26. Установление нацистской диктатуры в Германии. Внешнеполитическая программа национал-социалистов.


Мировой экономический кризис привел к чрезвычайному обострению социально-политической обстановки в Германии. На внеочередных выборах в рейхстаг в ноябре 1932 г. за национал-социалистов отдали голоса 12 млн избирателей. И хотя это было на 2 млн меньше, чем на предыдущих выборах, состоявшихся в июле того же года, партия Гитлера вновь набрала наибольшее число голосов. Противостоящие ей две крупнейшие левые партии Германии — социал-демократическая (СДПГ) и коммунистическая (КПГ) — получили соответственно 7,2 млн и 6 млн голосов. Однако ввиду непримиримой идейной борьбы они не смогли объединиться для создания широкой антифашистской коалиции. Не последнюю роль в расколе левых сил сыграла позиция Коминтерна, запрещавшего коммунистам входить в какие-либо политические объединения или соглашения с другими партиями. В январе 1933 г. престарелый президент Германии П. фон Гинденбург под нажимом военно-промышленных кругов поручил Гитлеру как лидеру самой крупной парламентской фракции сформировать правительство. Так канцлером пока еще коалиционного правого кабинета стал национал-социалист1. Но довольствоваться достигнутым Гитлер вовсе не собирался. Его целью была абсолютная власть в стране. В феврале 1933 г., использовав как повод поджог здания рейхстага и обвинив в этом преступлении коммунистов, Гитлер добился от президента Гинденбурга введения на территории Германии чрезвычайного положения. В соответствии с ним основные конституционные права и свободы граждан были отменены, рейхстаг распущен и назначены новые выборы. Они состоялись в марте 1933 г. и прошли в обстановке нарастающего нацист- 1 Из 11 членов кабинета к нацистской партии принадлежали, кроме Гитлера, только министр внутренних дел В. Фрик и министр без портфеля Г. Геринг. Избранные от КПГ депутаты вскоре были арестованы, в результате чего нацисты смогли наконец обеспечить себе парламентское большинство. Вслед за этим они провели через новый, послушный им парламент закон о предоставлении кабинету министров чрезвычайных полномочий. В соответствии с ним правительство во главе с Гитлером наделялось фактически неограниченными правами, в том числе правом принимать законы без одобрения рейхстага и не заботясь об их соответствии Веймарской конституции. В стране развернулась массовая чистка государственных учреждений по политическим и «расовым» мотивам. Начали создаваться концлагеря, куда помещались неугодные нацистскому режиму лица. В июле 1933 г. были ликвидированы или «самораспустились» все политические партии и профсоюзы. Право на легальное существование имела теперь только национал-социалистическая рабочая партия Германии, объявленная правительственной организацией. После смерти в августе 1934 г. Гинденбурга Гитлер объединил посты канцлера и президента, став таким образом одновременно главой государства, правительства и правящей партии. Он был провозглашен «фюрером (вождем) германской нации». И хотя Веймарская конституция формально не отменялась, демократическое устройство Германии было полностью разрушено. В стране установился кровавый диктаторский режим.
В отличие от своих предшественников, боровшихся за восстановление международных позиций Германии путем постепенной реконструкции Версальского порядка в сторону довоенного равновесия, нацисты считали этот путь абсолютно бесперспективным, не ведущим к решению коренных проблем нации. Гитлер был убежден, что немцы должны были не ограничиваться притязаниями на этнические территории, а бороться за расширение своего «жизненного пространства» и установление полного господства на континенте. «Германия — только начало. Нам нужна Европа и ее колонии». А. Гитлер, 1933 г.
Решить эти задачи можно было, только разгромив Францию и завоевав обширные территории на востоке Европы, принадлежавшие СССР и другим расположенным там государствам. В дальнейшем, превратившись в могучую морскую державу и захватив английские и французские колонии, Германия, по его замыслам, смогла бы подчинить себе и Американский континент.
Поскольку реализовать эти грандиозные экспансионистские планы было возможно исключительно военным путем, нацисты развернули шумную кампанию по пропаганде войны. Они объявили ее «высшей» и «естественной» формой разрешения политических проблем, яростно обличая при этом западный пацифизм как орудие изощренной антигерманской политики.
Подготовка к войне становилась первоочередной задачей Германии1. Чтобы успешно решить ее, было необходимо, не провоцируя разрыва отношений с западными державами и нейтрализовав саму возможность силового давления с их стороны, освободиться от ограничений Версальского договора и приступить к восстановлению военной промышленности и армии. Для этого требовалось организовать мощное дипломатическое прикрытие с целью убедить западные державы в намерении нового германского руководства продолжить прежнюю политическую линию, направленную на сотрудничество с ними. На посту министра иностранных дел был временно оставлен представитель прежнего кабинета, не принадлежавший к нацистской партии, К. фон Нейрат. Он был призван олицетворять собой преемственность в германской внешней политике. Гитлер не исключал и возможности превентивной войны со стороны западных держав.
Поэтому первая программная речь фюрера в рейхстаге, посвященная международным вопросам, была выдержана в подчеркнуто умеренной тональности. Наряду с острой критикой Версальского договора и призывами к его ревизии он заявил о необходимости решения этой проблемы мирным путем. Гитлер демонстративно высказывался за всеобщий мир, уважение прав всех народов и продолжение переговоров по проблемам вооружений.
В 1933—1939 гг. Германия истратила на военные нужды 90 млрд марок — в два с лишним раза больше, чем Великобритания, Франция и Италия, вместе взятые. Производство вооружений в Германии в 1939 г. по сравнению с 1933 г. возросло в 12,5 раза.
В то же время во внешнеполитической линии нацистской Германии наметились и определенные коррективы. В первую очередь это относилось к советско-германским отношениям. Несмотря на то что в апреле 1933 г. германская сторона ратифицировала протокол о продлении срока действия договора о нейтралитете и ненападении с СССР от 24 апреля 1926 г., очень скоро обнаружилось, что «рапалльский период» в отношениях между двумя государствами завершается. Гитлер исходил из того, что демонстративный антисоветизм, а не шантаж Европы германо-советским сближением мог наилучшим образом обеспечить реализацию поставленных им политических задач. «Мне придется, — пояснял фюрер, — сдерживать версальские державы при помощи призрака большевизма, заставляя их верить, что Германия — это последний оплот против красного потопа». Демонстрируя твердое желание взять на себя роль «главного защитника Европы от коммунистической угрозы» и предлагая западным державам сплотиться на антисоветской основе, он рассчитывал добиться от них таким способом требуемых уступок.

Приложенные файлы

  • docx 23617323
    Размер файла: 19 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий