33. Внешняя политика США в отношении стран Латинской Америки в 20-30-е годы XX века.


Вернувшись к «доктрине Монро», республиканская администрация США попыталась придать новый импульс развитию панамериканского процесса. В 1923 г. после длительного перерыва, вызванного Первой мировой войной, в Сантьяго состоялась V Панамериканская конференция (первоначально она намечалась на 1915 г.). В ней приняли участие 18 из 21 государства континента (Боливия и Перу бойкотировали встречу из-за нерешенности их территориального спора с Чили, а революционное левое правительство Мексики — в знак протеста против диктата США в Панамериканском союзе). На конференции по инициативе министра иностранных дел Парагвая М. Гондра был заключен договор о предотвращении конфликтов между американскими государствами.Международный арбитраж не был новым явлением для Латинской Америки.
Еще в конце XIX в. с его помощью был урегулирован целый ряд территориальных споров, а в 1915 г. Аргентина, Бразилия и Чили подписали трехсторонний договор, который предусматривал разрешение любых конфликтов между этими странами посредством арбитража. США поддержали «договор Гондра», так как он ограничивал роль и влияние Лиги Наций, исключая возможность участия неамериканских государств в третейском разбирательстве. Договор был подписан пятнадцатью странами; впоследствии к нему присоединились еще пять государств. Четыре страны, в том числе Аргентина, впоследствии договор не ратифицировали, усмотрев в нем посягательство на свой суверенитет. Арбитражная процедура, установленная в «договоре Гондра», применялась в 1930-е годы в ходе мирного урегулирования двух войн: Боливии с Парагваем и Перу с Колумбией. В то же время чилийско-перуанский территориальный спор вокруг провинций Такна и Арика хотя и был разрешен с помощью арбитражной процедуры, но в обход «договора Гондра». В данном случае в роли арбитра выступил президент США К. Кулидж, предложивший организовать в спорных областях референдум. Чили уклонилась от его проведения и в 1929 г. заявила о своем согласии передать Такну Перу, оставив себе Арику, и даже выделить коридор к Тихому океану для Боливии.
Перу в целом приняла этот план, после чего в 1929 г. дипломатические отношения между двумя странами были восстановлены. Вместе с тем из-за противодействия перуанской стороны Боливия выхода к океану так и не получила; ей лишь было предоставлено право эксплуатации ведущей к океану железной дороги.
На конференции в Сантьяго проявилась озабоченность ряда государств возвращением США к «доктрине Монро». В отказе Вашингтона от участия в Лиге Наций они не без оснований усматривали его стремление сохранить свободу рук для новых интервенций в Центральной Америке. Поэтому большой резонанс вызвало предложение Уругвая о преобразовании
Панамериканского союза в континентальную Лигу Наций, которая основывалась бы на принципах равноправия и уважения суверенитета всех ее участников, ограждая их не только от агрессии извне, но и от «империалистических тенденций в собственной среде». Однако Соединенные Штаты, заручившись голосами зависимых от них малых центральноамериканских государств, заблокировали этот проект. По их инициативе в 1923 г., вскоре после форума в Сантьяго, пять республик Центральной Америки подписали в Вашингтоне договор о мире и дружбе, в котором был зафиксирован принцип непризнания правительств, пришедших к власти революционным путем. США выступили в роли гаранта этого договора и были наделены правом вмешательства в дела подписавших его стран «во имя сохранения мира и порядка».
Проблема «права на интервенцию» и пределов допустимого вмешательства во внутренние дела заняла центральное место на VI конференции Панамериканского союза, состоявшейся в 1928 г. в Гаване. Она проходила на фоне американской вооруженной интервенции в Никарагуа, вызвавшей новый всплеск антиамериканских настроений. Вмешавшись в 1926 г. в идущую в этой стране гражданскую войну, Соединенные Штаты столкнулись с сильным повстанческим движением, возглавляемым популярным полевым командиром А. Сандино. Его отряды развернули против 12-тысячного американского корпуса настоящую партизанскую войну, длившуюся более шести лет.
Несколько государств региона выступили с протестом против действий американцев, а Мексика предоставила сандинистам военную и финансовую помощь. На фоне этих драматических событий обещание прибывшего в Гавану Кулиджа уважать суверенитет малых стран было встречено с явным недоверием.
Сальвадор предложил принять специальную резолюцию, запрещавшую американским государствам вмешиваться во внутренние дела друг друга. Его инициативу поддержали Аргентина, Мексика, Колумбия и некоторые другие страны, но она все же не набрала большинства голосов. Возражая против ее принятия, американский представитель Юз предложил «отличать простую интервенцию от дружественной».
С Юзом солидаризовались и некоторые латиноамериканские страны, посчитавшие, что иностранная интервенция допустима для подавления революций.
В Гаване был принят Устав Панамериканского союза. В нем была определена сфера компетенции этой организации: развитие экономического сотрудничества, проведение политических консультаций и обмен информацией. В Уставе не нашел отражения принцип невмешательства во внутренние дела. В развитие «договора Гондра» на конференции по инициативе США была также принята резолюция об обязательном характере арбитражного разбирательства межгосударственных споров. Она была призвана повысить значение Панамериканского союза как альтернативы Лиги Наций. В 1920-е годы американцам удалось значительно укрепить свое экономическое влияние в Латинской Америке — их инвестиции в ее экономику выросли в 4,5 раза и сравнялись с британскими. В то же время политические позиции Вашингтона в регионе заметно пошатнулись: авторитет и доверие к Соединенным Штатам были подорваны их многочисленными вооруженными интервенциями. Новый президент Г. Гувер, совершавший в 1929 г. большую поездку по Латинской Америке, столкнулся с необычно холодным приемом (в Аргентине на него даже было совершено покушение). «Никогда еще у США не было так мало друзей в Западном полушарии, как сейчас», — констатировал в 1929 г. Ф. Рузвельт, претендент на президентский пост от Демократической партии.
Мировой экономический кризис, разразившийся на рубеже 1920— 1930-х годов, больно ударил по латиноамериканским странам. Их валовой внутренний продукт уменьшился почти в два раза, а объем внешней торговли—в три раза. Бразилия, Боливия, Перу, Уругвай и Чили объявили дефолт (финансовое банкротство), а еще несколько государств ввели частичный мораторий на выплату иностранных долгов. Кризис нанес огромный ущерб и межамериканским связям. В 1930-е годы объем торговли США с Латинской Америкой уменьшился в четыре раза, а инвестиции сократились на 40%. Пришедший в Белый дом на пике Великой депрессии новый президент США Ф. Рузвельт был убежден, что традиционная политика силового вмешательства, проводимая республиканцами в 1920-е годы, устарела и доказала свою неэффективность: попытки насаждения демократии в «банановых республиках» с помощью морской пехоты лишь провоцировали дальнейший рост антиамериканских настроений. В марте 1933 г. в своей инаугурационной речи Рузвельт провозгласил начало «новой эры» в отношениях с Латинской
Америкой и переход США к политике «доброго соседа». Разъясняя позже этот тезис, он заявил, что США отказываются от практики произвольного вмешательства в дела других американских государств и их политика отныне «будет несовместима с интервенцией». Не отвергая полностью силовые методы, Рузвельт подчеркнул, что любые интервенции должны иметь панамериканский мандат и носить коллективный характер: «руку помощи нужно протягивать от имени всей Америки».
Политика «доброго соседа» стала центральной темой обсуждения на VII Панамериканской конференции, состоявшейся в декабре 1933 г. в Монтевидео. За три месяца до ее открытия Аргентина, Бразилия, Мексика, Чили, Парагвай и Уругвай по инициативе аргентинского министра иностранных дел Сааведра Ламаса подписали Южноамериканский антивоенный договор («пакт Сааведра Ламаса»). Все его участники обязались «никогда не прибегать к вооруженной или дипломатической интервенции» друг против друга. На форуме в Монтевидео Соединенным Штатам было предложено присоединиться к этому договору. Глава американской делегации государственный секретарь К. Хэлл, подтвердив приверженность новой демократической администрации политике «доброго соседа», ответил согласием. «Пакт Сааведра Ламаса» был включен в Заключительный акт конференции, подписанный всеми ее участниками. К 1936 г. он был ратифицирован США и всеми странами Латинской Америки, после чего вступил в силу. Впоследствии к нему присоединился и ряд европейских стран.
По предложению Кубы и Гаити на конференции в Монтевидео была также подписана Конвенция о правах и обязанностях государств — своего рода панамериканский «кодекс поведения». В нее была включена статья 8 о невмешательстве американских государств во внутренние дела друг друга. Таким образом, принцип отказа от интервенций, выдвинутый Рузвельтом, превратился из односторонней политической декларации США в их международно-правовое обязательство в рамках латиноамериканской системы международных отношений.
Практическим следствием политики «доброго соседа» стал пересмотр отношений США с рядом соседних стран: Кубой, Гаити, Никарагуа, Панамой. На Кубе администрация Рузвельта отказалась от проводимого республиканцами курса на безусловную поддержку правившего здесь с 1925 г. диктатора Мачадо, который установил на острове один из самых жестоких режимов в истории Латинской Америки. Назначенный послом в Гавану друг Рузвельта С. Уэллес принялся настойчиво убеждать Мачадо подать в отставку. Поскольку диктатор упорствовал и даже потребовал высылки американского посла, Уэллес обратился за помощью к кубинской армии. В августе 1933 г. на острове вспыхнула революция; за всеобщей стачкой последовал военный переворот. Мачадо бежал из страны. Однако революция 1933—1935 гг. не внесла принципиальных изменений в жизнь Кубы. На смену режиму Мачадо пришло хотя и менее одиозное, но все же авторитарное и коррумпированное правительство. В мае 1934 г. новыми властями был подписан американо-кубинский договор, отменивший «поправку Платта». США отказались от «права на интервенцию» и признали, чтобы Куба может заключать договоры с другими странами без их согласия. Американский протекторат над Кубой был отменен. В ноябре 1934 г. войска США были выведены с Гаити, который фактически был оккупирован ими с 1915 г. За это время американцам так и не удалось создать на этом острове стабильное демократическое правительство. В январе 1933 г., несмотря на сохранявшуюся угрозу победы сандинистов, американский экспедиционный корпус по приказу Рузвельта покинул Никарагуа. В 1934 г., уже без прямого военного участия США, повстанческое движение было разгромлено правительственными силами, а Сандино убит. В 1936 г. к власти в Никарагуа пришел диктатор А. Сомоса, сделавший во внешней политике беспроигрышную ставку на Вашингтон, что не раз давало ему индульгенцию в беспощадной борьбе с политическими противниками.
Такая оценка, бесспорно, могла бы подойти и ко многим другим латиноамериканским правителям. Клан Сомосы оставался у власти в Никарагуа вплоть до 1979 г. В рамках политики «доброго соседа» значительные сдвиги произошли в отношениях США и Панамы. В 1934 г. эту страну с официальным визитом посетил Рузвельт, а в 1936 г. после сложных переговоров был наконец подписан новый двусторонний договор, заменивший кабальное соглашение 1903 г. США формально отказались от роли «гаранта независимости и свободы Панамы» и вытекавшего из нее «права на интервенцию». Они увеличили ежегодные рентные платежи за использование «зоны канала», а также согласились на создание проходящего через нее сухопутного коридора, соединившего обе части Панамы. Новый договор подвергся резким нападкам со стороны республиканской оппозиции. Конгресс ратифицировал его только в 1939 г., сделав при этом оговорку, согласно которой США оставляли за собой право использовать войска «для защиты зоны канала при чрезвычайных обстоятельствах» без консультаций с панамским правительством. Непростым испытанием для политики «доброго соседа» явился кризис 1938 г. в отношениях США и Мексики. Он разразился после того, как левое правительство президента Л. Карденаса, развернувшее борьбу с экономической олигархией, приняло решение о национализации собственности 14 американских и англо-голландских нефтяных компаний. Администрация Рузвельта проигнорировала призывы республиканцев к силовому вмешательству и признала право Мексики на национализацию при условии выплаты денежной компенсации бывшим собственникам. Это решение, больше, чем любое другое, помогло изменить к лучшему восприятие США в латиноамериканских обществах. Великобритания, напротив, отказалась последовать примеру Вашингтона, после чего Мексика разорвала с ней дипломатические отношения. Вслед за Мексикой целый ряд других государств — Аргентина, Бразилия, Венесуэла, Перу, Чили — принял законы, ограничивающие или запрещающие участие иностранного капитала в национальной нефтяной промышленности.
Подводя итоги перестройки отношений с американскими государствами на более равноправных началах, администрация Рузвельта официально отказалась от роли гаранта многостороннего договора 1923 г. о мире и дружбе со странами Центральной Америки, который предусматривал непризнание правительств, пришедших к власти революционным путем.

Приложенные файлы

  • docx 23535023
    Размер файла: 24 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий