Олимп Наук


Олимп Наук
Высоко-высоко, на Олимпе наук, сидел царь всех научных богов, Физикус. Он был уродлив, схематичен. Его лицо состояло из обычного треугольника, вписанного в окружность. Вместо волос и бороды вниз спускались синусоиды. Глазами его были два ромба, носом – конус, а губами – трапеция. Тело его состояло их различных геометрических фигур и векторов. Он восседал на стереометрическом троне, созданным Математикусом с помощью отрезков. Рядом с ним стоял Методологус, верный слуга царя всех богов. Методологус представлял собой антропоморфную фигуру, составленную из алгоритмов различных методик. Бороды у него не было, был он слишком юн. Но уже этот юнец пытался советоваться со своим папой (Физикусом).
На Олимпе наук было огромное количество разнообразных богов. Биологус – старик, состоящий из чучел животных и разномастных гербариев; Социологус, содержащий в себе мертвые массы людей; Химиус, включающий в свой облик названия веществ из таблицы Менделеева; Филологус, одетый в покров из цитат великих писателей и поэтов; Лингвус, выглядящий как собрание мертвых словоформ; Историкус, кожа которого покрыта древними источниками, разрушающимися от старости – вот они, главные боги Олимпа наук. Однажды в небесный университет, находящийся на вершине священной горы, пришли прекрасные существа. Природа и Общество – были многообразны, величественны, красивы, гармоничны. Они шли рука об руку, чтобы посмотреть на тех самых богов, которые оскорбляют их величественность своей относительностью.
Природа – женщина, волосы которой стекают водопадом на землю, её глаза – два солнца, её губы – облака, а её кожа – твердая почва под ногами смертных, нос – горных хребет, голос – ветер, а крик – торнадо. Когда природа плюет, то происходит цунами, когда она интенсивно дышит, то гуляют бури. Огонь в её сердце никогда не погаснет. Она была огромна. В миллионы раз больше всех наук вместе взятых. Но взбираясь на гору она все уменьшалась и уменьшалась, чтобы одним своим словом не убить все науки.
Общество волочилось неподалеку. Общество – это мужчина, состоящий из постоянно двигающих, разговаривающих, дружащих и воюющих друг с другом людей. Общество было намного меньше, чем природа, но во много раз больше любой из наук.
Хоть они и были огромны и должны были бы вызывать лишь страх, но их красота не давала смертным ни на секунду испугаться. Все, кто видел это, лишь изумлялись.
Природа и Общество подошли к трону испуганного Физикуса. Король поклонился и поспешно спросил:
– Что вы тут делаете?
Природа холодно ответила, сотрясая своим голосом пространство:
– Обычно я к наукам не имею никакого отношения, но до меня дошел слух, что вы говорите всем смертным, будто вы изучаете меня.
Физикус ответил, пытаясь унять дрожащие руки:
– Нет, что вы! Мы просто тут чертим графики, формулки пишем.
– Зачем же ты это делаешь, смертный? – поинтересовалась Природа.
– Ну, надо же как-то себя развлекать.
Вдруг в зал вошли Биологус и Химиус. Они устрашились, увидев нежданных гостей.
Физикус поинтересовался у гостей:
– Не хотели бы вы выпить чаю?
Природа грозно ответила:
– Я и есть чай. Я не нуждаюсь в подачках догматических групп людей.
– Ну, ладно тебе, заладила, догматических. Мы все, на самом деле, хорошие ребята.
Биологус и Химиус начали кивать в поддержку короля.
– Вы всего-то микробы на поверхности моего естества. Вы собрались в группки, словно религиозные фанатики, и думаете, будто вам доступна хоть какая-то истина.
Биологус робко спросил:
-А разве она нам не доступна?
– Нет, смертные!
Химиус тут же решил разузнать:
– Даже частная истина?
– Даже частная вам не доступна. Вы не видите целого, потому не видите и части целого, потому не видите и части от части целого. Вы собираете из ваших собственных частных истин свое собственное целое, которое не является тождественным истинному целому. В этом плане вы ничем не отличаетесь от любой из религий. Можно сказать, что многие религии ближе вас к истине.
Физикус тут же парировал:
– Но мы же используем логику, мы же используем методы, как мы можем не знать частностей?
– Все просто, вы каждый раз впадаете в иллюзию интерпретации. Говорят, что в науке все объективно. Но это самое большое заблуждение, которое когда-либо существовало во вселенной. В науке все крайне субъективно. Ученый делает прибор, ученый изобретает модель, ученый описывает животных, все методы и знания передаются в виде научной традиции. Если вы действительно мыслящие люди, то я удивляюсь тому, что вы не замечаете такой простой истины: вы просто обманываете народ и себя. Это ужасно. Вы противоречите природе, ограничиваете её, сужаете исследование и теряете общее, хотя ваши предки им обладали. Вы гонитесь от абстрактного к конкретному, забывая, что эти слова всего-то иллюзии.
Физикус посмотрел на природу удрученно, а после ответил ей:
– Наши адепты без остановок захватывают тебя, мать Природа, мы используем твои ресурсы, мы создаем из тебя разного рода приборы, мы тобой же пытаемся познать тебя. Да, возможно, у нас это не всегда получается, но с каждым днем мы становимся все сильнее, скоро мы сможем узнать, как управлять ветрами, как управлять дождями, как управлять волнами.
– Ничего вы не узнаете. Чтобы научиться забивать гвозди молотком, не обязательно познавать его сущность. Оттого лишь иллюзию своих собственных сознаний вы познаете. А практика никогда и не была мерилом истины. Вы скорее похожи на ремесленников, которые погнались за самым банальным и очевидным мнением о вещах, нежели на мудрецов, которые действительно стремились к общению со мной. Порой бывает так, что всего-то один мудрец стоит больше, чем целая наука.
– Не неси ереси, – сказал Физикус.
Биологус и Химиус подбежали к Природе и схватили её. Король приказал:
– Отправьте её в тюрьму. Мы наконец-то сможем опустошить её!
Общество совсем ничего не сделало, чтобы спасти свою спутницу. Вместо этого оно обратилось к Социологосу.
– Ты изучаешь меня поверхностно.
Его оппонент ответил:
– Мне плевать. Главное, что народу нравится.
– Ведь дело не в народе, дело в истине. Вы пытаетесь удовлетворить «знаниями» ремесленников, людей, мало думающих о жизни и мире, об обществе, о всем, что их окружает. Им достаточно ваших поверхностных данных.
– И что? Мои адепты довольны. Это самое главное. У них есть хлеб, им платит государство, что еще нужно для жизни?
– Тогда получается, что вы ничем не отличаетесь от религии.
– Мы не ищем этого отличия. Мы просто говорим, что оно существенно, но никакого существенного отличия нет. Да, мы верим в свои результаты и рисуем новых богов на могилах старых. Да, ничего не изменилось на земле за тысячи лет. Людям нужны догматы. Без догматов, без уверенности в собственной правоте, без эгоизма и тщеславия – все человечество рухнет. Наука предлагает всем смертным такую замечательную веру. Конечно, наши апостолы и папы знают многое из того, что могло бы воочию показать населению тщетность научного познания. Но тогда как управлять смертными?
– Жалко, что люди та и не научились управлять друг другом с помощью правды. Им все время нужны какие-то догматы. Обязательно нужен результат.
Вдруг в зал вошел Историкус. Он злобно ухмыльнулся, увидев Общество.
– Привет, старый друг. А ты, как я посмотрю, пополнел.
– Не говори так, будто бы ты видел меня в прошлом.
– Ну, ты сам оставил о себе такие данные.
– Я тебе ничего не оставлял, мифотворец.
– Ну, ты оставил мне даже больше, чем нужно.
– Это только твои догадки. Твое мнение.
– У наук не бывает мнения.
– Как и сказала Природа, вы все пропитаны им насквозь. А отрицание собственной мнимости – это и есть самый существенный признак догматика.
– Догматы, не догматы – все это ересь. Главное, что библиотеки наполняются.
– Пустыми книгами.
– Главное, что мир становится лучше.
– Из-за возникновения пустых надежд.
– Главное, что мы умеем использовать наши знания на практике.
– Я бы сказал, что вы умеете использовать свое незнание на практике.
Лингвус и Филологус, обнимаясь, вбежали в зал. Они начали потешно указывать на Общество и кричать:
– Вот безграмотное чудо! Вот безграмотный дурак! Изучать твой сленг не буду! Ты не нужен нам, чудак.
Общество сказал:
– И нет среди вас ни одной науки, которая изучала бы не некую подмену, не некую фикцию, а реальность.
После этих слов его уволокли в тюрьму, в одну камеру с Природой. Они обратили внимание на сидящего в углу старика с длинной бородой. Он единственный был настоящим на этом Олимпе. Сначала можно было подумать, что он – не наука, а какое-то естественное явление. Старик молчал. Было видно, что он грустил.
Природа спросила у старца:
– Кто ты и за что сидишь?
Бородач не ответил. Общество сказал:
– Мне кажется, он не хочет с нами говорить.
– Но ты посмотри, он ведь настоящий, естественный. Он похож на нас.
– Может быть, но нам не до него.
– Да, мы должны проучить науки.
– Ты хочешь уничтожить их?
– Раз и навсегда.
Вдруг старик встал и начал говорить:
– Природа и Общество, прошу вас, не будьте жестоки. Я – Философус. Я не хочу, чтобы науки умирали.
Природа озлобленно произнесла:
– Но эти науки почти убили тебя, заточили здесь, одного.
– Вы не правы, науки заточили меня здесь с вами и это наибольшее счастье, которое я когда-либо мог испытывать. Позвольте мне с вами побеседовать.
В ответ Общество и Природа кивнули. Троица беседовала несколько тысяч лет. С каждым столетием Философус все молодел и молодел, пока не стал рослым богатырем.
– Вот я и набрался сил, друзья мои. Пойдемте.
Богатырь одной рукой сломал решетку. Вся троица выбралась наружу и направилась в зал короля. Физикус и Математикус как раз проводили собрание всех королевских наук, на котором присутствовали Химиус, Биологус, Историкус, Социологус, Лингвус и Филологус. Философус со своими друзьями ворвался в зал. Он сел на единственный свободный стул, обращенный к королю. Природа и Общество встали за его плечами.
Физикус озлобленно спросил:
– Зачем вы здесь?
Здоровяк ответил:
– Мы здесь для того, чтобы добиться справедливости в познании.
– О какой справедливости речь? – ехидно спросил король.
– Я и мои дети нуждаются в интеллектуальной деятельности. Вы должны поделиться с нами местом.
Все науки засмеялись. Физикус заметил:
– Но ты же не наука. Зачем нам уступать тебе место?
– Потому что все мои достижения вы присвоили себе. Потому что Природа и Общество рядом со мной. Потому что я познаю природу непосредственно.
Науки засмеялись. Король сказал:
– Слушай, давай мы сделаем тебя гуманитарной наукой.
Все науки засмеялись еще сильнее. Природа яростно посмотрела на смеющихся. Все притихли.
Физикус сказал:
– Ну, ребят, это же смешно. Вы пришли на олимп наук и требуете, чтобы мы нашли вам какое-то достойное место. Ну, плохо вы думаете о науках, так уходите отсюда и не возвращайтесь больше никогда.
Общество ответил:
– Вы портите меня своим авторитетом.
Природа утвердила:
– Вы убиваете меня руками Общества.
Философус завершил:
– Вы убиваете мысль своей методикой.
Король грозно заявил:
– Только методикой можно познавать мир.
Природа ответила с такой мощью, что затряслась земля и воздух:
– Я и есть метод!
Глава олимпа встал с трона и показал пальцем на троицу. Все науки набросились на героев. Орудовали они исключительно аргументами. Философус в одиночку отбивал их аргументы своими. Природа и Общества снабжали его мудростью, которой он и орудовал против мнимой мудрости наук. Когда все враги были побеждены и просили пощады, то Философус сказал:
– Вы, науки, тоже мои дети. Я не собираюсь делать вам плохо. Вы не отправитесь в тюрьму. Просто теперь вы будете работать вместе с моими детьми. Вам просто придется уважать их и ценить, а они будут уважать и ценить вас. Оставьте в стороне научное тщеславие. Познание – это общее дело для человечества. Восстаньте, науки! Не нужно злобы! Не нужно сарказма. Нужно просто уважат друг друга. Нужно уважать природу и общество. Нужно уважать мысль. Тогда и природа, и общество, и мысль – будут уважать вас.


Приложенные файлы

  • docx 23613890
    Размер файла: 23 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий