27. Изменения в советской внешней политике в 30-е гг. Заключение советско-французского и советско-чехословацкого договоров о..


События 16 марта 1935 г. резко изменили политическую атмосферу во Франции. В ответ на вызов немцев на волне всеобщего возмущения Лаваль был вынужден принять решение и подписать договор о взаимопомощи с СССР, о чем было публично объявлено накануне конференции в Стрезе. Однако это решение вовсе не означало принципиальной перемены во внешней политике Парижа. Проходившие в течение апреля 1935 г. советско-французские переговоры по согласованию текста договора оказались весьма нелегкими. Французская сторона настаивала на том, чтобы договор о взаимопомощи с Советским Союзом был жестко привязан к Уставу Лиги Наций и мог вступить в действие только с одобрения ее Совета. Это означало, что Лаваль не желает заключать с СССР подлинный оборонительный союз, а стремится получить лишь средство политического давления на Германию с целью принудить ее считаться с Францией.
Однако в Кремле не хотели идти на уступки французам и настаивали на автоматическом вступлении договора в действие в случае агрессии. Когда советско-французские споры достигли наибольшего накала, Лаваль ясно дал понять, что не примет советский проект договора.Заявление Лаваля ясно свидетельствовало о том, что французское руководство недооценивало всей глубины произошедших в Европе перемен и было не готово к радикальному повороту в своей политике, надеясь старыми методами удержать ситуацию в рамках существующего международного порядка. Тем не менее и в Париже, и в Москве заключение двустороннего договора считали политически выгодным. В итоге сторонам все же удалось прийти к согласию и выработать взаимоприемлемый документ.
Договор о взаимной помощи между Советским Союзом и Францией был подписан в Париже 2 мая 1935 г. Статья 1 договора предусматривала проведение консультаций между двумя странами в случае, если для одной из них возникала бы угроза нападения со стороны какой-либо европейской державы. В статье 2 говорилось, что если «СССР или Франция явились бы... предметом невызванного нападения со стороны какого-либо европейского государства, Франция и взаимно СССР окажут друг другу немедленно помощь и поддержку». Вместе с тем помощь должна была оказываться только после того, как Совет Лиги Наций квалифицировал акцию третьей державы как агрессию; иными словами, обязательство о взаимопомощи не вступало в силу автоматически. Советской стороне удалось настоять лишь на включении в протокол подписания положения, согласно которому в случае, «если... Совет не вынесет по той или иной причине никакой рекомендации, и если он не достигнет единогласия, то обязательство помощи тем не менее будет выполнено». Действие пакта ограничивалось пределами Европы, поскольку французская сторона не желала быть втянутой в возможный советско-японский конфликт.
В протоколе подписания подчеркивалось, что договор явился результатом переговоров, начатых с целью заключения многостороннего соглашения о безопасности с участием ряда европейских стран, в том числе и Германии. И хотя такое соглашение не было достигнуто, СССР и Франция по-прежнему считали его крайне желательным. 13—15 мая 1935 г. Лаваль посетил с официальным визитом Москву. В ходе его переговоров с советскими руководителями стороны вновь подтвердили приверженность курсу на коллективную безопасность. В этой связи была отмечена необходимость разработки и подписания военной конвенции, которая конкретизировала бы формы предоставления и объемы военной помощи. 16 мая 1935 г. в Праге был подписан договор о взаимопомощи между Советским Союзом и Чехословакией. Он был идентичен советско-французскому, за исключением статьи 2 протокола подписания, предусматривавшей, что СССР сможет оказать помощь Чехословакии только в том случае, если помощь ей окажет и Франция. Данное положение было включено в протокол по инициативе советской стороны. «Я сделал это, — вспоминал впоследствии Литвинов, — ибо считал невыгодным для СССР брать на себя столь тяжелое обязательство, если он будет вынужден один на один воевать с Германией лишь при незначительной помощи, которую способна оказать Чехословакия. Бенеш не возражал против моей оговорки». В то же время предоставление Советским Союзом военной помощи Чехословакии было затруднено ввиду отсутствия общей границы между двумя странами. Красная армия могла попасть в союзное государство, только пройдя через территорию Польши или Румынии, а их согласие на проход советских войск еще предстояло получить. Что касается помощи Франции, Чехословакия могла рассчитывать на нее в соответствии с двусторонним договором о взаимопомощи, заключенным в 1925 г. в Локарно.
Характеризуя подписанный договор, Литвинов отмечал: «Хотя действительная помощь по пакту проблематична с французской стороны — вследствие подчинения ее Локарно и решениям Совета Лиги Наций, а с нашей — вследствие отсутствия [общих] границ, пакт будет иметь большое политическое значение в качестве фактора, уменьшающего соблазн нападения со стороны Германии»2. После заключения договоров о взаимопомощи советское руководство продолжило линию на сближение с Францией. Политбюро ЦК ВКП(б) поддержало демарш Парижа, нацеленный на продолжение переговоров о Восточном пакте. Данное решение свидетельствовало о том, что в Москве не теряли надежды совместно с Францией бороться за укрепление международной безопасности и противостоять угрозе войны в Европе.

Приложенные файлы

  • docx 23554454
    Размер файла: 17 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий