Перевезенцев С.В. Основные направления русской социально-политической мысли


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.

9

ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ


ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РУССКОЙ

СОЦИАЛЬНО
-
ПОЛИТИЧЕСКОЙ МЫСЛИ
XVIII

в.


Перевезенцев Сергей Вячеславович
, доктор исторических наук, профессор

Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

Россия,
119991, Москва, Ленинские горы, 2

E
-
mail
:
serp
[email protected]
yandex
.
ru


Рассматриваются
основные направления русской социально
-
политической мысли
XVIII

в
.
:
госуда
р-
ственническое, консервативно
-
просветительское, радикально
-
просветительское, традиционалистско
-
православное. Дана характеристика каждого из направлений, осуществлен сравнительный анализ, ра
с-
смотрено влияние каждого из направлений на процессы развития

социально
-
политической мысли России.

Ключевые слова:

русская социально
-
политическая мысль
XVIII

в., просветительство, рацион
а-
лизм, традиционализм, консерватизм, православие


THE MAIN DIRECTIONS OF THE RUSSIAN SOCIO
-
POLITICAL

THOUGHT OF XVIII CENTURY


Per
evezentsev Sergey V
.
,

Ph
.
D
.

(
History
)
, Professor

The Lomonosov Moscow State University

2
Leninskie gory,
Moscow,

119991,

Russia

E
-
mail
:
[email protected]


T
he
article discusses the main directions of the Russian socio
-
political thought of the
XVIII

century: statist,
the conservative education, radical education, traditionalist
-
o
rthodox. The characteristics of each of the areas, the
comparative analysis, the influence of each direction in the processes of social and political thoug
ht of Russia.

Keywo
rds:

Russian socio
-
political thought of the XVIII century, enlightenment, rationalism, traditiona
l-
ism, conservatism, Orthodoxy


Всем социально
-
политическим концептам, рожденным русской мыслью в
XVIII

стол
е-
тии, оказались присущи две основополагающие, фундаментальные идеи: идея
«
пользы Отеч
е-
ства
»

и идея независимого сильного светского государства [13, с. 11

52; 2

4]. Однако ко
н-
кретное содержание этих идей (в чем заключается
«
польза Отечества
»
?
Каковы
фо
рмы орг
а-
низации и цели сильного государства?) разные мыслители видели по
-
разному. Можно, н
е-
сколько условно, выделить четыре основных направления в отечественной социально
-
политической мысли
XVIII

в.:
государственническое; консервативно
-
просветительское
;
р
а-
дикально
-
просветительское
;
традиционалистско
-
православное
. Естественно, что наибол
ь-
шими консерваторами по своей сути было православные традиционалисты. Впрочем, при всей
своей устремленности к обновлению России, мировоззрение представителей государственн
и-
ч
еского и консервативно
-
просветительского направления тоже отличалось заметным консе
р-
ватизмом, но уже, скорее, не в традиционном русском, а в европейском понимании этого я
в-
ления. И только просветители
-
радикалы в своих идеях пытались не только приблизиться,
но и
«
обогнать
»

самых отъявленных европейских революционеров


якобинцев.

Последователи
государственнического направления

своим главным делом считали те
о-
ретическое обоснование сложившейся в первой половине
XVIII

в. модели политического
устройства России


абсолютной монархии. Именно идею неограниченной власти русского
государя, так или иначе присутствующую в отдельных сочинениях русских книжников
XVI

XVII

вв., мыслители
-
государственники в
XVIII

столетии восприняли как единственную тр
а-
диционную, развили и д
ополнили ее в необходимом для себя ключе. В этом отношении, с
а-
мыми яркими представителями государственнического направления можно считать Феофана
Прокоповича и императрицу Екатерину
II
.

Архиепископ Новгородский и вице
-
президент Святейшего Синода

Феофан Пр
окопович
(1681

1736), будучи рационалистом, по своим религиозным и
церковным предпочтениям ст
о-
ял ближе к протестантизму, нежели к православию, почему неоднократно обвинялся в ерет
и-
честве, особенно после смерти Петра I. Но именно Феофан Прокопович стал глав
ным госуда
р-
ственным идеологом не только петровского времени, а, фактически, всего
XVIII

в., став авт
о-
ром важнейших церковно
-
политических и политических сочинений:
«
Духовный регламента
»

(1721 г.) и
«
Правды воли монаршей
»

(1722 г.), утверждающей божественное

происхождение
царской власти. В своих рассуждениях на политические темы Ф. Прокопович основывался на
теории естественного права, поэтому в его сочинениях мы найдем противоречивое соединение
нового для России рационалистического мышления и традиционного те
ологического мирово
з-
Каспийский регион: политика, экономика, культура

№ 3 (48). 2016 г.

Отечественная история

10

зрения. Придерживаясь теории двух истин (религиозной и
«
светской
»
), Прокопович настаивал
на необходимости опираться и на доводы естественного разума, и на исторические примеры, и
на
«
законы народные
»
, и на Слово Божие. В этом отношении он предложил новое обоснов
а-
ние идеи и практики абсолютной монархии, истинность которой Прокопович доказывает как
рационалистическими методами и ссылками на научные авторитеты, так и традиционными
богословскими обоснован
иями, и ссылками, прежде всего, на авторитет Священного Писания
и сочинения Отцов Церкви. Сам термин
«
самодержавие
»

Прокопович стал употреблять в
смысле неограниченной власти императора. Его прежнее содержание, означавшее сувере
н-
ность и независимость госуд
арства, утратилось, и отныне данный термин стал обозначать
только верховную, неограниченную власть. В таком именно значении он употреблялся и уп
о-
требляется в XIX, XX и
XXI

вв.

Императрица

Екатерина
II

Алексеевна (1729

1796) в первые годы правления была оче
нь
увлечена идеями французских просветителей


Вольтера, Дидро, Монтескье, Д’Аламбера,
вела с некоторыми из них переписку, советовалась с ними, материально их поддерживала. Она
считала себя просвещенной государыней, которая сможет с помощью справедливых за
конов
установить в России столь пропагандируемую французскими мыслителями
«
просвещенную
монархию
»
. В 1767 г. императрица созвала Улож
é
нную комиссию, главной задачей которой
была разработка нового Уложения


Свода законов Российской империи. Для работы в Ул
о-
женной комиссии со всей страны съехались депутаты, представители различных сословий:
дворянства, духовенства, купечества, государственных крестьян. К началу работы Комиссии
Екатерина лично написала
«
Наказ
»
, в котором выразила свои мысли о справедливой,
«
п
р
о-
свещенной монархии
»
.

Но представления Екатерины
II

о
«
просвещенной монархии
»

значительно отличались от
идей французских просветителей. Екатерина
II

считала, что в России император должен иметь
абсолютную, ничем и никем неограниченную власть, ведь Россия



очень большое госуда
р-
ство, и иначе управлять таким государством невозможно. Рассуждая о равенстве и справедл
и-
вости, Екатерина утверждала, что российское общество должно быть поделено на сословия.
Высшим сословием она считала дворянство, которое должно п
ользоваться исключительными
правами и привилегиями. Ведь, по убеждению Екатерины, именно дворяне являются главной
опорой империи и императорской власти. В свою очередь, определенные права и обязанности
должны быть у купечества, у городских жителей, у госуд
арственных крестьян. И только кр
е-
постные крестьяне не могут обладать никакими правами, потому что являются собственн
о-
стью дворян. Екатерина вовсе не собиралась лишать дворянство, которое было опорой ее вл
а-
сти, главного богатства


крепостных крестьян. Она
и не помышляла о воле для крестьян, но, в
тоже время, призвала помещиков к гуманному обращению с крестьянами. Однако с самого
начала работы Комиссии вскрылись острые противоречия между представителями разных
сословных групп, входивших в нее. Кроме того, в
1768 г. началась война с Турцией и деятел
ь-
ность Комиссии была приостановлена, а затем и вовсе прекращена. Екатерининский проект о
выработке нового Свода законов так и остался нереализованным. Тем не менее, императрица
Екатерина
II

попыталась воплотить в жи
знь некоторые идеи французских просветителей, но
войны с Турцией и
«
пугачевский бунт
»

несколько охладили реформаторский пыл государыни.
Впрочем, после подавления
«
пугачевского бунта
»

Екатерина
II

продолжила свои реформы,
правда, теперь она более не стремил
ась к составлению законов, защищающих права ее по
д-
данных, а заботилась об укреплении уже существующих основ российской государственности.

Консервативно
-
просветительское направление

представлено широким кругом русских
мыслителей. Одним из первых, кто уже в первой половине XVIII в. увидел новые явления в
жизни России и попытался осмыслить их с просветительских позиций, стал Василий Никитич
Татищев (1686

1750). Понимая, что России необ
ходимо самой найти свою историческую д
о-
рогу, ведущую в будущее, Татищев попытался использовать самые современные тогда дост
и-
жения западноевропейской науки, преломив их в соответствии с отечественным историческим
опытом. Именно потому он и оказался человеко
м, стоявшим у истоков зарождения многих
тенденций в русской философской и общественно
-
политической жизни.

Так, впервые в истории российской общественной мысли Татищев рассматривал все
проблемы с позиций философского деизма, методологической основы всего пр
осветительск
о-
го мировоззрения. Деисты в своих учениях соединяли материалистические и идеалистические
воззрения. Соединение это было чаще всего механическим, потому
-
то деизм и был всегда
внутренне противоречивым. Но сам факт уравнения деистами Божественного

Промысла (то
есть идеального) и
«
естественного бытия
»

(то есть, материального) сыграл значительную роль
в истории [6; 9; 14

1
6; 20; 27].

THE CASPIAN REGION: Politics, Economics, Culture

2016. No. 3 (48)

National
History

11

Если Татищев раздумывал над проблемами соотношения материального и идеального с
деистических позиций чисто теоретическ
и, то впоследствии Михаил Васильевич Ломоносов
(1711

1765), стремясь связать философию с выводами естествознания, стал искать естестве
н-
нонаучные доказательства материальности мира. М.В. Ломоносов, вслед за Татищевым, но
независимо от него, пришел к признан
ию единства природы [7, с. 92, 357; 8, с. 173].

Деистической картины мира придерживались и другие российские просветители, пр
о-
должая большей частью ломоносовскую линию. Интересны в этом отношении суждения
Дмитрия Сергеевича Аничкова (1733

1788) о соотношен
ии души и тела, то есть идеального и
материального в его
«
Слове о разных способах, теснейший союз души с телом изъясняющих
»
.
Другой мыслитель второй половины XVIII в. Яков Павлович Козельский (1728

1794) в своем
труде
«
Философические предложения
»
, говоря о

натуре (т.е., природе), строго разграничивает
«
натуральное
»

или естественное от
«
вышенатурального
»
,
«
вышеестественного
»

или сверх
ъ-
естественного [5, с. 452

458].

История показывает, что увлечение просветителей деизмом стало одним из этапов в
рождении и ра
спространении материалистических учений. Впрочем, свои крайние формы
выражения


вплоть до атеизма


материализм XVIII в. нашел только во французском просв
е-
тительстве. И, тем не менее, проблема остается. Противоречивое восприятие просветителями
идеи Бога,
их стремление все и вся объяснить естественными причинами сыграло двоякую
роль в истории. С одной стороны, их пропаганда научного знания, открытое воспевание чел
о-
веческой свободы как бы двинули вперед всю европейскую цивилизацию, раскрепостив чел
о-
веческую
личность. Но, с другой стороны, результатом такового мировосприятия стало все
более ширящееся убеждение людей в их способности жить без Бога, более того, устраивать
жизнь лучше Бога. Отказ от понимания мира как Божественного Творения означал и отказ от
веч
ных и Высших истин. Получалось, что человек сам, без Божией помощи может построить
справедливый и счастливый мир. Если нет Бога с его законами, то человек должен сам уст
а-
навливать свои законы, сам решать, как ему жить.

Исторический же опыт свидетельствует,

что отказ от Высших, Божественных истин вс
е-
гда приводит человека не к счастью, но к торжеству самопроизвола, к довольно быстрой з
а-
мене Бога Небесного, на бога земного, к возникновению религиозности в иных, более низких,
более искаженных,
«
идолопоклонских
»

формах. Кстати, это случилось уже в конце XVIII в.,
когда якобинцы попытались установить во Франции новый религиозный культ Разума. И в
этом смысле XVIII в. стал временем, когда европейский человек впервые за последние стол
е-
тия задумался


а на что способ
ен он сам, без Бога? Естественно, подобный вопрос встал и
перед русским человеком.

Впрочем, русские просветители XVIII столетия никогда не отрицали саму идею Бога. И
это не случайно, ведь для русского сознания вообще, и русского философствования, в частн
о-
с
ти, наиболее органичным всегда было и остается религиозно
-
мифологическое мировоспри
я-
тие. Так и мыслители XVIII в. были критически настроены по отношению к Церкви, а не к
религии как таковой. Более того, главной целью русского просветительства было все то ж
е,
присущее всему отечественному любомудрию, стремление понять итоговый замысел Божий,
но только не с помощью теологии, а посредством человеческого разума, с помощью науки. А
ведь в XVIII в. наука достигла поразительных успехов, открывая все новые и новые
«
тайны
естества
»
. Ну, как тут было не увлечься изучением
«
естественных
»

законов!

Вот и просветители облекали свое деистическое мировоззрение в форму
«
естественного
закона
»

или, иначе, в форму теории
«
естественного права
»
. Что же это за
«
естественный з
а-
кон
»
? Уже В.Н. Татищев считал, что мир развивается по определенным законам


по Бож
е-
ственному, который изначально заложен Господом, и по
«
естественному
»
, который вырабат
ы-
вается в мире (природе и обществе) сам по себе. Самым важным в рассуждениях Татищева о
«
ес
тественном законе
»

является то, что на первое место выходит разумная любовь к себе или,
иначе, принцип
«
разумного эгоизма
»
, в этом и заключается суть
«
естественного закона
»
. В
этом случае целью существования человека становится достижение
«
истинного
благополучия,
то есть спокойствия души и совести
»
. Любовь к ближнему, даже любовь к Богу


только для
собственного благополучия [21, с. 61].

Впрочем, в татищевском понимании
«
естественного закона
»

есть и еще одна примеч
а-
тельная для отечественной историко
-
философской традиции особенность: в толковании
«
ест
е-
ственного закона
»

он подчеркивает необходимость любви


любить нужно себя самого, Бога,
ближнего своего. В западноевропейских учениях того времени человеческие отношения ра
с-
сматривались, в первую очередь,

с позиции
«
разума
»

и сам
«
естественный закон
»

осмысл
и-
вался исключительно через призму прав и обязанностей человека. Для Татищева же идея лю
б-
ви и идея
«
естественного закона
»

неразделимы. Видимо, он не мог воспринимать теорию
Каспийский регион: политика, экономика, культура

№ 3 (48). 2016 г.

Отечественная история

12

естественного права как просто
юридическую, отвлеченную от нравственных категорий. Для
него было важно придать этой теории человеческое, нравственное звучание, что было вообще
характерно для русской общественной мысли.

Антропоцентрическая направленность была продолжена и развита другими

мыслител
я-
ми во второй половине XVIII в.. Николай Никитич Поповский (1726

1760) включил в свое
определение предмета философии учение о человеке и его благе. Он считал, что
«
благопол
у-
чие, то есть всех наших действий внешних и внутренних естественная причина
, в самом по
д-
линном виде лице свое показывает
»
[5, с. 88]. Примерно о том же говорил в своих
«
Речах
»

и
«
Словах
»

профессор Московского университета Антон Алексеевич Барсов (1730

1791), когда
утверждал, что философия
«
приобучает разум к твердому познанию исти
ны, чтобы оный
напоследок знать мог, в чем наше истинное благополучие заключается
»

[5, с.107]. В этом же
духе высказывался и Я.П. Козельский:
«
Кажется мне, лучше определить философию наукою
благополучия
»
, ибо философия
«
подает человеку всевозможные средств
а добрые к приобр
е-
тению благополучия
»

[5, с. 426].

Однако столь большое внимание, уделяемое просветителями теме
«
свободного
»
,
«
эго
и-
стического
»

человека, имело в России свое нравственное обоснование и весьма жесткие ра
м-
ки. Пристальное внимание к индивидуаль
ности, выделение сознания отдельного индивида,
как основы сознания вообще началось в Европе еще в эпоху Возрождения, вылившись в фил
о-
софию гуманизма. Для Нового времени характерен рационализм, как идейное выражение н
о-
вых отношений, который по сравнению с г
уманизмом более
«
эгоистичен
»

[10

12; 24]. Но в
середине XVIII столетия теория
«
естественного права
»

с ее проповедью
«
разумного эгоизма
»

носила совершенно иной характер, чем в позднейшие времена, когда буржуазный
«
эгоистич
е-
ский человек
»

стал и в теории, и в

реальной жизни отрицать христианские нормы морали и
нравственности, а свои собственные желания и устремления стал объявлять общественными
потребностями. По мнению просветителей, чувства и воля человека должны сдерживаться
разумом, иначе существование чело
веческого общества просто невозможно. Да, человек об
я-
зан во всем исходить из
«
пользы для себя
»
, но делать он это должен разумно, соотнося свои
желания с желаниями других людей и общества в целом.

Еще Татищев писал:
«
Тако, зане человек по естеству желает
быть благополучен, но оное
никако без помощи других приобрести и сохранить не можем, убо должны мы оных, от кого
какую любовь или милость получили, возмездно любить, или от кого паче надеемся милость,
помощь или добродеяние получить, должны ему заимственно

от нас самих равное изъявить
»

[21, с. 61]. Татищеву вторил Н.Н. Поповский, утверждавший, что главная цель науки


искать
«
пути и средства всему человеческому благополучию
»

[5, с. 90]. Кроме того, он говорил, что
«
мы в своем счастии не должны рассуждать то
лько по одному своему состоянию, но по общ
е-
му концу и пользе всех тварей
»

[17, 7].

Рационалистическое мышление заставляло в XVIII в. искать в любом деле, прежде всего
«
пользу
»
. Уже говорилось, что идея
«
общей пользы
»

главенствовала и в теоретических тра
к-
та
тах западноевропейских ученых, и в практических деяниях правителей европейских гос
у-
дарств. Для российских просветителей идея
«
общей пользы
»

довольно рано и прочно тран
с-
формировалась в идею
«
пользы Отечества
»
.

Осознание глубокой взаимосвязи судьбы отдельной

личности с судьбой всей России на
долгие времена определило и то, что, начиная с XVIII в., важнейшим предметом размышл
е-
ний, порой мучительных раздумий отечественных мыслителей стало положение русского
народа. Именно просветители впервые критически взгляну
ли на основу основ


крепостное
право, ибо именно крепостная зависимость крестьян вступала в противоречие с идеей
«
пользы
Отечества
»
.

Уже в 30
-
е г
г.

XVIII столетия В.Н. Татищев пришел к выводу:
«
Воля по естеству челов
е-
ку толико нуждна и полезна, что ни еди
но благополучие ей сравняться не может и ничто ея
достоино, ибо кто воли лишаем, тот купно всех благополучий лишается или приобрести и
сохранить не благонадежен
»
. После этой мысли Татищев делает отступление, рассуждая о
том, что для обеспечения нормального

общежития необходимо заключение
«
общественного
договора
»

между разными категориями населения. Иначе говоря,
«
воле человека положена
узда неволи для его же пользы
»

[21, с. 121].

Приводя разные примеры
«
узды неволи
»
, Татищев называет и крепостное право, как

д
о-
говор между холопом и господином. Однако уже в конце жизни он выражал серьезные сомн
е-
ния в экономической эффективности и целесообразности крепостничества. Более того, он
считал, что введение крепостного права в начале XVII в. принесло большой вред Росси
и (в
ы-
звало Смуту) и призывал серьезно продумать вопрос о
«
восстановлении
»

бывшей когда
-
то на
THE CASPIAN REGION: Politics, Economics, Culture

2016. No. 3 (48)

National
History

13

Руси вольности крестьян. И недаром именно ему принадлежат слова:
«
…Рабство и неволя
противу закона христианского
»

[23, с. 360; 21, с. 125, 381].

Просветители второ
й половины XVIII столетия также большое значение придавали прав
о-
вому положению крестьянства в Российском государстве. Некоторые из них приняли активное
участие в работе Уложенной комиссии. Характерна в этом отношении записка профессора
юриспруденции Москов
ского университета Семена Ефимовича Десницкого (ок. 1740

1789)
«
Представление о учреждении законодательной, судительной и наказательной власти в Росси
й-
ской империи
»
. С.Е. Десницкий довольно резко выступал за обеспечение прав крестьянства, как
он говорил,
«
нижнего рода
»
:
«
Оное состоит в утверждении навсегда свободы человеку, ед
и-
ножды оную от господина своего получившему, равномерно и его потомству с запрещением
вступить снова в крепость
»
. Также резко требовал он прекратить продажи крестьян, ибо они
«
противны

человеколюбию, пагубны для государства, вредны самим помещикам
»

[5, с. 322].

В защиту крестьян выступал коллега Десницкого, профессор Иван Андреевич Третьяков
(1735

1776), который доказывал полную экономическую несостоятельность крепостного тр
у-
да [5, с. 3
53

363]. Осуждал произвол и беззаконие помещиков и Алексей Яковлевич Поленов
(1738

1816), написавший целое сочинение под названием
«
О крепостном состоянии крестьян
в России
»
.

Теоретически обосновывал необходимость равенства всех людей Н.Н. Поповский:
«
Мы
по естеству все равны, и нет достойнейшего, ибо Бог никого не любит больше прочих, след
о-
вательно, и счастие должно быть всем одно и общее. Потому здравие, красота, благородство,
богатство и прочие не могут быть первым и общим блаженством; понеже не всем он
и дост
а-
ются, и притом пременяются, а счастие должно быть у всех и непрерывно
»

[17, с. 7].

Российские просветители XVIII в. многое сделали для пропаганды идей равенства. Однако
не стоит из этого делать вывод о
«
революционности
»

их мировоззрения. Большинство

из них не
могли быть революционерами по самой логике исторического развития, да и не должны были
ими быть. Ведь, стоит повториться, просветители выступали как выразители интересов всей
нации, всего Отечества, стремились учесть в своих
«
Словах
»
,
«
Речах
»
,
«
Рассуждениях
»

и
«
Ра
з-
говорах
»

требования различных социальных сил, привести их к некому единому знаменателю.
Они искали пути и средства для достижения процветания собственного Отечества.

Именно поэтому все они прекрасно понимали и активно поддерживали идею
единого
национального государства, идею России, как великой державы. Какова могла быть форма
этого государства? Большинство просветителей видели Российское государство самодержа
в-
ным, во главе с
«
хорошим царем
»



«
философом на троне
»
,
«
просвещенным монархом
»
. По
их мнению, народ заключает с монархом
«
общественный договор
»

для того, чтобы последний
обеспечивал достойное существование государства, соблюдал законы, заботился о своем
народе [19, с. 30

31].

Но вот, что интересно. Именно размышления о благе Отечес
тва, о величии русского
народа, приводили просветителей к достаточно вольнодумным выводам. Уже говорилось о
позиции просветителей по крестьянскому вопросу. Но заслуга мыслителей XVIII в. не только
в том, что они подняли крестьянскую проблему, но и в том, ч
то увидели непосредственную ее
связь с политическим строем. Еще В.Н. Татищев осторожно заметил по этому поводу: вол
ь-
ность крестьян
«
с нашею формою правления монаршеского не согласует, и вкоренившийся
обычай неволи переменить небезопасно
»

[21, с. 360].

Одна
ко, размышляя о сущности российской
государственности, Татищев пришел к в
ы-
воду о том, что в России из
-
за обширности территорий, сложности географии и, главное, н
е-
просвещенности народа, наиболее целесообразной формой государства может быть только
монархия:
«
Всяк благоразсудный видеть может, колико самовластное правительство у нас
всех полезнее, а протчие опасны
»

[21, с. 147, 149; 22, с. 147]. Но дело в том, что Василий Н
и-
китич мыслил монархию в России не абсолютной и бесконтрольно самовластной, а, во
-
первых, просвещенной, и, во
-
вторых, ограниченной законом. Об этом ярко свидетельствует
его проект ограниченной (ко
нституционной) монархии, который был написан им в 1730 г.
Конечно, проект не мог быть воплощен в жизнь, но он точно показывает, в каком направлении
развивалась просветительская мысль в России [21, с. 146

152].

Впрочем, далеко не все отечественные просветит
ели пошли по стопам Татищева в реш
е-
нии политических вопросов, однако идеи ограничения самовластия монарха некоторыми из
них использовались. Так, С.Е. Десницкий своей записке о новом политическом устройстве
Российской империи, представленной в Уложенную ком
иссию, предлагал ввести обязательное
разделение законодательной, исполнительной, судебной и гражданской властей, а также учр
е-
дить выборный
«
правительствующий сенат
»

с достаточно широкими полномочиями, т.е.
учредить своего рода конституционную монархию. При

этом Десницкий выступал за то, чт
о-
Каспийский регион: политика, экономика, культура

№ 3 (48). 2016 г.

Отечественная история

14

бы закон достаточно строго определял прерогативы монарха, государственных учреждений,
определял бы отношения между помещиками и крепостными, родителями и детьми, всякого
рода имущественные и личные отношения [5, с. 292

33
2]. Впрочем, записка Десницкого не
нашла поддержки у власть имущих, хотя некоторые
юридические положения С.Е. Десницкого
нашли отражение в
«
Наказе
»

Екатерины II.

Несколько особняком в когорте русских мыслителей, выражавших просветительские
идеалы, стоит кн
язь Михаил Михайлович Щербатов (1733

1790). С одной стороны, как пол
и-
тический мыслитель, М.М. Щербатов был сторонником просветительской концепции госуда
р-
ственного устройства, предложенной Ш. Монтескье: русский мыслитель был убежден в том,
что России более
всего подходит монархическое устройство, но ограниченное законом и о
б-
щественным представительством. Но при этом князь Щербатов оставался идеологом родовой
аристократии и вполне определенно выступал против равенства сословий, резко высмеивая
эту идею. Ведь
разные способности людей, по Щербатову, обусловливают их естественное
неравенство, которое в обществе связано с исторически возникшим сословным неравенством.
Основа общества


люди дворянского звания, их стержневая роль обусловлена как заслугами
предков пе
ред государством и монархом, так и их образованием и воспитанием [28, с.
179

346]. Щербатов
выступал против предоставления дворянского звания выходцам из других
сословий. Полемизируя со многими положениями
«
Наказа
»

Екатерины II он настаивал на с
о-
хранении к
репостного права как веками сложившейся традиции. Щербатов резко отрицател
ь-
но относился к наделению крепостных каким
-
либо имуществом и к просвещению народа,
полагая, что это повлечет за собой крестьянский бунт. И недаром, по мнению современных
исследовател
ей, именно М.М. Щербатов может в наибольшей степени считаться мыслителем,
который принадлежал к числу представителей зарождавшегося русского консерватизма вт
о-
рой половины XVIII в.

Наверное, единственным реальным идеологом
радикального просветительства

ока
зался
Александр Николаевич Радищев (1749

1802). Он тоже, как и иные просветители
XVIII

в., сч
и-
тал, что важнейшей обязанностью человека служение своему Отечеству:
«
истинный человек и
сын Отечества есть одно и то же [18, с. 247

248]. Однако само служение Оте
честву А.Н. Р
а-
дищев понимал более чем радикально. Именно он подверг самому же резкому в XVIII стол
е-
тии осуждению самодержавную форму правления [18, с. 7]. А свои столь радикальные воззр
е-
ния Радищев сопровождал призывами к насильственному свержению монархии

в России и к
массовым репрессиям по отношению к господствующим сословиям. А.Н. Радищев был еди
н-
ственным из российских просветителей, кто мыслил столь радикально и резко. Впрочем,
именно с Радищева принято отсчитывать начало революционного общественного дв
ижения в
России [25; 26, с. 92

93].

Господство рационалистического мировоззрения,
«
светскости
»

и просветительства, к
а-
залось бы, совершенно отодвинуло в сторону и даже превратило в некую эфемерность трад
и-
ционное русское православное миропонимание. Однако эт
о было совсем не так. Более того,
увлечение
«
светскостью
»

было характерно для достаточно узкого слоя российского насел
е-
ния: высшего общества, образованного дворянства и купечества, для возникшей во второй
половине
XVIII

в. русской интеллигенции, которую то
гда именовали
«
разночинцами
»
. Осно
в-
ная же масса русского народа продолжала исповедовать традиционные православные ценн
о-
сти и почитать тех, кто в народном сознании напрямую связывался с давней традицией прав
о-
славного подвижничества


уподобления Христу. Име
нно поэтому
XVIII

столетие дало нем
а-
ло примеров традиционной русской святости.

А духовное стояние русских подвижников в
борьбе со злом неизменно вызывало искренний отклик в народном сознании
. И недаром поз
д-
нее немалое число русских подвижников
XVIII

в. был
и причислены к лику святых. Именно
поэтому представители
традиционалистско
-
православного направления

и в
XVIII

в., и поз
д-
нее, оказывали, как это не покажется странным, наибольшее духовное и идейное влияние на
самые широкие круги своей православной паствы.

Так, еще в годы петровских реформ своим
благочестием прославился епископ Митрофан Воронежский

(1623

1703), который не только
способствовал петровским реформам, но и не боялся отстаивать перед царем православные
истины, резко противостоял иноземным порядкам
, которые вводил Петр
I
. В конце
XVIII

ст
о-
летия замечательный пример подвига юродства явила
Ксения Петербургская

(Ксения Григ
о-
рьевна Петрова, между 1719 и 1730


ок. 1803).

За сохранение традиционной религиозности и церковной дисциплины жестко боролся
Арсе
ний Мацеевич, митрополит Ростовский и Ярославский

(1697

1772). Ростовский митроп
о-
лит всячески противостоял попыткам Святейшего Синода
«
переосвидетельствовать
»

мощи
ростовских святых, докладывая на многочисленные запросы из Синода о том, что в его епа
р-
хии н
икаких суеверий
«
не усмотрено, но, слава Богу, все добре
»
. Именно трудам Арсения
THE CASPIAN REGION: Politics, Economics, Culture

2016. No. 3 (48)

National
History

15

Мацеевича мы обязаны тому, что в 1757 г., впервые в XVIII столетии, произошла канонизация
русского святого


был прославлен святитель Димитрий Ростовский. В своих проповедях и

сочинениях митрополит Арсений резко критиковал сочинения Феофана Прокоповича и его
последователей. В 1750

1760
-
е гг. Арсений Мацеевич в полный голос выступил против сек
у-
ляризационных намерений русских властителей. При императрице Елизавете ему удалось
доб
иться отклонения правительского проекта секуляризации церковных владений. Усилиями
митрополита Арсений был остановлен подобный проект императора Петра III (правда, уже
после свержение Петра). В феврале 1763 г. Арсений резко осудил проект секуляризации Ек
а-
т
ерины II и даже во время одного из праздничных богослужений, когда положено анафема
т-
ствовать еретиков, в текст анафематствования внес дополнение:
«
Вси насильствующии и об
и-
дящии св. Божии церкви и монастыри, отнимающе у них данная тем… имения яко крайние
вр
ази Божии да будут прокляти
»

[1]. Затем, в марте 1763 г. отправил в Синод два доношения,
в которых резко критиковал императорский Указ и инструкцию об управлении церковной
собственностью. Твердость и непреклонность митрополита Арсения Мацеевича дорого ему
обошлась


его расстригли и под именем Андрея Враля отправили на вечное содержание в
тюрьму г. Ревеля, где он и умер.

Высочайшим духовным авторитетом в
XVIII

столетии пользовался святитель
Тихон З
а-
донский
(1724

1783), прославившийся как выдающийся пропове
дник и писатель. В жизни и
творчестве святителя Тихона Задонского ярко проявляется наследие древней монашеской
традиции


старчества. Целью проповеди и личного иноческого подвига святителя было
«
хр
и-
стоподражательное житие
»
: каждый истинный христианин долже
н с верою и любовью след
о-
вать за Христом в земной жизни и тогда Господь удостоит его спасения и вечной жизни. О
б-
раз жизни и философско
-
литературные произведения святителя Тихона Задонского стали
важнейшим этапом в дальнейшем развитии русской духовно
-
полити
ческой мысли, ибо в
XVIII столетии, он был одним из немногих, кто вновь возродил к жизни принципы истинного
православия, столь проповедуемые русскими мыслителями в XI

XVII вв.

Знаменательной была деятельность
преподобного Паисия Величковского

(1722

1794).

Во
-
первых, он возродил в обителях древнюю православную монашескую традицию старчества, во
-
вторых, перевел более сорока святоотеческих книг на славянский и молдавский языки. Этот свод
получил название
«
Добротолюбие
»
, получил самую широкую известность и ста
л одним из с
а-
мых излюбленных чтений в славянском православном мире. После смерти Паисия его мног
о-
численные ученики распространили старчество, возрожденное трудами их духовного наставн
и-
ка, во многие монастыри Молдавии, Украины, России, Греции. Уже вскоре бо
лее ста русских
монастырей возродится к активной монашеской жизни. Поднимутся и достигнут расцвета дре
в-
ние северные обители


Валаам и Коневец, прославятся на всю страну Оптина и Глинская п
у-
стыни, Саровская обитель, духовно обновится Троице
-
Сергиева Лавра.

Монастыри, в которых в
конце XVIII


начале XX в. утвердится старческая традиция, превратятся в важнейшие духовные
центры России, которые много поспособствуют возрождению и сохранению важнейших трад
и-
ционных духовно
-
политических идеалов в жизни российского общества.

Подвиг русской святости даже в
«
век Просвещения
»

был не напрасен. Уже со второй п
о-
ловины XVIII в. православная жизнь и мысль начинают постепенно возвращать свое законное
место в душах и се
рдцах русских людей, а, значит, возвращалось понимание роли и значения
традиционных ценностей в историческом бытии России. Правда, для полного осознания этих
значимости традиционных ценностей в жизни России потребовалась трагедия Отечественной
войны 1812 г
.
, в ходе которой высшее российское общество неожиданно для самого себя о
т-
крыло русский народ, его мощь, красоту и духовную глубину. В результате, сочетание, каз
а-
лось бы, не сочетаемого


просветительского воспевания разума и способностей человеческой
личн
ости с традиционализмом и религиозностью русского народа


стало одной из главных
причин рождения уже в следующем, XIX в. великой русской национальной культуры и вел
и-
кой русской национальной философско
-
политической традиции.
«
Золотой век
»

русской кул
ь-
туры
и философии


это ответ европейски образованной и национально мыслящей русской
интеллигенции на истинные запросы своего народа.


С
писок литературы

1.

Алексеев А.И. Арсений (Мацеевич) // Православная энциклопедия. М., 2001.
Т. 3.
С. 390.

2.

Андерсон К.М.,
Артамонова Ю.Д., Бойцова О.Ю., Вархотова В.А., Гуторов В.А., Ермашов Д.В., Зо
т-
кин А.А., Козиков И.А., Котов Б.С., Мартыненко Н.П., Мырикова А.В., Перевезенцев С.В., Прокудин Б.А.
,
Сетов Н.Р., Пучнина О.Е., Чанышев А.А., Ширинянц А.А. Политическая текстолог
ия как наука и учебная
дисциплина: материалы круглого стола // Вестник Московского университета. Сер
.

12: Политические
науки. 2014. № 4. С. 110

136.

Каспийский регион: политика, экономика, культура

№ 3 (48). 2016 г.

Отечественная история

16

3.

Андерсон К.М., Бойцова О.Ю., Вархотова В.А., Волошин А.И., Гуторов В.А., Ермашов Д.В., Зоткин
А.А., Козиков

И.А., Мартыненко Н.П., Мырикова А.В., Перевезенцев С.В., Прокудин Б.А., Сетов Н.Р.,
Сорокопудова О.Е., Чанышев А.А., Ширинянц А.А. Политическая текстология как наука и учебная ди
с-
циплина: круглый стол // SCHOLA
-
2013: Материалы международной научной конфер
енции
«
Политика в
текстах


тексты в политике: наука истории идей и учений
»
. М., 2013. С. 341

357.

4.

Андерсон К.М., Мырикова А.В., Вархотова В.А., Перевезенцев С.В., Ширинянц А.А., Чанышев А.А.,
Ермашов Д.В. Политология как история идей: материалы
«
круглого
стола
»

//

Вестник Московского ун
и-
верситета. Сер
.

12: Политические науки. 2009. № 4. С. 65

81.

5.

Избранные произведения русских мыслителей второй половины XVIII века. Т.1. М., 1952.

6.

Кузьмин А.Г. Татищев. М., 1987.

7.

Ломоносов М.В. Избранные философские произве
дения. М., 1950.

8.

Ломоносов М.В. Полное собрание сочинений.

М.; Л., 1950.
Т. 1.

9.

Милюков П.Н. Главные течения русской исторической мысли.

М., 1897.

Т. 1.

10.

Мотрошилова Н.В. Познание и общество.

М., 1969.

11.

Нарский Н.С. Западноевропейская философия XVIII века.

М
., 1973.

12.

Новгородцев П.И. Учения Нового времени XVI

XVIII вв.

М., 1904.

13.

Перевезенцев С.В. В поисках нового… консерватизма // Хранители России. Антология. Т.

2. В пои
с-
ках нового… консерватизма / Под ред. А.А. Ширинянца, С.В. Перевезенцева. Авт.
-
сост. Р.В. М
ихайлов,
С.В. Перевезенцев, А.А. Ширинянц. Подг. текстов: А.А. Горохов, О.Е. Пучнина, А.С. Хелик, А.Б. Стр
а-
хов, Д.А. Ананьев / С. В. Перевезенцев, А. А. Ширинянц, А. А. Горохов и др.

М., 2015.

С. 11

52.

14.

Перевезенцев С.В. Отечества пользы для.

М., 1990.

15.

Пе
ревезенцев С.В. Русский выбор: Очерки национального самосознания.

М., 2008.

16.

Пештич С.Л. Русская историография XVIII века.

Л., 1965.

Ч. 2.

17.

Поповский Н.Н. Опыт о человеке господина Попа.

М., 1787.

18.

Радищев А.Н. Избранные сочинения.

М., 1949.

19.

Речи,
произнесенные в торжественных собраниях Московского университета русскими профессорами
оного.

М., 1819.
Ч. 1.

20.

Рубинштейн Н.Л. Русская историография.

М., 1941.

21.

Татищев В.Н. Избранные произведения.

Л., 1979.

22.

Татищев В.Н. История Российская.

М.; Л., 1964.

Т.

1.

23.

Татищев В.Н. История Российская.

М.; Л., 1968.
Т. 7.

24.

Чичерин Б.Н. История политических учений.

М., 1872.

Ч. 2.

25.

Ширинянц А.А. А.Н. Радищев и политическая культура интеллигенции России
XIX
-
начала
XX

вв.

//
Историческое образование.

2014.



1.

С.
90

108.

26.

Ширинянц А.А. Нигилизм или консерватизм? (Русская интеллигенция в истории политики и мысли).

М., 2011.

27.

Шкуринов П.С. Философия в России XVIII века.

М., 1992.

28.

Щербатов М.М. Избранные труды.

М., 2010.



References

1.

Alekseev A.I. Arseniy (Matseevich) //
Pravoslavnaya entsiklopediya. M., 2001. T. 3. S. 390.

2.

Anderson K.M., Artamonova Yu.D., Boytsova O.Yu., Varkhotova V.A., Gutorov V.A., Yermashov D.V.,
Zotkin A.A., Kozikov I.A., Kotov B.S., Martynenko N.P., Myrikova A.V., Perevezentsev S.V., Prokudin
B.A
.,
Setov N.R., Puchnina O.Ye., Chanyshev A.A., Shirinyants A.A. Politicheskaya tekstologiya kak nauka i
uchebn
a-
ya distsiplina: materialy kruglogo stola // Vestnik Moskovskogo universiteta. Ser. 12: Politicheskie
nauki. 2014.
№ 4. S. 110

136.

3.

Anderson K.
M., Boytsova O.Yu., Varkhotova V.A., Voloshin A.I., Gutorov V.A., Yermashov D.V., Zotkin
A.A., Kozikov I.A., Martynenko N.P., Myrikova A.V., Perevezentsev S.V., Prokudin B.A., Setov N.R., S
oroko
p-
udova O.Ye., Chanyshev A.A., Shirinyants A.A. Politicheskaya
tekstologiya kak nauka i uchebnaya distsiplina:
kruglyy stol // SCHOLA
-
2013: Materialy mezhdunarodnoy nauchnoy konferentsii «Politika v tekstakh


teksty v
politike: nauka istorii idey i ucheniy». M., 2013. S. 341

357.

4.

Anderson K.M., Myrikova A.V., Vark
hotova V.A., Perevezentsev S.V., Shirinyants A.A., Chanyshev A.A.,
Yermashov D.V. Politologiya kak istoriya idey: materialy «kruglogo stola» // Vestnik Moskovskogo uni
versiteta.
Ser. 12: Politicheskie nauki. 2009. № 4. S. 65

81.

5.

Izbrannye proizvedeniya
russkikh mysliteley vtoroy poloviny XVIII veka. T.1. M., 1952.

6.

Kuzmin A.G. Tatishchev. M., 1987.

7.

Lomonosov M.V. Izbrannye filosofskie proizvedeniya. M., 1950.

8.

Lomonosov M.V. Polnoe sobranie sochineniy. M.; L., 1950. T. 1.

9.

Milyukov P.N. Glavny
e techeniya russkoy istoricheskoy mysli. M., 1897. T. 1.

10.

Motroshilova N.V. Poznanie i obshchestvo. M., 1969.

11.

Narskiy N.S. Zapadnoevropeyskaya filosofiya XVIII veka. M., 1973.

12.

Novgorodtsev P.I. Ucheniya Novogo vremeni XVI

XVIII vv.
M., 1904.

13.

Perevezentsev S.V. V poiskakh novogo… konservatizma // Khraniteli Rossii. Antologiya. T. 2. V poiska
kh
novogo… konservatizma / Pod red. A.A. Shirinyantsa, S.V. Perevezentseva. Avt.
-
sost. R.V. Mikhaylov, S.V.
Perevezentsev, A.A. Shirinyants. Podg. tekstov:

A.A. Gorokhov, O.Ye. Puchnina, A.S. Khelik, A.B. Strakhov,
D.A. Ananev / S. V. Perevezentsev, A. A. Shirinyants, A. A. Gorokhov i dr. M., 2015. S. 11

52.

14.

Perevezentsev S.V. Otechestva polzy dlya. M., 1990.

15.

Perevezentsev S.V. Russkiy vybor: Ocherk
i natsionalnogo samosoznaniya. M., 2008.

THE CASPIAN REGION: Politics, Economics, Culture

2016. No. 3 (48)

National
History

17

16.

Peshtich S.L. Russkaya istoriografiya XVIII veka. L., 1965. Ch. 2.

17.

Popovskiy N.N. Opyt o cheloveke gospodina Popa. M., 1787.

18.

Radishchev A.N. Izbrannye sochineniya. M., 1949.

19.

Rechi, proiznesennye v
torzhestvennykh sobraniyakh Moskovskogo universiteta russkimi professorami o
n-
ogo. M., 1819. Ch. 1.

20.

Rubinshteyn N.L. Russkaya istoriografiya. M., 1941.

21.

Tatishchev V.N. Izbrannye proizvedeniya. L., 1979.

22.

Tatishchev V.N. Istoriya Rossiyskaya. M.;

L., 1964. T. 1.

23.

Tatishchev V.N. Istoriya Rossiyskaya. M.; L., 1968. T. 7.

24.

Chicherin B.N. Istoriya politicheskikh ucheniy. M., 1872. Ch. 2.

25.

Shirinyants A.A. A.N. Radishchev i politicheskaya kultura intelligentsii Rossii XIX
-
nachala XX vv. // I
s-
toricheskoe obrazovanie. 2014. № 1. S. 90

108.

26.

Shirinyants A.A. Nigilizm ili konservatizm? (Russkaya intelligentsiya v istorii politiki i mysli). M
., 2011.

27.

Shkurinov P.S. Filosofiya v Rossii XVIII veka. M., 1992.

28.

Shcherbatov M.M. Izbrannye trudy.
M., 2010.



РАЗВИТИЕ ТОРГОВЛИ У СЕВЕРОКАВКАЗСКИХ НАРОДОВ В 30
-
е

50
-
е

гг.

XIX

в
.


Кидирниязов Даниял Сайдахмедович
,

доктор исторических наук, профессор

Институт истории, археологии и этнографии ДНЦ РАН

Россия, Республика Дагестан,
367030,

г. Махачкала, ул. Ярагского, 34

E
-
mail
:

daniyal
[email protected]
rambler
.
ru


По мере продвижения России на Северный Кавказ развивались торгово
-
экономические отношения
между местными народами и русскими. Российское правительство
рассматривало торговлю и как сре
д-
ство сближения северокавказских народов с русским населением, мирного подчинения первых. По мере
заселения и экономического освоения региона, край втягивался в систему всероссийского рынка.

Ключевые слова:
Россия, Кавказ, г
орода, народы, торговля, ярмарка, базар, товар, проект,

транзит, соль


THE DEVELOPMENT OF TRADE AMONG

THE NORTH CAUCASIAN PEOPLES IN THE 30

50
-
ies
. XIX
c
.


Kidirniyazov

Daniyal S.
,

Ph.D. (History),
Professor


Institute of History, Archaeology and Ethnography of Dagestan Scientific Center,
RAS

34

Yaragskogo
S
t
r
., Makhachkala, 367030,
Republic of Dagestan
, Russia

E
-
mail:

[email protected]


As we move to the North Caucasus Russia to develop trade and economic

relations between indigenous pe
o-
ples and Russian. The Russian government sees trade as a means of rapprochement of the peoples of th
e North Ca
u-
casus with the Russian population, the peace of the first submission. As the settlement and economic
development

of
the region, drawn into the edge in the all
-
Russian market.

Keywords:

Russia, the Caucasus, city, people, trade, fair, market, product, project, transit, salt


В рассматриваемое время, несмотря на трудности военного времени, торговля между
народами Северного Кавказа и Россией не прекращалась. Хотя, в первые годы военных де
й-
ствий торговля Дагестана с народами Северного Кавказа пала
[
11, с. 19
]
.

Следует указать, чт
о главным товаром чеченцев являлся хлеб, который сбывался ими в
значительном количестве в Нагорном Дагестане, в частности в Ботлихе, Анди и ногайцам. Со
своей стороны жители Нагорного Дагестана обменивали вайнахам фрукты на мясо и хлеб.
Чеченцы, со своей с
тороны, продавали через андийцев тонкие и легкие чеберлоевские бурки,
которые ценились у дагестанских и у других соседних народов
[
1, с. 242
]
.

Немало сведений о торговых людях из Кабарды в Дагестане встречаются в архивных д
е-
лах. Также упоминаются в докумен
тах и о торговых караванах торговцев из Дагестана в Це
н-
тральный и Северо
-
Западный Кавказ. Так, например, в обращении к российской администр
а-
ции эндиреевских владетелей отмечается:
«
наши люди, сообразно своим состояниям, покуп
а-
ли баранов … и возвращались из

Черкеса
»

[
22, ф. 379
,

оп.

1
,

д.

5
,

л. 95

106
]
.

Одной из важных статей дагестано
-
адыгских торговых отношений являлись кабарди
н-
ские скакуны. Даже на временный запрет российских властей на продажу лошадей в регионе,
«
тайные прогоны лошадей
»

из Кабарды в Даге
стан происходили нередко.

Одним из наиболее развитых и удобных для торгово
-
экономических отношений Даг
е-
стана с северокавказскими народами являлась Засулакская Кумыкия, куда съезжались пре
д-
ставители со всего Северного Кавказа для торговых операций. Здесь и
сторически существов
а-
ли такие крупные торговые центры, как Эндирей, Тарки, Аксай, Костек и др., находившиеся

Приложенные файлы

  • pdf 23616590
    Размер файла: 285 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий