабря 2003 года). Согласно Протоколу, государства-участники целого ряда соглашений констатировали прекращение 12 договоров в связи с истечением срока действия и заключения последующих договоров, а также договорились о прекращении еще 29 соглашений (в основном касающихся военного сотрудничества).
Заключение нового договора влечет прекращение предыдущего, если все участники предыдущего договора являются участниками нового, и оба договора относятся к одному и тому же вопросу. При этом также необходимо, чтобы положения последующего договора были настолько несовместимы с положениями предыдущего, что оба договора невозможно было применять одновременно.
Под существенным нарушением договора понимается, во-первых, отказ от договора, который не допускается Венской конвенцией 1969 года, во-вторых - нарушение такого положения, которое имеет существенное значение для осуществления объекта и целей договора. Если существенное нарушение допущено участником двустороннего договора, то второй участник вправе ссылаться на данное нарушение как на основание прекращения договора. Если же существенное нарушение допущено участником многостороннего договора, то другие участники могут по единогласному соглашению между собой либо прекратить договор в целом, либо прекратить его только в отношениях между собой и государством, нарушившим договор.
Невозможность выполнения договора как основание для его прекращения или выхода из него кого-либо из участников должна быть следствием безвозвратного исчезновения или уничтожения объекта, необходимого для выполнения договора. Вместе с тем, государство не вправе ссылаться на это основание, если исчезновение (уничтожение) объекта стало результатом нарушения этим же участником любого своего международного обязательства по отношению к любому другому участнику договора.
Коренное изменение обстоятельств влечет прекращение договора при наличии следующих условий. Во-первых, это изменение должно касаться обстоятельств, существовавших при заключения договора, то есть произойти после того, как договор был заключен. Во-вторых, данное коренное изменение обстоятельств должно быть непредвиденным для участников соглашения. В-третьих, прежние обстоятельства составляли существенное основание согласия участников на обязательность для них договора либо изменившиеся обстоятельства коренным образом изменяют сферу действия все еще подлежащих выполнению обязательств. Участник договора не вправе ссылаться на коренное изменение обстоятельств как на основание прекращения договора, если это изменение стало результатом противоправного поведения самого этого участника. Кроме того, данное основание никогда не прекращает действие договоров, устанавливающих государственные границы. Одним из наиболее известных случаев выхода государства из договора со ссылкой на коренное изменение обстоятельств было решение Франции о выходе из военной организации НАТО в 1966 году. В настоящее время коренное изменение обстоятельств упоминается дипломатией США как возможная причина для аннулирования ряда советско-американских соглашений (например, 13 июня 2002 года США в одностороннем порядке вышли из Договора об ограничении систем противоракетной обороны 1972 года).
Согласно статье 64 Венской конвенции 1969 года, если возникает новая императивная норма общего международного права, то любой существующий договор, который оказывается в противоречии с этой нормой, становится недействительным и прекращается.
Кроме того, как показывает практика, международный договор может прекратиться с исчезновением субъекта международного права - стороны данного договора, а также в связи с наступлением отменительного условия, непосредственно предусмотренного договором.
Что касается таких случаев, как разрыв дипломатических или консульских отношений между участниками договора и сокращение числа участников международного договора, в результате которого оно становится меньше числа, необходимого для вступления договора в силу, то данные основания сами по себе не влекут прекращения международного договора. Однако если для выполнения договора необходимо наличие дипломатических или консульских отношений или в договоре установлено минимальное число его участников, указанные обстоятельства являются основанием для прекращения соответствующих соглашений.
Прекращение международного договора влечет следующее последствие: все участники договора освобождаются от всякого обязательства выполнять договор в дальнейшем. При этом прекращение договора не влияет на права, обязательства и юридическое положение участников, возникшие в результате выполнения договора до его прекращения. Если государство денонсирует многосторонний договор или выходит из него, то освобождение от обязательств по договору наступает только в отношениях между этим государством и другими участниками, не затрагивая соответствующих обязательств остальных участников друг перед другом.
Порядок денонсации международных договоров Республики Казахстан регулируется статьями 29-30 Закона 2005 года. В соответствии с ними, государственные органы Республики Казахстан, непосредственно подчиненные и подотчетные Президенту, по согласованию с Министерством иностранных дел представляют по вопросам своей компетенции Президенту Республики Казахстан предложения о денонсации международных договоров, заключенных от имени Республики Казахстан. Указанные органы представляют в Правительство Республики Казахстан предложения о денонсации международных договоров, заключенных от имени Правительства. Центральные исполнительные органы Республики Казахстан по вопросам своей компетенции по согласованию с Министерством иностранных дел представляют в Правительство предложения о приостановлении действия или денонсации международных договоров, заключенных от имени Республики Казахстан или Правительства Республики Казахстан. Правительство рассматривает предложения о денонсации международных договоров Республики Казахстан и вносит Президенту Республики Казахстан предложения о приостановлении действия или денонсации международных договоров, заключенных от имени Республики Казахстан. Кроме того, Правительство по согласованию с Президентом вносит в Парламент Республики Казахстан предложения о денонсации ратифицированных международных договоров, заключенных от имени Республики Казахстан, и предложения о денонсации ратифицированных международных договоров, заключенных от имени Правительства Республики Казахстан.
Законы о денонсации ратифицированных международных договоров Республики Казахстан принимаются Парламентом Республики Казахстан в соответствии со статьей 62 Конституции Республики Казахстан.
Решения о денонсации утвержденных, принятых международных договоров Республики Казахстан в отношении международных договоров, заключенных от имени Республики Казахстан, принимаются Президентом Республики Казахстан. В отношении международных договоров, заключенных от имени Правительства Республики Казахстан, решения о денонсации принимаются Правительством Республики Казахстан, а в отношении международных договоров, заключенных от имени центральных государственных органов Республики Казахстан - первыми руководителями центральных государственных органов Республики Казахстан или лицами, их замещающими.
Приостановление действия международного договора означает временное прекращение его выполнения. Приостановление действия договора возможно как в отношении всех участников, так и в отношении какого-либо отдельного участника. Как правило, действие договора может быть приостановлено либо в соответствии с положениями самого договора, либо с согласия всех его участников. Возможно приостановление действия многостороннего договора только в отношениях между двумя или несколькими участниками, если указанное приостановление совместимо с объектом и целями договора, не запрещается договором и не влияет на осуществление прав и обязанностей других участников.
Венская конвенция 1969 года допускает возможность приостановления действия международных договоров по ряду оснований. Во-первых, заключение нового договора по тому же вопросу (объекту) между теми же участниками может не прекратить, а лишь приостановить действие предыдущего договора, если таково будет намерение заинтересованных государств. Во-вторых, существенное нарушение договора одним из участников дает другим участникам право приостановить его действие в целом или в части, а участнику, особо пострадавшему в результате нарушения - право приостановить действие договора в отношениях между ним и государством-нарушителем. Кроме того, любое другое государство (кроме государства-нарушителя) может приостановить действие договора в отношении самого себя, если это не противоречит характеру договора.
Главным последствием приостановления действия договора является освобождение соответствующих его участников от обязательства выполнять договор в своих взаимоотношениях в течение всего периода приостановления. При этом сам факт приостановления действия договора не влияет на остальные правовые отношения между его участниками. Последние в период приостановления должны воздерживаться от действий, которые могли бы помешать возобновлению действия договора.
В Республике Казахстан решение о приостановлении действия международных договоров, подлежащих ратификации, принимает Парламент. Президент Республики Казахстан принимает решение о приостановлении действия договоров межгосударственного характера, не подлежащих ратификации, а Правительство - договоров, относящихся к его ведению, в том числе договоров межведомственного характера.

8.Средства обеспечения международных договоров.
Как уже отмечалось (см. главу 1), особенностью международного права является отсутствие общепризнанных надгосударственных механизмов принуждения. Поэтому средства обеспечения (неукоснительного выполнения) международных договоров также по своей природе носят согласительный характер. Сами государства, заинтересованные в соблюдении принципа добросовестного выполнения международных обязательств, создают и общими усилиями поддерживают функционирование соответствующих механизмов.
К средствам обеспечения международных договоров традиционно относят меры международного контроля, институт международно-правовой ответственности, меры международного принуждения, деятельность судебных и арбитражных органов, институт международных гарантий, а также внутригосударственные средства.
Международный контроль за реализацией международных договоров осуществляется в различных формах. Наиболее показательна здесь деятельность международных органов, учрежденных соответствующими соглашениями специально для того, чтобы осуществлять контроль за их выполнением. Например, в соответствии с Международным пактом о гражданских и политических правах 1966 года был создан Комитет по правам человека. Главная цель Комитета - наблюдение за соблюдением государствами закрепленных в Пакте прав и свобод личности. Создание соответствующих комитетов было предусмотрено Конвенцией о правах ребенка 1989 года, Конвенцией о ликвидации всех форм расовой дискриминации и т. д. Наблюдение за выполнением Венской конвенции об охране озонового слоя 1985 года осуществляется учрежденной самой же Конвенцией Конференцией сторон - периодически функционирующим органом. В ряде случаев контроль за выполнением договора возлагается на уже существующие международные органы. Так, Конвенция об обеспечении прав лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам 1994 года возложила наблюдение за выполнением ее положений на Комиссию по правам человека, учрежденную в соответствии с Уставом СНГ.
Помимо специальных контрольных органов, международный контроль за выполнением международных договоров могут осуществлять иные структуры, изначально созданные для других целей. В данном случае контрольные функции являются не основным, а дополнительным направлением их деятельности. Наиболее часто такая практика встречается в деятельности различных международных организаций. Общепризнанно, что любая международная организация вправе через свои руководящие органы осуществлять контроль за реализацией международных договоров, заключенных под ее эгидой. Вместе с тем, известны случаи, когда контроль возлагается на международную организацию в силу специфики ее деятельности. Например, контроль за соблюдением Договора о нераспространении ядерного оружия 1968 года осуществляется инспекторами Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ).
Другая форма международного контроля - совместные и национальные инспекции, создаваемые самими государствами - участниками соответствующего соглашения. Деятельность таких инспекций носит международный характер, так как их полномочия закреплены в международно-правовых документах. Например, статья 10 Соглашения о взаимном сокращении вооруженных сил в районе границы (участники - Казахстан, Кыргызстан, Россия, Таджикистан и Китай) предусматривает, что в целях обеспечения осуществления и соблюдения Соглашения каждая сторона имеет право проводить и берет на себя обязательство не более трех раз в год принимать инспекции и проверки. Аналогичные положения содержат Протокол об инспекциях и деятельности по непрерывному наблюдению в связи с Договором между СССР и США о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений, Протокол о процедурах, регулирующих переоборудование или ликвидацию средств, подпадающих под действие Договора между СССР и США о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (оба Протокола были приняты 31 июля 1991 года). Вместе с тем, способы обеспечения соглашений в области международной безопасности имеют определенную специфику (см. главу 16). Сюда же примыкает институт международных наблюдателей, также нередко выполняющих функции международного контроля за выполнением договоров.
Некоторые международные соглашения предусматривают смешанные формы контроля за их реализацией (например, через международные органы и периодические инспекции). На практике встречаются ситуации, когда процедура контроля устанавливается не самим договором, а дополняющими его актами. Например, в рамках СНГ было заключено Соглашение об основных принципах военно-технического сотрудничества между государствами-участниками Договора о коллективной безопасности от 15 мая 1992 года (ратифицировано Казахстаном 2 апреля 2001 года). Впоследствии был принят Протокол о порядке осуществления контроля за целевым использованием продукции военного назначения, поставляемой в рамках Соглашения (Протокол был ратифицирован Казахстаном 12 марта 2004 года).
Институт международной ответственности также, помимо прочего, призван обеспечивать соблюдение государствами и другими субъектами международного права своих договорных обязательств. Как средство обеспечения международных договоров институт ответственности носит в большей степени восстановительный характер, так как вступает в силу уже после совершенного международного деликта. Вместе с тем, нельзя отрицать и определенное превентивное (профилактическое) значение международной ответственности. Стремление избежать ответственности, предусмотренной в случае нарушения договора, является одним из стимулов должного поведения государства на международной арене. Более подробно о формах и видах международно-правовой ответственности - в главе 12.
С институтом международной ответственности тесно связано такое средство обеспечения выполнения договоров, как меры международного принуждения. В отличие от национального права, в международном праве меры принуждения всегда применяются как способ пресечения противоправных действий или привлечения нарушителя к ответственности. В последнем случае принуждение может выступает в качестве средства обеспечения международного договора. Вообще, во всех случаях, когда государство нарушило какое-либо обязательство договорного происхождения, применяемое к нему принуждение является способом обеспечения соответствующего договора. По своему содержанию меры международного принуждения могут быть вооруженными и невооруженными, коллективными и единоличными (например, в случае самообороны или репрессалий), а по происхождению - договорными и внедоговорными. Особую роль играют меры принуждения, предусмотренные Уставом ООН. Теоретически любое государство, участвующее в каком-либо договоре, вправе прибегнуть к помощи таких принудительных мер в рамках ООН в случае нарушения другим государством условий данного договора. В доктрине международного права нет единой точки зрения по вопросу о правомерности внедоговорного и особенно превентивного принуждения. По всей видимости, обе разновидности принуждения не должны использоваться в качестве средства обеспечения международных договоров.
Большое значение для обеспечения исполнения международных соглашений имеет деятельность международных судебных и арбитражных органов. Их главное предназначение - разрешение споров между государствами мирными средствами. Такие споры не всегда связаны с договорной практикой государств. Однако если спор основан на каком-либо договоре, то есть связан с его заключением, толкованием, применением и т.п., решение суда или арбитража следует рассматривать в контексте обеспечения соответствующего договора. Например, статья 66 Венской конвенции 1969 года предусматривает процедуру судебного и арбитражного разбирательства в тех случаях, когда государства не смогли урегулировать спор, касающийся недействительности, прекращения, приостановления действия договора или выхода из него. Данная норма воспринята многими соглашениями: судебные или арбитражные процедуры в качестве способа решения спора между участниками предусмотрены в самых различных договорах. Например, согласно Токийской конвенции о преступлениях и некоторых других действиях, совершенных на борту воздушного судна, любой спор между договаривающимися сторонами, неурегулированный путем переговоров, будет передаваться на арбитраж, а затем - в Международный Суд ООН.
Институт международных гарантий как средство обеспечения договора представляет собой официальное поручительство какого-либо третьего государства (группы государств, реже - международной организации) за соблюдение участниками договора своих договорных обязательств. Например, Лига Наций и ООН в свое время выступали гарантами соблюдения предусмотренного международными договорами статуса отдельных вольных городов. Следует иметь в виду, что правовое положение гаранта международного договора не регулируется международным правом. В частности, весьма спорен вопрос о возможности привлечения гаранта к ответственности в случае уклонения участника договора от исполнения своих обязанностей. Как показывает практика, для обеспечения договора большее значение имеет политический авторитет государства, предоставляющего свои гарантии.
Внутригосударственные средства обеспечения международных договоров могут предусматриваться как в самих договорах, так и в национальном законодательстве участников. Например, согласно Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 года все государства-участники обязаны признать уголовными преступлениями согласно своему законодательству перечисленные в статье 3 Конвенции действия. Согласно статье 20 Закона 2005 года, каждый действующий международный договор Республики Казахстан подлежит обязательному и добросовестному выполнению республикой. В случае коллизии международных договоров Республики Казахстан с ее законами международные договоры подлежат изменению, приостановлению или прекращению их действия. Президент Республики Казахстан и Правительство Республики Казахстан принимают меры по обеспечению выполнения международных договоров Республики Казахстан. Центральные государственные органы Казахстана в пределах своей компетенции обеспечивают выполнение обязательств, принятых по международным договорам республикой, наблюдают за осуществлением принадлежащих Республике Казахстан прав, вытекающих из таких международных договоров, и за выполнением другими участниками международных договоров их обязательств.
Общее наблюдение и контроль за выполнением международных договоров Республики Казахстан осуществляет Министерство иностранных дел Республики Казахстан.
В случае нарушения обязательств по международному договору другими его участниками государственные органы, непосредственно подчиненные и подотчетные Президенту Республики Казахстан, по вопросам своей компетенции по согласованию с МИДом вносят Президенту Республики Казахстан предложения о принятии необходимых мер в соответствии с нормами международного права и условиями самого договора. Аналогичные предложения могут вноситься центральными исполнительными органами Республики Казахстан по вопросам своей компетенции в Правительство Республики Казахстан.
В случае нарушений международных договоров Республики Казахстан другими их участниками, а также в иных случаях, предусмотренных нормами международного права, действие таких международных договоров может быть прекращено или приостановлено (пункт 2 статьи 21 Закона).

Контрольные вопросы
1.Какой документ является главным источником права международных договоров?
2.Что такое международный договор?
3.Перечислите основные виды международных договоров.
4.Назовите стадии заключения международных договоров.
5.Что такое ратификация, денонсация, пролонгация, реновация?
6.Перечислите основания недействительности международных договоров.
7.Что такое поправка к договору?
8.Каковы основания прекращения и приостановления действия международных договоров?
9.Назовите основные средства обеспечения международных договоров.
10.Каков порядок заключения международных договоров Республики Казахстан?

Литература
Евинтов В. И. Многоязычные договоры в современном международном праве. - Киев, 1981.
Каламкарян Р. А. Фактор времени в праве международных договоров. - М., 1989.
Лукашук И. И. Стороны в международных договорах. - М., 1966.
Лукашук И. И. Форма международных договоров. - М., 2001.
Талалаев А. Н. Право международных договоров: общие вопросы. - М., 1980.
Талалаев А. Н. Право международных договоров: действие и применение. - М., 1985.
Талалаев А. Н. Право международных договоров: договоры с участием международных организаций. - М., 1989.
Тиунов О. И. Принцип соблюдения договоров в международном праве. - Пермь, 1976.
Ульянова Н. Н. Общие многосторонние договоры в современных международных отношениях. - Киев, 1981.
Венская конвенция о праве международных договоров. Комментарий. Сост. и автор комментария Талалаев А. Н. - М., 1997.
Шуршалов В. М. Право международных договоров: учебное пособие. М., 1979.
Действующее международное право. В трех томах. - Т.1. - М., 1996.
Klabbers J. The Concept of Treaty in International Law. The Hague, 1996.

ГЛАВА 9. ПРАВО МЕЖДУНАРОДНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ.

1.Понятие и источники права международных организаций.
Современные международные отношения характеризуются ростом роли и влияния международных организаций как одной из ключевых форм сотрудничества между государствами. Данное явление - закономерное следствие процесса глобализации, когда государства все большее число вопросов вынуждены решать совместно. Объективная необходимость в развитии многосторонней дипломатии привела к появлению трех основных ее средств: многосторонних переговоров, международных конференций и международных организаций. Последние играют в сотрудничестве государств особую роль, так как функционируют на постоянной основе и более приспособлены для коллективного решения глобальных задач, представляющих общий интерес. При этом нельзя игнорировать значение международных организаций и как средства регионального и даже двустороннего сотрудничества государств.
Первые международные организации современного типа появились в XIX веке: в 1831 году была создана Центральная комиссия по судоходству на Рейне, а несколько позже появились международные организации универсального характера: Международный союз для измерения земли (1864 год), Всемирный телеграфный союз (1865 год), Всемирный почтовый союз (1874), Международное бюро мер и весов (1875 год), Международный союз для защиты литературной и художественной собственности (1886 год), Международный союз железнодорожных товарных сообщений (1890 год) и др. Некоторые из названных организаций существуют и сегодня.
Становление права международных организаций в качестве самостоятельной отрасли международного публичного права связано, главным образом, с созданием и деятельностью Организации Объединенных Наций. ООН во многом способствовала признанию международной правосубъектности международных организаций, расширению их компетенции и влияния на международное правотворчество. Сегодня в мире насчитывается более 20 тысяч международных организаций, из которых около 500 - межправительственные, то есть являющиеся субъектами международного права. В 1909 году в Брюсселе был основан Союз международных ассоциаций, который регистрирует все существующие международные организации и публикует соответствующие сведения в двух изданиях: Ежегоднике международных организаций и журнале "Международные ассоциации".
Деятельность международных организаций привела к появлению специфического, ранее неизвестного вида международных отношений: отношений между государствами и международными организациями, между международными организациями, между государствами по поводу статуса международных организаций, а также между структурными частями внутри международных организаций. Эти международные отношения в совокупности представляют собой обособленный предмет правового регулирования, который, в свою очередь, обусловил возникновение группы соответствующих норм и обычаев, специфического метода регулирования, судебной и арбитражной практики и т.д. Все это дает основание утверждать, что примерно с середины ХХ века в международном праве появилась новая отрасль - право международных организаций.
Право международных организаций - это совокупность договорных и обычных норм и принципов, регулирующих порядок создания и деятельности международных межправительственных организаций.
Источниками права международных организаций являются различные международно-правовые документы. Во-первых, это международные договоры между государствами, регулирующие вопросы создания и правового статуса международных организаций и их должностных лиц. К таким соглашениям, в частности, относятся все учредительные договоры (например, Соглашение о создании СНГ от 8 декабря 1991 года) и утверждаемые ими уставы (регламенты, положения), на основании которых функционируют международные организации. В частности, Республика Казахстан является участником следующих соглашений:
-Договор между Республикой Казахстан, Кыргызской Республикой, Республикой Таджикистан и Республикой Узбекистан об учреждении Организации "Центрально-Азиатское сотрудничество (ЦАС)" (ратифицирован Казахстаном 10 марта 2004 года;
-Соглашение о правовом статусе Организации Договора о коллективной безопасности (ратифицировано 2 июля 2003 года);
-Соглашение между Республикой Казахстан, Кыргызской Республикой, Республикой Таджикистан и Республикой Узбекистан о правовом статусе должностных лиц и сотрудников Исполкома Межгоссовета государств-участников Договора о создании единого экономического пространства (ратифицировано 13 июля 1999 года) и многих других.
Необходимо помнить, что в основе появления международной организации, как производного субъекта международного права, всегда лежит согласованная воля государств. Среди других межгосударственных соглашений - источников данной отрасли права можно назвать Конвенцию о привилегиях и иммунитетах ООН от 13 февраля 1946 года, Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела 1967 года и Конвенцию о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами 1972 года (устанавливают принципы ответственности международных организаций в соответствующей области), а также Конвенцию о праве договоров о между государствами и международными организациями или между международными организациями 1986 года (ее положения действуют в качестве обычных норм), Венскую конвенцию о праве международных договоров 1969 года (относит регистрацию международных договоров к функциям Секретариата ООН), Договор о нераспространении ядерного оружия 1968 года (устанавливает контрольные полномочия МАГАТЭ) и многие другие.
Вторую группу источников права международных организаций составляют соглашения между государствами и самими международными организациями. Как правило, данные соглашения регулируют порядок реализации функций и компетенции международной организации по отношению к соответствующему государству. В группу таких соглашений входят договоры о технической или финансовой помощи, о предоставлении вооруженных сил для различных гуманитарных миссий, об осуществлении организацией международного контроля на территории данного государства, о месте пребывания штаб-квартиры организации в государстве, о представительстве государства при организации и т.д. Например, 26 июля 1994 года было заключено Соглашение между Республикой Казахстан и Международным агентством по атомной энергии о применении гарантий в связи с присоединением Республики Казахстан к Договору о нераспространении ядерного оружия; 2 декабря 1998 года был подписан Меморандум о взаимопонимании между Правительством Республики Казахстан и Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе об открытии центра ОБСЕ в Алматы (к Меморандуму в 2002 году был принят дополнительный Протокол); 27 мая 1997 года был подписан Основополагающий акт о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между Российской Федерацией и Организацией Североатлантического договора и т.п.
Третья группа источников - это соглашения между самими международными организациями. Наиболее известными из них являются соглашения между ООН и другими организациями, по которым последние получают статус специализированных учреждений ООН. Кроме того, договоры между организациями могут заключаться по вопросам правопреемства, сотрудничества, учреждения совместных программ и по другим вопросам. В отличие от двух других видов источников, данные договоры не рождают обязательств для государств, так как сторонами в них являются сами международные организации.
Источники права международных организаций могут иметь и внедоговорное происхождение. Так, в четвертую группу источников данной отрасли права входят решения самих международных организаций, особенно те из них, которые носят обязательный характер. Наличие таких решений позволяет говорить о специфическом методе правового регулирования данной области международных отношений. Специфика заключается в том, что решения международных организаций, в отличие от межгосударственных соглашений, уже не имеют согласительной природы. Примерами здесь могут быть резолюции Генеральной Ассамблеи ООН и решения Совета Безопасности ООН, а также решения различных международных судебных и арбитражных органов. Особенностью таких решений является то, что они могут быть адресованы как государствам, так и другим организациям, а также регламентировать внутреннюю жизнь самой организации (так называемое "внутреннее право" международных организаций). Сюда относятся акты, регулирующие порядок уплаты взносов, процедурные вопросы, кадровой политики организации и другие решения.
Определенную роль в регулировании отношений с участием международных организаций могут играть правовые обычаи. Вместе с тем, обычная практика международных организаций только формируется, поэтому трудно говорить о каких-либо закономерностях в данном процессе. Например, можно считать обычаем принятие решений Советом Безопасности ООН в тех случаях, когда один из его постоянных членов воздерживается от голосования или не присутствует на заседании. Среди прецедентов, которые могут при определенных условиях считаться обычаями, можно назвать передачу Советом Безопасности своих полномочий по применению вооруженных санкций отдельным государствам, а также практику миротворческих операций под эгидой ООН и региональных международных организаций.
Принципы права международных организаций включают общепризнанные принципы общего международного права. Здесь уместно вспомнить, что ряд норм jus cogens впервые были закреплены как принципы отдельной международной организации (ООН), а не самого международного права. Помимо императивных принципов общего международного права, право международных организаций включает ряд отраслевых (специальных) принципов. К ним, в частности, относятся: принцип добровольности членства в организациях, принцип равенства членов организации, принцип обособленности правовой воли организаций, принцип функциональной правоспособности организаций и некоторые другие.

2.Понятие и классификация международных организаций.
Международными организациями принято называть любые объединения, членство и деятельность которых носит международный характер. Иными словами, данным термином охватываются, как правило, межправительственные и неправительственные организации. Однако в доктрине международного права принято подразумевать под международными организациями только организации межправительственного характера, в которых представлены не отдельные физические и юридические лица, а государства как таковые (в том числе в лице своих уполномоченных органов). Международные неправительственные организации - такие, как Красный Крест, Международная амнистия, Международный олимпийский комитет и другие - международной правосубъектностью не обладают.
Любая межправительственная международная организация обладает рядом признаков, характеризующих правовую природу данных образований. Только совокупность всех этих признаков позволяет определить понятие международной организации и отличить ее от других субъектов права.
Во-первых, в основе создания международной организации всегда лежит международное (как правило, межгосударственное) соглашение. Даже в тех случаях, когда организация создается на основании соответствующего решения (резолюции) другой международной организации, ее правосубъектность продолжает носить договорный характер, так как полномочия организации-учредителя все равно вытекают из межгосударственного соглашения. Так как международная организация является объединением суверенных государств, только они могут создать ее и наделить определенной компетенцией.
Во-вторых, каждая международная организация обладает автономной правовой волей, которую нельзя свести к простой сумме воль и интересов государств-членов организации. Иными словами, в пределах своей уставной правоспособности международная организация пользуется известной самостоятельностью. В частности, принятие решений организацией происходит в строгом соответствии с учредительными документами, и такие решения представляют собой акты самой организации, а не группы создавших ее государств. В этом смысле отношения между государствами-членами и организацией напоминают отношения родителей и детей: родители могут определенным образом влиять на деятельность ребенка, но не могут лишить его прав, вытекающих из его правосубъектности. Любая международная организация - это самостоятельный (хотя и производный) субъект международного права с соответствующими атрибутами этой самостоятельности (наименование, правоспособность, финансовая обособленность и т.д.). (О международной правосубъектности международных организаций см. главу 5).
В-третьих, международная организация должна иметь определенную внутреннюю структуру, включающую руководящие и вспомогательные органы, наделенные четкими полномочиями. При этом важно, чтобы некоторые органы функционировали на постоянной основе или с определенной периодичностью. Правовой статус структурных подразделений организации может быть различным, но сам факт их наличия обязателен: организационная структура подчеркивает постоянный (в отличие от конференций) характер деятельности международных организаций.
В-четвертых, созданная в соответствии с международным правом организация имеет собственный правовой статус, включающий специфические права, обязанности, компетенцию и ответственность организации. Как правило, правовой статус закрепляется в учредительных актах, представляющих собой коллективную волю государств-учредителей. Отдельные права и обязанности международной организации могут не фиксироваться в таких актах, а вытекать из общих и отраслевых принципов международного права.
Наконец, в-пятых, международные организации создаются, по существу, с единственной целью - для достижения общих целей государств-участников путем координации их сотрудничества в различных областях. Как уже было сказано, именно необходимость в развитии межгосударственного сотрудничества обусловила появление международных организаций. Наличие у различных государств общих целей является как предпосылкой создания, так и имманентным признаком международных организаций.
Исходя из вышеизложенного, можно дать следующее определение: международная организация - это объединение государств на постоянной основе, обладающее собственным правовым статусом, функциональной самостоятельностью и внутренней структурой, созданное для координации международного сотрудничества государств в достижении ими общих целей.
Некоторые ученые включают в определение международной организации такой признак, как деятельность в соответствии с общепризнанными нормами и принципами международного права1. Представляется, что данный признак не отражает сущность правовой природы международных организаций. Во-первых, все субъекты международного права в своей деятельности в той или иной степени должны придерживаться общепризнанных норм и принципов. Во-вторых, практика показывает, что даже самые авторитетные международные организации (ООН, НАТО и др.) позволяют себе существенные отступления от императивных требований международного права.
Важным элементом международной правосубъектности организаций является наличие у них привилегий и иммунитетов, необходимых для выполнения ими своих уставных функций. Например, все помещения ООН, ее архивы и имущество неприкосновенны и пользуются иммунитетом от юрисдикции государства пребывания. ООН, ее активы, доходы и собственность освобождены от всех прямых налогов, таможенных сборов, импортных и экспортных ограничений. Привилегиями и иммунитетами обладают также должностные лица международных организаций. Их правовой статус в этом отношении очень близок статусу дипломатического персонала посольств (см. главу 14).
Наименование международной организации может быть различным: союз, содружество, ассоциация, альянс, лига, комитет, комиссия, агентство, фонд, собственно организация и т.д. Однако классификация международных организаций производится по более значимым критериям. Так, по количеству и кругу участников организации делятся на универсальные и региональные. Универсальные международные организации объединяют государства в масштабе всей планеты: ООН, Всемирная организация здравоохранения, Международная организация труда и т.д. Региональные организации координируют международное сотрудничество государств одного региона, например - Лига арабских государств, Организация африканского единства, СНГ. Особой разновидностью являются межрегиональные организации, членство в которых обусловлено специфическими критериями и которые могут объединять государства нескольких регионов (Организация стран-экспортеров нефти и др.)
По порядку приема новых членов международные организации бывают открытые, закрытые и ограниченного доступа. Чтобы стать членом открытой организации, государство должно разделять ее уставные цели и изъявить соответствующее желание. Доступ в закрытую международную организацию предполагает обязательное согласие всех или большинства ее участников (учредителей). Закрытой организаций является, в частности, НАТО. Наконец, прием новых членов в организации ограниченного доступа производится только при условии, что государство-претендент отвечает определенным критериям.
В соответствии с таким признаком, как компетенция, различают международные организации общей и специальной компетенции. Организации общей компетенции координируют сотрудничество государств в различных областях международных отношений: политической, военной, экономической, социальной и т.д. Классическим примером такой организации являются ООН и некоторые региональные структуры (ОАЕ, ЛАГ, ОАГ, СНГ). Деятельность организаций специальной компетенции ограничена определенной сферой межгосударственного сотрудничества: борьбой с преступностью (Интерпол), освоением Мирового океана (ИМО), кредитно-финансовыми отношениями (МВФ) и другими.
В свою очередь, международные организации специальной компетенции в зависимости от области своей деятельности делятся на политические, экономические, социальные, военные, культурные, таможенные, правоохранительные и т.д.
Достаточно дискуссионным является классификация международных организаций по такому признаку, как характер и объем полномочий организации. Многие ученые считают, что по данному критерию можно различать организации, обладающие наднациональными полномочиями и организации (таковых большинство), у которых таких полномочий нет2. К первой категории традиционно относят Европейский Союз (ЕС) и ряд международных финансовых организаций. Специфика таких организаций заключается в том, что их решения имеют обязательный юридический характер для субъектов национальных правовых систем - граждан и юридических лиц. Иными словами, акты организаций, наделенных наднациональными полномочиями, действуют наряду с источниками внутригосударственного права. Решения же других международных организаций адресованы только государствам как таковым, которые впоследствии должны трансформировать эти решения в свое национальное право. Очевидно, что есть определенная тенденция "приближения" решений отдельных международных организаций к национальным правовым системам. Не исключено, что в скором времени отдельные полномочия в области правотворчества действительно перейдут от государств к международным организациям.

3.Членство в международных организациях.
Как уже отмечалось, деятельность международных организаций осуществляется исключительно на основе принципа строгой добровольности членства в них. Принуждение государства к вступлению в организацию является грубым нарушением принципов международного права. Все международные межправительственные организации действуют на основе фиксированного членства государств и других субъектов международного права. Это означает, что все члены международных организаций, прежде чем приобрести соответствующий статус, должны пройти определенную процедуру. Данная процедура, фиксирующая членство государства в организации, а также условия такого членства закреплены в учредительных актах организации.
В подавляющем большинстве случаев члены одной организации обладают идентичным правовым статусом. Это правило вытекает из принципа суверенного равенства государств. Отдельные исключения сравнительно редки и обусловлены спецификой деятельности организации (например, статус постоянных членов Совета Безопасности ООН или государств, сделавших наибольшие взносы в финансовые организации). Однако в ряде случаев членами международных организаций могут быть образования, не обладающие признаками государственного суверенитета: несамоуправляемые территории, государствоподобные образования и др.). В связи с этим в доктрине международного права принято говорить о полноправном членстве в международной организации и членстве с ограниченными правами. Полноправными членами организации являются государства, неполноправными - другие субъекты международного права. Последние, в соответствии с уставом организации, могут не обладать всей полнотой прав, вытекающей из членства в ней. Вместе с тем, учредительные акты международных организаций могут и не предусматривать каких-либо различий между статусом их членов.
Чисто теоретическое значение имеет и деление членов международной организации на первоначальных (original members) и присоединившихся (additional members). Первоначальными членами именуют государства, которые создали международную организацию, то есть участвовали в учредительной конференции. Как правило, членство данной категории государств в организации начинается с момента вступления в силу договора о ее образовании. Присоединившимися членами называют государства, которые вступили в организацию уже после того, как она начала свою деятельность. Следует вновь подчеркнуть, что практического значение данная классификация не имеет: правовой статус первоначальных и присоединившихся членов организации не различается, они обладают одинаковыми правами и обязанностями. Единственная льгота, которой могут обладать первоначальные члены - это более простой способ вступить в организацию, например - избежать голосования остальных членов.
Практика международных организаций знает и такой вид членства, как ассоциированное членство. Чаще всего ассоциированными членами являются зависимые (колониальные) территории. Ассоциированное членство - это разновидность членства с ограниченными правами. В частности, некоторыми учредительными документами предусмотрено, что ассоциированные члены участвуют в работе отдельных органов организации.
Наконец, членство в некоторых международных организациях может быть условным (неполным, частичным). Такое членство характеризуется тем, что соответствующее государство (другой субъект международного права) участвует в работе организации, официально не являясь ее членом. Такая практика принята, в частности, в некоторых специализированных учреждениях ООН: ИМО, ФАО и в других. Она позволяет расширить сферу международного сотрудничества путем охвата заинтересованных субъектов международного права, которые по каким-либо причинам не желают или не могут быть членами организации. Очень близок к статусу условных членов статус наблюдателей, приглашенных членов (Совет Европы), полномасштабных партнеров по диалогу (АСЕАН), которые также участвуют в различных мероприятиях, проводимых международной организацией. При этом они могут пользоваться правом совещательного голоса и некоторыми другими правами.
Условия и порядок вступления в международную организацию предусмотрены ее учредительными документами и, как правило, должны быть идентичными для всех государств - потенциальных членов организации. Какая-либо дискриминация в процессе приема в организацию противоречит принципам международного права. Вместе с тем, стать членом любой организации можно только при выполнении ряда условий (критериев), которые можно разделить на общие и специальные. Общие условия приема характерны для всех международных организаций, даже если их учредительные акты формально не содержат соответствующих требований. Государство, претендующее на членство в международной организации, должно: 1)обладать признанной международной правосубъектностью; 2)разделять ее уставные цели и принципы; 3)официально принять на себя вытекающие из членства обязательства. Например, согласно статье 4 Устава ООН, членами Организации могут быть все миролюбивые государства, которые примут на себя содержащиеся в Уставе обязательства и которые, по суждению Организации, могут и желают эти обязательства выполнять.
Специальные условия (критерии) обусловлены спецификой целей и деятельности организации. Такие критерии могут иметь географический (для региональных организаций), экономический (для финансовых организаций) или любой другой характер. Например, в Организацию стран-экспортеров нефти (ОПЕК) может вступить лишь государство, являющееся крупным экспортером сырой нефти, в Организацию Исламская конференция (ОИК) - только мусульманское государство, во Всемирную метеорологическую организацию (ВМО) - только государство, имеющее метеорологическую службу и т.д. Иногда основным условием членства государства в организации является членство этого государства в другой международной организации. Такие специальные критерии для вступления в организацию не являются дискриминацией и вполне правомерны.
В отдельных случаях, когда международная организация возникает на основе уже действующего международного договора ("вырастает" из него), членство в ней предполагает в качестве обязательного условия участие в таком договоре. Характерными примерами являются такие организации, как Организация Северо-Атлантического договора (НАТО), Организация Договора о коллективной безопасности и другие.
Порядок приема в международные организации может быть различным. В частности, можно выделить упрощенный порядок вступления, когда для оформления своего членства в организации государству достаточно официально подтвердить свое намерение взять на себя соответствующие обязательства. Это может выражаться в передаче депозитарию акта о присоединении или даже в сообщении об этом высшему должностному лицу организации. Такой порядок установлен для государств-членов ООН при вступлении в специализированные учреждения ООН.
Обычный порядок вступления в международную организацию предполагает, как правило, положительное решение высшего пленарного органа данной организации - конференции, ассамблеи, совета управляющих и т.д. Данное решение может приниматься как простым, так и квалифицированным (например, 2/3) большинством голосов. Иногда перед голосованием будущему члену организации необходимо выполнить дополнительные условия. Например, для членства в ООН требуется предварительное согласие Совета Безопасности. Что касается закрытых международных организаций, то прием в них новых членов требует единогласного решения всех участников.
Прекращение членства государства в международной организации может осуществляться по различным основаниям. Основными из них являются: добровольный выход государства из организации, исключение государства из организации, автоматическое прекращение членства и прекращение существования субъекта международного права (как государства-члена, так и самой организации).
Добровольный выход государства из организации предусмотрен учредительными актами большинства действующих международных организаций. Например, право выхода закреплено в статье 9 Устава СНГ. Вместе с тем, отсутствие соответствующего положения в учредительных документах не означает отсутствия у членов данной организации права выхода. Право свободного выхода государства из организации предполагается в любом случае, так как вытекает из государственного суверенитета. Например, в 1965 году Индонезия вышла из состава ООН, хотя ее Устав не содержит нормы о выходе. Однако возможность добровольного выхода из организации, как правило, обусловлена выполнением определенных условий. В частности, выходящее государство должно официально заявить об этом и выполнить до выхода уже принятые на себя обязательства. В ряде случаев от государства требуется известить о желании выйти из организации за определенный срок. Так, та же статья 9 Устава СНГ устанавливает, что письменное извещение депозитария должно быть сделано за 12 месяцев до выхода. В целом условия добровольного выхода государства из организации связаны с условиями денонсации соответствующего учредительного договора (см. главу 8). Чаще всего причинами выхода государств из международных организаций становились противоречия между целями или фактической деятельностью организации и национальными интересами страны. Вместе с тем, известны случаи, когда выход связан с невозможностью или обременительностью выполнения соответствующих обязательств или используется государством как средство давления на организацию и ее членов.
Исключение государства из организации всегда является ответной мерой на невыполнение или ненадлежащее выполнение этим государством своих обязанностей как члена организации. В большинстве случаев процедура исключения предполагает решение высшего пленарного органа, который полномочен принимать решение и о приеме новых членов. Например, в соответствии со статьей 6 Устава ООН, член Организации, систематически нарушающий принципы Устава, может быть исключен из нее Генеральной Ассамблеей по рекомендации Совета Безопасности. Аналогичные последствия для члена Совета Европы влечет серьезное нарушение им норм о правах человека.
Автоматическое прекращение членства обычно не связано с целенаправленной деятельностью государства, а является следствием наступления какого-либо события, предусмотренного учредительными документами организации. Как правило, таким событием является прекращение членства в другой организации. Так, факт исключения государства из ООН автоматически влечет прекращение его членства в специализированных учреждениях ООН, а государство, переставшее быть членом Международного валютного фонда (МВФ), через три месяца автоматически прекращает членство в Международном банке реконструкции и развития (МБРР).
Исчезновение международной организации или государства-члена как субъекта международного права также является основанием прекращения членства в организации. Исчезновение организации может быть результатом совместного решения государств-участников или наступления определенного события. Вместе с тем, при утрате государством или организацией международной правосубъектности вступают в силу правила правопреемства (см. главу 5), которые также регулируют вопросы членства.
От прекращения членства государства в международной организации следует отличать приостановление членства и другие дисциплинарные санкции, предусмотренные учредительными актами. Приостановление членства характеризуется временным отстранением государства от участия в работе организации - либо на определенный срок, либо до выполнения определенного условия. На практике принято говорить о приостановлении не самого членства, а прав и привилегий, вытекающих из него. Такими правами могут быть право голоса, право представительства на пленарных органах, право участия в заседаниях и т.п. В связи с этим различают полное и неполное приостановление членства (последнее характеризуется сохранением за государством отдельных прав участника организации). В 1968 году государство Гаити было лишено права голоса в Генеральной Ассамблее ООН за задолженность по членским взносам. В 2005 году за аналогичное нарушение обязательств (долг составил две с половиной тысячи евро) права голоса в ОБСЕ был лишен Кыргызстан. За проведение политики апартеида в 1970 году права представительства в Генеральной Ассамблее была лишена Южно-Африканская Республика.
Кроме того, возможно приостановление членства в международной организации по инициативе самого государства. Для этого требуется соответствующее официальное уведомление. По общему правилу, приостановление членства (в отличие от прекращения) не влечет освобождение государства от связанных с членством в организации обязательств.

4.Порядок функционирования международных организаций.
Будучи производным субъектом международного права, международная организация всегда создается уже существующими субъектами: государствами или другими международными организациями. В связи с этим различают два основных способа возникновения организаций: 1)на основании межгосударственного договора; 2)на основании решения международной организации. Во втором случае, как правило, требуется утверждение учредительного акта государствами-участниками создающей организации.
Фактическим началом функционирования международной организации является формирование и начало работы ее руководящих органов. Именно органы международной организации выступают от ее имени в международных отношениях; в принимаемых ими решениях выражается обособленная правовая воля всей организации в целом. По порядку формирования, составу и компетенции органы международной организации могут быть различными. В частности, различают органы выбираемые и назначаемые, индивидуальные и коллегиальные, пленарные и ограниченного состава, состоящие из представителей государств и лиц в личном качестве, постоянные и сессионные и т.д.
Пленарными называют органы, в которых представлены все участники международной организации (ассамблеи и конференции). В большинстве случаев для таких органов характерен сессионный порядок работы, то есть они собираются с определенной периодичностью. В уставах нередко предусмотрена возможность внеочередных (чрезвычайных, специальных) созывов пленарных органов. К компетенции высшего пленарного органа организации отнесены наиболее важные вопросы: утверждение устава организации, внесение в него изменений, принятие новых членов, формирование других органов, утверждение бюджета, а также общие вопросы политики организации. Вместе с тем, в настоящее время наблюдается явно выраженная тенденция к расширению полномочий органов ограниченного состава - то есть исполнительных органов, действующих на постоянной основе (советов, комитетов, исполнительных комитетов и т.п.). Органы ограниченного состава избираются пленарными органами на определенный срок с учетом некоторых принципов, закрепленных в учредительных актах. Чаще всего при формировании исполнительных органов используется принцип справедливого географического представительства (это касается универсальных международных организаций), который обеспечивает разумную представленность в органе всех регионов планеты. Например, данный принцип положен в основу формирования Экономического и Социального Совета ООН. Другой принцип, с учетом которого избираются органы ограниченного состава - это принцип учета специфических (особых) интересов. Этот принцип означает, что в органе должны быть представлены государства, особо заинтересованные в международном сотрудничестве в данной области. Согласно Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, в Международном органе по морскому дну пропорционально должны быть представлены государства с особыми интересами: не имеющие выхода к морю, находящиеся в географически неблагоприятном положении, наименее развитые, с большой численностью населения, крупные экспортеры добываемых в Районе (международном районе морского дна) ресурсов и др. В кредитно-финансовых организациях при формировании органов ограниченного состава используется принцип наибольшего финансового вклада, который позволяет государствам - основным вкладчикам оказывать решающее влияние на политику организации. Достаточно распространенными (особенно в эпоху острого политического противостояния) были такие принципы формирования органов, как принцип справедливого политического представительства и принцип паритетного представительства государств с несовпадающими интересами. Иногда можно встретить и весьма специфические принципы: например, в составе Международного Суда ООН должны быть представлены все основные правовые системы современности, а в Совете Безопасности - государства, активно участвующие в поддержании мира и безопасности. В некоторых международных организациях органы ограниченного состава формируются с учетом нескольких принципов одновременно. Так, принципы справедливого географического представительства и особых интересов положены в основу формирования Совета ИМО (Международной морской организации).
Международной практике известны случаи серьезных расхождений государств во взглядах на формирование органов международных организаций. Так, 8 июля 1960 года Международный Суд ООН вынес консультативное заключение по вопросу о порядке избрания Комитета по безопасности на море. Согласно Уставу Международной морской организации (ИМО), в состав Комитета входило на тот момент 14 государств, имеющих значительную заинтересованность в обеспечении безопасности на море. При этом по меньшей мере 8 из них должны были представлять государства, обладающие наиболее значительным торговым флотом. Ассамблея ИМО отказала в избрании в Комитет Либерии и Панаме, которые по общему тоннажу зарегистрированного торгового флота занимали, соответственно, 3-е и 8-е место среди членов ИМО. Ассамблея посчитала, что эти страны не относятся к числу государств, имеющих значительную заинтересованность в обеспечении безопасности на море. Однако Международный Суд посчитал, что сам факт вхождения государства в восьмерку государств, обладающих наиболее значительным торговым флотом, автоматически наделяет их указанным признаком - заинтересованностью.
Существенное значение имеет то, в каком качестве работают лица, избранные в состав органов международной организации. Они могут быть представителями своих государств - в этом случае правильнее говорить об избрании в орган не их самих, а государств как таковых. Если лица, входящие в состав органа организации, работают в ней в качестве представителей государств, то они связаны в принимаемых ими решениях позицией своих государств и их национальными интересами. Например, делегация любого государства в Генеральной Ассамблее ООН не может голосовать вопреки официальной позиции этого государства, даже если это противоречит внутренним убеждениям членов делегации. Иное дело, если данные лица избраны и работают в личном качестве. В таких органах принятие решений формально не зависит от официальной позиции государств-членов и осуществляется исключительно на основании внутренних убеждений лиц, входящих в состав органов. Примерами органов, в которых члены работают в личном качестве, могут быть судебные (Международный Суд ООН) и арбитражные органы, а также комитеты экспертов (например, в области защиты прав человека).
Как уже говорилось, обособленная правовая воля международной организации проявляется в принятии ее органами решений (о правовой природе решений международных организаций - см. п. 5 настоящей главы). Если организация занимается широким кругом вопросов международного сотрудничества, то процесс принятия решений в ней может быть достаточно громоздким и детально регламентироваться специальными актами (регламентами). К примеру, только формирование повестки очередных сессий Генеральной Ассамблеи ООН начинается за много месяцев до открытия и представляет собой сложную процедуру, когда по каждому пункту повестки принимается решение о включении или невключении.
Как показывает практика, прежде чем обсуждаться непосредственно в органе, уполномоченном принимать окончательные решения, вопросы проходят обсуждение в вспомогательных органах (различных комитетах и комиссиях). Вспомогательные органы по результатам обсуждения обычно готовят предварительный проект итогового решения и делают соответствующий доклад на пленарном заседании. Наличие вспомогательных органов отражает тенденцию к специализации, когда каждой проблемой занимается узкий круг наиболее квалифицированных специалистов.
Основной способ принятия решений в органах международных организаций - голосование. Как правило, у всех членов органа равное право решающего голоса. В деятельности практически всех пленарных органов используется принцип "одно государство - один голос". Исключения из этого правила сравнительно редки. Так, у постоянных членов Совета Безопасности ООН больше возможностей влиять на принятие Советом решений, так как любое из пяти государств может заблокировать обсуждаемую резолюцию, воспользовавшись правом вето. Другой пример - деятельность финансовых организаций, в которых каждое государство-участник имеет количество голосов, пропорциональное его взносам. Принятие решений в таких организациях напоминает принятие решений в акционерных обществах.
Голосование в органе международной организации возможно только при наличии кворума. Кворум может составлять простое большинство, 2/3 или 3/4 от числа постоянных членов органа.
Сами решения принимаются, как правило, простым или квалифицированным большинством голосов. Наиболее важные решения принимаются квалифицированным (2/3, 3/4 или даже 4/5) большинством, менее важные, например - по процедурным вопросам - простым большинством голосов. Соответствующие правила закреплены в регламентах международных организаций. В редких случаях для принятия решения требуется полное единогласие. Таким образом в НАТО и в СНГ принимаются решения о приеме в них новых членов.
Кроме голосования, акты международных организаций могут приниматься путем аккламации (через вербальное или другое одобрение) или при отсутствии официальных возражений, а также посредством консенсуса. Консенсус как способ принятия решений характеризуется не просто отсутствием возражений, а согласованием различных позиций по каждому пункту, выработкой взаимоприемлемого текста резолюции. При консенсусе неизбежны взаимные уступки и компромиссы, предполагающие определенную гибкость позиций членов органа. Например, при подготовке текста Конвенции ООН по морскому праву 1982 года был применен метод "всеобъемлющего пакета интересов", который позволил примирить позиции государств с изначально противоположными подходами.
Принимаемые международной организацией решения должны находиться в пределах ее компетенции, то есть сферы ее деятельности, определенной учредительными актами. Характер компетенции международной организации в принципе отражает функциональный характер ее правоспособности (см. главу 5): организация вправе принимать только те решения, на которые она уполномочена создавшими ее государствами. Это положение в международно-правовой доктрине считается общепризнанным. Вместе с тем, компетенция предполагает наличие у международной организации соответствующих полномочий, то есть правовых средств реализации своих функций. Однако по вопросу о полномочиях организаций в доктрине международного права существуют различные точки зрения.
Главный вопрос заключается в следующем: может ли международная организация осуществлять полномочия, хотя и относящиеся к ее компетенции, но не предусмотренные учредительными документами (соглашениями государств)? Сторонники договорной природы полномочий организации отвечают на данный вопрос отрицательно, считая, что в противном случае международная организация искажает волю первичных субъектов международного права - государств. Этой концепции противоречат сразу две теории: "имманентной компетенции" и "подразумеваемой компетенции", согласно которым главным критерием правомерности актов международной организации является выполнение возложенных на нее задач и функций. Если организация действует в русле своих уставных целей и задач, она вправе осуществлять любые полномочия, в том числе и те, которые не предусмотрены государствами-учредителями. Такие полномочия называются "имманентными" (изначально, от природы присущими) или "подразумеваемыми" (то есть государства изначально имели их в виду, просто не указали в учредительных актах). Скорее всего, истина в этом споре лежит по середине: в обеих точках зрения присутствует определенная логика. С одной стороны, все полномочия международной организации, необходимые ей для достижения уставных целей, просто невозможно предусмотреть в учредительных документах. С другой стороны, наделение организации неограниченными полномочиями явно противоречит согласительной, договорной природе международного права. Весь вопрос заключается в том, какие подразумеваемые или имманентные полномочия действительно находятся в пределах компетенции международной организации, а какие - нет. Не случайно в Конвенции ООН по морскому праву 1982 года при определении полномочий Международного органа по морскому дну (статья 157) сказано, что Орган имеет лишь такие подразумеваемые полномочия, которые соответствуют Конвенции и вытекают из "...полномочий и функций, связанных с деятельностью в Районе, и необходимы для их осуществления".
В своем консультативном заключении от 8 июля 1996 года Международный Суд ООН указал, что требования международного общения могут выявить необходимость придания международной организации дополнительных функций и полномочий, не предусмотренных в тексте Устава, но необходимых для достижения ее целей. Далее Суд подчеркнул, что "обычно допускается, что международные организации могут обладать такими полномочиями, называемыми "подразумеваемые".
Связь международной организации с государствами-членами - важный элемент ее функционирования. Наличие обособленной правовой воли не означает, что организация может действовать вопреки коллективной воле государств-учредителей. Такая связь поддерживается по различным каналам. Во-первых, представители каждого государства-члена участвуют в работе органов (по крайней мере, пленарных) организации. Во-вторых, организация может вступать в договорные отношения со своими членами. В-третьих, для такой связи могут использоваться обычные дипломатические каналы: переговоры, конференции, взаимные консультации, двусторонние и многосторонние комиссии и т.д. Наконец, при международных организациях нередко существуют постоянные представительства не только государств-членов, но и наблюдателей, а также ассоциированных членов. Общий принцип работы любой международной организации - выражение согласованных интересов создавших ее и присоединившихся к ней государств.
Прекращение деятельности международных организаций может осуществляться двумя основными способами. Во-первых, международная организация может прекратить существование вследствие наступления предусмотренных учредительными документами условий. Например, если количество государств-членов организации станет меньше минимально установленного или меньше двух. Другой случай - достижение целей, ради которых создавалась организация. Во-вторых, существование международной организации в любой момент может быть прекращено по решению государств-членов. В этом, кстати, ярко проявляется производный характер правосубъектности международных организаций. Например, прекратить существование государства простым решением других государств невозможно. Из наиболее известных международных организаций таким способом прекратили существование Организация Варшавского договора и Совет Экономической Взаимопомощи.
Нормальное функционирование международной организации предполагает наличие особого правового статуса у лиц, осуществляющих в ней официальные функции. Как показывает практика, есть устойчивая тенденция к сближению привилегий и иммунитетов должностных лиц международных организаций с дипломатическими привилегиями и иммунитетами. В данной области действует Конвенция о привилегиях и иммунитетах ООН от 13 февраля 1946 года, Соглашение о привилегиях и иммунитетах Международного агентства по атомной энергии 1959 года и ряд других документов. Например, согласно Положению об Интеграционном комитете Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации от 16 мая 1996 года, работники аппарата Интеграционного комитета (кроме технического и обслуживающего персонала) обладают статусом международных служащих.
Согласно Соглашению о привилегиях и иммунитетах МАГАТЭ (Казахстан ратифицировал его 30 октября 1997 года), агентство, его имущество и активы, где бы они не находились, пользуются иммунитетом от любой формы судебного вмешательства. Неприкосновенны помещения, корреспонденция и архивы агентства, а его имущество не подлежит обыску, реквизиции, конфискации, экспроприации и любой другой форме вмешательства. МАГАТЭ освобождается от всех прямых налогов, таможенных сборов, импортных и экспортных ограничений, пользуется свободой связи. Представители МАГАТЭ обладают личной неприкосновенностью и судебно-процессуальными иммунитетами.
Кроме того, существует несколько консультативных заключений Международного Суда ООН, касающихся статуса должностных лиц международных организаций. Например, 15 декабря 1989 года Суд вынес заключение по спору между ООН и Румынией о наличии привилегий и иммунитетов у румынского гражданина Д. Мазилу, который выступал в качестве докладчика Подкомиссии по борьбе против дискриминации и защите меньшинств. Аналогичное заключение было сделано Судом 29 апреля 1999 года, когда 14 голосами против 1 Суд решил, что специальный докладчик Комиссии по правам человека гражданин Малайзии Д. Кумарасвами пользуется иммунитетом от любой юрисдикции в связи с его высказываниями, сделанными в интервью средствам массовой информации.

5.Правовая природа решений международных организаций.
Международные организации принимают два вида решений: регулирующие внутренние вопросы функционирования организации ("внутреннее право" международных организаций) и адресованные государствам-членам и регулирующие собственно международные отношения в соответствующей области. Особый интерес вызывает правовая природа второго вида решений, так как рост их количества и влияния на международную жизнь - существенная тенденция современного международного права.
В большинстве доктринальных источников отмечается, что решения международных организаций могут играть в международном правотворчестве двоякую роль. С одной стороны, такие решения могут носить рекомендательный характер и не создавать для государств каких-либо юридических обязательств. Данная группа решений получила в теории международного права название "мягкого права". Его роль в регулировании современных международных отношений достаточно велика: некоторые резолюции международных организаций на практике выполняются подавляющим большинством государств, и их можно рассматривать в качестве обычных норм. Кроме того, содержащиеся в таких решениях нормы могут получить договорное признание государств, и тогда они (правда, в другой форме) становятся полноценными регуляторами межгосударственных отношений. Например, положения Заключительного Акта СБСЕ 1975 года не имеют юридически обязательного характера, но на содержащиеся в нем обязательства есть ссылка в Договоре о дружбе, взаимопонимании и сотрудничестве между Республикой Казахстан и Французской Республикой от 23 сентября 1992 года (вступил в силу 13 ноября 1994 года). Таким образом, начиная с этой даты принципы Заключительного Акта в качестве договорных норм регулируют казахстанско-французские отношения. Еще больше ссылок в договорной практике государств на решения и резолюции, принимаемые в рамках системы Организации Объединенных Наций.
С другой стороны, решения международных организаций могут носить юридически обязательный характер. Таким свойством обладают, например, решения Совета Безопасности ООН, а также международных судебных органов. В подобных случаях содержащиеся в решениях нормы напрямую устанавливают права и обязанности государств. Особенно это касается решений, касающихся конкретных случаев и ситуаций, то есть не носящих нормативный характер. Однако практика знает примеры, когда решения нормативного характера также подлежат исполнению государствами. Так, регламенты Международной организации гражданской авиации (ИКАО), принятые в соответствии с ее процедурами, не нуждаются в одобрении государствами-членами организации. Это позволяет говорить о непосредственном участии международной организации в процессе международного правотворчества. Однако наиболее часто в учредительных актах организаций закреплено положение, в соответствии с которым принимаемые ими решения должны быть явно приняты (ратифицированы, одобрены) государствами. В подобных случаях решения международных организаций представляют собой своеобразное "условное право": они приобретают характер обязательных только с согласия заинтересованных государств.
Если в самом общем виде оценивать участие международных организаций в правотворчестве, то пока они играют в большей степени вспомогательную роль, оставляя последнее слово за государствами. Международные организации часто выступают инициаторами принятия различных конвенций, вырабатывают соответствующие проекты, созывают конференции, контролируют и анализируют практику реализации уже заключенных соглашений, иными способами влияют на процессы кодификации и прогрессивного развития международного права. Вместе с тем, юридическая природа некоторых решений международных организаций позволяет говорить о зарождении принципиально нового субъекта международного правотворчества.

Контрольные вопросы.
1.Что такое право международных организаций?
2.Перечислите основные виды международных организаций.
3.Какие признаки характерны для любой международной организации?
4.По каким принципам формируются органы международных организаций?
5.Что такое органы ограниченного состава?
6.Каков порядок принятия решений органами международных организаций?
7.Что такое теория "подразумеваемой компетенции" международной организации?
8.Какова юридическая природа решений международных организаций?

Литература
Герчикова И. Н. Международные экономические организации. - М., 2000.
Зайцева О. Г. Международные организации: принятие решений. - М., 1989.
Ковалева Т. М. Правотворчество межгосударственных организаций и его виды. - Калининград, 1999.
Крылов Н. Б. Правотворческая деятельность международных организаций. - М., 1988.
Кривчикова Э. С. Основы теории права международных организаций. - М., 1979.
Маргиев В. И. Международные организации (теоретические аспекты). - Майкоп, 2001.
Моравецкий В. Функции международной организации. - М., 1979.
Нешатаева Т. Н. Международные организации и право. - М., 1998.
Толстых В. Л. Международное право: практика применения. Консультативные заключения Международного Суда ООН. - М., 2004.
Шибаева Е. А. Право международных организаций: Вопросы теории. - М., 1986.
Шибаева, Е. А., Поточный М. Правовые вопросы структуры и деятельности международных организаций. - М., 1988.
Amerasinghe C. F. Principles of the International Law and International Organizations. - Cambridge, 1996.
Bekker P. The Legal Position of Intergovernmental Organizations. - Dordrecht, 1994.
Действующее международное право. В трех томах. - Т. 1. - М., 1996.
Международные организации / Под ред. И. П. Блищенко. - М., 1994.
Европейское право: Учебник для вузов / Под ред. Л. М. Энтина. - М., 2000.

ГЛАВА 10. ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ.

1.История создания ООН.
Современный международный правопорядок во всех его аспектах (политическом, экономическом, социальном и др.) невозможно представить без Организации Объединенных Наций. Ее влияние на развитие международных отношений начиная с середины прошлого века приобрело поистине определяющий характер. В международно-правовой доктрине считается общепризнанным, что создание и деятельность ООН знаменовали собой принципиально новый этап развития международного права. Фактически, все нынешнее состояние мирового сообщества и международных отношений можно рассматривать через призму деятельности ООН и даже как результат этой деятельности.
8 сентября 2000 года Генеральная Ассамблея ООН одобрила принятую на Саммите нового тысячелетия (в нем участвовали главы государств-членов ООН) Декларацию тысячелетия. В Декларации сказано: "Мы вновь заявляем о нашей приверженности целям и принципам Устава Организации Объединенных Наций, которые доказали свою неподвластность времени и универсальный характер. Их актуальность и способность служить источником вдохновения возрастают по мере того, как страны и народы становятся все более взаимосвязанными и взаимозависимыми".
Влияние ООН на современный правопорядок многогранно. Говоря о нем, можно выделить, как минимум, пять аспектов. Во-первых, практически все государства планеты де-юре признают уставные принципы ООН и, по крайней мере формально, вынуждены строить свою внешнюю политику с учетом этих принципов. Во-вторых, ООН является наиболее авторитетным форумом для обсуждения глобальных международных проблем, не имеющим себе равных по представительности. В-третьих, формально-юридически только ООН может санкционировать применение силы в современных международных отношениях. В-четвертых, вспомогательные органы и специализированные учреждения этой организации играют в процессе международного сотрудничества такую важную роль, что ни одно суверенное государство даже при желании не могло бы игнорировать систему ООН. В-пятых, ООН оказывает огромное влияние на международное правотворчество: с одной стороны, под ее эгидой заключается все больше важных соглашений, с другой - акты самой ООН постепенно превращаются в самостоятельный источник международного права.
В политическом смысле история создания ООН началась после окончания Первой мировой войны, когда мировое сообщество пришло к выводу о необходимости создания универсальной международной организации, главной задачей которой было бы обеспечение международного мира и безопасности, недопущение нового глобального военного конфликта между государствами. С этой целью в 1919 году была создана Лига Наций, опыт которой впоследствии был учтен при подготовке Устава ООН. Лига Наций не смогла предотвратить Вторую мировую войну, так как не обладала для этого достаточными полномочиями - как политическими, так и военными. Неудивительно, что уже с 1939 года она фактически прекратила свою деятельность (формально соответствующее решение было принято в 1946 году). Устав Лиги Наций оказался недостаточно радикальным для решения целого ряда глобальных проблем того времени: он допускал войну как средство разрешения межгосударственных споров, фактически сохранял колониальную систему, не содержал механизма реализации принятых Лигой решений и т.п.
Основные идеи и принципы нового международного правопорядка, впоследствии закрепленные в Уставе ООН, были выдвинуты правительствами США и Великобритании уже в первые месяцы после нападения фашистской Германии на Советский Союз. 14 августа 1941 года на борту линкора "Принц Уэльский" в бухте Арджентия лидеры США и Великобритании Д. Рузвельт и У. Черчилль подписали документ, вошедший в историю как "Атлантическая хартия" и содержащий призыв о создании более широкой и постоянной системы общей безопасности. Впоследствии эти принципы и название будущей организации (в англоязычном варианте оно состоит из двух слов) были сформулированы в Декларации Объединенных Наций от 1 января 1942 года. Сам термин "Объединенные нации" был предложен тогдашним президентом США Д. Рузвельтом. Формирование антигитлеровской коалиции (не имевшей по своей широте исторических прецедентов) стало политической основой для последующего создания новой универсальной организации. Юридической же основой стала дипломатическая деятельность трех государств (СССР, США и Великобритании), в результате которой было принято решение об учреждении ООН и подготовлен проект ее Устава. Вот основные вехи этой деятельности.
30 октября 1943 года министры иностранных дел трех государств подписали Декларацию по вопросу о всеобщей безопасности, в которой говорилось о необходимости создания новой организации, которая действовала бы на основе суверенного равенства государств и поддерживала международный мир и безопасность. В работе конференции в Москве, где была принята Декларация, также принимал участие посол Китая в СССР.
Сформулированную в Декларации идею подтвердили участники Тегеранской конференции (декабрь 1943 года), в которой участвовали уже главы трех союзных государств.
В сентябре 1944 года в Думбартон-Оксе (США) состоялась очередная конференция, где представители СССР, США, Великобритании и Китая выработали текст Устава будущей организации. Спустя несколько месяцев (в феврале 1945 года) в Ялте состоялась знаменитая Крымская конференция, на которой главами трех держав был решен один из самых сложных вопросов - о порядке голосования в Совете Безопасности.
Наконец, окончательно текст Устава был утвержден и подписан на конференции в Сан-Франциско, которая продолжалась с апреля по июнь 1945 года и куда были приглашены представители 50 государств. Устав был подписан 26 июня 1945 года, а вступил в силу 24 октября 1945 года. Эта дата считается днем рождения Организации Объединенных Наций.
Хотя на конференции в Сан-Франциско присутствовали уполномоченные представители только 50 государств, первоначальными членами ООН считается 51 государство: еще одним учредителем ООН является Польша, за которую Устав подписали остальные участники конференции. При подписании данного документа было решено отметить особую роль ряда государств в деле создания ООН, поэтому право первыми подписать Устав получили четыре "приглашающие" государства (Китай, СССР, Великобритании и США), а также Франция как постоянный член Совета Безопасности. Только потом в алфавитном порядке Устав подписали остальные государства-участники конференции. Среди них в качестве самостоятельных учредителей ООН были Белорусская ССР и Украинская ССР.
Штаб-квартира ООН располагается в Нью-Йорке, занимая с 1952 года специально построенное 38-этажное здание.
Республика Казахстан является полноправным членом ООН с марта 1992 года и пользуется всеми правами, вытекающими из членства в Организации. 23 января 1992 года Казахстан получил рекомендацию Совета Безопасности о приеме в члены ООН. 2 марта 1992 года на 46-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН рассматривался вопрос о принятии в члены организации сразу девяти государств: Азербайджана, Армении, Казахстана, Кыргызстана, Молдовы, Сан-Марино, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана. Таким образом, 2 марта 1992 года ООН получила самое значительное пополнение с того времени, как в ряды организации были приняты получившие независимость африканские государства.
Республика Казахстан стала 168-м членом ООН. 15 апреля 1992 года Указом Президента Республики Казахстан был назначен первый Постоянный Представитель республики при ООН - А. Х. Арыстанбекова. 5 июня того же года был подписан Указ о создании Постоянного Представительства Республики Казахстан при ООН.

2.Правовая характеристика Устава ООН.
В научной литературе неоднократно высказывалась мысль о том, что Устав ООН - самый главный документ ХХ века, не только вобравший в себя наиболее прогрессивные идеи, накопленные человечеством за свою историю, но и заложивший основу для последующего развития мирового сообщества.
Характеризуя Устав ООН, необходимо рассматривать его, как минимум, в двух аспектах, хотя и тесно взаимосвязанных. Первый аспект - политический, и с этой точки зрения Устав является именно политическим документом с неизбежными для такого рода актов декларативностью и расплывчатостью формулировок. В качестве политического документа Устав ООН отражает определенные ценности мирового сообщества, философию послевоенного мира и связанные с ним романтические ожидания государств. Говоря о политической составляющей Устава ООН, трудно не согласиться с провозглашаемыми в нем идеями и принципами, так как все они пронизаны духом гуманизма, мира, равноправия и т.п. Думается, что преамбула Устава будет актуальной на любом этапе развития международных отношений.
Второй аспект - собственно правовой, так как Устав формально представляет собой учредительный акт, объект межгосударственного соглашения. В этом смысле Устав ООН содержит юридически оформленные обязательства государств, регулирует вопросы членства в ООН, закрепляет статус и функции ее органов, а также механизм принятия решений и их реализации. Как показывает практика, именно правовое содержание Устава в наши дни все больше расходится с реальной действительностью и нуждается в определенном переосмыслении.
Еще в период разработки текста Устава выявились два основных фундаментальных подхода к статусу и целям создаваемой организации. Первая точка зрения (ее придерживалась Великобритания) сводилась к тому, что ООН должна заниматься исключительно проблемами международной безопасности, то есть регулировать военно-политический аспект международного сотрудничества государств. Согласно второй концепции (выдвинутой СССР), ООН должна была стать центром межгосударственного сотрудничества по самому широкому кругу вопросов, включая решение любых глобальных международных проблем. В конечном итоге победила вторая точка зрения, в чем легко убедиться, анализируя уставные цели и принципы Организации.
Устав ООН оказался достаточно стабильным юридическим документом. За более чем полувековую историю ООН поправки были сделаны только в отношении четырех его статей и касались исключительно организационной структуры Организации и процедурных вопросов. В частности, в 1963 году число членов Совета Безопасности было увеличено с 11 до 15, а число членов Экономического и Социального Совета - с 18 до 27.
Устав ООН (статья 1) закрепляет три основные цели Организации:
1)поддержание международного мира и безопасности посредством коллективных мер для предотвращения и устранения угрозы миру и подавления актов агрессии или других нарушений мира, а также посредством мирного урегулирования международных споров;
2)развитие дружественных отношений между нациями на основе принципа равноправия и самоопределения народов;
3)осуществление международного сотрудничества в разрешении международных проблем экономического, социального, культурного и гуманитарного характера и в поощрении и развитии уважения к правам человека.
Кроме того, в соответствии со статьей 1 Устава, ООН стремится быть центром согласования действий наций в достижении этих общих целей.
Уставные принципы ООН, содержащиеся в статье 2 Устава, должны быть положены в основу деятельности не только самой Организации, но и всех ее членов. Этими принципами являются:
-суверенное равенство членов ООН;
-добросовестное выполнение членами ООН принятых на себя по Уставу обязательств;
-разрешение международных споров мирными средствами;
-неприменение в международных отношениях силы и угрозы силой каким-либо образом, несовместимым с целями Организации;
-оказание всеми членами ООН всемерной помощи Организации во всех действиях, предпринимаемых ею в соответствии с Уставом, и воздержание от оказания помощи любому государству, против которого ООН предпринимает действия превентивного или принудительного характера.
Таким образом, Устав ООН содержит пять принципов, четыре из которых с несколько измененными формулировками являются общепризнанными императивными принципами международного права. Остальные пять принципов (территориальной целостности государств, невмешательства в их внутренние дела, сотрудничества, всеобщего уважения прав человека и равноправия и самоопределения народов) в качестве таковых в Уставе не названы, хотя и выводятся из его содержания эмпирическим путем.
Согласно Уставу, членами ООН могут быть все миролюбивые государства, которые принимают на себя содержащиеся в Уставе обязательства и, по мнению самой Организации, могут и желают эти обязательства выполнять. Устав выделяет такую категорию членов ООН, как "первоначальные члены" - государства, принявшие участие в Конференции в Сан-Франциско или ранее подписавшие Декларацию Объединенных Наций от 1 января 1942 года и впоследствии ратифицировавшие Устав. Все остальные члены ООН являются присоединившимися членами. Прием государства в члены ООН производится постановлением Генеральной Ассамблеи по рекомендации Совета Безопасности. Аналогичный порядок предусмотрен и для приостановления прав и привилегий членства в Организации, а также для исключения государства из ООН. Основанием для приостановления членства в ООН является осуществление Советом Безопасности против государства мер превентивного или принудительного характера, а для исключения - систематическое нарушение государством принципов Устава. Восстановление приостановленных прав и привилегий члена Организации производится по решению Совета Безопасности.
28 мая 1948 года Международный Суд ООН вынес консультативное заключение об условиях принятия государства в ООН. В заключении названы 5 условий для принятия в Организацию нового члена. Он должен: 1)быть государством; 2)быть миролюбивым; 3)принять на себя обязательства, предусмотренные Уставом; 4)быть способным их выполнять; 5)иметь намерение их выполнять. Международный Суд решил, что данный перечень является исчерпывающим, а определение наличия или отсутствия этих условий является прерогативой голосующих государств. 3 марта 1950 года Международный Суд вынес еще одно консультативное заключение - на этот раз о компетенции Генеральной Ассамблеи ООН в области принятия нового члена. В заключении Суд указал, что наличие положительной рекомендации Совета Безопасности является обязательным условием для принятия государства в члены ООН и что при отсутствии таковой Генеральная Ассамблея не вправе принимать решение о приеме.
Главными органами ООН, по Уставу, являются Генеральная Ассамблея, Совет Безопасности, Экономический и Социальный Совет, Совет по Опеке, Международный Суд и Секретариат. Кроме того, для достижения уставных целей Организация вправе учреждать вспомогательные органы. (О компетенции главных органов ООН и ее вспомогательных органов - далее в настоящей главе).
Устав ООН содержит механизм мирного разрешения споров (глава VI Устава), а также порядок деятельности Совета Безопасности в случаях угрозы миру, нарушения мира и актов агрессии (см. главу 16). Кроме того, Устав предусматривает поддержание международного мира и безопасности посредством региональных соглашений или органов при условии, что их деятельность совместима с целями и принципами ООН. Совет Безопасности вправе использовать такие региональные соглашения или органы для принудительных действий под своим руководством. При этом никакие принудительные действия самими региональными структурами не должны предприниматься без полномочий от Совета Безопасности (статья 53 Устава). Государства, участвующие в региональных соглашениях или органах, обязаны информировать Совет Безопасности о всех действиях (как предпринятых, так и намечаемых), направленных на поддержание международного мира и безопасности.
В области международного экономического и социального сотрудничества члены ООН приняли на себя обязательство предпринимать совместные и самостоятельные действия для достижения следующих целей:
-повышения уровня жизни, полной занятости населения, создания условий для экономического и социального прогресса и развития;
-разрешения международных проблем в области экономики, социальной сферы, здравоохранения, а также углубления международного сотрудничества в области культуры и образования;
-всеобщего уважения и соблюдения прав человека и основных свобод без какой-либо дискриминации.
Уставным обязательством всех членов ООН является также содействие политическому, экономическому и социальному прогрессу народов, которые не достигли полного самоуправления (статья 73 Устава). В этих целях государства, ответственные за управление несамоуправляемыми территориями, должны всячески развивать самоуправление данных народов и помогать им в развитии свободных политических институтов, а также передавать Генеральному Секретарю ООН статистическую и другую информацию, относящуюся к экономическим и социальным условиям данных регионов. Кроме того, для управления отдельными территориями Устав предусматривал создание международной системы опеки, в рамках которой отдельные государства брали на себя ответственность за развитие проживающих на таких территориях народов. Конкретные обязательства управляющих государств должны были регулироваться специальными соглашениями, утверждаемыми Советом Безопасности ООН. Контроль за реализацией таких соглашений возлагался на Совет по Опеке.
Как уже отмечалось (см. главу 8), Устав ООН обязывает всех членов Организации при первой возможности регистрировать в Секретариате все вступившие в силу международные соглашения, которые впоследствии подлежат опубликованию. Значение регистрации состоит в том, что ни одна сторона соглашения, не зарегистрированного в Секретариате, не может ссылаться на это соглашение ни в одном из органов ООН.
Наконец, к числу уставных обязательств государств-членов ООН относится признание на своих территориях такой правоспособности Организации, которая может оказаться необходимой для выполнения ее функций и достижения ее целей. Кроме того, каждое государство должно признавать соответствующие привилегии и иммунитеты ООН, ее представителей и должностных лиц. Правовое закрепление и конкретизация этой части Устава содержатся в Конвенции о привилегиях и иммунитетах ООН от 13 февраля 1946 года и в Конвенции о привилегиях и иммунитетах специализированных учреждений от 21 ноября 1947 года.
Ключевое значение для правовой характеристики Устава ООН имеет статья 103, в соответствии с которой уставные обязательства членов Организации объявляются приоритетными по отношению к любым другим международным обязательствам. Таким образом, Устав ООН является своеобразной международно-правовой "конституцией", нормы которой обладают высшей юридической силой. Любое международное соглашение между членами ООН, противоречащее положениям Устава Организации, является юридически ничтожным с момента заключения и не должно выполняться.
Поправки к Уставу могут быть сделаны по решению квалифицированного большинства Генеральной Ассамблеи ООН (требуется две трети голосов). Такие поправки вступают в силу для всех членов Организации только после того, как они будут ратифицированы двумя третями всех государств-членов, включая всех постоянных членов Совета Безопасности. Пересмотр Устава возможен только посредством соответствующего решения Генеральной конференции всех членов ООН. За пересмотр Устава должны проголосовать не менее двух третей членов Генеральной ассамблеи не менее девяти любых членов Совета Безопасности.

3.Структура ООН и статус ее органов.
Как уже отмечалось, Устав ООН упоминает две категории органов Организации: основные и вспомогательные. К числу основных относятся шесть органов, каждый из которых имеет собственные функции и полномочия, а также процедуру принятия решений. Анализ Устава показывает, что ключевыми полномочиями для решения главной задачи ООН - поддержания международного мира и безопасности - обладают Генеральная Ассамблея и Совет Безопасности, причем на последнем лежит основная ответственность. Генеральная Ассамблея как высший пленарный орган преследует в своей деятельности все три уставные цели Организации в равной степени.
В политическом смысле Генеральная Ассамблея представляет собой глобальный международный форум, на котором регулярно обсуждаются текущие проблемы мирового сообщества. В резолюциях Ассамблеи отражается коллективное мнение большинства субъектов международного права по тем или иным вопросам. С этой точки зрения Генеральную Ассамблею ООН можно рассматривать в качестве гигантской международной конференции, которая позволяет любому государству держать руку на пульсе событий и сверять свою внешнюю политику с общими тенденциями мирового политического процесса. Ассамблея играет существенную роль и в деле кодификации и прогрессивного развития международного права.
Согласно статье 10 Устава, Генеральная Ассамблея уполномочена обсуждать любые вопросы, относящиеся к полномочиям любого из органов ООН (за исключением тех споров и ситуаций, которые приняты к рассмотрению Советом Безопасности), а также делать по таким вопросам рекомендации отдельным государствам или Совету Безопасности. Генеральная Ассамблея также организует исследования и делает рекомендации в целях:
-содействия международному сотрудничеству в политической области и поощрении развития международного права и его кодификации;
-содействия международному сотрудничеству в экономической, социальной, культурной области, а также в области образования, здравоохранения и содействия осуществлению прав человека и основных свобод.
К полномочиям Генеральной Ассамблеи относится выработка рекомендаций по мирному урегулированию любой конфликтной ситуации, кроме тех случаев, когда ситуация уже является предметом рассмотрения в Совете Безопасности. Кроме того, Генеральная Ассамблея может обращать внимание Совета Безопасности на ситуации, которые могли бы угрожать международному миру и безопасности (пункт 3 статьи 11 Устава). Остальные полномочия Генеральной Ассамблеи имеют "внутренний" характер, так как связаны с деятельностью самой ООН:
-получение и рассмотрение ежегодных и специальных докладов Совета Безопасности и других органов;
-рассмотрение и утверждение бюджета Организации;
-рассмотрение и утверждение финансовых и бюджетных соглашений со специализированными учреждениями;
-формирование (избрание) основных и вспомогательных органов ООН;
-внесение поправок в Устав Организации и т.д.
Генеральная Ассамблея принимает свои решения на очередных ежегодных, специальных и чрезвычайных сессиях, порядок работы которых определяется Уставом и утверждаемыми Ассамблеей Правилами процедуры. Очередные ежегодные сессии начинают работу в третий вторник сентября каждого года. Специальные и чрезвычайные сессии собираются Генеральным Секретарем по требованию большинства членов Генеральной Ассамблеи или по требованию Совета Безопасности. Специальные сессии должны начать работу в течение 15 дней с момента получения требования, а чрезвычайные - в течение 24 часов. Работой каждой сессии руководит избираемый Ассамблеей председатель (он не может быть гражданином государства - постоянного члена Совета Безопасности). Ответственность за формирование повестки дня лежит на Генеральном Секретаре: в его обязанности входит не менее чем за 60 дней до открытия сессии уведомить всех членов ООН о дате открытия и круге обсуждаемых вопросов. Рассылаемая таким образом повестка дня является предварительной; любой член ООН вправе не менее чем за 30 дней до сессии потребовать включения в ее повестку дополнительных вопросов. На сессиях Генеральной Ассамблеи обсуждаются наиболее важные и актуальные вопросы международной жизни, однако некоторые пункты повестки дня обязательно рассматриваются на всех сессиях. К ним, в частности, относятся: доклад Генерального Секретаря о работе ООН за истекший период; доклады всех главных и вспомогательных органов Организации; доклад и отчет о бюджетных вопросах, избрание главных и вспомогательных органов Организации и т.п. Продолжительность очередных сессий зависит от повестки дня; в среднем каждая сессия продолжается около трех месяцев. В настоящее время повестка дня каждой очередной сессии включает в себя порядка 160-180 пунктов.
Работа каждой сессии ведется на пленарных заседаниях и в семи главных комитетах, формируемых по функциональному признаку. Этими комитетами являются:
-по вопросам разоружения и международной безопасности (Первый комитет);
-по экономическим и финансовым вопросам (Второй комитет);
-по социальным и гуманитарным вопросам и вопросам культуры (Третий комитет);
-по вопросам международной опеки и несамоуправляющихся территорий (Четвертый комитет);
-по административным и бюджетным вопросам (Пятый комитет);
-по правовым вопросам (Шестой комитет);
-Специальный комитет.
Работой каждой сессии руководит Генеральный комитет, куда входят Председатель сессии, 21 его заместитель и 7 председателей главных комитетов, избираемых на основе принципа справедливого географического представительства. Вопросы, включенные в повестку дня сессии, в зависимости от их специфики обсуждаются как на пленарных заседаниях, так и в комитетах. Однако окончательные решения Генеральной Ассамблеи принимаются на пленарных заседаниях, в которых участвуют делегации всех государств-членов ООН. При этом в состав одной делегации не могут входить более пяти человек (представителей), включая главу делегации. Как правило, делегацию на Ассамблее возглавляет глава постоянного представительства данного государства при ООН, однако в отдельных случаях (на юбилейных сессиях или при рассмотрении наиболее важных вопросов) во главе делегации может находиться министр иностранных дел, глава правительства или даже глава государства. Например, на юбилейной 60-й сессии Генеральной Ассамблеи в сентябре 2005 года присутствовали и принимали участие в ее работе 160 глав государств и правительств. Члены делегации участвуют в работе Ассамблеи не в личном качестве, а как представители своей страны и при голосовании обязаны отражать ее официальную позицию по тому или иному вопросу. Каждая делегация имеет только один голос. Таким образом, при голосовании в Генеральной Ассамблее наиболее ярко проявляется принцип суверенного равенства государств. Права голоса в Ассамблее может быть лишено государство, за которым числится задолженность по уплате ООН денежных взносов, равная сумме взносов за два полных года. Вместе с тем, если просрочка платежа произошла по независящим от государства обстоятельствам, Генеральная Ассамблея может разрешить ему участвовать в голосовании.
Официальными и рабочими языками Генеральной Ассамблеи являются шесть языков: английский, арабский, испанский, китайский, русский и французский. Разница между официальными и рабочими языками заключается в том, что на официальных языках публикуются все итоговые документы Организации (решения, постановления, резолюции, рекомендации), а на рабочих издаются стенографические отчеты о заседаниях и на них переводятся все выступления и документы, оглашаемые в ходе заседаний.
Генеральная Ассамблея принимает два вида решений: постановления и рекомендации, которые утверждаются соответствующей резолюцией. В форме постановлений, в частности, оформляются решения Генеральной Ассамблеи о приеме в ООН новых членов, а в форме рекомендаций - решения, принятые в результате обсуждения и исследования вопросов, касающихся мира и безопасности и других вопросов, отнесенных к компетенции Ассамблеи. Постановления Генеральной Ассамблеи имеют обязательный характер, в то время как рекомендации имеют лишь морально-политический авторитет. Вместе с тем, как уже указывалось, на практике большинство резолюций Генеральной Ассамблеи ООН выполняются государствами, что привело к появлению в международно-правовой доктрине понятия "мягкого права". Одной из тенденций в деятельности Генеральной Ассамблеи является все большее количество вопросов, решаемых не голосованием, а консенсусом.
Устав ООН (пункт 2 статьи 18) содержит также термин "решение", который, по-видимому, следует считать родовым понятием итоговых актов Генеральной Ассамблеи. В соответствии с данной нормой, решения по наиболее важным вопросам принимаются Ассамблеей большинством в две трети присутствующих и участвующих в голосовании членов Ассамблеи. К таким вопросам относятся:
-рекомендации в отношении поддержания международного мира и безопасности;
-выборы непостоянных членов Совета Безопасности;
-выборы членов Экономического и Социального Совета;
-прием новых членов ООН;
-приостановление прав и привилегий членов и исключение членов из Организации;
-вопросы, относящиеся к функционированию системы опеки;
-бюджетные вопросы.
Решения по другим вопросам, включая дополнение перечня наиболее важных, принимаются простым большинством присутствующих и участвующих в голосовании членов Ассамблеи. Как уже было сказано, все решения Генеральной Ассамблеи ООН утверждаются резолюциями, каждая из которых имеет свое название (в его формулировке отражается то, по поводу чего принято решение), а также нумерацию. Нумерация резолюции включает в себя порядковый номер (арабскими цифрами) принятого решения и номер (римскими цифрами) сессии, на которой это решение было принято. Номера специальных сессий начинаются с буквы "S", а чрезвычайных - с аббревиатуры "ES".
Совет Безопасности ООН является органом, на котором лежит главная ответственность за поддержание международного мира и безопасности (статья 24 Устава). Функции Совета Безопасности значительно уже функций Генеральной Ассамблеи, зато во всем, что касается главной уставной цели Организации, он обладает более широкими полномочиями. Достаточно сказать, что Совет Безопасности - это единственный орган, чьи решения имеют для государств-членов ООН обязательный характер. По существу, только Совет Безопасности имеет общепризнанную наднациональную природу, а его статус позволяет говорить о качественно новой форме международно-правового принуждения - принуждения, основанного на коллективной воле мирового сообщества. Та же статья 24 Устава содержит положение, согласно которому государства-члены ООН соглашаются в том, что при исполнении своих обязанностей Совет Безопасности действует от их имени. В соответствии со статьей 25 Устава все члены ООН обязаны подчиняться решениям Совета Безопасности и выполнять их. Основополагающее значение для сопоставления полномочий Совета Безопасности и Генеральной Ассамблеи имеет статья 12 Устава, согласно которой принятие Советом какого-либо спора или ситуации к своему производству лишает Генеральную Ассамблею права делать касающиеся их рекомендации, если только сам Совет не попросит об этом. Таким образом, деятельность Совета Безопасности по поддержанию мира признается Уставом ООН приоритетной по отношению к деятельности Генеральной Ассамблеи. Следует также учитывать, что последняя вправе принимать в этой области лишь рекомендательные решения, а Совет Безопасности - как рекомендательные, так и обязательные. Вместе с тем, оба органа достаточно тесно взаимодействуют, так как преследуют общие цели. Совет Безопасности ежегодно обязан представлять Ассамблее доклады о своей деятельности.
В состав Совета Безопасности входят 15 государств, 5 из которых (Китай, Франция, Россия, Великобритания и США) являются постоянными членами, а 10 избираются Генеральной Ассамблеей на двухлетний срок. При избрании непостоянных членов Совета Безопасности учитывается принцип справедливого географического представительства и степень участия государств в поддержании международного мира и безопасности. Географические квоты для непостоянных членов Совета выглядят таким образом: от Азии и Африки - 5 государств, от Латинской Америки и Карибского моря - 2, от Восточной Европы - 1, от Западной Европы и остальных стран - 2. На сегодняшний день хотя бы по одному разу в Совет Безопасности избирались чуть более половины от общего числа членов Организации. Из бывших советских республик в состав Совета избиралась пока только Украина.
Полномочия Совета Безопасности распространяются на следующие сферы международных отношений:
-мирное разрешение споров (определение потенциальной опасности спора и рекомендация сторонам надлежащей процедуры или методов урегулирования);
-поддержание мира и безопасности в случаях угрозы миру, нарушения мира и актов агрессии (квалификация ситуации, требование временных мер, применение невооруженных санкций и военного принуждения к отдельным государствам);
-региональное сотрудничество в области поддержания мира и безопасности (использование региональных соглашений и органов для принудительных действий под своим руководством);
-международная система опеки (утверждение условий соглашений об опеке над несамоуправляющимися территориями);
-разоружение (формулирование планов создания системы регулирования вооружений).
В своем докладе "Повестка дня для мира" Генеральный Секретарь ООН назвал четыре вида мероприятий, посредством которых Совет Безопасности реализует данные полномочия: превентивную дипломатию, миротворчество, поддержание мира и миростроительство в конфликтный период (подробнее о механизме деятельности Совета - в главе 16).
Кроме перечисленных, Совет Безопасности имеет ряд полномочий, связанных с деятельностью самой ООН ("внутренние полномочия"). Сюда относятся рекомендации государствам, вступающим в Организацию, приостановление прав и привилегий ее членов и исключение их из Организации, а также восстановление приостановленных прав и привилегий. Определенные полномочия принадлежат Совету при формировании органов ООН: он участвует в процессе выборов судей Международного Суда и предлагает Ассамблее кандидатуру Генерального Секретаря.
Для реализации всех своих функций Совет Безопасности вправе учреждать такие вспомогательные органы, какие он найдет необходимыми.
В отличие от Генеральной Ассамблеи, Совет Безопасности - постоянно действующий орган. Основная организационно-правовая форма его деятельности - периодические заседания, на которых каждое государство-член Совета может быть представлено членом правительства или другим особо назначенным представителем. 31 января 1992 года впервые в истории Совета Безопасности на заседании в качестве представителей присутствовали главы государств-членов Совета. В заседаниях Совета Безопасности без права голоса может участвовать любой член ООН, интересы которого затронуты обсуждаемым вопросом или являющийся стороной рассматриваемого спора. Порядок заседаний Совета регулируется принимаемыми им Правилами процедуры. Согласно регламенту, заседания Совета Безопасности должны проходить не реже одного раза в 14 дней, хотя на практике это правило неоднократно нарушалось. Решение о проведении заседания, согласно Правилам процедуры, принимает Председатель Совета. Председательствуют в Совете Безопасности все его члены по очереди в алфавитном порядке. Срок полномочий каждого Председателя - один месяц.
Официальными и рабочими языками Совета Безопасности являются английский, испанский, китайский, русский и французский.
Суть установленного после Второй мировой войны международного правопорядка нагляднее всего проявляется в процедуре принятия решений Советом Безопасности. Именно здесь (в статье 27 Устава) заложен механизм функционирования всей системы поддержания международного мира и безопасности. Смысл этой системы - коллективная ответственность за принимаемые решения пяти государств - постоянных членов Совета и возможность каждого из них блокировать любое значительное действие Совета Безопасности. Закрепленная в Уставе идея заключается в том, что ни одно серьезное политическое решение не должно приниматься без согласия всех пяти ядерных держав.
При голосовании за любое решение (резолюцию или рекомендацию) каждый член Совета Безопасности имеет один голос. При этом решения Совета по процедурным вопросам (то есть предусмотренными статьями 28-32 Устава) считаются принятыми, когда за них поданы голоса девяти членов Совета. Что же касается всех других решений, то для их принятия требуются голоса девяти членов Совета, включая совпадающие голоса всех постоянных членов. Вопрос о том, является ли тот или иной вопрос процедурным, также требует единогласия постоянных членов Совета. Если Совет Безопасности рассматривает процедуру мирного урегулирования спора с участием государства-члена Совета, то это государство должно при принятии решения воздержаться от голосования. Таких случаев за всю историю функционирования Совета Безопасности было только пять.
Таким образом, как справедливо отмечается в доктрине международного права, каждый постоянный член Совета Безопасности пользуется правом вето при принятии Советом непроцедурных решений. Кроме того, блокировать такое решение могут, действуя коллективно, семь любых членов Совета (так называемое "коллективное" право вето). Однако на практике такого противопоставления интересов постоянных и непостоянных членов Совета не было ни разу. Анализ результатов голосования по различным вопросам показывает, что в наши дни около 30 % всех решений принимаются членами Совета единогласно. Определенный правовой пробел в Уставе ООН связан с регулированием ситуаций, когда один из постоянных членов Совета Безопасности воздерживается от голосования по непроцедурному вопросу или отсутствует на заседании при принятии решения. Практика пошла по такому пути: воздержание или отсутствие постоянного члена Совета не считается применением им права вето и не препятствует принятию решения (при условии, что четыре других постоянных члена и не менее пяти непостоянных проголосовали за него). Следует отметить, что эта практика все-таки противоречит формулировке пункта 3 статьи 27, который предполагает наличие "совпадающих голосов всех постоянных членов Совета".
Известно, в частности, консультативное заключение Международного Суда ООН от 21 июня 1971 года, в котором он, отвечая на возражение ЮАР о правомерности резолюции Совета Безопасности № 284 (1970) (при голосовании за нее два постоянных члена Совета воздержались), указал, что "в течение долгих лет добровольное воздержание члена Совета Безопасности не рассматривалось как препятствующее принятию решения".
Экономический и Социальный Совет ООН (ЭКОСОС) преследует в своей деятельности, главным образом, третью уставную цель Организации - осуществление международного сотрудничества в разрешении глобальных проблем экономического, социального, культурного и гуманитарного характера и поощрение и развитие уважения к правам человека. Именно ЭКОСОС координирует соответствующие усилия государств, являясь самым представительным аналитическим центром и курируя деятельность специализированных учреждений ООН. Кроме того, через ЭКОСОС осуществляется связь ООН с сотнями неправительственных организаций как международного, так и национального характера.
Основной функцией ЭКОСОС является исследование международных вопросов в экономической, социальной, культурной областях, а также в области образования и здравоохранения и побуждение к этому других органов и государств. В рамках осуществления данной функции Экономический и Социальный Совет уполномочен:
-составлять доклады по результатам соответствующих исследований и делать по любому из перечисленных вопросов рекомендации Генеральной Ассамблее и заинтересованным специализированным учреждениям;
-делать рекомендации в целях поощрения уважения и соблюдения прав человека и основных свобод;
-готовить для представления Генеральной Ассамблее проекты конвенций по вопросам, входящим в его компетенцию;
-созывать по вопросам, входящим в его компетенцию, международные конференции;
-заключать соглашения со специализированными учреждениями ООН об условиях их взаимоотношений с Организацией;
-координировать деятельность специализированных учреждений посредством консультаций с ними и рекомендаций в их адрес, а также получения от специализированных учреждений регулярных докладов;
-предоставлять Генеральной Ассамблее и Совету Безопасности информацию по вопросам, входящим в его компетенцию;
-проводить консультации с неправительственными организациями, заинтересованными в вопросах, входящих в его компетенцию;
-осуществлять иные функции и полномочия, связанные с выполнением рекомендаций Генеральной Ассамблеи.
В состав ЭКОСОС входят 54 государства, избираемых Генеральной Ассамблеей на трехлетний срок, при этом каждый год в его составе происходит ротация: треть членов выбывает, уступая место вновь избранным. Формирование Совета осуществляется на основании принципа справедливого географического представительства. Начиная с 1971 года в ЭКОСОС должны входить 14 государств от Африки, 11 - от Азии, 10 - от Латинской Америки, 13 - от Западной Европы и других государств, 6 - от Восточной Европы. При этом государства - постоянные члены Совета Безопасности по традиции избираются в состав Экономического и Социального Совета постоянно (пункт 2 статьи 61 Устава предусматривает возможность немедленного переизбрания выбывающего члена Совета). Неоправданно широкое, на первый взгляд, представительство в Совете неевропейских государств объясняется спецификой функций ЭКОСОС: экономические и социальные проблемы африканских и азиатских государств носят более серьезный характер, чем в большинстве стран Европы.
Экономический и Социальный Совет - сессионный орган, который собирается дважды в год: зимой - на организационную сессию в Нью-Йорке, летом - на основную сессию поочередно в Нью-Йорке и в Женеве. Работа сессий ведется в трех комитетах, в которых представлены все члены ЭКОСОС: экономическом (Первый комитет), социальном (Второй комитет) и по программе и координации (Третий комитет). Решения ЭКОСОС принимаются простым большинством голосов его членов, присутствующих и участвующих в голосовании. Каждый член Экономического и Социального Совета имеет один голос. Согласно статье 69 Устава, ЭКОСОС приглашает любого члена ООН участвовать без права голоса в обсуждении им любого вопроса, представляющего особый интерес для данного государства.
Официальными языками ЭКОСОС являются английский, арабский, испанский, китайский, русский и французский, а рабочими - только английский, испанский и французский.
Основная работа Экономического и Социального Совета происходит в созданных им на основании статьи 68 Устава и постоянно действующих вспомогательных органах: девяти функциональных и пяти региональных комиссиях. Функциональными комиссиями ЭКОСОС являются:
1)Статистическая комиссия;
2)Комиссия по народонаселению и развитию;
3)Комиссия по правам человека;
4)Комиссия по положению женщин;
5)Комиссия по наркотическим средствам;
6)Комиссия по предупреждению преступности и уголовному правосудию;
7)Комиссия по использованию науки и техники в целях развития;
8)Комиссия по устойчивому развитию;
9)Комиссия социального развития.
К числу региональных комиссий ЭКОСОС относятся:
1)Экономическая комиссия для Африки (ЭКА; штаб-квартира - в Аддис-Абебе);
2)Экономическая и социальная комиссия для Азии и Тихого океана (ЭСКАТО; штаб-квартира в Бангкоке);
3)Экономическая комиссия для Европы (ЭКЕ; штаб-квартира в Женеве);
4)Экономическая комиссия для Латинской Америки и Карибского бассейна (ЭКЛАК; штаб-квартира в Сантьяго);
5)Экономическая и социальная комиссия для Западной Азии (ЭСКЗА; штаб-квартира в Бейруте).
Функциональные комиссии занимаются сотрудничеством государств в соответствующей области в масштабах всей планеты, а региональные комиссии, напротив, координируют все аспекты социально-экономического сотрудничества государств одного региона. У каждой комиссии собственный статус и полномочия, но деятельность любой из них осуществляется в соответствии с мандатом ООН.
Помимо комиссий, в структуру Экономического и Социального Совета входят пять комитетов (по программе и координации, по населенным пунктам, по неправительственным организациям, по переговорам с межправительственными агентствами, по энергетике и природным ресурсам), Комиссия по транснациональным корпорациям и ряд различных экспертных организаций.
В связи с установлением после Второй мировой войны международной системы опеки Устав ООН предусмотрел создание Совета по опеке - одного из основных органов Организации. К функциям и полномочиям Совета по Опеке были отнесены:
-рассмотрение отчетов управляющих опекаемыми территориями властей;
-принятие и рассмотрение петиций опекаемых территорий;
-периодические посещения опекаемых территорий;
-разработка анкет относительно политического, экономического и социального прогресса каждой опекаемой территории;
-другие действия в соответствии с соглашениями об опеке.
Всего в международную систему опеки были включены 11 территорий: Новая Гвинея (под управлением Австралии), Руанда-Урунди (под управлением Бельгии), отдельные части Камеруна и Того, Таганьика (под управлением Великобритании), Науру (под совместным управлением Великобритании, Австралии и Новой Зеландии), Сомали (под управлением Италии), Западное Самоа и острова Микронезии (под управлением США), а также другие части Камеруна и Того (под управлением Франции). Все семь управляющих государств заключили с ООН соглашения об условиях опеки, которые в целом были полностью выполнены и в настоящий момент прекратили действие. Последними из этих территорий независимость получили тихоокеанские острова Палау (находились под управлением США) - это произошло в 1994 году.
Устав ООН (статья 86) предусматривает, что в Совет по Опеке должны входить три категории государств: а)управляющие опекаемыми территориями; б)все постоянные члены Совета Безопасности; в)государства, избранные Генеральной Ассамблеей в количестве, необходимом для того, чтобы в Совете число управляющих и других государств было равным. В связи с тем, что опекаемые территории получали независимость, численный состав Совета по Опеке менялся, достигая в 1955 году четырнадцати государств и уменьшаясь в 1975 году (до настоящего времени) до пяти государств - постоянных членов Совета Безопасности.
Так как в настоящее время Совет по Опеке полностью выполнил свои уставные функции, он практически бездействует (принято решение созывать его лишь по мере необходимости). В связи с этим в ООН обсуждается вопрос о трансформации Совета в другой орган и наделение его принципиально новыми функциями. Так, вопрос о будущем статусе Совета по Опеке был включен в повестку дня 50-й сессии Генеральной Ассамблее и рассматривался в Специальном комитете по Уставу ООН и усилению роли Организации. В частности, было предложено передать Совету вопросы, связанные с обеспечением прав и свобод человека.
Международный Суд ООН - наиболее авторитетный международный судебный орган, созданный в качестве механизма мирного разрешения международных споров в рамках Организации Объединенных Наций. Статут Международного Суда основан на Статуте Постоянной Палаты международного правосудия и является неотъемлемой частью Устава ООН. Все государства - члены ООН являются ipso facto (то есть в силу самого факта своего членства) участниками Статута Суда. Вместе с тем, на определенных условиях по решению Генеральной Ассамблеи участником Статута Международного Суда может стать и государство, не являющееся членом ООН.
Правовая природа решений Международного Суда ООН закреплена в статье 94 Устава. В соответствии с ней, каждый член ООН обязан выполнять решения Суда по тому делу, в котором он является стороной. В противном случае другая сторона вправе обратиться в Совет Безопасности, который может сделать соответствующие рекомендации или принять решение о мерах, необходимых для приведения решения Суда в исполнение. Вместе с тем, юрисдикция Международного Суда распространяется только на такие споры, которые переданы на его рассмотрения с согласия всех заинтересованных государств (сторон).
Анализ Устава ООН показывает, что Международный Суд выполняет следующие функции:
-решение в соответствии со Статутом споров между государствами;
-дача консультативных заключений в случае запросов Генеральной Ассамблеи или Совета Безопасности по любым юридическим вопросам;
-дача консультативных заключений в случае разрешенных Генеральной Ассамблеей запросов других органов ООН и ее специализированных учреждений по юридическим вопросам, возникающим в пределах их круга деятельности.
Таким образом, Генеральная Ассамблея и Совет Безопасности вправе обратиться с запросом в Международный суд по любому юридическому вопросу и в любое время. Остальные органы, входящие в систему ООН, могут делать это только с разрешения Генеральной Ассамблеи и только в пределах своей компетенции. Известно консультативное заключение Международного Суда от 8 июля 1996 года, в котором Суд отказался отвечать на запрос Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) о правомерности применения ядерного оружия в случае вооруженного конфликта. В заключении Суд указал, что запрос может ставиться специализированным учреждением ООН только в рамках сферы своей деятельности. Формулировка же вопроса, переданного Суду ВОЗ, не связана, как посчитал Суд, с функциями данной организации.
В состав Международного Суда ООН входят 15 судей, которые работают в Суде в личном качестве (то есть не являются представителями своих государств). Требования к данным лицам: высокие моральные качества, соответствие требованиям, предъявляемым в их странах для назначения на высшие судебные должности или признанный авторитет в области международного права.
Кандидатуры судей для избрания выставляются национальными группами Постоянной Палаты третейского суда и национальными группами отдельных государств, не представленных в Палате. Согласно Статуту Суда, каждая группа перед выставлением кандидатур должна запрашивать мнение юридической общественности своей страны (судебных учреждений, правовых учебных заведений и научно-исследовательских структур). Каждая национальная группа может выставить кандидатуры четырех лиц. Избрание выставленных кандидатур происходит параллельно (одновременно) Генеральной Ассамблеей и Советом Безопасности, а избранными считаются кандидатуры, получившие абсолютное большинство голосов в обоих органах. Срок полномочий каждого судьи Международного Суда - 9 лет, причем каждые три года состав Суда обновляется на треть. Допускается повторное избрание одного и того же лица в состав Суда. В соответствии со Статутом, судьи пользуются необходимыми иммунитетами от национальной юрисдикции и не могут совмещать свою деятельность с занятием какой-либо другой должности. В Суд не могут быть избраны два гражданина одного и того же государства. Кроме того, в Суде, согласно Статуту, должны быть представлены основные формы цивилизации и основные правовые системы мира. На практике это означает, что в состав Международного Суда всегда входят юристы, представляющие англосаксонскую, романо-германскую правовые системы, мусульманское право и другие известные правовые школы.
Руководит работой Суда Председатель, избираемый самим Судом сроком на три года. Как правило, дела рассматриваются коллегиями из трех судей (камерами), однако могут проводиться пленарные заседания с участием всех членов Суда. При решении межгосударственного спора судьи вправе применять:
-международные конвенции, устанавливающие правила, определенно признанные спорящими государствами;
-международный обычай как доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы;
-общие принципы права, признанные цивилизованными нациями;
-судебные решения, которые обязательны только для сторон данного спора;
-доктрины наиболее квалифицированных специалистов по публичному праву в качестве вспомогательного средства для определения правовых норм.
Кроме того, Статут допускает, при наличии согласия сторон спора, решить его ex aequo ex bono, то есть "по справедливости", не применяя формальных источников права.
Судопроизводство в Суде ведется на двух языках: английском и французском и состоит из двух стадий - письменной и устной. Письменная стадия заключается в предоставлении Суду и сторонам письменных документов, связанных с позициями сторон и имеющимися у них доказательствами; на устной стадии Суд заслушивает участников процесса, способных прояснить имеющие значение для дела обстоятельства. Как показывает практика, больше половины рассматриваемых судом споров между государствами связаны с международным морским правом (подробнее о практике Международного Суда ООН - в главе 13).
Согласно статье 97 Устава ООН, Секретариат состоит из Генерального Секретаря и такого персонала, который может понадобиться для Организации. К функциям Генерального Секретаря, который является главным должностным лицом ООН, относятся:
-участие в этом качестве на всех заседаниях Генеральной Ассамблеи, Совета Безопасности, Экономического и Социального Совета и Совета по Опеке;
-представление Генеральной Ассамблее ежегодного отчета о работе ООН;
-доведение до сведения Совета Безопасности любых вопросов, которые. по его мнению, могут угрожать поддержанию международного мира и безопасности;
-назначение персонала Секретариата согласно правилам, устанавливаемым Ассамблеей;
-представительство ООН в отношениях с государствами и другими субъектами международного права;
-выполнение других функций, которые возлагаются на него основными органами Организации.
Генеральный Секретарь назначается Генеральной Ассамблеей по рекомендации Совета Безопасности. Согласно неписаному правилу, утвердившемуся уже в ходе деятельности ООН, Генеральный Секретарь не должен быть гражданином одного из пяти государств - постоянных членов Совета Безопасности. За всю историю ООН на должность Генерального Секретаря назначались семь человек: Трюгве Ли (гражданин Норвегии; в 1946 году), Даг Хаммаршельд (Швеция; в 1953 году), У Тан (Бирма; в 1961 году), Курт Вальдхайм (Австрия; в 1972 году), Хавьер Перес де Куэльяр (Перу; в 1982 году), Бутрос Гали (Египет; в 1992 году) и Кофи Аннан (Гана; в 1997 году). Первый Генеральный Секретарь - министр иностранных дел Норвегии Трюгве Ли - был назначен на эту должность 1 февраля 1946 год на 1-й сессии Генеральной ассамблеи. Его соперниками в списке кандидатов значились тогда Д. Эйзенхауэр (США), Э. Иден (Великобритания) и Л. Пирсон (Канада).
Как показывает практика, Генеральный Секретарь осуществляет не только административные, но и политические функции, связанные с достижением уставных целей ООН. В частности, он выступает с различными политическими инициативами, предлагает свои услуги в качестве посредника конфликтующим сторонам, является депозитарием международных соглашений и т.п. При выполнении своих уставных обязанностей Генеральный Секретарь опирается на помощь штата заместителей и помощников.
В основе правового статуса Генерального Секретаря и персонала Секретариата лежит международный характер их функций и полномочий. В соответствии со статьей 100 Устава, каждое государство-член ООН обязано уважать международный характер обязанностей Генерального Секретаря и персонала Секретариата и не пытаться оказывать на них влияние при исполнении ими своих обязанностей. С другой стороны, официальные лица ООН не должны запрашивать или получать указания от какого-либо правительства или власти, посторонней для Организации. Генеральный Секретарь и персонал Секретариата должны воздерживаться от любых действий, которые могли бы отразиться на их положении как международных должностных лиц, ответственных только перед ООН. Это уставное требование все служащие ООН подтверждают соответствующей присягой.
При назначении персонала Секретариата, на котором лежит административно-техническое обеспечение деятельности всех органов ООН, Генеральный Секретарь обязан руководствоваться двумя основными факторами: 1)необходимостью обеспечить высокий уровень работоспособности, компетентности и добросовестности; 2)важностью подбора персонала на возможно более широкой географической основе. Кроме того, как предусмотрено статьей 8 Устава, ООН не устанавливает никаких ограничений в отношении права мужчин и женщин участвовать в любом качестве и на равных условиях в ее главных и вспомогательных органах.
Секретариат ООН имеет достаточно сложную структуру, что отражает современную тенденцию к бюрократизации административных органов. Почти 25 тысяч штатных сотрудников ООН разделены на департаменты, управления, отделы, службы и т.п. Среди наиболее важных подразделений можно назвать Управление по политическим вопросам, Управление по правовым вопросам, Управление по вопросам координации в гуманитарной области, Департамент по вопросам разоружения, Департамент по миротворческим операциям, Департамент по экономическим и социальным вопросам и т.д. Иерархия должностей персонала Секретариата включает четыре категории служащих и 17 рангов. В основе набора персонала ООН лежит контрактная система. Каждое государство-член ООН имеет определенную квоту, в соответствии с которой его граждане могут занимать соответствующее количество постов в Секретариате. Однако сам порядок замещения должностей - конкурсный, что предполагает известный элемент конкуренции. Контракты, заключаемые с прошедшими конкурс лицами, бывают двух видов: срочные и бессрочные.

4.Статус и функции специализированных учреждений ООН.
Согласно статье 57 Устава ООН, специализированными учреждениями являются учреждения, "созданные межправительственными соглашениями и облеченные широко международной, определенной в их учредительных актах, ответственностью в области экономической, социальной, культуры, образования, здравоохранения и подобных областях", и "которые будут поставлены в связь с Организацией". Как уже отмечалось, связь специализированных учреждений с ООН должна быть установлена специальными соглашениями, заключаемыми Экономическим и Социальным Советом и подлежащими утверждению Генеральной Ассамблеей.
Таким образом, специализированные учреждения ООН - это связанные с Организацией специальными соглашениями международные организации универсального характера, координирующие международное сотрудничество государств в различных областях.
Связь специализированных учреждений ООН с Организацией проявляется не только в указанных соглашениях, но и в том, что ЭКОСОС в соответствии с пунктом 2 статьи 62 Устава уполномочен согласовывать их деятельность посредством консультаций с ними и рекомендаций таким учреждениям, а также посредством рекомендаций Генеральной Ассамблее и отдельным государствам-членам ООН. Кроме того, статья 58 Устава предусматривает право ООН делать рекомендации по согласованию политики и деятельности специализированных учреждений. Наконец, ООН может проявить инициативу в том, чтобы заинтересованные государства приступили к переговорам о создании любых новых специализированных учреждений, которые потребуются для выполнения уставных целей Организации. Ответственность за указанные полномочия возлагается Уставом на Генеральную Ассамблею и, под ее руководством, на Экономический и Социальный Совет.
Как правило, соглашения между ООН и специализированными учреждениями предусматривают обязанность последних учитывать рекомендации ООН, обмениваться соответствующей информацией, а также согласовывать свои действия с планами Организации. В свою очередь, ООН признает в соглашении соответствующую организацию своим специализированным учреждением и гарантирует взаимное участие представителей обеих сторон в работе их основных органов. Как показывает практика, специализированные учреждения ООН в своей деятельности придерживаются уставных принципов Организации (суверенного равенства членов, невмешательства во внутренние дела и т.д.).
Все специализированные учреждения ООН обладают международной правосубъектностью, присущей международным организациям. В основе их международно-правового статуса лежит утвержденный соглашением государств учредительный акт, который определяет объем и характер их полномочий и компетенции. Все специализированные учреждения в той или иной степени ориентированы на достижение уставных целей ООН, имеют сходную систему органов (пленарный представительный и исполнительные ограниченного состава), условия членства и т.п. В большинстве случаев постоянно действующие исполнительные органы специализированных учреждений ООН формируются на основе специальных критериев и принципа справедливого географического представительства. Из самого наименования данных учреждений видно, что одним из важнейших источников регулирования их деятельности являются акты ООН. Кроме того, каждое специализированное учреждение имеет собственную договорную практику, охватывающую самый широкий круг вопросов - от расположения штаб-квартиры организации до совместных программ деятельности. Как уже отмечалось (см. главу 9), решения некоторых специализированных учреждений ООН сами представляют собой источник права, так как являются обязательными для государств-участников.
Международно-правовой статус специализированных учреждений ООН включает также положения об их функциональных иммунитетах, призванных гарантировать независимость при реализации учреждениями своих задач. Соответствующие нормы закреплены в Конвенции о привилегиях и иммунитетах специализированных учреждений от 21 ноября 1947 года. Согласно этой Конвенции, специализированные учреждения ООН имеют на территории государств-участников статус юридического лица, пользуются иммунитетом от любой формы судебного вмешательства, их имущество и помещения неприкосновенны, а их представители при исполнении служебных обязанностей обладают личным иммунитетом.
В настоящее время ООН заключила соглашения о предоставлении статуса специализированного учреждения с 18 международными организациями. В их число входят:
1)Международная организация труда (МОТ);
2)Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ);
3)Международный валютный фонд (МВФ);
4)Международный банк реконструкции и развития (МБРР);
5)Международная морская организация (ИМО);
6)Международная организация гражданской авиации (ИКАО);
7)Организация объединенных наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО);
8)Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС);
9)Международная финансовая корпорация (МФК);
10)Международная организация развития (МАР);
11)Продовольственная и сельскохозяйственная организация (ФАО);
12)Международный союз электросвязи (МСЭ);
13)Всемирная метеорологическая организация (ВМО);
14)Всемирный почтовый союз (ВПС);
15)Всемирная туристическая организация (ВТО);
16)Организация объединенных наций по промышленному развитию (ЮНИДО);
17)Международный фонд сельскохозяйственного развития (ИФАД);
18)Многостороннее агентство по гарантиям инвестиций (МАГИ).
Международная организация труда была учреждена в 1919 году в качестве автономной организации Лиги Наций. Статус специализированного учреждения ООН МОТ получила после пересмотра ее Устава 14 декабря 1946 года. Основными целями МОТ являются: поощрение социальной справедливости, улучшение условий труда, обеспечение полной занятости и повышение жизненного уровня трудящихся.
Главные органы МОТ - Международная конференция труда (сессионный пленарный орган) и Административный совет (постоянно действующий исполнительный орган). На Международной конференции труда принимаются конвенции, правила и стандарты, регулирующие порядок и условия трудовой деятельности; общее количество подобных документов составляет около 400. Кроме того, на конференции рассматриваются доклады государств о соблюдении трудовых прав граждан и о практике применения действующих в этой области актов. Административный совет состоит из 56 членов, 28 из которых представляют правительства своих государств. В число этих 28 членов в обязательном порядке входят представители десяти наиболее развитых стран. Специфика руководящих органов МОТ заключается в том, что в них представлены не только правительства государств-членов, но и предприниматели и профсоюзы этих государств. Поэтому все акты, принимаемые конференцией или советом, изначально имеют характер трехсторонних соглашений.
В соответствии с Уставом МОТ, государства-члены обязаны регулярно предоставлять отчеты о выполнении выработанных организацией стандартов в области трудовых отношений. Большую роль в подготовке и оценке таких отчетов играет независимый экспертный комитет, куда входят 20 профессиональных юристов.
Штаб-квартира МОТ находится в Женеве. В настоящий момент членами этой организации являются около 180 государств, включая Республику Казахстан.
Всемирная организация здравоохранения была создана в 1946 году, 15 ноября 1947 года получила статус специализированного учреждения ООН, 7 апреля 1948 года вступил в силу ее Устав.
Главная цель ВОЗ - достижение всеми народами возможно более высокого уровня здоровья. Для достижения этой цели ВОЗ занимается исследованием медицинских, социальных и экономических аспектов здравоохранения, разрабатывает программы борьбы с различными болезнями, помогает отдельным государствам в подготовке медицинских кадров, утверждает соответствующие стандарты и нормативы. Основными направлениями деятельности ВОЗ являются снижение смертности и заболеваемости, пропаганда здорового образа жизни, развитие национальных систем здравоохранения, развитие благоприятствующей политики в области здравоохранения и т.д.
Главные органы ВОЗ - Всемирная ассамблея здравоохранения (высший представительный орган) и постоянно действующий Исполнительный совет, состоящий из представителей 32 государств. В структуру ВОЗ входят также шесть региональных организаций здравоохранения (Юго-Восточной Азии, Америки, Африки, Европы, западной части Тихого океана и Средиземноморья) и представительства организации в каждом государстве-члене ВОЗ.
Одним из наиболее известных актов, принятых в рамках ВОЗ, является Алма-Атинская декларация 1978 года, в которой были закреплены восемь принципов первичного здравоохранения. Из ныне действующих программ наиболее масштабной является принятая в 1987 году Всемирная программа предупреждения и борьбы со СПИДом.
Штаб-квартира ВОЗ находится в Женеве. В состав этой организации входят более 190 членов, в том числе Республика Казахстан.
Международный валютный фонд и Международный банк реконструкции и развития были созданы в 1944 году, а статус специализированных учреждений ООН получили 15 ноября 1947 года. Анализ соглашений между этими организациями и ООН показывает, что они пользуются большей самостоятельностью от ООН, чем другие ее специализированные учреждения.
Целями МВФ являются:
-содействие международному сотрудничеству путем обеспечения механизма для консультаций и согласованных действий по международным валютным вопросам;
-способствование сбалансированному росту международной торговли и тем самым содействие высокому уровню занятости и развитию производственных возможностей;
-способствование стабильности валют и упорядоченным валютным отношениям, предупреждение конкурентного обесценивания валют;
-содействие созданию многосторонней системы платежей и переводов по текущим операциям и стремление к устранению валютных ограничений, препятствующих росту мировой торговли;
-временное предоставление общих ресурсов Фонда государствам-членам при надлежащих гарантиях для исправления нарушений равновесия их платежных балансов;
-сокращение продолжительности и масштабов дефицита платежных балансов.
Высшие органы МВФ - Совет управляющих (сессионный орган) и Исполнительный совет. В Совет управляющих входят по два представителя от каждого государства: управляющий и его заместитель. В состав Исполнительного совета входят 24 исполнительных директора, 16 из которых избираются Советом управляющих, а 8 назначаются государствами-членами с наибольшими квотами в уставном капитале Фонда (США, Великобритания, Германия, Франция, Япония, Китай, Россия и Саудовская Аравия).
Уставной капитал МВФ составляет 150 миллиардов долларов и формируется за счет взносов государств-членов, причем до 25 % капитала Фонда могут вноситься государствами не национальной валютой, а в виде специальных прав заимствования (Special Drawing Rights). Членами МВФ сейчас являются 182 государства, включая Республику Казахстан. Штаб-квартира Фонда находится в Вашингтоне.
Целями Международного банка реконструкции и развития являются:
-оказание помощи в реконструкции и развитии территорий государств-членов путем содействия осуществлению капиталовложений в продуктивных целях, в том числе для восстановления экономики и конверсии производственных предприятий;
-оказание содействия частным иностранным инвестициям путем предоставления гарантий или участия в займах и иных капиталовложениях;
-содействие перспективному сбалансированному росту международной торговли и поддержке равновесия платежных балансов путем стимулирования международных инвестиций в целях развития производственных ресурсов государств-членов, способствуя тем самым повышению производительности, жизненного уровня и улучшения условий труда на их территориях;
-организация займов или их гарантий, с тем чтобы обеспечить приоритет осуществления наиболее полезных и неотложных проектов, независимо от их масштабов;
-осуществление операций с должным учетом воздействия международных инвестиций на условиях деловой активности, а также оказание содействия в переходе от военной экономики к экономике мирного времени.
Второе (неофициальное) название МБРР - Всемирный банк. На практике МБРР занимается, главным образом, кредитованием различных производственных проектов, причем начиная с 1992 года важным объектом кредитования стал процесс экономических реформ в государствах на территории бывшего СССР.
Главные органы МБРР - Совет управляющих (в него входят 24 исполнительных директора) и Президент Банка. Шесть государств (США, Великобритания, Германия, Япония, Франция и Россия) назначают своих исполнительных директоров в обязательном порядке. Президент МБРР избирается Советом управляющих.
МБРР имеет региональные отделения в Азии, Африке, Европе и Латинской Америке. Например, Европейский банк реконструкции и развития был создан 29 мая 1990 года. Членами МБРР являются около 180 государств, при этом членство в МБРР возможно только при условии членства в МВФ. Штаб-квартира МБРР находится в Вашингтоне.
Особенностью принятия решений во всех специализированных учреждениях ООН финансового характера является система взвешенного голосования, в соответствии с которой количество голосов у каждого члена зависит от размера его взноса в уставной капитал организации. Например, при голосовании в МВФ каждое государство имеет 250 "гарантированных" голосов и дополнительно по одному голосу за каждые 100 тысяч условных единиц своей квоты. Наибольшее число голосов в МВФ принадлежит США, квота которых в уставном капитале Фонда составляет 18,8 %.
Такие организации, как Международная финансовая корпорация (МФК), Международная ассоциация развития (МАР) и Многостороннее агентство по гарантиям инвестиций (МАГИ) являются филиалами Международного банка реконструкции и развития, членство в них предполагает обязательное членство в МБРР. Все эти учреждения вместе носят название Группы Всемирного банка и призваны, в первую очередь, оказывать содействие в развитии наиболее бедным государствам. С этой целью они предоставляют на льготных условиях кредиты развивающимся странам, поощряют развитие частного бизнеса в производственной сфере, привлекают путем предоставления гарантий иностранных инвесторов и т.д. Штаб-квартиры всех учреждений Группы Всемирного банка находятся в Вашингтоне.
Международная морская организация (аббревиатура ИМО образована от английского варианта названия) была создана на Женевской конференции по вопросам мореходства в 1948 году под названием Межправительственная морская консультативная организация. С 1959 года она получила статус специализированного учреждения ООН, с 1982 года носит нынешнее название.
Целями ИМО являются:
-обеспечение механизма сотрудничества между правительствами в области правительственного регулирования и мероприятий, относящихся ко всякого рода техническим вопросам, затрагивающим международное торговое судоходство;
-содействие всеобщему принятию самых высоких практически возможных стандартов в вопросах, касающихся безопасности на море и эффективности судоходства, предотвращения и контроля загрязнения моря с судов;
-решение правовых вопросов, вытекающих из целей, предусмотренных международными конвенциями в области морского судоходства;
-поощрение устранения дискриминационных мер и излишних ограничений, предпринимаемых правительствами в отношении международного торгового судоходства;
-обеспечение рассмотрения организацией вопросов, касающихся судоходства, которые могут быть переданы ей любым органом или специализированным учреждением ООН.
Основными органами ИМО являются Ассамблея (пленарный сессионный орган), Совет (исполнительный орган), а также ряд комитетов: Юридический, по защите морской среды, по техническому сотрудничеству, по упрощению формальностей в морском судоходстве. В состав Совета входят представители 42 государств, причем при формировании данного органа учитываются сразу два принципа - справедливого географического представительства и представительства особых интересов.
В деятельности ИМО главное место занимают такие направления, как обеспечение безопасности морского судоходства, защита морской среды, упрощение формальностей в морском судоходстве, профессиональное образование в области судоходства, техническая помощь развивающимся государствам и разработка проектов международных конвенций. В рамках последнего направления деятельности под эгидой ИМО в разное время были приняты несколько десятков соглашений и около тысячи различных правил, стандартов и рекомендаций в области морского судоходства.
Членами ИМО являются более 160 государств. Штаб-квартира организации находится в Лондоне.
Международная организация гражданской авиации (ИКАО) была создана в 1944 году, с 1946 года имеет статус специализированного учреждения ООН. Целями ИКАО являются:
-обеспечение безопасного и упорядоченного развития международной гражданской авиации;
-поощрение конструирования и эксплуатации воздушных судов в мирных целях;
-поощрение развития воздушных трасс, аэропортов и аэронавигационных средств для международной гражданской авиации;
-удовлетворение потребности народов в безопасном регулярном и эффективном воздушном транспорте;
-предотвращение экономических потерь, вызванных неразумной конкуренцией;
-обеспечение полного уважения прав договаривающихся государств для справедливого использования авиапредприятий, занятых в международном воздушном сообщении;
-предотвращение дискриминации в отношении договаривающихся государств;
-способствование безопасности полетов в международной аэронавигации;
-оказание общего содействия развитию международной гражданской аэронавтики во всех ее аспектах.
Основными органами ИКАО являются Ассамблея и Совет. Совет ИКАО является постоянно действующим исполнительным органом, в состав которого входят представители 33 государств. При формирование Совета учитываются как степень развития воздушного транспорта в государствах-членах, так и принцип справедливого географического представительства. Большую роль в деятельности ИКАО играют рабочие функциональные органы, к которым относятся Юридический комитет, Авиатранспортный комитет, Комитет по совместной поддержке, Комитет по техническому сотрудничеству, Комитет по незаконному вмешательству, Аэронавигационная комиссия и ряд других.
Основная деятельность ИКАО сосредоточена на выработке единых стандартов безопасности в области гражданской авиации. В настоящее время принято 18 приложений к Чикагской конвенции о международной гражданской авиации, которые содержат согласованные и общепринятые правила воздушных сообщений. Принимаемые ИКАО стандарты являются обязательными для всех государств-членов Организации.
В настоящее время в состав ИКАО входят более 180 государств, включая Республику Казахстан. Штаб-квартира ИКАО находится в Монреале.
Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО) была учреждена в 1945 году, с декабря 1946 года является специализированным учреждением ООН.
Целью ЮНЕСКО является содействие укреплению мира и международной безопасности путем расширения сотрудничества народов в области образования, науки и культуры в интересах обеспечения всеобщего уважения, справедливости, законности и прав человека, а также основных свобод для всех народов без различия расы, пола, языка и религии.
С этой целью ЮНЕСКО осуществляет практические действия по координации международного сотрудничества для обеспечения всеобщего начального образования, развития науки в интересах прогресса, поощрения социальных и гуманитарных наук, защиты культурного наследия, а также развития коммуникаций и международного информационного обмена. Под эгидой ЮНЕСКО были кодифицированы международно-правовые нормы в самых различных областях международных отношений. Существенным направлением в деятельности ЮНЕСКО является сотрудничество с неправительственными международными и национальными организациями.
Главными органами ЮНЕСКО являются Генеральная конференция и Исполнительный совет, состоящий из представителей 58 государств. Критериями при избрании членов Исполнительного совета являются компетентность в области искусства, литературы, науки, образования и распространения знаний, а также учет принципа справедливого географического представительства и разнообразия культур. Кроме того, почти во всех государствах-членах ЮНЕСКО функционируют национальные комиссии по делам ЮНЕСКО, координирующие деятельность государственных органов, юридических и физических лиц по реализации программ Организации.
Членами ЮНЕСКО являются 184 государства, в том числе Республика Казахстан (США вышли из состава ЮНЕСКО в 1985 году). Штаб-квартира организации находится в Париже.
Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС) была учреждена на Стокгольмской конференции по интеллектуальной собственности в 1967 году, статус специализированного учреждения ООН имеет с 1974 года.
Основная цель ВОИС - защита интеллектуальной собственности в международном масштабе. С этой целью ВОИС разрабатывает проекты соответствующих соглашений, осуществляет контроль за их реализацией и координирует деятельность других международных организаций по охране интеллектуальной собственности. Государства-члены ВОИС принимают на себя обязательства принимать законодательные и административные меры по охране интеллектуальной собственности, признаваемой остальными участниками соответствующих конвенций.
Высшими органами ВОИС являются Конференция и Генеральная ассамблея, в которую входят только те государства, которые являются членами еще двух организаций: Бернского союза по охране произведений литературы и искусства и Парижского союза по охране промышленной собственности. Постоянно действующим органом ВОИС является Комитет по координации, состоящий из 58 государств.
В настоящее время членами ВОИС являются более 160 государств (в том числе Республика Казахстан). Штаб-квартира ВОИС находится в Женеве.
Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных Наций (ФАО) была создана в 1945 году, статус специализированного учреждения ООН получила в 1946 году.
Основными целями ФАО являются:
-улучшение питания и повышение жизненного уровня народов;
-повышение продуктивности сельского хозяйства и улучшение системы распределения продовольствия и продукции сельского хозяйства;
-повышение благосостояния и улучшение условий жизни сельского населения.
Главным направлением деятельности ФАО является разработка рекомендаций, направленных на решение глобальных проблем питания и сельского хозяйства, которое включает в себя также рыболовство, морские и первичные лесные продукты. Через ФАО Организация Объединенных Наций руководит Мировой продовольственной программой, принятой в 1994 году.
Руководящие органы ФАО - Конференция и Совет (состоит из 49 государств). Кроме того, ФАО имеет шесть региональных подразделений (бюро), координирующих сотрудничество в данной области государств Африки, Ближнего Востока, Европы, Латинской Америки, Северной Америки и Азии и Дальнего Востока.
Членами ФАО являются более 180 государств. Штаб-квартира ФАО расположена в Риме.
Другим специализированным учреждением ООН в области сельского хозяйства является Международный фонд сельскохозяйственного развития (ИФАД). ИФАД был учрежден на Всемирной конференции по продовольствию в 1974 году, статус специализированного учреждения ООН получил в 1977 году.
Цель ИФАД - мобилизация финансовых средств для оказания помощи в развитии сельского хозяйства развивающимся государствам. ИФАД осуществляет финансирование и льготное кредитование перспективных сельскохозяйственных программ, направленных на решение национальных проблем в области обеспечения населения продуктами питания.
Помимо взносов государств-членов ИФАД вправе привлекать средства за счет добровольных пожертвований, займов и инвестиций. В качестве финансового учреждения ИФАД принимает решения с учетом доли финансового участия государств в его уставном капитале. Все члены Фонда делятся на три группы: развитые государства-доноры, развивающиеся государства-доноры и остальные развивающиеся государства. Помощь ИФАД оказывается третьей группе членов.
Высшими органами ИФАД являются Совет управляющих и Исполнительный совет, состоящий из 18 государств (по шесть от каждой группы членов Фонда).
В настоящий момент членство в ИФАД имеют более 160 государств. Штаб-квартира Фонда находится в Риме.
Последним из ныне действующих специализированных учреждений ООН данный статус получила Всемирная туристская организация (ВТО), существующая в качестве межправительственной организации с 1970 года. Соответствующее соглашение с ООН было заключено и одобрено Генеральной Ассамблеей в декабре 2003 года.
Целью ВТО является содействие развитию туризма для внесения вклада в экономическое развитие, международное взаимопонимание, мир, процветание, всеобщее уважение и соблюдение прав человека.
Пока наиболее известными результатами деятельности ВТО являются принятые ею международные стандарты, связанные с оценкой экономического аспекта туризма (в 2000 году ООН одобрила рекомендованную ВТО методологию Вспомогательного счета в туризме).
Устав ВТО допускает три вида членства: действительное (возможно только для государств), ассоциированное (несамоупраляемые территории), а также статус присоединившихся членов. В качестве последних в деятельности ВТО могут принимать участие самые различные субъекты туристической деятельности, в том числе национальные юридические лица, занятые в сфере туризма.
К моменту получения ВТО статуса специализированного учреждения ООН в ее состав входило 141 государство. Штаб-квартира ВТО находится в Женеве.
Помимо перечисленных, специализированными учреждениями ООН являются: Организация Объединенных наций по промышленному развитию (ЮНИДО) - с 1985 года, участвуют более 170 государств, штаб-квартира в Вене; Международный союз электросвязи (МСЭ) - с 1947 года, участвуют около 190 государств, штаб-квартира в Женеве; Всемирная метеорологическая организация (ВМО) - с 1951 года, участвуют около 180 государств, штаб-квартира в Женеве; Всемирный почтовый союз (ВПС) - с 1947 года, участвуют более 190 государств, штаб-квартира в Берне. Все эти межправительственные международные организации имеют универсальный характер, специальную компетенцию и координируют сотрудничество государств в соответствующих областях деятельности.
Республика Казахстан, не являясь пока членом всех восемнадцати специализированных учреждений ООН, активно участвует в их деятельности. Так, 6 декабря 2002 года было заключено Соглашение о техническом сотрудничестве между Правительством Республики Казахстан и Международным банком реконструкции и развития по разработке и реализации Программы совместных экономических исследований. 18 марта 2002 года был принят Закон Республики Казахстан о ратификации 5-го и 6-го дополнительных протоколов к Уставу Всемирного почтового союза. 16 апреля 2004 года Казахстан присоединился сразу к двум соглашениям, принятым под эгидой Всемирной организации интеллектуальной собственности: к Договору ВОИС по авторскому праву и к Договору ВОИС по исполнениям и фонограммам.

5.Понятие системы ООН.
Масштаб и разнородность решаемых ООН задач обусловили создание и деятельность различных структур, которые выполняют от имени Организации отдельные функции и в совокупности с другими органами и учреждениями ООН получили название "системы ООН". Именно наличие системы ООН позволило Организации Объединенных Наций занять особое место среди других международных организаций и играть на международной арене нынешнюю роль. Заложенная в 1945 году в Устав ООН концепция широкой компетенции (этот вопрос был тогда предметом разногласий среди приглашающих государств) позволила Организации в той или иной степени участвовать во всех значимых сферах международного сотрудничества. Сегодня десятки авторитетных международных структур действуют на основании мандата ООН и в соответствии с ее принципами. Для данных структур характерны некоторые общие признаки. Во-первых, правовой основой их создания является Устав ООН, который наделяет Организацию и ее главные органы правом создавать такие вспомогательные органы, которые могут оказаться необходимыми для осуществления их функций. Во-вторых, входящие в систему ООН учреждения имеют тесные организационные и правовые связи с Организацией, что отражается в соответствующих учредительных актах. В-третьих, деятельность таких структур подчинена решению уставных задач ООН и в силу этого их компетенция и полномочия четко определены самой Организацией. В-четвертых, все они обладают необходимой международной правосубъектностью. В-пятых, каждая структура в той или иной степени представляет собой объединение государств, которые представлены в ней своими официальными (правительственными) органами и уполномоченными лицами.
Таким образом, в самом широком смысле под системой ООН следует понимать деятельность всех международных органов и учреждений, имеющих организационно-правовую связь с Организацией и преследующих ее уставные цели. Соответственно, в систему ООН входят главные и вспомогательные органы Организации, ее специализированные учреждения, различные программы, конференции, фонды, контрольные и экспертные организации и т.д. Так, одна только Генеральная Ассамблея за время своего существования создала более 150 вспомогательных органов - как постоянных, так и временных. Достаточно интенсивно создают вспомогательные органы и другие главные органы ООН. Наиболее известными из них, наряду с ранее упомянутыми, являются следующие структуры: Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ); Программа развития ООН (ПРООН); Конференция ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД); Программа ООН по окружающей среде (ЮНЕП); Комиссия ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ); Комиссия международного права (КМП); Конгрессы ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями; Университет ООН (УООН); Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ); Фонд капитального развития ООН (ЮНКДФ); Программа добровольцев ООН (ДООН); Фонд ООН для развития в интересах женщин (ЮНИФЕМ); Конференция по разоружению; Комитет по использованию космического пространства в мирных целях; Межправительственный комитет по науке и технике в целях развития; Комитет экспертов Совета Безопасности; Комитет по приему новых членов; Военно-Штабной комитет; Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев, Специальный комитет по принципам международного права, Специальный комитет по операциям по поддержанию мира, Специальный комитет по Уставу ООН и усилению роли Организации и т.д.
В настоящее время система ООН включает в себя более 20 различных программ и фондов и 18 специализированных учреждений.
Далее - кратко о правовом статусе некоторых из перечисленных структур.
МАГАТЭ представляет собой международную организацию, координирующую сотрудничество государств в области использования атомной энергии. Несмотря на то, что МАГАТЭ не обладает статусом специализированного учреждения ООН, ее связь с Организацией осуществляется по различным каналам. Во-первых, МАГАТЭ была создана в 1956 году на конференции в Нью-Йорке, проводимой по решению ООН. Во-вторых, 14 ноября 1957 года между МАГАТЭ и Генеральной Ассамблеей было заключено соглашение, предусматривающее обязанность Агентства делать регулярные доклады Ассамблее и Совету Безопасности. Наконец, Агентство уполномочено информировать Совет Безопасности ООН обо всех случаях невыполнения государствами своих обязательств в области использования атомной энергии, если такие нарушения могут угрожать международному миру и безопасности. Как показывает практика, ООН и ее главные органы опираются на помощь МАГАТЭ во всех случаях, когда предметом их рассмотрения становятся ситуации, связанные с использованием атомной энергии.
Характерной является нынешняя обстановка вокруг иранской ядерной программы, в разрешении которой активное участие принимает МАГАТЭ.
Главная уставная цель МАГАТЭ - достижение более скорого и широкого использования атомной энергии для поддержания мира, здоровья и благосостояния на планете. Фактически, МАГАТЭ выполняет две основные функции: 1)оказывает помощь государствам в мирном освоении атомной энергии; 2)предупреждает использование такой помощи в военных целях. Со второй функцией связаны наиболее известные полномочия МАГАТЭ по проведению различных инспекций и составлению докладов и отчетов о выполнении государствами их договорных обязательств. Контрольные полномочия МАГАТЭ предусмотрены и различными международными соглашениями, особенно в области международной ядерной безопасности (см. главу 16). Важным направлением деятельности МАГАТЭ является разработка и утверждение международных стандартов в области использования атомной энергии.
Высшими органами МАГАТЭ являются Генеральная конференция (пленарный орган, собирающийся на ежегодные сессии) и Совет управляющих - постоянно действующий исполнительный орган, состоящий из 44 государств. При формировании Совета управляющих гарантированные квоты имеют основные географические регионы планеты и государства, наиболее развитые в области ядерных технологий.
На данный момент членами МАГАТЭ являются около 130 государств. Штаб-квартира Агентства находится в Вене.
Республика Казахстан тесно сотрудничает с МАГАТЭ. Так, 19 июня 1995 года было ратифицировано Соглашение между Республикой Казахстан и Международным агентством по атомной энергии о применении гарантий в связи с Договором о нераспространении ядерного оружия.
Программа развития ООН (ПРООН) была учреждена Генеральной Ассамблеей ООН 22 ноября 1965 года. Цель Программы - содействие развивающимся странам в их усилиях по ускорению экономического и социального развития путем оказания им помощи, увязываемой с их национальными планами развития, первоочередными потребностями и целями, в деле достижения более высокого уровня экономического и социального благосостояния населения этих стран, а также путем соответствующих мер по оказанию им помощи в осуществлении программы действий по установлению Нового международного экономического порядка. Иным словами, ПРООН призвана содействовать уменьшению мирового экономического неравенства. Для этого ПРООН оказывает организационную, финансовую и техническую помощь правительствам развивающихся государств в осуществлении ими национальных планов развития. Соответствующая помощь может предоставляться только по просьбе или с согласия правительства развивающегося государства. Основной источник финансирования Программы - добровольные взносы.
Руководит Программой Совет управляющих (48 членов), который избирается на трехлетний срок Экономическим и Социальным Советом ООН. Во главе Совета управляющих находится Администратор Программы, назначаемый на эту должность Генеральным Секретарем с последующим утверждением Генеральной Ассамблеей.
В ПРООН участвуют свыше 170 государств. Место нахождения Программы - Нью-Йорк.
Конференция ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) была создана Генеральной Ассамблеей ООН 30 декабря 1964 года и является постоянно действующим вспомогательным органом Ассамблеи.
Главная цель ЮНКТАД - поощрение международной торговли в целях ускорения экономического развития, в частности, торговли между странами, а также между странами, имеющими различные социальные и экономические системы.
Наиболее ощутимый вклад Конференция внесла в развитие международного торгового права. Фактически, ЮНКТАД неоднократно выступала в качестве институционального средства кодификации и прогрессивного развития международного права. Под эгидой ЮНКТАД были заключены такие договоры, как Конвенция о транзитной торговле внутриконтинентальных государств 1965 года, Соглашение о всеобщей системе преференций 1971 года, Конвенция о международной перевозке грузов морем 1978 года, Конвенция о международных смешанных перевозках грузов 1980 года, Соглашение о глобальной системе торговых преференций между развивающимися странами 1989 года и другие. При непосредственном участии Конференции были заключены соглашения, регулирующие международную торговлю отдельными видами сырья и товаров (соглашения по какао, сахару, каучуку, пшенице и др.). В рамках ЮНКТАД были учреждены и действуют Общий фонд для сырьевых товаров, Комиссия по международным инвестициям и транснациональным корпорациям и Комиссия по науке и технике в целях развития. Большой вклад в уменьшение мирового экономического неравенства внесли разработанные под эгидой ЮНКТАД акты “мягкого права”: Руководящие принципы международных мер в области реструктуризации задолженности, Программа действий ЮНКТАД для наименее развитых стран на 90-е годы и Новая программа ООН по обеспечению развития в Африке на 90-е годы.
Органами ЮНКТАД являются Конференция и Совет по торговле и развитию. Конференции ЮНКТАД должны проводиться не реже одного раза в 4 года; к настоящему моменту состоялось 10 их сессий. Совет по торговле и развитию действует на постоянной основе и включает в себя (с 1976 года) представителей всех членов Конференции.
ЮНКТАД очень тесно сотрудничает с Всемирной торговой организацией (ВТО). В рамках такого сотрудничества в 1967 году был создан Международный торговый центр ЮНКТАД/ВТО. Главная цель МТЦ – содействие развивающимся государствам и государствам с переходной экономикой в расширении их экспортных возможностей в международной торговле.
В настоящее время более 190 государств, включая Республику Казахстан, являются членами ЮНКТАД. Секретариат Конференции находится в Женеве.
Комиссия международного права (КМП) была создана в соответствии с резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 21 ноября 1947 года в качестве ее вспомогательного органа.
КМП призвана способствовать Генеральной Ассамблее в осуществлении пункта 1 статьи 13 Устава, который уполномочивает Ассамблею, помимо прочего, организовывать исследования и делать рекомендации в целях прогрессивного развития международного права и его кодификации.
Основное направление деятельности Комиссии - подготовка проектов статей по различным отраслям и институтам международного публичного (реже - международного частного) права и предоставление их Генеральной Ассамблее с рекомендациями о заключении государствами соответствующих соглашений.
Наиболее известными соглашениями, разработанными при непосредственном участии КМП, являются 4 Женевские конвенции по морскому праву 1958 года, Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961 года, Венская конвенция о консульских сношениях 1963 года, Венская конвенция о правопреемстве государств в отношении договоров 1978 года и ряд других. Кроме этого, определенное влияние на прогрессивное развитие международного права оказывают подготовленные КМП проекты статей, которые не стали конвенциями, но получили широкое обычное признание в практике государств или были использованы при заключении последующих соглашений. Среди них можно назвать проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества, проект статей об ответственности государств и другие документы.
В состав Комиссии международного права входят 34 члена из числа лиц с признанным авторитетом в области международного права, которые действуют в Комиссии в личном качестве. Избрание членов КМП осуществляется путем тайного голосования Генеральной Ассамблеей после того, как Генеральный Секретарь составляет список выдвинутых правительствами отдельных государств кандидатов. Все члены КМП избираются сроком на 5 лет; среди них не может быть двух и более граждан одного государства.
Республика Казахстан в качестве члена ООН старается тесно сотрудничать со всеми элементами системы этой Организации. Как правило, такое сотрудничество осуществляется в форме участия представителей республики в деятельности учреждений ООН или подписания специальных соглашений. Так, 25 ноября 1994 года было подписано Основное соглашение о сотрудничестве между Правительством Республики Казахстан и Детским Фондом Организации Объединенных Наций (ЮНИСЕФ).
Необходимо также отметить, что Казахстан активно участвует в деятельности различных выборных органов системы ООН. Уже в 1994 году республика была избрана заместителем Председателя 49-й сессии Генеральной Ассамблеи от азиатского региона. На той же сессии Казахстан был избран членом Комитета по использованию космического пространства в мирных целях и членом Комитета по информации. В разное время республика избиралась в состав таких вспомогательных органов Ассамблеи, как Комиссия по населенным пунктам, Специальный комитет по операциям по поддержанию мира, Исполнительный Совет ЮНИСЕФ, Комиссия по устойчивому развитию, Комиссия по наркотическим средствам, Совет управляющих Программы ООН по окружающей среде и развитию (ЮНЕП) и др. На 53-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в 1998 году Казахстан был избран Вице-председателем Первого комитета, рассматривающего вопросы разоружения и международной безопасности. Две попытки республики стать членом ЭКОСОС (на 48-й и 54-й сессиях) успехом не увенчались. В 1997 году Казахстан представил свою кандидатуру для выборов в Совет Безопасности ООН на 65-й сессии Генеральной Ассамблеи, которая состоится в 2010 году.

6.Проблемы функционирования ООН на современном этапе.
Организация, преследующая цели такого масштаба, как ООН, неизбежно сталкивается в своей деятельности с серьезными трудностями и проблемами. Будучи центром политического и отчасти правового регулирования международных отношений, ООН объективно отражает все противоречия современного мира. Не следует забывать, что при всей своей автономности и самодостаточности Организация является все-таки производным (вторичным) субъектом, на которого большое влияние оказывает политика отдельных государств. Иными словами, ООН - продукт современной эпохи со всеми ее характеристиками и тенденциями - порой весьма непростыми.
Большинство ученых и политиков в целом позитивно оценивают многолетнюю деятельность ООН, направленную на поддержание мира и достижение социального прогресса. Общепризнанна большая роль Организации в деле деколонизации и ликвидации апартеида, разоружения, нераспространения ядерного оружия, утверждения примата права в международных отношениях. Однако в наши дни ООН сталкивается с серьезными трудностями.
Все проблемы, с которыми сталкивается в своей деятельности ООН, условно можно разделить на внешние и внутренние. Первая группа проблем касается роли и места Организации в мировом сообществе, эффективности используемых ей механизмов поддержания международного мира и безопасности. Вторая группа проблем связана со структурой Организации и всей системы ООН, а также со статусом и взаимодействием отдельных элементов этой системы. Разумеется, что внутренние и внешние проблемы ООН тесно связаны друг с другом и, в известной степени, взаимно обусловлены.
Очевидно, что самой актуальной проблемой функционирования ООН на современном этапе является несоответствие предусмотренной Уставом системы голосования в Совете Безопасности нынешним политическим реалиям. Созданный после Второй мировой войны механизм согласования воли нескольких великих держав отражал расклад сил того времени, точнее - той эпохи. Как это ни парадоксально, но двухполярный мир с его конфронтацией больше соответствовал юридическому балансу сил и возможностей. Поэтому столь откровенное игнорирование важнейших уставных норм самими же членами Совета Безопасности вплоть до конца ХХ века было невозможным. Сегодня, спустя 60 лет после образования ООН, приходится констатировать, что у нее нет сколько-нибудь действенных механизмов обеспечения безопасности, когда угроза исходит от тех государств, на которых лежит основная ответственность за ее поддержание. ООН оказывается бессильной перед тенденцией к мировому гегемонизму.
Говоря о Совете Безопасности, можно выделить, как минимум, три основные проблемы. Во-первых, как уже сказано, он не имеет сколько-нибудь действенных рычагов влияния на государства, являющиеся постоянными членами Совета Безопасности. В случаях, когда они сами нарушают Устав ООН, Совет Безопасности оказывается юридически несостоятельным для того, чтобы применить соответствующие меры. В результате оказывается под угрозой выполнение главной задачи ООН - поддержания международного мира и безопасности. Во-вторых, практика осуществления принудительных действий с использованием многонациональных вооруженных сил резко расходится с механизмом, который задумывался при подготовке и принятии Устава ООН. Фактически, сейчас от имени ООН военные операции осуществляются отдельными государствами. Такая возможность предусмотрена статьей 48 Устава, однако ее следует рассматривать скорее в качестве резервной, на что указывает смысл статей 42-47, которые прямо наделяют Совет Безопасности правом непосредственно руководить применением силы. Тем не менее Совет Безопасности пошел по пути делегирования своих уставных полномочий отдельным странам, что искажает коллективную волю государств-учредителей ООН. Прямым следствием сложившейся практики стали, на наш взгляд, действия США в Афганистане и Ираке, а также действия НАТО в Югославии. Неспособность ООН организовать применение силы для выполнения своих же решений привела к тому, что появился альтернативный, не предусмотренный международным правом механизм. В-третьих, не первый год возникает вопрос о правомерности количественного и "качественного" состава Совета Безопасности. Если двадцать-тридцать лет назад можно было объяснить особые привилегии Великобритании, Китая, СССР (России), США и Франции их ядерным статусом, то сегодня ядерным оружием де-факто обладают еще ряд государств, а некоторые стоят на пороге его создания. У них, таким образом, появляются все основания претендовать на постоянное членство в Совете Безопасности. Если же учитывать не только военно-политический, но и экономический потенциал государств, то нынешнее влияние на мировые процессы Германии или Японии ничуть не меньше, чем Великобритании и Франции. Наконец, отсутствие среди постоянных членов Совета Безопасности африканских и латиноамериканских государств также может быть истолковано как определенная дискриминация. В связи с этим в доктрине международного права существует точка зрения, согласно которой позиция Совета Безопасности все чаще расходится с позицией самой ООН, поддерживаемой большинством ее членов. Поэтому вполне справедливо выглядят предложения об увеличении числа постоянных членов Совета, что позволит сделать данный орган более представительным. С другой стороны, это решение будет бессмысленным, если не решить две ранее названные проблемы.
С этой точки зрения, представляет интерес официальная позиция Республики Казахстан, которая была опубликована в марте 1994 года на заседании рабочей группы по вопросу о реформе Совета Безопасности. Казахстан, в частности, предлагал включить в число постоянных членов Совета Германию, Японию и одно государство от группы развивающихся стран. Кроме того, республика предлагала увеличить состав непостоянных членов Совета на три места - по одному развивающемуся государству от Азии, Африки и Латинской Америки. Таким образом, количество государств-членов Совета Безопасности предлагалось увеличить до 21.
Отсутствие у ООН необходимых средств для поддержания мира и безопасности осознается самой Организацией. Не случайно в Декларации тысячелетия в качестве приоритетной цели упомянуто повышение эффективности Организации Объединенных Наций в деле поддержания мира и безопасности путем предоставления в ее распоряжение ресурсов и инструментов, необходимых ей для предотвращения конфликтов, мирного разрешения споров, проведения операций по поддержанию мира, постконфликтного миростроительства и реконструкции.
Другая актуальная проблема системы ООН - расширение юрисдикции Международного Суда. Несмотря на то, что его авторитет в мире достаточно высок, он до сих пор не стал по-настоящему эффективным механизмом разрешения международных споров. Основная причина этого - факультативная юрисдикция Суда, предусматривающая право государств не передавать споры со своим участием на его рассмотрение. Как показывает практика, наибольшее количество оговорок при подписании международных соглашений делаются государствами относительно положений, касающихся механизма разрешения споров. Следует признать: существует объективное противоречие между расширением полномочий международных судебных органов (в том числе Международного Суда ООН) и суверенитетом государств-членов мирового сообщества. Сегодня международное право лишь рекомендует государствам как можно чаще прибегать к услугам Международного Суда, и государства не очень охотно это делают. Особенно это касается великих держав, которые априори отрицают какую-либо внешнюю власть над собой. Представляется, что распространение юрисдикции Международного Суда на все международные споры способствовало бы укреплению международной законности. Только после этого необходимо будет решать следующую задачу: создание четкого механизма принудительного исполнения его решений всеми государствами без исключения. В Декларации тысячелетия в качестве одной из целей названо обеспечение выполнения государствами-членами решений Международного Суда, во исполнение Устава Организации Объединенных Наций, по любым делам, сторонами которых они являются.
Как уже отмечалось, с некоторых пор непонятными остаются статус и функции Совета по Опеке. Сейчас соответствующие положения Устава выглядят откровенно архаичными. Существование бездействующего органа не служит укреплению авторитета ООН в мире. Следовательно, должен решаться вопрос о модернизации Совета по Опеке, наделении этой структуры новыми функциями и полномочиями в соответствии с сегодняшними реалиями.
Определенные проблемы в деятельности ООН связаны с бюджетными вопросами. Ясно, что эффективность работы ООН напрямую зависит от количества располагаемых ею средств. Чем больше у Организации будет денег, тем больше у нее будет возможностей для реализации своих уставных целей. Вместе с различными программами и проектами Организации ее бюджет (он утверждается один раз в два года) составляет свыше 2,5 миллиардов долларов США. Кроме того, отдельный бюджет у миротворческих операций ООН (в 1995 году составил рекордную сумму в 2,8 миллиарда долларов). При этом взносы каждого государства в бюджет ООН определяются уровнем его экономического развития (так называемый "принцип платежеспособности") и фиксируются в специальной шкале. Примерно четверть указанной суммы вносят США (которые, впрочем, являются самым большим должником Организации), около 10 % - Германия, более 11 % - приходится на долю Великобритании и Франции. По некоторым данным, США финансируют до 30 % расходов на все миротворческие операции, проводимые под эгидой Организации. Еще более велика доля развитых государств в бюджете специализированных учреждений ООН - там она доходит до 70 %. Таким образом, независимость самой ООН в известной степени опирается на платежеспособность нескольких крупных государств. Отсюда сам собой напрашивается вопрос о том, в какой степени ООН может быть объективной, когда дело касается интересов данной категории стран. Несмотря на то, что персонал ООН при исполнении своих обязанностей должен быть абсолютно независим (статья 100 Устава), принцип "Кто платит, тот и заказывает музыку" имеет в деятельности ООН определенное место.
К сказанному необходимо добавить и тот факт, что около 40 % государств являются должниками ООН, не выполняя в должной мере свои уставные финансовые обязательства перед Организацией. Что касается Республики Казахстан, то она регулярно уплачивает членские взносы и ни разу не лишалась в ООН права голоса. Первоначально взнос Казахстана как одного из правопреемников бывшего СССР был равен 0,35 % бюджета ООН, впоследствии он был снижен до 0,19 %.
К вопросу о беспристрастности ООН примыкает проблема национального состава ее персонала. Большая часть входящих в систему ООН структур расположена в США и государствах Западной Европы. Соответственно, граждане этих государств чаще других принимаются на работу в Секретариат и различные вспомогательные органы Организации. Как показывает практика, почти все кадры руководящего звена имеют гражданство европейских стран. В этом кроется одна из причин несколько предвзятой политики ООН, ориентированной при решении серьезных вопросов на интересы соответствующих государств. Если учесть, что больше половины сотрудников персонала ООН имеют бессрочные контракты, становится ясно, что однобокая кадровая политика в сочетании с плохой ротацией кадров становится серьезной проблемой. Иммунитеты официальных лиц Организации не всегда являются гарантией их полной объективности.
Наконец, общая проблема всей системы ООН - чрезмерно разросшийся аппарат, наличие большого числа громоздких бюрократических структур. Бюрократизация ООН приводит к дублированию функций, все большему превращению Организации в замкнутую на своих интересах систему, неэффективности принимаемых решений, а в конечном счете - к подрыву доверия к ООН.
Все перечисленные проблемы осознаются как мировым сообществом, так и самой Организацией Объединенных Наций. Неоднократно звучали предложения о радикальном пересмотре ряда основополагающих положений Устава и реформе внутри Организации. Еще в 1974 году Генеральная Ассамблея учредила Специальный комитет по Уставу ООН и усилению роли Организации. Несколько позже в качестве временных вспомогательных органов Ассамблеи создавались рабочие группы по реформе Совета Безопасности, по Повестке дня для мира, по укреплению системы ООН и т.д. По предложению нынешнего Генерального Секретаря ООН в 1997 году была принята резолюция "Обновление ООН: программа реформы". Однако комплекс проводимых Организацией мероприятий до сегодняшнего дня оставляет открытыми все вышеназванные вопросы, связанные с ее деятельностью и местом в мировом сообществе.
Принятая 8 сентября 2000 года Декларация тысячелетия содержит Раздел VIII "Укрепление Организации Объединенных Наций", в котором подчеркнута решимость приложить все усилия к тому, чтобы "превратить Организацию Объединенных Наций в более эффективный инструмент для решения всех этих первоочередных задач: борьбы за развитие для всех народов мира, борьбы с нищетой, невежеством и болезнями; борьбы с несправедливостью; борьбы с насилием, террором и преступностью; и борьбы с деградацией и разрушением нашего общего дома." Для этого участники Саммита (главы государств-членов ООН) решили предпринять следующие действия:
-подтвердить центральное место Генеральной Ассамблеи как главного совещательного, директивного и представительного органа Организации Объединенных Наций и дать ей возможность эффективно играть эту роль;
-активизировать усилия по проведению всеобъемлющей реформы Совета Безопасности во всех ее аспектах;
-продолжать укреплять Экономический и Социальный Совет, опираясь на его последние достижения, с тем чтобы помочь ему выполнять роль, предписанную ему в Уставе;
-укреплять Международный Суд, с тем чтобы обеспечить правосудие и верховенство права в международных делах;
-поощрять регулярные консультации и координацию между главными органами Организации Объединенных Наций в выполнении ими своих функций;
-обеспечить наделение Организации на своевременной и предсказуемой основе ресурсами, необходимыми ей для выполнения ее мандатов;
-настоятельно призвать Секретариат наилучшим образом использовать эти ресурсы в соответствии с четкими правилами и процедурами, согласованными Генеральной Ассамблеей, в интересах всех государств-членов, посредством задействования наиболее эффективных методов управления и передовых технологий и путем сосредоточения усилий на выполнении тех задач, которые соответствуют согласованным приоритетам государств-членов;
-поощрять соблюдение Конвенции о безопасности персонала Организации Объединенных Наций и связанного с ней персонала;
-обеспечить большую согласованность политики и дальнейшее улучшение взаимодействия между Организацией Объединенных Наций, ее учреждениями, бреттон-вудскими учреждениями и Всемирной торговой организацией, а также другими многосторонними органами в целях обеспечения полностью скоординированного подхода к проблемам мира и развития;
-продолжать укреплять сотрудничество между Организацией Объединенных Наций и национальными парламентами через их всемирную организацию - Межпарламентский союз - в различных областях, включая мир и безопасность, экономическое и социальное развитие, международное право и права человека, демократию и гендерные вопросы;
-предоставить частному сектору, неправительственным организациям и гражданскому обществу в целом более широкие возможности для содействия достижению целей и осуществлению программ Организации.
В Декларации тысячелетия названы шесть фундаментальных ценностей, которые будут определять сущность международных отношений в XXI веке: свобода, равенство, солидарность, терпимость, уважение к природе и общая обязанность. Для утверждения этих ценностей ООН должна соответствовать требованиям времени. После своего 60-летия Организация Объединенных Наций стоит перед необходимостью радикального обновления.

Контрольные вопросы.
1.Перечислите основные исторические вехи создания ООН.
2.Какие обязанности члены ООН принимают на себя в соответствии с ее Уставом?
3.Охарактеризуйте систему главных органов ООН.
4.Каков порядок принятия решений в Совете Безопасности?
5.Какова компетенция Международного Суда ООН?
6.Назовите характерные черты правового статуса специализированных учреждений ООН.
7.Что такое "система ООН"?
8.Какие проблемы испытывает ООН на современном этапе?

Литература.
Арыстанбекова А. Х. Объединенные Нации и Казахстан. - Алматы, 2002.
Арыстанбекова А. Х. Казахстан в ООН: история и перспективы. - Алматы, 2004.
Бобров Р. Л., Малинин С. А. Организация Объединенных Наций (Международно-правовой очерк). - Л., 1960.
Ильин Ю. Д. Международное публичное право. Лекции. - М., 2004.
Кривчикова Э. С. Главные органы ООН. - М., 1989.
Крылов С. Б. История создания Организации Объединенных Наций. - М., 1960.
Семенов В. С. Вооруженные силы ООН. - М., 1976.
Толстых В. Л. Международное право: практика применения. Консультативные заключения Международного Суда ООН. - М., 2004.
Федоров В. Н. ООН и проблемы войны и мира. - М., 1988.
Шибаева Е. А. Специализированные учреждения ООН. - М., 1966.
Международное публичное право: Учебник / Под ред. К. А. Бекяшева. - М., 2004.
Международные организации системы ООН / Отв. ред. В. Ф. Петровский. - М., 1990.
Организация Объединенных Наций. Сборник документов. - М., 1981.
Сборник документов по международному праву. Том 1 / Под ред. К. К. Токаева. - Алматы, 1998.
Энциклопедия международных организаций. - СПб., 2003.
Blaine S. United Nations General Assambly Resolution in the Our Changing World. - N.-Y., 1991.
McWhinney E. United Nations Law Making. - Paris, 1984.
Basic Facts about the United Nations. - New York, 2000.
The United Nations at Age Fifty: A Legal Perspective. - The Hague / London / Boston. - 1995.

ГЛАВА 11. МЕЖДУНАРОДНЫЕ КОНФЕРЕНЦИИ.

1.Понятие международной конференции.
Наряду с международными организациями, важным средством многосторонней дипломатии являются международные конференции. В большинстве случаев необходимость в проведении международной конференции возникает тогда, когда предметом межгосударственного сотрудничества является такой локальный вопрос (проблема), который может быть урегулирован посредством принятия какого-либо итогового решения. Если же данная область межгосударственного сотрудничества требует постоянной координации, то для этого необходимо создавать международную организацию. Таким образом, международные конференции как средство многосторонней дипломатии характеризуются изначальной ограниченностью своих целей. Например, такая цель, как выработка и принятие текста международной конвенции, требует созыва конференции. В то же время такая цель, как наблюдение за выполнением положений такой конвенции может потребовать создания постоянно действующего органа - международной организации.
Целью международной конференции может являться не только формальное решение какой-либо проблемы, но и создание предпосылок для этого: например, обмен официальными мнениями или сближение позиций государств по данному вопросу. В подобных случаях непросто отличить международную конференцию от многосторонних переговоров. Для последних характерно частое отсутствие четко сформулированной задачи, имеющей общее для всех участников значение.
Международные конференции являются достаточно распространенной формой межгосударственного сотрудничества. Достаточно сказать, что в настоящее время проводится около 1000 конференций в год, причем данное число имеет устойчивую тенденцию к увеличению. У этой тенденции есть объективные предпосылки: в процессе международного сотрудничества возникает все больше хотя и общих, но "разовых" (единичных) проблем, требующих для своего разрешения такого же разового акта. Кроме того, созыв международной конференции - менее хлопотное дело, чем создание новой международной организации.
Для любой международной конференции характерны определенные признаки. Во-первых, на международной межправительственной конференции представлены государства и другие субъекты международного права в лице своих уполномоченных представителей. Порядок проведения и статус неправительственных международных конференций, участниками которых могут быть физические лица в личном качестве, в принципе не регулируется договорными или обычными нормами международного права. Во-вторых, международная конференция представляет собой объединение государств на временной основе и этим отличается от международной организации. Время работы международной конференции может быть различным: от нескольких часов до нескольких лет (например, Третья конференция ООН по морскому праву продолжалась с 1973 по 1982 год). Теоретически, международная конференция может функционировать даже более продолжительное время, чем отдельные международные организации. Но, в отличие от международной организации, временный характер международной конференции изначально обусловлен конкретной целью. В-третьих, конференция является средством многосторонней дипломатии, а это предполагает, что в ее работе участвуют представители, как минимум, трех государств. Если число участников международной конференции становится меньше трех, она превращается в двусторонние переговоры. В-четвертых, каждая международная конференция работает в соответствии со своим регламентом, который в большинстве случаев утверждается самими участниками конференции. Под регламентом следует понимать совокупность правил, регулирующих порядок работы конференции и принятия ею итоговых решений. В международном публичном праве нет каких-либо общепризнанных норм, устанавливающих правила процедуры международных конференций и имеющих договорное происхождение. Однако анализ практики проведения конференций показывает, что сложился ряд обычных норм и правил, в соответствии с которыми определяется их регламент. В-пятых, каждая международная конференция заканчивается, как правило, принятием итогового решения (или нескольких решений), отражающих согласованную позицию государств по обсуждаемым вопросам. В некоторых случаях принятие итогового документа является главной задачей конференции, в других - оно лишь фиксирует ее результаты (достижение согласия или, напротив, разногласий между участниками). Если международная конференция не завершается принятием итогового решения, это во всех случаях означает, что она не достигла своих целей. В-шестых, деятельность международной конференции осуществляется на основе общепризнанных принципов международного права, таких как суверенное равенство участвующих государств, невмешательство во внутренние дела, территориальная целостность, сотрудничество и др.
Таким образом, международная конференция - это средство многосторонней дипломатии, представляющее собой объединение государств на временной основе для достижения локальных целей посредством принятия итоговых решений.
Международные конференции - более древнее средство многосторонней дипломатии, чем международные организации. Как показывает исторический опыт, созданию многих международных организаций предшествовала работа международных конференций, которые со временем трансформировались в объединения государств на постоянной основе. Подобная практика существует и в наше время. Например, появившееся в 1975 году как типичная международная конференция, Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе спустя 19 лет было преобразовано в Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе. Аналогично возникла Организация Исламская Конференция. В настоящее время значительная часть международных конференций проходит под эгидой Организации Объединенных Наций и ее специализированных учреждений.
В некоторых случаях международные соглашения могут предусматривать проведение регулярных конференций по одному и тому же вопросу. Например, Конвенция ООН по морскому праву 1982 года содержит положение о проведении Конференции по обзору за выполнением части XI Конвенции. Регулярное проведение конференций не устраняет их временного характера, если каждая из них преследует собственные локальные цели. Если же цель проведения всех конференций одна и между ними прослеживается тесная организационно-правовая связь (например, общие органы), такие периодические конференции приобретают признаки международной организации.
Классификация международных конференций в известной степени сходна с классификацией международных организаций. В частности, по кругу участников конференции делятся на универсальные, региональные, межрегиональные и локальные. По характеру обсуждаемых вопросов международные конференции бывают политическими, военными, научно-техническими, по правам человека, по разоружению и т.п. Особую категорию составляют дипломатические международные конференции, целью которых является выработка и принятие текста многостороннего международного договора. Такие конференции играют большую роль в процессе кодификации и прогрессивного развития международного права. Большинство ныне действующих универсальных конвенций были приняты в ходе специально созванных конференций.
По порядку доступа международные конференции подразделяются на открытые и закрытые. Участие в закрытых международных конференциях предполагает согласие всех остальных участников, которые, как правило, получают данное право в силу определенного юридического факта (например, участия в действующем договоре или в проводящей конференцию международной организации). Вообще, критерий, по которому осуществляется отбор приглашенных на конференцию государств, определяется оргкомитетом конференции. Последний может носить как национальный (особенно если инициатором проведения конференции является конкретное государство), так и международный характер. Если конференция проводится под эгидой или по инициативе международной организации, в роли оргкомитета выступает одно из ее подразделений.
Можно также классифицировать конференции по уровню, на котором представлены участвующие в них государства. В частности, различают конференции на уровне (с участием) глав государств, глав правительств, руководителей министерств и ведомств и т.д.
По такому признаку, как организационно-правовая форма деятельности, наряду с обычными конференциями можно выделить сессионные конференции, работа которых состоит из ряда последовательных этапов (сессий).
Что касается названия международной конференции, то оно может быть различным: собственно конференция, конгресс, форум, саммит, совещание, съезд и т.п. Важно лишь, чтобы для данного мероприятия были характерны перечисленные выше признаки.
В научной литературе высказывается точка зрения о международной правосубъектности международных конференций1. В принципе, если считать международную конференцию временно действующей международной организацией, то данная точка зрения имеет под собой правовые основания. Вместе с тем, действующие международно-правовые документы ничего не говорят прямо о международной правосубъектности конференций. В частности, не существует практики заключения международных соглашений с участием конференций, наделения их процессуальной или финансовой правоспособностью, привлечения к юридической ответственности и т.д.
Активное участие Республики Казахстан в международном сотрудничестве включает достаточно интенсивное использование в качестве средства многосторонней дипломатии международных конференций.

2.Процедурные правила международных конференций.
Как уже было сказано, основополагающее значение для деятельности международных конференций имеют их регламенты, которые содержат процедурные правила, регулирующие порядок их работы. Каждая конференция имеет собственные процедурные правила, которые принимаются согласованным решением ее участников. Вместе с тем, в качестве обычной практики в международных отношениях закрепились неписаные правила и нормы, соблюдаемые при проведении любой международной конференции.
В частности, при формировании состава делегаций отдельных государств должен соблюдаться принцип паритета (соответствия), в силу которого все делегации должны возглавляться должностными лицами примерно одного уровня и с равным объемом полномочий. Несоблюдение этого правила не только является нарушением обычной международной вежливости, но и зачастую препятствует достижению целей конференции.
Что касается полномочий делегатов конференции, то они должны быть документально подтверждены и представлены оргкомитету конференции или специально созданному органу по проверке полномочий. Полномочия должны, во-первых, подтверждать право данного лица (лиц) представлять свое государство на конференции, а во-вторых, определять круг совершаемых данным лицом действий, влекущих правовые последствия для его государства. Согласно обычаю, объем полномочий должен соответствовать целям конференции. Отсутствие документально подтвержденных полномочий лишает все действия соответствующей делегации юридического значения как для самой конференции, так и для представляемого ей государства.
На уровне международного обычая сложилась также практика предоставления членам делегаций на международных конференциях определенных иммунитетов, гарантирующих свободное выполнение делегациями своих функций.
Сами регламенты международных конференций непосредственно включают в себя процедурные правила, касающиеся:
1)порядка утверждения повестки дня конференции;
2)порядка избрания (формирования) руководящих и вспомогательных органов конференции и их полномочий;
3)статуса и функций секретариата конференции;
4)организационно-правовых форм работы конференции;
5)порядка принятия решений;
6)официальных и рабочих языков конференции;
7)статуса участников, наблюдателей и иных приглашенных лиц;
8)порядка изменения и дополнения процедурных правил.
Повестка дня - важнейший документ, определяющий круг обсуждаемых на конференции вопросов и устанавливающий рамки ее компетенции. Итоговые решения конференции могут касаться только тех вопросов, которые нашли отражение в повестке дня. В большинстве случаев проект повестки дня конференции сообщается участникам заранее и обсуждается сразу после ее открытия. Объем и содержание повестки дня напрямую зависят от целей конференции, поэтому формулировка вопросов повестки должна этим целям соответствовать. Тонкости формулировки того или иного вопроса могут резко менять ход работы конференции, поэтому на всех представительных форумах (особенно когда между интересами участников есть существенные противоречия) относительно повестки дня разгораются серьезные дискуссии. Вопросы повестки дня должны быть сформулированы таким образом, чтобы не предрешать итоговых актов конференции.
Работой конференции руководят избираемые ее участниками лица и коллегиальные органы: председатель (президент) конференции, его заместители, президиум (бюро) конференции, главы комитетов и их заместители и т.д. Кроме того, в зависимости от формы работы конференции может возникнуть необходимость в формировании вспомогательных органов (комитет по проверке полномочий, тематические комитеты и секции, редакционный комитет, счетная комиссия, различные рабочие группы). Если конференция организована международной организацией, председателем часто избирается должностное лицо этой организации. При проведении универсальных конференций формирование руководящих органов может происходить с учетом целого ряда критериев и принципов: справедливого географического представительства, представительства особых интересов, равного представительства государств с несовпадающими интересами и т.д. Полномочия руководящих лиц и органов конференции всегда носят исключительно организационно-распорядительный характер и связаны с ведением заседаний, порядком обсуждения вопросов, очередностью выступлений и т.п. Разумеется, категорически запрещено использовать данные полномочия в ущерб целям конференции или нарушая принцип равенства прав и обязанностей ее участников. Полномочия и порядок избрания руководителей вспомогательных органов конференции могут устанавливаться этими органами самостоятельно.
Секретариат конференции обеспечивает организационную сторону работы конференции. На нем, в частности, лежат обязанности по распространению среди участников материалов конференции, перевод выступлений, ведение и опубликование протоколов заседаний, информирование участников о порядке работы конференции, консультации по процедурным вопросам и т.д. Как правило, секретариат конференции формируется приглашающей стороной (государством или международной организацией) из числа своих граждан (персонала).
Организационно-правовые формы работы конференции - это порядок ее деятельности по непосредственному обсуждению вопросов, включенных в повестку дня. Так, конференция может обсуждать данные вопросы исключительно на своих пленарных заседаниях с участием всех делегаций. Если же круг обсуждаемых вопросов слишком широк, основное обсуждение может быть перенесено в комитеты (секции), которые по результатам своей работы предлагают конференции варианты итоговых решений. Сам процесс обсуждения может включать в себя основной доклад (тогда конференция должна утвердить основного докладчика), содоклады, а также короткие выступления (реплики) или прения участников. Возможно проведение обсуждения путем предоставления слова всем участникам конференции или только тем, кто пожелал выступить. Наконец, известны случаи проведения конференций в форме "круглого стола", когда доклады и прения идут параллельно. Процедурными правилами устанавливается очередность выступающих или порядок ее определения, а также максимальная продолжительность одного выступления. Регламент конференции содержит положения о кворуме, необходимом для работы конференции и ее вспомогательных органов и принятия ими решений. Наконец, процедурные правила в данной части предусматривают форму внесения участниками конференции своих замечаний и предложений (устная или письменная).
Основной частью процедурных правил являются нормы, устанавливающие порядок принятия промежуточных и итоговых решений конференции. В большинстве случаев решения на международных конференциях принимаются путем голосования, которое, в свою очередь, может быть открытым, закрытым и поименным. Решения принимаются большинством голосов от зарегистрированных или принимающих участие в голосовании делегаций: простым - по процедурным вопросам, квалифицированным - при принятии итоговых решений. Если интересы участников международной конференции полностью совпадают, итоговые решения могут приниматься без голосования, посредством аккламации (аплодисментов и других форм одобрения). Если, напротив, между интересами участников возникли существенные противоречия, на конференции может использоваться так называемый "пакетный" метод принятия решений, который предполагает взаимные уступки участников. Эти уступки сводятся в единый "пакет", и включаются в текст итогового решения. Метод всеобъемлющего пакета интересов был применен, в частности, при выработке Конференцией ООН по морскому праву Конвенции ООН по морскому прав 1982 года. Другой способ принятия решений на международных конференциях - метод консенсуса, при котором решение считается принятым при отсутствии официальных возражений участников. С одной стороны, данный метод позволяет любому участнику заблокировать соответствующий вариант решения. С другой стороны, как показывает практика, принятые методом консенсуса решения конференций впоследствии лучше выполняются государствами. При принятии решений на международных конференциях каждая делегация, независимо от количества ее членов, имеет только один голос. Правом участвовать в голосовании и подписывать итоговые решения конференции обладают лишь те делегации, полномочия которых надлежащим образом удостоверены.
Процедурные правила содержат также положения об официальных и рабочих языках конференции. О том, какие языки признаны официальными и рабочими, организаторы конференции должны заранее известить ее участников. На официальных языках публикуются все официальные решения конференции, делаются доклады в главных органах, ведутся протоколы и издаются другие документы, имеющие отношение к ее работе. Рабочие языки используются для выступлений участников, прений и протоколирования заседаний. В ряде случаев, для удобства участников конференции и экономии средств, количество рабочих языков конференции уменьшают. Тогда все выступления на конференции произносятся на 1-3 языках, а итоговые и официальные документы публикуются на 5-6 языках.
Как показывает практика, процедурные правила конференций направлены на решение двух основных задач: максимально полного и объективного обсуждения вопросов повестки и рациональной организации проводимых в рамках конференции мероприятий.

3.Итоговые документы международных конференций.
Основные результаты работы международной конференции отражаются в принятых на ней итоговых решениях, которые закрепляются в соответствующих письменных актах: резолюциях, заявлениях, постановлениях, хартиях, декларациях, меморандумах и т.д. Такие итоговые решения представляют собой выражение согласованной воли государств, в силу этого их правовая природа близка правовой природе решений, принимаемых международными организациями. Вместе с тем, изначальная ограниченность (локальность) целей конференции обусловливает частое принятие по итогам их работы такого специфического документа, как заключительный акт. Сам термин "заключительный" неприменим к деятельности международных организаций, функционирующих на постоянной основе. В то же время он вполне логично завершает работу международных конференций как временной формы многосторонней дипломатии.
В большинстве случаев заключительный акт международной конференции имеет следующую структуру. Во-первых, в заключительном акте обязательно указываются цели конференции (это своеобразная преамбула итогового документа). Во-вторых, данный документ содержит указание на место и время проведения конференции, а также перечисляет всех ее участников, включая наблюдателей и приглашенных лиц. Наконец, в-третьих, в заключительном акте фиксируются положительные итоги работы конференции, как правило - констатируется достижение согласия по определенным вопросам или перечисляются другие итоговые документы, согласованные между участниками и подписанные ими. Иногда в заключительном акте может выражаться благодарность инициаторам проведения конференции (отдельным государствам или международным организациям) или принимающей стороне. Заключительный акт подписывается всеми участниками конференции, в том числе теми, которые при голосовании остались в меньшинстве.
Например, заключительный акт международной конференции по проблемам Арала, которая состоялась 26 марта 1993 года в Кзыл-Орде, получил название Совместного коммюнике. В нем указаны участники конференции (делегации четырех центральноазиатских государств, возглавляемые главами государств), круг рассмотренных вопросов, перечислены итоговые документы конференции (Соглашение о совместных действиях по решению проблемы бассейна Аральского моря и Приаралья, экологическому оздоровлению и обеспечению социально-экономического развития Аральского региона, Положение о международном Фонде спасения Арала и Обращение участников конференции к Генеральному Секретарю ООН), а также дана высокая оценка участию в конференции в качестве наблюдателя делегации Российской Федерации.
Если международная конференция носила дипломатический характер, то главным итоговым документом, отражающим результаты ее работы, является согласованный текст нового международного договора. Как правило, текст такого договора прилагается к заключительному акту конференции. В зависимости от полномочий участвующих в работе конференции делегаций, договор может вступить в силу непосредственно по окончании конференции или стать открытым для подписания и присоединения. В таких случаях итоговые документы международных конференций имеют договорно-правовую природу и являются общепризнанным источником международного права. Основной итог дипломатической конференции - принятие участвующими в ней государствами предусмотренных договором международных обязательств. Как уже отмечалось, посредством международных конференций в значительной степени осуществляются кодификация и прогрессивное развитие международно-правовых норм.
Все другие итоговые документы международных конференций (то есть те, которым государства-участники не пожелали придать форму международного соглашения) не имеют обязательной юридической силы. Их значение определяется лишь тем, что государства публично признали наличие у них единого подхода к тем или иным проблемам. Такое признание налагает на субъектов международного права лишь морально-политическую обязанность придерживаться зафиксированных в принятых документах положений. Поэтому есть основания считать итоговые документы международных конференций "мягким правом". Иными словами, отдельные решения международных конференций могут иметь определенное регулятивное значение для международных отношений. Особенно это касается решений, в которых содержится указание на ту или иную модель поведения на международной арене, которую участники конференции считают приемлемой или желательной. Классический пример подобного итогового документа - Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года, в котором были сформулированы десять основных принципов, имеющих первостепенное значение для взаимоотношений между участниками Совещания. В данном случае итоговый документ международной конференции закрепил общепризнанные императивные нормы международного права, нарушение которых расценивается как грубое посягательство на мировой правопорядок. Аналогичное значение имеет итоговый документ Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1990 года - Парижская хартия для новой Европы.
К "мягкому праву" относятся такие итоговые документы международных конференций, как заявления, резолюции, декларации, программы совместных действий и т.д. Как правило, содержащиеся в них положения не создают для государств-участников прямых международных обязательств, но являются предпосылками для дальнейшего сотрудничества, в том числе для заключения международных договоров. Например, итоговые решения Форума нового тысячелетия 2000 года содержат призыв к мировому сообществу обратить внимание на проблемы социально-экономического развития африканских и наименее развитых государств. На многих конференциях принимаются документы, призывающие ввести в торговле между участниками режим наибольшего благоприятствования, снизить таможенные платежи, ускорить заключение соответствующих соглашений и т. п. Подобные акты не имеют для подписавших их государств обязательной юридической силы, но налагают на них определенные моральные обязательства. Например, большое влияние на договорную практику государств оказали итоговые документы Конференции ООН по окружающей среде и развитию 1992 года, в частности - Повестка дня на ХХI век.
Вместе с тем, для некоторых международных конференций (особенно научного характера) характерно принятие итоговых документов, которые могут вообще не содержать положений, относящихся к желательному поведению государств-участников. Такие документы (например, материалы конференции, доклады участников, информационные сообщения и т.п.) не имеют никакого регулятивного значения и могут использоваться только в целях международно-правовой доктрины.
Практически аналогичное значение имеют и такие документы, как официальные протоколы заседаний международных конференций. Такие протоколы, как правило, публикуются в форме стенографических отчетов. Содержащиеся в них положения проясняют официальную позицию отдельных государств, отражают характер и содержание политических дискуссий, позволяют познакомиться с идеями и концепциями, не нашедших поддержки в итоговых решениях конференции. Например, в ходе Третьей конференции ООН по морскому праву ряд африканских государств выдвигали концепцию региональной исключительной экономической зоны, которая была отклонена большинством участников. Эти данные полезны при изучении истории международного права, а также при толковании отдельных действующих международно-правовых документов.

4.Участники международных конференций.
Участниками международных межправительственных конференций являются государства и другие субъекты международного права в лице своих уполномоченных представителей. Вместе с тем, статус делегаций, принимающих участие в работе международной конференции, может быть различным.
Основными действующими лицами конференции являются делегации государств, уполномоченные принимать участие в голосовании при принятии итоговых документов конференции. Они обладают всей полнотой прав, предоставляемых в соответствии с обычным международным правом и регламентом конференции ее участникам. Только такие делегации имеют право подписывать итоговые документы конференции и создавать тем самым определенные юридические и морально-политические обязательства для своих государств. Согласно доктрине и практике международного права, делегация государства на международной конференции - это один из его временных зарубежных органов внешних сношений (см. главу 14).
Кроме делегаций с правом голоса, в работе конференции могут принимать участие делегации, имеющие статус наблюдателей, то есть не уполномоченные своими государствами на подписание итоговых решений. В зависимости от процедурных правил конференции объем прав наблюдателей может быть различным. В частности, им может быть предоставлено право участвовать в работе вспомогательных органов конференции, выступать с докладами, распространять различные заявления и документы, присутствовать на пленарных заседаниях, знакомиться со всеми материалами конференции и т.д. В качестве наблюдателей могут выступать делегации государств, не отвечающих обязательным критериям участников конференции (например, относящихся к другому географическому региону при проведении региональной конференции), но заинтересованные в международном сотрудничестве в области обсуждаемых проблем. Статус наблюдателя на международной конференции государство может получить как по инициативе организаторов конференции (тогда в приглашении сразу указывается, в каком качестве данное государство приглашается участвовать), так и по собственной инициативе. В последнем случае государство, приглашенное как полноправный участник конференции, может выбрать статус наблюдателя как более отвечающий его национальным интересам. Наконец, с просьбой о статусе наблюдателей на конференции могут обратиться государства, которые первоначально вообще не приглашались к участию в ней. Данный вопрос решается организаторами конференции по согласованию со всеми участниками.
В работе международных конференций также могут принимать участие делегации международных организаций. В большинстве случаев их статус близок статусу наблюдателей, так как они не имеют права голоса при принятии итоговых решений конференции. Как правило, в качестве наблюдателей на конференции участвуют представители тех международных организаций, цели и деятельность которых связаны с решаемыми на конференции проблемами. В то же время авторитетные региональные организации общей компетенции (ОБСЕ, ОАЕ, ЛАГ) приглашаются практически на все представительные конференции, проводимые в соответствующих регионах.
Как уже отмечалось, фактически от имени государств (других субъектов международного права) в работе конференций принимают участие делегации, состоящие из уполномоченных лиц. В тех случаях, когда государство представлено на конференции одним лицом, оно все равно именуется делегацией. Это же лицо считается главой данной делегации. В остальных случаях главу делегации назначает из числа ее членов представляемое государство.
В основе правового статуса участвующих в международных конференциях делегаций лежит их представительский характер. Каждый член делегации принимает участие в работе конференции не в личном качестве, а как представитель своего государства. Это означает, что при обсуждении различных вопросов и при голосовании делегация обязана придерживаться официальной позиции своего государства: полученных накануне или в ходе конференции инструкций, директив, распоряжений и т.п. Другими словами, в основе любых действий делегации лежат национальные интересы ее государства. Действия делегации вопреки официальной позиции представляемой страны могут рассматриваться как превышение полномочий и не влечь для государства правовых последствий. Каждое государство-участник конференции вправе в любое время заменить свою делегацию или ее членов на новых уполномоченных лиц, лишить свою делегацию ранее предоставленных полномочий или отозвать ее с конференции. Все эти права вытекают из государственного суверенитета, в соответствии с которым каждое государство самостоятельно определяет формы и направления своего участия в международном сотрудничестве.
Из представительского характера государственных делегаций на международных конференциях вытекает другая существенная черта их правового статуса - наличие у них иммунитетов (изъятий из-под юрисдикции государства пребывания). Каждая делегация при выполнении своих функций на конференции так же неприкосновенна, как представляемое государство, и посягательство на членов делегации приравнивается к посягательству на их государство в целом.
Международное право на уровне договорных норм закрепляет функциональные иммунитеты делегаций государств на международных конференциях: в 1975 году была принята Венская конвенция о представительстве государств в их отношениях с международными организациями универсального характера. Согласно данной Конвенции, иммунитетами обладают постоянные представительства государств при международных организациях, а также делегации государств на конференциях, проводимых под эгидой таких организаций. Однако в силу международного обычая соответствующие иммунитеты предоставляются делегациям государств на любых международных межправительственных конференциях.
Анализ иммунитетов и привилегий членов государственных делегаций на международных конференциях показывает, что их объем и характер практически тождественны дипломатическим иммунитетам и привилегиям (подробнее о них - в главе 14). Следует лишь отметить, что данные привилегии предоставляются членам делегаций не для личных выгод, а для эффективного осуществления своих функций. Лишить члена делегации иммунитета от юрисдикции государства пребывания вправе лишь государство его гражданства
В Уголовно-процессуальном Кодексе Республики Казахстан предусмотрено, что члены иностранных официальных делегаций обладают иммунитетом от уголовного преследования и могут быть привлечены к уголовной ответственности, задержаны или подвергнуты приводу только с явно выраженного согласия соответствующего государства.

Контрольные вопросы.
1.Что такое международная конференция?
2.Чем международная конференция отличается от международной организации?
3.Каково содержание процедурных правил международных конференций?
4.Какими способами принимаются итоговые решения международных конференций?
5.Расскажите о правовой природе итоговых документов международных конференций.
6.Какие категории участников международных конференций вы знаете?
7.Каков правовой статус делегаций государств на международных конференциях?

Литература.
Ашавский Б. М. Межправительственные конференции. - М., 1980.
Кулжабаева Ж. О. Международное публичное право. - Алматы, 2002
Действующее международное право. В трех томах. - Т. 1. - М., 1996.
Международное право: Учебник / Под ред. Ю. М. Колосова, Э. С. Кривчикова - М., 2000.
Международное публичное право: Учебник / Под ред. К. А. Бекяшева. - М., 2004.
Robbie S. Prosedure at International Conference: A Study of the Rules of Prosedure of Conferences and Assemblies of International Inter-Governmental Organizations. - Cambridge, 1996.

ГЛАВА 12. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ.

1.Понятие международно-правовой ответственности.
Институт международно-правовой ответственности - один из самых сложных и динамично развивающихся институтов международного права. Это связано, в первую очередь, со спецификой международного права как правовой системы - отсутствием в ней развитых надгосударственных механизмов принуждения и согласительным характером подавляющего большинства норм. Принцип государственного суверенитета включает, помимо прочего, иммунитет любого государства от какой-либо внешней власти, в том числе от власти других членов мирового сообщества. Международно-правовые нормы, регулирующие институт ответственности (как и все остальные нормы международного права), создаются самими государствами - основными субъектами ответственности. Этим международная ответственность в корне отличается от внутригосударственной (уголовной, административной и др.), для которой характерна ярко выраженная субординация субъектов права и жесткая императивность правовых предписаний. Что же касается международных отношений, то здесь меры ответственности к государству-нарушителю могут быть применены, по общему правилу, только с его согласия либо им самим добровольно исполнены. Практика применения принудительных мер ответственности (через коллективные санкции ООН или в порядке самозащиты нарушенных прав) пока недостаточно развита, чтобы говорить о ней как об объективно существующем институте. Поэтому привлечение государства-нарушителя к международно-правовой ответственности зачастую связано с серьезными межгосударственными конфликтами. Фактически, применение мер ответственности к независимому государству - это всегда (в той или иной степени) ограничение государственного суверенитета, а также принципов невмешательства, территориальной целостности и некоторых других.
В связи с этим в современном международном праве отсутствует какой-либо кодифицированный акт, содержащий общепризнанные нормы о международно-правовой ответственности. Еще в 1956 году Генеральная Ассамблея ООН поручила своему вспомогательному органу - Комиссии международного права - подготовить текст универсальной конвенции об ответственности субъектов международных отношений, однако данная работа до сих пор не закончена. В 2001 году Генеральная Ассамблея ООН лишь приняла к сведению подготовленный КМП Проект ответственности государств за международно-противоправные деяния. По всей видимости, государства абсолютно не заинтересованы в принятии на себя международных обязательств в области реализации международно-правовой ответственности. И это вполне объяснимо: создание договорных механизмов в данной сфере означает добровольный отказ государства от связанных с суверенитетом иммунитетов, признание над собой внешней юрисдикции и т.п.
Большинство норм, регламентирующих международно-правовую ответственность, носят обычный характер и сформировались достаточно давно, некоторые - в глубокой древности. Целый ряд общих принципов, касающихся реализации международной ответственности, ее форм и видов, сложился на практике и признается подавляющим большинством государств. Вместе с тем, появление все новых областей межгосударственного сотрудничества, особенно связанных с использованием техники и высоких технологий (международное воздушное, космическое, ядерное право и др.) приводит к серьезным изменениям института международно-правовой ответственности. В частности, за последние 50 лет появились универсальные международные соглашения, содержащие нормы об ответственности. Достаточно интенсивно развиваются такие институты международного права, как институт объективной материальной ответственности, институт международной уголовной ответственности физических лиц и другие. Однако эта кодификация носит ярко выраженный отраслевой характер и отражает специфику возмещения ущерба в определенных сферах международных отношений. В качестве примеров можно назвать такие соглашения, как Международная конвенция о гражданской ответственности за ущерб от загрязнения нефтью 1969 года и Протокол 1992 года к ней, Конвенция ООН по морскому праву 1982 года, Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, 1967 года, Конвенция об ответственности за ущерб, связанный с радиоактивными отходами 1963 года, Варшавская конвенция для унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок, 1929 года, Римская конвенция о возмещении вреда, причиненного иностранным воздушным судном третьим лицам на поверхности 1952 года, Статут Международного уголовного суда 1998 года, Киевский протокол о гражданской ответственности и компенсации за ущерб, причиненный трансграничным воздействием промышленных аварий на трансграничные воды 2003 года и некоторые другие.
Отсутствием единого кодифицированного акта, регулирующего институт международно-правовой ответственности, обусловлено отсутствие в научной доктрине общепринятого понятия данного вида ответственности. Как правило, это понятие выводится исходя из некоторых специфических признаков международно-правовой ответственности. Такими признаками являются:
-субъектом данного вида ответственности является субъект международного права (в строго ограниченных случаях - и физические лица);
-юридическим основанием для наступления международно-правовой ответственности является нарушение субъектом своего международного обязательства;
-фактическим основанием для наступления международно-правовой ответственности является причинение в результате противоправного деяния вреда другому субъекту;
-содержание международно-правовой ответственности заключается исключительно в обязанности ликвидировать причиненный вред (в случаях применения коллективных санкций содержание ответственности может быть шире);
-необходимым условием международно-правовой ответственности является присвоение субъекту ответственности действия (бездействия) других лиц, являющихся его представителями или находящимися под его контролем и юрисдикцией.
Исходя из перечисленных признаков, международно-правовую ответственность можно определить как юридическую обязанность субъекта международного права ликвидировать вред, причиненный в результате нарушения данным субъектом своего международного обязательства и связанный с противоправным деянием лиц, являющихся его представителями или находящимися под его контролем и юрисдикцией.
Таким образом, структура международно-правовой ответственности включает в себя 4 элемента: 1)наличие субъекта ответственности, обладающего международной деликтоспособностью; 2)нарушение им своего международного обязательства; 3)причинение вреда законным правам и интересам других субъектов; 4)причинная связь между нарушением обязательства и наступлением вредных последствий.
Как уже отмечалось, субъектами международно-правовой ответственности, по общему правилу, могут быть только субъекты международного права. Вместе с тем, в отдельных случаях (при совершении международных преступлений) международной деликтоспособностью могут обладать и физические лица. Данное обстоятельство дает некоторым представителям доктрины право причислять индивидов к числу субъектов международного права (см. главу 5). В тех случаях, когда субъектом международной уголовной ответственности является физическое лицо, некоторые из признаков, указанных в определении международно-правовой ответственности, отсутствуют. Во-первых, содержанием ответственности в таких случаях является не ликвидация причиненного вреда, а обязанность понести уголовное наказание, которое включает в себя элемент кары (возмездия). Во-вторых, физическому лицу можно непосредственно вменить в вину совершение преступных действий, чего нельзя сделать в отношении государства. О международной уголовной ответственности физических лиц - в п. 5 настоящей главы.
Для наступления международно-правовой ответственности не имеет значения, какого рода международное обязательство субъекта было нарушено - договорное или обычное. Важно лишь, чтобы данное обязательство было принято на себя этим субъектом в явно выраженной форме (например, путем заключения договора), либо такое принятие недвусмысленно вытекало из его поведения. Это условие не требуется, когда речь идет об общепризнанных нормах (принципах) международного права - нормах jus cogens. Принятие государством вытекающих из них обязательств предполагается в любом случае. Признание невыполнения международного обязательства основанием для ответственности нередко встречалось в практике международных судебных и арбитражных органов. Так, Постоянная палата Третейского суда ООН, рассматривая дело "Рейнбоу Уорриор", в своем решении указала, что "любое нарушение государством любого обязательства, независимо от его происхождения, влечет за собой возникновение ответственности государства". В зависимости от того, какое обязательство субъекта международного права нарушено, различают обычные международные деликты и международные преступления, представляющие собой особо опасные посягательства на мировой правопорядок.
В научной литературе высказывается точка зрения, согласно которой международные обязательства государства могут возникать и на основании односторонних актов, например - на основании одностороннего обязательства не проводить испытания ядерного оружия1. Данная точка зрения представляется спорной, так как в случае нарушения государством своего же собственного акта к нему весьма проблематично применить меры международно-правовой ответственности. Отказ от одностороннего обязательства - такое же суверенное право государство, как и его принятие.
Нарушение субъектом своего международного обязательства может выражаться как в действии, так и в бездействии, если обязательство носит позитивный характер, то есть предписывает совершение каких-либо актов. Кроме того, объективную сторону нарушения может составлять ряд последовательных действий (поведение).
В подавляющем большинстве случаев фактическим основанием для наступления международно-правовой ответственности является причинение вреда, то есть наступление вредных последствий для охраняемых правом прав и интересов других субъектов. Данный вред может носить как материальный, так и нематериальный характер, что обусловливает и вид наступающей ответственности. При этом субъект, права и интересы которого нарушены, не обязательно должен быть субъектом международного права. Например, государство, грубо или в массовом порядке нарушающее основные права и свободы своих граждан, подлежит привлечению к международной ответственности, хотя потерпевшие субъектами международного права и не являются. Теоретически возможно наступление международно-правовой ответственности и без наличия какого-либо осязаемого вреда (то есть нарушение международного обязательства не повлекло за собой вредных последствий), однако в подобных случаях отсутствует механизм реализации ответственности, так как некому заявлять соответствующую претензию.
Что касается причинной связи между нарушением международного обязательства и причинением вреда, то к ней предъявляются те же требования, что и в других видах ответственности. Это значит, что причинная связь должна быть реальной и очевидной: наступивший вред должен быть прямым следствием нарушения международно-правовой нормы.
Еще один специфический вид международно-правовой ответственности (объективная или абсолютная материальная ответственность) имеет несколько иную структуру, не включающую в себя нарушения международного обязательства (подробнее об объективной материальной ответственности - в п. 3 настоящей главы).
Как уже отмечалось, одной из особенностей международно-правовой ответственности является присвоение государству (иному субъекту) действий, совершенных другими лицами, которые представляют его или находятся под его юрисдикцией и контролем. Иными словами, государство как таковое в принципе не может совершать каких-либо действий, в том числе и противоправных: за него и от его имени такие действия совершаются уполномоченными органами и лицами. Поэтому для международно-правовой ответственности не характерен такой элемент, как вина, то есть психическое отношение субъекта поведения к содеянному. У государства нет психики; в силу этого в международно-правовой доктрине принято говорить не о вменении вины государству, а о присвоении деяния государству. Государство "виновно" тогда, когда ему присвоены действия виновных лиц. Например, в случае развязывания правительством страны агрессивной войны или принятия парламентом закона, нарушающего права человека, международную ответственность будет нести государство как таковое, то есть как субъект политической власти. Вместе с тем, некоторые соглашения содержат понятие "вина государства" (например, Конвенция о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами, 1972 года). Данное понятие следует толковать в указанном смысле.
Согласно общепризнанному правилу (оно нашло отражение и в Проекте статей об ответственности государств за международно-противоправные деяния), деяние (действие, бездействие, поведение) рассматривается как деяние государства в следующих случаях:
-если это деяние совершено официальным органом государственной власти - законодательным, исполнительным или судебным, центральным или местным, действующим в пределах своих полномочий или вышедшим за эти пределы (главное - чтобы этот орган осуществлял функции государственной власти);
-если это деяние совершено лицом (группой лиц), действующим по указанию, под руководством или под контролем государства;
-если деяние совершено лицом (группой лиц), состоящим на государственной службе и находящимся при исполнении своих обязанностей (военнослужащие, полиция и т.д.);
-если деяние совершено лицом (группой лиц) от своего имени и в личных интересах, но государство, под юрисдикцией которого это лицо (лица) находятся, не принимает мер по привлечению их к ответственности.
В консультативном заключении от 29 апреля 1999 года Международный Суд ООН указал, что "в соответствии с устоявшейся нормой международного права действия любого государственного органа рассматриваются как совершенные государством в целом".
На практике вопрос о присвоении деяния государству может оказаться очень непростым. В частности, нормативно не определены четкие критерии того, совершалось ли деяние "под контролем" государства или нет. В каждом конкретном случае необходимо определить степень причастности государства к деликту. Самое главное при этом - установить факт нарушения государством своих международных обязательств. Например, в 1891 году власти США взяли на себя ответственность перед Италией за действия толпы своих граждан, устроивших самосуд (суд Линча) над несколькими итальянцами, находившимися под стражей. Семьям погибших была выплачена материальная компенсация. В данном случае правительство США согласилось с тем, что государство обязано было обеспечить безопасность иностранных граждан, находившихся под его юрисдикцией
Существуют определенные обстоятельства, при которых действия государства, формально содержащие признаки нарушения международного обязательства, не влекут за собой международной ответственности. Подробнее о таких обстоятельствах - в п. 4 настоящей главы.

2.Виды и формы международно-правовой ответственности.
Действующее международное право предусматривает три основных вида ответственности: политическую, материальную и уголовную. Реализация того или иного вида ответственности зависит от степени тяжести и характера международного деликта, в первую очередь - от характера международного обязательства, нарушенного соответствующим государством.
Политическая ответственность наступает в тех случаях, когда в результате нарушения потерпевшему государству нанесен моральный (политический) ущерб, пострадали его авторитет, репутация или другие интересы нематериального характера, в том числе права, вытекающие из государственного суверенитета: право на независимость, равноправие, территориальную целостность, невмешательство во внутренние дела и другие. Принято считать, что любое нарушение международного обязательства в той или иной степени влечет за собой политическую ответственность, так как при этом нарушается императивный принцип международного права - принцип добросовестного исполнения международных обязательств. Даже если в результате нарушения нет очевидного пострадавшего государства (государств), страдает международный правопорядок, то есть интересы всех субъектов международного права. Поэтому политическая ответственность часто наступает параллельно с другими видами ответственности. Например, в случае нанесения материального ущерба государство-нарушитель должно не только возместить этот ущерб, но и принести извинения пострадавшему государству. Как показывает практика, в случае совершения международных преступлений политическая ответственность к государству применяется наряду с привлечением физических лиц к международной уголовной ответственности. Для наступления политической ответственности не требуется каких-либо видимых вредных последствий: она наступает в силу самого факта нарушения соответствующего международного обязательства.
Формами реализации политической ответственности являются сатисфакции, репрессалии и коллективные санкции, применяемые в соответствии с решением международной организации.
Сатисфакция (дословно - удовлетворение) - форма ликвидации причиненного морально-политического ущерба путем активных действий самого государства-нарушителя. Сатисфакция - самая древняя форма международной ответственности, применяемая в качестве самостоятельной меры за незначительные международные правонарушения (деликты). Разновидностями сатисфакции являются официальные извинения, выражение сожаления, заверение в недопущении подобных действий в будущем, наказание виновных должностных лиц. В прошлом нередко применялась такая разновидность сатисфакции, как оказание почестей пострадавшему государству (исполнение его гимна, склонение своего знамени перед его знаменем). Например, в 1989 году МИД СССР выразил правительству Афганистана сожаление в связи с тем, что в результате бомбардировок при выходе из осажденного Кабула погибли мирные жители. Как правило, сатисфакция осуществляется уполномоченным государственным органом (должностным лицом) публично или по официальным дипломатическим каналам. Обычно используются несколько разновидностей сатисфакции: государство-нарушитель одновременно выражает сожаление по поводу случившегося и обещает принять меры к виновным лицам. Как показывает практика, дружественные государства могут прибегать к сатисфакции и в случаях, когда факт нарушения неочевиден или носит спорный характер. Так, в 2004 году глава правительства Италии официально извинился перед Германией за итальянского министра туризма, который публично нелестно высказался о немецких туристах.
Сатисфакция призвана нормализовать отношения между государствами, поэтому в практике международных отношений этой форме политической ответственности уделяют достаточно большое внимание. В некоторых случаях сатисфакция реализуется спустя десятилетия после международного правонарушения и является предпосылкой заключения мирного договора и установления дипломатических отношений. Нередко факт сатисфакции и удовлетворения пострадавшего государства фиксируются в совместном акте заинтересованных государств (заявлении, коммюнике и др.)
Репрессалии - это ответные насильственные действия пострадавшего государства по отношению к государству-нарушителю (делинквенту), при помощи которых устраняются последствия причиненного вреда. Классическим примером репрессалий является задержание иностранного судна-браконьера и конфискация его улова береговыми службами прибрежного государства. Репрессалиями являются также все действия, предпринятые пострадавшим государством в рамках самообороны. Главное требование к репрессалиям - их соразмерность допущенному другой стороной нарушению. В случае, если ответные насильственные действия явно не соответствуют характеру нарушения, государство-нарушитель само превращается в пострадавшее государство и вправе сделать ответный ход. Соразмерные репрессалии не дают государству-нарушителю такого права.
Репрессалии могут быть разовыми или длящимися (например, эмбарго). В последнем случае пострадавшее государство должно определить момент, с которого достигнута соразмерность, и прекратить применение соответствующих мер.
Не являются репрессалиями ответные действия, если интересы государства были нарушены в результате правомерных действий другой стороны. Например, в конце 80-х годов Великобритания объявила персонами "нон грата" сразу несколько десятков советских дипломатов. В ответ СССР выслал с идентичной формулировкой такое же количество сотрудников британского посольства. Так как действия Великобритании были правомерными и не содержали деликта, ответные действия СССР не являлись репрессалиями. Такие ответные меры на недружественные действия носят название реторсий и не относятся к формам международно-правовой ответственности.
Коллективные санкции - самая "молодая" форма международно-правовой ответственности. На первом месте среди них, безусловно, находятся коллективные санкции ООН, принимаемые по решению Совета Безопасности в рамках реализации статей 40-42 Устава ООН. Особенностью данной формы ответственности является то, что она реализуется усилиями не пострадавшего государства, а всего мирового сообщества или действующих от его имени государств. В отличие от репрессалий, коллективные санкции имеют характер наказания и не обязательно должны быть соразмерными допущенному правонарушению. Решения Совета Безопасности, принятые им в пределах своей компетенции, априори являются законными и подлежат выполнению. Вместе с тем, недопустимо при осуществлении коллективных санкций выходить за рамки предоставленного ООН мандата. Коллективные санкции могут включать как политические, так и экономические меры принудительного характера. К числу первых относятся меры, ограничивающие суверенитет государства-нарушителя. Сюда, в частности, относится отторжение части территории, полная или частичная демилитаризация, запрет отдельных политических партий, ограничение юрисдикции в отношении лиц, совершивших международные преступления, и т.д.
Возможность применения к государству-нарушителю принудительных коллективных мер по решению других международных организаций предусмотрена Уставом ООН (статья 53), если только они действуют под руководством Совета Безопасности (см. главу 16). Однако практика показывает, что некоторые региональные международные организации (в частности, НАТО) и отдельные группы государств прибегают к коллективным санкциям и помимо Совета. С одной стороны, возникает вопрос о правомерности подобных действий и о том, насколько они соответствуют принципам международно-правовой ответственности. С другой стороны, игнорировать реальность - значит, не видеть тенденции развития данного института.
На практике Совет Безопасности неоднократно прибегал к такой форме политической ответственности, как коллективные санкции. Государствами, в разное время подвергавшимся коллективным принудительным мерам, были Япония, Германия, ЮАР, Ирак, Югославия и другие страны. Особенностью коллективных санкций является то, что вопрос о привлечении государства к этой форме ответственности вправе поставить любой субъект международного права, в том числе тот, кто непосредственно не пострадал от совершенного деликта.
Разновидностью коллективных санкций можно также считать решения международных организаций, посредством которых ограничиваются "внутренние" права государств-членов, то есть связанные с функционированием самих организаций: приостановление и прекращение членства, лишение права голоса и т.п. К данному виду ответственности государства привлекаются в случае нарушения ими своих международных обязательств, вытекающих из членства в организациях и зафиксированных в их учредительных актах.
Материальная ответственность представляет собой обязанность субъекта правонарушения возместить материальный ущерб, связанный с невыполнением международного обязательства. Таким образом, в структуру международной материальной ответственности в качестве обязательного элемента входит материальный (имущественный или денежный) ущерб. В отличие от политической ответственности, для наступления материальной ответственности недостаточно одного факта правонарушения - оно должно повлечь за собой соответствующий вред. В таких случаях пострадавшее государство вправе предъявить нарушителю претензию, в которой может потребовать возмещения ущерба в полном объеме. Для этого существуют следующие формы реализации материальной ответственности: реституция, репарация и субституция.
Реституция - это восстановление материального положения, существовавшего до совершения международного деликта. Способами реституции могут быть починка испорченного имущества, восстановление утраченного имущества, возвращение неправомерно захваченного имущества, возврат государственного долга и т.п.
Репарация представляет собой денежное возмещение причиненного материального вреда. Заинтересованные государства должны совместно определить стоимость поврежденного или утраченного имущества, и государство-нарушитель обязано передать соответствующую сумму пострадавшему государству. Например, общая сумма репараций, наложенных на Германию за развязывание Второй мировой войны, составила 20 миллиардов долларов. В 1996 году Международный Суд принял решение о взыскании с США в пользу Ирана 131 миллиона долларов за сбитый ВМС США иранский пассажирский самолет.
Под субституцией понимается замена поврежденного или утраченного имущества равнозначным по значению, качеству и стоимости имуществом. Условия субституции также должны быть согласованы между заинтересованными государствами.
На практике упомянутые формы реализации материальной ответственности выглядят так. Допустим, зданию посольства одного государства в другом государстве в результате хулиганских действий был нанесен материальный ущерб. Так как, согласно Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 года, обеспечение безопасности и неприкосновенности посольства является международной обязанностью государства пребывания, оно должно понести международно-правовую ответственность. В случае, если формой возмещения ущерба будет выбрана реституция, государство пребывания обязано за свой счет и своими средствами отремонтировать здание посольства. При репарации государство пребывания должно будет выплатить аккредитующему государству соответствующую денежную сумму. Наконец, при субституции аккредитующему государству будет предоставлено равноценное здание для размещения в нем его посольства. Как уже отмечалось, независимо от способа возмещения материального вреда государство пребывания должно понести и политическую ответственность, вытекающую из самого факта невыполнения обязательства (например, извиниться перед аккредитующим государством).
В истории международных отношении достаточно долго существовала такая форма реализации международной материальной ответственности, как контрибуции. Контрибуции - это платежи, которые государство, победившее в войне, имело право получить с побежденной стороны. В отличие от репараций, которые носят компенсационный характер и определяются размером причиненного ущерба, контрибуции имели характер штрафных санкций (дани) и определялись победителем по своему усмотрению. Действующее международное право признает контрибуции неправомерной формой ответственности.
Следует отметить ряд общих принципов реализации международной материальной ответственности. Во-первых, размер и способ возмещения ущерба (репарация, реституция или субституция) определяется по соглашению между заинтересованными сторонами. Принудительное навязывание определенного способа как государством-нарушителем, так и пострадавшим государством, противоречит международному праву. Во-вторых, при возмещении ущерба учитывается только реальный ущерб, то есть в действительности понесенные прямые и косвенные убытки. Упущенная выгода, как правило, в рамках международной материальной ответственности не возмещается. В-третьих, обязанность доказывания размеров ущерба и причинной связи между совершением деликта и наступлением ущерба лежит на пострадавшем государстве.

3.Особенности объективной (абсолютной) материальной ответственности в международном праве.
Структура обычной международной материальной ответственности включает в себя 4 основных элемента: субъект деликта, нарушение им международно-правовой нормы, материальный ущерб, причинная связь между нарушением и ущербом. Иными словами, обязательным основанием для наступления такой ответственности является противоправное деяние (действие или бездействие) государства-нарушителя. Однако действующее международное право предусматривает случаи, когда государства (другие субъекты) обязаны возместить материальный ущерб, причиненный в результате правомерного поведения, то есть не связанного с нарушением какого-либо международного обязательства. Данный вид ответственности получил название объективной (абсолютной) материальной ответственности. Его условным аналогом во внутригосударственном праве является институт источника повышенной опасности.
Как показывает практика, институт объективной материальной ответственности применяется в тех отраслях международного права, которые регулируют использование государствами объектов - источников повышенной опасности. Таковыми являются объекты, которые в силу своих технических и функциональных свойств могут выходить из-под контроля и причинять существенный вред. К таким объектам (источникам повышенной опасности) относятся воздушные и морские суда, космические корабли, атомные электростанции, военная техника и т.д. Поэтому объективная материальная ответственность устанавливается, главным образом, нормами международного воздушного, космического, морского и ядерного права. В качестве примеров соответствующих соглашений можно назвать Конвенцию о возмещении вреда, причиненного иностранным воздушным судном третьим лицам на поверхности 1952 года, Конвенцию об ответственности пред третьей стороной в области ядерной энергии 1960 года, Конвенцию об ответственности операторов ядерных судов 1962 года, Конвенцию о гражданской ответственности за ядерный ущерб 1963 года, Конвенцию о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами, 1972 года и ряд других.
Общий смысл содержащихся в этих конвенциях норм заключается в следующем. Государство, которое использует опасный объект, обязано возместить материальный ущерб, причиненный таким объектом вследствие непредвиденных и чрезвычайных событий, даже если оно не нарушило ни одного своего международного обязательства. Условно говоря, государство должно нести ответственность не в силу своей "вины" (хотя этот термин к государствам в обычном смысле этого слова неприменим), а в силу наличия объективных обстоятельств (события, ущерба и причинной связи между ними). Например, согласно статье 2 Конвенции о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами, 1972 года (Казахстан участвует с 30 мая 1997 года), запускающее государство несет абсолютную ответственность за выплату компенсации за ущерб, причиненный его космическим объектом на поверхности Земли или воздушному судну в полете.
Таким образом, государство-владелец источника повышенной опасности несет бремя рисков, связанных с эксплуатацией такого объекта и возможностью его выхода из-под контроля. Если правомерное поведение государства привело к чрезвычайным и непредвиденным событиям (аварии, столкновению и др.), оно должно ликвидировать последствия причиненного вреда в рамках института объективной (абсолютной) материальной ответственности. Если же такой объект был использован государством в нарушение действующих международно-правовых норм (например, в случае проведения ядерных испытаний в запрещенной среде), то возникают основания для обычной материальной ответственности.
В большинстве международных соглашений предусмотрены условия, при которых государство освобождается от объективной материальной ответственности. Данные условия связаны с элементом вины самого пострадавшего государства или находящихся под его контролем и юрисдикцией лиц. Если государство, которому нанесен ущерб, своими действиями (бездействием) само способствовало причинению вреда, оно не вправе рассчитывать на его компенсацию. Например, в Конвенции 1972 года (статья 6) указано, что запускающее государство освобождается от абсолютной ответственности в той мере, в какой докажет, что ущерб явился полностью или частично результатом:
-грубой небрежности со стороны государства-истца либо физических или юридических лиц, которых оно представляет;
-умышленного действия или бездействия с намерением нанести ущерб со стороны государства-истца либо физических или юридических лиц, которых оно представляет.
Следует обратить внимание на то обстоятельство, что бремя доказывания вины пострадавшего государства лежит на государстве-владельце источника повышенной опасности. Кроме того, государство не может быть освобождено от абсолютной ответственности в тех случаях, когда ущерб явился результатом его противоправной деятельности, даже при наличии вины пострадавшего государства.
В структуру объективной (абсолютной) материальной ответственности входят пять элементов: обладающий международной правосубъектностью субъект правомерной деятельности; специальная международно-правовая норма, предусматривающая ответственность в случае наступления определенных событий; событие, предусмотренное международно-правовой нормой в качестве основания ответственности; материальный ущерб; причинная связь между событием и ущербом.
Следует обратить внимание, что фактическим основанием для объективной (абсолютной) материальной ответственности является причинение в результате правомерного поведения материального ущерба, а юридическим - наличие специальной международно-правовой нормы. Для наступления обычной материальной ответственности достаточно самого факта нарушения международного обязательства, повлекшего материальный ущерб: ответственность в таких случаях должна наступить в силу обычных норм международного права. Правом на возмещение ущерба здесь обладает любое государство, даже если оно не является участником соответствующих конвенций. Другое дело - объективная материальная ответственность. Она может быть реализована только в том случае, когда международный договор прямо предусматривает обязанность государства, ответственного за использование определенных объектов, возместить причиненный в результате такого использования материальный ущерб.
Другое принципиальное отличие объективной (абсолютной) материальной ответственности - наличие верхнего предела возмещаемого ущерба. Целый ряд международных соглашений предусматривают максимальную сумму компенсации, которая может быть выплачена пострадавшему государству независимо от размера ущерба. Таким образом, если реально нанесенный ущерб оказался меньше установленного соглашением верхнего предела, ответственное государство обязано возместить его в полном объеме. Если же размер ущерба превысил этот предел, пострадавшему государству или его гражданам будет выплачена только указанная в соглашении сумма. Например, в соответствии с Гватемальским протоколом 1971 года к Варшавской конвенции для унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок, воздушный перевозчик вне зависимости от вины отвечает за жизнь своих пассажиров, но максимальный предел его ответственности в случае гибели людей - 100 тысяч долларов за одного человека. В соответствии с Римской конвенцией о возмещении вреда, причиненного иностранным воздушным судном третьим лицам на поверхности 1952 года, размер абсолютной ответственности ограничен в зависимости от веса воздушного судна, причинившего материальный вред. Чем больше вес судна - тем больше верхняя планка возмещаемого его государством ущерба.
Разумеется, наличие верхнего предела возмещаемого ущерба не отвечает интересам пострадавшего государства. Теоретически возможна ситуация, когда нанесенный ущерб окажется в десятки раз больше предусмотренной соглашением максимальной суммы компенсации. Однако не следует забывать, что государство, эксплуатирующее объект (источник повышенной опасности) действует правомерно, не нарушает каких-либо международных обязательств. Поэтому ограничение его ответственности за такое правомерное поведение выглядит справедливым. Данный институт призван стимулировать развитие науки и техники, поощрять космическую, аэронавигационную, атомную и другие отрасли промышленности. Использование объектов, являющихся источниками повышенной опасности, всегда связано с риском, поэтому международное право предусматривает указанные гарантии для государств, активно развивающих соответствующие отрасли промышленности. В принципе, аналогичную направленность имеют и нормы, устраняющие объективную (абсолютную) ответственность при наличии вины пострадавшего государства.
В настоящее время в рамках Комиссии международного права идет работа по кодификации института объективной (абсолютной) ответственности. Соответствующее поручение было дано КМП Генеральной Ассамблеей ООН в 1970 году.
Рассматриваемый институт имеет большое значение для Республики Казахстан. Это связано, в первую очередь, с нахождением на ее территории космодрома "Байконур". В соответствии со статьей 1 Конвенции о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами, 1972 года, термин "запускающее государство" (которое несет ответственность за нанесенный ущерб) включает в себя, помимо прочего, государство, с территории или установок которого осуществляется запуск космического объекта. Таким образом, при наличии определенных условий Казахстан может нести международную ответственность за последствия любого запуска космических объектов с "Байконура". С другой стороны, на практике уже были случаи, когда в результате неудачных запусков российских космических объектов наносился материальный ущерб гражданам Республики Казахстан. Подобные инциденты являлись предметом двусторонних переговоров, по результатам которых Российская Федерация возмещала причиненный ущерб. Другая важная область применения института объективной материальной ответственности - причинение трансграничного ущерба окружающей природной среде. Для Казахстана соответствующие международно-правовые нормы представляют интерес в связи с проблемами Аральского региона и большой важности трансграничных водотоков для экономики страны.

4.Обстоятельства, исключающие ответственность государств.
Как и в национальных правовых системах, в международном праве существуют обстоятельства, исключающие противоправность деяния и, соответственно, ответственность данного субъекта. При наличии таких обстоятельств действия государства, формально являющиеся нарушением его международных обязательств, не влекут обязанности устранить причиненный вред. К обстоятельствам, исключающим международно-правовую ответственность, относятся:
1)согласие потерпевшего государства на совершение соответствующих действий или его просьба об их совершении;
2)самооборона, предполагающая активную защиту субъектом международного права своих нарушенных интересов;
3)противоправные действия самого потерпевшего государства, повлекшие за собой применение коллективных санкций, предусмотренных международным правом;
4)форс-мажорные обстоятельства (непреодолимая сила);
5)ситуация крайнего бедствия.
По общему правилу, согласие (просьба) потерпевшего государства на совершение действий, причинивших ему ущерб, освобождает действовавшее государство от международной ответственности. Данное правило применяется, например, в тех случаях, когда одно государство просит другое государство ввести войска на свою территорию для подавления мятежа или укрепления внутренней безопасности. Условиями правомерности деяния при этом будет, во-первых, соответствие действий достигнутым договоренностям или просьбе, во-вторых, получение согласия или просьбы до начала действий, в-третьих, соответствие деяния императивным принципам международного права. Кроме того, согласие или просьба потерпевшего государства должны быть явно выраженными, а не молчаливо предполагаться. Если деяние второго государства вышло за рамки согласованных с потерпевшим государством действий, оно обязано нести ответственность за свои действия в той части, в которой они превысили соответствующие договоренности.
Самооборона как средство защиты законных прав и интересов субъектов международного права также допускает причинение вреда источнику угрозы (как правило, другому субъекту международного права) и исключает международно-правовую ответственность. Условия правомерности самообороны предполагают соответствие применяемых мер характеру и тяжести правонарушения и их ответный характер. Превентивная самооборона является незаконной. Наибольшие возможности в рамках самообороны имеет государство, подвергшееся вооруженной агрессии. В таких случаях международное право допускает нанесение агрессору ответного удара, превосходящего по последствиям вред от агрессии. При этом следует учитывать, что в своем решении по делу "Никарагуа против США" Международный Суд ООН указал, что "самооборона оправдана только в том случае, если предпринимаемые меры пропорциональны вооруженной агрессии и являются необходимыми для ее отражения".
Еще одним необходимым условием правомерности самообороны является точная идентификация источника вреда, то есть применение ответных мер именно к тому субъекту, который первым нарушил свои международные обязательства. Например, военная акция США в Афганистане в 2001 году преподносилась как самооборона, хотя США так и не удалось доказать, что террористические акты должны быть присвоены афганскому государству.
Наконец, действия в порядке самообороны должны быть тесно связаны с первоначальным посягательством, то есть носить характер контрмер. Это означает, что ответные меры потерпевшего государства должны быть направлены на восстановление нарушенных прав, а не на возмездие. Если же ответное нарушение международного обязательства никак фактически или юридически не связано с уже допущенным нарушением, такие действия нельзя рассматривать в качестве самообороны. На это, в частности, указал Международный Суд в своем решении по делу о проекте Габчиково-Надьмарош: "действия, предпринятые в ответ на предшествующее международно-противоправное деяние другого государства и направленные против такого государства, будут противоправными". Поэтому государство, пострадавшее от уже совершившегося нарушения международного обязательства, должно добиваться возмещения ущерба по дипломатическим каналам.
Обстоятельством, исключающим международно-правовую ответственность, является причинение вреда в рамках коллективных санкций по решению компетентной международной организации. В подобных случаях меры ответственности к государству-нарушителю могут применяться субъектами, интересы которых не пострадали (этим данное обстоятельство отличается от самообороны). Однако принципиально важно, чтобы данные меры были санкционированы компетентной международной организацией. В частности, право ООН прибегать к коллективным санкциям, в том числе вооруженного характера, не вызывает сомнений, чего нельзя сказать о военных операциях войск НАТО. С другой стороны, коллективные действия невооруженного характера, содержащие элемент наказания государства, нарушившего устав той или иной международной организации, выглядят вполне обоснованными. Действия, предпринятые при осуществлении коллективных санкций, не влекут ответственности при наличии двух условий: 1)решение международной организации было принято в рамках ее компетенции и соответствует императивным принципам международного права; 2)практическая реализация санкций в точности соответствует духу и букве принятого организацией решения.
Форс-мажорными обстоятельствами, исключающими наступление ответственности за международный деликт, признаются обстоятельства, которые непредвиденно внезапно возникли и сделали невозможным выполнение государством своих международных обязательств. Форс-мажорные обстоятельства могут быть вызваны как природными явлениями, так и техногенными катастрофами. Вместе с тем, сами по себе чрезвычайные происшествия (независимо от их масштаба и последствий) не могут считаться достаточным основанием для освобождения от ответственности. Государство, ссылающееся на такие обстоятельства, должно сначала доказать, что их наступление сделало невозможным точное и неуклонное выполнение его обязанностей на международной арене. Существенное значение имеет обычная норма, в соответствии с которой государство не вправе ссылаться на форс-мажорные обстоятельства, если их возникновение вызвано его собственным поведением.
Обстоятельством, исключающим противоправность деяния и ответственность, является также ситуация крайнего бедствия, характеризующаяся тем, что нарушение международного обязательства было связано с необходимостью защитить другие охраняемые правом интересы (жизнь людей, состояние окружающей среды и др.). При этом предотвращаемый вред должен быть не меньшим, чем причиненный в результате нарушения. Другим обязательным критерием правомерности действий в условиях крайнего бедствия является невозможность избежать вредных последствий другим путем. Это значит, что государство могло предотвратить возникшую угрозу только путем причинения вреда другому субъекту международного права. Как и в случае с непреодолимой силой, государство не вправе ссылаться на ситуацию крайнего бедствия, если оно своими действиями спровоцировало ее наступление. В таких случаях потерпевшее государство имеет право привлечь нарушителя к ответственности и рассчитывать на возмещение ущерба.
Все перечисленные обстоятельства, исключающие противоправность деяния и международно-правовую ответственность, предусмотрены в различных универсальных и региональных соглашениях. Например, право на самооборону и реализацию коллективных санкций закреплено в Уставе ООН, форс-мажор и крайнее бедствие признаются таковыми в различных конвенциях в области международного морского права. Например, статья 98 Конвенции ООН по морскому праву 1982 года предусматривает освобождение государства от ответственности, если плавающее под его флагом судно нарушает установленный Конвенцией правовой режим вследствие ситуации крайнего бедствия. Помимо действующих международных договоров, обстоятельства, исключающие международно-правовую ответственность, неоднократно были подтверждены международной судебной и арбитражной практикой.
В Проекте статей об ответственности государств за международно-противоправные деяния, подготовленном Комиссией международного права, наряду с уже перечисленными обстоятельствами, исключающими ответственность, названы также крайняя необходимость и противоправные действия самой потерпевшей стороны. В принципе, оба этих института при соблюдении ряда условий могут исключать противоправность деяния и освобождать действовавшее государство от обязанности ликвидировать вред. Вместе с тем, на наш взгляд, институт крайней необходимости может быть поглощен институтом крайнего бедствия, а виновность потерпевшего государства - институтом самообороны.
Следует отметить, что, по общему правилу, ответственность государства за свое неправомерное поведение на международной арене не исключается, если это поведение было правомерным с точки зрения его внутреннего права. Ссылка на национальное законодательство не может оправдывать невыполнение международных обязательств. В предложенном КМП Проекте статей об ответственности государств за международно-противоправные деяния четко сказано, что "деяние государства должно быть квалифицировано как международно-противоправное, если оно нарушает международно-правовое обязательство, даже тогда, когда данное деяние не противоречит внутреннему праву государства, и даже тогда, когда согласно этому внутреннему праву государство должно было действовать именно таким образом".

5.Международная уголовная ответственность физических лиц.
Современная доктрина международного права исходит из признания ограниченной международной правосубъектности физических лиц. При этом международная уголовная деликтоспособность является одной из главных составляющих международно-правового статуса отдельных граждан и лиц без гражданства. Анализ действующих соглашений и других документов показывает, что в случае привлечения индивида к международной уголовной ответственности его статус может непосредственно регулироваться нормами международного публичного права.
Институт международной уголовной ответственности физических лиц возник сразу по окончании Второй мировой войны, когда группа военных преступников была осуждена Нюрнбергским и Токийским международными военными трибуналами. В общей сложности 19 человек были тогда приговорены к смертной казни, и еще 19 - к пожизненному тюремному заключению.
В 1993 году по решению Совета Безопасности ООН был создан Международный трибунал для судебного преследования лиц, ответственных за серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории бывшей Югославии с 1991 года (Трибунал по Югославии).
В 1994 году резолюцией Совета Безопасности был утвержден Статут Международного уголовного трибунала для судебного преследования лиц, ответственных за геноцид и другие серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории Руанды, и граждан Руанды, ответственных за геноцид и другие подобные нарушения, совершенные на территории соседних государств, в период с 1 января 1994 года по 31 декабря 1994 года (трибунал по Руанде).
В 1998 году был принят Статут Международного уголовного суда (МУС), вступивший в силу 1 июля 2002 года (фактически свою работу МУС начал 11 марта 2003 года).
В 2002 году было подписано Соглашение между ООН и Сьерра-Леоне об учреждении Специального суда по Сьерра-Леоне для судебного преследования лиц, несущих наибольшую ответственность за серьезные нарушения международного гуманитарного права и права Сьерра-Леоне, совершенные на территории Сьерра-Леоне с 30 ноября 1996 года.
В 2003 году Генеральная Ассамблея ООН одобрила Соглашение между ООН и Королевским правительством Камбоджи, в соответствии с которым были учреждены Чрезвычайные камеры для преследования виновных лиц в соответствии с камбоджийским правом за преступления, совершенные в период Демократической Кампучии.
Все перечисленные события связаны с развитием института международной уголовной ответственности физических лиц. Вместе с тем, деятельность каждого названного учреждения имеет специфическую правовую природу, что позволяет сделать вывод о неоднозначности международной практики в данном вопросе. В настоящее время расширение международной судебной юрисдикции в отношении индивидов является одной из актуальных проблем международного публичного права.
Как показывает практика, международная уголовная юрисдикция включает в себя ряд характерных признаков, позволяющих отграничить ее, с одной стороны, от национальной уголовной юрисдикции, а с другой - от международной ответственности государств как субъектов международных отношений. Во-первых, привлечение индивида к международной уголовной ответственности возможно только на основании специального международного акта (как правило, межгосударственного соглашения), которым определяется круг подлежащих привлечению к ответственности лиц, инкриминируемые им составы преступлений и порядок образования международного судебного органа. Во-вторых, осуществление правосудия в отношении таких лиц является прерогативой специально созданного органа (суда, трибунала, камеры и т.п.), состав которого формируется по правилам, установленным договаривающимися государствами. В-третьих, к международной уголовной ответственности могут быть привлечены лица, совершившие не общеуголовные, а международные преступления, перечень которых также устанавливается международным правом. В-четвертых, международная уголовная юрисдикция распространяется, как правило, только на тех лиц, которые совершали преступные деяния от имени государства или в рамках осуществления масштабной государственной политики. В-пятых, порядок уголовного судопроизводства и применяемое судебным органом материальное право регулируются не национальным законодательством, а соответствующими международными актами.
Таким образом, все пять указанных признаков свидетельствуют о международном характере данного вида уголовной ответственности. На некоторых из них следует остановиться подробнее.
Как было сказано выше, международная уголовная юрисдикция распространяется исключительно на международные преступления (в некоторых документах используется термин "преступления по международному праву"). В связи с тем, что в международном праве нет единого общепризнанного или кодифицированного перечня международных преступлений, вопрос о квалификации соответствующих действий является достаточно сложным.
Лицам, осужденным Нюрнбергским и Токийским военными трибуналами, были инкриминировано совершение военных преступлений, а также преступлений против мира и человечности. Конкретное описание соответствующих составов содержится в Уставе Международного военного трибунала от 8 августа 1945 года. Сюда отнесены, в частности, развязывание агрессивной войны, массовые убийства, пытки, порабощение, создание концентрационных лагерей и т.д. Однако главная правовая проблема, связанная с деятельностью обоих трибуналов, заключается в том, что в момент совершения германскими и японскими преступниками всех этих злодеяний ни одно из них не считалось преступлением согласно действовавшему в тот момент международному праву. Иными словами, все подсудимые были осуждены на основании закона (Устава), принятого после совершения инкриминируемых деяний. Между тем, как известно, уголовное право исключает обратную силу уголовного закона, если только это не в интересах обвиняемого. Роль Устава 1945 года в развитии международного уголовного права и международной уголовной юрисдикции огромна: он стал первой удачной попыткой кодификации данного вида преступлений. Однако правомерность его применения к высшим военным преступникам Германии и Японии с чисто правовой точки зрения неочевидна.
В принципе, вплоть до конца ХХ века привлечение индивидов к международной уголовной ответственности осуществлялось посредством создания трибуналов ad hoc, то есть учрежденных для осуждения конкретных лиц. Иными словами, практика пошла по тому же пути, который был проложен учреждением Нюрнбергского и Токийского трибуналов. В каждом случае при создании нового судебного органа соответствующий международный акт содержал перечень подсудных ему преступлений, а также территориальные и временные рамки их совершения. Международные структуры, созданные для расследования и осуждения виновных в событиях в Югославии, Руанде, Кампучии, Сьерра-Леоне - это суды ad hoc, действующие на основании регламентов, принятых post-factum, после совершения указанных в них деяний.
Однако практика создания судебных органов ad hoc в наши дни выглядит все же более правомерной, чем в 1945 году. Дело в том, что к настоящему времени в международном праве сформировалась достаточная правовая база, в соответствии с которой те или иные деяния можно квалифицировать в качестве международных преступлений. Во-первых, целый ряд законов и обычаев войны был кодифицирован Женевскими конвенциями 1949 года (см. главу 19). Во-вторых, перечень составов военных преступлений и преступлений против человечества, содержащийся в Уставе военного трибунала 1945 года, был подтвержден Конвенцией о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества 1968 года. В-третьих, были приняты Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 года, Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1965 года, Конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 года, Определение агрессии 1974 года, Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения 1989 года, а также другие соглашения, определяющие составы международных преступлений. Такой принцип, как принцип всеобщего уважения прав человека и основных свобод стал императивным принципом международного права только с 1975 года. Наконец, в 1953 и в 1997 годах Комиссией международного права ООН были подготовлены проекты Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества. Несмотря на то, что они не стали полноценными источниками международного права, многие содержащиеся в них положения фактически имеют силу обычных норм.
В последнем проекте Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества к международным преступлениям отнесены агрессия и угроза агрессией, вмешательство во внутренние дела суверенного государства, колониальное господство, геноцид, апартеид, систематические и массовые нарушения прав человека, исключительно серьезные военные преступления, наемничество, международный терроризм, международный наркотизм, преднамеренный и серьезный ущерб окружающей среде. При этом, согласно проекту, международным преступлением признается международно-противоправное деяние, возникающее в результате нарушения государством международного обязательства, столь основополагающего для обеспечения жизненно важных интересов международного сообщества, что его нарушение рассматривается как преступление перед международным сообществом в целом. Несмотря на некоторую тавтологичность данного определения, в нем указано на существенное свойство международных преступлений - их опасность для мирового правопорядка в целом, то есть для любого субъекта международного права.
Таким образом, создание всех последующих международных уголовных судов ad hoc опиралось на солидную международно-правовую базу. Вот, например, на какие составы преступлений распространяется юрисдикция Трибунала по Югославии:
-совершение или отдача приказа о совершении серьезных нарушений Женевских конвенций от 12 августа 1949 года, а именно совершение следующих действий против лиц, пользующихся в соответствии с Женевскими конвенциями международной защитой: умышленное убийство, пытки и бесчеловечное обращение, включая биологические эксперименты, умышленное причинение тяжелых страданий или серьезного увечья или нанесение ущерба здоровью, незаконное, произвольное и проводимое в большом масштабе разрушение и присвоение имущества, не вызываемое военной необходимостью, принуждение военнопленного или гражданского лица служить в вооруженных силах неприятельской державы, незаконное депортирование, перемещение или арест гражданского лица, взятие гражданских лиц в качестве заложников, умышленное лишение прав военнопленного или гражданского лица на беспристрастное и нормальное судопроизводство;
-нарушение законов и обычаев войны, включающее следующие деяния: применение отравляющих веществ или других видов оружия, предназначенных для причинения излишних страданий, бессмысленное разрушение городов, поселков или деревень или их разделение, не оправданное военной необходимостью, нападение на незащищенные населенные пункты или здания либо их обстрел с применением каких бы то ни было средств;
-совершение геноцида;
-совершение в ходе вооруженного конфликта следующих преступлений, направленных против гражданского населения: убийств, истребления, порабощения, депортации, заключения в тюрьму, пыток, изнасилования, преследования по политическим, расовым или религиозным мотивам и других бесчеловечных актов.
Аналогичный перечень международных преступлений содержит и Статут Трибунала по Руанде.
Что касается специальных судебных органов, обладающих юрисдикцией над преступлениями в Кампучии и Сьерра-Леоне, то они представляют собой новое направление в международной практике, связанной с уголовной ответственностью физических лиц. Данные структуры формируются на паритетной основе: часть судей будут представлять национальные власти Камбоджи и Сьерра-Леоне, а часть кандидатур назначается по представлению Генерального Секретаря ООН. Кроме того, спецификой их деятельности является то, что в процессе судопроизводства судьи должны будут применять нормы не только международного, но и национального права обоих государств. Что же касается перечня преступлений, отнесенных к юрисдикции данных судебных органов, то он, в принципе, очень близок перечню преступлений, расследуемых трибуналами по Югославии и Руанде. В частности, и в Кампучии, и в Сьерра-Леоне Чрезвычайные камеры и Специальный суд будут рассматривать серьезные нарушения международного гуманитарного права, геноцид, грубые и массовые нарушения прав человека. Создание на договорной основе данных органов отражает новую тенденцию современного международного права. Ее суть сводится к тому, что отдельные государства, не имеющие достаточно ресурсов (как политических, так и правовых) для объективного расследования совершенных на их территории международных преступлений, могут воспользоваться помощью ООН. В результате появляется смешанный орган, обладающий чертами как международной, так и национальной юрисдикции.
Одним из основных признаков международной уголовной юрисдикции является осуществление правосудия специально учрежденным международным судебным органом. До начала текущего столетия все такие суды имели ярко выраженный международный характер и были судами ad hoc. Однако такая практика, как уже было отмечено, имеет определенные недостатки. Среди них можно назвать следующие: необходимость каждый раз создавать новую судебную структуру, что связано с большими организационными и материальными затратами; невозможность оперативного расследования соответствующих преступлений и незамедлительного наказания виновных; неизбежная политическая ангажированность судебных процессов, предопределяющая исход разбирательства.
Осознавая эти недостатки, мировое сообщество признало необходимость создания постоянно действующего международного судебного органа с четко определенной юрисдикцией. В 1998 году на дипломатической конференции ООН с участием представителей 160 государств был принят Статут Международного уголовного суда (МУС), вступивший в силу 1 июля 2002 года. Таким образом, институт международной уголовной ответственности физических лиц реализуется в наши дни двумя основными путями: через деятельность трибуналов ad hoc и через деятельность МУС. Его учреждение стало принципиально важным шагом в развитии данного института.
Согласно Статуту, Суд призван дополнять национальные органы уголовной юстиции. Статья 13 Статута предусматривает, что Суд осуществляет юрисдикцию в отношении преступления в следующих трех случаях:
1)дело передается Прокурору МУС одним из государств-участников;
2)дело передается Прокурору МУС Советом Безопасности ООН;
3)в отношении этого преступления расследование начато Прокурором МУС.
Юрисдикция Суда распространяется на четыре вида преступлений: геноцид, преступления против человечества, военные преступления и агрессию. Лица, виновные в совершении данных преступлений и подпадающие под юрисдикцию Суда, не могут быть освобождены от ответственности в связи с истечением срока давности, так как последний вообще не устанавливается.
В структуру МУС входят 18 судей, избираемых Ассамблеей государств-участников Статута и образующих Президиум, Апелляционное отделение, Судебное отделение и Отделение предварительного производства, а также Канцелярия Прокурора и Секретариат.
Уголовное судопроизводство в МУС состоит из досудебной стадии и судебного разбирательства. На досудебной стадии Прокурор уполномочен проводить расследование на территории любого государства-участника Статута, собирать доказательства, запрашивать у Палаты предварительного производства ордер на арест обвиняемых лиц и представлять ей выдвинутое обвинение для утверждения. В случае, если Палата предварительного производства утверждает обвинение, наступает стадия судебного разбирательства. Судебная палата при соблюдении общепризнанных процессуальных прав обвиняемого (права на защиту, презумпции невиновности и др.) исследует собранные доказательства и выносит решение. МУС вправе приговорить обвиняемого в совершении международных преступлений к лишению свободы сроком до 30 лет (в исключительных случаях - к пожизненному лишению свободы), а также к штрафу и конфискации имущества. Решение Судебной палаты может быть обжаловано в Апелляционное отделение.
Несмотря на то, что создание МУС - безусловный шаг вперед в деле борьбы с международными преступлениями, основной проблемой является расширение его "географической" юрисдикции. Не случайно в принятой на Саммите нового тысячелетия Декларации тысячелетия конецформыначалоформызафиксировано решение призвать все государства рассмотреть возможность подписания и ратификации Римского статута Международного уголовного суда. В настоящий момент участниками Статута МУС являются более 40 государств, в которых (особенно в развитых европейских государствах) крайне маловероятно совершение подобных деяний. В то же время Статут не ратифицирован наиболее "проблемными" государствами, а также США, Российской Федерацией, Китаем и другими великими державами. Например, США в качестве обязательного условия ратификации Римской конвенции выдвинули требование о предоставлении уголовного иммунитета для своих граждан, участвующих в международных миротворческих операциях. Очевидно, что преимущественно региональный характер МУС резко уменьшает его эффективность. В настоящее время вопрос о членстве Республики Казахстан в Статуте МУС также не рассматривается.
Еще одно важное качество международной уголовной юрисдикции - привлечение к ответственности, главным образом, лиц, совершавших преступные деяния от имени государства или в русле широкомасштабной государственной политики. Это качество характеризует, с одной стороны, само преступное деяние, с другой - физическое лицо, являющееся субъектом преступления. Строго говоря, действующее международное право не содержит точного указания на критерии, которым должен удовлетворять индивид, чтобы его судил международный судебный орган. Например, согласно Статуту МУС, он компетентен судить следующих лиц, причастных к международным преступлениям:
-непосредственно совершивших такое преступление (индивидуально, совместно с другим лицом или через другое лицо);
-приказывающих, подстрекающих или побуждающих совершить такое преступление, если оно реально совершается или имеет место покушение на совершение этого преступления;
-пособничающих, подстрекающих, предоставляющих средства или каким-либо иным образом содействующих совершению такого преступления с целью облегчить его совершение;
-любым другим образом умышленно способствующих совершению или покушению на совершение такого преступления группой лиц, действующих с общей целью.
Как видно из приведенного перечня, оказаться на скамье подсудимых в МУС может практически любое лицо, прямо или косвенно участвовавшее в совершении международного преступления. Однако до сих пор на практике в международных судебных органах рассматривались обвинения только в отношении высокопоставленных лиц, наделенных официальными властными (включая военные) полномочиями. Иными словами, международная уголовная ответственность физических лиц за совершение международных преступлений пока неизменно сопутствует международной ответственности их государств - как политической, так и материальной. Так, одновременно с осуждением преступников из Германии, Японии, Югославии и Руанды мировое сообщество применяло коллективные санкции ко всем этим государствам как субъектам международных отношений.
Эта ситуация связана с тем, что в международном праве проводится строгое различие между международными преступлениями и преступлениями международного характера. Последние, по общему правилу, находятся в зоне действия национальной (внутригосударственной) юрисдикции. Между тем, международные преступления и преступления международного характера могут полностью совпадать по таким признакам, как объективная сторона и последствия преступления. Например, геноцид может быть как международным преступлением, так и преступлением международного характера. Чтобы правильно квалифицировать преступное деяние, и, соответственно, решить проблему юрисдикции, необходимо ответить на главный вопрос: от чьего имени и каким образом индивид совершал данное преступление? Если физическое лицо действовало исключительно от своего имени, за счет собственных средств и ресурсов - совершенное им деяние независимо от масштабов и последствий необходимо признать преступлением международного характера, а виновное лицо подлежит осуждению национальным судом. Если же такие действия осуществлялись от имени государства (под его контролем, в соответствии с официальным актом, с использованием лицом своего должностного положения, с помощью государственных ресурсов или иным образом в рамках государственной политики), то они должны быть квалифицированы как международное преступление. Соответственно, в таких случаях деяние подпадает под юрисдикцию международных судебных органов.
До сих пор трибуналы в Нюрнберге, Токио, по Югославии и Руанде рассматривали дела по обвинению исключительно лиц, принадлежащих к высшему военному и политическому руководству различных стран. Скорее всего, несмотря на указанную широкую трактовку субъектов международных преступлений, практика деятельности МУС пойдет по этому же пути. На это, в частности, косвенно указывает положение Статута Суда, согласно которому должностное положение как главы государства или правительства, члена правительства или парламента, избранного представителя или должностного лица правительства не освобождает лицо от уголовной ответственности и не является само по себе основанием для смягчения приговора. Кроме того, такие лица не могут воспользоваться в МУС своими должностными иммунитетами или особыми процессуальными привилегиями.
Резюмируя все вышесказанное, можно подвести следующие итоги. Международная уголовная юрисдикция в отношении физических лиц распространяется на международные преступления, совершенные индивидами от имени государства. Аналогичные действия, совершенные индивидами от своего имени, подлежат рассмотрению национальными уголовными судами. До недавнего времени привлечение физических лиц к международной уголовной ответственности осуществлялось путем создания судебных органов ad hoc, однако с учреждением Международного уголовного суда появилась постоянно действующая структура. Институциональной особенностью таких органов является международный принцип их формирования и процессуальной деятельности. Кроме того, уже в текущем столетии появились специфические судебные органы, сочетающие в себе признаки национальной и международной юрисдикции (Чрезвычайные камеры в Камбодже и Специальный суд по Сьерра-Леоне). Наиболее полный перечень международных преступлений содержится в Статуте МУС, однако эффективность его работы в значительной степени снижается из-за отказа большинства "проблемных" государств присоединиться к Римской конвенции.
Следует также сказать о том, что в доктрине международного публичного права существует точка зрения, согласно которой борьба с международными преступлениями должна быть сосредоточена в рамках национальной уголовной юрисдикции1. Эта концепция частично нашла подтверждение в принятой в 1973 году резолюции Генеральной Ассамблеи ООН о Принципах международного сотрудничества в отношении обнаружения и наказания лиц, виновных в военных преступлениях и преступлениях против человечества. В резолюции отмечается, что преимущественным правом судить международных преступников должны обладать государства, на территории которых были совершены преступления. У сторонников данного подхода есть, как минимум, два серьезных аргумента. Во-первых, деятельность международных судебных органов на практике оказывается не столь беспристрастной и объективной, как изначально предполагалось. Это связано с тем, что трибуналы, создаваемые от имени мирового сообщества, фактически создавались победителями для суда над побежденными, и в силу этого не могли быть абсолютно непредвзятыми. Во-вторых, в уголовном законодательстве отдельных государств содержатся все необходимые средства для преследования международных преступников. Например, в Уголовном Кодексе Республики Казахстан соответствующие составы преступлений сформулированы в главе 4 – “Преступления против мира и безопасности человечества”. Из общепризнанных международных преступлений в этой главе содержится описание таких преступлений, как развязывание и ведение агрессивной войны (статья 156), применение запрещенных средств и методов ведения войны (статья 159), геноцид (статья 160), наемничество (статья 162), возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой или религиозной вражды (статья 164).

6.Ответственность международных организаций.
Составным элементом международной правосубъектности международных организаций является их деликтоспособность, то есть способность нести ответственность за свои международные и другие виды обязательств.
В настоящее время (с 2001 года) Комиссия международного права ведет работу по кодификации института ответственности международных организаций, результатом которой должен стать соответствующий проект статей. Пока такой проект не подготовлен и не стал международным соглашением, нормы об ответственности международных организаций содержатся в различных международно-правовых актах. Обычно в научной литературе принято называть такие документы, как Венскую конвенцию о гражданской ответственности за ядерный ущерб 1963 года, Брюссельскую конвенцию об ответственности операторов ядерных судов 1962 года, Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и небесные тела, 1967 года, Конвенцию о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами, 1972 года, а также учредительные акты отдельных международных организаций.
Например, статья VI Договора 1963 года гласит, что "в случае деятельности в космическом пространстве, включая Луну и небесные тела, международной организации, ответственность за выполнение настоящего Договора несут, наряду с международной организацией, также и участвующие в ней государства-участники Договора". Согласно статье XXII Конвенции 1972 года, “если какая-либо международная межправительственная организация ответственна за ущерб в соответствии с положениями настоящей Конвенции, то эта организация и те из ее государств-участников, которые являются участниками настоящей Конвенции, несут солидарную ответственность”. Ответственность международных организаций за ущерб, нанесенный вследствие эксплуатации ядерных установок, наступает в тех случаях, когда организации являются операторами таких установок. Устав ООН (статья 57) содержит общую норму о том, что специализированные учреждения Организации обладают в экономической, социальной, культурной и иных областях международной ответственностью, определенной в их учредительных актах. Так, Устав МАГАТЭ и целый ряд международных договоров с его участием предусматривает ответственность этой организации за осуществление своих гарантий государствам, присоединившимся к Договору о нераспространении ядерного оружия.
Сам факт международной деликтоспособности международных организаций не подвергается сомнению, так как они являются субъектами международного права и в качестве таковых могут принимать на себя различные обязательства. Следовательно, основанием для наступления ответственности международной организации является нарушение ею своих обязанностей, вытекающих из учредительных актов, международных соглашений и обычаев, а также из национального законодательства отдельных государств. Следует иметь в виду, что организации как участники международных отношений должны строго придерживаться императивных принципов международного права - это изначально презюмируемая их обязанность. В этой связи такие действия международной организации, как нарушение суверенного равенства государств, вмешательство во внутренние дела государства, грубые или массовые нарушения прав человека и другие, безусловно, влекут за собой ответственность данной организации.
Как и в случае с государствами, ответственность международной организации может наступать только в тех случаях, когда противоправное деяние может быть присвоено организации, то есть совершено от ее имени, под ее контролем или по ее решению компетентными органами и должностными лицами этой организации. При этом, согласно общепризнанной обычной норме, ответственность организации наступает независимо от того, действовал ли ее орган (должностное лицо) в пределах своей компетенции или вышел за них. Несмотря на то, что ответственность организации за деятельность своих руководящих органов презюмируется, на практике были случаи, когда это положение устанавливалось специальным международным соглашением. Например, достаточно распространена практика заключения таких договоров между ООН и государствами, на территории которых осуществляются миротворческие операции. В соответствии с такими договорами, ООН несет ответственность за ущерб, причиненный государствам и их лицам военным персоналом Организации.
Вместе с тем, ответственность международных организаций имеет ряд особенностей, обусловленных спецификой правовой природы самих организаций как объединений государств. В частности, при наступлении материальной ответственности организации нанесенный ею ущерб на практике возмещается государствами-членами этой организации, так как ее бюджет в большинстве случаев складывается за счет соответствующих взносов. Характерным в этом отношении является механизм компенсации ущерба, предусмотренный Конвенцией о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами, 1972 года. В соответствии с пунктом 3 статьи XXII, любая претензия о компенсации за ущерб, причиненный международной организацией, в первую очередь предъявляется этой организации. Однако если организация в течение 6 месяцев не выплатит согласованной или установленной суммы, государство-истец вправе поставить вопрос об ответственности государств-членов этой организации. По всей видимости, солидарная материальная ответственность международных организаций - объективно необходимый институт, направленный на обеспечение интересов пострадавших государств.
Другая особенность института ответственности международных организаций связана с наличием дополнительных юридических оснований для наступления такой ответственности. В юридической литературе отмечается, что международная организация несет ответственность за нарушения как международных обязательств, так и своих собственных уставных положений ("внутреннего права"), а также национального законодательства отдельных государств. Представляется, что не любое нарушение организацией собственных учредительных актов и внутригосударственных норм влечет за собой международно-правовую ответственность. Скорее всего, во многих случаях речь может идти об обычной гражданско-правовой ответственности, предусмотренной международным частным правом, трудовым или иным законодательством различных стран. Вместе с тем, для некоторых международных организаций характерно создание специальных органов, уполномоченных рассматривать вопросы об ответственности организации перед своими сотрудниками за нарушение условий трудовых контрактов. Например, в структуре ООН подобные вопросы решает Административный трибунал ООН, а в рамках Международной организации труда - Административный трибунал МОТ. Правомерность данной практики поддержал Международный Суд ООН (консультативные заключения от 13 июля 1954 года и от 23 октября 1956 года).
Определенные трудности привлечения к ответственности международных организаций связаны с иммунитетами и привилегиями их должностных лиц и сотрудников персонала. В частности, речь идет об ответственности в случаях дорожно-транспортных происшествий, гражданско-правовых сделок, использования объектов, являющихся источниками повышенной опасности и т.д.
По аналогии с государствами к международным организациям применимы нормы о международной политической и уголовной ответственности. Политическая ответственность международной организации может быть реализована посредством сатисфакций, репрессалий, а также ограничением ее прав и привилегий. Представляется возможным применение к организации и такой формы ответственности, как полная ликвидация (к государствам она неприменима). В случае причастности организации (ее органов и персонала) к совершению международных преступлений, наряду с мерами политической ответственности вполне правомерно ставить вопрос о привлечении ее должностных лиц к международной уголовной ответственности. Однако в целом ни на практике, ни в доктрине международного права вопрос о политической или уголовной ответственности применительно к международным организациям пока достаточно не разработан.

Контрольные вопросы.
1.Что такое международная ответственность?
2.Какие виды и формы реализации международной ответственности Вам известны?
3.В чем состоят особенности объективной (абсолютной) материальной ответственности?
4.Какие обстоятельства исключают противоправность и ответственность в международном праве?
5.За какие составы преступлений индивиды подлежат привлечению к международной уголовной ответственности?
6.Чем международные преступления отличаются от преступлений международного характера?
7.Какими органами осуществляется международная уголовная юрисдикция?
8.В чем особенности международно-правовой ответственности международных организаций?

Литература.
Василенко В. А. Ответственность государств за международные правонарушения. - Киев, 1976.
Василенко В. А. Международно-правовые санкции. - Киев, 1982.
Ильин Ю. Д. Международное публичное право. Лекции. - М., 2004.
Колосов Ю. М. Ответственность в международном праве. - М., 1975.
Курис П. М. Международные правонарушения и ответственность государства. - Вильнюс, 1973.
Лукашук И. И. Право международной ответственности. - М., 2004.
Мазов В. А. Ответственность в международном праве. - М., 1979.
Михеев Ю. Я. Применение принудительных мер по Уставу ООН. - М., 1967.
Попов В. П. Международное уголовное право. - М., 1997.
Раскалей С. Б. Объективная ответственность государств в международном праве. - Киев, 1985.
Решетов Ю. А. Борьба с международными преступлениями против мира и безопасности. - М., 1983.
Ушаков Н. А. Основания международной ответственности государств. - М., 1983.
Ушаков Н. А. Международное право: учебник. - М., 2000.
Курс международного права: в 7 т. - М., 1990. Т. 3.
Международное публичное право: учебник / под ред. К. А. Бекяшева. - М., 2004.
Сборник документов по международному уголовному праву / сост. М. Б. Кудайбергенов. - Алматы, 2002.

ГЛАВА 13. МИРНОЕ РАЗРЕШЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ СПОРОВ.

1. Понятие и источники института мирного урегулирования международных споров.
Принцип мирного разрешения международных споров – один из основополагающих принципов современного международного права, направленный на поддержание мира и безопасности на планете. В современных условиях роль и значение принципа мирного разрешения международных споров объективно возрастает, так как, во-первых, государствами накоплен несравнимый с прежними конфликтами военный потенциал, а во-вторых, растет число противоречий на международной арене. Достаточно сказать, что только с момента окончания Второй мировой войны (то есть с момента, когда мирное урегулирование международных споров стало прямой обязанностью государств) в мире произошло около двухсот масштабных вооружённых конфликтов: агрессия США во Вьетнаме, война в Корее, конфликт Израиля с арабскими государствами, советское вторжение в Афганистан, англо-аргентинский конфликт из-за территориальных претензий, войны в Ираке и Югославии и т.д. Рост числа региональных и межрегиональных конфликтов требует адекватного использования институтов и механизмов мирного урегулирования споров. Правовое содержание данного принципа заключается в принятии субъектами международного права обязанности стремиться к мирному разрешению любых спорных ситуаций, которые в перспективе могли бы привести к международным конфликтам. Поэтому существенную часть действующего международного права составляют нормы, которые регламентируют условия и порядок урегулирования международных споров.
На универсальном уровне первая попытка закрепить необходимость мирного разрешения международных споров была предпринята на рубеже девятнадцатого и двадцатого веков. Эта попытка связана с проведением первой и второй Гаагских конференций мира, результатом работы которых стало принятие Конвенции “О мирном разрешении международных столкновений”. В силу целого ряда объективных причин эта Конвенция не смогла сколько-нибудь серьёзно повлиять на международные отношения того времени: война по-прежнему признавалась допустимым способом разрешения международных конфликтов. На это, в частности, указывает формулировка статьи 2 Конвенции: “В случае важного разногласия или столкновения Договаривающиеся Державы соглашаются, прежде чем прибегнуть к оружию, обращаться, насколько позволят обстоятельства, к добрым услугам или посредничеству одной или нескольких дружественных Держав”. Еще одним итогом Гаагских конференций стало принятие в 1907 году Конвенции об ограничении в применении силы при взыскании по договорным долговым обязательствам, которая была направлена на мирное урегулирование соответствующей категории международных споров и ситуаций.
2 октября 1924 года Ассамблея Лиги Наций приняла Женевский протокол о мирном разрешении споров, который так и не вступил в силу. Недостаточно эффективным оказалось и принятие 26 сентября 1928 года Лигой Наций Общего акта о мирном разрешении международных споров, хотя впоследствии (24 апреля 1949 года) он с рядом поправок и дополнений был подтверждён резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН. В статье 1 Парижского договора об отказе от войны в качестве орудия национальной политики 1928 года (так называемом пакте Бриана – Келлога) указывалось: “Высокие Договаривающиеся Стороны признают, что урегулирование или разрешение всех могущих возникнуть между ними споров или конфликтов, какого бы характера или какого бы происхождения они ни были, должно всегда изыскиваться только в мирных средствах”. Несмотря на то, что к этому франко-американскому договору присоединилось большинство европейских государств, Второй мировой войны избежать не удалось. Сам Статут Лиги Наций предусматривал, что государства не могут начинать войну ранее трехмесячного срока после проведения установленных Статутом процедур. Таким образом, Лига Наций в принципе допускала решение международных споров немирными средствами. Это, помимо прочего, и привело к ее краху и созданию ООН.
Строго говоря, весь ход современного политического процесса свидетельствует о недостаточной способности системы ООН на универсальном уровне гарантировать неуклонную реализацию принципа мирного разрешения международных споров в международных отношениях. При этом в Уставе ООН (глава VI которого называется "Мирное разрешение споров") предусмотрен целый перечень средств и механизмов, к которым следует прибегать государствам в спорных ситуациях. Так, статья 33 Устава называет следующие средства мирного разрешения споров: переговоры, обследование, посредничество, примирение, арбитраж, судебное разбирательство, обращение к региональным органам и соглашениям и иные мирные средства. К последним, в частности, можно отнести консультации, добрые услуги, а также механизмы разрешения споров органами самой ООН или предусмотренные специальными международными соглашениями. Большое значение для правового обеспечения мирного разрешения международных споров имеют нормы Статута Международного Суда ООН, а также ряд документов, принятых Генеральной Ассамблеей в развитие положений Устава ООН. Среди таких документов можно назвать Манильскую декларацию о мирном разрешении международных споров 1982 года и принятую в 1988 году Декларацию о предотвращении и устранении споров и ситуаций, которые могут угрожать международному миру и безопасности, и о роли ООН в этой области. Уже из названия Декларации 1988 года видно, что в настоящее время ООН большое внимание уделяет не только урегулированию международных конфликтов, но и их предупреждению. Смещение акцента на превентивную деятельность прослеживается и в некоторых решениях Совета Безопасности ООН.
Достаточно интенсивно в настоящее время развиваются региональные механизмы обеспечения принципа мирного разрешения международных споров. Данную тенденцию следует признать прогрессивной, так как подавляющее большинство международных споров и конфликтных ситуаций в современном мире носит региональный характер. Международно-правовому обеспечению мирного урегулирования споров посвящены Межамериканский договор о мирном разрешении споров 1948 года (известен как Боготинский пакт), Европейская конвенция о мирном разрешении споров (принята Советом Европы в 1957 году), Конвенция по примирению и арбитражу в рамках СБСЕ 1992 года и другие документы. Ряд положений о мирном разрешении споров традиционно содержат отраслевые конвенции: Конвенция 1972 года о международной ответственности за ущерб, причинённый космическими объектами, Конвенция ООН по морскому праву 1982 года и т.д. Так, Конвенция ООН по морскому праву 1982 года предоставляет государствам-участникам право выбора любого из следующих механизмов урегулирования споров: Международный трибунал по морскому праву, Международный Суд ООН, один из арбитражных органов, образуемых в соответствии с Приложениями к Конвенции.
Особое значение для мирного урегулирования международных споров имеют также уставы региональных организаций: ЛАГ, ОАГ, ОАЕ, СНГ и других. Все они содержат положения о мирном разрешении международных споров между государствами-участниками и предусматривают соответствующие механизмы.
Следует подчеркнуть, что современное международное право, регулируя разрешение международных споров, фактически исходит из двух базовых принципов. Первый – это собственно принцип мирного урегулирования международных споров, который в качестве императивного применяется к любой конфликтной ситуации на всех стадиях ее развития. Второй принцип заключается в том, что государства обязаны разрешать свои споры на основе международного права и справедливости. Это, в свою очередь, предполагает применение для урегулирования споров соответствующих международно-правовых норм. Известно, что статья 38 Статута Международного Суда ООН указывает на следующие источники, которые могут быть использованы в процессе разрешения споров:
-международные конвенции, устанавливающие правила, определённо признанные спорящими государствами;
-международные обычаи как доказательства всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы;
-общие принципы права, признанные цивилизованными нациями;
-судебные решения и доктрины наиболее квалифицированных специалистов по публичному праву в качестве вспомогательного средства для определения правовых норм.
Кроме того, Международный Суд ООН вправе разрешать любое дело ex aequo et bono (по справедливости и доброй совести), если против этого не возражают участники спора.
Таким образом, мирное разрешение споров – это применение международно-правовых способов и процедур урегулирования споров между субъектами международного права в целях устранения насилия в любой его форме.
Конституция Республики Казахстан обязывает государство содействовать мирному урегулированию международных споров. Согласно статье 8 Конституции, наша республика проводит политику сотрудничества и добрососедских отношений между государствами, их равенства и невмешательства во внутренние дела друг друга, мирного разрешения международных споров, отказывается от применения первой вооружённой силы. В настоящее время внешнеполитический курс страны строится с учётом необходимости использования всего позитивного потенциала международного права для решения споров мирными средствами.

2. Понятие международного спора.
Объективное несовпадение экономических, политических и военных интересов различных государств с необходимостью рождает проблему конфликтных ситуаций, которые характеризуются наличием разногласий между государствами как субъектами международного права. Иными словами, в основе любого международного спора лежит противоречие интересов, которое трансформируется в различные юридические оценки одного и того же явления, факта или ситуации. В самом общем виде международный спор можно определить как такое состояние межгосударственных отношений, которое характеризуется наличием неурегулированных разногласий, требующих разрешения международно-правовыми средствами.
Толкование Устава ООН и анализ практики Совета Безопасности и Международного Суда позволяют классифицировать все международные конфликты на “ситуации” и “споры”. Ситуация характеризуется таким столкновением интересов, когда заинтересованные государства не предъявляют друг другу претензий либо вообще отсутствуют чётко определённые стороны – участники ситуации. Возможна ситуация, когда претензии формулируются в одностороннем порядке. В отличие от ситуации спор всегда сопровождается предъявлением взаимных претензий по поводу одного и того же предмета спора. Взаимность претензий предполагает, в свою очередь, что в споре всегда есть не менее двух четко определенных заинтересованных сторон. Следовательно, не любая предъявленная претензия автоматически означает наличие международного спора: последний предполагает, во-первых, взаимность претензий, во-вторых – их сопоставимость, совпадение по предмету.
В принципе, Устав ООН не содержит определения споров и ситуаций, которые к тому же имеют тенденцию по мере развития событий переходить друг в друга. Квалификация происходящих событий в качестве ситуации или спора - прерогатива Совета Безопасности ООН. С правовой точки зрения гораздо важнее содержащееся в Уставе деление всех споров и ситуаций на два вида. К первому относятся те споры и ситуации, продолжение которых угрожает международному миру и безопасности. Соответственно, продолжение споров и ситуаций второго вида не несёт в себе такой угрозы. Юридическое значение такой классификации состоит в том, что разрешение споров и ситуаций, угрожающих международному миру и безопасности, находится под жестким контролем Совета Безопасности. Последний же, согласно статье 34 Устава ООН, уполномочен провести расследование с целью определить, представляет ли данный спор или ситуация угрозу международному миру и безопасности, или нет. В случае спора (ситуации), продолжение которого угрожает международному миру, Совет Безопасности вправе принять его к рассмотрению без согласия заинтересованных сторон, то есть в принудительном порядке. Для всех же остальных споров и ситуаций характерно право выбора спорящими государствами процедур и механизмов урегулирования.
Анализ Устава ООН показывает, что следует различать правовые последствия квалификации Советом Безопасности конфликта в качестве “спора” или “ситуации”. Так, если стороной спора является постоянный член Совета Безопасности, то он должен при принятии решения воздержаться от голосования. Если же речь идет о ситуации, то такой обязанности у постоянных членов Совета Безопасности нет. Кроме того, статьи 37 и 38 Устава ООН уполномочивают Совет Безопасности рекомендовать сторонам лишь порядок разрешения спора, но не ситуации. Только спор может быть предметом рассмотрения в Международном Суде ООН; ситуации этому органу на рассмотрение не передаются.
В Уставе ООН встречаются упоминания о следующих разновидностях международных споров: “международные споры” (пункт 3 статьи 2), “спор, продолжение которого могло бы угрожать поддержанию международного мира и безопасности” (статья 33), “любой спор, то есть спор, который может и не представлять собой прямой угрозы поддержанию международного мира” (статья 38), “местные споры” (статья 52), “споры юридического характера” (пункт 3 статьи 36). При этом под юрисдикцию Международного Суда ООН попадают исключительно споры юридического характера, которые касаются толкования международных договоров, любого вопроса международного права, а также международных обязательств.
Что касается классификации международных споров по иным основаниям, то она предоставляет широкое поле деятельности для международно-правовой доктрины. Например, по объекту (предмету) спора международные споры можно разделить на военные, территориальные, обязательственные, финансовые. По территории распространения споры делятся на локальные, региональные, межрегиональные и глобальные; по количеству участников спора – на двусторонние и многосторонние; по перспективам урегулирования – на требующие постороннего вмешательства и не требующие и т.д.
При этом следует помнить, что принцип мирного разрешения международных споров является императивным для участников любого спора или ситуации независимо от их масштабов и причин.

3. Средства мирного разрешения международных споров.
Под средствами мирного разрешения международных споров понимаются международно-правовые процедуры и механизмы достижения согласия между участниками спора. Как уже указывалось, система средств мирного разрешения международных споров закреплена в статье 33 Устава ООН, причем перечень содержащихся в ней средств нельзя считать исчерпывающим.
Система средств мирного разрешения международных споров не представляет собой какую-либо иерархию, то есть международное право не считает одни средства более предпочтительными по отношению к другим. В большинстве случаев выбор той или иной процедуры урегулирования международного спора является прерогативой его участников. Вместе с тем, в системе средств мирного разрешения споров особое место традиционно занимают переговоры, так как они в той или иной степени применяются при любом механизме урегулирования конфликтной ситуации. Характерно, что в Общем акте о мирном разрешении международных споров от 24 апреля 1949 года применение других согласительных процедур предусматривается лишь в том случае, если спор не удалось решить путём переговоров (статья 1). По этому же пути идёт и судебная практика. Так, в решении Международного Суда ООН по спору о праве транзитного прохода через индийскую территорию от 12 апреля 1960 года прямо указано, что переговоры должны предшествовать передаче спора в суд для судебного разбирательства.
Переговоры являются дипломатическим путём разрешения международных споров и представляют собой непосредственное выяснение сторонами взаимных претензий и поиск приемлемого решения. Главное преимущество переговоров заключается именно в этой непосредственности международного общения, когда стороны конфликта имеют возможность напрямую согласовать противоречивые позиции. Переговоры всегда ведутся на равноправной основе, что вытекает из принципа суверенного равенства государств. Сам факт ведения переговоров, как правило, означает временный отказ сторон от попыток решить спор с применением принуждения или угроз. В большинстве случаев переговоры должны завершаться либо достижением согласия по объекту спора, либо договорённостью о выборе и применении иных механизмов урегулирования ситуации. В противном случае переговоры следует считать не достигшими своей цели, что не освобождает стороны спора от обязанности искать иные пути мирного урегулирования.
В доктрине международного права принято классифицировать переговоры по кругу и числу участников, по форме и продолжительности, по целям и статусу и т.д. В частности, различают переговоры глав государств (так называемые переговоры на высшем уровне), глав правительств, министров иностранных дел, глав дипломатических представительств, устные и письменные переговоры, двусторонние и многосторонние переговоры, официальные и неофициальные.
Большинство действующих международных соглашений предусматривают переговоры в качестве основного средства мирного разрешения споров. Например, Согласно статье 30 казахстанско-российского Договора о сотрудничестве в охране внешних границ все споры, возникающие при его исполнении, будут решаться сторонами путем взаимных консультаций и переговоров. Статья 12 Конвенции о борьбе с незаконным захватом воздушных судов 1970 года предусматривает, что любой спор между договаривающимися сторонами, прежде чем быть переданным на арбитраж, должен стать предметом переговоров.
Разновидностью переговоров являются консультации сторон, которые в качестве самостоятельного средства мирного разрешения международных споров вошли в международную практику во второй половине двадцатого века. В отличие от переговоров, консультации в большей степени направлены на выяснение, уточнение позиций сторон по какому-либо (как правило, спорному) вопросу. Нередко субъекты международного права прибегают к консультациям ещё до появления спорной ситуации, что позволяет консультациям играть определённую предупредительную функцию. Если переговоры всегда ведутся в связи с уже возникшим несовпадением позиций государств, то консультации могут проводиться периодически, безотносительно к складывающейся практике международных отношений. Так, ряд авторитетных международных договоров содержит нормы об обязательном проведении консультаций между участниками по любому вопросу, который может возникнуть в связи с реализацией договора. К таким соглашениям, в частности, относятся: Договор о запрещении размещения на дне морей и океанов и в его недрах ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения 1971 года, Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) оружия и токсинов и их уничтожении 1972 года, Конвенция о запрещении производства, накопления и применения химического оружия и его уничтожении 1993 года и другие. Вместе с тем, ряд международных соглашений прямо относит консультации к самостоятельным средствам мирного разрешения международных споров. В частности, статья 84 Венской конвенции о представительстве государств в их отношениях с международными организациями универсального характера 1975 года гласит: “Если между двумя или несколькими государствами – участниками настоящей Конвенции возникает спор по поводу её применения или толкования, по просьбе любой из них проводятся консультации”. Аналогичную норму содержит и статья 283 Конвенции ООН по морскому праву 1982 года.
Таким образом, в зависимости от оснований проведения консультаций последние делятся на факультативные и обязательные. Факультативные консультации проводятся по инициативе любой из сторон по взаимному согласию. Обязательные консультации проводятся независимо от волеизъявления сторон, так как соответствующее требование предусмотрено действующим международным договором. Консультации обоих видов известны договорной практике Республики Казахстан. Так, статья 15 Торгового соглашения между Правительством Республики Казахстан и Правительством Канады от 29 марта 1995 года предусматривает, что стороны будут проводить периодические консультации по вопросам выполнения данного Соглашения или любого его положения.
Возможность выполнять одновременно две функции – быть самостоятельным средством мирного урегулирования международных споров и предупреждать их возникновение – делает консультации одним из наиболее перспективных международно-правовых механизмов разрешения конфликтных ситуаций.
В ряде случаев эффективное разрешение международного спора требует участия в процедуре урегулирования третьей стороны. Именно к таким процедурам относятся добрые услуги и посредничество.
Добрые услуги направлены на установление позитивного диалога между участвующими в споре сторонами. Иными словами, задача третьей стороны, оказывающей добрые услуги – способствовать нормальным контактам (как правило, переговорам) участников международного конфликта. В качестве третьей стороны могут выступать как непричастные к спору государства, так и международные организации и авторитетные общественные или политические деятели. При этом добрые услуги могут оказываться в ответ на просьбу участников спора или предлагаться самой третьей стороной. В соответствии с Гаагскими конвенциями о мирном разрешении международных столкновений 1899 и 1907 годов предложение добрых услуг не может считаться или расцениваться как недружественное действие и не имеет императивного характера для участников спора. Следует помнить, что оказывающая добрые услуги сторона сама не принимает участия в переговорах: её миссия оканчивается созданием условий для их нормального проведения.
В отличие от добрых услуг, посредничество характеризуется более активной ролью третьей стороны. Посредник не только способствует началу диалога участников спора, но и сам участвует в его урегулировании, предлагая сторонам свои варианты разрешения конфликтной ситуации. Статья 4 Гаагских конвенций 1899 и 1907 годов так формулирует задачу посредника: “согласование противоположных притязаний и успокоение чувства неприязни, если оно возникло между государствами, находящимися в споре”. Обязательным условием участия в примирительной процедуре посредника является согласие всех участников спора. Само собой разумеется, что посредник не должен извлекать из посредничества какой-либо личной выгоды, воздерживаться от оказания помощи одной стороне в ущерб другой, уважать суверенные права участников спора. Предложения посредника не носят для участников спора обязательного характера.
Международная практика свидетельствует об активном использовании добрых услуг и посредничества в процессе мирного урегулирования споров. В большинстве случаев в роли третьих сторон выступают государства – постоянные члены Совета Безопасности ООН, государства, пользующиеся особым политическим влиянием в данном регионе, известные политические лидеры. Институт добрых услуг и посредничества известен и казахстанской международной практике: по инициативе Президента Н. А. Назарбаева Казахстан участвовал в примирении Азербайджана и Армении в конфликте по поводу Нагорного Карабаха.
В последнее время участились случаи оказания добрых услуг и посредничества Генеральным Секретарем ООН и его специальными представителями на основе резолюций Совета Безопасности или Генеральной Ассамблеи. Так, с участием Генерального секретаря ООН был улажен Карибский кризис между СССР и США 1962 года, конфликт в Афганистане в 1988 году и т.д. Вместе с тем, эффективность подобных действий во многом зависит от авторитета самой ООН, который в настоящее время значительно пошатнулся.
В разрешении международного спора допускается одновременное участие сразу двух посредников, каждый из которых избирается стороной спора. Такие посредники проводят переговоры по предмету спора непосредственно между собой, стороны спора в это время должны воздерживаться от каких-либо контактов. Возможность такой формы посредничества предусмотрена статьей 8 Гаагских Конвенций 1889 и 1907 годов. Добрые услуги также могут оказываться коллективно.
Практике международного права известны случаи, когда государство, избранное участниками спора посредником, отказывалось от соответствующего предложения. Это – суверенное право каждого государства, так как институт посредничества предполагает добровольное согласие третьей стороны.
Одним из средств мирного разрешения международных споров является создание государствами – участниками спора на паритетных началах специальных временных органов: следственных и согласительных комиссий. В статье 33 Устава ООН указанные средства названы обследованием и примирением.
Обследование (следственные процедуры) – это деятельность уполномоченной комиссии по установлению конкретных фактов и обстоятельств, имеющих значение для предмета спора. Задача обследования – не предвосхищая окончательного решения спорной ситуации максимально объективно выяснить фактические обстоятельства, по поводу которых возник спор. Результаты работы следственной комиссии фиксируются в докладе, который впоследствии может быть использован сторонами для решения спора. Важно отметить, что выводы следственной комиссии ни в коем случае не должны иметь характера третейского решения: комиссия лишь устанавливает факты, не давая им юридической оценки.
Порядок формирования следственной комиссии регулируется Гаагскими конвенциями о мирном разрешении международных столкновений. Основанием для создания комиссии является особое соглашение между спорящими сторонами, в котором они обязаны указать подлежащие расследованию факты, срок образования комиссии и полномочия её членов. По общему правилу, в состав следственной комиссии должно входить нечётное число членов, причём спорящие государства должны быть представлены равным числом своих граждан. Статус и полномочия членов следственной комиссии определяются по соглашению сторон спора - заинтересованных государств. Решения комиссии принимаются простым большинством голосов ее членов и подписываются всеми членами комиссии. Выводы комиссии о фактических обстоятельствах, как правило, не являются для государств обязательными. Однако в Конвенции о режиме судоходства на Дунае 1948 года (статья 45) закреплен обязательный характер выводов следственных комиссий для участников спора.
Обследование с целью установления фактов является эффективным инструментом деятельности ООН. Так, 9 декабря 1991 года Генеральная ассамблея одобрила Декларацию об установлении фактов Организацией Объединённых Наций в области поддержания международного мира и безопасности. В соответствии с этой Декларацией Совет Безопасности и Генеральная Ассамблея могут учреждать миссии и с согласия соответствующего государства направлять их на его территорию для установления тех или иных фактов. Большое внимание следственной процедуре уделяется и в Женевских конвенциях о защите жертв войны 1949 года.
В отличие от следственных комиссий, согласительные комиссии не только устанавливают фактическую сторону дела, но и вырабатывают конкретные варианты окончательного решения спора. Больший объем полномочий согласительных комиссий предполагает определенную дипломатическую работу: поиск компромиссов, выработку приемлемых договоренностей и т.п. На универсальном уровне деятельность согласительных комиссий (примирение) регламентируется Общим актом о мирном разрешении международных споров 1928 года. Составленная на паритетных началах, согласительная комиссия должна путём состязательного производства выработать приемлемое решение спора и предложить его заинтересованным государствам. Решения согласительных комиссий носят для участников спора рекомендательный характер.
Возможность использования процедуры примирения предусмотрена во многих универсальных и региональных международно-правовых документах. В частности, под эгидой ООН 11 декабря 1995 года были приняты Типовые правила по примирению споров между государствами. Данные правила применяются лишь в тех случаях, когда участники спора письменно об этом договорились. Достаточно детально вопросы деятельности согласительной комиссии изложены в Венской конвенции о представительстве государств в их отношениях с международными организациями универсального характера 1975 года.
Возможность создания примирительных комиссий предусмотрена большим числом двусторонних соглашений. Например, по казахстанско-китайскому межправительственному соглашению об использовании морского порта Китая Ляньюньган 1995 года в случае возникновения каких-либо разногласий стороны должны создать смешанную комиссию для выработки компромиссного решения. С 1996 года Казахстан является участником Соглашения о взаимном признании прав на возмещение вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей от 9 сентября 1994 года. Статья 10 этого Соглашения предусматривает, что споры относительно его толкования или применения решаются путем переговоров и иными общепринятыми средствами, включая согласительные комиссии, создаваемые по просьбе одной из сторон.
В целом деятельность смешанных (следственных и согласительных) комиссий является эффективным инструментом мирного урегулирования спорных ситуаций. В доктрине международного права принято считать, что сам факт создания государствами смешанной комиссии признает наличие между ними международного спора.
Одним из наиболее древних средств мирного разрешения международных споров является международный арбитраж. Международный арбитраж (его ещё называют международным третейским разбирательством) представляет собой передачу спора для разрешения третьей стороной (третейскому суду). При этом, в отличие от посредничества, арбитраж характеризуется обязательностью решения для участников спора. В разное время функции арбитров в силу сложившейся обычной практики выполняли многие политики, общественные и религиозные деятели (например, Папа Римский). Наиболее активно различные арбитражные процедуры стали использоваться в международной практике с XIX века. Особенностью арбитража как средства разрешения международных споров является то, что он преимущественно применяется к спорам юридического, а не политического характера. Это, в частности, закреплено в статье 38 Конвенции о мирном разрешении международных столкновений 1907 года.
В международном праве применяются два вида арбитража: арбитраж, осуществляемый постоянно действующими арбитражными органами и арбитраж, осуществляемый ad hoc, то есть органом, специально учреждённым для данного конкретного случая. Таким образом, применению арбитража второго вида предшествует специальное соглашение спорящих сторон, которое называется третейской записью. Третейская запись должна включать положения о предмете спора, о порядке формирования суда, о процедуре третейского разбирательства, а также об обязанности сторон исполнить арбитражное решение.
Из постоянно действующих арбитражных органов наиболее известна Постоянная палата третейского суда, учреждённая в соответствии с Гаагскими конвенциями о мирном решении международных столкновений. В структуру Палаты входит постоянно действующий Административный совет, который возглавляется министром иностранных дел Нидерландов, а также Международное бюро. Непосредственно арбитражное разбирательство осуществляют третейские судьи, выбираемые из специального списка. Данный список формируется из граждан государств – участников Гаагских конвенций: каждое государство имеет право внести в список до четырех своих граждан сроком на 6 лет. В настоящее время около 90 государств участвуют в деятельности Палаты, в список третейских судей входят около 300 юристов-международников. За время своего существования (Палата работает в Гааге) данный арбитражный орган рассмотрел и разрешил более 40 межгосударственных споров. Например, в 1989 году на рассмотрение Палаты был передан спор между США и Великобританией относительно порядка пользования международного аэропорта Хитроу.
Несколько лет назад Постоянная палата третейского суда приняла ряд документов, направленных на установление факультативных процедур рассмотрения споров. К ним относятся:
-Факультативные правила арбитражного рассмотрения споров между двумя государствами;
-Факультативные правила арбитражного рассмотрения споров между двумя сторонами, из которых только одна является государством;
-Факультативные правила арбитражного рассмотрения споров между международными организациями и государствами;
-Факультативные правила арбитражного рассмотрения споров между международными организациями и частными лицами;
-Факультативные правила примирения;
-Факультативные правила для следственных комиссий;
-Правила рассмотрения споров относительно природных ресурсов и окружающей среды.
Постоянная палата третейского суда может рассматривать споры между государствами, которые не являются участниками Конвенции 1907 года. Кроме того, Палата принимает к своему производству споры, сторонами которых выступают не только государства, но и юридические и физические лица. Главное, чтобы спор носил международный характер. Наконец, в редких случаях Палата выступает в качестве международной согласительной комиссии.
Что касается арбитража ad hoc, то возможность его использования предусмотрена, в частности, Общим актом о мирном разрешении международных споров 1928 года. Акт рекомендует государствам порядок формирования арбитража и процедуру разрешения спора. Процедуре арбитражного разбирательства посвящены также имеющие рекомендательную силу Образцовые правила арбитражного производства, одобренные в 1958 году генеральной Ассамблеей ООН. В 1994 году в Мехико был учреждён Международный суд экологического арбитража и примирения.
Следует упомянуть о том, что арбитраж как способ разрешения споров более широко используется в частно-правовых отношениях, в том числе с иностранным элементом. Так, с 18 февраля 1996 года Республика Казахстан участвует в Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 года и в Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 года.
В истории международного права был период, когда арбитраж рассматривался в качестве основного средства мирного разрешения международных споров. Именно такой позиции придерживалась, в частности, Лига Наций. С деятельностью этого органа связано и институционное оформление арбитража, закрепление его в качестве постоянно действующего механизма. Арбитраж в качестве средства мирного разрешения международных споров занимает промежуточное место между посредничеством, примирением и судебными органами. Представляется, что такая двойственная природа данного института существенно ограничивает возможности его использования в настоящее время. Более перспективным в качестве средства мирного разрешения международных споров выглядит расширение института международной судебной юрисдикции.
Судебное разбирательство – сравнительно новое средство мирного урегулирования международных конфликтов, становление и развитие которого продолжается в настоящее время. Характерной особенностью судебного разбирательства являются, во-первых, императивность выносимых решений, во-вторых, чёткая институциональная структура соответствующих органов, в-третьих, заранее установленная процедура рассмотрения дела, жёсткие правила судопроизводства. В отличие от международного арбитража, состав судебных органов не зависит от воли участвующих в споре сторон.
Исторически первым международным судебным органом стала учреждённая под эгидой Лиги Наций Постоянная палата международного правосудия, которая просуществовала с 1921 по 1946 год и вынесла за это время 32 обязательных и 27 консультативных решений. В настоящее время в мире функционируют различные международные суды: как на универсальном уровне, так и на региональном. Можно, в частности, назвать Международный Суд ООН, Международный уголовный суд, Международный трибунал по морскому праву, Европейский суд по правам человека, Суд Организации центрально-американских государств, Суд Бенилюкса (таможенно-экономического союза трех европейских государств), Суд Восточно-Африканского сообщества, Межамериканский суд по правам человека, Суд Европейского Союза, Экономический суд СНГ и т.д.
Безусловно, наиболее авторитетным международным судебным органом является Международный Суд ООН, Статут которого нужно рассматривать как неотъемлемую часть Устава Организации. Спецификой Суда является то, что ему подсудны исключительно межгосударственные споры, носящие правовой характер. При этом сама юрисдикция Суда носит факультативный характер: спор может стать предметом рассмотрения в Суде только с согласия всех спорящих государств. Такое согласие может быть закреплено в специальном соглашении спорящих государств, выражено в одностороннем официальном заявлении государства либо вытекать из действующего международного договора. Кроме решений по межгосударственным спорам, Международный Суд дает консультативные заключения по запросам различных международных органов. Государства правом обращения с подобными запросами не обладают.
Главные проблемы, с которыми сталкивается в своей деятельности Международный Суд ООН, связаны с заложенным в Уставе ООН ограничением его юрисдикции. Во-первых, далеко не всегда представляется возможным определить природу межгосударственного спора (является ли он правовым), во-вторых, на сегодняшний день не так много государств (менее трети всех членов ООН) признали обязательность юрисдикции Суда. Характерно, что из постоянных членов Совета Безопасности соответствующее заявление сделала только Великобритания. Наконец, в-третьих, Суд не может полностью освободиться от политических мотивов в своей деятельности.
Таким образом, эффективность главного международного судебного органа как средства мирного разрешения споров во многом обусловлена политической волей отдельных государств – участников международных конфликтов. Кроме того, достаточно проблематичным представляется неуклонное исполнение принятых Судом решений. Этот вопрос актуален даже несмотря на то, что решения Международного Суда обязательны для всех сторон спора, а гарантом их реализации является Совет Безопасности (дело Никарагуа против США 1986 года). Вместе с тем, Манильская декларация о мирном разрешении международных споров от 15 ноября 1982 года подчеркивает особую роль Международного Суда ООН в деле разрешения споров юридического характера.
В настоящее время порядка 300 универсальных международных договоров содержат положения об обязательной юрисдикции Международного Суда в отношении споров, связанных с толкованием и применением этих соглашений. Таким образом, каждое государство – участник таких договоров автоматически признаёт обязательную юрисдикцию Суда применительно к обязательствам, принятым на себя по соответствующему договору. Участником ряда таких Конвенций является и Республика Казахстан. Вместе с тем, Казахстан (как и Российская Федерация) ни разу не был стороной (заявителем или ответчиком) в Международном Суде ООН.
Всего за первые 55 лет своего существования (1946-2001гг) Международный Суд рассмотрел и решил 70 межгосударственных споров и сделал более 30 консультативных заключений. Вот наиболее известные его решения.
В 1949 году в англо-албанском споре Суд признал ответственность Албании за ущерб, причиненный ее минами английским военным кораблям, осуществлявшим право мирного прохода через территориальные воды Албании. В 1953 году Суд признал суверенитет Великобритании над отдельными островами в проливе Ла-Манш. В 1980 году его решением было признано незаконным взятие в заложники иранскими властями дипломатов США. В 1984 году Суд делимитировал морскую границу между Канадой и США в районе залива Мэн. В 1986 году Суд рассмотрел иск Никарагуа против США и признал военные действия (морскую блокаду) США незаконными, отметив право Никарагуа на возмещение причинённого ущерба. В 1989 году Международный Суд ООН отклонил иск США к Италии по поводу реквизиции итальянскими властями имущества, принадлежащего американским юридическим лицам. В настоящее время на рассмотрении Суда находится спор между Данией и Норвегией по вопросу о морской границе между этими странами.
В состав Международного Суда ООН входят 15 членов – специалистов в области международного права. Каждый из них избирается сроком на 9 лет Генеральной Ассамблеей и Советом Безопасности ООН. Состав Суда должен быть сформирован таким образом, чтобы в нём были представлены все основные правовые системы современности. Традиционно в состав Суда входит представитель советской (ныне российской) правовой школы. Судопроизводство в Международном Суде ООН ведётся на французском или английском языке. Сам порядок осуществления правосудия регулируется Регламентом Суда, нынешний текст которого был утверждён в 1978 году.
В настоящее время наметилась тенденция распространения международной судебной юрисдикции на споры, участниками которых являются не только государства, но и международные организации, а также физические и юридические лица. В частности, созданный в 1996 году Международный трибунал по морскому праву не только разрешает споры между государствами – участниками Конвенции ООН по морскому праву 1982 года по поводу толкования или применения Конвенции, но и вправе рассматривать споры с участием Органа по морскому дну, физических и юридических лиц, если эти споры связаны с режимом и использованием морского дна. Трибунал, который находится в Гамбурге, состоит из 21 судьи, избранных из числа лиц, пользующихся самой высокой репутацией беспристрастности и справедливости и являющихся признанными авторитетами в области морского права. Решения трибунала являются обязательными для государств – участников спора. Рассмотрение дел происходит в камерах, состоящих из трех и более членов Трибунала.
Аналогичная “двойственность” рассматриваемых международных споров характерна и для Европейского суда по правам человека, учреждённого в 1959 году на основе Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года. С одной стороны, Суд разбирает споры между государствами – участниками Конвенции 1950 года по поводу толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней. С другой стороны, Суду подсудны и индивидуальные жалобы на государства со стороны отдельных физических лиц, групп лиц или неправительственных организаций. Таким образом, Европейский Суд по правам человека выполняет сразу несколько функций: помимо того, что он является средством мирного разрешения международных споров, он является высшей судебной инстанцией по защите прав граждан европейских государств. Местонахождения Суда – город Страсбург (Франция)
В целом судебное разбирательство следует признать одним из наиболее перспективных направлений мирного разрешения международных споров. Во-первых, данный инструмент мирного урегулирования служит укреплению авторитета международного права в межгосударственных отношениях. Во-вторых, решение споров осуществляется независимыми и квалифицированными специалистами. В-третьих, функционирование международных судебных органов на постоянной основе гарантирует достаточно оперативное разрешение возникающих конфликтов. С другой стороны, на сегодняшний день достаточно актуальными остаются проблемы расширения международной судебной юрисдикции и неуклонного исполнения вынесенных судебных решений.

4.Мирное разрешение споров международными организациями.
Одной из тенденций современного развития международного права стало усиление роли международных организаций в процессе мирного урегулирования глобальных и региональных конфликтов. В зависимости от характера международного спора в его разрешении так или иначе участвуют различные международные организации: ООН, Совет Европы, ЛАГ, ОАЕ и другие.
Поддержание международного мира и безопасности – одна из уставных целей ООН, поэтому способствование мирному разрешению международных споров является важнейшей задачей Организации. Процедура урегулирования споров предусмотрена целым рядом глав и статей Устава. С одной стороны, компетенция и полномочия Совета Безопасности, Генеральной Ассамблеи и Международного Суда ООН во многом связаны с разрешением международных споров. С другой стороны, определенное значение в данной области имеет деятельность всей системы ООН, включая ее специализированные учреждения. Наконец, ООН принимает активное участие в применении различных процедур мирного урегулирования: содействует переговорам, выступает в качестве посредника, оказывает добрые услуги, обеспечивает правовую базу для функционирования международных судебных и арбитражных органов.
Так, Совет Безопасности ООН в случае возникновения спора или ситуации вправе требовать от сторон мирного разрешения и рекомендовать сторонам надлежащую процедуру и методы урегулирования, а также требовать от них выполнения тех временных мер, которые он сочтет необходимыми или желательными (статьи 33, 36 Устава). Совет Безопасности имеет право расследовать любой спор или любую ситуацию, которая может привести к международным трениям или вызвать спор, для определения того, не может ли продолжение этого спора или ситуации угрожать миру и безопасности. Любой член ООН может обратиться к Совету Безопасности или Генеральной Ассамблее с информацией о наличии такого спора или ситуации. Аналогичным правом может воспользоваться и государство (сторона спора), которое не является членом ООН. Однако такое государство должно заранее принять на себя обязательства по мирному разрешению, предусмотренные в Уставе. Как уже отмечалось, полномочия Совета Безопасности распространяются, главным образом, на споры и ситуации, продолжение которых могло бы угрожать международному миру и безопасности (о его действиях - в главе 16). При этом Совет должен уважать любую процедуру для разрешения спора, которая уже была принята сторонами. Во всех остальных случаях стороны могут следовать рекомендациям Генеральной Ассамблеи или договориться об иной процедуре урегулирования.
Таким образом, можно констатировать, что Международный Суд ООН ориентирован на разрешение международных споров юридического характера, а Совет Безопасности в большей степени отвечает за урегулирование политических и военных конфликтов. Генеральная Ассамблея также рассматривает определённые категории споров и ситуаций и дает по ним рекомендации.
Определенное значение для мирного урегулирования международных споров имеет деятельность ряда специализированных учреждений ООН. Каждое из них координирует сотрудничество государств в определенной сфере и в той или иной степени способствует мирному разрешению межгосударственных конфликтов. Иногда специализированные учреждения вырабатывают специальные процедуры разрешения споров. Например, 22 декабря 1992 года в Женеве был принят Факультативный протокол по обязательному разрешению споров в отношении Устава Международного союза электросвязи (МСЭ), Конвенции Международного союза электросвязи и административных регламентов.
Статья 52 Устава Организации Объединённых Наций допускает существование региональных соглашений или органов для разрешения международных споров, угрожающих международному миру и безопасности, если такие соглашения или органы и их деятельность совместимы с принципами самой ООН. Члены ООН, участвующие в таких соглашениях и органах, должны приложить все усилия для мирного урегулирования при их помощи местных споров и ситуаций до передачи в Совет Безопасности. Таким образом, ООН приветствует региональные механизмы разрешения споров, обязывая Совет Безопасности (пункт 3 статьи 52) поощрять развитие и применение таких механизмов. В силу последнего положения большинство учредительных документов авторитетных региональных организаций включает принцип мирного урегулирования споров. Например, статья 3 Хартии Организации африканского единства гласит, что спорные вопросы должны разрешаться путём переговоров, посредничества, примирения и арбитража. В рамках Организации американских государств функционирует Постоянный совет, который обязан способствовать мирному разрешению споров между государствами – членами ОАГ. Что касается ОБСЕ, то здесь учреждены следующие структуры: Валлетский механизм (Положения процедуры ОБСЕ по мирному урегулированию споров 1991 года), Комиссия ОБСЕ по примирению, Суд по примирению и арбитражу, процедуры директивного примирения. Статья 5 Пакта Лиги арабских государств запрещает прибегать к силе для урегулирования споров и уполномочивает Совет Лиги принимать обязательные и окончательные решения в случае передачи спора на его рассмотрение. На практике Совет ЛАГ неоднократно сам выступал в качестве механизма разрешения споров, угрожающих региональному миру и безопасности. В статье 2 Договора о дружбе и сотрудничестве в Юго-Восточной Азии (стран АСЕАН) говорится, что все разногласия или споры должны быть урегулированы мирными средствами.
Говоря о деятельности региональных организаций, следует помнить, что любые принудительные действия не должны ими предприниматься без полномочий от Совета Безопасности. Кроме того, Совет должен быть всегда полностью информирован о предпринятых или намечаемых действиях, которые осуществляются региональными органами или в силу региональных соглашений. К сожалению, эти положения Устава ООН на практике выполняются не всегда.
Некоторые процессы в области мирного разрешения международных споров на региональном уровне позволяют говорить о принципиально новых тенденциях в этой области международного права. Особенно это касается процессов, происходящих в Европе. Анализ последних документов, принятых в рамках ОБСЕ (Валеттский механизм 1991 года и дополнившие его Результаты женевского Совещания по мирному урегулированию споров 1992 года) показывает, что европейские государства принимают на себя более широкий круг обязательств, чем это предусмотрено универсальными международными актами. В частности, члены ОБСЕ договорились включать в свои будущие договоры положения о порядке разрешения связанных с ними споров и (что самое важное) по возможности воздерживаться от оговорок к таким положениям. Еще один принципиальный момент - стремление европейских государств к полному и безоговорочному признанию юрисдикции Международного Суда ООН и других органов, предусмотренных многосторонними договорами. Таким образом, впервые на региональном уровне может возникнуть юридически обязательная система разрешения споров, не зависящая от политической конъюнктуры и национальных интересов отдельных стран. Как уже отмечалось, слабым звеном всего института мирного разрешения споров является рекомендательный характер норм, регулирующих выбор и функционирование соответствующих механизмов. Обязанность государств, вытекающая из императивного принципа международного права, в ее нынешнем виде предельно абстрактна - стремиться разрешать споры исключительно мирными средствами. При этом государства в подавляющем большинстве случаев могут безнаказанно уклониться от той или иной процедуры или не признать обязательность принятых в ее рамках решений. Подобная практика (например, оговорки, касающиеся процедур разрешения споров при подписании договоров) приводит к тому, что принцип мирного разрешения споров на региональном уровне фактически не действует. Поэтому механизмы урегулирования в рамках ОБСЕ следует рассматривать как прогрессивное развитие данной отрасли международного права.
В большинстве случаев урегулирование международных споров в рамках международных организаций осуществляется политическими средствами. Большое значение в процессе урегулирования играет так называемая превентивная дипломатия, когда участники потенциальных конфликтов имеют возможность в рамках постоянно действующих структур регулярно обмениваться мнениями по тем или иным вопросам. Как показывает практика, эффективность региональных международных организаций в мирном разрешении локальных споров достаточно высока. Дело в том, что само создание и деятельность международной организации уже предполагает сотрудничество государств с целью разрешения возможных противоречий. Любая международная организация - это постоянно действующий механизм предупреждения и преодоления спорных и конфликтных ситуаций.
Вместе с тем, механизмы примирения межрегиональных и глобальных конфликтов далеко не всегда достигают своих целей, что дает основание говорить об определенном кризисе современной системы поддержания международного мира и безопасности (подробнее об этом - в главе 16).

5. Мирное урегулирование споров в рамках СНГ.
Приверженность принципу мирного разрешения международных споров декларировалась государствами-участниками Содружества Независимых государств с самого начала его создания. Соответствующие положения содержатся в Соглашении о создании СНГ от декабря 1991 года, в Алма-Атинской декларации от 21 декабря 1991 года, а также в Декларации о неприменении силы или угрозы силой между государствами-участниками СНГ от 20 марта 1992 года и в Декларации о соблюдении суверенитета, территориальной целостности и неприкосновенности границ государств-участников СНГ от 15 апреля 1994 года.
Устав Содружества Независимых Государств, принятый в Минске 22 января 1993 года, содержит целый ряд положений, связанных с мирным разрешением международных споров с участием государств – членов СНГ. Во-первых, мирное разрешение споров и конфликтов между государствами Содружества является одной из уставных целей СНГ. Во-вторых, среди принципов, в соответствии с которыми государства-члены строят свои отношения, упомянут принцип "разрешения споров мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир, безопасность и справедливость" (статья 3 Устава). В-третьих, один из разделов Устава (раздел IV) называется “Предотвращение конфликтов и разрешение споров”. Наконец, статья 32 Устава предусматривает создание Экономического суда СНГ. Всего в Уставе упоминаются три категории споров, подлежащих мирному урегулированию посредством соответствующих механизмов:
-конфликты на межнациональной и межконфессиональной основе, могущие повлечь за собой нарушение прав человека;
-споры между государствами-членами;
споры, продолжение которых могло бы угрожать поддержанию мира или безопасности в Содружестве.
Согласно статье 16 Устава СНГ, государства-члены должны предпринимать все возможные меры для предотвращения конфликтов, прежде всего на межнациональной и межконфессиональной основе, которые могут повлечь за собой нарушение прав человека. Участники Содружества взяли на себя обязательство оказывать друг другу на основе взаимного согласия помощь в урегулировании таких конфликтов, в том числе и в рамках международных организаций. Государства-члены СНГ должны добросовестно и в духе сотрудничества прилагать усилия к справедливому мирному разрешению своих споров, которые подлежат урегулированию посредством переговоров или через достижение договоренности о надлежащей альтернативной процедуре урегулирования. При этом Устав запрещает участникам совершать любые действия, способные нанести ущерб другим участникам и привести к обострению возможных споров. Участники спора вправе передать его на рассмотрение в Совет глав государств СНГ. В свою очередь, Совет глав государств вправе на любой стадии спора, продолжение которого могло бы угрожать поддержанию мира или безопасности в Содружестве, рекомендовать сторонам надлежащую процедуру или методы его урегулирования (статья 18 Устава).
По большому счету, СНГ не имеет сегодня сколько-нибудь реального механизма разрешения споров политического характера. Практика применения коллективных сил по поддержанию мира, несмотря на большую договорно-правовую базу, находится сейчас в стадии формирования (см. главу 16). Сама формулировка статьи 18 Устава оставляет за участниками спора право выбора любой модели поведения. По-видимому, решение данной проблемы возможно исключительно на путях дальнейшей интеграции членов Сообщества.
Несколько лучше обстоит дело с возникающими в рамках СНГ экономическими спорами. 6 июля 1992 года были приняты Соглашение о статусе Экономического суда и Положение об Экономическом суде (для Казахстана вступили в силу 20 апреля 1994 года). Фактическую деятельность Суд, местонахождением которого является город Минск, начал в 1994 году. К юрисдикции Суда отнесены исключительно межгосударственные споры, возникающие при исполнении сторонами экономических обязательств, предусмотренными соглашениями и решениями органов Содружества. Кроме того, Суд вправе рассматривать споры о соответствии нормативных и иных актов государств – участников СНГ соглашениям и иным актам Содружества, а также толковать соглашения и иные акты Содружества по экономическим вопросам. Наконец, государства-члены могут специальным решением отнести к ведению Экономического суда СНГ и другие споры.
Споры рассматриваются Судом по заявлению государств в лице их уполномоченных органов, а также институтов (органов) Содружества. Суд не вправе отказаться от разрешения спора в связи с неясностью или отсутствием подлежащей применению нормы права. В своих решениях Суд устанавливает факт нарушения государством-участником своих обязательств и определяет меры в целях устранения нарушения и его последствий. Государство, в отношении которого принято решение, обеспечивает его исполнение.
В состав Суда входят по два судьи от каждого государства – участника Соглашения о мерах по обеспечению улучшения расчетов между хозяйственными организациями стран – участниц СНГ 1992 года. Каждый судья назначается или избирается сроком на 10 лет. Судьи должны быть специалистами высокой квалификации в области экономических правоотношений и иметь высшее юридическое образование. Судьи Экономического Суда СНГ независимы и неприкосновенны, не подпадают под юрисдикцию государства пребывания, так как пользуются иммунитетом от его судебной юрисдикции. Каждый судья действует в личном качестве и не может представлять интересы любых государственных или межгосударственных органов и организаций, коммерческих структур, политических партий и движений, территорий, наций, народностей, социальных и религиозных групп.
Конечной инстанцией и высшим коллегиальным органом Суда является Пленум, который формируется из председателей высших хозяйственных и арбитражных судов государств-участников. Пленум проводит свои заседания не реже одного раза в квартал; его решения принимаются простым большинством и являются окончательными.
Судопроизводство в Экономическом Суде СНГ осуществляется на основании Регламента. Рабочий язык Суда - русский. Споры могут стать предметом рассмотрения в Суде лишь с согласия заинтересованных государств, причём решения носят рекомендательный характер.
Такая мягкость принимаемых Экономическим судом СНГ решений (несвойственная даже арбитражным органам) вряд ли способствует эффективному разрешению возникающих экономических споров, а в конечном счёте – и мирному урегулированию споров в целом. За все время своего существования суд рассмотрел не более 40 дел, из которых самым известным стал запрос о толковании терминов “государство – участник СНГ” и “государство – член СНГ”. Неслучайно еще в 1999 году Пленум Суда высказался за внедрение практики обязательных решений Суда для государств-участников. Кроме того, не один год обсуждается механизм выполнения решений Суда и соответствующего международного контроля.
В 1996 году стороной рассматриваемого Экономическим Судом СНГ спора была Республика Казахстан. В принятом решении Суд рекомендовал Правительству Казахстана в полном объеме выполнить обязательства по поставке зерна в Нижегородскую область Российской Федерации.

Контрольные вопросы.
1.Что такое мирное разрешение международных споров?
2.Как можно классифицировать международные споры?
3.Какие механизмы относятся к мирным средствам разрешения международных споров?
4.Чем отличается международный суд от международного арбитража?
5.Каков механизм разрешения международных споров международными организациями?
6.Какие институты урегулирования споров созданы в рамках СНГ?

Литература.
Анисимов Л. Н. Международно-правовые средства разрешения международных споров (конфликтов). – Л., 1975.
Лазарев С. Л. Международный арбитраж. – М., 1991.
Левин Д. Б. Принцип мирного разрешения международных споров. – М., 1977.
Моисеев Е. Г. Международно-правовые основы сотрудничества стран СНГ. - М., 1997.
Моисеев Е. Г. Десятилетие Содружества. - М., 2001.
Пушмин Э. А. Мирное разрешение международных споров (международно-правовые вопросы). – М., 1974.
Толстых В. Л. Международное право: практика применения. Консультативные заключения Международного Суда ООН. - М., 2004.
Энтин М. Л. Международные судебные учреждения. - М., 1984.
Действующее международное право. В трёх томах. – Т. 1. – М., 1996. – Разд. ХIII.
Сборник документов по международному праву / Под ред. Токаева К. К. - Алматы, 1998. Т. 2.
Boisson L. International Organizations and International Settlement: Trends and Prospects. - N.-Y., 2002.

1 См.: Международное право: Учебник / Под ред. Ю. М. Колосова, Э. С. Кривчиковой. – М., 2000. С. 215.
2 См.: Международное публичное право: Учебник / Под ред. К. А. Бекяшева. - М., 2004. С. 344.
1 См.: Ильин Ю. Д. Международное публичное право. Лекции. – М., 2004. С. 111
1 См.: Ушаков Н. А. Международное право: Учебник. – М., 2003. С. 25.
1 См.: Ильин Ю. Д. Международное публичное право. Лекции. – М., 2004 С. 195.











Heading 1 Heading 2Default Paragraph Font Table Normal
No ListђHeading 1 CharђHeading 2 Char
Footnote TextFootnote Text CharFootnote Reference Body Text 2Body Text 2 CharBody Text Indent 2Body Text Indent 2 Char

Приложенные файлы

  • doc 23631359
    Размер файла: 1 MB Загрузок: 0

Добавить комментарий